Приговоры по ст1593 ук рф

Статья 159.3 УК РФ. Мошенничество с использованием электронных средств платежа (действующая редакция)

1. Мошенничество с использованием электронных средств платежа —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

К ВОПРОСУ О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ НАЛИЧИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ НОРМ О МОШЕННИЧЕСТВЕ Маховская А.А.

Кубанский государственный университет

ISSN (печатный вариант): 2073-0071

Ключевые слова

мошенничество, суд, наказание, fraud, the court, punishment

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Ваш браузер не поддерживает фреймы

Аннотация к статье

В статье рассматриваются необходимость и правовые последствия принятие Федерального закона Российской Федерации от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ, который внес поправки в Уголовный кодекс РФ и благодаря которому появились специальные нормы о мошенничестве ст. 159 -159 УК РФ.

Текст научной статьи

Изменения в экономике почти всегда влекут за собой рост преступности в целом, тем более, если они происходят на фоне общего экономического кризиса и правовой неурегулированности. Мошенничество — одно из самых распространенных преступлений, это видно по данным статистики, приведенной на официальном сайте МВД за 2012-2014 г.: год Количество зарегистрированных преступлений по факту мошенничества 2012 52754 2013 34700 2014 21000 Федеральным законом Российской Федерации от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ в УК добавлен ряд статей, предусматривающих уголовную ответственность за совершение мошенничества в различных сферах: кредитования, предпринимательской деятельности, страхования и компьютерной информации, при получении выплат от государства, с использованием платежных карт. Таким образом, критериями для выделения специальных составов мошенничества законодателем определена сфера общественных отношений, в которой совершаются преступления, а также предмет и способ его совершения. По сути, новыми эти составы можно назвать лишь условно, поскольку ранее они охватывались ст. 159 УК РФ. В том случае, если преступление не подпадает ни под одну из шести новых статей, то оно будет квалифицироваться как и раньше, по общей норме «Мошенничество». Квалифицирующие признаки новых норм те же, что и в общей норме — совершение преступления: группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере, организованной группой, в особо крупном размере (кроме ст. 1594 УК, в которой квалифицирующими признаками являются лишь крупный и особо крупный размеры). Если говорить о крупном и особо крупном размерах, то в соответствии с примечанием к ст. 1591 УК РФ крупным размером признается стоимость имущества, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей, а особо крупным — шесть миллионов рублей. Данное примечание охватывает ст. 1591, 1593, 1594, 1595, 1596 УК РФ. Проведя анализ новых норм о мошенничестве, было выявлено много недоработок. По мнению проф. В.С. Комиссарова, законодателем нарушена логика УК, поскольку сейчас мошенничество — это подвид преступлений против собственности, а предпринимательские составы относятся к сфере экономической деятельности. При сопоставлении санкций квалифицированных разновидностей в общей и специальных нормах о мошенничестве они (санкции) в лучшем случае одинаковы или, что оказалось типично, носят более мягкий характер. Проведенное сравнение приводит к единственному выводу — нормы, изложенные в ст. 1591-1596 УК, являются не ужесточающими ответственность, а напротив — привилегированными по отношению к норме, изложенной в ст. 159 УК.[5,69-72] На данное несоответствие было обращено внимание Конституционного Суда РФ. Применительно к ст. 1594 УК РФ было принято постановление от 11 декабря 2014 г. N 32-П, в котором отмечалось несоответствие степени общественной опасности данной разновидности мошенничества уровню наказуемости за него. Максимальное наказание за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в особо крупном размере, т.е. более 6 млн руб. (ч. 3 ст. 1594 УК) -лишение свободы на срок до 5 лет, что позволяет признать такое деяние преступлением средней тяжести. Тогда как общая норма предусматривает за мошенничество, совершенное в особо крупном размере (более 1 млн. руб.), лишение свободы на срок до 10 лет (ч. 4 ст. 159 УК РФ), что относит данное преступление к категории тяжких. В указанном аспекте анализируемая норма признается неконституционной. Конституционный Суд РФ счел, что наказание за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, совершенное в особо крупном размере, несоразмерно его общественной опасности и предписал законодателю внести поправки в ст. 1594 в течение 6 месяцев.[1] В качестве еще одной проблемы совершенствования уголовного закона в сфере регулирования ответственности за мошенничество, следует отметить недостаточность формулировок закрепленных способов хищения в некоторых новых статьях УК. Так, в статьях 1591 и 1592 УК сказано, что мошенничество может быть совершено путем предоставления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Ложными надо считать сведения, не соответствующие действительности, о чем заемщик знает и намеренно их использует для введения в заблуждение кредитора относительно важных для него обстоятельств и получения кредита. В отличие от ложных, недостоверными сведениями будут считаться те данные, в ошибочности или неполноте которых заемщик осведомлен, но не предпринимает действий (проявляет пассивность) к их исправлению. Если ложные сведения мошенник сам моделирует, то «недостоверными сведениями» он пользуется (как пользуются чужой ошибкой или сложившимися обстоятельствами), при этом «недостоверность» сведений не создается умышленно самим заемщиком. Использование ложных сведений свидетельствует, о большей злонамеренности мошенника.[3,32-35] Перечисленными негативные последствия введения новых норм о мошенничестве не исчерпываются. К их числу следует отнести и загруженность судов. Как известно, согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 20.04.2006 г. № 4-П, применение нового уголовного закона, устраняющего или смягчающего ответственность за преступление и, следовательно, имеющего обратную силу, осуществляется на любых стадиях уголовного судопроизводства. Учитывая, что Закон от 29.11.2012 г. № 207-ФЗ смягчает ответственность за мошенничество, совершенное в сфере экономической деятельности, он подлежит применению на всех стадиях уголовного судопроизводства, начиная с возбуждения уголовного дела и заканчивая пересмотром вступивших в законную силу судебных решений и исполнением приговора.[4,313-319] За 2012-2013 гг. по апелляционным (кассационным) жалобам и представлениям на приговоры, не вступившие в законную силу, были рассмотрены дела в отношении 3349 лиц, осуждённых по ст. 159 УК РФ. Приговоры приведены в соответствие с Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ, и содеянное переквалифицировано на: ст. 1591 УК РФ 106 лиц ст. 1592 УК РФ 53 лица ст. 1593 УК РФ 6 лиц ст. 1594 УК РФ 94 лица ст. 1595 УК РФ 4 лица ст. 1596 УК РФ 2 лица Результатом приведения приговоров в соответствие с новым законом явилось смягчение осуждённым наказания либо освобождение их от наказания. За этот же период по кассационным (надзорным) жалобам и представлениям на приговоры, вступившие в законную силу, были рассмотрены дела в отношении 412 лиц, осуждённых по ст. 159 УК РФ. Приговоры были приведены в соответствие с Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ, и содеянное переквалифицировано на: ст. 1591 УК РФ 16 лиц ст. 1592 УК РФ 2 лица ст. 1593 УК РФ 1 лица ст. 1594 УК РФ 12 лиц ст. 1595 УК РФ не переквалифицировались. Ст. 1596 УК РФ 2 лица[2] Изучение судебной практики на территории Краснодарского края за 2014 г. показало, что районными судами по статьям 1591-1596 УК РФ было рассмотрено 294 уголовных дела. Дела распределялись следующим образом: — по ст. 159.1 УК РФ (мошенничество в сфере кредитования) — 66 дел; — по ст. 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат) — 190 дел; — по ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности) — 38 дел. Уголовные дела по ст. 159.3 УК РФ (мошенничество с использованием платежных карт), ст. 159.5 УК РФ (мошенничество в сфере страхования), ст. 159.6 УК РФ (мошенничество в сфере компьютерной информации) судами края не рассматривались. Приведенная статистика свидетельствует о небольшом проценте привлеченных к ответственности по новым статьям, с учетом того, что по Краснодарскому краю в 2014 г. было рассмотрено всего 6302 уголовных дела по ст. 159 УК РФ.[6] Приведенные цифры служат лишним подтверждением нецелесообразности введения новых статей, (на практике квалифицировать преступления по ним не всегда представляется возможным и в большинстве случаев применяется как и раньше ст. 159 УК РФ). Таким образом, первые годы применения новых составов мошенничества в зависимости от сферы правоотношений, в которой они совершаются, показали их низкую эффективность. Скорее наоборот, в некоторых случаях возникла ранее не существовавшая конкуренция уголовно-правовых норм. Новые составы преступлений 1591-1596 УК являются специальными по отношению к общей норме ст. 159 УК и распространяются на строго определенные законодателем сферы общественных отношений. В то же время без соответствующей конкретизации остались многие сферы — строительства, медицины и др. Представляется, что законодатель с учетом позиции Конституционного Суда РФ, научных взглядов и сложившейся практики должен произвести системные изменения, касающиеся не только ст. 1594 УК, но и других норм о мошенничестве. Подобная коррекция уголовного закона будет способствовать реализации принципа справедливости и унификации его применения.

судебный участок №7 мирового судьи Дзержинского района Оренбурга

Мировыми судьями Дзержинского района г. Оренбурга за указанный выше период было рассмотрено 12 уголовных дел о привлечении к уголовной ответственности по ст. 159-1593 и 160 УК РФ. Вынесено обвинительных приговоров 10, постановлений о прекращении уголовного дела – 2.
Мошенничество (части 1-4 статьи. 159 УК РФ)
По ст. 159 ч. 1 УК РФ рассмотрено 3 уголовных дела, по которым вынесено 2 обвинительных приговора, 1 постановление о прекращении производства по делу.
Мировой судья судебного участка № 3 Дзержинского района г. Оренбурга квалифицировал действия лица, привлекаемого к уголовной ответственности, по ст. 159 ч.1 УК РФ, как мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана по уголовному делу по обвинению Суворова А.А., совершенное им при следующих обстоятельствах: Суворов А.А. в период времени с ***, находясь в квартире №*** дома №***, действуя единым преступным умыслом, направленным на хищение денежных средств ***, незаконно, из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества, выдавая себя за ***, путем обмана, выразившегося в доставлении за денежное вознаграждение *** под видом телеграмм, каковыми последние не являлись, листов бумаги с собственноручно выполненным рукописным текстом, похитил у *** денежные средства на общую сумму 8500 рублей.
Случаев совокупности преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ и иными статьями Особенной части УК РФ – за указанный период не было.
Сложностей при определения момента окончания преступления у мировых судей не возникало.
Случаев квалификации (переквалификации) действий виновного лица как а) покушение на мошенничество, б) приготовление к мошенничеству за указанный период не было.
Оправдательных приговоров за указанный период не выносилось.
По ст. 1592 УК РФ рассмотрено одно уголовное дело, по которому вынесен обвинительный приговор
Приговор мирового судьи судебного участка №6 Дзержинского района г. Оренбурга, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 5 Дзержинского района г. Оренбурга, в отношении Гречишникова Д.Н.
Гречишников Д.Н. в период с *** г., незаконно, умышленно, из корыстных побуждений, путем обмана, выразившегося в предоставлении заведомо ложных и недостоверных сведений в учреждение, уполномоченное принимать соответствующее решение о выплате пособия, похитил денежные средства бюджета *** области на общую сумму 20 355 рублей. Достоверно осознавая об отсутствии у него права на получение пособия на ребенка до 16 (18) лет, предоставляемого в соответствии с Положением о порядке назначения и выплаты ежемесячного пособия на ребенка гражданам, имеющим детей, утвержденного Постановлением администрации *** области от 11.01.2005 г. «Об утверждении положения о порядке назначения и выплаты ежемесячного пособия на ребенка гражданам, имеющим детей», согласно которого пособие предоставляется гражданам, в случае, если размер среднедушевого дохода семьи не превышает 110 процентов величины прожиточного минимума на душу населения в *** области, установленного в соответствии с законом *** области «О прожиточном минимуме в *** области», обратился в филиал ГКУ «Центр социальной поддержки населения» в ***, расположенный по адресу: ***, с заявлением о предоставлении ему государственной услуги по назначению «Ежемесячное пособие на ребенка до 16 (18) лет», при этом предоставил в подтверждение своих доходов справку исх. № ***, содержащую недостоверные сведения о размере доходов, полученных от трудовой деятельности, изготовленную неосведомленной об его преступном умысле главным бухгалтером ООО «***», и содержащую заведомо для него недостоверные сведения о его доходах в ООО «***»: в *** г. – 14 000 рублей; в *** г. – 14 000 рублей; в *** г. – 14 000 рублей, итого – 42 000 рублей.
Уголовные дел о мошенничестве, предметом которого был «материнский капитал», за 2016 -2017 год не рассматривались.

Мошенничество с использованием платежных карт
(статья 1593 УК РФ)
По ст. 1593 УК РФ – рассмотрено 1 дело, с вынесением обвинительного приговора.
Приговор мирового судьи судебного участка №2 Дзержинского района г. Оренбурга, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 7 Дзержинского района г. Оренбурга, г. в отношении Мустафина А.М.

Мустафин А.М. совершил мошенничество с использованием платежных карт, то есть хищение чужого имущества, совершенное с использованием принадлежащей другому лицу платежной карты путем обмана уполномоченного работника торговой организации.
В начале *** года Мустафин А.М., имея в наличии не представляющую материальной ценности топливную карту ООО «***» №***, выданную ООО «***» года по договору № *** от *** года и принадлежащую ООО «***», которую он *** года, уволившись с работы из ООО «***», должен был оставить в служебном автомобиле, однако этого не сделал, сформировав единый преступный умысел, направленный на систематическое хищение денежных средств, а именно в период времени с 17 часов 57 минут *** года до 01 часов 59 минут *** года, умышленно, незаконно, из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества, действуя с единым умыслом, направленным на систематическое хищение денежных средств, зачисленных на счет топливной карты, принадлежащей ООО «***», путем обмана работников автозаправочных станций ООО «***», вводя их в заблуждение относительно своей личности и права распоряжаться денежными средствами, имеющимися на счете топливной карты №*** Мустафин А.М. неоднократно использовал указанную платежную карту при оплате покупок топлива на АЗС ООО «***», тем самым совершил хищение денежных средств, принадлежащих ООО «***», в сумме 12821 рублей 10 коп.

Присвоение иди растрата (статья 160 УК РФ)
Мировыми судьями Дзержинского района г. Оренбурга рассмотрено 7 уголовных дел по ч. 1 ст. 160 УК РФ, вынесено 6 обвинительных приговоров, 1 постановление о прекращении дела.
Приговор мирового судьи судебного участка № 6 Дзержинского района г.Оренбурга от 11.05.2016 в отношении Брежнева В.В. по ч. 1 ст. 160 УК РФ:
Брежнев В.В. совершил присвоение, то есть хищение вверенного ему чужого имущества при следующих обстоятельствах:
Брежнев В.В., работая в должности *** ООО «***», расположенного в *** по трудовому договору №*** года и по дополнительному соглашению от *** года, и являясь материально ответственным лицом на основании договора о полной индивидуальной материальной ответственности №*** от *** г. и № *** от ***., в обязанности которого входило: выполнение работы, непосредственно связанной с хранением, приемом и перемещением ценностей, принятии на себя полной материальной ответственности за обеспечение сохранности вверенных ему предприятием материальных ценностей, бережное отношение к переданным ему для хранения или для других целей материальным ценностям предприятия и принятие мер к предотвращению ущерба, *** года в период времени с 22 часов 20 минут до 22 часов 29 минут, находясь в торговом зале магазина «***» по ул. ***, умышленно, незаконно, из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества, путем безвозмездного обращения в свою собственность, вверенного ему имущества, являясь материально ответственным лицом, похитил куртку пуховую ***, стоимостью 1944 рублей 17 копеек без учета НДС, пару сапог женских *** стоимостью 1912 рублей 86 копеек, без учета НДС, принадлежащие ООО «***».
В продолжение своего единого преступного умысла, Брежнев В.В. *** года в период времени с 22 часов 40 минут до 22 часов 47 минут, находясь в торговом зале магазина «***» по адресу: ул. ***, умышленно, незаконно, из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества, путем безвозмездного обращения в свою собственность, вверенного ему имущества, являясь материально ответственным лицом, похитил бриджи *** стоимостью 798 рублей 33 копейки без учета НДС, брюки женские *** 1272 рубля 22 копейки, без учета НДС, принадлежащие ООО «***».

исполнитель:
помощник мирового судьи
судебного участка № 7
Дзержинского района г. Оренбурга
Шарпаева А.Р.

Приговоры по ст1593 ук рф

16 мая 2013 года город Кемерово

Мировой судья судебного участка № 4 Заводского района г. Кемерово

при секретаре Пьянковой К.С.,

государственного обвинителя – помощника прокурора Заводского района г.Кемерово Исмагиловой И.А.,

подсудимого Стрельникова И.Ю.,

защитника Смычковой О.А., – адвоката Некоммерческой организации «Коллегия адвокатов № 3 Заводского района г. Кемерово», удостоверение №, выданное ордер №

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по обвинению:

СТРЕЛЬНИКОВА И.Ю., родившегося года рождения, уроженца города, проживающего по адресу, имеющего средне специальное образование, не женатого, не работающего. ранее судимого: 1) дата Центральным районным судом г. Кемерово (с учетом кассационного определения Кемеровского областного суда от дата по ст. 162 ч.1, 158 ч.2 пп. «а,б», 69 ч.3 УК РФ к 3 годам х месяцам лишения свободы; освободившегося дата.; 2) дата Ленинским районным судом г. Кемерово по ст. 158 ч.2 п. «в» УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы; 3) дата Заводским районным судом г. Кемерово по ст.ст. 30 ч.3, 161 ч.1, 158 ч.1, 69 ч.2 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы; 4) дата Заводским районным судом г. Кемерово по ст. ст. 158 ч.1, ч.2 п.»в», 69 ч.2, 69 ч.5 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы; 5) 17.04.2013г. Центральным районным судом г. Кемерово по ст. 1593 ч.2, 69 ч.5 УК РФ ( к приговору от дата) к х годам лишения свободы с отбыванием в ИК строгого режима;получившего копию обвинительного акта дата

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ,

Стрельников И.Ю. совершил кражу в г. Кемерово при следующих обстоятельствах.

Стрельников И.Ю. дата в период с время, находясь в магазине «Название» в Универсаме «Название» по адресу, умышленно, с целью кражи чужого имущества, действуя тайно, из корыстных побуждений., воспользовавшись отсутствием внимания со стороны находящихся здесь же граждан, взял из под прилавка и похитил картонную коробку, в которой находились денежные средства в размере ХХ рублей, принадлежащие ИП Коротовскому И.А., тем самым причинив последнему материальный ущерб в указанной сумме, после чего с похищенными деньгами с места происшествия скрылся, впоследствии распорядился похищенным по своему усмотрению.

В судебном заседании подсудимый Стрельников И.Ю. согласился с предъявленным ему обвинением в полном объеме и поддержал ходатайство о постановлении в отношении него приговора без проведения судебного разбирательства, указав, что данное ходатайство заявлено им добровольно, осознанно и после консультации с защитником, что он осознаёт характер и последствия заявленного ходатайства.

Представитель государственного обвинения, защитник не возражали против постановления в отношении подсудимого Стрельникова И.Ю. приговора в особом порядке, то есть без проведения судебного разбирательства.

Потерпевший Коротовский И.А. в судебное заседание не явился, ранее просил уголовное дело рассмотреть в его отсутствие, не возражал против рассмотрения дела в особом порядке без проведения судебного разбирательства, заявленные исковые требования просил удовлетворить.

Судом не усматривается оснований, препятствующих постановлению приговора в отношении Стрельникова И.Ю. без проведения судебного разбирательства по правилам главы 40 УПК РФ, поскольку ходатайство заявлено Стрельниковым И.Ю. в присутствии защитника и в период, установленный ст. 315 УПК РФ; Стрельников И.Ю. осознаёт характер и последствия заявленного им ходатайства, отсутствуют возражения государственного обвинителя и представителя потерпевшего против рассмотрения дела в особом порядке, Стрельников И.Ю. обвиняется в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы; обвинение является обоснованным и подтверждается собранными по делу доказательствами; Стрельникову И.Ю. понятна сущность предъявленного обвинения и он согласен с ним в полном объеме; основания для прекращения уголовного дела отсутствуют.

Действия Стрельникова И.Ю. следует квалифицировать по ч.1 ст. 158 УК РФ как кражу, то есть тайное хищение чужого имущества.

Назначая подсудимому Стрельникову И.Ю. наказание, суд в соответствии со ст. 60 УК РФ исходит из конкретных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, а так же данных, характеризующих личность подсудимого. Так Стрельников И.Ю. по месту жительства участковым уполномоченным полиции характеризуется удовлетворительно (л.д.113), на учете у нарколога и психиатра не состоит (л.д. 112), имеет на иждивении малолетнего ребенка –инвалида (л.д. 114,115), так же суд учитывает состояние здоровья подсудимого, влияние назначенного наказание на исправление Стрельникова И.Ю. и на условия жизни его семьи.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, в соответствии со ст. 61 УК РФ, суд принимает во внимание полное признание Стрельниковым И.Ю. вины, раскаяние в содеянном, а также наличие на его иждивении малолетнего ребенка.

Отягчающим наказание обстоятельством является наличие в действиях Стрельникова И.Ю., в соответствии со ст. 18 ч.1, 63 ч.1 п.А УК РФ, рецидива преступлений.

Учитывая, что смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. «и, к» ч. 1 ст. 61 УК РФ не установлено, имеется отягчающее наказание обстоятельство, наказание Стрельникову И.Ю. не может быть назначено по правилам ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Судом не усматривается оснований, для применения в отношении подсудимого Стрельникова И.Ю. положений ст. 64 УК РФ, поскольку какие-либо исключительные обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступлений, ролью виновного и другие обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности в ходе судебного разбирательства не установлены.

Учитывая, что в отношение Стрельникова И.Ю. установлено обстоятельство, отягчающее наказание – рецидив преступлений, то при назначении наказания Стрельникову И.Ю. суд учитывает характер и степень общественной опасности ранее совершенных им преступлений, обстоятельства, в силу которых исправительное воздействие предыдущего наказания оказалось недостаточным, а также характер и степень общественной опасности вновь совершенных преступлений и с учетом изложенного суд полагает, что цели наказания, предусмотренные ч. 2 ст. 43 УК РФ, не могут быть достигнуты с назначением наказания, более мягкого, чем лишение свободы, в связи с чем, считает необходимым назначить Стрельникову И.Ю. наказание в виде лишения свободы, с учетом положений ч. 2 ст. 68 УК РФ – не менее одной трети максимального наказания, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 158 УК РФ. Суд также считает, что наказание Стрельникову И.Ю. следует назначить с учетом требований ч. 5 ст. 62 УК РФ, а также ч. 7 ст. 316 УПК РФ, учитывая особый порядок рассмотрения уголовного дела, а именно в размере 8 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 ч.2 УК РФ, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного смягчающие и отягчающее ответственность обстоятельства, а также принимая во внимание, что Стрельников И.Ю. в настоящее время уже отбывает наказание в виде реального лишения свободы по приговору Центрального районного суда от дата, суд не усматривает оснований для применения к Стрельникову И.Ю. условного осуждения, считает, что назначенное ему наказание должно быть реальным.

Поскольку, Стрельников И.Ю. совершил преступление, относящееся к категории небольшой тяжести, правила ч. 6 ст. 15 УК РФ в данном случае применены быть не могут.

Учитывая положения ст. 69 ч.2, ч. 5 УК РФ, суд считает необходимым назначить наказание Стрельникову И.Ю. по совокупности преступлений, путем частичного сложения вновь назначенного наказания с наказанием, назначенным Стрельникову по приговору Центрального районного суда г. Кемерово от 17.04.2013г.

Учитывая, что Стрельников И.Ю. осуждается к реальному лишению свободы, а также в целях обеспечения возможности рассмотрения дела в апелляционном порядке, ранее избранная в отношении Стрельникова И.Ю. по настоящему уголовному делу мера пресечения – подписка о невыезде и надлежащем поведении- подлежит изменению на заключение его под стражу.

Заявленный по делу гражданский иск потерпевшего Коротовского И.А. подсудимый Стрельников И.Ю. в судебном заседании признал. В соответствии со с т. 1064 ГК РФ взысканию с ответчика в пользу гражданского истца Коротовского И.А. подлежит причиненный последнему преступлением материальный ущерб в размере ХХ рублей.

Вещественные доказательства: картонную коробку и компакт диск с видеозаписью, хранящиеся при уголовном деле, следует хранить с материалами уголовного дела в течение срока хранения последнего.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307-309, 316 УПК РФ,

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Стрельникова И.Ю. виновным в совершении преступления предусмотренного ст. 158 ч.1 УК РФ и назначить ему наказание в виде восьми месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания и наказания, назначенного Стрельникову И.Ю. приговором Центрального районного суда г. Кемерово от дата, окончательно назначить к отбытию Стрельникову Игорю Юрьевичу наказание в виде х лет х месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Стрельникову И.Ю. исчислять с дата. Зачесть в срок отбытия наказания Стрельникову И.Ю. время содержания его под стражей в период с дата по дата.

Меру пресечения в отношении Стрельникова И.Ю. изменить на заключение под стражей до вступления приговора в законную силу, взять его под стражу из зала суда, содержать в ФКУ ИЗ 421 г. Кемерово.

Заявленный по делу гражданский иск удовлетворить. Взыскать со Стрельникова И.Ю. в пользу ИП Коротовского И.А. Х рублей.

Вещественные доказательства по делу- картонную коробку и компакт диск с видеозаписью- хранящиеся при уголовном деле, хранить с материалами уголовного дела в течение срока хранения последнего.

Приговор может быть обжалован в пределах, предусмотренных ст. 317 УПК РФ, в апелляционном порядке в Заводский районный суд г. Кемерово в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Мировой судья: Сазыкин А.А.

Приговор вступил в законную силу 03.06.2013 г.

Квалификация превышения полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, по ст. 201 УК РФ

Проблема квалификации превышения полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, по ст. 201 УК РФ является одной из ключевых при применении нормы об ответственности за злоупотребление полномочиями. В настоящее время в уголовно-правовой доктрине существует два основных подхода к ее решению: положительный и отрицательный.

В соответствии с первым подходом, сторонником которого является, например, Б.В. Волженкин, превышение полномочий предлагается рассматривать как частный случай злоупотребления полномочиями, в силу чего совершение управленцами активных действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенный вред, следует квалифицировать по ст. 201 УК РФ.

Согласно второму подходу злоупотребление полномочиями и превышение полномочий управленцами следует рассматривать в качестве смежных составов, которые не соотносятся между собой как общая и специальная норма, в силу чего общая норма об ответственности за превышение полномочий управленцами в уголовном законодательстве просто-напросто отсутствует, хотя отдельные виды превышения полномочий данными субъектами криминализированы в рамках других составов — превышения полномочий частным детективом или работником частной охранной организации (ст. 203 УК РФ), нарушения неприкосновенности частной жизни лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 137 УК РФ), служебного нарушения тайны переписки, переговоров и сообщений (ч. 2 ст. 138 УК РФ) и др. Главный критерий разграничения злоупотребления полномочиями и превышения полномочий управленцами — разница в признаках объективной стороны, которая в злоупотреблении полномочиями предполагает использование полномочий, которые предоставлены управленцу, а в рамках превышения полномочий — выход за пределы таких полномочий.

В пользу второго подхода высказывается большинство исследователей. Так, по мнению А.В. Шнитенкова, «отсутствие нормы о превышении управленцем полномочий — пробел уголовного законодательства, и он должен быть устранен по аналогии со ст. 286 УК РФ», а также по аналогии с положениями КоАП РФ, который до августа 2006 г. предусматривал самостоятельные составы административного злоупотребления полномочиями («ненадлежащего управления юридическим лицом», ст. 14.21 КоАП РФ) и превышения полномочий («совершения сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий», ст. 14.22 КоАП РФ). В связи с тем, что ч. 2 ст. 3 УК РФ запрещает применение уголовного закона по аналогии, злоупотребление полномочиями может выражаться «лишь в использовании тех полномочий, которыми наделено лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», а совершение управленцем действий, выходящих за пределы его полномочий не охватывается признаками состава ст. 201 УК РФ .

Следует отметить, что судебная практика, несмотря на отсутствие каких-либо разъяснений по данной проблеме со стороны Верховного Суда РФ, в целом следует первому подходу: суды квалифицируют по ст. 201 УК РФ действия управленцев, явно выходящие за пределы их полномочий. Есть отдельные решения, в которых суды руководствуются вторым подходом и указывают, что превышение полномочий управленцами не охватывается ст. 201 УК РФ, но они крайне редки Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 25 июля 2013 г. N 22-1836.

В судебных решениях, как правило, прямо не указывается, что суд расценил действия подсудимого, превысившего полномочия, как злоупотребление полномочиями, хотя из фабулы самих дел это очевидно. Встречаются и исключения, когда суд прямо указывает, что фактически имело место превышение полномочий.

Например, председатель сельскохозяйственного производственного кооператива признан виновным в злоупотреблении полномочиями, которое выразилось в том, что он без производственной необходимости и в целях извлечения выгод для себя заключил два договора подряда на проведение строительно-ремонтных работ на сумму, при которой он мог заключать их только при наличии решения органов кооператива. Согласно заключенным договорам строители должны были провести капитальный ремонт родильного отделения молочно-товарной фермы, животноводческих помещений и телятника кооператива, однако по указанию председателя выделенные средства, а также сами строители регулярно направлялись на ремонт дома, принадлежавшего кооперативу, который председатель планировал приватизировать.

В результате действий председателя работы по данным договорам не были выполнены в полном объеме, а строительной бригаде со счета кооператива было необоснованно выплачено 3 млн руб., чем кооперативу причинен существенный ущерб. В обвинительном приговоре суд указал, что председатель заключал указанные договоры, «осознавая, что его действия явно выходят за пределы полномочий» Приговор Давлекановского районного суда Республики Башкортостан от 25 апреля 2011 г. N 1-13/11.

Можно привести еще одно дело. Суд квалифицировал по ч. 2 ст. 201 УК РФ действия генерального директора закрытого акционерного общества, который вопреки требованиям устава и положения о генеральном директоре общества, запрещавших ему заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения совета директоров и общего собрания акционеров, в целях извлечения выгод для других организаций и причинения ущерба обществу заключил ряд экономически нецелесообразных сделок на сумму в несколько миллионов долларов каждая. В частности, в рамках одной из этих сделок закрытым акционерным обществом была приобретена технология производства лекарств, которая не могла использоваться обществом и не планировалась для использования из-за отсутствия необходимого оборудования и технических условий для начала производства. Как установил суд, генеральному директору заранее было известно, что по указанной причине условия заключенных сделок в полном объеме не будут выполнены. Суд констатировал, что директор заключил эти сделки, действуя вопреки законным интересам организации и «превысив свои полномочия, регламентированные нормативными документами предприятия и ФЗ «Об акционерных обществах», причинив организации материальный ущерб в размере около 200 млн руб., повлекший тяжкие последствия . Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

Приговор Подольского городского суда Московской области от 14 февраля 2012 г. N 1-3/2012

Кассационное определение Московского областного суда от 29 мая 2012 г. N 22-3989

Типичным примером квалификации превышения управленцем полномочий по ст. 201 УК РФ является квалификация совершенных им сделок с нарушением предусмотренной для них специальной процедуры, без соблюдения которой управленец не вправе был эту сделку совершать. Например, если сделка им совершена без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия в случаях, когда такое согласие обязательно, по совершению крупных сделок и сделок с заинтересованностью без их одобрения в порядке, предусмотренном федеральным законом.

Так, суд признал виновным в злоупотреблении полномочиями по ч. 1 ст. 201 УК РФ директора муниципального унитарного предприятия, который в целях извлечения выгод для других лиц без согласия собственника имущества сдал в аренду своей супруге и третьему лицу помещения буфета и парикмахерской, принадлежавшие предприятию, по заниженным ставкам арендной платы (по сравнению с минимальными ставками, утвержденными представительным органом муниципального образования). В результате действий директора местный бюджет недополучил 31 тыс. руб. С учетом того, что местный бюджет был дотационным более чем на 50% в соответствующий период, суд признал данный вред существенным Приговор Полесского районного суда Калининградской области от 17 января 2011 г. N 1-2/2011.

В соответствии с п. 2 ст. 295 ГК РФ и ч. 2 ст. 18 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» муниципальное унитарное предприятие не вправе сдавать в аренду имущество, принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения, или иным способом распоряжаться им без согласия собственника имущества. Данное требование и было нарушено управленцем в указанном примере.

В другом деле объективная сторона злоупотребления полномочиями выразилась в том, что директор муниципального унитарного предприятия от имени организации заключил договор аренды личного автомобиля с самим собой как физическим лицом, не получив согласия собственника. Затем на основании этого договора директор по расходно-кассовым ордерам получил денежные средства в размере 24,5 тыс. руб. Данный имущественный вред был признан судом существенным для предприятия с учетом его убыточного состояния. В силу ст. 22 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» такая сделка является сделкой с заинтересованностью, которая не может быть совершена предприятием без согласия собственника.

С точки зрения гражданско-правового регулирования порядка совершения сделок в перечисленных примерах видно, что управленцы, строго говоря, не злоупотребляли полномочиями, а превысили их, совершая сделки, на совершение которых они в конкретной ситуации не имели права. В то же время может возникнуть резонный вопрос: почему соответствующие действия управленцев нужно рассматривать именно как превышение полномочий, а не злоупотребление полномочиями по смыслу п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»? Согласно данному разъяснению, «в частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения» (выделено мной. — А.К.). Ведь в приведенных примерах управленцы в принципе были наделены правом совершать сделки, но отсутствовали обязательные условия для их совершения — согласие собственника или одобрение сделки органами управления организацией.

С другой стороны, согласно п. 19 указанного Постановления разновидностью превышения полномочий является совершение должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте. Кроме того, в качестве превышения полномочий согласно данному пункту следует расценивать действия должностного лица, которые совершаются им единолично, хотя могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом.

Формально все перечисленные случаи подпадают под оба определения (с учетом специфики субъекта ст. 201 УК РФ). Действительно, управленцы заключали сделки, которые могли быть совершены только при наличии особых обстоятельств — согласия собственника или одобрения органов управления организацией. Как указывалось выше, данные особые обстоятельства были предусмотрены законом. Применительно к сделкам по распоряжению имуществом государственных и муниципальных предприятий, совершения ими сделок с заинтересованностью — ст. 18 и 22 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

Несколько сложнее ситуация с рассмотренным делом в отношении генерального директора закрытого акционерного общества, совершившего ряд сделок, которые могли быть заключены при одобрении совета директоров и общего собрания акционеров, что было предусмотрено все же не законом, а внутренними документами организации — уставом и положением о генеральном директоре общества. Тем не менее можно говорить, что соответствующие «особые обстоятельства», наличие которых требовалось для заключения сделок, были установлены уставом в соответствии с прямым указанием ч. 1 ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которому устав акционерного общества может расширить применение порядка одобрения крупных сделок на случаи, прямо не предусмотренные данным Законом. Кроме того, положение о генеральном директоре общества, запрещавшее управленцу заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения органов управления обществом, по смыслу ст. 8 ТК РФ следует рассматривать как локальный нормативный акт, который согласно ст. 5 ТК РФ является источником трудового права и особой разновидностью подзаконного акта.

Здесь следует отметить, что применительно к составу ст. 201 УК РФ грань между злоупотреблением полномочиями управленцем в приведенной трактовке Пленума Верховного Суда РФ и превышением данным лицом своих полномочий в случаях, описанных в п. 19 указанного Постановления, фактически отсутствует. Похожим образом выглядит ситуация с разграничением составов должностного злоупотребления полномочиями (ст. 285 УК РФ), когда оно совершается в форме действия при отсутствии обязательных условий или оснований для его совершения и превышения полномочий (ст. 286 УК РФ), когда должностное лицо совершает действия, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, предусмотренных нормативным актом. В последнем случае единственным основанием для разграничения составов ст. 285 и 286 УК РФ является мотив в виде корыстной или иной личной заинтересованности. При наличии такого мотива соответствующие действия должностного лица следует квалифицировать как злоупотребление полномочиями, а при отсутствии — по ст. 286 УК РФ, выступающей в данной ситуации общей нормой по отношению к ст. 285 УК РФ.

Так как в рамках состава ст. 201 УК РФ никакая вариация в субъективной стороне невозможна, такое основание для разграничения злоупотребления полномочий управленцами и превышения ими своих полномочий в рассмотренных выше случаях отсутствует. В связи с этим следует заключить, что какой-либо разницы между составами злоупотребления полномочиями при отсутствии «обязательных условий или оснований» для использования полномочий и превышения полномочий при отсутствии «особых условий» для их реализации или нарушении порядка согласования решения просто нет. Объективная сторона злоупотребления полномочиями и превышения полномочий в данной ситуации полностью сливается, и поэтому нет никаких препятствий для квалификации действий управленцев, совершающих сделки, которые могут быть совершены только при определенных условиях, по ст. 201 УК РФ, если есть остальные признаки данного состава (существенный вред, цель и др.).