Допрос эксперта бланк

Протокол допроса эксперта (образец заполнения)

ПРОТОКОЛ допроса эксперта

30 августа 201* г.

Допрос начат в 12 час. 05 мин.

Допрос окончен в 13 час. 00 мин.

Старший следователь следственного отделения Советского РОВД г. Энска старший лейтенант юстиции Головко М.М. в помещении Советского РОВД г. Энска, в кабинете N 105, руководствуясь ст. 205 УПК РФ, в целях разъяснения заключения N 61 от 22 августа 201* года по уголовному делу N 129873 допросил эксперта:

В самом начале допроса мне разъяснены права, обязанности и ответственность, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, а также порядок производства следственного действия.

По существу данного мною заключения разъясняю следующее. Тяжесть вреда здоровью определяется лишь у живых лиц. У трупов указываются только признаки тяжести вреда здоровью, так как у них определение степени тяжести вреда здоровью затрудняется. При исследовании трупа Рукина А.А. было обнаружено, что ни одно из причиненных ему телесных повреждений не представляло угрозы для жизни. Однако установлено, что у Рукина А.А. был шок. Мы не можем установить какой степени у него был шок, так как это определяется только у живых лиц. Но любое из телесных повреждений, обнаруженных у Рукина А.А., могло вызвать шок. Смерть Рукина А.А. наступила от шока. Только шок третей или четвертой степени относится к категории тяжких по признакам определения тяжкого вреда здоровью. Поэтому можно говорить о наличии угрожающих для жизни Рукина А.А. явлениях. Алкоголь не усугубил наступления смерти. Все видимые повреждения были причинены Рукину А.А. в одно и то же время с небольшой давностью, хотя специально этот вопрос для исследования не ставился, и мы соответственно его не изучали.

Перед началом, в ходе либо по окончании допроса от эксперта заявления не поступили.

Протокол прочитан экспертом лично. Показания записаны правильно. Замечания к протоколу отсутствуют.

Настоящий протокол составлен в соответствии со ст. 166, 190 и ч. 3 ст. 205 УПК РФ.

Допрос эксперта бланк

____________________________________________________________________
Настоящий образец не подлежит применению в связи с тем,
что глава 57 Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18 декабря 2001 года №174-ФЗ
утратила силу с 7 сентября 2007 года на основании
Федерального закона Российской Федерации от 5 июня 2007 года N 87-ФЗ
____________________________________________________________________

«____» ________ г.

Допрос начат в ___ ч ____ мин

Допрос окончен в ____ ч ____ мин

(наименование органа предварительного следствия

или дознания, классный чин или звание, фамилия, инициалы следователя (дознавателя)

руководствуясь ст.205 УПК РФ, в целях разъяснения заключения N _________________ от «_____» __________ г. по уголовному делу N ________ допросил эксперта:

1. Фамилия, имя, отчество

3. Стаж работы в должности

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт».

Полный текст документа будет доступен вам, как только оплата будет подтверждена.
После подтверждения оплаты, страница будет автоматически обновлена, обычно это занимает не более нескольких минут.

Приносим извинения за вынужденное неудобство.

Если денежные средства были списаны, но текст оплаченного документа предоставлен не был, обратитесь к нам за помощью: [email protected]

Если процедура оплаты на сайте платежной системы не была завершена, денежные
средства с вашего счета списаны НЕ будут и подтверждения оплаты мы не получим.
В этом случае вы можете повторить покупку документа с помощью кнопки справа.

Платеж не был завершен из-за технической ошибки, денежные средства с вашего счета
списаны не были. Попробуйте подождать несколько минут и повторить платеж еще раз.

Если ошибка повторяется, напишите нам на [email protected], мы разберемся.

Метод оплаты:

Что вы получите:

После завершения процесса оплаты вы получите доступ к полному тексту документа, возможность сохранить его в формате .pdf, а также копию документа на свой e-mail. На мобильный телефон придет подтверждение оплаты.

При возникновении проблем свяжитесь с нами по адресу [email protected]

аналогичных документов, доступных с полным текстом:

Причины, цели и нюансы допроса эксперта по УПК РФ

Следователем допустим допрос эксперта в том случае, если необходимы его пояснения по результатам предоставленного заключения. В статье рассмотрим порядок и цели допроса, а также в каких случаях заключения эксперта может быть признанно необоснованным.

Причины вызова на допрос

  1. Возникновение у участников процесса (следователя, судью, прокурора) необходимости получения дополнительной информации относительно вопроса, по которому эксперт давал заключение.
  2. Ходатайство других участников уголовного процесса, которые имеют право собирать доказательства (защитника, подозреваемого, обвиняемого, гражданского истца или ответчика, а также их представителей).

Суд не может отказать в допросе специалиста, который явился в суд по инициативе любой из сторон. В свою очередь эксперт может отказаться от дачи заключения, и, как следствие, он не может быть вызван на допрос.

Цель допроса

Целью допроса эксперта является получение полных правдивых сведений. В частности, специалист может быть вызван для:

  • уточнения компетенции эксперта;
  • разъяснения экспертом отдельных понятий и терминологии, которые были использованы в заключении;
  • пояснения экспертом хода проведенного исследования и обоснования выбранных методик;
  • выявления причины расхождений между количеством поставленных специалисту вопросов и задач и предоставленных ответов;
  • проверки полноты использования предоставленной информации в исследовании;
  • приведения доказательств обоснованности сделанных выводов

Если по делу проводились две и более экспертизы разными специалистами, а в их заключениях есть противоречия, то они вызываются на допрос с целью установления причины таких несоответствий.

При этом специалист не может быть подвержен допросу по поводу сведений, которые стали ему известны в связи проведением судебной экспертизы, но они не имеют отношения к изучаемому вопросу.

Порядок проведения допроса

Допрос специалиста в уголовном процессе выглядит следующим образом:

  1. Оглашается заключение данного экспертом.
  2. Следователь выясняет личность эксперта и его компетенцию.
  3. Устанавливается взаимосвязь специалиста с другими участниками процесса (потерпевшим и обвиняемым).
  4. Далее происходит непосредственно допрос, в котором исключен этап свободного рассказа. Это означает, что эксперт только дает точные ответы, исключающие двойную трактовку, на поставленные вопросы. Лицо, выполняющее допрос, имеет право задавать эксперту вопросы только в рамках предмета экспертизы. Недопустимо задавать наводящие вопросы.

Специалист в ходе допроса не может дополнять свое исследование новыми выводами.

Допрос обязательно должен быть запротоколирован согласно требованиям ст. 166 и 167 УПК РФ . В бланк протокола допроса эксперта вносится сведения о личности, образовании, месте работы, опыта практической или исследовательской деятельности в сфере исследуемого вопроса. Также отображается отсутствие или наличие основание для отвода эксперта. В протоколе все вопросы следователя, а также ответы на них, должны быть записаны дословно.

Результатом допроса может быть вынесение решения о повторной или дополнительной экспертизе.

Пример допроса эксперта на суде вы можете видеть ниже:

Признание заключения эксперта необоснованным

Заключение эксперта признается необоснованным, если были установлены следующие факты:

  • экспертиза была выполнена с нарушением процессуальных правил;
  • была установлена некомпетентность эксперта;
  • установлено несоответствие между заключением специалиста и бесспорно доказанными фактами по делу;
  • доказано использование неправильных методов исследования;
  • выявлены противоречия непосредственно в заключении эксперта.

В таком случае для дачи заключения привлекается другой эксперт отрасли, и, при необходимости его вызывают на допрос.

Принуждение эксперта к даче ложных показаний путем угроз, шантажа или насилия влечет собой ответственность для виновного в таких действиях согласно ст. 179 УК РФ . Полученные таким способ показания не имеют законной силы.

Допрос эксперта бланк

С 1 июля 2002 г. вступает в силу недавно принятый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации.
Готовы ли следователи и прокуроры к работе по новому закону? Этот риторический вопрос не случаен, он обусловлен тем, что новеллы уголовно-процессуального законодательства требуют тщательного изучения и глубокого осмысления каждым практическим работником.
Следует отметить, что в целом теория доказательств в уголовном процессе не претерпела коренных изменений, порядок их собирания и закрепления – тоже. Но изменился общий подход к предварительному и судебному следствию. Взят курс на ужесточение требований о соблюдении прав участников процесса. С принятием нового УПК подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, его защитник получили больший объем прав. О правах потерпевшего законодатель почему-то стыдливо умалчивает. Отдельные положения нового уголовно-процессуального закона вызывают споры концептуального характера. Редакция ряда статей УПК РФ оставляет желать лучшего, дает возможность для двоякого толкования нормы, что, безусловно, осложнит работу юристов-практиков. Но УПК РФ принят, и закон, несмотря ни на что, следует исполнять.
Мы полагаем, что законодатель в ходе правоприменительной практики увидит ошибки и недочеты формулировок некоторых правовых норм вновь принятого УПК и внесет свои коррективы.
На сегодняшний день еще не выработаны необходимые рекомендации по применению конкретных норм УПК РФ. Эти советы и рекомендации будут вырабатываться в ходе правоприменительной практики, иногда путем проб и ошибок.
Готовя эту работу, мы ставили перед собой цель — проанализировать отдельные нормы УПК РФ, выделить законодательные новеллы и попытаться выработать ряд методических рекомендаций по теме «Допрос участников досудебного уголовного судопроизводства. Некоторые особенности проведения проверки показаний на месте». Мы ни в коей мере не претендуем на то, чтобы давать всеобъемлющие советы, понимая, что это невыполнимая задача.

Понятие, общие положения и виды допросов

Допрос — это самое распространенное следственное действие.
Под допросом понимается следственное действие, смысловое содержание которого заключается в получении и фиксации в установленном уголовно-процессуальным законом порядке показаний участников процесса, содержащих фактические данные – доказательства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела.
Допрос служит наиболее эффективным средством получения новых и проверки уже имеющихся в деле доказательств.
Порядок допроса применительно к процессуальному статусу и возрасту допрашиваемого регламентируется Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, устанавливающим обязательные правила, распространяющиеся на все без исключения случаи его производства.
Несоблюдение процессуальных правил допроса является существенным нарушением закона и, соответственно, влечет за собой признание недействительным проведенного следственного действия и, в соответствии со ст. 75 УПК РФ, недопустимыми полученных показаний как источников доказательств.
Целью допроса является получение информации, на основании которой следователь:
1) устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию;
2) устанавливает источники, из которых могут быть получены дополнительные сведения по обстоятельствам дела;
3) проверяет достоверность имеющихся в деле доказательств, полученных в ходе иных следственных действий.
Сложившийся порядок допроса создает, на наш взгляд, оптимальные условия для получения полных, всесторонних и объективных показаний.
Вместе с тем невысокая результативность некоторых допросов обусловливается прежде всего нарушениями процессуального порядка допроса, неумением использовать возможности свободного рассказа, неправильной постановкой вопросов допрашиваемому лицу и т. д.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР содержал главы, посвященные допросам отдельных категорий участников процесса (глава 11 — «Предъявление обвинения и допрос обвиняемого», глава 12 — «Допрос свидетеля и потерпевшего»).
В УПК РФ выработаны единые, общие правила допроса и указаны особенности, обусловленные процессуальным положением лица либо его возрастом (ст.ст. 187-191, 205).
Вот неполный перечень этих правил (весь комплекс правил более подробно исследован в последующих главах):
1) Недопустимо применение при допросе насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья лиц.
2) Допрашиваемое лицо имеет право давать показания на родном языке, при этом ему бесплатно должен быть предоставлен переводчик.
3) Любой из допрашиваемых в ходе допроса вправе пользоваться документами и записями.
4) По ходатайству допрашиваемого лица могут быть произведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка. Эти материалы должны храниться при деле, а по окончании следствия – опечатываться.
5) Следователю не запрещается выбирать тактику допроса, но он не должен задавать наводящие вопросы.
6) При допросе свидетеля, по его желанию, возможно присутствие адвоката. Но последний не вправе задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы. Защитник обладает лишь правом по окончании допроса сделать заявление о нарушениях прав и законных интересов свидетеля, если они имели место в процессе допроса и отразить это в протоколе.
Регламентирующие допрос процессуальные правила носят общий характер.
Законом не установлены конкретные тактические приемы и способы ведения этого следственного действия.
Необходимость в использовании таких приемов и способов может возникнуть в случаях дачи не соответствующих действительности показаний вследствие добросовестного заблуждения допрашиваемого лица либо его, в силу каких-то причин, преднамеренной лжи. Эту роль выполняют тактические приемы, разработанные криминалистикой и апробированные следователями- практиками.
Тактика допроса – это система основанных на нормах уголовно-процессуального закона, выработанных на практике наиболее рациональных приемов и методов, обеспечивающих получение достоверных, полных и всесторонних показаний участников уголовного процесса.
В отличие от процессуальных правил тактические приемы не предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством, но, подчеркиваем, основаны на нормах УПК. В этом утверждении нет никакого противоречия, ибо любой применяемый в ходе допроса тактический прием не должен противоречить основополагающим началам, закрепленным уголовно-процессуальными нормами (соблюдение прав личности и т.д.).
Допустимость применения тактических приемов допроса основывается на их строгом соответствии букве и духу уголовно-процессуального закона и нормам морали.
Применение конкретных тактических приемов зависит от усмотрения следователя, которое определяется позицией допрашиваемого лица, его процессуальным положением, психическим и моральным обликом, характерологическими особенностями личности, а также иными обстоятельствами, специфичными для каждого конкретного допроса.
Тактические приемы призваны помогать следователю более успешно и грамотно проводить допрос, максимально используя возможности этого следственного действия.
Правомерное использование выбранных следователем тактических приемов допроса определяется рядом условий, каковыми являются:
1) законность,
2) познавательная эффективность,
3) избирательность воздействия,
4) соответствие профессиональной этике.
Избранный тактический прием должен соответствовать как общим принципам и положениям действующего законодательства, так и конкретным нормам Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующим порядок производства допроса.
Следует отметить, что применение следователем тактических приемов не является самоцелью, а служит средством для получения достоверных и полных показаний от допрашиваемого лица.
К использованию тактических приемов следователь прибегает не в ходе каждого допроса, а лишь в тех случаях, когда в ходе свободного рассказа и при последующей постановке дополняющих и уточняющих вопросов следователь приходит к выводу, что ему не удается получить объективные показания.
Кроме того, характер используемых тактических приемов будет зависеть от причин, вызвавших расхождение между содержанием показаний допрашиваемого лица и достоверно установленными по делу обстоятельствами.
Как уже отмечалось выше, причинами получения показаний, не соответствующих объективной действительности, могут быть или добровольное заблуждение, или преднамеренная ложь допрашиваемого лица.
Установление полной или частичной ложности показаний, а также причины этого явления зачастую вызывает у следователя определенные сложности. Вывод о недобросовестности допрашиваемого лица и о причинах, побудивших его давать неправдивые показания, следователем зачастую делается предположительно, с достаточно большой долей вероятности, не исключается и ошибка. Однако эта предварительная оценка полученных показаний является необходимым элементом, так как она помогает наметить тактическую линию допроса.
Следует отметить, что на выбор тактики допроса оказывает влияние процессуальное положение и возраст допрашиваемого лица.
Грамотное применение следователем тактических приемов допроса невозможно без учета и использования знаний в области психологии.
С точки зрения психологии, допрос есть взаимодействие между следователем и допрашиваемым лицом с целью получения от последнего информации о расследуемом преступлении.
Взаимодействие при допросе носит двусторонний характер. Необходимо наличие контакта между допрашивающим (дознавателем, следователем, прокурором) и допрашиваемым (потерпевшим, свидетелем, подозреваемым, обвиняемым).
Требуемый контакт обеспечивается индивидуально-психологическим подходом к допрашиваемому лицу. Психологический контакт при допросе носит в известном смысле односторонний характер: следователь имеет целью получить как можно больше достоверной информации, но сам при этом не заинтересован в разглашении имеющихся у него данных. Поэтому, как показывает практика, на допросе следователь обычно сообщает допрашиваемому лицу минимум информации, необходимой лишь для формулирования предмета допроса и реализации тактических соображений (восстановления ассоциативных связей у добросовестно заблуждающихся лиц, разоблачения ложных показаний, для получения сведений об имеющихся в деле вещественных доказательствах, документах и так далее).
Не вызывает сомнения, что следователь крайне заинтересован в установлении и поддержании психологического контакта с допрашиваемым лицом. Утраченный контакт восстанавливается с большим трудом и далеко не всегда.
Но следователь не может быть неразборчивым в выборе путей и методов установления психологического контакта. Совершенно, на наш взгляд, недопустимы такие методы, как панибратство с допрашиваемым лицом, заискивание, заигрывание и подобные способы установления контакта с допрашиваемым. Но вместе с тем следует помнить, что не способствуют завоеванию доверия допрашиваемого лица и тенденциозность, бестактность, торопливость следователя. Напротив, объективность следователя, его выдержка, корректное поведение, неуклонное обеспечение процессуальных прав и участников процесса благоприятствуют установлению психологического контакта, помогают настроить допрашиваемое лицо на дачу правдивых, полных показаний.
Для получения на допросе достоверных и полных показаний необходимо тщательно подготовиться к нему. Безусловно, допросы различных категорий участников процесса имеют свои отличия, но есть и общие правила подготовки к допросу, которых следователь должен придерживаться на всех ее этапах:
1) Изучение всех имеющихся материалов дела — исходный момент в подготовке к допросу. Даже при скрупулезном знании материалов дела следователь не должен избегать этой работы. Целесообразно делать выписки, по возможности со ссылками на листы дела, для различных сопоставлений готовить схемы. Эти наброски можно использовать при допросе и составлении его плана, в котором обязательно должны быть отражены и зафиксированы требующие выяснения обстоятельства, формулировки вопросов, очередность их постановки и т.д. Важно помнить: если следователь не владеет обстоятельствами и деталями дела, то допрашиваемое лицо (особенно если ему есть что скрывать) поймет это по смыслу задаваемых ему вопросов и не будет торопиться восполнить пробелы в информации следствия.
2) Определение или уточнение процессуального положения лица, вызываемого на допрос.
3) Определение предмета допроса, то есть круга обстоятельств, по которым необходимо получить исчерпывающие показания. Предмет допроса определяется прежде всего предполагаемой осведомленностью допрашиваемого лица об обстоятельствах дела. Если для определения предмета допроса необходимы специальные познания, то следователь обязан изучить специальную литературу, проконсультироваться со специалистами, ознакомиться с производственным процессом и т. д. Зачастую на практике приходится наблюдать, как следователь, задавая вопросы допрашиваемому лицу, сам не понимает значения тех или иных терминов. И получает соответствующие ответы, так как допрашиваемое лицо оценивает незнание следователя моментально. И даже получив достоверные ответы, следователь, не владея терминологией, не сможет их оценить и почерпнуть из ответов максимум информации.
4) Решение вопроса о времени и месте производства допроса.
5) Изучение психологического облика допрашиваемого лица, его социально-демографических, психофизиологических данных. Интересующую следователя информацию можно получить не только из материалов уголовного дела, но и из материалов оперативно-розыскной деятельности.
6) Изучение взаимоотношений допрашиваемого лица с другими участниками процесса. Это необходимо для определения возможной заинтересованности допрашиваемого лица в даче тех или иных показаний. Располагая такой информацией, следователь может своевременно корректировать ход допроса.
7) Определение последовательности производства допросов. В первую очередь целесообразно допросить:
а) лиц, располагающих наиболее важной информацией;
б) лиц, которые в силу объективных или субъективных причин могут по истечении некоторого времени забыть обстоятельства дела (больные, малолетние, престарелые и т. д.),
в) лиц, находящихся в материальной или иной зависимости от подозреваемого, обвиняемого. Если по делу предстоит допросить несколько подозреваемых, обвиняемых, то следует предварительно изучить систему взаимоотношений, сложившихся в группе лиц, совершивших преступление. А затем, с учетом полученных данных, определить последовательность их допросов.
8) Обеспечение участия в допросе предусмотренных законом лиц (законного представителя, представителя, переводчика, защитника).
9) Подготовка доказательств, которые предполагается предъявить или использовать во время допроса. Следователь должен предусмотреть возможные аргументы на тот случай, когда допрашиваемый попытается опровергнуть те или иные доказательства.
10) Решение вопроса и обеспечение возможности фиксации хода и результатов допроса с помощью технических средств (аудио-, видеозапись, фотографирование и т.д.).
После выполнения всей работы, следователю необходимо составить план допроса. В нем должны быть указаны обстоятельства, подлежащие выяснению, сформулированы вопросы, которые следует задать допрашиваемому лицу, определена их очередность.
На наш взгляд, в плане нужно предусмотреть все возможные ситуации развития допроса (допрос в бесконфликтной и конфликтной ситуациях, дача правдивых и ложных показаний (как в полном объеме, так и частично), определение возможных причин ложности показаний и т.д.).
В ходе досудебного производства по делу существуют следующие виды допросов:
1) допрос потерпевшего, свидетеля;
2) допрос подозреваемого, обвиняемого.
Мы бы не стали выделять отдельным видом допрос несовершеннолетнего. При определенной, оговоренной в Уголовно-процессуальном кодексе, специфике допроса лиц этой возрастной категории несовершеннолетние свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые допрашиваются в целом по общим правилам. Но некоторые особенности допроса лиц этой возрастной категории будут освещены ниже.

Допрос потерпевшего и свидетеля

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.
Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением следователя, дознавателя, прокурора или суда.
Комплекс прав потерпевшего закреплен в ч. 2 ст. 42 УПК РФ.
По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников. Перечень близких родственников установлен п. 4 ст. 5 УПК РФ. При этом следует иметь в виду, что этот перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
В случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель.
Хотелось бы заострить внимание на том, что в соответствии со статьей 53 УПК РСФСР потерпевшим могло признаваться только физическое лицо, на основании статьи 42 УПК РФ потерпевшим может быть и юридическое лицо.
Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний (ч. 1 ст. 56 УПК РФ).
По смыслу закона в качестве свидетелей могут быть допрошены лица, которые лично наблюдали событие преступления или отдельные его фрагменты (обстоятельства) либо знают об обстоятельствах совершенного преступления от других лиц. Допускается также допрос лиц, которые участвовали в производстве осмотра, обыска и иных следственных действиях и могут дать показания об обстоятельствах, связанных с производством данных следственных действий.
Таким образом, на допрос могут быть вызваны лица, в отношении которых имеются фактические данные, дающие основание полагать, что им могут быть известны обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу. Эти фактические данные могут содержаться в показаниях ранее допрошенных лиц, в протоколах следственных действий и в материалах, полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности.
Действующим уголовно-процессуальным законодательством определен перечень лиц, которые не подлежат допросу в качестве свидетелей. Это:
1) судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;
2) защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу;
3) адвокат – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи;
4) священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;
5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.
В статье 72 УПК РСФСР в перечень лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей, были включены лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. В аналогичный перечень в части 2 статьи 56 УПК РФ эта категория лиц по неизвестным причинам законодателем внесена не была. Но, полагаем, несмотря на отсутствие в УПК РФ прямого запрета на допрос лиц, не способных в силу своих физических или психических недостатков давать правдивые показания, допрашивать их смысла не имеет.
Вызову свидетеля или потерпевшего на допрос предшествует выполнение следователем комплекса организационно-подготовительных мероприятий, а именно:
1) изучение имеющихся в распоряжении следователя материалов уголовного дела и результатов оперативно-розыскных мероприятий с целью решения вопроса о наличии оснований, целесообразности и времени вызова конкретного лица на допрос в качестве свидетеля или потерпевшего;
2) определение предмета показаний свидетеля или потерпевшего;
3) принятие решения о месте и времени допроса. Устанавливая конкретное время явки свидетеля или потерпевшего на допрос, необходимо учитывать ряд моментов:
во-первых, вызов на допрос в удобное для допрашиваемого время способствует установлению с ним психологического контакта;
во-вторых, время явки свидетеля или потерпевшего должно быть определено таким образом, чтобы он не ожидал длительного времени в коридоре вызова на допрос;
в-третьих, вызывая свидетелей по одному и тому же уголовному делу, следователь обязан принять меры к тому, чтобы они не могли общаться между собой. Реализация этого положения обеспечивается вызовом свидетелей на допрос в разное время, а иногда и в разные дни. При этом первыми должны быть допрошены свидетели, которые, по мнению следствия, могут дать наиболее полные и точные показания. Кроме того, решая вопрос о последовательности допроса свидетелей, следует учитывать их возможную заинтересованность в деле, а также возможность сговора свидетелей или оказания на них влияния со стороны обвиняемого (подозреваемого);
в-четвертых, при необходимости проведения опознания следователь должен спланировать вызов на допрос потерпевшего или свидетеля таким образом, чтобы исключить его встречу с подозреваемым или обвиняемым;
4) подготовку средств фиксации показаний;
5) составление плана допроса. Это очень важный этап, и игнорировать его не рекомендуется, так как. в противном случае показания допрошенного свидетеля или потерпевшего могут оказаться неполными и неточными, и многие вопросы останутся «за кадром».
Свидетель и потерпевший вызываются на допрос повесткой. В повестке должно быть указано: кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин. Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам или организациям, которые обязаны передать повестку адресату.
Нормами, закрепленными в ст.ст. 155 и 161 УПК РСФСР, следователю было предоставлено право вызывать свидетеля и потерпевшего на допрос телефонограммой или телеграммой.
Статья 188 УПК РФ такого положения не содержит. Является ли это пробелом законодателя? Как выйти из ситуации, когда срочно требуется допросить свидетеля, а доставить повестку нарочным следователь лишен возможности? На наш взгляд, термин, содержащийся в ч. 2 ст. 188 УПК РФ, — повестка «передается с помощью средств связи» — можно буквально толковать и так – и телефон, и факс, и телеграф являются средствами связи. Следовательно, послание, содержащее все атрибуты повестки, следователь может передать не только через работников почты, но и воспользоваться с этой целью иными средствами связи. Безусловно, что наше толкование можно подвергнуть жесткой критике, но следователь должен как-то работать. Думается, оптимальным решением этой небольшой, но достаточно острой проблемы внесение дополнений в статью 188 УПК РФ в части предоставления следователю, дознавателю, прокурору, суду права осуществлять вызов на допрос телефонограммой, телеграммой и с помощью иных средств связи.
Уголовно-процессуальным законом определен порядок вызова на допрос несовершеннолетнего потерпевшего (свидетеля). Лицо, не достигшее шестнадцатилетнего возраста, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в тех случаях, когда это вызвано обстоятельствами дела.
Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части.
Лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенное время либо заранее уведомить следователя о причинах неявки.
В случае неявки на допрос без уважительных причин лицо может быть подвергнуто приводу.
К нему также могут быть применены иные меры процессуального принуждения, предусмотренные ст. 111 УПК РФ, а именно:
1) обязательство о явке (при необходимости у потерпевшего и свидетеля может быть взято обязательство о явке). Оно состоит в письменном обязательстве лица своевременно являться по вызовам, а в случае перемены места жительства незамедлительно сообщить об этом дознавателю, следователю, прокурору или суду. Лицу разъясняются последствия нарушения обязательства, о чем делается отметка в протоколе (ст. 112 УПК РФ);
2) денежное взыскание (в случае неисполнения процессуальных обязанностей на потерпевшего и свидетеля может быть наложено денежное взыскание в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда). Денежное взыскание налагается судом. Дознаватель, следователь или прокурор составляет протокол о нарушении, который направляет в районный суд. Протокол подлежит рассмотрению судьей в течение пяти суток с момента его поступления в суд. В судебное заседание вызывается лицо, на которое может быть наложено денежное взыскание, и должностное лицо, составившее протокол. Неявка нарушителя без уважительных причин не препятствует рассмотрению протокола. По результатам рассмотрения судья выносит постановление о наложении денежного взыскания либо об отказе в его наложении (ст. ст. 117, 118 УПК РФ).
На наш взгляд, следует более подробно остановиться на такой мере процессуального принуждения, как привод.
В случае неявки по вызову без уважительной причины потерпевший и свидетель могут быть подвергнуты приводу. Привод состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю, прокурору или в суд. Дознаватель, следователь или прокурор выносит постановление о приводе, суд – определение. Привод осуществляется органами дознания по поручению следователя, дознавателя, прокурора, судебными приставами-исполнителями – по поручению суда. Перед исполнением постановление (определение) о приводе объявляется лицу, которое подвергается приводу, что удостоверяется его подписью на документе. Привод не может производиться в ночное время. Частью 6 ст. 113 УПК РФ определен перечень лиц, которые не могут быть подвергнуты приводу:
1) несовершеннолетние в возрасте до четырнадцати лет;
2) беременные женщины;
3) больные, которые по состоянию здоровья не могут оставлять место своего пребывания. Но данный факт подлежит удостоверению врачом.
Допрос проводится по месту производства предварительного следствия. В большинстве случаев целесообразно приглашать свидетеля и потерпевшего на допрос в кабинет следователя. Замечено, что следователи более продуктивно допрашивают на привычном для них рабочем месте. Официальная обстановка способствует установлению деловых взаимоотношений между следователем и допрашиваемым лицом. Однако следователь вправе в случае необходимости провести допрос в месте нахождения допрашиваемого лица.
Вступающий в силу с 1 июля 2002 г. уголовно-процессуальный закон запрещает проводить допрос непрерывно более четырех часов. Перерыв для отдыха и принятия пищи не может составлять менее одного часа. Общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.
Приступая к допросу потерпевшего или свидетеля, следователь удостоверяется в его личности, разъясняет ему его права, предупреждает об уголовной ответственности, предусмотренной ст.ст. 307, 308 УК РФ.
Особо хотелось бы остановиться на данном этапе, так как это чрезвычайно важный момент для установления психологического контакта следователя с допрашиваемым лицом. Лица, настроенные давать полные и правдивые показания, предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний зачастую воспринимают очень болезненно, как недоверие к ним со стороны следователя. С тактической точки зрения целесообразно разъяснить потерпевшему или свидетелю, что оснований сомневаться в добропорядочности допрашиваемого лица у следователя нет, однако он обязан выполнить предписание закона. Если у следователя есть основания полагать, что потерпевший или свидетель не настроен давать полные и правдивые показания, то в этом случае иногда уместно обратить внимание допрашиваемого лица на возможное наступление уголовной ответственности в случае отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний.
Следователь вправе привлечь к участию в данном следственном действии должностное лицо органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чем обязательно делается отметка в протоколе. На практике некоторые следователи «забывают» внести в протокол сведения о присутствовавших на допросе оперативниках. На это обращается внимание в суде.
Если у следователя возникают сомнения, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведется расследование, то он выясняет, на каком языке потерпевший или свидетель желают давать показания.
По инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, материалы которых должны храниться при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатывать.
Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.
В соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ свидетель вправе являться на допрос с адвокатом. В этом случае последний присутствует при допросе, но не может задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы. По окончании допроса защитник вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля, если таковые имели место. Указанные заявления подлежат занесению в протокол.
Задавать наводящие вопросы во время допроса запрещается. В остальном — следователь свободен при выборе тактики допроса.
Тактика допроса свидетеля и тактика допроса потерпевшего имеют как общие черты, так и различия, обусловленные их процессуальным положением. Свидетель воспринимает событие преступления как сторонний наблюдатель, на которого происходящее производит какое-то впечатление, но напрямую его не касается. Потерпевшему же этим событием причиняется моральный, физический или имущественный вред, вред деловой репутации.
Если свидетель дал исчерпывающие ответы на поставленные перед ним вопросы, то следователю достаточно поставить дополняющие, уточняющие и контрольные вопросы с целью получения более конкретизированных сведений для проверки их объективности и достоверности.
В случае обнаружения в показаниях свидетеля неточностей и пробелов следователь должен уяснить, чем они вызваны: добросовестным заблуждением или нежеланием давать показания. Если показания недостоверны вследствие добросовестного заблуждения, то следователю необходимо определить, по какой причине это произошло. Для выяснения этого зачастую требуется установить, нет ли у свидетеля каких-либо дефектов органов чувств. Иногда он и сам не осознает того, что они у него имеются, а порой и сознательно скрывает их по каким-то причинам. Выяснить это можно: путем получения из лечебного учреждения по месту жительства или работы свидетеля сведений о состоянии его зрения, слуха; путем допроса родных и знакомых свидетеля. Для установления патологических дефектов психики и нервной системы следует направить соответствующие запросы в психоневрологический или наркологический диспансер. Стоит уделить внимание психологическим особенностям свидетеля, в частности, осведомиться имеет ли данное лицо склонность к фантазированию, насколько оно внушаемо.
Если показания свидетеля недостоверны вследствие его недобросовестности, причинами этого могут служить:
1) страх перед возможной местью со стороны подозреваемого (обвиняемого);
2) ложно понимаемое чувство товарищества;
3) стремление скрыть собственное неблаговидное поведение;
4) негативное отношение к деятельности правоохранительных органов и т.д.
Соответственно причинам избираются и тактические приемы допроса, когда:
1) свидетелю разъясняется, что подозреваемый (обвиняемый) менее опасен, если будет уличен в совершении преступления и привлечен к уголовной ответственности, а так же то, что уголовно-процессуальный закон предусмотрел способы обеспечения безопасности свидетеля, потерпевшего и их близких (ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5 ст. 278 УПК РФ);
2) свидетелю разъясняется, что его показания имеют большое значение для установления истины по делу и разоблачения преступников;
3) в некоторых случаях свидетелю предъявляются доказательства по делу (следует огласить показания других свидетелей, заключения экспертов, воспроизвести звукозапись, продемонстрировать фотографии или вещественные доказательства и т.д.).
Если есть основания полагать, что свидетель дает ложные показания в связи с возможной его причастностью к преступлению, то допрос продолжать не имеет смысла.
Физическое и психическое состояние потерпевшего, пережившего нервно-психическое потрясение в связи с преступлением, зачастую является причиной того, что в его показаниях встречаются:
1) преувеличение опасности совершенного посягательства;
2) фрагментарность, иначе говоря, наличие пробелов в описании события преступления, внешности преступника, последовательности действий и обстоятельств;
3) непоследовательность в изложении, расстановка акцентов на малозначащих деталях (при этом упускаются значимые моменты и тому подобное).
Именно по этой причине следователю очень важно определиться с моментом допроса потерпевшего. Но есть одно правило — не стоит откладывать допрос надолго, так как в дальнейшем начинается процесс забывания либо на потерпевшего могут оказать влияние заинтересованные лица, либо запечатленные его памятью образы (представления) подвергнутся корректировке под влиянием информации, полученной в результате обсуждения преступления с родными, близкими, знакомыми и т.д.
Пробелы и неточности в показаниях потерпевшего, обусловленные его добросовестным заблуждением, устраняются с помощью тактических приемов, направленных на активизацию мыслительной деятельности. Для этого потерпевшему разъясняется важность его показаний для раскрытия преступления и изобличения виновных; его можно вовлечь в диалог, чтобы вытеснить из его сознания или оттеснить на задний план хотя бы на время психические переживания, влияющие на полноту и точность показаний, стимулировать его ассоциативное мышление.
Иногда потерпевший умышленно дает ложные показания либо отказывается от дачи показаний вообще. В этой ситуации необходимо выяснить причину его поведения (наличие особых отношений с обвиняемым или подозреваемым; боязнь мести; оказываемое на потерпевшего физическое или психологическое воздействие со стороны обвиняемого или его окружения; боязнь огласки собственного неблаговидного поведения и т.д.). При установлении причины такого поведения потерпевшего следует применять тактические приемы, направленные на преодоление лжи и получение полных и точных показаний (они описаны выше).
Но, как правило, следователям приходится иметь дело с добросовестными свидетелями и потерпевшими. Однако нередко и они заблуждаются при даче показаний в силу ошибок при восприятии или забывания. Поэтому следователю необходимо иметь представление о психологическом механизме формирования свидетельских показаний (механизм формирования показаний потерпевшего не особенно отличается от него).
Для формирования полных и достоверных показаний необходимо непосредственное восприятие происходящих событий органами чувств свидетеля. Различные свойства предметов окружающего мира вызывают у человека комплекс ощущений, создают представления в форме образов. Следует учитывать, что на формирование конкретного образа в большой степени влияют такие факторы, как опыт человека, уровень его развития, профессиональная подготовка, круг интересов. Воспринимая свойства предметов, свидетель осмысливает, оценивает их в меру имеющегося у него опыта и знаний.
Существуют объективные и субъективные факторы, которые затрудняют получение достоверной и полной информации.
К объективным факторам относятся те, которые не зависят от свидетеля, например неблагоприятные условия наблюдения (кратковременность, отдаленность, недостаточная освещенность места происшествия, атмосферные помехи).
К субъективным факторам можно отнести дефекты органов чувств человека, снижение возможностей восприятия органов чувств свидетеля под влиянием болезненного состояния, нервного расстройства, усталости, состояния алкогольного или наркотического опьянения и т.д.
Запоминание свидетелем информации бывает:
1) преднамеренным, когда свидетель, предвидя, что ему в дальнейшем придется давать показания об этом факте, или обратив внимание на событие из-за его необычности, прилагает усилия к тому, чтобы запомнить его. При преднамеренном запоминании полученная информация сохраняется в памяти дольше, а при воспроизведении фактов даются более полные и точные показания.
2) Непреднамеренным;
Как показывает практика, чаще всего имеет место непреднамеренное запоминание.
С течением времени возникает опасность искажения или даже утраты полученной информации. Общеизвестно, что промедление с допросом ухудшает качество получаемых показаний. Однако следует иметь в виду, что допрос непосредственно после события преступления потерпевшего или свидетеля-очевидца, когда переживания еще остры, также может быть малоэффективным. Обычно более полными и точными являются показания на допросе, проведенном через несколько дней после события, когда переживания случившегося уже утрачивают прежнюю остроту и не мешают допрашиваемому лицу сосредоточить внимание на обстоятельствах дела.
Следователь должен помнить, что процесс забывания может быть обратимым. При благоприятных условиях забытые события и факты могут быть восстановлены в памяти потерпевшего и свидетеля. Это явление в психологии называется реминисценцией. Используя данную психологическую закономерность, можно получить новые данные при повторном допросе свидетеля или потерпевшего. Первый допрос нередко дает толчок к припоминанию забытых обстоятельств, мобилизует возможности памяти и создает благоприятные предпосылки для восполнения пробелов в показаниях в дальнейшем. Дополнения при повторном допросе могут быть вызваны и тем, что часть информации, сообщенной на первом допросе, была зафиксирована следователем неточно. Но следует учитывать и то обстоятельство, что зачастую при повторном допросе свидетель или потерпевший помнит и иногда текстуально воспроизводит свои первоначальные показания, а не первичную информацию, основанную на реально произошедших событиях. То есть налицо подмена самого события преступления первоначальными показаниями о нем. Ценность такого повторного допроса сомнительна. Поэтому при производстве повторного допроса мы бы не рекомендовали начинать его с вопроса, подтверждает ли свидетель или потерпевший ранее данные им показания.
При повторном допросе отрицательную роль может сыграть также неправильное понимание допрашиваемым лицом сущности предупреждения об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Иногда даже добросовестные свидетели в силу этого обстоятельства избегают вносить изменения и дополнения в свои прежние показания, хотя необходимость в этом очевидна. Поэтому, на наш взгляд, при повторном допросе целесообразно разъяснить свидетелю или потерпевшему, что само по себе устранение неточностей и ошибок в показаниях, зафиксированных при предыдущих допросах, не свидетельствует об их ложности. Настаивание же на прежних показаниях при очевидной ошибочности отдельных их положений может свидетельствовать о перерастании добросовестного заблуждения при первоначальных показаниях в преднамеренную ложь. Именно по этой причине следователь при повторном допросе должен особо обращать внимание на то, чтобы свидетель или потерпевший сообщал ему фактические данные, имеющие отношение к расследуемому преступлению.
Причины расхождений в показаниях должны следователем тщательно выясняться и сопоставляться с условиями восприятия, запоминания и воспроизведения событий допрашиваемым лицом. Только такой подход позволяет правильно оценить достоверность повторных показаний.
Особо хотелось бы обратить внимание на случаи изменения показаний потерпевшими, которые, как показывает практика, особенно подвержены внушению и самовнушению. В силу своего положения, под влиянием различных причин, таких, как внезапность преступного посягательства, сильный испуг, они чаще всего неосознанно воспринимают те или иные обстоятельства преступления и нередко воспроизводят их в искаженном виде. Повторные допросы зачастую расцениваются ими как своего рода недоверие следователя к их показаниям и побуждают упорствовать в своем заблуждении.
Даче показаний следователю предшествует восстановление в памяти конкретных обстоятельств произошедшего события. Но зачастую пробелы в воспоминаниях свидетель или потерпевший «восполняет» иными данными, полученными на основе дополнительной информации извне, собственного опыта, прежних наблюдений. При этом возникает серьезная опасность добросовестного искажения показаний.
Точность передачи информации о наблюдаемом событии во многом зависит и от того, насколько правильно и точно свидетель умеет выражать свои мысли. Ведь даже при достаточно высокой речевой культуре возможна разница между тем, о чем хочет сказать свидетель или потерпевший, и тем, что он сказал. Обычно такие искажения возникают из-за неоправданно ускоренного темпа допроса. Иногда некоторые следователи ошибочно полагают, что замедленный темп дачи показаний свидетелем, когда последний задумывается в процессе изложения своих мыслей, медлит с ответами на вопросы, свидетельствует о неискренности допрашиваемого лица. Не следует забывать, что, давая показания, свидетель не только сообщает следователю информацию о преступлении, но и критически осмысливает ее, сопоставляя свои показания с воспринятыми ранее образами и представлениями. Поэтому ни в коем случае нельзя допускать, чтобы темп допроса мешал свидетелю или потерпевшему аргументированно и самокритично излагать свои мысли.
При допросе необходимо избирать такие методы, которые исключали бы любое искажение информации.
Запись показаний в протокол ведется:
1) либо по окончании устного допроса;
2) либо одновременно с ним;
3) либо по отдельным его этапам.
Как показывает практика, протоколирование показаний после устного допроса обеспечивает непрерывность допроса и не нарушает контакта с допрашиваемым лицом, но требует от следователя большого опыта, хорошей памяти. Кроме того, этот способ связан с риском искажения или частичной потери информации при записи показаний.
Протоколирование показаний параллельно с устным допросом ухудшает его качество, нарушает контакт с допрашиваемым, но значительно повышает полноту и достоверность записи показаний.
Поэтому, как показывает практика, в большинстве случаев предпочтительнее производить допрос свидетеля или потерпевшего по отдельным эпизодам, стадиям. Это позволяет использовать достоинства первого и второго способов и без существенного ухудшения качества устного допроса получать достаточно полные показания.
Хотелось бы отдельно остановиться на особенностях допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля (ст. 191 УПК РФ).
Порядок вызова на допрос этой категории лиц изложен выше.
Допрос свидетеля или потерпевшего в возрасте до четырнадцати лет проводится с участием педагога. По усмотрению следователя педагог может быть приглашен на допрос свидетеля и потерпевшего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. При допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля вправе присутствовать его законный представитель.
Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении их процессуальных прав им указывается на необходимость говорить правду.
При допросе несовершеннолетних потерпевших и свидетелей следует учитывать также их возрастные особенности, как:
1) меньший, чем у взрослых, объем знаний;
2) меньшую способность к сосредоточенному вниманию;
3) повышенную внушаемость;
4) менее развитые аналитические способности при восприятии и оценке обстоятельств;
5) тенденции к смешению реально воспринятого и воображаемого;
6) эмоциональность суждений и действий.
Необходимо также учитывать, что:
1) несовершеннолетние уступают взрослым в способности осознавать событие в целом и не всегда могут выделить в нем главное (при этом они обращают внимание лишь на те явления и факты, которые им интересны или произвели на них сильное эмоциональное впечатление);
2) они чаще взрослых допускают ошибки при определении расстояний, отрезков времени, последовательности действий и событий;
3) несовершеннолетние быстрее забывают воспринятые события, явления и факты и цепко держат в памяти и точно воспроизводят лишь те моменты, которые их заинтересовали;
4) поведение несовершеннолетнего во время допроса зачастую обусловлено стремлением к демонстрации и отстаиванию своей самостоятельности и значимости, гипертрофированным представлением о дружбе, боязнью отрицательной оценки со стороны ближайшего окружения
В ходе подготовки к допросу несовершеннолетнего следователю рекомендуется выполнить комплекс мероприятий, направленных на обеспечение оптимальных условий допроса, а именно:
1) решить вопрос о месте производства допроса. При этом следует учесть, что подросток в возрасте четырнадцати — восемнадцати лет может быть допрошен в кабинете следователя, так как официальная обстановка подчеркивает важность проводимого действия и настраивает допрашиваемого на дачу полных и правдивых показаний. Для допроса малолетних свидетелей или потерпевших следует, на наш взгляд, избирать место, более им привычное (школу, дом, дошкольное учреждение и т.д.);
2) определить день и время допроса. Как показывает практика, допрос несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего должен быть произведен как можно быстрее после восприятия им обстоятельств, связанных с событиями преступления. Это объясняется описанными выше нравственно-психологическими особенностями подростка. Актуальность скорейшего допроса несовершеннолетнего связана еще и с тем, что дети довольно легко поддаются преднамеренному или непреднамеренному внушению, в результате чего могут незаметно для себя подменить воспринятые факты высказываниями других лиц, с которыми они общались до допроса, или собственными фантазиями. Но, если ребенок испытывает сильные переживания от увиденного или услышанного, то допрос следует отложить до тех пор, пока несовершеннолетний сможет давать показания;
3) получить информацию о личности несовершеннолетнего. Для установления психологического контакта с несовершеннолетним свидетелем или потерпевшим рекомендуется выяснить следующие моменты:
а) отношение к сверстникам (чувство товарищества, чуткость, безразличие, неприязненные отношения и т.п.),
б) черты характера (упрямство, лживость и т.п.),
в) круг интересов и увлечений,
г) иные данные, относящиеся к социально-демографической и нравственно-психологической характеристикам несовершеннолетнего;
4) правильно определить круг участников допроса. С особой осторожностью надо подходить к решению вопроса об участии родителей в допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля. Следует учитывать, что родители в определенных случаях могут попытаться повлиять на ребенка в соответствии со своими интересами. Подросток в присутствии родителей зачастую испытывает неловкость, отвлекается от задаваемых вопросов, пытается давать ответы в зависимости от реакции родителей. Подход к приглашению педагога присутствовать на допросе несовершеннолетнего также должен быть дифференцированным. В каждом конкретном случае следователь должен определить, какого педагога – знакомого или незнакомого подростку — следует пригласить. Если между допрашиваемым несовершеннолетним и преподавателями того учебного заведения, где он обучается, возникли в силу каких-то причин неприязненные отношения, то участие знакомого педагога может привести к осложнениям в установлении психологического контакта с ребенком. Хотелось бы напомнить еще раз, что по делам о половых преступлениях оптимальным является тот вариант, когда в допросе несовершеннолетнего принимает участие педагог одного с ним пола;
5) составить план допроса несовершеннолетнего. Следователю следует тщательно продумать формулировки вопросов, которые предстоит задавать допрашиваемому. Вопросы должны быть понятными и недвусмысленными для детского восприятия, сформулированными в корректной форме.
Задавая вопрос, надо убедиться в том, что допрашиваемое лицо правильно уяснило его содержание. В случае необходимости нужно быть готовым к изменению формулировки вопроса на более понятную несовершеннолетнему. С этой целью можно упростить вопрос, отказавшись от сложных для детского понимания слов или терминов, или разделить его на несколько более конкретных и понятных вопросов.
В ряде случаев на показания подростка может оказать влияние интонация, с которой вопрос задается. Если следователь интонацией демонстрирует свою уверенность, твердое убеждение знания определенных фактов, то тем самым он оказывает внушающее психологическое воздействие. А это, в свою очередь, может привести к даче недостоверных показаний.
Необходимо помнить, что показания несовершеннолетнего должны соответствовать уровню его психолого-возрастного развития. Гладкость, заученность показаний, употребление слов и оборотов, не свойственных возрасту ребенка, и некоторые другие признаки должны насторожить следователя. Они могут свидетельствовать о том, что подросток дает показания под чьим-то влиянием, с чьих-то слов. В этом случае следователь должен выяснить, с какими лицами несовершеннолетний общался до допроса, не обсуждали ли они с ним или в его присутствии с кем-то третьим обстоятельства, по которым он дает показания и, т. д.

Допрос подозреваемого и обвиняемого

На наш взгляд, особое мастерство следователя проявляется, в первую очередь, в умении проводить допросы. Это можно объяснить не только высоким удельным весом допросов в числе следственных действий, производимых по делу, но и важным значением объективных показаний, и сложностью именно этого следственного действия.
Получить от подозреваемого и обвиняемого достоверные и полные показания чрезвычайно сложно. Эти лица чаще всего, как показывает практика, не склонны откровенничать со следователем. Результативность данного следственного действия зависит от профессиональных навыков, личных качеств, запаса знаний, в том числе в области психологии, жизненного опыта, отношения к своей профессии лица, его производящего. Следователь тем успешнее справляется со стоящей перед ним сложной задачей, чем полнее и искуснее использует тактические приемы допроса.
Подозреваемым является лицо:
1) в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленным главой 20 УПК РФ, которая регулирует порядок возбуждения уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения,
2) которое задержано по подозрению в совершении преступления, на основании ст. ст. 91 и 92 УПК РФ,
3) к которому применена мера пресечения в виде заключения под стражу до предъявлении обвинения.
Подозреваемый должен быть допрошен не позднее двадцати четырех часов с момента:
1) вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (за исключением случаев, когда его местонахождение не известно);
2) фактического задержания.
Комплекс прав подозреваемого закреплен в ч. 4 ст. 46 УПК РФ.
Обвиняемым признается лицо, в отношении которого:
1) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого;
2) вынесен обвинительный акт.
Комплекс прав обвиняемого закреплен в ч. 4 ст. 47 УПК РФ.
В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 173 УПК РФ следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения.
Подозреваемый и обвиняемый имеют право на защиту. Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников. Подозреваемый и обвиняемый могут высказать просьбу, чтобы защитником их обеспечили дознаватель, следователь, прокурор или суд.
Обязательное участие защитника регламентировано ст. 51 УПК РФ.
В случае неявки приглашенного защитника в течение пяти суток со дня заявления ходатайства о его приглашении дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе предложить подозреваемому и обвиняемому пригласить другого защитника, а при его отказе принять меры по назначению защитника. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение пяти суток не может принять участие в конкретном следственном действии, а подозреваемый или обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное следственное действие без участия защитника, за исключением когда:
1) подозреваемый или обвиняемый является несовершеннолетним;
2) подозреваемый или обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту;
3) подозреваемый или обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу;
4) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;
5) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;
6) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении его дела в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ. Эта глава регулирует особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.
Следует иметь в виду, что подозреваемый и обвиняемый могут иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе и до первого допроса, без ограничения их числа и продолжительности.
В начале допроса следователь выясняет у обвиняемого, признает ли он себя виновным, желает ли давать показания по существу предъявленного обвинения и на каком языке. Если обвиняемый желает давать показания, то должны быть получены его показания по каждому пункту предъявленного обвинения. В случае отказа обвиняемого от дачи показаний следователь делает соответствующую запись в протоколе его допроса.
Частью 3 ст. 173 УПК РФ предусмотрено, что повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого.
Показания подозреваемого и обвиняемого являются не только источником доказательства, но и средством их защиты. Поэтому, в отличие от свидетеля и потерпевшего, подозреваемый и обвиняемый не несут ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний и не предупреждаются об этом. Дача показаний – их право, а не обязанность.
В тех случаях, когда обвиняемый признает себя виновным в полном объеме предъявленного обвинения, допрос его должен вестись так же тщательно, как и при отрицании им вины.
Следует помнить, что важно не столько само признание, сколько сведения о фактах, которые можно почерпнуть из показаний. Признание обвиняемым своей вины не должно дезориентировать следователя, снизить его активность в поисках объективных доказательств. Нельзя забывать о том, что признание само по себе еще не доказывает, что преступление совершено данным лицом. Практика знает немало случаев ложного признания в силу давления, оказанного оперативными или следственными работниками; из желания взять на себя вину близких родственников, родственников, близких лиц и т. д. К тому же при отсутствии объективных доказательств по делу ничто не помешает в дальнейшем лицу, сделавшему признание, от него отказаться.
При частичном признании обвиняемым своей вины следует тщательно выяснить, какие конкретно обстоятельства или эпизоды своей преступной деятельности он отрицает, а какие признает. При этом следователю необходимо постараться выяснить обстоятельства, помогающие проверить, насколько признание обвиняемого или отрицание им своей вины в части соответствует действительности.
Следует всегда иметь в виду, что на обвиняемого не может быть возложена обязанность доказывания своей невиновности, бремя доказывания вины или невиновности лежит на следователе.
Показания обвиняемого, не признающего вины, фиксируется так же подробно, как и в тех случаях, когда он себя виновным признал. Это необходимо для того, чтобы следователь имел возможность каждое из его положений тщательно проверить.
Следователь должен принять меры к тому, чтобы обвиняемые (подозреваемые), вызванные по одному делу, не могли общаться между собой.
Большинство тактических приемов в равной мере приемлемы для допроса как обвиняемого, так и подозреваемого. Но имеются и различия.
Так, например, общеизвестно, что необходимость в допросе подозреваемого возникает тогда, когда имеются данные для возбуждения в отношении его уголовного дела или применения такой меры пресечения, как заключение под стражу. Но на этом этапе следователь зачастую не располагает доказательствами, достаточными для предъявления обвинения и изобличения допрашиваемого. Доказательств не только недостает, но они еще и не проверены в полном объеме, и это заставляет следователя оперировать ими очень осторожно. В материалах дела пока недостаточно данных о личности подозреваемого. Все это приводит к тому, что у следователя еще не складывается твердого убеждения, с кем он имеет дело, — с лицом, действительно совершившим преступление, или с человеком, на которого лишь пало подозрение вследствие неблагоприятного стечения обстоятельств. Поэтому, чтобы исключить самооговор, тактика допроса подозреваемого должна быть более осторожной и избирательной, чем при допросе обвиняемого.
Следует учитывать, что в момент допроса подозреваемый либо растерян от неожиданности и готов давать показания, либо возбужден, агрессивен и настроен отрицать причастность к совершению преступления.
Особенности тактики допроса обвиняемого определяются тем, что ему предъявляется мотивированное постановление, содержащее формулу обвинения. Получению от обвиняемого правдивых показаний способствует терпеливое и подробное разъяснение существа предъявленного обвинения. Причем полезно разъяснить не только существо инкриминируемых фактов, но и санкции нормы Уголовного кодекса, по которой квалифицировано деяние.
Применение тех или иных тактических приемов допроса подозреваемого, обвиняемого обусловлено и тем, в какой ситуации происходит допрос: бесконфликтной или конфликтной.
Бесконфликтная ситуация возникает тогда, когда подозреваемый подтверждает правильность возникших в отношении его подозрений, а обвиняемый признает себя виновным в инкриминируемых ему деяниях и желает давать полные и правдивые показания.
При конфликтной ситуации имеет место отказ от дачи показаний либо подозреваемый, обвиняемый дают ложные показания (а иногда и соответствующие действительности, но следователь в данный момент считает их ложными).
На практике нередки случаи, когда бесконфликтная и конфликтная ситуации чередуются уже в ходе одного допроса, в зависимости от занятой допрашиваемым позиции по тому или иному вопросу.
Но основное процессуальное правило допроса – выслушивание свободного рассказа с последующей постановкой вопросов, при необходимости сопровождаемое предъявлением иных доказательств по делу, сохраняет свое значение для допроса в любой ситуации.
В бесконфликтной ситуации при выслушивании свободного рассказа, занимающего центральное место в тактическом плане допроса, должны быть соблюдены следующие правила:
1) Каждое сообщение подозреваемого и обвиняемого должно подвергаться тщательной проверке. Следует выяснить все необходимое для установления доказательств, подтверждающих или опровергающих полученные сведения.
2) Нужно стремиться к тому, чтобы показания подозреваемым и обвиняемым были даны в полной мере их осведомленности. А для этого следователь должен умело направлять рассказ подозреваемого, обвиняемого, избрав хронологическую, логическую или тактическую последовательность. При хронологической последовательности события излагаются в том порядке, в котором они происходили. Логическая последовательность способствует оживлению воспоминаний, так как важные для дела обстоятельства выясняются от причин до неизбежно вытекающих из них последствий. При тактической последовательности вначале выясняются те обстоятельства, о которых допрашиваемое лицо рассказывает охотнее. Но следует помнить, что постановка наводящих вопросов недопустима. При постановке вопросов следователь должен следить за тем, чтобы их формулировки не содержали информации, подсказывающей определенные ответы;
3) Чтобы получить полное представление о сложном событии, рассказ о нем целесообразно делить на отдельные эпизоды. Только выяснив все, связанное с одним из эпизодов или фактов, следователь может переходить к следующему. Такой прием обеспечивает полноту свободного рассказа, помогая допрашиваемому лицу переходить к изложению новых обстоятельств лишь после досконального освещения предыдущих эпизодов и фактов.
4) Если подозреваемый или обвиняемый забыл об интересующих следствие фактах, можно прибегнуть к приемам, направленным на оживление ассоциативных связей. При постановке вопросов следователь должен следить за тем, чтобы их формулировки не содержали информации, подсказывающей определенные ответы.
5) Получению полных и достоверных показаний способствует доброжелательная обстановка. Однако для достижения целей допроса следователю не стоит подстраиваться под речь и манеры допрашиваемого лица, проявлять к нему панибратское или снисходительное отношение, использовать в ходе допроса вульгарные или жаргонные выражения, так как это нередко создает противоположный эффект.
Остановимся подробнее на тактических приемах допроса подозреваемого и обвиняемого в условиях конфликтной ситуации:
1) При отказе подозреваемого или обвиняемого давать показания следователь должен попытаться доходчиво объяснить и убедить допрашиваемое лицо в неправильности выбранной линии защиты. Разъяснение следует подкреплять ссылкой на то, что в ряд конкретных вопросов может внести ясность только сам допрашиваемый (о действительном размере ущерба; о суммах, полученных каждым из участников преступления; о значении следов, обнаруженных на месте происшествия, и т. д.). Иногда полезно умышленно вызвать возражения со стороны допрашиваемого лица, что может побудить его занять активную позицию и вынудить давать показания, пусть даже и ложные. Давая ложные показания, обвиняемый (подозреваемый) волей-неволей будет вынужден осветить обстоятельства произошедшего, а дело следователя — оценивать полученную информацию.
2) Важное значение имеет умелое использование следователем противоречий между соучастниками преступления, каждый из которых, с одной стороны, боится дать показания первым, а с другой – опасается, что его опередят подельники. Изолировав членов преступной группы, следователь должен выбрать «слабое звено» и постараться нейтрализовать у этого лица опасение давать показания первым, усилить у него беспокойство о том, что можно опоздать с чистосердечным признанием. Следователю предстоит решить, как поступить в случае, если кто-то из подозреваемых или обвиняемых даст показания: сообщить ли об этом соучастникам или оставить эту информацию в тайне до поры до времени.
3) При даче ложных показаний «установка на ложь» успешнее всего преодолевается с помощью доказательств, предъявляемых в ходе допроса. Однако следует иметь в виду, что даже при достаточной совокупности доказательств не всегда можно получить от подозреваемого, обвиняемого правдивые показания. Неумелое использование имеющегося в распоряжении следствия комплекса доказательств может привести к тому, что допрашиваемый попытается «приспособить» свои ложные показания к имеющимся доказательствам или опорочить последние.
4) Для того чтобы не наступили негативные последствия, упомянутые в предыдущем пункте, следователь, убедившись в достоверности доказательства, должен принять необходимые меры к его наиболее эффективному использованию. Если доказательств достаточно для изобличения, то прежде всего нужно допросить подозреваемого или обвиняемого об обстоятельствах, связанных с каждым из предъявленных ему доказательств, лишив его таким образом возможности в дальнейшем опорочить эти доказательства. Так, имея на руках какой-либо предмет, принадлежащий допрашиваемому, необходимо прежде всего выяснить, не передавал ли он эту вещь кому-либо другому. Получив отрицательный ответ, нужно уточнить, каким образом предмет оказался на месте происшествия. Если имеется такая возможность, то определенную совокупность доказательств следует предъявлять подозреваемому, обвиняемому в их логической последовательности. Обычно вначале предъявляются доказательства, относящиеся к второстепенным обстоятельствам, а затем – более значительные. Однако с учетом личности допрашиваемого лица может быть избрана и обратная последовательность. Последовательность может быть умышленно нарушена для использования элемента внезапности в целях усиления впечатления от предъявления одного из решающих доказательств. Не подготавливая допрашиваемое лицо, следователь внезапно предъявляет важное доказательство (например, показания очевидца) и просит дать объяснения. Безусловно, что при использовании данного приема существует опасность того, что подозреваемый или обвиняемый попытается опорочить предъявленное доказательство (например, заявив, что с очевидцем преступления хорошо знаком, имеет неприязненные отношения и тот его оговаривает). Применяя этот прием, следователь должен иметь в запасе иные доказательства, которыми он может компенсировать неудачное использование элемента внезапности. Все эти ситуации следует попытаться предусмотреть при составлении плана допроса.
5) Если же в совокупности доказательств имеются пробелы, то следователь должен решить две задачи: не дать подозреваемому, обвиняемому догадаться об этом и попытаться в ходе допроса получить информацию, способную восполнить пробелы. Преждевременная осведомленность о недостаточной доказательственной базе нередко используется подозреваемым, обвиняемым, чтобы выдвинуть ложную версию и попытаться опорочить имеющиеся у следствия доказательства. Поэтому криминалистическая тактика предписывает следователю в этом случае не торопиться с предъявлением при допросе доказательств, создавая при этом у допрашиваемого лица «преувеличенное представление об объеме собранных доказательств». При создании «преувеличенного представления об объеме собранных доказательств» полностью должна быть исключена возможность обмана или фальсификации доказательств. Искусство допроса и состоит в том, чтобы можно было получить наиболее полные и достоверные показания, не прибегая к обману. Иногда у допрашиваемого лица создается впечатление о полной осведомленности следователя об обстоятельствах совершенного преступления. Это представление складывается после удачного предъявления наиболее яркого, запоминающегося доказательства, в то время как в цепи доказательств оно может иметь второстепенное значение. Близок к этому и второй тактический прием, когда, используя свою осведомленность о каком-либо второстепенном обстоятельстве, следователь ставит вопросы таким образом, что допрашиваемое лицо приходит к мнению: что это единственное, что неизвестно следствию, а все остальное уже тайной для следователя не является.
6) Такое же впечатление у подозреваемого, обвиняемого может сложиться, если следователь, выслушав показания, противоречащие материалам дела, описывает механизм произошедшего события, используя при этом неполные данные и создавая впечатление о несущественности тех обстоятельств, которые ему еще неизвестны. Но такой прием допустим только после свободного рассказа допрашиваемого лица.
7) Если доказательств недостаточно для изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, следователь должен предпринять попытку получить необходимую информацию непосредственно от самого допрашиваемого лица. В этих целях можно использовать возникающие в показаниях противоречия и проговорки. Даже в тех случаях, когда ложная версия была заготовлена заранее и продумана в мельчайших деталях, подозреваемый, обвиняемый нередко путает вымышленные события с истинными и проговаривается о фактах, которые он хотел бы скрыть от следствия. Для следователя подмечать и накапливать такие оплошности крайне важно, ибо это действенная возможность получить крупицы достоверной информации в ситуации, когда допрашиваемое лицо не желает давать правдивые показания. Такое же значение имеют неизбежно возникающие при этом противоречия. При постановке вопросов следователь пользуется накопленными оплошностями подозреваемого, обвиняемого, заставляя его еще больше запутываться в своих показаниях. На практике следователь должен стремиться к точной фиксации всех проговорок допрашиваемого лица. При этом нужно выбрать наиболее удачный момент для акцентирования внимания подозреваемого, обвиняемого на допущенных им оплошностях.
8) Важным приемом получения достоверной информации в ситуации, когда подозреваемый, обвиняемый дает ложные показания, является косвенный допрос. Заведомо зная, что он не получит от допрашиваемого лица правильных ответов на основные интересующие следствие вопросы, и не имея в своем распоряжении доказательств, которые можно предъявить в ходе допроса, следователь задает ряд других, менее опасных с точки зрения допрашиваемого вопросов. Ответы на них зачастую помогают следствию найти и ответ на замаскированный вопрос. Весьма успешно такой прием используется, например, при проверке алиби. Неосведомленность подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах, о которых он должен был знать, если бы его алиби было достоверным, позволяет найти ответ на вопрос, был ли он в интересующее следствие время не на месте совершения преступления, а в другом месте.
9) Эффектны приемы, рассчитанные на выявление «преступной осведомленности» путем пробуждения у подозреваемого, обвиняемого при допросе ассоциативных связей. Так, например, не имеющие отношения к делу документы, фотографии, протоколы следственных действий, рассматриваемые следователем во время допроса, нередко принимаются подозреваемым, обвиняемым за изобличающие его доказательства.
На наш взгляд, стоит более подробно остановиться на приемах допустимого эмоционального воздействия на подозреваемого, обвиняемого (не путать с психическим насилием!).
Приемы эмоционального воздействия применяются либо самостоятельно, либо наряду с приемами, побуждающими к даче правдивых показаний логикой установленных фактов. Наиболее распространенными среди них являются:
1) разъяснение подозреваемому, обвиняемому противоправности содеянного и его тяжких последствий. В ряде случаев это вызывает у допрашиваемого негативную оценку собственного преступного поведения. Такая самооценка зачастую является отправной точкой раскаяния и признания вины. При этом получение полных и достоверных показаний зависит уже от мастерства следователя. Но этот прием нередко не срабатывает, хотя использовать его необходимо;
2) ознакомление подозреваемого, обвиняемого с правовыми последствиями чистосердечного раскаяния и активного способствования раскрытию преступления. Целесообразно, на наш взгляд, сначала предоставить допрашиваемому лицу возможность самому ознакомиться с соответствующей нормой Уголовного кодекса, а затем разъяснить ее содержание. Однако ни в коем случае следователь не должен давать подозреваемому, обвиняемому каких-либо обещаний, связанных с мерой наказания за совершенное преступление, так как ее назначает суд;
3) активизация положительных качеств подозреваемого, обвиняемого. Ссылаясь на прошлые заслуги допрашиваемого лица, положительные о нем отзывы родных, сослуживцев, свои личные наблюдения, следователь может выразить надежду, что подозреваемый, обвиняемый еще может встать на путь исправления. Благожелательность следователя обычно облегчает допрашиваемому переход от лжи к правде, от противодействия к сотрудничеству.
Безусловно, при применении описанных выше приемов эмоционального воздействия следователь должен исходить из личностных качеств подозреваемого, обвиняемого. Не вызывает сомнения, что в ряде случае они не работают.
Но ни один из приемов, направленных на получение правдивых показаний, не даст положительного эффекта при отсутствии надлежащего психологического контакта между следователем и подозреваемым, обвиняемым. Такой контакт возникает с большим трудом, в результате упорных усилий следователя, и любая неловкость или просчет следователя могут его нарушить.
Сохранению психологического контакта способствует правильное определение пределов применения тактических приемов допроса. Безусловно, запрещено домогаться получения показаний подозреваемого, обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ч. 4 ст. 164 УПК РФ). К числу незаконных мер могут быть отнесены фальсификация и обман, использование юридической неосведомленности допрашиваемого лица, провокации и т. д.
Тактический прием должен соответствовать этическим требованиям. Ни при каких обстоятельствах недопустимо унижение человеческого достоинства лица, в каком бы процессуальном положении оно ни находилось. Тактические приемы не должны унижать допрашиваемое лицо, насиловать его волю.
Важно, чтобы тактический прием отвечал требованиям целесообразности, эффективности и избирательности. Следователю при его выборе нужно исходить из конкретной ситуации, сложившейся по делу, анализировать, какой из тактических приемов наиболее целесообразен, даст ли он необходимый эффект, не приведет ли он к самооговору.
Всегда необходимо помнить, что неудачный выбор тактического приема, излишнее применение психологических «хитростей» не только снижает эффективность допроса, но и может восстановить подозреваемого, обвиняемого против следователя, что приведет к утрате психологического контакта и, как следствие, к утрате возможности получения достоверных и полных показаний. Поэтому нужно стремиться к получению достоверных показаний, не прибегая к нагромождению сложных тактических приемов, чтобы не запутаться в них самому. Следует помнить, что открытый подход к подозреваемому, обвиняемому – иногда самый короткий путь к истине, способствующий психологическому контакту. Но вместе с тем. , нельзя забывать, что подавляющая часть допросов подозреваемого, обвиняемого на практике происходит в условиях конфликтной ситуации. Таким образом, грамотный и продуманный подбор тактических приемов допросов указанной категории лиц зачастую является залогом успешной работы следователя по раскрытию и расследованию преступления.
При каждом допросе обвиняемого следователь составляет протокол (ст. 174 УПК РФ).
В протоколе первого допроса указываются данные о личности обвиняемого:
1) фамилия, имя, отчество,
2) дата и место рождения,
3) гражданство,
4) образование,
5) семейное положение, состав семьи,
6) место работы или учебы, род занятий или должность,
7) место жительства,
8) наличие судимости,
9) иные сведения, имеющие значение для уголовного дела.
Аналогичные требования предъявляются к протоколу допроса подозреваемого.
В протоколах следующих допросов данные о личности обвиняемого, если они не изменились, можно ограничить указанием его фамилии, имени и отчества.

Пункт 3 части 2 статьи 74 УПК РФ в качестве самостоятельного доказательства предусматривает показания эксперта.
В соответствии с ч. 2 ст. 80 УПК РФ показания эксперта – это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения.
Порядок допроса эксперта регламентирован ст. 205 УПК РФ.
Следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, его защитника, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения. Потерпевшему и его представителю право заявлять ходатайство о допросе эксперта не предоставлено, хотя в случаях, указанных в ч. 2 ст. 206 УПК РФ, заключение эксперта им предъявляется для ознакомления. Наверное, законодатель счел, что не может быть случаев в практике, когда заключение эксперта не было бы понятно потерпевшему.
Уголовно-процессуальный закон содержит прямой запрет на допрос эксперта до дачи им заключения.
Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данного экспертного исследования.
Протокол допроса эксперта предъявляется следователем подозреваемому, обвиняемому, его защитнику. Потерпевший, даже в случае проведения экспертизы по его ходатайству либо в отношении его, лишен права на ознакомления с протоколом допроса эксперта. Считаем, что это неправильная позиция, нарушающая равноправие сторон в процессе. Показания эксперта по своей сути является составной частью заключения, разъяснением его наиболее сложных или трудных для понимания спорных моментов. А потерпевший при существующем уголовно-процессуальном законодательстве лишен возможности активно участвовать в исследовании доказательств. Хочется надеяться, что законодатель восполнит этот пробел.
Как уже говорилось выше, целью допроса эксперта является разъяснение данного им заключения. В процессе допроса можно заострить внимание на следующих моментах:
1) разъяснение экспертом терминологии и отдельных формулировок;
2) уточнение данных, характеризующих компетенцию эксперта и его отношение к участникам процесса;
3) уточнение хода исследования экспертом представленных ему материалов и примененных им методик;
4) установление причин расхождения между объемом поставленных вопросов и ответами эксперта;
5) уточнение причин расхождения между исследовательской частью заключения и выводами;
6) установление причин расхождения выводов членов экспертной комиссии;
7) проверка полноты использования экспертом представленных ему материалов и т. д.
Допрос эксперта может быть проведен как в кабинете следователя, так и на рабочем месте эксперта. Второй вариант предпочтителен, когда для получения ответов на возникшие вопросы необходимо, чтобы эксперт продемонстрировал научно-технические средства, которые применялись в ходе экспертного исследования, либо методику исследования.
Допрос эксперта проводится по правилам допроса свидетеля, за некоторыми изъятиями, в частности:
1) допрос эксперта протекает всегда в форме постановки перед ним вопросов. Ответы эксперт дает только в пределах своей компетенции;
2) вопросы, поставленные перед экспертом в ходе допроса, целесообразно фиксировать в протоколе дословно. Эксперт вправе изложить свои ответы собственноручно;
3) если в результате допроса будет установлена необходимость дополнительного исследования по делу либо некомпетентность или недостаточная компетентность эксперта, то следователь обязан назначить в соответствии со ст. 207 УПК РФ дополнительную или повторную экспертизу.

Фиксация хода и результатов допроса

Показания свидетелей, потерпевших, обвиняемых и подозреваемых и эксперта подлежат обязательной фиксации в протоколе (ст. 190 УПК РФ).
Показания протоколируются в ходе допроса или сразу по его окончании.
Протокол допроса, так же как и протокол любого иного следственного действия, составляется по определенным правилам, изложенным в ст.ст. 166-167 УПК РФ, а именно:
1) Протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств.
2) В протоколе должно быть обязательно указаны следующие реквизиты:
а) место и дата производства допроса, время его начала и окончания с точностью до минуты,
б) должность, фамилия, инициалы лица, составившего протокол,
в) фамилия, имя, отчество, другие данные допрашиваемого лица.
3) Протокол должен содержать запись о разъяснении участникам допроса их прав, обязанностей, ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний (для свидетеля).
4) Если допрос проводится с участием переводчика, то протокол допроса должен содержать указание на разъяснение переводчику его обязанностей и предупреждение об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод. В протоколе также отмечаются разъяснения допрашиваемому лицу его права на отвод переводчика и поступившие в связи с этим заявления.
5) Если в ходе допроса применяются технические средства фиксации, то это должно найти отражение в протоколе. Следует указать их наименование, технические характеристики и условия применения. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в допросе, заранее предупреждены о применении технических средств. На практике наиболее часто при фиксации допроса применяется аудио- или видеозапись. Применение технических средств позволяет зафиксировать не только итог, но и ход допроса, что в дальнейшем дает возможность определить, насколько законны и обоснованны были средства, с помощью которых достигнут тот или иной результат. Создавая эффект присутствия, воспроизведение видео- или аудиозаписи позволяет определить, что говорил допрашиваемый и как он говорил; какие вопросы и в какой формулировке ему были поставлены, к каким доводам прибегал следователь какое воздействие он оказывал и было ли какое-либо воздействие вообще. Аудио- или видеозапись обеспечивает полноту и точность фиксации показаний, исключает ошибки, допускаемые при протоколировании. Содержание показаний сохраняется полностью, без каких бы то ни было сокращений и купюр, неизбежных при ведении обычного протокола допроса, так как протокол в конечном счете – это результат сознательной деятельности следователя и информация, полученная от допрашиваемого лица, в нем претерпевает изменения. Зафиксированные на фонограмме уловки преступников и недобросовестных свидетелей не только характеризуют их поведение на предварительном следствии, но и позволяют выработать направления тактического плана последующих допросов и способы опровержения ложных показаний. Поэтому для следователя очень важно при прослушивании аудиозаписи или просмотре видеозаписи отметить для себя проговорки и умолчания о фактах, имеющих значение для дела, оценить достоверность полученных показаний. На наш взгляд, наиболее целесообразно применять технические средства фиксации показаний в следующих случаях:
а) для фиксации показаний лиц, в отношении которых имеются данные, что они располагают сведениями, имеющими важное значение для дела, и могут дать правдивые показания, но находятся под влиянием обвиняемых или иных заинтересованных в исходе дела лиц, могущих побудить их отказаться от дачи показаний или дать ложные показания. В таких случаях следователь, а затем и суд, используя не только протокол, но и аудио- или видеозапись показаний, смогут определить, какие именно показания были правдивыми и в какой мере;
б) для фиксации показаний лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений. Это необходимо для того, чтобы в судебных инстанциях можно было определить, оказывалось ли на подозреваемого, обвиняемого при допросе какое-либо физическое или психическое насилие, или он давал показания добровольно. Особенно это касается признательных показаний;
в) для фиксации показаний лиц, которые заведомо или вероятно не смогут явиться в суд по болезни, либо в связи с отъездом, либо по какой иной уважительной причине, что сделает возможным оглашение их показаний в суде;
г) для фиксации показаний несовершеннолетних и малолетних, речевые особенности которых трудно отразить в протоколе допроса. Как бы следователь ни пытался точно передать речь подростка, а особенно ребенка, он вынужден при протоколировании в той или иной мере прибегать к выражениям, не свойственным допрашиваемому лицу. А дальнейшее прослушивание аудиозаписи или просмотр видеозаписи делают показания более понятными, выпуклыми и объемными;
д) для фиксации показаний раненых и больных. Очень важное значение имеют показания потерпевших о лицах, совершивших преступление, и его обстоятельствах. Но зачастую эти сведения не удается получить, если производство обстоятельного допроса откладывается ввиду тяжелого состояния потерпевшего. Аудио- или видеозапись, фиксирующая даже очень краткую и порой отрывочную речь, которую в протоколе сложно отразить, помогает максимально использовать малейшую возможность для раскрытия преступления;
е) для фиксации показаний лиц, подлежащих исследованию в ходе судебно-психиатрической экспертизы. Общеизвестно, что речь – одна из самых важных психических функций. Она всегда исследуется при решении вопроса о психическом состоянии человека. Именно поэтому для эксперта-психиатра получить возможность изучить поведение человека на стадии предварительного следствия, особенности его речи и мышления на основе материалов аудио- или видеозаписи показаний лица является очень ценной;
ж) для фиксации показаний лиц, допрошенных с участием переводчика. Аудио- или видеозапись допроса лица, не владеющего языком, на котором ведется судопроизводство, в дальнейшем, при возникновении сомнения, дает возможность определить правильность и полноту перевода и устранить возникшие в связи с этим противоречия;
з) для фиксации показаний на очной ставке;
и) для фиксации иных, по усмотрению следователя, наиболее важных допросов, в частности, допросов лиц, явившихся с повинной.
Применяя технические средства фиксации показаний во время допроса, следователь должен помнить, что наряду с показаниями допрашиваемого лица фиксируется каждое слово самого следователя. Это обязывает его особо тщательно готовиться к допросу. Особенно глубоко следует продумать формулировки и последовательность вопросов, которые будут задаваться в ходе следственного действия. Лучше всего, на наш взгляд, заранее составить вопросник, которым можно будет пользоваться при допросе. При этом следователь, имея перед глазами весь спектр вопросов, которые следует выяснить, не рискует что-то забыть или упустить и в то же время, в зависимости от ответов допрашиваемого лица, может корректировать задаваемые вопросы.
Следует помнить, что аудио- и видеозапись допроса являются не самостоятельным доказательством, а лишь приложением к протоколу допроса и поэтому их идентичность обязательна.
На наш взгляд, будет нелишним напомнить, что все перерывы в допросе, вызванные как техническими причинами, так и просьбами участников допроса или решением следователя, должны быть оговорены, как на записи, так и в протоколе. Известны случаи, когда на пленке перерыв есть, иногда значительный по времени, а из протокола следует, что следственное действие шло беспрерывно. Причина перерывов должна быть объяснена. Частые и особо длительные перерывы в дальнейшем защитой истолковываются таким образом, что запись прерывалась для оказания незаконного воздействия на допрашиваемое лицо.
По окончании допроса с применением технических средств фиксации следователь должен предоставить возможность участникам данного следственного действия ознакомиться с аудио- или видеозаписью, о чем сделать отметку в протоколе допроса. После воспроизводства аудио- или видеокассету следует упаковать и хранить в условиях, исключающих ее повреждение или подмену. На кассете должен быть прикреплен ярлычок с указанием, какое следственное действие записано и к какому протоколу кассета прилагается. Желательно на ярлычке указать технические данные, обеспечивающие дальнейшее правильное воспроизводство записи.
Некоторую специфику имеет составление протокола при наличии в следственном подразделении диктофонного центра. Следователь диктует текст протокола через микрофон на ленту звукозаписывающего устройства, а затем находящаяся в другом помещении машинистка воспроизводит фонограмму и с помощью пишущей машинки или компьютера переносит зафиксированный текст в протокол допроса. Изготовленный таким способом протокол предъявляется для ознакомления допрошенному и другим участникам конкретного следственного действия. Дополнения и поправки записываются следователем от руки в конце текста протокола.
6) Фотографические негативы и снимки, диапозитивы, фонограммы, кассеты видеозаписи и т. д. прилагаются к протоколу и хранятся при уголовном деле. Если допрашиваемым лицом в ходе допроса изготавливаются схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, то они приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись.
7) После составления протокол допроса предъявляется для ознакомления допрашиваемому лицу, и иным участвовавшим в этом следственном действии лицам — защитнику, законному представителю, переводчику, педагогу. При этом указанным лицам разъясняется право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении. Все внесенные в протокол замечания должны быть оговорены и удостоверены подписями этих лиц.
8) Протокол подписывается всеми участвовавшими в допросе лицами
и следователем. Допрашиваемое лицо и переводчик, если он
участвовал в следственном действии, подписывают каждую
страницу протокола.
Если подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или иное лицо, участвовавшее в допросе, отказывается подписать протокол, то следователь вносит в протокол соответствующую запись, которая удостоверяется подписями следователя, защитника, законного представителя, представителя, если они участвуют в следственном действии.
Лицу, отказавшемуся подписать протокол, должна быть предоставлена возможность дать объяснения причин отказа. Его объяснение подлежит занесению в протокол.
Если подозреваемый, обвиняемый, потерпевший или свидетель в силу своих физических недостатков или состояния здоровья не может подписать протокол, то ознакомление этого лица с текстом протокола производится в присутствии защитника, законного представителя, представителя, которые подтверждают своими подписями содержание протокола и факт невозможности его подписания допрашиваемым лицом.
Часть 9 статьи 166 УПК РФ содержит законодательную новеллу. А именно: если возникает необходимость обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц, следователь вправе в протоколе допроса не приводить данных об их личности. В этом случае следователь, обязательно с согласия прокурора, выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу.
В протоколе показания допрашиваемого записываются от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протоколе должны быть записаны все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа.
Точность изложения показаний имеет большое значение. В случаях неточного, вольного изложения показаний при протоколировании, употребления следователем слов и выражений, не свойственных допрашиваемому, а иногда и недостаточно понятных для него, он при оглашении его показаний нередко заявляет, что «этого не говорил». Следователь должен постараться передать в протоколе своеобразие речи допрашиваемого, свойственные именно ему выражения, при условии если это не приведет к недоразумениям, нелепостям или двусмысленностям при последующем прочтении протокола. В протокол не записываются нецензурные слова и оскорбительные выражения. Местные или жаргонные обороты записываются в протокол, если это имеет значение для точной передачи смысла показаний. В таких случаях целесообразно в скобках давать пояснительные значения данных оборотов. Требования закона излагать показания, по возможности, дословно совсем не означает того, что протокол должен быть подобен стенографической записи. Протокол допроса представляет собой, по существу, конспект показаний, в котором отражаются все сведения, имеющие значение для дела. Нет необходимости вносить в протокол повторения или путаные объяснения, в которые допрашиваемый в ходе допроса внес уточнения.
Если в ходе допроса допрашиваемому лицу предъявлялись вещественные доказательства или документы, оглашались протоколы других следственных действий или воспроизводились материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. В протоколе также должны быть отражены показания, пояснения допрашиваемого лица, данные при этом. Если оглашаются выдержки из протокола допроса другого лица или протокол в полном объеме, то в протоколе желательно привести их дословно или, хотя бы изложить основное содержание оглашенных показаний. Следует указать, чьи это показания, каким числом они датированы, а также по возможности листы дела, на которых они помещены.
Для того, чтобы свести к минимуму возможность отказа допрошенного от своих показаний в дальнейшем со ссылкой на то, что он не был надлежащим образом ознакомлен с протоколом, необходимо отметить, прочитан ли протокол следователем или самим допрошенным лицом. Причем лучше если лицо запись о том, что оно самостоятельно ознакомилось с протоколом, и не имеет замечаний и дополнений, сделает собственноручно.

Некоторые особенности проведения
проверки показаний на месте

Проверка данных, полученных в процессе расследования любого уголовного дела, и в частности проверка показаний участников уголовного судопроизводства имеет огромное значение, как для обеспечения объективности и полноты следствия, так и для оценки всех собранных доказательств в целом.
На практике способы проверки и оценки полученных доказательств различны и зависят в первую очередь от вида совершенного преступления, от конкретных обстоятельств, а также от тех объективных возможностей по делу, которыми располагает следователь.
Так, проверка показаний подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей может осуществляться, например, путем сопоставления с уже имеющимися в деле доказательствами (совокупностью доказательств), посредством проведения следственных действий (допросов по тем же обстоятельствам дела других обвиняемых, свидетелей и т.д.) или проведения иных мероприятий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом (осмотров, обысков, следственных экспериментов и др.).
Одним из способов проверки показаний, если они относятся к событиям, непосредственно связанным с определенным местом, является проверка их на месте. Основное содержание этого следственного действия заключается в том, что на месте совершения преступления или определенного события, имеющего непосредственное отношение к преступлению, обвиняемый, подозреваемый, потерпевший или свидетель в присутствии понятых указывает, где и что происходило. То есть непосредственно на том же конкретном месте участником процесса воспроизводится динамика развития событий, о которых ранее были даны показания следователю. В результате этого следствие имеет возможность установить, соответствуют или не соответствуют показания проверяемого лица:
— фактической обстановке;
— обстоятельствам, достоверно установленным другими способами.
Кроме того, в процессе указанного следственного действия, как правило, появляется дополнительная возможность пополнить и закрепить уже имеющуюся доказательственную базу (например, обнаружить новые объекты для экспертных исследований, не попавшие в поле зрения при первичном осмотре места происшествия). Могут быть установлены и фактические данные, которые позволят следователю сделать категорический вывод о ложности проверяемых показаний.
Длительный период времени данное следственное действие хотя и применялось на практике, но как таковое не было предусмотрено конкретной уголовно-процессуальной нормой. Основные элементы и способ проведения проверки показаний находили отражение и преломлялись в процессуальных нормах, регламентирующих проведение других следственных действий. Это порождало определенный «сумбур» при избрании тактики проведения, процессуальном оформлении данного следственного действия, а также вызывало у некоторых следователей недопонимание основных целей и задач проверки показаний на месте. Как следствие возникали процессуальные ошибки, а соответственно и определенные сомнения в ходе уже судебного следствия, как в законности проведения проверки показаний на месте, так и в ее результатах.
С введением в действие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации этот законодательный пробел ликвидирован.
В статье 194 УПК РФ указано, что проверка показаний на месте проводится в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. А для этого показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.
В уголовно-процессуальном законе определены задачи, порядок и способ проведения данного следственного действия. А именно:
1) Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.
2) Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы.
3) Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.
4) Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться.
5) Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы.
В нашей работе мы не ставим целью обсуждение законодательной новеллы, касающейся проверки показаний на месте. Не будем мы вдаваться и в полемику по теории курса уголовного процесса (на протяжении многих лет ученые спорят, допустимо ли и законно это следственное действие).
Свою задачу видим в другом — разъяснить следователям, чем проверка показаний на месте отличается от других, на первый взгляд, схожих следственных действий — осмотра места происшествия ( ст. ст. 176-177 УПК РФ) и следственного эксперимента ( ст.181 УПК РФ ).
Есть нечто общее между осмотром места происшествия (в тех случаях, когда присутствует кто-либо из участников процесса: свидетель, потерпевший и т.д.) и проверкой показаний. Оно состоит в том, что в обоих случаях фиксируется обстановка, в которой происходили события, так или иначе выясняются определенные обстоятельства, участвуют понятые.
Однако отличие между этими действиями в главном. Если основная задача осмотра заключается в том, что следователь фиксирует обстановку в таком виде, в каком она предстает перед его глазами, а присутствующие лица в крайнем случае могут давать какие-то пояснения об изменении вещной обстановки, об отсутствии каких-либо предметов, помогают ориентироваться в обнаружении вещественных доказательств (их комментарии в протокол могут не заноситься), то при проверке показаний обстановка на месте описывается с учетом пояснений проверяемого лица. При этом сразу устанавливается соответствие или несоответствие показаний проверяемого лица фактической обстановке. Например, на том ли месте, которое указал при допросе свидетель, обвиняемый и т.д., обнаружен труп потерпевшего, соответствует ли одежда на трупе перечисленной в ходе допроса, там ли найдено орудие преступления и т.д.
Главная задача следственного эксперимента заключается в опытных действиях, производимых для проверки объективной возможности определенных обстоятельств при определенных условиях (например, мог ли свидетель, потерпевший, обвиняемый видеть, слышать, выполнять какие-либо действия).
Следует учесть, что при проверке показаний иногда может обнаружиться фактическая невозможность отдельных обстоятельств, на которые имеется ссылка в показаниях. Однако, как уже отмечалось выше, главное при проверке показаний заключается не в опытных действиях, проводимых для установления объективной возможности или невозможности определенного обстоятельства при определенных условиях, а в установлении того, в какой мере сведения, содержащиеся в показаниях, соответствуют фактической обстановке при их проверке на месте.
Кроме того, в настоящее время законодателем четко обозначены и иные отличия следственного эксперимента и проверки показаний на месте, в частности:
1) проверка показаний проводится всегда с очевидцем и в том месте, где по его словам происходили события. Следственный эксперимент может осуществляться в отсутствие тех лиц, чьи показания проверяются, хотя и при соблюдении указанных ими условий, но необязательно на месте события. Например, обвиняемый дал показания об устройстве использованного СВУ. Следователь не обязан привлекать к участию в следственном эксперименте обвиняемого, достаточно будет, если специалист, используя объяснения ранее допрошенного лица, соберет макет СВУ. Не обязательно это следственное действие должно проводиться на месте взрыва;
2) при проверке на месте показания каждого лица проверяются в отдельности. При эксперименте могут проверяться одновременно обстоятельства, изложенные в показаниях нескольких лиц;
3) при проверке показаний после свободного рассказа и демонстрации действий проверяемому лицу могут быть заданы вопросы, и его ответы должны быть зафиксированы в протоколе. При эксперименте в протоколе фиксируются лишь условия его проведения и фактические результаты.
Таким образом, можно сделать вывод, что цели и задачи у рассмотренных выше следственных действий различные и они существенно отличаются друг от друга.
Проверка показаний на месте фиксируется в соответствии с требованиями ст. 166 УПК РФ.
Общим моментом является проведение этих действий в строгом соответствии с требованиями ст. 164 УПК РФ.
Законодателем разработана единая форма бланков протоколов следственных действий. От следователя в настоящее время требуется лишь точное и скрупулезное соблюдение норм уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий и их грамотное процессуальное оформление.
Возвращаясь к проверке показаний на месте, хотелось бы предостеречь следователей от увлечения этим следственным действием. Его следует проводить только в целях, указанных в УПК РФ, а не для того, чтобы в присутствии понятых попытаться «закрепить» показания, полученные в ходе допроса. Здесь необходимо чувство меры.

Список использованной литературы

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: Кодекс, 2002.
2. Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. М.: Манускрипт, 1994.
3. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М.: Юридическая литература, 1981.
4. Пособие для следователя. Расследование преступлений повышенной общественной опасности. Под ред. д.ю.н., профессора Н.А. Селиванова и к.ю.н. А.И. Дворкина А.И. М.: Лига разум, 1998.
5. Руководство для следователей. Под ред. Н.А. Селиванов, В.А. Снеткова. М.: Инфра-М, 1997.
6. Руководство для следователей. М.: Юридическая литература, 1981.