Домашний арест и залог как мера пресечения

Залог. Домашний арест

Залог составляют деньги или ценности, вносимые в депозит суда обвиняемым, подозреваемым либо другим лицом или организацией для обеспечения явки обвиняемого, подозреваемого по вызову дознавателя, следователя, суда и предупреждения совершения новых преступлений (ст. 106 УПК).

Залог применяется по определению суда (постановлению судьи). О принятии залога составляется протокол, копия которого вручается залогодателю. Сумма залога определяется судом с учетом обстоятельств уголовного дела. При этом залогодатель должен быть поставлен в известность о сущности дела.

Если залог избирается вместо ранее избранной меры пресечения — заключение под стражу или домашний арест, то обвиняемый (подозреваемый) остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен органом или лицом, избравшим эту меру пресечения.

Суд при вынесении приговора, определения, постановления о прекращении дела решает вопрос о возвращении залога залогодателю. Если дело прекращается в стадии предварительного расследования, залог возвращается залогодателю, о чем указывается в постановлении о прекращении уголовного дела и протоколе, который подписывают должностное лицо, вынесшее постановление, и залогодатель.

Если обвиняемый (подозреваемый) уклоняется от явки по вызовам в органы уголовного судопроизводства, то внесенный залог решением суда обращается в доход государства.

Залог как мера пресечения возможен только на добровольных началах.

Домашний арест (ст. 107 УПК) заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете:

  1. общаться с определенными лицами;
  2. получать и отправлять корреспонденцию;
  3. вести переговоры с использованием любых средств связи.

Обвиняемый (подозреваемый) не вправе менять место проживания без разрешения должностных лиц: дознавателя, следователя, прокурора, судьи; покидать свое жилище, ставшее местом домашнего ареста. Он не должен общаться с определенными лицами: соучастниками по уголовному делу, свидетелями, потерпевшими, друзьями и даже родственниками, проживающими отдельно от него. Обвиняемому может быть запрещено отправлять и получать посылки, бандероли, делать обращения через средства массовой информации; пользоваться телефоном, факсом, иными видами связи. С учетом тяжести совершенного преступления, возраста, состояния здоровья, семейного положения подозреваемый может быть подвергнут всем ограничениям и запретам или отдельным из них.

Решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста правомочен принять только суд (п. 1 ч. 2 ст. 29 УПК).

Домашний арест в качестве меры пресечения избирается в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда при наличии оснований и в порядке, который установлен для применения заключения под стражу (ст. 108 УПК), с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств. В постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый, а также указываются орган или должностное лицо, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений (ч. 3 ст. 107 УПК).

Домашний арест и залог как мера пресечения

Продолжаем рассматривать меры пресечения в уголовном процессе. Тема настоящей публикации – залог как мера пресечения (ст. 106 УПК РФ) и домашний арест (ст. 107 УПК РФ).

Домашний арест

Домашний арест в отношении обвиняемого или подозреваемого в качестве меры пресечения избирается по судебному решению при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При этом домашний арест применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого в том же порядке, что для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

Домашний арест заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает, с возложением ограничений (запретов) и осуществлением за ним контроля. Учитывая неудовлетворительное состояние подозреваемого или обвиняемого, местом его содержания под домашним арестом суд может определить лечебное учреждение. При этом изоляция от общества может быть как полной, так и частичной (на усмотрение суда).

С учетом данных о личности подозреваемого (обвиняемого) и других фактических обстоятельств при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения суд может ему запретить и (или) ограничить:

  • выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает;
  • общение с определенными лицами;
  • отправку и получение почтово-телеграфных отправлений;
  • использование средств связи и сети Интернет.

Эти ограничения могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, их защитников, законных представителей, а также следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело.

Подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в использовании телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб, а также для поддержания связи с контролирующим органом, дознавателем или следователем. О каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый обязан информировать контролирующий орган.

Суд, принимая решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, в постановлении (определении) должен указать:

  • место, где будет находиться подозреваемый или обвиняемый;
  • места, которые ему разрешено посещать.
  • установленный срок домашнего ареста;
  • время, в течение которого подозреваемому или обвиняемому разрешается находиться вне места исполнения домашнего ареста;
  • иные запреты (ограничения).

Контроль нахождения подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов (ограничений) осуществляется органами исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных.

Для надлежащего осуществления контроля эти органы могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля.

В частности, для слежения за ними используется СЭМПЛ – Система Электронного Мониторинга Подконтрольных Лиц. Эта разработка, включающая в себя браслет, контрольное устройство и настольный аппарат, похожа на обычный телефон или на пульт от телевизора и позволяет устанавливать слежение за обвиняемым или подозреваемым.

Браслет крепится на ногу, и если человек пытается покинуть определенную для исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста зону или снять браслет, сигнал с устройства подается на интерактивную карту в штаб СЭМПЛа. Кроме этого, на каждом из устройств находится экстренная кнопка SOS, с помощью которой обвиняемый или подозреваемый может в любой момент связаться с оператором системы.

Браслет не снимается даже, когда человек моется (по утверждению разработчиков, устройство работает даже на глубине до 5 метров). Снять браслет можно только в случае курса лечения (источник).

В органы, осуществляющие предварительное следствие и дознание,а также в суд подозреваемый или обвиняемый доставляется транспортным средством контролирующего органа.

Следует также отметить, что свидания подозреваемого или обвиняемого, находящихся под домашним арестом в условиях полной изоляции от общества, с защитником или законным представителем проходят в месте исполнения этой меры пресечения.

В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения контролирующий орган, следователь, дознаватель вправе подать ходатайство в суд об изменении меры пресечения.

Срок домашнего ареста

Как правило, домашний арест избирается на срок до двух месяцев и исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. Однако, если закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев невозможно, а оснований для изменения или отмены меры пресечения нет, этот срок может быть продлен по решению суда (ст. 109 УПК РФ).

Если до избрания меры пресечения в виде домашнего ареста обвиняемый или подозреваемый содержался под стражей, время содержания под стражей засчитывается в срок домашнего ареста. Общий срок домашнего ареста и содержания под стражей не должен превышать предельный срок содержания под стражей, установленный ч. 3 ст. 109 УПК РФ (18 месяцев).

Принятое на стадии предварительного расследования решение о применении в качестве меры пресечения залога или домашнего ареста в отношении подозреваемого, согласно положениям статьи 100 УПК РФ, действует не свыше 10 суток. Если в указанный срок обвинение будет предъявлено, то избранная мера пресечения продолжает действовать на всем протяжении предварительного расследования и нахождения уголовного дела у прокурора с обвинительным заключением, а также в суде при рассмотрении дела.

Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, контролирующему органу по месту отбывания домашнего ареста, а также подозреваемому (обвиняемому) и должно быть принято к исполнению немедленно после его получения.

При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста судья по собственной инициативе при наличии оснований для избрания меры пресечения может избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога.

Мера пресечения в виде залога

Залог как мера пресечения меры применяется в отношении подозреваемого (обвиняемого) по решению суда в том же порядке, что и заключение под стражу. Однако имеются и некоторые особенности:

  1. Мера пресечения в виде залога может быть избрана в любой момент производства по уголовному делу. Если мера пресечения в виде заключения под стражу избирается судом по ходатайству следователя, то залог как мера пресечения подразумевает ходатайство об этом со стороны подозреваемого, обвиняемого либо других физических или юридических лиц. Как правило, такое ходатайство имеет место с подачи адвоката-защитника. Если залог вносится лицом, которое не является подозреваемым либо обвиняемым, то ему должны быть разъяснены существо подозрения (обвинения), в связи с которым избирается мера пресечения в виде залога, связанные с ней обязательства и последствия их нарушения.
  2. Ходатайство о применении меры пресечения в виде залога подается в суд по месту производства предварительного расследования. Если от следователя или дознавателя поступит ходатайство об избрании иной меры пресечения, оно рассматривается судом одновременно с ходатайством об избрании залога.
  3. Мера пресечения в виде залога представляет собой внесении или передачу лицами, заявившими ходатайство об этом, в орган, в производстве которого находится уголовное дело, или в суд (на стадии судебного производства) денег, ценностей, ценных бумаг, недвижимого имущества в целях обеспечения явки подозреваемого (обвиняемого) к следователю, дознавателю или в суд, а также предупреждения совершения им новых преступлений.
  4. При определении вида и размера залога как меры пресечения суд учитывает:
  • характер совершенного преступления;
  • данные о личности подозреваемого либо обвиняемого;
  • имущественное положение залогодателя.

Размер залога

Размер залога не может быть менее:

  • ста тысяч рублей по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести;
  • пятисот тысяч рублей по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

Деньги, которые являются предметом залога, вносятся на депозитный счет соответствующего суда или органа, в производстве которого находится уголовное дело. Копия протокола о принятии залога вручается залогодателю.

Недвижимое имущество, ценные бумаги и ценности могут быть приняты в залог лишь при условии предоставления подлинных экземпляров документов, которые подтверждают право собственности залогодателя на передаваемое в залог имущество, и отсутствия ограничений (обременений) прав на такое имущество.

Однако, если ограничение (обременение) прав на имущество не подлежит государственной регистрации или учету, залогодатель достоверность информации об отсутствии ограничений (обременений) прав на такое имущество подтверждает письменно.

При этом необходимо иметь в виду, что не может приниматься в качестве залога имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ не может быть обращено взыскание.

Срок внесения залога

Закон прямо не содержит указания на срок внесения залога. Судья или суд устанавливают срок внесения залога в постановлении (определении) о применении в качестве меры пресечения залога. В случае, когда подозреваемый задержан и задержание признано судом законным и обоснованным, суд продлевает срок задержания до внесения залога (но не более чем на 72 часа с момента вынесения судебного решения). Если в установленный судом срок залог не внесен, рассматривает вопрос об избрании в отношении подозреваемого либо обвиняемого иной меры пресечения. Когда внесение залога применяется вместо ранее избранной меры пресечения, то эта мера пресечения действует до внесения залога.

В случае нарушения подозреваемым либо обвиняемым обязательств, связанных с мерой пресечения в виде залога, залог обращается в доход государства (ст. 118 УПК РФ). В остальных случаях при постановлении приговора или прекращении уголовного дела судом решается вопрос о возвращении залога залогодателю.

Домашний арест и залог как мера пресечения

Нынешнее время несет нам много нового, особенно в законодательной сфере. Каждый день из разных источников мы с вами, как рядовые граждане, так и профессиональные юристы, узнаем о разных правовых новеллах, которые законодатель для нас подготовил. За короткий промежуток времени, прошедший с того момента, как вступил в силу новый Уголовный процессуальный кодекс Украины, он неоднократно подвергался и продолжает подвергаться жесткой критике. Эту критику мне приходится слышать преимущественно от старого эшелона юристов, которые привыкли к предыдущему Кодексу, действовавшему до 20 ноября 2012 года, и мастерски владели им. Хотя прошел уже не один месяц, состоялись не один семинар, круглый стол и обсуждение тех проблем, которые возникли при практическом применении, но некоторые вопросы еще остаются открытыми и вызывают много противоречивых мнений известных правоведов и рядовых юристов, использующих Уголовный процессуальный кодекс Украины в повседневной работе. Очень много противоречивых мнений я слышал, в частности, по поводу такого раздела Кодекса, как «Меры пресечения». Давайте разберемся, что это такое и как его используют.

Как сказано в Уголовном процессуальном кодексе (далее – УПК) Украины, меры пресечения – это меры обеспечения уголовного производства, применение которых сопровождается ограничением конституционных прав и свобод лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении уголовных преступлений. Эти ограничения касаются свободы передвижения и свободного выбора места пребывания. Таким образом, меры пресечения – это то, что государство вправе применить к лицу, подозреваемому (обвиняемому) в совершении уголовного преступления. Кроме того, государство в лице органов, наделенных специальными полномочиями, вправе ограничить права и свободы, закрепленные Конституцией Украины. Возникает вполне закономерный вопрос: для чего нужны эти меры пресечения, эти так называемые ограничения? Конечно, для того чтобы ограничить возможности лица даже думать о каких-либо способах препятствования установлению истины в уголовном процессе.

Статья 176 нового УПК Украины от 20 ноября 2012 года предлагает нам такие меры пресечения, как: личное обязательство, личное поручительство, залог, домашний арест, содержание под стражей. Временной мерой пресечения является задержание лица по правилам УПК Украины. Сразу следует отметить, что к подозреваемому (обвиняемому) может быть применена только одна мера пресечения. Меры пресечения применяются в ходе досудебного расследования следственным судьей по ходатайству следователя, согласованному с прокурором или по его ходатайству, а в ходе судебного производства – только судом по ходатайству прокурора. Главной целью мер пресечения, согласно ст. 177 УПК Украины, является обеспечение выполнения подозреваемым (обвиняемым) возложенных на него процессуальных обязанностей, предотвращение попыток скрываться от органов следствия, уничтожить, скрыть или как-то исказить те или иные доказательства, документы и т. п., незаконно влиять на разных субъектов, устанавливающих истину в уголовном производстве, а также предупреждение совершения нового уголовного преступления и т. п.
Следует также отметить, что нельзя применить меру пресечения из-за какой-то причуды или надуманной причины, для этого должны быть убедительные основания: во-первых, наличие обоснованного подозрения в совершении лицом уголовного преступления, а во-вторых, наличие слишком большого риска того, что лицо будет пытаться препятствовать или влиять на объективное уголовное производство. Все эти обстоятельства законодатель включил в ст. 178 УПК Украины, и они многим из нас уже знакомы, потому что перешли из редакции УПК Украины, действовавшей до 20 ноября 2012 года.

Чтобы не повторяться, остановлюсь на некоторых, на мой взгляд интересных, обстоятельствах, таких, как, например, репутация подозреваемого (обвиняемого). Эта новая норма – одно из больших демократических преимуществ. Так, репутация человека должна обязательно учитываться органом, который принимает решение о виде меры пресечения. Ведь в зависимости от подтвержденных данных о безупречной репутации лица, определенных заслугах в прошлом, или наоборот, возможно принять объективное решение о виде меры пресечения и сохранить права и свободы лица, закрепленные Конституцией Украины и Международными конвенциями, которые были ратифицированы Верховной Радой Украины и являются частью национального законодательства.

Также хочу обратить ваше внимание на такое интересное обстоятельство, как прочность социальных связей подозреваемого (обвиняемого) в месте его постоянного проживания, в частности, наличие у него семьи или иждивенцев. Считаю, что изучение данного основания исключает возможность нарушений должностными лицами интересов третьих лиц, которые могут от этого пострадать. Это может касаться наличия у лица малолетних детей или статуса лица как попечителя или опекуна, или наличия у лица родителей преклонного возраста. Этот список не является исчерпывающим. Считаю, что при изучении данного обстоятельства нужно очень тщательно подходить к изучению лица, его социальных связей, чтобы ни в коем случае не принять решение, от которого могут пострадать третьи лица – ими могут быть семья или близкие подозреваемому люди, которые могут даже оказать помощь и пролить свет на причину совершения этого правонарушения подозреваемым лицом.

Еще одним важным обстоятельством является весомость имеющихся доказательств о совершении подозреваемым (обвиняемым) уголовного преступления, ведь наличие доказательств того, что именно конкретное лицо совершило уголовное правонарушение, значимость тех или иных доказательств имеют очень большое значение при избрании меры пресечения. Если нет доказательств или они очень слабые, то должностное лицо, которое принимает решение о применении меры пресечения, будет вынуждено выбрать именно ту из списка, которая соответствует доказательствам, имеющимся у него. Считаю, что невозможно и юридически не грамотно выбирать для лица меру пресечения в виде содержания под стражей, когда значимость имеющихся доказательств очень слабая. Для этого законодатель и предоставил четкий альтернативный перечень мер и обстоятельств, которые должны учитываться.

Чтобы не затягивать дискуссию об обстоятельствах, предлагаю перейти к основному «блюду» нашей статьи – новой для действующего УПК Украины, демократичной, гуманной, на мой взгляд, среди мер пресечения, которые предлагает законодатель, а именно: домашнего ареста, который закреплен в ст. 181 УПК Украины. Итак, прежде всего, домашний арест – это в прямом смысле запрет подозреваемому (обвиняемому) покидать жилье круглосуточно или в определенный период суток. Определение об избрании этой меры пресечения выносится следственным судьей и обязательно направляется в органы внутренних дел по месту жительства подозреваемого (обвиняемого). Орган внутренних дел обязательно ставит лицо, в отношении которого применен домашний арест, на специальный учет, но срок действия определения следственного судьи о содержании лица под домашним арестом не может превышать двух месяцев (в случае необходимости может быть продлен до шести месяцев). Для нашей страны и УПК вообще это совершенно новая и неизвестная доселе мера пресечения, применение которой возможно, только если санкция статьи за совершенное уголовное преступление предусматривает лишение свободы. Органы внутренних дел имеют право применять средства электронного контроля за лицом. Пожалуй, многие слышали о так называемых электронных браслетах, с помощью которых можно контролировать передвижение человека. В случае если оно пожелает освободиться от браслета или нарушит границы, за которые запрещено выходить, соответствующий сигнал поступит в органы внутренних дел, уполномоченные осуществлять контроль за этим лицом.

Конечно, никто не лишает права органы внутренних дел с целью контроля проверять нахождение лица по месту отбывания домашнего ареста, требовать предоставлять письменные или устные объяснения по вопросам, связанным с обязательствами лица.

Я не хотел бы делать преждевременных выводов по поводу эффективности этой меры пресечения, скажу только, что это шаг вперед, к европейскому, демократическому правовому государству. Как показывает опыт многих развитых европейских стран, таких, как: Латвия, Литва, Германия, Россия, Беларусь, Швеция, домашний арест применяется там очень часто. Поэтому если провести статистический анализ по поводу этого в приведенных странах, то можно сказать об уместности введения домашнего ареста в Украине. Благодаря этому наша страна приблизилась к европейским стандартам применения средств обеспечения уголовного производства.

Поскольку в Украине очень часто нарушалось право на свободу и личную неприкосновенность, это удержит суды и правоохранителей от злоупотреблений правом на арест, потому что теперь появилась альтернатива в виде домашнего ареста. Одним из положительных моментов домашнего ареста является то, что он имеет определенный срок действия: для органов, проводящих расследование, это является стимулом сделать все, укладываясь в процессуальные сроки. Для подозреваемого (обвиняемого) важным фактором домашнего ареста является то, что, оставаясь в своем жилище, он имеет шанс не потерять себя как личность, работать дома, поддерживать социальные, семейные связи. К тому же, это не побуждает лицо к совершению нового уголовного преступления. Что касается государственного бюджета, то в этом также есть польза, так как содержание лица под стражей – недешевое удовольствие, а с введением домашнего ареста появился шанс экономии государственного бюджета, избежания перегрузки следственных изоляторов, что является одной из основных проблем нашего государства.

Суммируя все вышесказанное, можно сказать, что домашний арест – это очень гуманный вид меры пресечения, который еще на шаг приблизил Украину к международным европейским стандартам уголовного производства, показал, что законодательство Украины не стоит на месте, а находится в процессе больших, гуманных, демократических преобразований. Конечно, пройдут еще не один месяц или год, прежде чем можно будет сказать об эффективности этой меры пресечения или сравнить ее с любой другой, но это уже будет не менее интересная следующая тема для статьи.

Надеюсь, что всем читателям – и юристам, и рядовым гражданам – стало понятно, что меры пресечения – это обычное принуждение государства, которое применяется к лицу и стимулирует его надлежащее поведение в ходе уголовного производства. Это, в свою очередь, дает возможность объективно, законно разобраться с тем или иным уголовным правонарушением и возлагает на органы досудебного следствия и суд большую правовую ответственность за правильность, качество и эффективность той или иной избранной меры пресечения, от которой зависит результат уголовного производства и судьба человека в целом.

Домашний арест и залог как мера пресечения

40. ЗАЛОГ. ДОМАШНИЙ АРЕСТ

Залог составляют деньги или ценности, вносимые в депозит суда обвиняемым, подозреваемым либо другим лицом или организацией для обеспечения явки обвиняемого, подозреваемого по вызову дознавате–ля, следователя, суда и предупреждения соверше–ния новых преступлений (ст. 106 УПК).

Залог применяется по определению суда (по–становлению судьи). О принятии залога составляет–ся протокол, копия которого вручается залогодателю. Сумма залога определяется судом с учетом обстоя–тельств уголовного дела. При этом залогодатель дол–жен быть поставлен в известность о сущности дела.

Если залог избирается вместо ранее избранной меры пресечения – заключение под стражу или домаш–ний арест, то обвиняемый (подозреваемый) остается под стражей или домашним арестом до внесения на депозитный счет суда залога, который был определен органом или лицом, избравшим эту меру пресечения.

Суд при вынесении приговора, определения, по–становления о прекращении дела решает вопрос о возвращении залога залогодателю. Если дело пре–кращается в стадии предварительного расследова–ния, залог возвращается залогодателю, о чем указы–вается в постановлении о прекращении уголовного дела и протоколе, который подписывают должност–ное лицо, вынесшее постановление, и залогодатель.

Если обвиняемый (подозреваемый) уклоняется от явки по вызовам в органы уголовного судопроизвод–ства, то внесенный залог решением суда обращается в доход государства.

Залог как мера пресечения возможен только на добровольных началах.

Домашний арест (ст. 107 УПК) заключается в огра–ничениях, связанных со свободой передвижения подо–зреваемого, обвиняемого, а также в запрете:

1 )общаться с определенными лицами;

2) получать и отправлять корреспонденцию;

3) вести переговоры с использованием любых средств связи.

Обвиняемый (подозреваемый) не вправе менять место проживания без разрешения должностных лиц: дознавателя, следователя, прокурора, судьи; поки–дать свое жилище, ставшее местом домашнего аре–ста. Он не должен общаться с определенными лица–ми: соучастниками по уголовному делу, свидетелями, потерпевшими, друзьями и даже родственниками, проживающими отдельно от него. Обвиняемому мо–жет быть запрещено отправлять и получать посыл–ки, бандероли, делать обращения через средства массовой информации; пользоваться телефоном, факсом, иными видами связи. С учетом тяжести со–вершенного преступления, возраста, состояния здоровья, семейного положения подозреваемый может быть подвергнут всем ограничениям и запре–там или отдельным из них.

Решение об избрании меры пресечения в виде до–машнего ареста правомочен принять только суд (п. 1 ч. 2 ст. 29 УПК).

Домашний арест в качестве меры пресечения из–бирается в отношении подозреваемого или обвиняе–мого по решению суда при наличии оснований и в порядке, который установлен для приме–нения заключения под стражу (ст. 108 УПК), с уче–том его возраста, состояния здоровья, семейного по–ложения и других обстоятельств. В постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый, а также указываются орган или долж–ностное лицо, на которые возлагается осуществле–ние надзора за соблюдением установленных ограни–чений (ч. 3 ст. 107 УПК).

Разъяснение законодательства

На практике нередко возникает вопрос о том, что такое домашний арест и каков порядок применения этой меры пресечения.

Необходимо разъяснить, что домашний арест избирается в таком же порядке, как и заключение под стражу. При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не изолируется от совместно проживающих с ним лиц. Ограничения общаться с определенными лицами могут заключаться в запрете на встречи и разговоры с участниками судопроизводства по этому делу (подозреваемыми, обвиняемыми, потерпевшими и их представителями, свидетелями экспертами, понятыми), с их родственниками и друзьями, со своими товарищами по работе, подчиненными, приятелями (через которых можно воспрепятствовать производству по делу), на совершение определенных действий.

Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого). Поэтому указание конкретных ограничений суд должен мотивировать.

Токийские правила, утвержденные Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1990 г. N 45/110, предусматривают принцип минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением. Конкретные ограничения для обвиняемого (подозреваемого) формулируются в практичной и четкой форме, и их число по возможности сводится к минимуму (п. 2.6; 12.2). В процессе применения несвязанных с тюремным заключением мер соблюдается право обвиняемого на личную жизнь, а также право на личную жизнь его семьи (п. 3.11).

Суд в своем решении должен указать тот орган или должностное лицо, на которые возлагается надзор за соблюдением установленных ограничений. Поскольку в уголовно-процессуальном законе эти органы и должностные лица не определены, необходимо основываться на разъяснениях Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», с учетом положений, содержащихся в ряде публикаций и примерах из правоприменительной практики.

Надзор за надлежащим исполнением домашнего ареста должны осуществлять как сотрудники милиции, а именно участковые инспекторы органов МВД РФ применительно к месту фактического жительства обвиняемого (подозреваемого), так и должностные лица органов, в чьем производстве находится уголовное дело, которые должны не только выполнять функцию контроля за исполнением подозреваемым и обвиняемым домашнего ареста, но и обязаны разъяснять последствия нарушения этой меры пресечения, а также проводить профилактическую работу с арестованными лицами.

По ряду уголовных дел (например по обвинению Хмеля Е.В. в совершении преступлений, предусмотренных п.«а» ч.3 ст.287, ч.3 ст.285, ч.1 ст.286, ч.3 ст.285, ч.3 ст.285, п.«в» ч.3 ст.286 УК РФ, по обвинению Парыгина А.Н. и др. по ч.4 ст.188 УК РФ), следователи Приволжского следственного управления на транспорте Следственного комитета при прокуратуре РФ в текущем году осуществляли надзор за соблюдением установленных при домашнем аресте судом ограничений путем систематических посещений помещений места жительства обвиняемых и осуществления звонков на их домашние телефонные аппараты и иные средства связи.

Безусловно, указанные применяемые Приволжским следственным управлением на транспорте Следственного комитета при прокуратуре РФ способы надзора за надлежащим исполнением домашнего ареста несовершенны и существенно отличаются от применяемых в других государствах.

Например, в Европе успешно применяется система электронного наблюдения, которая состоит из радиопередатчика, наружного контролирующего устройства и базового компьютера. Радиопередатчик прикрепляется резиновым ремешком к лодыжке арестованного, поскольку на этой части тела возможность повреждения радиопередатчика минимальна. Наружное контролирующее устройство размещается в квартире арестованного и принимает сигналы с радиопередатчика, которые затем передаются на базовый компьютер. Если арестованный сорвал пломбу с передатчика контролирующего устройства или произошло прерывание электрической цепи, информация об этом немедленно поступает на базовый компьютер. После получения информации сотрудники отдела электронного наблюдения обязаны незамедлительно отреагировать на сигнал.

Сотрудники патрульного подразделения, обслуживающие район проживания арестованного, осуществляют внезапные контрольные посещения квартиры последнего в любое время суток. В ходе их проведения изучаются состояние радиопередатчика, контролирующего устройства, а также условия проживания арестованного

По словам отдельных специалистов, такая техника в России разработана еще в 2004 г. и даже превосходит имеющиеся зарубежные аналоги (см.: Козлова Н. Мой дом — моя тюрьма // Российская газета. 2004. 26 окт.). Заместитель министра юстиции РФ, руководитель Федеральной службы исполнения наказаний в 2004 — 2009 гг. Ю.И. Калинин еще в 2005 г. предлагал применять электронные браслеты на обвиняемых, к которым избраны меры процессуального пресечения, такие как залог и подписка о невыезде (Куликов В. Электронный браслет заменит свинцовую пулю. // Российская газета. 2002. 28 мая; Он же. Тюрьма с доставкой на дом // Российская газета. 2005. 6 апр.). Целесообразно применять такие технические средства и к подозреваемым и обвиняемым, к которым применена мера пресечения в виде домашнего ареста.

Актуальным является вопрос о законодательном регулировании использования технических средств при применении домашнего ареста. Технические средства контроля, применяемые при названной мере, именуются в зарубежных государствах по-разному: система электронного наблюдения, система электронного мониторинга или электронные средства контроля. Отечественное процессуальное законодательство насыщено понятием «технические средства». УПК РФ содержит ряд норм, в которых имеется данная дефиниция (п. 12 ч. 2 ст. 42, п. 13 ч. 4 ст. 47, п. 7 ч. 1 ст. 53, п. 9 ч. 2 ст. 54, ч. 1 ст. 58, ч. 6 ст. 164, ч. 5 ст. 166, ч. 3 ст. 170, ч. 3 ст. 180, ч. 2 ст. 217, ч. 2 ст. 259, ч. 2 ст. 303, п. 6 ч. 2 ст. 437), однако в ст. 5 «Основные понятия. » оно не предусмотрено. Криминалисты данное определение рассматривают как совокупность реально существующих приборов, технических устройств, приспособлений, применяемых в целях эффективного расследования и предупреждения преступлений (см.: Криминалистика: Учебник / Под ред. Т.А. Седовой, А.А. Эксархопуло. СПб.: Изд-во «Лань», 2001. С. 80.). Следует под техническими средствами понимать совокупность технических приборов, устройств, приспособлений, используемых в процессе процессуальных действий, с помощью которых осуществляются обнаружение, фиксация и изъятие значимых для уголовного дела следов, явлений либо событий, в целях обеспечения реализации назначения уголовного судопроизводства. Данное понятие необходимо прямо закрепить в ст. 5 УПК РФ, дополнив ее п. 54.1.

Применительно к домашнему аресту технические средства применяются в целях надзора за надлежащим поведением обвиняемого по соблюдению установленного ограничения, связанного со свободой передвижения и запретов, установленных судом.

В процессе развития технических средств контроля за соблюдением установленного ограничения и правил надзора за арестованным одновременно необходимо совершенствование процессуального порядка их применения. В связи с этим необходимо дополнить ч. 3 ст. 107 УПК РФ предложением следующего содержания: «Судья вправе применить к обвиняемому с его согласия технические средства, в целях осуществления надзора, и возложить на него обязанность носить их при себе». Более детально процессуально-правовые отношения между «арестованным» и должностным лицом (или органом), осуществляющим надзор, должны быть указаны в ведомственных нормативных актах.

Вопросы применения домашнего ареста необходимо решать на законодательном уровне и по аналогии с заключением под стражу, порядок которого определяется Федеральным законом от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Таким образом, требуется разработать и принять федеральный закон о домашнем аресте, устанавливающий правила и порядок исполнения данной меры пресечения.

Такой закон должен содержать четкие инструкции, когда, как, при каких обстоятельствах, на какой период времени подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут покидать место постоянного или временного жительства, по которому исполняется домашний арест, и могут ли делать это вообще; возможно ли посещение работы, больницы, поликлиники, детских воспитательных учреждений (если, например, человек один воспитывает нуждающегося в уходе ребенка или ухаживает за больным родственником); в какой период времени возможно покинуть квартиру, дом, дачу и т.п. и на какой срок (например, от одного до шести часов) и т.д. Критерии запретов не могут быть тождественны хотя бы только потому, что не могут быть одинаковыми характеристики личностей граждан, к которым применен домашний арест, обстоятельства, при которых совершено вменяемое преступление, отношение к совершенному преступлению, данные о семейном положении и др.

Судья, одновременно с применением домашнего ареста, должен решить вопрос о контроле получаемой корреспонденции и ведении переговоров с использованием средств связи, поскольку лишь в компетенцию суда входят вопросы перлюстрации почтовых отправлений и прослушивания переговоров.

Для достижения цели единообразия судебной практики применения в качестве меры пресечения домашнего ареста в последующем Верховному Суду Российской Федерации необходимо провести отдельный Пленум, на котором следует принять постановление, дающее исчерпывающие ответы на все актуальные вопросы применения судами РФ в качестве меры пресечения домашнего ареста.