Право собственности это право обязательственное

Аренда: право или обязательство?

(«Бизнес-адвокат», N 18, 1999)

АРЕНДА: ПРАВО ИЛИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО?

Елена Козлова, научный сотрудник отдела гражданско — правовых исследований Российской правовой Академии МЮ РФ.

В N 15 газеты «Бизнес — Адвокат» за август 1999 г. была опубликована статья Ю. Кулешовой «Аренда: проблемы регистрации». Выводы, сделанные автором данной статьи, на мой взгляд, весьма спорны.

Статья 26 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. действительно ввела такое понятие, как «государственная регистрация права аренды недвижимого имущества». Однако говорить о том, что «на законодательном уровне установлена необходимость регистрации наряду с договором аренды недвижимого имущества также права аренды» несколько преждевременно. Кроме того, подобная формулировка подразумевает, что на практике такая необходимость уже давно назрела, что также не соответствует действительности. Рассмотрим подробнее данную проблему.

После принятия ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» часто высказывается мнение о том, что государственной регистрации подлежит не только договор аренды недвижимого имущества, но и так называемое «право аренды» недвижимого имущества, являющегося предметом договора.

Гражданские правоотношения принято делить по различным признакам, как правило, на основе двучленной формулы. Из всех видов образованных таким образом пар особое значение имеет пара «вещное — обязательственное», что связано с тем, что данное деление позволяет в одно и то же время индивидуализировать вещные и обязательственные правоотношения, вещные и обязательственные права, а равно вещные и обязательственные нормы, составляющие в совокупности одноименные институты.

Вещные права носят абсолютный характер, что означает, что субъекты данного права самостоятельно воздействуют на соответствующее имущество без содействия каких-либо третьих лиц. В обязательственных правоотношениях, носящих относительный характер, управомоченное лицо может воздействовать на чужое имущество в своих интересах только при участии иного лица — собственника. В вещных правах обязанными лицами являются все участники имущественных отношений, на которых возложен запрет нарушения этих прав. В обязательственных отношениях должник играет активную роль, совершая по требованию кредитора необходимые ему действия.

Понятие и виды ограниченных вещных прав закрепляются в ст. 216 ГК РФ, исходя из которой можно выделить следующий признак вещных прав (помимо права собственности) — они принадлежат лицам, не являющимся его собственниками, но тем или иным способом получающим возможность в ограниченном отношении использовать чужое имущество в своих интересах.

Это право пожизненного наследуемого владения, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, сервитута, право хозяйственного ведения имуществом и право оперативного управления имуществом. Таким образом, законодатель пошел по линии воспроизведения закрытого перечня вещных прав, а не простого определения, что такое вещное право и что нужно по каким-то критериям относить к вещным правам.

Вопрос о том, являются ли права арендатора вещными или это обыкновенные обязательственные права, не нов. В Основах законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде делалась попытка трактовать права арендатора как вещные, однако в настоящее время делается однозначный вывод — права арендатора являются обязательственными, вытекающими из договора, урегулированные соглашением сторон. Таким образом, аренда является обременением права арендодателя, а не «правом, носящим «обременительный» характер», как утверждается в статье Ю. Кулешовой.

Однако, как уже отмечалось, ст. 26 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» говорит о регистрации «права аренды».

В данном случае законодатель не совсем юридически грамотно сформулировал название статьи закона.

Нормы ГК РФ имеют приоритетное значение перед нормами рассматриваемого Федерального закона. Общие положения гражданского законодательства не предусматривают обязанности сторон производить регистрацию права аренды, таким образом, существует противоречие ст. 26 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» нормам ГК РФ. Нормами закона не может быть установлена государственная регистрация «права аренды», не предусмотренная ГК РФ. Статья 3 ГК РФ определяет также, что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать нормам ГК РФ. Исходя из законодательно установленного приоритета норм ГК РФ над другими законами при расхождении между ГК РФ и другими законами следует руководствоваться нормами Кодекса. И мы не можем говорить о том, что в законодательстве «последовательно проведена идея регистрации, как права аренды, так и договора аренды недвижимого имущества», как утверждается в статье «Аренда: проблемы регистрации» Ю. Кулешовой. Кроме того, законодатель, говоря в Законе о государственной регистрации «права аренды» не говорил одновременно о регистрации договора аренды, как отдельного вида сделки, следовательно, нельзя утверждать о «законодательном урегулировании» необходимости регистрации и права, и сделки.

Государственной регистрации в соответствии со ст. ст. 130, 609, 651, 658, 164 ГК РФ подлежит именно договор аренды как правоустанавливающий документ, содержащий ограничения (обременения) прав собственности арендодателя, поскольку регистрация договора аренды производна от регистрации права собственности арендодателя на недвижимое имущество. Совершенно справедливо также отмечается, что если государственной регистрации подлежит договор аренды, то необходимость в дополнительной регистрации «права аренды» в данном случае является излишней.

Указанное противоречие, естественно, давно замечено, и в юридической литературе отмечается, что рассматриваемая статья закона устанавливает порядок государственной регистрации именно договора, а не «права аренды», что также неоднократно было подтверждено на Всероссийской конференции «Становление и развитие системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Закон в действии», проходившей 3 — 4 марта 1999 г. и организованной Министерством юстиции РФ.

Существует также мнение о том, что необходимо выработать единые правила трактовки положений закона, которые должны быть даны в виде совместного Постановления Высшего Арбитражною Суда и Верховного Суда РФ. Однако с целью установления единой практики при разрешении некоторых вопросов, возникающих при осуществлении государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним целесообразно было бы внести соответствующие изменения в название и текст п. 1 ст. 26 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», приведя их в соответствие с нормами ГК РФ, заменив в названии статьи и в тексте п. 1 статьи слова «права аренды» на «договор аренды».

Отвечая на вопрос о государственной регистрации договора аренды, заключенного на срок до одного года, следовало бы остановиться на другой проблеме.

Требования к форме договора аренды в соответствии со ст. 609 ГК РФ сводятся к тому, что договор аренды на срок более года, а если хотя бы одной из сторон договора является юридическое лицо, независимо от срока, должен быть заключен в письменной форме. Что касается договора аренды, объектом которого выступает недвижимое имущество, то он в любом случае должен быть заключен в письменной форме и подлежит государственной регистрации в соответствии со ст. 164 ГК РФ.

Однако ГК РФ содержит и специальные нормы. Так, например, согласно ст. 651 ГК РФ договор аренды здания или сооружения подлежит государственной регистрации только в том случае, если он заключен на срок более года. Что касается договора аренды предприятия, то он в соответствии со ст. 658 ГК РФ подлежит государственной регистрации независимо от срока аренды и считается заключенным только с момента такой регистрации. Договор найма жилого помещения в соответствии со ст. 671 ГК РФ государственной регистрации не подлежит. В отношении аренды нежилых помещений отсутствуют какие-либо специальные нормы, поэтому к правоотношениям по аренде нежилых помещений в полном объеме применяются общие правила, т. е. такой договор аренды подлежит государственной регистрации независимо от срока аренды.

На практике возникает следующий вопрос. Если договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок менее одного года и, соответственно, не подлежащий государственной регистрации, продлевается контрагентами по договору и его срок становится заключенным на срок более одного года, не становится ли этот договор в силу ст. 165 ГК РФ недействительным с момента подписания соглашения о продлении? Да, действительно, сразу после подписания соглашения о продлении срока договора стороны могут начать процедуру государственной регистрации договора аренды, но все равно будет образована определенная временная дельта, когда договор по формальным признакам может быть признан недействительным. Данный вопрос целесообразно решить путем издания совместного Постановления Высшего Арбитражного Суда и Верховного Суда РФ с соответствующими разъяснениями. Возможно и установление определенного срока, в течение которого продленный договор аренды должен пройти государственную регистрацию и в то же время будет считаться действительным.

§ 53. Понятие и виды вещных прав.

Одну из основных задач гражданского права составляет распределение имущественных благ, т. е. прежде всего вещей, находящихся в обладании данного общества, между отдельными его членами. Средством такого распределения является предоставление этим последним субъективных вещных прав.

Соответственно этой функции, всякое вещное право представляет некоторую непосредственную юридическую связь лица с вещью – jus in rem: вещь принадлежит данному лицу, и все другие члены данного общества обязаны признавать эту связь принадлежности и не нарушать ее своими действиями. Вследствие этого всякое вещное право имеет характер абсолютного права в том смысле, что оно адресовано ко всем и будет в случае нарушения защищаться против всех. В чьи бы руки моя вещь ни попала, я могу ее потребовать к себе на том только основании, что эта вещь – моя, что она предоставлена мне правопорядком.

Противоположность вещному праву, как праву абсолютному, представляет обязательственное право, как право относительное. Обязательственное требование адресуется только к одному лицу – должнику, и потому является не jus in rem, a jus in personam; только это лицо может нарушить право кредитора (не заплатив долга и т. д.) и потому только против этого определенного лица может понадобиться защита (actio in personam).

Различие между вещным и обязательственным правом ярче всего выступает в тех случаях, когда предметом обязательства является также какая-нибудь определенная вещь: например, я продал вам такую-то лошадь. Договор продажи сам по себе еще не дает покупщику вещного права собственности, а лишь создает в его лице обязательственное право требовать от продавца передачи вещи. Если, несмотря на это, продавец продает ту же вещь другому лицу и передаст ее ему, то первый покупщик будет иметь право требовать от продавца возмещения своих убытков от неисполнения договора; на самую же вещь он никаких прав не имеет, ибо вещного права, непосредственной юридической связи с нею, простой обязательственный договор не устанавливает: он связывает лицо с лицом, но не лицо с вещью. Для установления этой последней – вещно-правовой – связи необходим особый акт передачи (traditio).

Вещное право предоставляет лицу юридическое господство над вещью; но самое господство это может быть различной степени и различного содержания, вследствие чего и вещные права не одинаковы.

а) Основное вещное право есть право собственности: оно предоставляет собственнику в принципе полную власть над вещью. Собственник имеет право владеть вещью, пользоваться ею, как ему угодно (jus utendi et abutendi), и распоряжаться ею (jus disponendi – право продавать, закладывать и т. д.). Но собственность есть полная, абсолютная власть только в принципе: государство может наложить на собственника известные ограничения, и действительно всегда, в любой исторический момент, те или другие ограничения в большей или меньшей степени имеются (ограничения в интересах соседей и в интересах общего блага); вследствие этого собственность фактически никогда абсолютно полной не бывает. Может даже случиться, что в силу тех или других распоряжений в руках данного собственника не будет ни права владения, ни права пользования, ни права распоряжения; собственность в таком случае превращается в nuda proprietas (например, мне принадлежит майоратное имение, которым распоряжаться собственник вообще не может; но, сверх того, предыдущим майоратным собственником оно завещано в пожизненное владение своей вдове: пока она жива, я никакой выгоды от своего огромного имения не имею). Тем не менее, она не есть нуль: с отпадением ограничений (смерть вдовы, отмена ограничений законом) собственность сама собою восстанавливается. Это присущее праву собственности стремление восстановиться во всей своей полноте, выпрямиться во весь свой рост, называется принципом эластичности права собственности.

b) Но, кроме права собственности, возможны вещные права ограниченного содержания или вещные права на чужую вещь – jura in re aliena. Вещь принадлежит на праве собственности одному, но другое лицо имеет на нее такое же непосредственное, следовательно, вещное, право, лишь ограниченное по своему содержанию. Эти jura in re aliena, в свою очередь, распадаются на две группы:

1) Первую группу составляют вещные права пользования чужой вещью. Сюда относятся, главным образом, так называемые сервитуты. Одни из них предоставляют пользование чужой вещью известному определенному лицу; таково, например, право пожизненного пользования (ususfructus): пока это определенное лицо существует, оно может пользоваться вещью, и соответственное право собственника на это время замирает. Сервитуты этого рода, как связанные с определенным лицом, называются сервитутами личными – servitutes personarum (вещь служит, servit, лицу — personae). Другие сервитуты предоставляют право пользования не данному (именем) определенному лицу, а всякому, кто окажется в положении собственника какой-либо другой вещи: например, я предоставляю право проезда через мое имение к железной дороге, к реке и т. д. всякому собственнику другого, соседнего имения, которое в таком проезде нуждается. Экономически в случаях этого рода одно имение служит хозяйственным нуждам другого, почему первое называется praedium serviens, второе – praedium dominans, а самые сервитуты называются сервитутами предиальными или вещными – servitutes praediorum. Юридически же субъектом права проезда будет каждый данный собственник господствующего имения (praedium dominans): переход этого имения из рук в руки (путем наследования, продажи и т. д.) eo ipso приведет к перемене и лица, на пользование управомоченного. Сервитуты предиальные, в свою очередь, разделяются на сервитуты городские и сельские – servitutes praediorum urbanorum и servitutes praediorum rusticorum. Основанием для такого деления является хозяйственное назначение praedium dominans: если оно предназначено для сельскохозяйственной культуры, то сервитут, установленный в целях этой культуры, будет сервитут сельский; если же praedium dominans представляетучасток для жилья, строение, то сервитут будет сервитутом городским.

Но всякий сервитут – личный и предиальный – есть вещное право на чужую вещь, ибо всякий сервитут создает, хотя и ограниченное, но непосредственное господство над вещью. В чьи бы руки служащая вещь ни перешла, она все время будет подлежать этому господству, причем это господство не зависит от воли каждого собственника ее. Этим сервитут отличается от различных обязательственных отношений, предоставляющих также нередко право пользования чужой вещью. Так, например, если я сдам вам мое имение в аренду, вы получите право пользоваться им, но это ваше право есть только личное право по отношению ко мне; если затем я это имение продам другому лицу, это лицо может не согласиться на вашу аренду и выселить вас; вы будете иметь только право требовать от меня ваших убытков. Иное дело, если ваше пользование покоится на сервитуте: пожизненного владельца, например, продажа имения, совершенная собственником, нисколько не затрагивает; его право будет обладать полною силой и против всякого нового собственника.

2) Вторую группу jura in re aliena составляют вещные права на распоряжение чужой вещью. Таково закладное или залоговое право. Сущность его состоит в том, что кредитор, которому вещь заложена, имеет право при неуплате долга продать эту вещь для своего удовлетворения, т. е. распорядиться ею. Закладное право есть также вещное право на чужую вещь: вещь остается в собственности должника, ее заложившего; но кредитор имеет право вытребовать ее от всякого, в чьих руках она окажется, для того, чтобы ее затем продать: позднейший переход вещи путем продажи и т. д. прав кредитора нисколько не затрагивает – его право идет за вещью.

Таковы основные типы вещно-правовых отношений. Но все эти типы не были даны человечеству готовыми: они также вырабатывались в истории путем медленного и часто трудного процесса. И здесь римское право шло впереди и расчищало путь.

Как и во всех других областях, так и в области вещного права римская история представляет комбинацию двух пластов: глубоко внизу залегает пласт институтов старого цивильного права; мало-помалу над ним образуется слой институтов преторского права. Но образование этого последнего слоя не уничтожает вовсе первого; долгое время мы наблюдаем совместное существование обеих пород, переплетающихся друг с другом иногда самым причудливым образом. И лишь позднейшее право (классическое и послеклассическое) производит необходимую работу объединения и упрощения.

1)Вещное и обязательственное право: общая и сравнительная характеристика.

Деление прав на вещные и обязательственные – это основная классификация прав на вещи в Риме, сохранившаяся до наших дней, и отражающая сущность имущественных отношений. Именно данная классификация определила структуру особенной части РЧП – вещное и обязательственное право.

Важнейшим основанием такой дифференциации является объект, на который направлено правовое воздействие. Если объектом являлась вещь, то речь шла о вещном праве, если объектом являлось поведение другого лица (должника), то это было право обязательственное. Вещное право отражало отношение лица к вещи (право собственности), обязательственно право – отношения лиц между собой(отношения продавца и покупателя в договоре купли-продажи). Вещные права по своей правовой природе абсолютны, т.е. управомоченному лицу противостоит неограниченное число обязанных лиц, каждый из которых обязан не вмешиваться в сферу хозяйственного господства управомоченного лица, в силу чего потенциальный нарушитель вещного права никогда не известен (лицо никогда не знает, кто украдёт или испортит вещь, тем самым, нарушив право собственности). Обязательственные права относительны – отношения складываются между определёнными субъектами, кредитором и должником, нарушитель прав управомоченного лица всегда известен. Это влечёт за собой и особенности защиты вещных и обязательственных прав. Защита вещных прав носит абсолютный характер – управомоченное лицо может подать иск против любого, кто нарушит его право, ведь этим нарушителем может быть любой и каждый в этом мире (это можно отразить в формуле «один к каждому»). Защита обязательственных прав относительна – кредитор может подать иск только против должника, с которым он связан обязательством, поскольку именно это лицо может нарушить и нарушило права кредитора: не вернуло долг, не возвратило вещь и т.д.(сущность обязательственной защиты можно отразить в формуле: «один к одному»).

По временной характеристике вещные права бессрочны и прекращают своё существование только с исчезновением самой вещи, но не управомоченного субъекта. Обязательственные права срочны, поскольку они связывают конкретных субъектов, вот почему, как правило, при смерти управомоченного или обязанного лица, прекращаются и обязательственные права.

Существенной характеристикой вещных прав является их исключительность – управомоченное лицо является единственным обладателем вещного права на одну вещь, все остальные лица не могут в том же объёме обладать этой же вещью. Исключительность вещных прав можно отразить в формуле: 1 лицо = 1 право на 1 вещь. Обязательственные права неисключительны,т.е. допустимо возникновение нескольких обязательственных праву одного лица в отношении нескольких лиц.

Вещные права отличаются от обязательственных правом следования: вещные права следуют за вещью, тогда как обязательственное право следует за лицом. Это означает, что в случае, например, продажи вещи, право собственности или иные вещные права переходят к новому обладателю данной вещи, следуют за ней. Здесь говорят об обременении вещным правом. Обязательственные права имеют некоторую личную связь с их обладателем–кредитором, они обременяют не вещь, а конкретное лицо.

И, наконец, перечень вещных прав является исчерпывающим. РЧП были известны три группы вещных прав: право владения, право собственности и права на чужие вещи (сервитут, эмфитевзис, суперфиций, залог). Перечень обязательственных прав всегда открыт, допустимо возникновение любых обязательственных прав, если они соответствуют вышеуказанным признакам.

Вещные права имеют юридическое преимущество перед обязательственными: речь идёт о том, что в случае конкуренции в возможности защиты вещных и обязательственных прав приоритет отдаётся вещным правам – они защищаются в первую очередь.

Право собственности это право обязательственное

Вещное и обязательственное право

Вещное и обязательственное право

Различие между вещным и обязательственным правом проводилось в зависимости от объекта права. Если объектом права являлась вещь, то это было вещное право, если объектом права служили действия другого лица и субъект права мог лишь требовать совершения этих действий от другого лица, то это называлось обязательственным правом.

Вещное право – комплекс норм гражданского права, регулирующий права и обязанности, связанные с обладанием материальными объектами. Вещное право – это право непосредственно и независимо от чьей-либо воли осуществлять господство над вещью. Объект вещного права – вещь. Защита вещных прав осуществлялась при помощи вещных исков. Вещное право пользовалось абсолютной защитой – оно защищалось с помощью иска от любого посягательства.

Поскольку обязательственное право состояло в праве требовать от другого лица совершения каких-либо действий, то субъект обязательственного права применял личный иск и защита права носила относительный характер.

Вещи божественного права, не способные быть предметом чьего-то частного права, к ним относятся:

1) священные вещи, которые посвящены богам обществом (храмы, домашние божки, изваяния предков);

2) религиозные вещи – участки земли, на которых хоронят умерших, гробницы.

Вещи человеческого права:

1) публичные – не входили в состав чьего-либо имущества, а принадлежали некой совокупности граждан (театры, стадионы, гавани, реки);

Кроме того, особой охраной пользовались городские стены и ворота каждой общины, которые принадлежали городам;

– частные – принадлежат отдельным лицам;

– вещи, общие для всех в силу их естественного права (воздух, вода, море, берега).

2) бестелесные вещи – те, которые не могут быть осязаемы; те вещи, которые заключаются в праве (наследство, обязательство).

Телесные вещи – которые могут быть осязаемы (земля, раб, платье).

3) движимые (не отнесенные к числу недвижимых) и недвижимые (земельные участки и все что с ними связано);

4) делимые (могли быть разделены без их уничтожения или существенного повреждения, приводящего к уменьшению ценности) и неделимые;

5) потребляемые (исчезают в процессе использования) и непотребляемые;

6) манципиальные (наиболее ценное имущество – земля, рабы, скот) и неманципиальные;

Манципиальные вещи отличались более сложной и строгой процедурой отчуждения;

7) находящиеся в обороте и изъятые из оборота, то есть те вещи, которые не могли быть переданы другим лицам или не являлись объектом права собственности – воздух;

8) главные вещи и их принадлежности;

9) индивидуально определенные (которые могли быть выделены из числа подобных вещей) и определяемые родовыми признаками.

Плоды, произведенные вещью, поступали в обладание лица, которое обладало вещью, производившей эти плоды.

Римское частное право
Суперека С.В.
2008

Правовые различия обращения вещей и обязательств

«Вещь имеет свои отличительные признаки, существеннейшим из которых является выраженная вовне материальная форма вещи»
Д.В. Мурзин 21

Существует четкая разница между правами вещными и обязательственными. Применение норм вещного либо обязательственного права взаимоисключают друг друга.

Когда право на вещь предоставляет его носителю возможность непосредственно воздействовать на нее (когда объектом права является вещь), право называется вещным. К вещным правам в Риме относились право собственности и тесно с ним связанные владение и иные права на чужие вещи. В тех случаях, когда у субъекта нет непосредственного права на вещь, а есть только право требовать от другого лица предоставления вещи, такое право называется обязательственным. Таким образом, различие между вещными и обязательственными правами проводится по объекту права: если объектом права является вещь, то перед нами право вещное; если объектом права служит действие (или воздержание от действия) другого лица, а субъект права может лишь требовать совершения условленного действия (или воздержания от действия), — это право обязательственное. Иначе говоря, определенным группам объектов гражданских прав соответствуют различные гражданские правоотношения. С этой точки зрения разграничение вещных и обязательственных прав имеет большое значение, ибо предопределяет различия в правовых режимах конкретных объектов.

К сожалению, сейчас нередки попытки смешения различных правовых режимов. Вместо возмездной уступки прав существуют попытки «купли-продажи» «бездокументарных ценных бумаг». Предпринимаются попытки рассматривать акционеров как «собственников прав» на акции и «арендовать права на недвижимость» 22 .

Классификация имущественных прав на вещные и обязательственные не упоминается у римских юристов, которые говорили лишь о различии исков вещных (actiones in rem) и исков личных (actiones in personam). Разграничение же вещных и обязательственных прав было выработано юристами позднее, однако, на материале, имевшемся у римских юристов. Последние, тем не менее, обращали внимание на то, что правовое положение лица, владеющего вещью на праве собственности, и правовое положение лица, вступившего в соглашение с собственником вещи о том, что последний обязуется передать ему вещь во временном пользование, не однородные. В первом случае собственник имеет возможность непосредственно воздействовать на вещь — пользоваться ею, уничтожить ее, передать другому лицу и так далее — непосредственно в смысле независимости от какого-либо другого лица. Во втором случае права должника на вещь ограничены, во-первых, сроком пользования, о котором он договорился с собственником, (либо моментом востребования вещи последним, если конкретный срок не был предусмотрен); во-вторых, необходимостью вернуть вещь (т.е., уничтожить или продать он ее не может).

Принципиальная разница между передачей права собственности (установлением сервитута) и принятием лицом обязательства передать вещь в собственность (исполнить иное действие) заключается в том, что обязательство одного лица предоставить другому в собственность известную вещь не создает непосредственно для другого лица права собственности на данную вещь. Только в результате исполнения такого обязательства и при наличии других необходимых условий лицо, получившее вещь, станет ее собственником. Непосредственно же из обязательства возникает только право требования передачи вещи. Поэтому лицо, купившее вещь, еще не становится ее собственником даже при условии уплаты покупной цены. Это лицо имеет лишь право требовать передачи ему вещи, а собственником оно станет только после фактической передачи вещи и при условии, что передавший вещь имел на нее право собственности.

Таким образом различие вещных и обязательственных прав, принятое в современном гражданском праве, мы (условно) находим и у римских юристов. Из такого различия по объекту права вытекает то различие в защите, которое римские юристы выражали противопоставлением вещных и личных исков (современная юриспруденция для выражения той же идеи выработала две категории прав: абсолютных и относительных).

Эта идея основана на аксиоме: правоотношения по принадлежности материальных благ конкретным лицам носят абсолютный характер — управомоченное лицо в них как бы противостоит неопределенному кругу лиц (всем иным лицам), обязанным воздерживаться от всяких неправомерных посягательств на его имущество и не препятствовать ему осуществлять свои права. Римские юристы также считали, что, поскольку вещное право имеет объектом телесный предмет, а на него может посягнуть каждый, вещное право должно защищаться от всякого нарушителя права, кто бы им ни оказался; вещное право пользуется абсолютной защитой через вещный иск.

По обязательственному праву лицо может требовать от одного лица или нескольких точно определенных лиц совершения известного действия. Поэтому нарушители обязательственного права — это одно лицо или несколько конкретных лиц, против которых субъект права может предъявить личный иск. Здесь защита обязательственного права имеет относительный характер.

Вещь — материальна и, передав ее в аренду, собственник не теряет права собственности на нее. При передаче же неощущаемого и нематериального права требования кредитор просто «выбывает из игры», перестает соотноситься с этим правом, выходит из правоотношения полностью.

И в римском, и в современном гражданском праве обязательственное правоотношение с самого начала рассчитано на его нормальное прекращение путем исполнения определенного действия в определенный срок. Этим оно отличается от права собственности, устанавливаемого на неопределенное, длительное время. В тех случаях, когда должник добровольно не исполняет лежащей на нем обязанности, кредитору предоставляется легитимное 23 средство принудительного осуществления своего права требования. Таким средством принуждения должника к удовлетворению требований кредитора по обязательству в Риме являлся личный иск и принудительное взыскание. Древнеримские юристы и определяли должника как лицо, с которого можно взыскать против его воли.