А если взятку требует адвокат

Адвокатское мошенничество: как не стать жертвой адвоката

Главная страница → Советы адвоката → Адвокатское мошенничество: как не стать жертвой адвоката

В наше время, существует много видов и способов мошенничества, так же, существует не меньше людей, которые зарабатывают деньги путем мошенничества. Желание легко поживиться не обходит и адвокатов. Самым распространенным видом адвокатского мошенничества является взятка. По статистике, каждый совершеннолетний гражданин нашей страны хоть 1 раз в жизни давал взятку. Обычно, люби считают, что дача взятки – это чуть ли не главная функция адвоката, что решение суда зависит от того, как адвокат договориться с судьей при личной встрече. Такие мысли вызваны в первую очередь тем, что народ не доверяет следователь и судьям. Это неправильно. Пользуясь недоверием народа, адвокаты – мошенники частенько «надувают» своих клиентов. Когда адвокат говорит вам, что нужно там куда-то заплатить определенную сумму, и все будет хорошо, он, чаще всего, уже изначально не собирается ничего никому предавать, он просто хочет поиметь ваши деньги.

Теперь можно весь механизм мошенничества разложить по полочкам. Вообще, дача взятии следователю, а уж тем более судье – далеко не простое действие. Получая взятку, они рискуют лишится работы и сесть за решетку. Взятка в размере 1-3 тыс. долларов не может заведомо решить исход дела.( в крупных городах, это возможно в провинции). Если адвокат требует у вас взятку – это показатель его не профессионализма, хороший адвокат никогда не будет рисковать своей лицензией и репутацией, с помощью которых он сможет заработать законным путем намного больше денег. А каждый адвокат знает, что взятка – это уголовное преступление, так что сами делайте выводы.

Хороший адвокат зарабатывает деньги своей головой, а не мошенничеством и дачей взяток.

А что если вы дали адвокату нужную сумму, но ожидаемого эффекта не достигли? У него на это всегда похожие ответы: « Дело очень сложное, меня самого обманули», « Я-то деньги передал нужному человеку, не могу же я их обратно потребовать?»

90-е уже прошли, и остановить правильно возбужденное уголовное дело с помощью взятки – очень сложно, возбудить – легко. Такова в наше время правоохранительная система.

Что делать, если требуют взятку за экзамен или обучение

Нужно помнить, что ответственность за взятку несет и тот, кто ее получает, и тот, кто ее дает.

При этом своевременное добровольное сообщение о получении неправомерной выгоды освобождает от уголовной ответственности, напоминают в Министерстве юстиции Украины.

В соответствии со ст. 368 и ст. 369 Уголовного кодекса Украины неправомерная выгода охватывает как материальные предметы, так и неимущественные блага. А взятка — это разновидность материальной выгоды.

Получение взятки карается штрафом от 1000 до 1500 необлагаемых минимумов доходов (17000 — 25500 грн.), или арестом на срок от 3 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок от 2 до 4 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Если взятка в особо крупных размерах, и ее получает должностное лицо, занимающее особо ответственное положение, или есть предварительный сговор — ответственность усиливается.

За дачу взятки грозит штраф от 500 до 750 необлагаемых минимумов доходов (8500 — 12750 грн.) или ограничение свободы на срок от 2 до 4 лет, или лишением свободы на тот же срок.

Усиливается ответственность за повторную дачу взятки, подкуп должностного лица, которое занимает ответственное положение, или предварительный сговор.

Куда обращаться если требуют взятку в ВУЗе?

Если в вузе требуют взятку за сдачу экзамена или за обучение, давать ее не стоит, советуют в Минюсте. Вместо этого следует обратиться в орган студенческого самоуправления или профсоюза, а также сообщить руководству вуза.

Далее следует обратиться в правоохранительные органы, где объяснят, как вести себя дальше. Заявление в полицию нужно написать по месту нахождения высшего учебного заведения. Стоит подготовить доказательства — аудио- или видеозапись, показания друзей.

Кроме того, в Минюсте рекомендуют обратиться в Единый контакт-центр по телефону 0800213 103. Там могут оказать правовую консультацию.

Обойти коррупцию: как поставить «капкан» для судейской «лапы»

Расценки «хабарей» и советы от экс-судьи Зварича, осужденного за взятки

О коррупции в Украине говорят на всех уровнях и во всех областях жизни. Стало общим местом вспоминать о коррумпированности нашей судебной системы. Мол, ничего без взятки в суде не решишь. Разговоры эти ведутся со времен 90-х и по сей день. В этом году даже приняли специальный закон «О возобновлении доверия к судебной системе». Однако каких-то коренных изменений пока не видать. Есть мнения, что после Майдана судьи стали больше опасаться, а потому… взятки выросли в разы, компенсируя опасность. «Сегодня» опросила бывших и действующих судей, политологов, адвокатов в поисках панацеи от этой болезни нашей страны.

Адвокат, доктор права Иван Боднарук раскрыл нам «расценки» на «услуги» Фемиды и предложил неординарные пути решения коррупционной проблемы: «Определимся, что мы говорим не обо всех судьях, а о части из них (хотя коррумпирована вся система, как, впрочем, и в других областях нашей жизни). Самые крупные взятки в судебной системе — в хозяйственных и административных судах, ибо там часто речь идет о миллионных исках. По моей информации, взятки могут составлять от 10 до 30% от заявленной в иске суммы. В судах общей юрисдикции берут, например, за ускорение или, наоборот, затягивание какого-то процесса. Это касается и мелких админдел. Если дело несложное, скажем, развод супругов, то берут от 1 до 3 тысяч долларов за «скорость». Примерно $3000 обычно берут за решение бытовых споров по существу (например, за «нужное» решение по разделу имущества бывшей семьи). Есть и такой аспект, как решение об аресте имущества. Скажем, в суд обратился истец и заявил, что у него есть должник, надо наложить арест на то, что ему принадлежит, пока не распродал. Если судья взяточник, он может (через посредников, разумеется), обратиться к должнику и предложить: я не накладываю арест, а ты за это платишь от 5 до 10 тысяч долларов».

По словам Боднарука, очень разнятся расценки на такую «услугу», как избрание меры пресечения, не связанной с арестом и содержанием в СИЗО: «Тут многое зависит от того, какое преступление совершено, кем, какой резонанс и т. д. Как правило, решить вопрос можно за сумму, начиная от $10 000 и до $100 тысяч, хотя в отдельных случаях могут быть и миллионы, если речь идет об известных и богатых людях. А вот если человек уже в СИЗО и надо изменить меру пресечения, чтобы он вышел на свободу, то это обходится от $100 000 до $200 000 (но и тут подход индивидуальный). Так же, а иногда и дороже, стоит выйти уже осужденному человеку на волю. Это тоже возможно по решению суда, суммы колеблются от $100 тысяч до $1—2 млн».

Особо дорого, по данным адвоката, обходится будущему судье само желание стать служителем Фемиды или попасть в определенный суд: «Называют фантастические суммы — от 300 тысяч долларов до 10 миллионов! Все зависит, конечно, от того, в какой суд желает устроиться соискатель, какие там перспективы в смысле взяток».

ЧТО ДЕЛАТЬ? По мнению Боднарука, надо ввести полноценный суд присяжных — их должно быть не менее 12 человек, а не 3—5, как сейчас: «И это должны быть образованные, с высоким уровнем культуры люди, понимающие, какую ответственность берут на себя. Я бы также предложил вообще упразднить Высший специализированный суд, а также Верховный суд в смысле принятия кассационных решений. Пусть бы ВС существовал только как центр вынесения основополагающих решений, служащих указателем для работы всех других судов. Но ВС не должен принимать решений по конкретным делам. Так во многих развитых странах, где суды наивысшего уровня только обучают судей, но сами судьбы людей или учреждений не решают. Освободившиеся судьи высокой квалификации могли бы пойти работать в суды присяжных. Судьями, на мой взгляд, вообще должны становиться люди, имеющие стаж не менее пяти лет, причем именно в судебной системе, пусть даже на технических должностях, вроде секретаря суда. Тогда они буду понимать, как вообще работает система изнутри, и меньше «ломать» дров. И по возрасту судье должно быть не менее 30 лет. Это означает определенный жизненный опыт.

На мой взгляд, должно быть так: суд первой инстанции (районный), апелляция, а потом, если решение не устраивает, — Евросуд по правам человека (ЕСПЧ). Этого достаточно. На Западе в Евросуд обращаются, причем бесплатно, даже бомжи. Скажем, кто-то сломал картонную коробку, в которой бомж обитал. Это — нарушение права на жилище, и такие прецеденты есть. Бомж может получить компенсацию от государства, которое призвано охранять его интересы. Если убрать у нас кассацию, человек достаточно быстро может получить решение Евросуда, от силы за полгода. Пока же на кассационную инстанцию уходят годы, а без этого обратиться в ЕСПЧ нельзя».

АДВОКАТЫ: проблема взяток в судах преувеличена

Среди юристов есть и другие мнения. Известный адвокат Виктор Чевгуз уверяет, что все разговоры о коррупционности судебного корпуса. надуманные: «За все годы работы в адвокатуре (куда пришел после того, как отработал в милицейском следствии) мне ни разу ничего не пришлось заносить никакому судье. И не требовали от меня никаких денег. Думаю, здесь прямая взаимосвязь: если бы не давали, то и не брали бы, а раз берут, то и дают. Однажды, правда, мой клиент заикнулся было насчет готовности дать судье на лапу. «Окей, — сказал я ему. — Свожу вас вместе, и разбирайтесь сами, без меня». А когда уже судья удивился, почему я не участвую в этой сделке, ответил ему так: «Зачем же вам лишний свидетель, с которым еще и делиться придется? Вы уж как-нибудь без меня разберитесь». И тот судья, по-моему, углядел в этом моем решении даже какой-то подтекст, потому что, насколько знаю, от денег моего клиента отказался».

«СУДЬИ БОЯТСЯ». Его поддерживает коллега, адвокат Александр Шипка: «Проблема коррупции судей в нашей стране сильно преувеличена. У нас путают коррупцию, несогласие с судебным приговором или решением и профессиональную некомпетентность. Все сваливают в один воз. За всю свою жизнь я ни разу никому не дал взятки. И судье в том числе. Несмотря на то, что как адвокат участвовал и участвую в различных делах. Поэтому разговоры о том, что в судах дают все и всегда, — ложь. Этого нет. Такие разговоры — не более чем попытка очернить и замазать всех.

Например, если суд первой инстанции принял решение, а Апелляционный суд его отменил — это коррупция? Или что? Может быть, суд первой инстанции просто ошибся? А его априори обвиняют в том, что он взял деньги за свое решение. Вот когда мы четко начнем понимать разницу между неправосудным судебным решением и судебной ошибкой, которую можно исправить, тогда наладится и ситуация. А пока у нас преобладают огульные обвинения — что кругом одни взяточники.
Но я скажу, что судьи никогда не требуют и даже не намекают, чтобы им дали взятку. Просто потому, что боятся. А если кто-то и намекает, то этот человек должен быть с ним в очень близких, доверительных отношениях. Но таких людей крайне мало.
Я не утверждаю, что такого явления, как взяточничество, среди судей нет. К великому сожалению, оно существует. Но речь ведь не об этом. А о том, как с ним бороться. И я глубоко убежден в том, что огульные обвинения приводят к тому, что мы ловим черную кошку в темной комнате, где ее нет. И поэтому никогда ее не поймаем».

ЗВАРИЧ: суды куплены властью

Специально для «Сегодня» на такую болезненную, в том числе для него самого тему, высказался знаменитый «колядник», экс-председатель Львовского апелляционного админсуда, осужденный и отбывающий срок как раз за взяточничество в особо крупных размерах, Игорь Зварич:

— Согласитесь, чтобы судья получил взятку, ее кто-то должен дать. Думаю, сейчас таких все меньше и меньше. Ведь тот, кто несет и дает взятку, своими действиями утверждает стремление жить в стране именно с такой системой координат. Революция Достоинства засвидетельствовала стремление большинства граждан сломать эту систему. Но наиболее систематическим и надежным взяткодателем судье является украинская власть (государство). Именно она платит ему зарплату, и платит немало. В первом полугодии этого года в среднем судья получал порядка 18 тысяч гривен (около 1100 евро). Для такой страны, как наша, это немало (хотя по сравнению с соцвыплатами по безработице гражданам Евросоюза, куда мы стремимся, от 381 до 6986 евро — это примерно столько же, сколько имеет европейский безработный, а то и меньше). Государство выплачивает судье премии, надбавки, средства на санаторно-курортное лечение и так далее. И в лице органов власти принимает участие в судебных заседаниях в качестве заинтересованной стороны — истца, ответчика, третьего лица. Мы, граждане, являемся оппонентами государства в суде. И власть считает, что имеет право требовать решение в ее пользу, поскольку судья напрямую зависим от нее, а проще говоря, куплен властью с потрохами. Вот вам и открытая дача взятки.

ОТ ВЫБОРОВ ДО КОМПЬЮТЕРА. «Какие способы изменить ситуацию? Считаю, все судьи снизу доверху должны избираться на прямых выборах тайным голосованием гражданами Украины. В этом состоит полная и немедленная перезагрузка судебной системы. Избранные судьи Верховного суда, высших, апелляционных, местных судов будут отчитываться и отвечать за работу перед общественностью, которая их избрала, но не перед президентом, Верховной Радой, Высшим советом юстиции, доморощенными руководителями своей системы, ГПУ, СБУ и другими. Народ будет иметь право отозвать их в предусмотренном порядке по четко выписанным основаниям. Это реальный путь к судейской независимости и искоренению страха перед олигархично-бандитской властью. В противном случае у нас никогда не будет честного суда, а значит, и правовой, демократической державы.

Необходим также обязательный контроль доходов и расходов судьи, как и членов его семьи.

И еще очень важный момент. Приходит время так называемого компьютерного правосудия. Судья не должен выносить решение в так называемой совещательной комнате. По результатам рассмотрения дела он составит специальный формуляр, в котором будут отражены суть, исследованные доказательства, прочее. Этот документ в определенный срок поступит на центральный сервер Верховного суда, где должно быть установлено программное обеспечение (открытое для общественного контроля) с надежной защитой от взлома. И вот именно там, в Верховном суде, компьютер будет принимать решение по конкретному делу. После чего суд огласит его всем участникам процесса. Тем самым удастся избежать субъективного человеческого фактора. И уже вряд ли кто-то обвинит судью во взяточничестве, некомпетентности, предвзятости, в том, что он руководствовался не законом, а никому не понятным внутренним убеждением. «

ПОЛИТОЛОГ: коррупция есть и в ЕС

Политолог Владимир Фесенко сравнил для «Сегодня» две коррупционные реальности — украинскую и западную: «Иногда приходится слышать, что победить коррупцию в судебной системе невозможно. Убежден: такие разговоры — попытка легализовать это явление. Это чистой воды манипуляция сознанием людей. В то же время, вопреки расхожему мнению, в судах европейских стран коррупция тоже существует. Но там она не влияет ни на работу всей судебной системы, ни на политические процессы, как у нас. Масштабы коррупции просто несопоставимы: в Великобритании как-то вскрыли нарушения о нецелевом использовании судьями нескольких сотен фунтов стерлингов. Там это вызвало нешуточный скандал. А в Украине то и дело возникают скандалы, где фигурируют миллионы! Нашу страну называют в числе наиболее коррумпированных.

Изменить ситуацию можно прежде всего усилиями президента и правительства. Общество хочет видеть того, кто уличен в коррупции и понес реальное наказание. И пока таких людей не найдут, в обществе будут считать, что коррупционеров покрывает уже власть, обвиняя ее. Мол, раз нет виноватых, те же судьи делятся с кем-то из тех, кто их крышует.

Быстрых результатов в борьбе с коррупцией ждать не приходится. Но начинать ее нужно с судей и руководства судов низшего звена. Тогда и будет шанс».

ГПУ: кара за 9 взяток

Официальный комментарий по поводу наказания судей за коррупцию мы получили от начальника отдела по вопросам доступа к публичной информации Генпрокуратуры Украины Ларисы Милевич:

— С начала 2014 года к уголовной ответственности привлечены 13 профессиональных судей за совершение ими 17 коррупционных правонарушений. По статье 368 УК Украины (взятка) — 9, по статье 375 (постановление заведомо неправосудного приговора, решения, определения, постановления) — 5, по статье 366 (служебный подлог) — 2, по статье 364 (злоупотребление властью или служебным положением) — 1.

Информация о привлеченных за коррупцию к уголовной ответственности судьях имеется только с июля 2011 года, так как того потребовал вступивший в силу закон «Об основах предупреждения и противодействия коррупции». До этого (с 2005 по 2009 годы) был предусмотрен лишь общий учет направленных в суд уголовных дел касательно работников судебной ветви власти в целом (без конкретизации, судьи это или нет). Так вот за этот период за совершение коррупционных преступлений в целом по Украине привлекли лишь 64 сотрудника судебной ветви власти: в 2005 — 7, в 2006 — только 3, в 2007 — 6, в 2008 —20, в 2009 — 28.

«МЫ НЕ ДОРОСЛИ ДО СУДОВ ПРИСЯЖНЫХ»

Действующий судья с большим стажем — о политическом решении отпустить Тимошенко на свободу и своем рецепте борьбы с судебными взятками:

— Коррупцию нельзя искоренить только в судах, больно все общество. Коррумпированы правоохранители, прокуратура… Вот пример. Несколько лет ГПУ всех уверяла в виновности Юлии Тимошенко по газовому делу, ее осудили. Но прошла революция, и один из прокуроров, бывших обвинителей, выступая в ВС, заявляет: прошу закрыть дело в связи с отсутствием события преступления! То есть вообще ничего не было! А кто понес за это наказание? Вот политическая коррупция! И суд принял такое решение, хотя более 10 судей выразили особое мнение. Да, в ВС дело попало лишь после Евросуда по правам человека (ЕСПЧ), как и положено. Но в Европе рассматривали пока только законность содержания Юлии Владимировны под стражей, а сам приговор — нет. Потому и ВС не мог закрывать дело и отменять приговор. По закону, надо было отказать Тимошенко в рассмотрении ее заявления. Но ВС не сделал этого и закрыл дело по отсутствию события преступления… Коррупция ли это?

Поясню: Верховный суд ныне пересматривает дела, только если нарушение установлено ЕСПЧ или если есть неодинаковое применение норм материального права (например, норм УК, скажем, один раз преступление сочли грабежом, а другой — такое же разбоем). Но ВС не может сам отбирать дела: ему их на рассмотрение допускает Высший специализированный суд по уголовным и гражданским делам. И это решение о допуске или недопуске обжалованию не подлежит. Такой система стала в 2010 году, когда создали этот Высший спецсуд.

ЗАРПЛАТЫ И «РЕШАЛЫ». «Летом приняли решение, ограничивающее зарплату судей 15 минзарплатами (чуть более 18 тысяч гривен). А вообще зарплата районного судьи около 12 тысяч гривен, в апелляционном — более 13 тысяч. При огромных нагрузках, скажем, в одном из судов Киевской области на судью расписано около 300 дел! Решение об ограничении ударило по опытным судьям, имеющим большой стаж и надбавки. Например, знакомый зампред апелляционного суда имел около 25 тысяч гривен, сейчас — 18 тысяч. Может, кого-то из недобросовестных судей это и подтолкнет к взяткам, — считает судья. — Что делать? Надо вернуть понятную систему из трех звеньев — суд первой инстанции, апелляция и кассация. Кассационной инстанцией должен быть только ВС, без надуманных спецсудов. Что касается идей об отмене кассации вообще, я категорически против. Нигде в мире нет двухзвеньевой системы правосудия. Ведь кассационный суд проверяет правильность применения права: верно ли судьи распорядились законом. Этот этап нельзя отменять.
По поводу суда присяжных — я также категорически против. Этот институт проявляет себя только в развитых государствах. Там подбор заседателей идет крайне тщательно. Есть пример, когда в деле по убийству отвели кандидатуру присяжного лишь потому, что он… коллекционирует бабочек, то есть убивает их. Нам до такого расти и расти… Надо просто набрать достойных судей. Они решат правильнее, чем толпа неизвестно кого.

А вот касательно люстрации — я за ее применение к судьям. И закон будет применен, насколько известно, в течение года. Хотя, знаю, уже Высший спецсуд обратился в ВС с предложением запросить решение КС о соответствии закона о люстрации Конституции Украины. Можно считать, что раз обратились, то в спецсуде есть сомнения в конституционности закона. То есть их судьи не хотят люстрации. А я — за, ибо в системе беспредел, и ему надо положить конец, убрав «решал» и набрав судей-профессионалов».

Адвокат предстанет перед судом за получение взятки от доверителя

Как сообщает пресс-служба ведомства, в 2017 году адвокат в ходе оказания юридической помощи осужденному, отбывающему наказание в колонии-поселении, предложил передать ему крупную сумму денег. Они, как заверял адвокат, предназначались для взятки следователям и судьям. Последние, в свою очередь, должны были удовлетворить ходатайство осужденного о замене неотбытого срока лишения свободы на более мягкий вид наказания.

Адвокат получил от доверенного лица осужденного деньги и муляжи на сумму более 400 000 руб., после чего его задержали сотрудники ФСБ.

Обвиняемый адвокат Томской коллегии адвокатов, чье имя не называется, свою вину признавать отказался. Прокуратура утвердила обвинительное заключение, так что дело направлено в суд для рассмотрения по существу.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

Если требуют дать взятку: что делать и как сохранить деньги

По данным опроса «Барометр коррупции—2016» от Transparency International, для 56% украинцев коррупция является основной проблемой. Деньги от граждан требуют почти везде: в больницах, школах, вузах, местных советах и правоохранительных органах. О том, что делать, когда кто-то намекает дать взятку, и как сохранить деньги, рассказывает юрист ЮК «Центр Конфликтологии и Права» Валентин Рыжак

Что такое взятка и неправомерная выгода

Валентин Рыжак, юрист

В украинском законодательстве отсутствует понятие взятки как такое. Зато есть понятие неправомерной выгоды.

Если взятка имеет имущественный характер, то неправомерная выгода включает еще и нематериальные преимущества, льготы и активы.

Неправомерной выгодой в крупном размере считается выгода, которая в сто и более раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан (сейчас один необлагаемый минимум — 17 гривен). В крупном размере — которая в двести и более раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан, в особо крупном размере — в пятьсот и более раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан

Если вам намекают на взятку

Существует определенный алгоритм действий, если от вас требуют денег за какую-то услугу «мимо кассы»

Взятки и «вознаграждения» кое-где стали даже привычкой. Часто это действенный способ получить что-то быстро, без преград, обходя бюрократию. Кто виноват в том, что постоянно от нас требуют «поощрений»? Все просто — мы сами, когда идем самым простым путем и таки золотим чью-то руку.

Если от вас требуют неправомерную выгоду (далее — НВ), обратитесь в правоохранительные органы — полицию, прокуратуру, антикоррупционную прокуратуру. А если это чиновник — в Национальное антикоррупционное бюро.

Передавать кому-то неправомерную выгоду — то же самое, что и получать ее. По закону, это одинаковая уголовная ответственность

Поэтому часто граждане передают вознаграждение под присмотром правоохранителей. Последние фиксируют факт передачи, обнаруживают злоумышленника и им считается тот, кто получал НВ.

Важно, чтобы все фиксировалось на диктофон и скрытые камеры, а деньги состояли из меченых купюр.

Что делать, если на правоохранителей нет времени

Не всегда есть время обратиться в полицию. К примеру, когда кому-то надо оказать неотложную медицинскую помощь, а медик отказывается делать что-то без «вознаграждения». Времени мало, а жизни или здоровью человека угрожает опасность.

При этих обстоятельствах нужно действовать собственноручно: зафиксировать факт вымогательства взятки на телефон.

Запишите разговор со взяточником на диктофон в смартфоне. Если же он предусмотрительный и написал сумму вознаграждения на бумажке, озвучьте сумму в соответствии с контекстом: вы хотите, чтобы за операцию я заплатил вам 200 долларов?

Бумажку, на которой написана сумма, также сохраните — графологическая экспертиза, которая подтвердит, что почерк принадлежит коррупционеру, послужит доказательством в суде

Если вы сообщаете о факте дачи или вымогательстве неправомерной выгоды в правоохранительные органы, вы освобождаетесь от любой ответственности.

Лицо, которое предложило, пообещало или предоставило неправомерную выгоду, освобождается от уголовной ответственности за преступления, предусмотренные статьями 354, 368-3, 368-4, 369, 369-2 настоящего Кодекса, если после предложения, обещания или предоставления неправомерной выгоды оно добровольно заявило о том, что произошло, такому органу и активно способствовало раскрытию преступления

Можно ли снимать на видео

Учитывайте то, что человека можно снять на фото или видео только по его согласию. Согласие на съемку допускается, если съемка проводятся открыто на улице, собраниях, конференциях, митингах и других публичных мероприятиях.

А вот чиновников можно снимать без их согласия, ведь они являются субъектами властных полномочий.

Когда вам удалось зафиксировать вымогательство на диктофон, звоните в полицию и сообщайте о факте вымогательства неправомерной выгоды.

Если ситуация такая, что НВ нужно дать здесь и сейчас, перепишите номерные знаки купюр. Этот доказательство тоже можно передать в полицию. Если время есть, то вместе с правоохранителями вы поймаете злоумышленника на горячем вместе с мечеными банкнотами.

Обратите внимание, что сам факт вымогательства неправомерной выгоды, даже без ее получения, — это такая же ответственность. Собственно, как и факт обещания ее дать, даже если вы этого не сделали.

Что считается неправомерной выгодой

Кроме денежных сумм, НВ считаются и подарки. Это касается только чиновников.

Так, Закон «О предотвращении коррупции» определяет категории служащих, которые не могут непосредственно или через других лиц требовать, просить, получать подарки для себя или близких им лиц от юридических или физических лиц.

Это, в частности, нардепы, президент, министры и другие высокопоставленные чиновники. Ограничения относительно подарков не распространяется на подарки от близких к чиновнику людей и общедоступные акции и скидки на товар.

Не умалчивайте о вымогательстве неправомерной выгоды, сотрудничайте с правоохранительными органами и помните, что обещание и дача неправомерной выгоды — то же преступление, что и ее вымогательство и получение.