1209 ст гк рф

Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя.

2. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны.

3. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.

4. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Комментарий к статье 1209 Гражданского Кодекса РФ

1. Российское частное право не предусматривает возможности выбора сторонами договора права, применимого к форме сделки; предписания коммент. ст. являются императивными. Вместе с тем определенную свободу выбора сторонам предоставляет возможность указания в соответствующем документе места его совершения.

В п. 1 сформулировано общее правило о подчинении формы сделки закону места ее совершения — locus regit formam actus, а в п. п. 2 и 3 — специальные нормы применительно к отдельным видам сделок. Следует учитывать, что сделкой является не только заключение договора, но и его изменение, расторжение, а также односторонние сделки, требования к форме которых также определяются по правилам коммент. ст., за некоторыми исключениями. Так, коллизионные нормы в отношении такой односторонней сделки, как завещание (его отмена), содержатся в п. 2 ст. 1224 ГК. Форма таких юридических актов, как отмена доверенности (или отказ от нее), должна определяться в порядке ст. 1217 ГК — по праву страны, где была изначально выдана доверенность.

2. При заключении договора между присутствующими требования к форме следует определять, как правило, по месту их фактического нахождения.

При совершении сделки путем обмена корреспонденцией вопросы формы следует решать применительно к договору в целом (а не отдельно применительно к форме акцепта и оферте). При этом преимущественное значение имеет место, указанное сторонами в договоре (ст. 444 ГК), а при отсутствии такового — место жительства (нахождения) стороны, направившей оферту. Вместе с тем в ряде случаев следует руководствоваться местом осуществления основной деятельности оферента (либо лица, совершившего одностороннюю сделку) либо его фактической дислокации в этот момент.

3. По праву места совершения сделки определяются требования не только к форме сделки, но и к порядку ее заключения (см. Определение ВАС от 5 марта 2007 г. N 16036/06 по делу N А40-63779/04-27-306), а равно последствия их несоблюдения. Иностранное законодательство может требовать соблюдения формальностей, неизвестных российскому праву (совершение в форме договора «за печатью», на гербовой бумаге или бланке оплаты гербового сбора и т.д.). Вне зависимости от места заключения такой сделки и выбранного сторонами обязательственного статута специальные предписания иностранного правопорядка по вопросу формы, порядка заключения таких договоров и последствиям несоблюдения этих формальностей не применяются — необходимо лишь выполнения требований российского права.

Данный подход следует использовать для решения вопросов доказывания факта совершения сделки, в случае если подобные вопросы входят в материальный статут соответствующей территории.

4. Альтернативная диспозиция п. 1 ст. 1209 допускает соблюдение менее строгих требований относительно формы сделки одного из поименованных правопорядков (favor negotii): право места совершения сделки либо российское право, если сделка совершена за границей. В целях содействия стабильности гражданского оборота следовало бы использовать в качестве дополнительной альтернативной коллизионной привязки отсылку к праву, регулирующему существо обязательства (lex causae). Данный подход закреплен в отдельных двусторонних договорах Российской Федерации с иностранными государствами о правовой помощи (в частности, с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Польшей) и позволяет избежать сложностей, связанных с выделением вопросов формы из сферы действия права, регламентирующего права и обязанности сторон по сделке.

В настоящее время нарушение требования о письменной форме внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность (п. 3 ст. 162 ГК). В судебной практике обменом письменной формой признаются обмен сообщениями по факсимильной связи (см. Определение ВАС от 26 марта 2009 г. N ВАС-3677/09 по делу N А60-8088/2008-С6; Определение ВАС от 26 февраля 2009 г. N 16894/08 по делу N А53-11666/2008-С2-42) и другие телекоммуникационные системы, позволяющие достоверно установить лицо, отправившее сообщение. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи под письменной формой понимает в том числе сообщения по телеграфу и телетайпу.

5. По смыслу п. 2 применительно к имеющим российский элемент отношениям физических лиц, не имеющих статуса предпринимателя, а равно иностранных юридических лиц действуют правила п. п. 1 и 3 (см. Определение ВАС от 5 марта 2007 г. N 16036/06 по делу N А40-63779/04-27-306).

Российским юридическим лицом для целей п. 2 надо считать коммерческую или некоммерческую организацию, созданную в соответствии с законодательством Российской Федерации и имеющую постоянное местонахождение в России. По вопросу определения личного закона физического лица см. ст. 1195 ГК.

6. В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации от 7 октября 2009 г. (одобрена решением Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте РФ) предлагается отказаться от выделения особых последствий несоблюдения простой письменной формы для внешнеэкономических сделок, как неоправданных в современных условиях и ставящих стороны таких сделок в неравное положение по сравнению с участниками обычных сделок. С реализацией данного предложения п. 2 ст. 1209 будет работать лишь в случаях, когда российское законодательство предусматривает специальные, повышенные требования к форме сделки и последствиям ее несоблюдения (соглашение о неустойке, залоге, коммерческой концессии и т.п.).

7. Для целей п. 3 квалификация имущества как недвижимого должна осуществляться по праву страны, где имущество находится (п. 2 ст. 1205 ГК).

Форма договора о залоге зданий, сооружений, предприятий, земельных участков и других объектов, находящихся на территории Российской Федерации, а также железнодорожного подвижного состава, гражданских воздушных, морских и речных судов, космических объектов, зарегистрированных в Российской Федерации, независимо от места заключения такого договора определяется законодательством Российской Федерации (п. 5 ст. 10 Закона о залоге).

Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя.

2. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны.

3. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.

4. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Комментарий к Ст. 1209 ГК РФ

1. Положения комментируемой статьи не новы. В Основах гражданского законодательства 1991 г. (ст. 165) содержались аналогичные коллизионные нормы. Правда, в отношении формы внешнеэкономических сделок, заключаемых советскими юридическими лицами и гражданами независимо от места совершения этих сделок, действовала привязка к законодательству Союза ССР.

Подобные коллизионные привязки закреплены во многих международных договорах. В частности, в п. п. «г», «д» ст. 11 Соглашения от 20 марта 1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» установлено, что форма сделки определяется по законодательству места ее совершения. Форма сделок по поводу строений, другого недвижимого имущества и прав на него определяется по законодательству места нахождения такого имущества, а форма и срок действия доверенности определяются по законодательству государства, на территории которого выдана доверенность. Статьи 39, 40 Минской конвенции о правовой помощи стран СНГ повторяют данные положения.

2. Комментируемая статья применяется как к односторонним сделкам, так и к договорам независимо от того, указаны они в настоящей главе или нет. В соответствии с принципом свободы договора стороны могут заключить в том числе и непоименованный договор.

3. Основная коллизионная привязка отсылает к праву места совершения сделки. Так, местом совершения сделки в нотариальной форме является место ее удостоверения у нотариуса. Несмотря на то что государственная регистрация не порождает новую форму сделки, требование о государственной регистрации должно также подчиняться праву места ее совершения; для недвижимого имущества это страна нахождения недвижимого имущества, внесения недвижимого имущества в государственный реестр.

Местом совершения сделки определяются и понятие сделки, ее форма, реквизиты, государственная регистрация с учетом других требований к оформлению сделки. Так, в соответствии со п. 1 ст. 160 ГК РФ законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки, что свидетельствует о применении в Российской Федерации к требованиям о печати, бланке сделки требований права места ее совершения.

За рубежом могут быть предусмотрены и другие требования. Так, при рассмотрении вопроса о несоответствии договора, заключенного на территории Российской Федерации, и передаточного распоряжения законодательству острова Мэн арбитражный суд со ссылкой на п. 1 ст. 1209 ГК РФ сделал вывод, что российское право не устанавливает такой специальной формы документа, как «договор за печатью», соответственно специальные требования к порядку заключения таких договоров и последствия заключения договора в такой форме, определенные законодательством острова Мэн, к рассматриваемому договору не применяются .

———————————
Определение ВАС РФ от 5 марта 2007 г. N 16036/06 по делу N А40-63779/04-27-306.

4. Требования российского права к форме сделок предусмотрены как ст. ст. 158 — 164 ГК РФ, так и другими нормативными правовыми актами. Применительно к отдельным видам сделок в законодательстве могут содержаться иные коллизионные привязки, например в отношении завещания (см. комментарий к ст. 1224 ГК).

5. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен внешнеэкономическим сделкам, понятие которых в законодательстве отсутствует.

В Федеральном законе от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» дается понятие внешнеэкономической деятельности, под которой понимается внешнеторговая, инвестиционная и иная деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них).

———————————
Собрание законодательства РФ. 1999. N 30. Ст. 3774.

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» приводит понятие внешнеторговой деятельности как деятельности по осуществлению сделок в области внешней торговли товарами, услугами, информацией и интеллектуальной собственностью. В науке выделяют самые разнообразные признаки внешнеэкономической сделки, из которых выводится ее понятие .

———————————
См., например: Зыкин И.С. Внешнеэкономические операции: право и практика. М., 1994. С. 72; Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3 т. Т. 1. М.: Спарк, 2002. С. 446; Звеков В.П. Международное частное право: Учебник. М., 2004. С. 360 — 361; и др.

Обобщая различные точки зрения и обращаясь к Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., применяемой к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, целесообразно в качестве двух основных признаков внешнеэкономической сделки выделить:

— ведение участниками сделки предпринимательской деятельности на территории разных государств;

— связь с перемещением имущества (в широком смысле слова) через государственные границы.

Как отмечается в п. 2 ст. 1 Венской конвенции, то обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не принимается во внимание, если это не вытекает ни из их договора, ни из имевших место до или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией между сторонами.

Было бы целесообразно в законодательстве использовать термин «сделка, осложненная иностранным элементом», охватывающий сделки с участием субъектов предпринимательской деятельности, и выделять ее подвиды, например внешнеторговую сделку, т.е. сделку, связанную с перемещением товара через государственные границы, заключаемую между субъектами предпринимательской деятельности, и другие виды сделок.

6. Требование п. 2 комментируемой статьи корреспондирует п. 3 ст. 162 ГК РФ, в котором установлены последствия несоблюдения простой письменной формы внешнеэкономической сделки. Такая сделка является недействительной. Как отмечается в Концепции развития гражданского законодательства, «данное правило было введено в отечественный правопорядок в условиях государственной монополии внешней торговли и отражало особое отношение государства к внешнеэкономическим сделкам. В настоящее время подобное регулирование является редкостью среди развитых правопорядков. Выделение особых последствий несоблюдения простой письменной формы для внешнеэкономических сделок по сравнению с обычными сделками в современных рыночных условиях ничем не оправданно и ставит стороны внешнеэкономических сделок в неравное положение по сравнению со сторонами обычных сделок». При исключении п. 3 из ст. 162 ГК РФ, как предлагается Концепцией, необходимость в норме п. 2 настоящей статьи в целом отпадет, учитывая, что не всегда однозначно можно определить, является сделка внешнеэкономической или нет.

Формально не утратило силу письмо ЦБ РФ от 15 июля 1996 г. N 300 «О Рекомендациях по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов» , содержащее требования к реквизитам внешнеэкономических сделок, призванных обеспечить защиту государственных интересов и интересов российских предприятий при осуществлении внешнеэкономической деятельности, а по существу — основные (не только существенные) условия договоров.

———————————
Вестник Банка России. 1996. N 33.

7. Положения Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. менее жестки к форме сделки по сравнению с российским законодательством. Согласно ст. 11 Конвенции не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.

———————————
Вестник ВАС РФ. 1994. N 1.

Учитывая нормы ст. 12 Венской конвенции, Российская Федерация (в 1990 г. — СССР) присоединилась к Конвенции с оговоркой о неприменении ст. 11, т.е. об императивном характере письменной формы сделки. Любое положение ст. ст. 11, 29 или ч. II настоящей Конвенции, которое допускает, чтобы договор купли-продажи, его изменение или прекращение соглашением сторон либо оферта, акцепт или любое иное выражение намерения совершались не в письменной, а в любой форме, неприменимо, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие в Договаривающемся Государстве, сделавшем заявление на основании ст. 96 настоящей Конвенции. Стороны не могут отступать от настоящей статьи или изменять ее действие.

При этом из ст. 13 Конвенции следует, что под «письменной формой» договора понимаются также сообщения по телеграфу и телетайпу. Заключение внешнеэкономического договора посредством передачи документов по факсимильной связи не влечет признания его недействительным в связи с несоблюдением формы договора. Это положение корреспондирует п. 2 ст. 434 ГК РФ, согласно которому договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

8. Согласно п. 3 рассматриваемой статьи форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — российскому праву. (Об отнесении имущества к недвижимому см. комментарий к ст. 1205 ГК.) Это положение охватывает и требования к государственной регистрации сделки. Согласно п. 1 ст. 164 ГК РФ сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных ст. 131 ГК РФ и Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

К сделкам, подлежащим государственной регистрации, в отношении недвижимого имущества, находящегося в Российской Федерации, относятся:

— договор об ипотеке — залоге недвижимого имущества (ст. 339 ГК);

— договор продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры (п. 2 ст. 558 ГК);

— договор продажи предприятия (п. 3 ст. 560 ГК);

— договор дарения недвижимого имущества (п. 3 ст. 574 ГК);

— договор ренты, объектом которого является недвижимость (ст. 584 ГК);

— договор пожизненного содержания с иждивением (ст. 601 ГК);

— договор аренды недвижимого имущества, если иное не установлено законом (п. 2 ст. 609, п. 2 ст. 651 ГК);

— договор аренды предприятия (п. 2 ст. 658 ГК);

— договор доверительного управления недвижимым имуществом (п. 2 ст. 1017 ГК).

Аналогичное требование подлежит применению и к договору участия в долевом строительстве (ст. 17 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» ).

———————————
Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40.

Независимо от гражданства и места жительства участников сделки такой договор подлежит регистрации, поскольку объект недвижимого имущества внесен в государственный реестр прав на недвижимое имущество.

Подобное требование должно быть учтено применительно не только к недвижимости, но и к зарегистрированным в Российской Федерации результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, в частности к договорам коммерческой концессии (п. 2 ст. 1028 ГК); договорам об отчуждении исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, подлежащие государственной регистрации (п. п. 2, 3 ст. 1232 ГК); лицензионным и сублицензионным договорам в отношении результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, подлежащих государственной регистрации (п. п. 2, 3 ст. 1232 ГК); договорам залога в отношении результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, подлежащих государственной регистрации (п. п. 2, 3 ст. 1232 ГК).

Статья 1209 (ГК РФ) Право, подлежащее применению к форме сделки

ч. 1. Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

ч. 2. Форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Это правило применяется и в случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со статьей 1195 настоящего Кодекса является российское право.

ч. 3. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки

1. Форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Однако сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

2. Форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Это правило применяется и в случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со статьей 1195 настоящего Кодекса является российское право.

3. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Статья 1209. Право, подлежащее применению к форме сделки

СТ 1209 ГК РФ

1. Форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке. Однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки. Совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

Правила, предусмотренные абзацем первым настоящего пункта, применяются и к форме доверенности.

При наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 1212 настоящего Кодекса, к форме договора с участием потребителя по его выбору применяется право страны места жительства потребителя.

2. Если право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, форма таких договора или сделки подчиняется праву этой страны.

3. Если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в Российской Федерации, форма такой сделки подчиняется российскому праву.

4. Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву.

Комментарий к Ст. 1209 Гражданского кодекса РФ

В соответствии с комментируемой статьей определяется право, подлежащее применению к форме сделки. Ранее подобные коллизионные нормы содержались в п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР и ст. 565 ГК РСФСР. Комментируемая статья Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ изложена полностью в новой редакции, о чем подробнее сказано ниже.

Часть 1 п. 1 комментируемой статьи в прежней (первоначальной) редакции устанавливала, что форма сделки подчиняется праву места ее совершения. При этом предусматривалось, что сделка, совершенная за границей, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права. Такие же положения до введения в действие части третьей ГК РФ устанавливались частью 1 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР (но в них говорилось о требованиях советского, а не российского права) и частью ст. 565 ГК РСФСР (но в них говорилось о требованиях законодательства Союза ССР и данного Кодекса, а не о требованиях российского права).

В условиях действия данных положений п. 2.6 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации отмечено следующее: в комментируемой статье нашел проявление принцип альтернативного применения права разных стран путем признания достаточным соблюдения менее строгих требований касательно формы сделки одного из поименованных правопорядков (принцип favor negotii); в качестве таких правопорядков названы право места совершения сделки и российское право, если сделка совершена за границей; с учетом широко распространенного международного подхода предлагается использовать в качестве дополнительной альтернативной коллизионной привязки отсылку к праву, регулирующему существо обязательства (lex causae); такой подход уже закреплен в двусторонних договорах России с иностранными государствами о правовой помощи (в частности, с Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Кубой, Польшей).

С учетом этого в пояснительной записке к проекту Федерального закона N 47538-6 указано, что в отношении формы сделки предложено использовать в качестве общего правила альтернативную коллизионную привязку к праву, регулирующему существо обязательства; это позволяет, в частности, охватить единым правопорядком регулирование как прав и обязанностей сторон по сделке, так и ее формы.

Соответственно, в новой редакции ч. 1 п. 1 комментируемой статьи закреплены следующие положения: форма сделки подчиняется праву страны, подлежащему применению к самой сделке; однако сделка не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования права страны места совершения сделки к форме сделки; совершенная за границей сделка, хотя бы одной из сторон которой выступает лицо, чьим личным законом является российское право, не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если соблюдены требования российского права к форме сделки.

При этом в т.ч. использованы подходы, использованные в следующих коллизионных нормах § 1 и 2 ст. 11 «Формальная действительность» Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам («Рим I»):

договор, заключенный между лицами, которые или представители которых в момент его заключения находятся в одной стране, является действительным по форме, если он отвечает условиям в отношении формы, предусмотренным правом, которое регулирует его по существу согласно данному Регламенту, или правом страны, где он был заключен (§ 1);

договор, заключенный между лицами, которые или представители которых в момент его заключения находятся в разных странах, является действительным по форме, если он отвечает условиям в отношении формы, предусмотренным правом, которое регулирует его по существу согласно данному Регламенту, или правом страны, где в момент его заключения находится любая из сторон или ее представитель, или правом страны, где в этот момент имела свое обычное место жительства любая из сторон (§ 2).

Часть 2 п. 1 комментируемой статьи распространяет действие правил ч. 1 данного пункта к форме доверенности. Такое же правило содержалось и в ч. 2 п. 1 комментируемой статьи в прежней редакции. До введения в действие части третьей ГК РФ соответствующее регулирование содержалось в следующих положениях п. 3 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма и срок действия доверенности определяются по праву страны, где выдана доверенность; однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям советского права. Такие же положения содержались в ст. 566.1 ГК РСФСР, но в них вместо понятия «право» использовалось понятие «закон».

В российском праве требования к форме доверенности закреплены в ст. 185.1 «Удостоверение доверенности» части первой ГК РФ (статья введена Федеральным законом от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ), в соответствии с п. 1 которой доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, на подачу заявлений о государственной регистрации прав или сделок, а также на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом. Доверенностью согласно п. 1 ст. 185 данного Кодекса (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ) признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами.

Пункт 2 комментируемой статьи содержал коллизионную норму о форме внешнеэкономической сделки, которой устанавливалось, что форма такой сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву. Эта норма подлежала применению и в тех случаях, когда хотя бы одной из сторон такой сделки выступает осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, личным законом которого в соответствии со ст. 1195 комментируемого раздела является российское право. До введения в действие части третьей ГК РФ такое регулирование устанавливалось в ч. 2 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма внешнеэкономических сделок, совершаемых советскими юридическими лицами и гражданами, независимо от места совершения этих сделок определяется законодательством Союза ССР (это положение содержалось и в ч. 2 ст. 565 ГК РСФСР).

Данная коллизионная норма была призвана обеспечить соблюдение нормы п. 3 ст. 162 части первой ГК РФ, устанавливавшей, что несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет недействительность сделки. Как говорилось выше (см. коммент. к ст. 1192 Кодекса), указанная сверхимперативная норма п. 3 ст. 162 ГК РФ исключена, в связи с чем отпала необходимость в сохранении изложенной выше нормы п. 2 комментируемой статьи. Такое предложение излагалось в п. 2.7 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации.

Вместе с тем авторами проекта Федерального закона N 47538-6 наряду с исключением упомянутой специальной односторонней коллизионной нормы, касающейся формы внешнеэкономических сделок, в целях поддержания сбалансированности регулирования предложено включить нормы, предусматривающие необходимость соблюдения в соответствующих случаях требований к форме сделок, предъявляемых правом страны места жительства потребителя, правом страны места учреждения юридического лица, а также российским правом, если сделка либо возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в России.

Соответственно, Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ в новые редакции ч. 3 п. 1, п. 2 и 3 комментируемой статьи включены коллизионные нормы:

о форме договора с участием потребителя при наличии обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 1212 комментируемой главы. Эта норма предоставляет потребителю возможность выбрать право страны места жительства потребителя. В пункте, к которому сделана отсылка, понятие «потребитель» определено как физическое лицо, использующее, приобретающее или заказывающее либо имеющее намерение использовать, приобрести или заказать движимые вещи (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (ч. 3 п. 1);

о форме договора о создании юридического лица или сделки, связанной с осуществлением прав участника юридического лица, в случае, когда право страны места учреждения юридического лица содержит особые требования в отношении формы таких договора или сделки. Привязка этой нормы отсылает к праву этой страны (п. 2);

о форме сделки в случае, когда возникновение, переход, ограничение или прекращение прав по ней подлежит обязательной государственной регистрации в России. Привязка этой нормы отсылает к российскому праву (п. 3).

В российском праве общие положения о государственной регистрации сделок содержатся в ст. 164 части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ): в случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации (п. 1); сделка, предусматривающая изменение условий зарегистрированной сделки, подлежит государственной регистрации (п. 2).

Пункт 4 комментируемой статьи содержит коллизионную норму о форме сделки в отношении недвижимого имущества. Привязка этой нормы отсылает к праву страны, где находится недвижимое имущество, а в случае, если недвижимое имущество внесено в государственный реестр в России, — к российскому праву. Точно такая же коллизионная норма устанавливалась в п. 3 данной статьи в прежней (первоначальной) редакции. До введения в действие части третьей ГК РФ соответствующая норма содержалась в ч. 3 п. 1 ст. 165 Основ гражданского законодательства СССР: форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в СССР, подчиняется советскому праву. Таким же образом в ч. 3 ст. 565 ГК РСФСР устанавливалось, что форма сделок по поводу строений, находящихся в РСФСР, подчиняется законодательству Союза ССР и правилам данного Кодекса.

Подобное коллизионное регулирование закреплено в § 5 ст. 11 Регламента ЕС о праве, применимом к договорным обязательствам («Рим I»), согласно которому, несмотря на положения § 1 — 4 данной статьи, любой договор, имеющий предметом вещное право на недвижимое имущество или аренду недвижимого имущества, подчиняется правилам в отношении формы, предусмотренным правом страны, где находится недвижимое имущество, если согласно этому праву: a) данные правила подлежат соблюдению независимо от места заключения договора и независимо от того, какое право регулирует его по существу, и b) от данных правил не разрешается отступать посредством соглашения.

В российском праве предусмотрена государственная регистрация недвижимости. Общие положения о такой регистрации закреплены в ст. 131 части первой ГК РФ, согласно п. 1 которой (в ред. Федерального закона от 29 июня 2004 г. N 58-ФЗ ) право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Там же указано, что регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных данным Кодексом и иными законами. Основным актом, регламентирующим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, является Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» .
———————————
СЗ РФ. 2004. N 27. Ст. 2711.