Приватизация односторонняя сделка

Односторонние сделки в гражданском праве Российской Федерации

Зачет как способ прекращения обязательства (compensatio) характеризуется тем, что если сталкиваются два или несколько однородных правомочий требования, то они взаимно (полностью или частично) погашают друг друга. Правовая природа зачета зависит от того, какие отношения он опосредует и каков их отраслевой режим. В гражданском праве зачет традиционно представляет собой одностороннюю сделку, поскольку может быть совершен в силу заявления лишь одной стороны (ст. 155 проекта ГУ в ред. 1899 г., лит. «б» ст. 129 ГК РСФСР 1922 г., ч. 2 ст. 229 ГК РСФСР 1964 г., ст. 410 ГК РФ) [57].

Принято считать, что в гражданском и арбитражном процессе зачет находит свое выражение в форме предъявления ответчиком к истцу встречного иска, направленного к зачету первоначального требования (ст. 137, п. 1 ст. 138 ГПК РФ, пункт 1ч. 3 ст. 132 АПК РФ). Возражение ответчика в процессе судебного разрешения спора также используется в качестве способа осуществления зачета. Но здесь отсутствует единообразная судебная практика. Так, суды Центрального округа РФ позволяют произвести зачет встречного требования на основании возражения ответчика [58]. Напротив, в практике Арбитражного суда Томской области признается возможным осуществление зачета в судебном порядке лишь путем предъявления встречного иска [59].

Первую из изложенных здесь точек зрения в советской юридической литературе поддерживал А. Штейнберг [60]. С тех же позиций защищает ее в настоящее время С.А. Иванова. Она пишет: «Требование о зачете в форме возражения возможно только в том случае, когда встречное требование не превышает по своим размерам первоначального» [61].

В равной мере стираются различия между возражением ответчика о зачете как средством защиты гражданских прав и возражением как способом осуществления зачета С.В. Сарбашем. Автор признает возможность осуществления зачета в гражданском и арбитражном процессе в форме возражения ответчика, но при этом связывает удовлетворение возражения не с погашением встречных обязательств решением суда, а с иными процессуальными последствиями — отказом в первоначальном иске [62].

С другой стороны, в науке представлена и противоположная точка зрения. Так Т.И. Макеева, В.В. Кресс полагают, что зачет не может быть осуществлен в суде путем заявления ответчиком возражения против иска, поскольку, во-первых, при рассмотрении такого возражения суд выйдет за пределы заявленных истцом требований, а во-вторых, предъявляя встречный иск, направленный к зачету первоначального требования, ответчик не имеет своей целью опровержение основного иска, как при заявлении возражения против иска [63].

Последняя из изложенных здесь точек зрения принимается и нами. Действительно, удовлетворение судом возражения ответчика, направленного к зачету первоначального требования, означало бы, в первую очередь, проявление судом инициативы за рамками предъявленного требования, а во вторую, противоречило бы процессуально-правовой природе возражения — его направленности на подрыв первоначального иска. Поэтому думается, что зачет не может быть осуществлен в суде путем заявления ответчиком возражения против иска, но это не лишает его права использовать такое средство защиты гражданских прав и добиваться отказа в удовлетворении первоначального иска.

Однородность требований выступает одним из нормативных условий, предъявляемых к зачету (ст. 410 ГК РФ). Этому критерию, прежде всего, отвечают встречные требования в обязательствах, предметы которых определены родовыми признаками. Содержание таких родовых обязательств в большинстве случаев сводится к предоставлению заменимых вещей, то есть таких, которые в гражданском обороте определяются числом, мерой, весом. Но значение специального юридического понятия — однородности требований не может быть раскрыто только через указание на род, общую категорию вещей, к которой относится предмет обязательства. Такого толкования однородности нередко недостаточно для проведения зачета. Необходимо, чтобы предметы обязательств относились к одному и тому же виду, совпадали их качественные характеристики [64].

Наиболее иллюстративно к сказанному выглядит правило п. 1 ст. 807 ГК РФ, которое предусматривает обязанность заемщика по договору займа возвратить займодавцу равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. С этих позиций не однородными должны быть признаны встречные требования по денежным обязательствам, одно из которых выражено в рублях, а другое в иностранной валюте [65], или, например, родовые обязательства, предметом исполнения по которым является совершение действий по взаимной поставке одинакового количества муки второго и высшего сорта. Здесь необходимо оговориться, что физическая неоднородность предметов все же не препятствует осуществлению зачета в силу одностороннего волеизъявления, если стороны на стадии заключения договора либо в период его действия внесут в договор соответствующие изменения и выразят свои требования в денежной форме.

Эти устоявшиеся в цивилистике представления были в значительной мере поколеблены проф. М.И. Брагинским, который высказался за необходимость распространения понятия однородности не только на предмет, но и на природу требований, направленных к зачету [66]. Такое понимание, смысла однородности требования не только дало основу для объяснения сложившейся арбитражной практики, но и нашло поддержку среди ряда российских юристов. Развивая эту мысль, С.В. Сарбаш предложил термин «юридическая неоднородность требований» для обозначения случаев, когда судебная практика испытывает значительные колебания при определении действительности зачета (например, случаи противопоставления требований об уплате основной суммы долга, с одной стороны, и уплаты сумм неустойки или убытков — с другой) [67].

Полагаю, что широкое понимание однородности требований, а равно и выбор термина «юридическая неоднородность» для очерчивания границ этого понятия необоснованно сужает сферу применения зачета. Желательно использование другого дополнительного критерия — бесспорности зачитываемого требования.

Указание на этот признак встречается уже в работах по гражданскому праву советского периода, но только в период формирования рыночных отношений его выделение приобрело практическую значимость. Поэтому не случайно, что мнение о необходимости различия однородности и бесспорности требований, прежде всего, нашло поддержку среди работников судебных органов [68]. Эта позиция разделяется и нами в силу следующих двух посылок.

Первая может быть определена с учетом приверженности российской гражданско-правовой науки к стилю германского права. В отличие от Гражданского кодекса РФ, Германское Гражданское уложение (ГГУ) проявляет в этом вопросе большую последовательность. Так, в § 390 ГГУ говорится о бесспорности зачитываемых требований, означающей, что «требование, против которого выдвинуто возражение, не может быть зачтено» [69]. Для выявления второй — прибегнем к следующему приему. Попытаемся доказать различие однородности и бесспорности требований в российском гражданском праве. Допустим, что однородность требования включает в себя и юридическую однородность. При таком подходе односторонняя сделка должника, направленная на зачет принадлежащего ему требования на уплату процентов против требования основного долга его контрагента, не порождает, правовых последствий с момента своего совершения (ничтожна на основании ст. 168 ГК РФ в силу несоответствия требованиям закона). Между тем, арбитражная практика в ряде случаев исходит из допустимости совершения таких сделок. Поэтому нельзя считать доказанным утверждение, что однородность требований во встречных обязательствах слагается из физической и юридической однородности.

Следует согласиться с А.В. Власовой, которая отмечает, что условие бесспорности необходимо лишь для требования, которое предъявляется к зачету, встречное же требование может быть и не бесспорным, но зачитываемым, если должник его признает и против него не возражает [70].

Изучение зачета, как способа прекращения обязательств было бы неполным без учета рекомендаций, выработанных Президиумом Высшего Арбитражного суда РФ [71]. Обращает на себя внимание спор, суть которого сводится к следующему. Субподрядчик на основании договора с генподрядчиком выполнил работы, подлежащие оплате, а генподрядчик по устной просьбе субподрядчика отгрузил последнему радиаторы, общая стоимость которых равна возникшей задолженности. Субподрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с генподрядчика задолженности по выполненной работе. Удовлетворяя требование истца, суд отметил, что для прекращения обязательства зачетом необходимо заявление хотя бы одной из сторон. Так как ответчиком о зачете денежного требования заявлено не было, обязательства сторон не были прекращены по основаниям, предусмотренным ст. 410 ГК РФ [72].

Из сказанного обнаруживается, что арбитражная практика возвела простую письменную форму в существенный элемент односторонней сделки, в условие ее действительности, без соблюдения которого такая сделка вообще не может состояться. Неблагоприятная сторона такого подхода состоит в том, что она затрудняет развертывание правового обмена, увеличивает случаи признания односторонних сделок недействительными. Считаем, что судебные органы совершенно напрасно сужают область применения зачета. В пользу этого воззрения можно выдвинуть следующее соображение. Свобода граждан и юридических лиц в прекращении своих гражданских прав означает, что стороны могут выразить свою волю в каких угодно формах: в устной, письменной либо через совершение действий, позволяющих на их основе прийти к заключению о действительной воле субъекта гражданского права. Лишь при совершении формальных сделок, норма, содержащаяся в законе или условие, предусмотренное соглашением сторон, могут определить правовые последствия несоблюдения простой письменной формы в виде ее ничтожности (п. 2 ст. 162 ГК РФ). Поэтому, без прямого указания закона судебное толкование не может отнести ту или иную сделку к числу формальных. Практическое значение этого вывода сводится к заключению, что несоблюдение простой письменной формы зачета в случае его квалификации как односторонней сделки должно повлечь иные, менее строгие последствия — лишить сторону права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК РФ).

От характеристики зачета как способа прекращения обязательств перейдем к освещению его экстенсивного развития. Распространение этого института на иные экономические отношения проявилось в том, что понятие зачета в настоящее время вышло за пределы гражданского права, существенно расширив масштабы своего практического действия. Это право обретает смысл также в других правовых отраслях — налоговом (ст. 78 НК РФ), бюджетном (ст. 235 БК РФ) и семейном (п. 3 ст. 83 СК РФ).

Легальное понятие прощения долга (remissio debiti — ст. 415 ГК РФ, сравн. со ст. 165 проекта ГУ в ред. 1899 г., ст. 373 Гражданского кодекса Республики Казахстан) сформулировано таким образом, что дает повод к его неоднозначному толкованию. Одни авторы (О.Ю. Шилохвост, Т.И. Илларионова, М.К. Сулейменов) рассматривают прощение долга как одностороннюю сделку [73]. Мнение других сводится к тому, что прощение долга представляет собой договор. При этом в литературе не наблюдается единства взглядов относительно его вида. Так, проф. М.И. Брагинский, Т.А. Фаддеева и некоторые другие ученые признают прощение долга в качестве одной из форм договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ) [74]. В.В. Витрянский, напротив, считает, что это соглашение «. может быть квалифицировано как договор дарения только в том случае, когда в нем положительно решен вопрос о безвозмездности (т.е. об отсутствии какой-либо причинной обусловленности) действий кредитора, по освобождению должника от возложенных на него обязательств и при явном намерении кредитора одарить должника без всякого встречного предоставления в рамках всех взаимоотношений сторон» [75]. В том же смысле высказывается и А. Эрделевский [76].

Если встать на ту точку зрения, что прощение долга представляет дарение путем освобождения одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем, то мы придем к выводу, что на прощение долга распространяются нормы об обещании дарения (п. 2 ст. 572 ГК РФ), о запрещении и ограничении дарения (ст. ст. 575, 576 ГК РФ), об отмене дарения (ст. 578 ГК РФ). В соответствии с п. 3 ст. 576 ГК РФ передача дарителем своего права требования одаряемому должна совершаться на условиях и в порядке уступки требования, то есть ст. ст. 382-386, 388 и 389 ГК РФ. Следовательно, права, неразрывно связанные с личностью кредитора, в частности требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, не могут выступать предметом договора дарения (ст. 383 ГК РФ).

Что касается прощения долга, то закон не содержит таких ограничений. К такому выводу можно прийти на основании п. 2 ст. 101 Семейного кодекса РФ, который предусматривает возможность прощения долга по уплате алиментов на основании соглашения сторон. Кроме того, при толковании прощения долга как разновидности договора дарения кредитор по регрессному обязательству (возникшему, например, при множественности должников в правоотношении и исполнении одним из них солидарной обязанности) не вправе отказаться от правомочия требования по отношению к остальным должникам (абз. 2 п. 1 ст. 382 ГК РФ).

Подтверждением такого взгляда может служить п. 1 ст. 429 ГК РФ. Досрочный отказ от права требования заключения основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором, не может рассматриваться в качестве действий дарителя, так как предполагает освобождение кредитором должника от неимущественной обязанности. Признание юридической силы за неимущественными обязательствами (как связанными, так и не связанными с личностью) означает и целесообразность выделения прощения долга как самостоятельного способа их прекращения.

Проверим правильность наших рассуждений. Представим себе договор, согласно которому гражданин предоставил коммерческой организации право безвозмездно поместить свое изображение на этикетке продаваемого товара. Проследим за развитием гипотетической ситуации. Веритель освобождает юридическое лицо-должника от возложенных на него обязанностей. Здесь мы снова сталкиваемся с неимущественной сделкой, предметом которой является личное неимущественное благо.

Полученный результат позволяет уточнить стоящую перед нами задачу, свести ее к обсуждению следующей проблемы: целесообразно ли ограничивать применение прощения долга, как одностороннего волеизъявления рамками неимущественных социальных связей, или необходимо распространить его действие и на имущественные отношения в качестве способа прекращения их разновидности — обязательств. В ее разрешении можно пойти следующим путем. Сначала дать определение modusa (auflage, наказа). Затем остановиться на способах его прекращения.

Под модусом мы понимаем дополнительное обязательство, правомочием требования. по которому наделяется субъект гражданского права, безвозмездно передавший другой стороне вещь в собственность либо имущественное право. Данное определение не исчерпывает со держание понятия модуса без указания признаков обязанности по его исполнению, возложенной на должника. Такая обязанность:

— не считается эквивалентом обязанности по окончательному предоставлению имущественного права, но уменьшает, ограничивает его размер;

— находится в тесной зависимости от содержания действия другого контрагента [77].

Возьмем три ситуации: 1) дарится верховая лошадь с тем, чтобы ее не употребляли для работы в упряжи; 2) дарится парк, с тем, чтобы он не застраивался; 3) дарится картинная галерея с тем, чтобы она не разразнивалась [78]. Нетрудно убедиться, что во всех приведенных случаях новый собственник обязан терпеть стеснения в осуществлении правомочия распоряжения в течение срока действия обязательства, а кредитор имеет правомочие требовать от должника исполнения такой пассивной обязанности.

Представленный материал дает достаточно оснований для того, чтобы провести границу между прощением долга как основанием прекращения модусов и дарением в части их соприкосновения. Критерием для разграничения послужит содержание налагаемого обременения. Если его смысл сводится к возможности пользования вещью, то действия верителя, направленные к устранению ограничения права собственности обязанного субъекта, могут выступать в качестве предмета договора дарения.

Чтобы пояснить сформулированное положение, приведем следующий пример. Сервитуарий отказывается от принадлежащего ему права на чужую вещь. Согласие собственника на его принятие приводит к изменению общественных отношений. Увеличение объема имущества собственника достигается путем его освобождения от обязанности терпеть стеснения, вызванные соблюдением прав владельца сервитута за счет уменьшения имущества дарителя.

Предпримем попытку доказать, что отказ приобретает иное значение в выделенной группе модусов. Представим, что освобождение должника от обязанности воздержания выступает одним из видов договора дарения. Следуя этому предположению, мы выйдем за рамки существующей законодательной концепции предмета дарения, так как увеличение имущества собственника происходит не за счет уменьшения имущества кредитора. Последовательно придерживаясь этого взгляда, мы будем вынуждены, во-первых, пренебречь одним из существенных признаков договора дарения, а во-вторых, расширить предмет этого соглашения за счет включения в него любых действий, служащих обогащению одаряемого. Но сделать этого мы не в силах, не подменив законодателя.

Поэтому применительно к действующему праву поставленная проблема должна быть решена в смысле принятия другого варианта. Прекращение модусов, не соединенных с предоставлением кому-либо имущественной выгоды, должно производиться путем одностороннего отказа дарителя от принадлежащего ему правомочия требования.

Выведенное суждение подкрепим данными, полученными при изучении других безвозмездных договоров. Предпосылкой для поиска послужит то обстоятельство, что модус не является свойственным исключительно только дарению. Обратимся к ст. 9.1 ФЗ от 20 мая 2002 г. № 55-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации». Эта статья гласит: «Гражданине, приватизировавшие жилые помещения. вправе передать принадлежащие им на праве собственности и свободные от обязательств жилые помещения в государственную или муниципальную собственность, а соответствующие органы исполнительной власти, органы местного самоуправления или уполномоченные ими лица обязаны принять их в собственность и заключить договоры социального найма этих жилых помещений с этими гражданами. » [79].

Опираясь на общий признак вышеназванных договоров — безвозмездность, некоторые авторы пытаются перенести определение и свойства договора дарения на договор передачи приватизированного жилого помещения в государственную (муниципальную) собственность [80]. Однако такое заключение является ошибочным. Различие между ними можно усмотреть в том, что ряд норм, регулирующих договор дарения (напр., ст. 573 ГК РФ), не применим к договору передачи жилья. Отмеченное позволяет отнести соглашение о переходе права собственности к иному виду договоров. Целесообразно вернуть в научный оборот термин «безвозмездная реализация имущества» для обозначения понятия такой двухсторонней сделки.

Но не станем больше задерживаться на этом вопросе. Проведем толкование процитированной нормы в целях установления ее действительного содержания: обязанность органа исполнительной власти (местного самоуправления) по заключению договора найма квартиры или комнаты не лишает сделку по реализации имущества характера безвозмездности, но ограничивает объем прав, предоставленных физическим лицом органу власти и управления.

Может показаться, что такую обязанность, несмотря на сходство свойств, нельзя признать элементом содержания модуса. В пользу такого решения как будто говорит ее значение «недоразвившегося» эквивалента по отношению к действию гражданина. Чтобы разрешить возникшее сомнение, необходимо сделать следующее уточнение. При сложении физическим лицом обязанности с государственного (муниципального) органа власти по заключению договора социального найма речь идет об отказе от причитающегося, но еще окончательно не приобретенного права пользования. Прекращение такого права не охватывается сферой действия договора дарения во многих зарубежных кодифицированных актах (§ 517 ГГУ, абз. 2 ст. 239 Швейцарского обязательственного закона, ст. 1809 Гражданского Кодекса Квебека) [81]. Нет оснований отступать от этого правила и применительно к национальному гражданскому праву. Следовательно, выделенный способ прекращения модусов односторонним отказом управомоченного лица может быть распространен и на такую обязанность.

Несомненно также, что прощение долга допустимо и на основании возмездного соглашения сторон. Когда должник передает кредитору определенную денежную сумму, а кредитор освобождает должника от уплаты оставшейся суммы долга, то такое прощение обусловлено встречным имущественным предоставлением, а, следовательно, не является безвозмездным и не может быть отнесено к дарению. Указанное соглашение может быть признано иным основанием прекращения обязательств — отступным (ст. 409 ГК РФ), в рамках которого предусмотрена возможность освобождения должника от части его долга.

Тем не менее, предложенное В.В. Витрянским разграничение понятий прощения долга и дарения по признаку возмездности не представляется достаточно убедительным. Презумпция возмездности может быть использована лишь при договорном характере рассматриваемых отношений (п. 3 ст. 423 ГК РФ). Выделение в Гражданском кодексе РФ норм, свидетельствующих о безвозмездном характере прощения долга, но не отвечающим признакам договора дарения, позволяет усомниться в договорной природе этого института.

В обоснование сказанного приведем следующие аргументы. Залогодержатель при объявлении несостоявшимися повторных торгов может не воспользоваться правом оставить за собой предмет залога (абз. 3 п. 4 ст. 350 ГК РФ). Отказ в форме молчания влечет прекращение акцессорного обязательства и подпадает под признаки прощения долга. Но по смыслу этой нормы согласие должника на сложение долга не требуется. Возьмем другой случай. При ликвидации некоммерческой организации ликвидационная комиссия принимает меры к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности (абз. 2 п. 1 ст. 63 ГК РФ, п. 2 ст. 19 ФЗ «О некоммерческих организациях»). Но при наличии имущества, достаточного для удовлетворения требований всех кредиторов (в том числе расчетов с бюджетом и внебюджетными фондами), неполное истребование дебиторской задолженности, как представляется, не может рассматриваться как невыполнение обязательных требований законодательства, предъявляемых к процедуре ликвидации некоммерческой организации [82].

Что такое односторонние сделки: виды, примеры, оформление. Права и обязанности сторон.

Односторонняя сделка – это отдельный вид сделки, который незнаком большинству граждан. Однако, несмотря на редкость употребления термина, такого вида соглашения заключаются достаточно часто. Рассмотрим подробно, что означает данный тип сделок, в чем ее особенности и что нужно знать для заключения.

○ Понятие односторонней сделки.

Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны.
(п.2 ст.154 ГК РФ).

Несмотря на то, что возможность заключения подобного соглашения установлена законодательно, необходимо, чтобы ее подписание подтверждалось конкретным нормативно-правовым актом либо соглашением между участниками.

Сторонами односторонней сделки могут быть как юридические, так и физические лица.

○ Основания для возникновения.

Односторонняя сделка – это любые действия отдельных лиц либо организаций, результатом которых является появление, изменение либо прекращение правовых отношений. Основанием для ее возникновения является волеизъявление одной или обеих сторон, которое приводит к определенным юридическим последствиям. Отличием односторонней сделки является то, что ее проведение одной стороной порождает правовые результаты для другой, которая не принимала участие в соглашении. Примеры односторонней сделки: составление завещания, выдача доверенности, вступление в права наследования и иные действия, имеющие правовой результат.

К односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки.
(ст. 156 ГК РФ).

○ Способы заключения сделок.

Одной из особенностей односторонних сделок является то, что они необязательно должны составляться в письменном виде. Допускается также устное соглашение, которое имеет такую же юридическую силу, при условии, что соблюдены все законодательные нормы.

✔ Устная сделка.

Такая форма часто применяется гражданами в отношении бытовых операций. Согласно законодательству, в устной форме может быть заключено соглашение, составление которого не требует письменного оформления. Таким образом, стороны сами могут выбирать форму своего договора, при условии, что это не противоречит закону.

✔ Письменная сделка.

Несмотря на возможность выбора, законом предусмотрены условия, при которых сделка должна заключаться только письменно. Это необходимо, если:

  • Одной из сторон договора является юридическое лицо.
  • Ее стоимость больше 10 тысяч рублей.
  • Требование о письменной форме данного типа сделки предусмотрено законом.

○ Виды сделок.

Существуют разные виды односторонних сделок, различие между которым обуславливается их юридическими последствиями.

✔ Правоустанавливающие сделки.

Особенность такой сделки в том, что она возникает из уже существующих юридических отношений. Реализация становится возможной, если законом либо соглашением участников допускается возможность волеизъявления в одностороннем порядке. Примером такого рода сделки может стать взыскание имущества, которое было предоставлено в залог, в случае непогашения долговых обязательств своевременно.

✔ Правоизменяющие сделки.

Данное соглашение также возможно на основе уже заключенного договора. Оно вносит определенные изменения в первоначальные условия. Примером правоизменяющей односторонней сделки может быть отказ от заказанного товара до момента его поступления.

✔ Правопораждающие сделки.

В таких сделках содержится предложение одной из сторон другому участнику. Особенностью является то, что принятие условий не является обязательным, в данном случае адресату только предлагают те или иные правовые последствия. Пример такой сделки: оформление завещания либо выдача доверенности.

✔ Правопрекращающие сделки.

Данный вид предполагает отказ от своих прав в одностороннем порядке. В данную категорию, например, относится отказ от наследованного имущества.

Важно учитывать, что подобное разделение является достаточно размытым и любая одностороння сделка может быть отнесена сразу к нескольким видом. Например, выбрасывание ненужной вещи является правопрекращающей сделкой, но если она представляет опасность для окружающих, бывший владелец обязан утилизировать ее. А это уже является правопораждающей сделкой.

○ Права сторон в односторонней сделке.

Как и любая сделка, односторонняя создает как права, так и обязанности для ее участников. Но так как волю изъявляет только одна сторона, она не может накладывать обязательства на других лиц.
(ст. 15 ГК РФ).

Таким образом, несмотря на некоторые особенности односторонней сделки – это вид соглашений, с которыми граждане сталкиваются в повседневных ситуациях, заключая те или иные договора как в устной, так и в письменной форме.

○ Советы юриста:

✔ Нужно ли участие нотариуса в заключении односторонних сделок?

Нотариальное удостоверение является обязательным, в зависимости от вида односторонней сделки. Например, при составлении завещания или оформлении доверенности оно необходимо. А если осуществляется отказ от продукта до его получения либо реализация заложенного имущества, оно не требуется.

✔ Возможно ли отмена односторонней сделки? Какие основания для отмены существуют?

В законодательстве нет общих норм для отмены односторонних сделок, основанием для такового может служить: нарушение прав другого гражданина, несоответствие условий сделки нормам законодательства и т.д.

Специалист Лебедев Антон подробно расскажет, что такое односторонняя сделка и как она заключается.

Опубликовал : Вадим Калюжный, специалист портала ТопЮрист.РУ

Односторонняя сделка: виды и особенности

Односторонняя сделка — это сделка особого рода, совершение которой предусмотрено российским гражданским законодательством. Несмотря на то, что сам термин незнаком большинству людей, в жизни мы сталкиваемся с односторонними сделками довольно часто.

Основание возникновения односторонней сделки

Понятие сделки вводится ст. 153 ГК РФ. Основные принципы, которые описывают понятие сделки, определяют возможность участия в сделке от одной до нескольких сторон — и в первом случае сделка как раз и будет признана односторонней.

Согласно ст. 154 п. 2 ГК РФ односторонней сделкой считается та, для совершения которой достаточно воли одной стороны. При этом возможность совершения сделки при выражении воли только одной стороны должна быть предусмотрена нормативно-правовым актом или соглашением сторон.

Сторонами в односторонней сделке могут выступать как граждане, так и юридические лица. Причем если для юр. лиц обязательно документальное оформление сделки, то для граждан ее совершение возможно в устной форме, за исключением случаев, когда:

  • обязательность письменной формы предусмотрена законодательством;
  • сделка совершается между юрлицом и гражданами;
  • сумма сделки между гражданами превышает 10000 рублей.

К односторонним сделкам относятся многие обыденные действия граждан и юридических лиц: составление доверенности, выдача чека, получение продукции со склада, объявление аукциона и многие другие.

Особенности односторонней сделки

Особенностью сделок с одной стороной и их отличием от так называемых юридических поступков является наличие юридических последствий их совершения. Иными словами, совершение сделки одной стороной порождает права у тех лиц, которых она затрагивает (адресатов).

Те же характеристики имеют и многосторонние сделки, однако в отличие от них односторонние не означают вступления сторон в договорные отношения. От последних их отличает то, что они связаны с изъявлением воли только одного лица, хотя юридические последствия могут наступить для любого адресата — как волеизъявителя, так и волеисполнителя.

Важно! Адресат сделки с одной стороной выполняет в ней пассивную роль, для чего не требуется его собственного волеизъявления.

Еще одной особенностью односторонней сделки является то, что ее адресатом может быть как участник существующих правоотношений (например, соглашения, договорных отношений), так и любое заинтересованное лицо. К примеру, в получении чека сторона, уже вступившая в правоотношения, участвует, а в составлении доверенности — нет.

Виды односторонних сделок

В зависимости от юридических последствий бывают следующие виды сделок с одной стороной:

    Правоустанавливающие
    Такие сделки, как правило, возникают из уже существующих правоотношений. Они реализуются в том случае, если соглашением сторон или законом предусмотрена возможность одностороннего волеизъявления одной из сторон правоотношений. Например, обращение взыскания на имущество, находящееся в залоге.

Правоизменяющие
Этот вид сделок редактирует отношения, уже существующие между сторонами. Примером может служить реализация права на отказ от заказа до момента его доставки.

Правопорождающие
Эта односторонняя сделка является предложением одной из сторон выполнить какое-либо действие. Сюда относится выдача доверенности или составление завещания. Подобные сделки не являются обязательными, то есть лишь предлагают адресату принять на себя его исполнение.

Такого рода сделки представляют собой отказ от своих прав в одностороннем порядке. К подобным сделкам можно отнести отказ от наследства или выбрасывание ненужной вещи.

Однако данная классификация весьма размыта. Часто одна и та же односторонняя сделка может быть отнесена к нескольким типам. Например, выбрасывание ненужной вещи представляет собой правопрекращающую одностороннюю сделку, однако если эта вещь относится к категории опасных отходов, то у ее бывшего владельца возникнет обязанность по утилизации выброшенной вещи.

Права сторон в односторонней сделке

Как уже говорилось выше, сделка с одной стороной создает права, которыми наделяется ее адресат. Но в то же время эта сделка создает и обязательства, которыми наделяется лицо, ее совершающее.

Данная конструкция выглядит сложной только при попытке ее последовательного изложения. На деле же часто граждане и юридические лица, даже не задумываясь об этом, совершают односторонние сделки в процессе своей ежедневной деятельности. К примеру, заключение договора является следствием как минимум 2 односторонних сделок: оферты — со стороны поставщика и волеизъявления о принятии предложения (акцепта) — со стороны покупателя.

Тем не менее расчленение юридических действий, кажущихся обычными, на односторонние сделки может быть полезным: подобным образом лучше становятся видны права и обязанности, возникающие в результате каждой из них.

Так как сделка сама по себе является базовым понятием гражданского права, сделки с одной стороной отличаются многообразием прав и обязанностей, которые они порождают в силу соглашения, делового обычая или требований нормативного акта.

При этом можно выделить одну обязанность волеизъявителя, характерную для большинства односторонних сделок, — обязанность уведомить адресата сделки о своем волеизъявлении. Без этого необходимого действия многие сделки не будут легитимными, а те, для которых обязательное уведомление не предусмотрено (например, выдача доверенности), не вызовут необходимых юридических последствий.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВОЛОГОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ОТ 12.07.2013 ПО ДЕЛУ N 33-3198/2013

Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

ВОЛОГОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 июля 2013 г. по делу N 33-3198/2013

Судья: Власов М.С.

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда в составе:
председательствующего Аганесовой О.Б.,
судей Федосеевой О.А., Теплова И.П.,
при секретаре К.Е.,
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе К.А. и Г.А.А. на решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 апреля 2013 года, с учетом дополнительного решения Череповецкого городского суда Вологодской области от 23 мая 2013 года, которым исковые требования К.О. удовлетворены частично.
Восстановлен К.О. срок исковой давности.
Признаны недействительными односторонняя сделка от отказ К.О. от участия в приватизации квартиры , договор от N . передачи жилого помещения: в собственность граждан, заключенный между мэрий города Череповца и К.А., договор от купли-продажи квартиры , заключенный между К.А. и Г.А.А. и применены последствия недействительности сделок, прекращено право собственности Г.А.А. на квартиру , восстановлено право собственности на квартиру муниципального образования «Город Череповец».
В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
В пользу К.О. с К.А. взысканы расходы на оплату услуг представителя в сумме . рублей, с Г.А.А. — . рублей, с мэрии города Череповца — . рублей.
Взыскана государственная пошлина в доход местного бюджета с К.А. в сумме . рублей, с Г.А.А. — . рублей.
Заслушав доклад судьи Вологодского областного суда Федосеевой О.А., объяснения К.А., Г.А.А., их представителя адвоката Беляевой В.В. по ордеру от N . судебная коллегия

решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 апреля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу К.А. и Г.А.А. — без удовлетворения.

Ткаченко В.В., Зимин В.А., Ткаченко С.В. Сделки с недвижимостью

Глава 7. Наследование недвижимости

7.4. Наследование по закону и завещанию

Гражданский кодекс предусмотрел две формы перехода наследства от наследодателя к наследникам: наследование по закону и по завещанию (п. 1 ст. 1111 ГК РФ).

Наследование по закону имеет место, если:

1. наследодатель не составил завещания (либо завещание признано по суду полностью недействительным).
2. наследодатель завещал только часть наследства или завещание в определенной части признано недействительным. Тогда не охваченная завещанием часть наследства, а также та часть имущества, в отношении которого завещательное распоряжение оказалось недействительным, переходят в порядке наследования по закону.
3. наследник по завещанию умер раньше заявителя, либо наследник по завещанию — юридическое лицо, ликвидирован.
4. наследник по завещанию отказался от наследства или не принял его.

Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, специально установленных ГК РФ (п. 2 ст. 1111 ГК РФ). Поэтому, при наличии правильно составленного завещания, указанное в нем имущество переходит к лицам, указанным не в законе, а в завещании, что фактически ставит завещание выше нормы закона.

С принятием третьей части ГК РФ мы наблюдаем продолжение развития тенденции повышенной значимости выраженной в документе воли гражданина по сравнению с нормами гражданского законодательства. В новой части ГК РФ в отличие от прежнего Гражданского кодекса РСФСР 1964 года, во-первых глава «Наследование по завещанию» стоит перед главой «Наследование по закону» ( в ГК РСФСР в первую очередь регулировался порядок наследования по закону), а во-вторых в ст. 1 111 среди оснований наследования первым названо наследование по завещанию, а вторым — по закону ( в ст. 527 ГК РСФСР все наоборот), Такие изменения видятся довольно символичными.

Гражданский кодекс РФ впервые в российском законодательстве дал детальное определение завещания. Согласно п. 5 ст. 1118, завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Завещание — сделка, непосредственно связанная с личностью завещателя, следовательно, оно не может быть совершено через посредника или представителя, действующего по доверенности либо на основании закона.

Завещание — это документ, составленный в письменной форме, в котором содержится распоряжение наследодателя относительно принадлежащего ему имущества на случай смерти. Это распоряжение как правило заключается в предписании умершего передать после своей смерти определенное им имущество определенному им же лицу или лицам. Но завещание может содержать и другие формы волеизъявления наследодателя.

В завещании завещатель вправе:

1. завещать все свое имущество одному наследнику;
2. завещать одному наследнику конкретную долю своего имущества;
3. завещать одному наследнику конкретную вещь;
4. завещать все свое имущество нескольким наследникам не определяя причитающиеся им доли;
5. завещать все свое имущество нескольким наследникам, определив долю каждого в этом имуществе;
6. завещать конкретное имущество, нескольким наследникам не определяя причитающейся им доли в этом имуществе;
7. завещать конкретное имущество, нескольким наследникам определив их доли в этом имуществе;
8. изменить порядок раздела доли наследника по завещанию, отказавшегося от наследства или отпавшего по иным основаниям;
9. подназначить наследника;
10. совершить завещательный отказ;
11. определить иной порядок возложения завещательного отказа на нескольких наследников, чем предусмотрен в п. 2 ст. 1138 ГК РФ;
12. подназначить отказополучателя;
13. совершить завещательное возложение;
14. определить иной порядок требования наследниками исполнения завещательного возложения, чем указан в п. 3 ст. 1139 ГК РФ;
15. наследников, к которым переходит имущество, причитавшееся наследнику, на которого была возложена обязанность исполнить завещательный отказ или завещательное возложение, освободить от исполнения такого отказа или возложения;
16. отменить ранее составленное завещание;
17. изменить ранее составленное завещание;
18. назначить исполнителя завещания;
19. предусмотреть для исполнителя завещания вознаграждение за счет наследства;
20. предусмотреть для исполнителя завещания меры, которые он должен предусмотреть для исполнения завещания — иные или в дополнение к тем, что указаны в п. 2 ст. 1135 ГК РФ;
21. лишить прав наследования кого-либо из наследников по закону;
22. лишить прав наследования всех наследников по закону;
23. объединить в одном завещании несколько вышеназванных форм волеизъявления.

Кроме того, завещанием завещатель может восстановить в правах наследника, который совершил действия, делающие его недостойным наследником (п. 1 ст. 1117 ГК РФ).

В завещании наследодатель может завещать все свое имущество одному лицу, вписав в завещание фразу о том, что «. все свое имущество, которое ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось, завещаю . » . Тогда все, чем был богат наследодатель перейдет к указанному в завещании наследнику.

В завещании наследодатель может завещать одному лицу лишь часть своего имущества. При этом, указав в завещании идеальную долю (например: » . завещаю племяннику половину своего имущества, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось . «) или конкретную вещь (например: «. завещаю свой дом . моему сыну. «).

Согласно ст. 1121 ГК РФ завещание может быть совершено в пользу как одного лица, так и в пользу нескольких лиц, как входящих, так и не входящих в круг наследников по закону.

Завещание в пользу нескольких лиц может быть с определением переходящих к наследникам долей (например: «. завещаю принадлежащий мне на праве собственности дом в долях: одну вторую сыну. одну вторую дочери. «; «завещаю все мое имущество, которое ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось в долях: одну вторую сыну. одну вторую дочери . «) или с определением конкретных завещаемых вещей (например: «. завещаю квартиру . сыну. дом . завещаю дочери . «).

Наследодатель может завещать имущество нескольким наследникам, не указывая ни долей, ни конкретных вещей (например: «. завещаю все мое имущество, которое ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где оно ни находилось Иванову Ивану Ивановичу . и Петровой Анне Ивановне . «)

Завещатель вправе указать в завещании поднаследника (другого наследника). Последний приобретает права наследника в том случае, если назначенный завещателем в завещании наследник или наследник завещателя по закону:

1. умрет до открытия наследства;
2. умрет одновременно с завещателем;
3. умрет после открытия наследства, не успев его принять;
4. не примет наследство;
5. откажется от наследства;
6. не будет иметь право наследовать;
7. будет отстранен от наследования как недостойный.

Обычно подназначение наследника осуществляется в случае, если нет полной уверенности в том, что указанный в завещании наследник переживет наследодателя, но есть второе лицо, которому завещатель желает завещать имущество, однако не решается это сделать в первоочередном порядке. В жизни достаточно много разных неожиданностей, поэтому наследодатель может лишний раз подстраховаться, обеспечив тем самым желаемый порядок распределения имущества.

Поскольку гражданин, составивший завещание продолжает оставаться собственником своего имущества, он и после составления завещания вправе им распоряжаться по своему усмотрению. Никаких оснований к тому, чтобы признавать недействительным договор купли- продажи, заключенный после составления завещания, не имеется. Более того, количество завещаний, которые может составить владелец недвижимого имущества, не ограничено. Завещатель вправе отменить или изменить составленное им завещание в любое время после его совершения, не указывая при этом причины его отмены или изменения, не испрашивая ничьего согласия, в том числе и названных в первоначальном завещании наследников. Первое завещание может быть отменено или изменено путем составления нового завещания. Если в новом завещании не указано на отмену или изменение прежнего завещания, то применяется новое завещание, а первоначальное имеет силу только в тех частях, которые не противоречат новому завещанию. Более того, если гражданин отменяет или изменяет и это второе завещание, то первое не восстанавливается. Только в случае признания последующего завещания недействительным наследование будет осуществляться по ранее написанному завещанию. Оно может быть отменено и без составления нового завещания, достаточно оформить у нотариуса распоряжение о его отмене.

Завещатель вправе возложить на наследника исполнение в счет наследственного имущества какой-либо обязанности в пользу другого лица, которого называют «отказополучатель». В эту обязанность может входить предоставление отказополучателю права пользоваться жилым помещением или его частью на какой-то определенный срок или пожизненно.

Завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом, причем с местом жительства завещателя выбор нотариуса не связан. Завещатель сам пишет заявление или оно может быть записано с его слов нотариусом, или может быть изготовлено с помощью компьютера, пишущей машинки. Если завещание со слов завещателя записывал нотариус, то до его подписания завещатель должен в присутствии нотариуса прочесть его текст. Если он сам не в состоянии это сделать, то текст завещания ему оглашает нотариус. Затем завещатель обязан собственноручно подписать его — значит, приложить руку, оставить отметку в виде сочетания букв или каких- либо графических знаков в подтверждение своего согласия с текстом документа. Если он и этого не может сделать, то по просьбе завещателя завещание подписывает другой гражданин в присутствии нотариуса. Этот гражданин именуется «рукоприкладчиком». При этом в завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не смог лично подписать завещание, так же как требуется указать и причины, по которым он не мог прочитать завещание. Следует также указать фамилию, имя и отчество, место жительства гражданина, подписавшего завещание вместо завещателя, в соответствии с документом, удостоверяющим личность.

К нотариально удостоверенным завещаниям приравниваются завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, госпиталях, и других стационарных лечебных учреждениях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов, удостоверенные главными врачами, их заместителями по медицинской части или дежурными врачами этих больниц, госпиталей и других стационарных лечебных учреждений, а также директорами или главными врачами домов престарелых и инвалидов. Такой порядок предусмотрен законом как временный, поскольку вызван особыми обстоятельствами.

Человек, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с установленным общим порядком, может изменить последнюю волю в отношении своего имущества в письменной форме. И в этом случае он должен собственноручно написать и подписать документ в присутствии двух свидетелей. Допуская составление завещания при чрезвычайных обстоятельствах в упрощенной форме, законодатель требует, чтобы после прекращения этих обстоятельств завещанию была придана установленная форма. Это надо сделать в месячный срок с момента нормализации обстановки.

По желанию завещателя его свидетель может присутствовать при обычном порядке оформления завещания. Присутствие двух свидетелей требуется при составлении завещания в чрезвычайных обстоятельствах. Приглашается свидетель и для подписания завещания, приравненного к нотариально удостоверенному. Только при свидетелях передается нотариусу закрытое завещание. Это завещание, с содержанием которого завещатель не считает нужным ознакомить никого, в том числе и нотариуса. Поэтому к нему предъявляются более жесткие требования.

Закрытое завещание должно быть собственноручно написано и подписано завещателем, использование технических средств не допускается.

Завещатель передает нотариусу закрытое завещание в заклеенном конверте, в присутствии двух свидетелей. На данном конверте свидетели ставят свои подписи. Конверт, пописанный свидетелями, запечатывается в их присутствии нотариусом в другой конверт, на котором делается надпись, содержащая следующие сведения:

— о завещателе (фамилия, имя, отчество, место жительства)
— о месте и дате принятия завещания
— о каждом из свидетелей (фамилия, имя, отчество, место жительства).

Нотариус выдает завещателю свидетельство установленной формы, подтверждающее принятие закрытого завещания. Конверт с этим завещанием вскрывается нотариусом по представлении свидетельства о смерти лица, совершившего закрытое завещание. Сделать это необходимо не позднее 15 дней со дня предоставления свидетельства. Конверт вскрывается в присутствии не менее чем двух свидетелей и пожелавших присутствовать при этом заинтересованных лиц из числа наследников. Если наследников не удалось разыскать в течение 15 дневного срока, то вскрытие конверта производится только в присутствии свидетелей.

Подлинник завещания хранится у нотариуса, а наследникам выдается удостоверенная копия протокола.

Касаясь вопроса об использовании института закрытого завещания, Л.Ю. Грудцына отмечает: «Вызывает уважение стремление законодателя представить как можно больше свобод и возможностей гражданину в изложении своей последней воли. Безусловно, этот институт положительно зарекомендовал себя в других странах. Но не стоит забывать об особенностях российского менталитета, когда при вскрытии завещания нотариус и свидетели могут обнаружить на листе бумаги собственноручно изложенную волю завещателя в оригинальном исполнении (рисунок, пожелание, чертеж, иероглиф) либо с включением элементов ненормативной лексики, незаконных завещательных отказов или распоряжений. В лучшем случае подобное завещание будет не читаемо и не будет признано таковым. В худшем случае между претендентами на наследство возникнут бесконечные судебные разбирательства по толкованию воли наследодателя». 1

В вопросе отмены или изменения первоначального завещания важно знать в какой форме было составлено новое завещание. Дело в том, что пп.5 и 6 ст.1130 ГК РФ устанавливают, что завещанием, совершенным в чрезвычайных обстоятельствах, может быть отменено или изменено только такое же завещание, а завещательным распоряжением в банке может быть отменено или изменено только завещательное распоряжение правами на денежные средства в соответствующем банке. Следовательно, завещательным распоряжением в банке или завещанием, совершенным в чрезвычайных обстоятельствах, нельзя отменить или изменить завещание, удостоверенное нотариально или в порядке, приравненном к нотариальному.

Составляя завещание завещатель вправе указать в нем исполнителя этого завещания (душеприказчика). Им может быть любое лицо (как являющееся, так и не являющееся наследником), которое дало на то согласие, выраженное в собственноручной надписи на самом завещании или в заявлении приложенном к завещанию, или в заявлении поданном нотариусу в течение месяца со дня открытия наследства (ст. 1134ГКРФ). Исполнителем завещания делают гражданина (возможно не являющегося наследником) также его фактические действия, направленные на исполнение завещания.

Согласно ст. 1123 нотариус, другое лицо, удостоверяющее завещание, переводчик, исполнитель завещания свидетель, а также гражданин, подписывающие завещание вместо завещателя, не вправе до открытия наследства разглашать сведения, касающиеся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены.

После открытия наследства исполнителю завещания необходимо обратиться к нотариусу для получения свидетельства, подтверждающего его официальный статус и полномочия как исполнителя завещания. Для этого потребуется предоставить подлинник завещания, в котором обратившийся гражданин указан как исполнитель.

Суть содержания условных завещаний заключается в том, что возможность получения наследства обусловлена выполнением какого-либо условия. Законодательство не содержит на сей счет четких указаний. Необходимо отметить, что недопустимы такие условия завещания, которые влекут ограничение гарантированных Конституцией РФ прав и свобод граждан.

Следует отметить, что в п. 3 ст. 1145 ГК РФ пасынки и падчерицы, отчимы и мачехи, указаны в качестве наследников по закону седьмой очереди, однако в этой норме не установлены условия призвания их к наследованию. Это создает, по мнению СЮ. Макарова, неопределенность при решении вопроса «будет ли ребенок призван к наследованию после смерти отчима в том случае, когда его мать умерла раньше своего мужа — отчима ребенка. Либо иная ситуация: будет ли ребенок призван к наследованию после смерти отчима, если его мать и ее муж — отчим ребенка — расторгли брак?» 2

Указанные сложности, по его мнению, обусловлены тем, что в Российском законодательстве отсутствует понятие пасынка, падчерицы, отчима, мачехи.

Рассмотрим изменения, произошедшие в соответствии принятия наследства и отказа от наследства, поскольку в этом соотношении заключена одна из важнейших новелл ГК РФ.

До принятия части третьей ГК РФ эти односторонние сделки были взаимоисключающими: наследник должен был либо принять наследство, либо отказаться от него, третий вариант отсутствовал.

В настоящее время отказ от наследства по-прежнему остался окончательным (бесповоротным), поскольку в соответствии с п. 3 ст. 1157 ГК РФ отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно. Однако, в отношении принятия наследства современное российское законодательство более либеральное, поскольку согласно ст. 1157 ГК РФ наследники вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства.

Подобная правовая конструкция, по мнению С.Ю. Макарова, создает основу для злоупотребления наследниками их правами, «. наследник сразу после открытия наследства» в виде жилого помещения, земельного участка, принимает их, пользуется ими, извлекая выгоду (включая получение доходов), а в последствии в конце шестимесячного срока подает нотариусу заявление об отказе от наследства». 3 Негативное правовое значение этот факт будет иметь в первую очередь для кредиторов наследодателя, поскольку они утрачивают право предъявить к такому наследнику претензии.

Еще одной важной новеллой является отход от универсальности решения наследника в отношении всей причитающейся ему наследственной доли.

В ныне действующем законодательстве требования о недопустимости принятия наследства под условием или с оговорками сохранены.

Так при возникновении вопроса может ли квартира, приобретенная по рентному договору быть передана по наследству? Ответ может быть только положительным. Ведь к наследникам переходят и права и обязанности наследодателя , поэтому обременение жилого помещения рентными обязательствами не препятствует включению его в наследственную массу. При этом в свидетельстве о наследстве нужно указать обязательства наследников по выполнению договора ренты.

В п. 2 ст. 1152 ГК РФ содержится норма, радикально расширяющая возможность выбора наследниками варианта отношения к наследству. Согласно ей, при призвании к наследованию по нескольким основаниям ( по завещанию и по закону или в передаче наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства) наследник может принять наследство, причитающееся ему по одному из этих оснований , по нескольким из них или по всем сразу.

Аналогичное правомочие есть и в отношении права отказа от наследства. Согласно ч. 3 ст. 1158 ГК РФ, отказ от части наследства не допускается, однако, если наследник призывается к наследованию одновременно по нескольким основаниям, он вправе отказаться от наследства по нескольким из них или по всем вместе.

В ГК РФ по- новому формируется перечень лиц, в пользу которых возможен отказ от наследства. В соответствии с п. 1 ст. 1158 ГК РФ возможен отказ от наследства в пользу других лиц из числа наследников по завещанию или наследников по закону, либо очереди, не лишенных наследства, в том числе в пользу тех, которые призваны к наследованию по праву предоставления или в порядке наследственной трансмиссии.

Согласно п.2 ст. 1158 ГКРФ отказ от наследства в пользу иных лиц не допускается, однако, наряду с этим в п. 1 указанной статьи, также определены случаи, когда не допускается отказ даже в пользу какого-либо из указанных выше лиц. Эти случаи заключаются в том, что невозможен отказ в пользу указанных лиц:

— от имущества, наследуемого по завещанию, если все имущество наследодателя завещано назначенным им наследникам
— от обязательной доли в наследстве
— если наследнику назначен наследник

В силу ГК РФ лица, у которых право наследования возникло вследствие принятия наследства другим наследником, могут принять наследство в течение трех месяцев с момента окончания шестимесячного срока. По общему правилу наследники наследуют имущество в равных долях. При наследовании по закону доли наследников некоторых очередей наследования, умерших до открытия наследства или одновременно с наследованием, переходит к их потомкам и делятся между ними поровну (так называемое наследование по праву представления).

От наследования по праву представления необходимо отличать наследственную трансмиссию. Как предусматривает ГК РФ ( ст. 1156), если наследник, призванный к наследованию по завещанию или закону умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок, право на принятие причитающейся ему части наследства переходит к его наследникам по закону, а если завещано все имущество- к наследникам по завещанию.

Право на принятие наследства в порядке наследственной трансмиссии не входит в состав наследства, открывшегося после смерти такового наследника, наследственная трансмиссия возможна при наследовании и по закону и по завещанию.

При наследовании по завещанию необходимо учитывать, что определенный ГК РФ круг лиц имеет место на так называемую обязательную долю. Закон, несмотря на свободу завещания, запрещает лишать наследства близких наследодателю лиц, нетрудоспособных по возрасту или по состоянию здоровья. Эти лица называются необходимыми или обязательными наследниками. По общему правилу за ними закрепляется независимо от содержания завещания, определенная доля в наследстве умершего, которая называется обязательной.

Право на обязательную долю в наследстве имеют:

— несовершеннолетние дети наследодателя
— нетрудоспособные дети наследодателя
— нетрудоспособный супруг наследодателя
— нетрудоспособные родители наследодателя
— нетрудоспособные иждивенцы наследодателя

Перечень лиц, указанных в ст. 1149 ГК РФ является исчерпывающим и распространительному толкованию не подлежит. Они наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону.

Право наследника принять часть наследства в качестве обязательной доли не распространяется на его наследников (ст. 1156 ГК РФ).

Согласно ст. 1150 ГК РФ принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества нажитого во время брака с наследодателем. Переживший супруг может отказаться от наследства, но при этом он не лишается права на выделение ему супружеской доли. Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Таким образом, из наследства в первую очередь выделяется доля пережившего супруга, которая составляет половину имущества, нажитого во время брака с наследодателем.

Согласно ст. 34 СК РФ, недвижимые вещи, приобретенные за счет общих доходов супругов, относятся к их общему имуществу. Важный акцент на возмездном приобретении недвижимости. Так в состав наследства входит квартира, которая ранее была приватизирована на имя одного из супругов, а второй супруг отказался от приватизации. В случае смерти собственника квартиры, отказавшийся от приватизации супруг не вправе требовать выдачи свидетельства на долю в общем имуществе, поскольку приватизация — это безвозмездная передача квартиры в собственность.

Еще одной новеллой является установленный в ст. 1168 ГК РФ приоритет перехода права на недвижимую вещь при разделе имущества.

Эти положения имеют важнейшее значение в отношении жилых помещений, поскольку судебная практика в подавляющем большинстве случаев судебных разбирательств по поводу раздела жилых помещений признает их не подлежащими разделу.

Специфика жилищных споров заключается в том, что суды по аналогии с жилыми домами применяют рекомендации в отношении не только жилых домов, но и квартир и комнат. Естественно экспертиза в подавляющем большинстве случаев дает заключение о невозможности раздела квартир, исходя из того, что выделить каждому из собственников в соответствии с их долями часть жилого помещения вместе с частью помещений общего пользования с соблюдением технических , противопожарных и санитарных норм не представляется возможным. Поэтому в большинстве случаев квартиры и комнаты оформляются в долевую собственность наследников, что создает особые сложности в отношении однокомнатных квартир и комнат в коммунальных квартирах, где несколько наследников объективно могут проживать совместно. Соответственно, в случае необходимости раздела квартиры или комнаты, входящей в состав наследства, важное значение приобретает определение приоритетности перехода жилых помещений к одному из наследников с выплатой компенсации другим наследникам, либо распределение наследственной массы между наследниками иным образом, так, чтобы жилое помещение составило долю одного из них.

В ст. 1168 ГК РФ определяется имущественное право на неделимую вещь при разделе наследства, но в некоторых случаях это невозможно, следовательно, порядок очередности имущественного право на жилье, установленный в данной статье желательно распространить на случай наследования доли в многоквартирном доме и другие случаи.

К наследникам переходят не только имущество, но и долги наследодателя. Следует учитывать, что каждый из наследников отвечает по долгам только в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Ответственность по долгам наследодателя несут и лица, получающие обязательную долю (пропорционально размеру обязательной доли). По долгам наследодателя наследники отвечают солидарно. Солидарная ответственность означает, что кредитор вправе предъявить требование к любому из наследников или ко всем наследникам — в полном объеме или в любой части.

Если он не получает удовлетворения требований от одного из наследников, то имеет право требовать недополученного от остальных наследников. Наследники остаются обязанными до тех пор, пока обязательства не будут исполнены полностью. Наследник , возвративший кредиторам долги наследодателя, сам становится кредитором и имеет право предъявить требование к остальным наследникам.

Одним из оснований признания завещания недействительным является порок воли наследодателя при его составлении. ГК РФ предусматривает возможность признания судом недействительными сделок, совершенных под влиянием заблуждения или обмана, угрозы, насилия.

Недействительность завещания, составленного под влиянием заблуждения, основывается на том, чтобы выраженная в нем воля завещателя вследствие его заблуждения по поводу каких-то относящихся к этому документу моментов сформировалась неправильно, поэтому завещание влечет иные правовые последствия, нежели те, которые завещатель действительно имел в виду.

Таковыми являются заблуждение относительно природы сделки, которое может выражаться как в неправильном представлении завещателя о названных в ст. 178 ГК РФ обстоятельствах, так и их названии.

Существенное заблуждение следует отличать от обмана. Обман — это умышленное введение лица в заблуждение с целью принудить обманутого составить завещание определенным образом. «Он может выступать как в форме активных действий лица, так и в форме умышленного умолчания о фактах, способных воспрепятствовать совершению сделки (бездействие)», отмечает Чолпон Сулейманова 4 .

1 Грудцына Л.Ю. Наследственное право РФ. Учебное пособие под общ. ред. СМ. Петрова. — Ростов н/Д, Феникс, 2005, С. 86.
2 Макаров С. Ю. Реформы наследственного права в России//Жилищное право № 3, 2003, С. 58 — 63
3 Макаров С. Ю. Реформы наследственного права в России//Жилищное право № 3, 2003
4 Сулейманова Ч. Спорное завещание. Домашний адвокат. № 22, 2005, с. 16 — 17.