Ч2 ст1083 гк рф

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 20 ноября 2013 г. по делу N 33-608/2013 (ключевые темы: грубая неосторожность — источник повышенной опасности — вина причинителя вреда — лекарственные средства — вина потерпевшего)

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 20 ноября 2013 г. по делу N 33-608/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего Болатчиевой А.А.,

судей Гречкина О.А., Сыч О.А.,

при секретаре судебного заседания Ткачевой Т.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ответчика Медведевой Л.В. на решение Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 07 августа 2013 года по исковому заявлению Каминской Е.В., действующей в интересах несовершеннолетнего Кобзистова С.Г., к Медведевой Л.В. о возмещении материального и морального вреда, причиненного источником повышенной опасности.

Заслушав доклад судьи Верховного суда КЧР Болатчиевой А.А., объяснения несовершеннолетнего истца Кобзистова С.Г., его законного представителя Каминской Е.В., представителя Кулябцева Р.Ф., Медведевой Л.В. и её представителя Куликовой О.А., мнение прокурора Псху А.Р., судебная коллегия,

Каминская Е.В. в интересах несовершеннолетнего Кобзистова С.Г. обратилась в суд с иском к Медведевой Л.В. о возмещении материального и морального вреда, причиненного источников повышенной опасности.

В обоснование заявленных требований указала, что 12 января 2013 года в 14 часов в г. Черкесске на перекрестке улиц «адрес» на Кобзистова С.Г. был совершен наезд автомобилем «данные изъяты» под управлением Медведевой Л.В., которая скрылась с места происшествия. В результате дорожно-транспортного происшествия Кобзистову С.Г. был причинен вред здоровью «данные изъяты» что подтверждается актом судебного медицинского освидетельствования от «дата» N N . Медведева Л.В. была привлечена к административной ответственности в виде административного штрафа в размере 2500 рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного п. п. 1.5 , 10 Правил дорожного движения.

Кобзистов С.Г. находился на стационарном излечении в республиканской больнице с 12 января 2013 г. по 18 января 2013 г., на амбулаторном — до 25 февраля 2013 г. Всего за время болезни дополнительно было потрачено 12 072 рубля, в том числе на оказание платных медицинских услуг — 970 рублей, на приобретение лекарственных средств — 2 102 рубля, на дополнительное питание — 8 000 рублей, на проезд с вызовом такси — 1 000 рублей. Пришла в негодность одежда Кобзистова С.Г. — брюки (джинсы) стоимостью 2 000 рублей, куртка стоимостью 2 000 рублей. Также ответчиком были причинены нравственные и физические страдания, которые выразились, в том числе в том, что Медведева Л.В. оставила Кобзистова С.Г. на месте происшествия, длительное время мог передвигаться только на костылях, по физическому состоянию ему отсрочено прохождение службы в рядах Российской армии на 1 год. Исходя из этого, просила суд взыскать с ответчика в пользу Кобзистова С.Г. в возмещение вреда 16 072 рубля, компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей.

В ходе судебного разбирательства истец в прядке ст. 39 ГПК РФ неоднократно уточняла заявленные требования и просила суд взыскать: в возмещение материального вреда 18 968 рублей, компенсацию морального вреда в размере 150 000 рублей, понесенные судебные расходы на оплату услуг представителя и оформление нотариальной доверенности в размере 11 000 рублей.

Определениями Черкесского городского суда от 22 мая 2013 года, от 28 июня 2013 года и от 24 июля 2013 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены соответственно ОГИБДД Отдела МВД России по г. Черкесску, Богатырева Н.Н. и ОСАО «Ингосстрах».

В судебном заседании истец Кобзистов С.Г., его законный представитель Каминская Е.В., представитель Кулябцев Р.Ф. поддержали уточненные исковые требования и просили их удовлетворить.

Ответчик Медведева Л.В. и ее представитель Куликова О.А. просили отказать в удовлетворении уточненного иска в полном объеме.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельные требований относительно предмета спора, ОГИБДД Отдела МВД России по г. Черкесску, Богатырева Н.Н., ОСАО «Ингосстрах», будучи извещенными о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом, в судебное заседание не явились, дело в соответствии с положениями ст. 167 ГПК РФ рассмотрено в его отсутствие.

Решением Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 07 августа 2013 года исковые требования Каминской Е.В. в интересах Кобзистова С.Г. удовлетворены в части. Судом постановлено взыскать с Медведевой Л.В. в пользу Кобзистова С.Г. в счет причиненного материального вреда 7 772 рубля, компенсацию морального вреда в размере 100 000 рублей, судебные расходы: по оплате услуг представителя в размере 10 000 рублей, по удостоверению доверенности в размере 1 000 рублей.

В удовлетворении иска в остальной части отказано.

На указанное решение Медведевой Л.В. подана апелляционная жалоба, в которой содержится просьба об отмене решения суда и принятии по делу нового судебного акта об отказе в удовлетворении иска. В обоснование жалобы ответчик ссылается на нарушение судом норм материального права.

16 октября 2013 года судебная коллегия по гражданским делам перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

Выслушав стороны, изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемый судебный акт подлежит отмене в связи с допущенными судом первой инстанции нарушениями норм материального и процессуального права.

Поскольку судом первой инстанции при постановлении решения 7 августа 2013 года были допущены нарушения норм процессуального права, связанные с рассмотрением дела в отсутствие лица, участвующего в деле (прокурора) и не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, то в соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, у коллегии имеются безусловные основания для отмены обжалуемого судебного акта.

Рассматривая указанные выше требования по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в суде первой инстанции, обеспечивая при этом участие прокурора в судебном заседании суда апелляционной инстанции, коллегия приходит к следующему.

12 января 2013 года в 14 часов в г. Черкесске на перекрестке улиц «адрес» на пешехода Кобзистова С.Г. был совершен наезд автомобилем «данные изъяты» под управлением Медведевой Л.В. В результате дорожно-транспортного происшествия у Кобзистова С.Г. появились травматические повреждения в виде «данные изъяты» которые получены от действия тупых твердых предметов, либо от ударов о таковые в срок незадолго до обращения за медицинской помощью. Согласно акта судебного медицинского освидетельствования от «дата» N N . вышеперечисленные травматические повреждения повлекли за собой вред здоровью средней тяжести, по признаку длительного расстройства здоровья (л.д. N . ).

Допрошенный в суде апелляционной инстанции судебно-медицинский эксперт К.М.У. подтвердил выводы, изложенные в акте освидетельствования, указав при этом, что «данные изъяты», послужил основанием утверждать, что вред, причиненный Кобзистову С.Г. относится к категории средней тяжести.

29 января 2013 года постановлением N . N N . по делу об административном правонарушении Медведева Л.В. была подвергнута штрафу в размере 2 500 рублей за совершение правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 12.24 КоАП РФ (л.д N . )

Решением Черкесского городского суда от 18 апреля 2013 года, вступившим в законную силу, постановление от 29 января 2013 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.2 ст. ст. 12.24 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении Медведевой Л.В. отменено, производство по делу прекращено в связи с отсутствием в её действиях состава преступления (л.д. N . ).

При этом суд посчитал установленным то обстоятельство, что пешеход Кобзистов С.Г. переходил дорогу в неустановленном месте, вне зоны пешеходного перехода.

На основании части 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В силу статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица, владельцы источников повышенной опасности (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.) обязаны возместить вред, причиненный этим источником, независимо от вины причинителя, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

По смыслу статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.

Поскольку осуществление деятельности по использованию транспортных средств создает повышенную вероятность причинения вреда окружающим, такая деятельность является источником повышенной опасности, а ответственность за вред, причиненный в результате ее осуществления, возлагается на владельца источника повышенной опасности независимо от его вины.

В соответствии с положениями статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Исходя из статьи 1082 Кодекса, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 Кодекса).

Согласно пункту 2 статьи 1083 Кодекса в случае, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 21.02.2008 N 120-О-О, комментируя использование в данной норме Кодекса такого понятия, как «грубая неосторожность», в качестве требования, которым должен руководствоваться суд при определении размера возмещения потерпевшему, указал на отсутствие неопределенности в содержании этой нормы, поскольку разнообразие обстоятельств, допускающих возможность уменьшения размера возмещения или отказа в возмещении, делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе, а использование федеральным законодателем этой оценочной характеристики преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций, что само по себе не может расцениваться как нарушение конституционных прав и свобод потерпевшего.

Вопрос о том, является ли неосторожность потерпевшего грубой небрежностью или простой неосмотрительностью, не влияющей на размер возмещения вреда, разрешается в каждом случае судом с учетом конкретных обстоятельств. При этом, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что также не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод гражданина. Разрешение же вопроса о том, является ли обоснованным тот или иной размер компенсации вреда, взысканный с заявителя, требует установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела.

В настоящем деле, с учетом доказательств, представленных сторонами коллегия приходит к выводу о том, что в действиях истца имелась грубая неосторожность, поскольку установлено, что пешеход Кобзистов С.Г. переходил дорогу в неустановленном месте, вне зоны пешеходного перехода.

В силу пункта 1 статьи 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда (п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (с изменениями) размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается ( п. 2 ст. 1083 Гражданского кодекса РФ).

Таким образом, названные нормы закона предусматривают два случая уменьшения размера возмещения вреда, возникновению или увеличению которого способствовала грубая неосторожность потерпевшего.

В первом случае учитывается грубая неосторожность потерпевшего и вина причинителя вреда. Для этих случаев федеральный законодатель формулирует императивное требование уменьшить размер возмещения, поскольку при грубой неосторожности потерпевшего удовлетворение соответствующего иска в полном объеме недопустимо и применение смешанной ответственности является не правом, а обязанностью суда.

Во втором случае учитывается грубая неосторожность потерпевшего и одновременно — отсутствие вины причинителя вреда. При этом суд по своему усмотрению может применить одно из следующих негативных для потерпевшего последствий: 1) уменьшение размера возмещения, 2) полный отказ в возмещении, если законом не установлено иное.

Разъясняя данные законоположения, Конституционный Суд РФ в Определении от 19.05.2009 N 816-О-О указал, что правовой подход, в силу которого может иметь место освобождение от ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, по усмотрению суда, соответствует закрепленному в статье 10 Конституции Российской Федерации принципу самостоятельности судебной власти, нормативное содержание которого предусматривает имманентно присущую судебной власти дискреционность при осуществлении правосудия.

Вместе с тем, Конституционный Суд отметил, что закрепленное в абзаце втором пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса РФ исключение из общего порядка определения размера возмещения вреда, возникновению которого способствовала грубая неосторожность потерпевшего, предусматривающее, что при причинении вреда жизни и здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается, а также содержащееся в абзаце втором статьи 1100 Гражданского кодекса РФ положение о недопустимости отказа в компенсации морального вреда в случае, если вред причинен источником повышенной опасности жизни и здоровью гражданина, в том числе при отсутствии вины причинителя вреда, является мерой защиты признаваемых в Российской Федерации прав и свобод человека, в частности, права на жизнь, ( статья 20 , часть 1 Конституции РФ), права на охрану здоровья ( статья 41 , часть 1 Конституции РФ), которое также является высшим для человека благом, без которого могут утратить значение многие другие блага.

Таким образом, как указал Конституционный Суд РФ, положения абзаца второго пункта 2 статьи 1083 и абзаца второго статьи 1100 Гражданского кодекса РФ — в рамках проводимой в Российской Федерации как правовом и социальном государстве ( статья 1 , часть 1; статья 7 , часть 1, Конституции Российской Федерации) правовой политики, — воплощают основанный на вытекающем из статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации принцип пропорциональности баланс субъективных прав причинителя вреда, осуществляющего деятельность, связанную с повышенной опасностью для окружающих, с одной стороны, и потерпевшего, проявившего грубую неосторожность, — с другой.

В соответствии с этими требованиями закона коллегия не может допустить освобождения причинителя вреда от гражданско-правовой ответственности по возмещению морального вреда и учитывает не только грубую неосторожность самого потерпевшего, но и другие обстоятельства, в том числе личность ответчицы, наличие на её иждивении двоих детей, тяжесть телесных повреждений, причиненных несовершеннолетнему. При этом Медведева Л.В. достаточных данных о своем материальном положении суду не представил в нарушение положений ст. 56 ГПК РФ.

При определении размера компенсации морального вреда коллегия приходит к выводу о том, что требования истца в сумме 150 000 рублей, являются завышенными и с учетом требований п.2 ст. 1083 ГК РФ размер компенсации необходимо установить в 80 000 рублей.

Между тем, доводы ответчика о вине потерпевшего в части компенсации материального вреда правового значения не имеют, т.к. при возмещении расходов предусмотренных п. 1 ст. 1085 ГК РФ (дополнительные расходы), вина потерпевшего не учитывается ( абз. 3 п. 2 ст. 1083 ГК РФ).

Истцом заявлены требования о компенсации дополнительных расходов в виде расходов на лечение, приобретение одежды и т.д. на общую сумму 18 969 рублей, но доказательства (чеки, накладные) представлены только на общую сумму 7 772 рубля, которая подлежит взысканию с ответчицы.

Согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежат понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Также из разъяснений, данных в подп. «б» п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2011 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина» следует, что расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов.

Истцом в обоснование понесенных расходов предоставлена квитанция по оплате проведенного физиолечения (л.д. N . ), товарные чеки на приобретение лекарственных средств за период с 18 января по 4 февраля 2013 года (л.д.23). В материалах дела имеются также и товарные чеки на сумму 4 700 рублей на приобретение куртки, кроссовок и джинсов (л.д. N . ), являющиеся по своей сути убытками, подлежащие возмещению в силу ст. 1064 ГК РФ.

Ответчик, оспаривая расходы Каминской Е.В. на лечение Кобзистова С.Г., указывает, что стороной не представлено доказательств возможности получения приобретенных препаратов на бесплатной основе. Между тем, вопреки положениям ст. 56 ГПК РФ ответчик не представил доказательств возможности получения лекарственных средств на бесплатной основе.

Так, согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 2 п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» потерпевший лишь представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

По общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В силу абзаца девятого ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся другие признанные судом необходимыми расходы.

Из материалов дела следует, что 10 июня 2013 г. заявитель заключил соглашение (л.д. N . ) с гр. Кулябцевым Р. Ф. на представление её интересов в Черкесском городском суде и выдала ему соответствующую нотариально удостоверенную доверенность, в связи с изготовлением которой понесла расходы в размере 1000 руб. (л.д. N . )

При таких данных издержки, связанные с рассмотрением данного дела, были обусловлены не только оплатой заявителем услуг представителя, но и изготовлением доверенности на представление её интересов в суде, которые являются необходимыми, в связи с чем подлежат возмещению на основании ч. 1 ст. 98 ГПК РФ.

Подлежат удовлетворению и требования Каминской Е.В. о компенсации расходов на оплату услуг представителя в сумме 10 000 рублей, поскольку из материалов дела видно, что расходы на представителя, отвечают требованиям ст.100 ГПК РФ, соответствуют характеру разрешенного спора, категории и сложности гражданского дела, объему участия представителя (подготовка иска, девять судебных заседаний в суде первой инстанции), значимости и объему получившего защиту нарушенного права, а также сложившимся в регионе расценкам на юридические услуги.

Таким образом, судебная коллегия считает, что сумма расходов по оплате услуг представителя, подлежащая взысканию в пользу истца, в размере 10 000 рублей, позволяет соблюсти необходимый баланс между правами лиц, участвующих в деле, учитывает соотношение расходов с объемом получившего защиту права истца.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 07 августа 2013 года по делу по иску Каминской Е.В., действующей в интересах несовершеннолетнего Кобзистова С.Г., к Медведевой Л.В. о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, и компенсации морального вреда отменить и принять по делу новое решение.

Исковые требования Каминской Е.В., действующей в интересах несовершеннолетнего Кобзистова С.Г., к Медведевой Л.В. о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности, и компенсации морального вреда удовлетворить в части.

Взыскать с Медведевой Л.В. в пользу Кобзистова С.Г. в счет компенсации причинения материального ущерба 7 772 рубля.

В удовлетворении требований Каминской Е.В., действующей в интересах несовершеннолетнего Кобзистова С.Г., к Медведевой Л.В. о возмещении материального вреда в части превышающей 7 772 рубля отказать.

Взыскать с Медведевой Л.В. в пользу Кобзистова С.Г. в счет компенсации морального вреда 80 000 рублей.

Взыскать с Медведевой Л.В. в пользу Кобзистова С.Г. судебные издержки, связанные с оплатой услуг представителя в сумме 10 000 рублей и расходы по удостоверению доверенности в сумме 1 000 рублей.

Взыскать с Медведевой Л.В. в доход бюджета муниципального образования г. Черкесска государственную пошлину, связанную с рассмотрением дела в сумме 3 164 рубля.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред

1. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

2. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

3. Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Комментарий к Ст. 1083 ГК РФ

1. Если вред возникает вследствие умысла потерпевшего, то было бы нелогично возлагать неблагоприятные последствия на непосредственного причинителя вреда. Так, если некто, желая свести счеты с жизнью, бросается под паровоз, то нет оснований возлагать обязанность возместить вред на владельца паровоза.

В гражданском праве не различаются умысел прямой и умысел косвенный (как в уголовном праве).

Действие считается умышленным, если лицо понимает, что действует противоправно, осознает, что могут наступить отрицательные последствия, и желает их наступления или безразлично к ним относится. Ни о какой осмотрительности и заботливости говорить не приходится — субъект не только не проявляет ни того, ни другого, но и желает неблагоприятных последствий для себя или безразличен к ним.

2. Нередко в возникновении вреда виновен не только причинитель вреда (должник), но и потерпевший (кредитор). Например, вред причинен транспортным средством пешеходу, переходившему дорогу на запрещающий знак светофора или в неположенном месте. Иногда по вине потерпевшего увеличивается вред. В таких случаях говорят о смешанной вине — виновны и причинитель вреда (должник), и потерпевший (кредитор). Понятно, что такого рода обстоятельства не могут игнорироваться правом — в абз. 1 п. 2 комментируемой статьи предусматривается, что при смешанной вине размер возмещения должен быть уменьшен.

При уяснении этого правила необходимо обратить внимание на следующее.

Во-первых, учету подлежит не всякая смешанная вина, но только если со стороны потерпевшего она выражена в виде грубой неосторожности. При неосторожности лицо осознает противоправность своего поведения, не предвидело отрицательных последствий и, стало быть, не желало их наступления, но должно было понимать противоправность своего поведения, предвидеть возможность наступления указанных последствий (вреда). Неосторожность — это всегда неосмотрительность. Неосторожность бывает грубой и простой. При грубой неосторожности проявляется явная неосмотрительность, а при простой неосторожности неосмотрительность не носит явно выраженного характера. В данном случае правовое значение имеет только грубая неосторожность потерпевшего (простая неосторожность игнорируется, а при умысле потерпевшего вред не возмещается вовсе).

Форма вины причинителя вреда значения не имеет.

Во-вторых, при грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения не может быть, но должен быть уменьшен. При рассмотрении спора в суде уменьшение размера возмещения в такой ситуации — это не право суда, но его обязанность.

В-третьих, размер возмещения уменьшается в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда.

3. Как известно, в некоторых случаях причинитель вреда обязан его возместить независимо от вины (даже если он невиновен). Например, независимо от того, виновен или нет, должен возмещать вред владелец источника повышенной опасности (см. ст. 1079 ГК и комментарий к ней).

В абз. 2 п. 2 комментируемой статьи установлено, что размер возмещения вреда должен быть (!) уменьшен или в возмещении вреда должно быть (!) отказано, если:

— причинен вред и законом установлено, что причинитель вреда в соответствующих случаях отвечает независимо от вины;

— в данной конкретной ситуации (причинения вреда) причинитель вреда невиновен;

— имеется грубая неосторожность потерпевшего.

Вопрос о том, отказывать ли при наличии указанных условий в возмещении вреда или уменьшать размер возмещения, решается в каждом конкретном случае с учетом конкретных обстоятельств дела. В частности, может (и должна) учитываться степень вины потерпевшего.

Законом может быть установлено, что данные правила в каких-либо случаях не действуют. Здесь же (в абз. 2 п. 2 комментируемой статьи) установлено исключение: нельзя отказать в возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Нельзя отказать, но при наличии названных условий размер возмещения должен быть (!) уменьшен.

4. Наличие вины потерпевшего не имеет правового значения, если речь идет о возмещении дополнительных расходов (на лечение, дополнительное питание, протезирование, посторонний уход и т.д.), о возмещении вреда в связи со смертью кормильца (нетрудоспособным лицам, состоявшим на иждивении умершего, и др.), о возмещении расходов на погребение (см. ст. ст. 1085, 1089, 1094 ГК и соответствующие комментарии). Это значит, что в указанных случаях в возмещении вреда не может быть отказано и размер возмещения не может быть уменьшен, даже если установлена грубая неосторожность потерпевшего. Так сказано в абз. 3 п. 2 комментируемой статьи. Справедливости ради надо отметить, что вина потерпевшего в определенной форме может быть учтена и в указанных случаях: если вина потерпевшего выразилась в форме умысла, то вред возмещению не подлежит (п. 1 комментируемой статьи).

5. Нет ничего абсолютного, действующего всегда и всюду, не знающего никаких исключений. Общее правило — причинивший вред должен его возместить в полном объеме (п. 1 ст. 1064 ГК РФ). Но, учитывая конкретные обстоятельства, суд может (но не должен) уменьшить размер возмещения вреда, если:

— причинитель вреда гражданин (но не юридическое лицо);

— имущественное положение причинителя вреда свидетельствует о том, что возмещение им вреда в полном объеме поставит его в крайне неблагоприятные условия. Естественно, принимается во внимание и имущественное положение потерпевшего.

6. Иногда на практике правила комментируемой статьи применяются в случаях, когда обе стороны спора заявляют друг другу требования о возмещении вреда. Как представляется, это противоречит закону. Деликтное обязательство является односторонне обязывающим, в отличие от большинства обязательств, где каждая из сторон имеет и права, и обязанности, одновременно является и кредитором, и должником (купля-продажа, подряд и т.д. и т.п.). В деликтном обязательстве одна сторона имеет право требовать возмещения вреда — потерпевший является кредитором (управомоченным лицом). Другая сторона обязана возместить вред — причинитель вреда является должником (обязанное лицо). И не иначе. Поэтому при наличии указанного спора необходимо установить причинителя вреда и потерпевшего. А затем возможно и применить правила комментируемой статьи, если для того есть основания.

Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред

1. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

2. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

3. Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Комментарий к статье 1083 Гражданского Кодекса РФ

1. Статья содержит общие правила, т.е. ее действие распространяется на все случаи причинения вреда. В отличие от ранее действовавшего гражданского законодательства ГК прямо указывает, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. О понятии умысла см. п. 7 комментария к ст. 1064.

2. В п. 2 ст. 1083 закреплен принцип смешанной вины. Гражданское законодательство не подразделяет умысел на прямой и косвенный, как это имеет место в уголовном законе, но различает грубую и простую неосторожность.

При грубой неосторожности нарушаются обычные, очевидные для всех требования, предъявляемые к лицу, осуществляющему определенную деятельность. При простой неосторожности, наоборот, не соблюдаются повышенные требования. Критерием разграничения грубой и простой неосторожности могут служить не только различные факторы, характеризующие поведение лица, но и различная степень предвидения последствий в сочетании с различной степенью долженствования такого предвидения. При предвидении последствий, соединенном с легкомысленным расчетом их избежать, хотя можно и должно было понять, что вред неизбежен, — налицо грубая неосторожность.

Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой небрежностью или же относится к простой неосмотрительности, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего). В частности, грубой неосторожностью должно быть признано нетрезвое состояние потерпевшего, содействовавшее причинению вреда его здоровью при исполнении им трудовых обязанностей (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ N 3).

3. В деликтных отношениях простая неосторожность потерпевшего не подлежит учету, поскольку она не влияет на объем ответственности причинителя вреда. Статья 1083 предусматривает два возможных варианта последствий при наличии грубой неосторожности. В первом учитываются грубая неосторожность самого потерпевшего, содействовавшая возникновению или увеличению вреда, и вина причинителя. В подобной ситуации применение смешанной ответственности — не право, а обязанность суда.

Второй вариант предполагает грубую неосторожность потерпевшего с одновременным отсутствием вины у причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины. Здесь может быть два вида последствий: а) размер возмещения уменьшается либо б) в возмещении потерпевшему суд отказывает, если законом не установлено иное. Не допускается, в частности, полный отказ в случаях причинения вреда жизни и здоровью граждан.

4. В п. 2 ст. 1083 указаны обстоятельства, когда вина потерпевшего не имеет никакого значения. Речь идет о возмещении дополнительных затрат, возмещении вреда в связи со смертью кормильца и компенсации расходов на погребение (см. соответственно п. 1 ст. 1085, ст. 1089, ст. 1094 и коммент. к ним).

5. Презумпции вины потерпевшего не существует. Она должна быть доказана причинителем вреда.

6. Пункт 3 ст. 1083 предусматривает возможность учета имущественного положения гражданина — причинителя вреда: суд вправе снизить размер возмещения вреда. Следовательно, не учитываются финансовые и подобные затруднения юридического лица — ответчика и недопустим полный отказ в иске по мотивам имущественных проблем ответчика — гражданина.

В случае причинения вреда умышленными действиями гражданина его имущественное положение учету не подлежит. Так, согласно п. 11 Постановления Пленума ВС СССР от 23.03.79 N 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением», нельзя уменьшить размер возмещения, если ущерб нанесен преступными действиями, совершенными с корыстной целью.

Правила, содержащиеся в п. 3 ст. 1083, носят общий характер; они распространяются на все случаи причинения вреда. Имущественное положение гражданина, кроме случаев причинения им вреда умышленными действиями, учитывается и при возмещении дополнительных расходов (п. 1 ст. 1085 ГК), вреда в связи со смертью кормильца (ст. 1089 ГК), а также расходов на погребение (ст. 1094 ГК).

Ч2 ст1083 гк рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 1083 ГК РФ. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 1083 ГК РФ. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред

1. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

2. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

3. Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 2 в действующей редакции

Комментарии к статье 1083 ГК РФ, судебная практика применения

В п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» содержатся следующие разъяснения:

Не подлежит возмещению вред жизни и здоровью, причиненный потерпевшим умышленно

При разрешении спора о возмещении вреда жизни или здоровью, причиненного вследствие умысла потерпевшего, судам следует учитывать, что согласно пункту 1 статьи 1083 ГК РФ такой вред возмещению не подлежит.

Грубая неосторожность потерпевшего — основание для уменьшения размера возмещения вреда

Виновные действия потерпевшего, при доказанности его грубой неосторожности и причинной связи между такими действиями и возникновением или увеличением вреда, являются основанием для уменьшения размера возмещения вреда. При этом уменьшение размера возмещения вреда ставится в зависимость от степени вины потерпевшего. Если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения вреда должен быть уменьшен судом, но полностью отказ в возмещении вреда в этом случае не допускается (пункт 2 статьи 1083 ГК РФ).

Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния и др.).

Вина не влияет на размер возмещения дополнительных затрат

Вина потерпевшего не влияет на размер взыскиваемых с причинителя вреда расходов, связанных с возмещением дополнительных затрат (пункт 1 статьи 1085 ГК РФ), с возмещением вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089 ГК РФ), а также при компенсации расходов на погребение (статья 1094 ГК РФ).

Уменьшение размера возмещения вреда с учетом имущественного положения причинителя

Следует обратить внимание на то, что размер возмещения вреда в силу пункта 3 статьи 1083 ГК РФ может быть уменьшен судом с учетом имущественного положения причинителя вреда — гражданина, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

В «Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2018)», утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 года содержится следующая правовая позиция:

Обязанность по доказыванию умысла или грубой неосторожности возлагается на причинителя вреда

Согласно ст. 1083 ГК РФ вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

По смыслу приведенной правовой нормы, обязанность по доказыванию в действиях потерпевшего умысла или грубой неосторожности, содействовавших возникновению или уменьшению вреда, возлагается на причинителя вреда