Срок давности ст 1514 коап рф

Есть ли срок давности при лишении водительских прав?

меня в 2013г 12декабря суд лишил прав на 2 года и штраф в размере 30000т.прошло 4года меня на счёт штрафа оплатить не беспокоют приставы

Ответы юристов (1)

Здравствуте Владимир.А Вы права получили? Вы если не уклонялись от исполнения постановлений тогда Исполнителное производство должно быть окончено в данном случае.Так как давность исполнения составляет два года.​

КоАП РФ Статья 31.9. Давность исполнения постановления о назначении административного наказания

1. Постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если это постановление не было приведено в исполнение в течение двух лет со дня его вступления в законную силу.

Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ
(ред. от 03.07.2016)
«Об исполнительном производстве»

Статья 47. Окончание исполнительного производства

1. Исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случаях:
9) истечения срока давности исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица по делу об административном правонарушении (с учетом положений, предусмотренных частью 9 статьи 36 настоящего Федерального закона) независимо от фактического исполнения этого акта.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Верховный суд возвращает водительские права – часть четвертая

Четвертая подборка – четыре дела. «Право.ру» публикует очередной обзор решений Верховного суда, вынесенных в пользу водителей, лишенных прав. Невнимательность судей в ходе исследования обстоятельства дела и при составлении судебных актов привели к ошибочным решениям. Коллегия по административным делам Верховного суда РФ их исправила.

«Проглядели» доказательство

В феврале 2014 года Рассказова С., управляющего автомобилем «Рено», остановили сотрудники ДПС в районе поселка Архиповка под Смоленской областью. Полицейские выявили у водителя признаки опьянения: «запах алкоголя изо рта, нарушение речи и поведение, не соответствующее обстановке». Кроме того, Рассказов отказался от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, не став отрицать, что накануне употреблял спиртное.

Водителя принудительно направили на прохождение медицинского освидетельствования в Смоленский областной наркологический диспансер. По итогам процедуры медики сделали вывод о том, что Рассказов действительно пьян, о чем свидетельствовали следующие клинические признаки: «запах алкоголя изо рта и положительный результат освидетельствования на содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе».

Мировой судья участка № 20 в муниципальном образовании «Рославльский район» Смоленской области признал водителя виновным по ч. 4 ст. 12.8 КоАП и назначил Рассказову в качестве наказания штраф размером в 50 000 руб. и лишил прав на три года.

Водитель попытался обжаловать решение мирового судьи, но Рославльский городской суд Смоленской области в лице Елены Лакеенковой и заместитель председателя Смоленского областного суда Роман Батршин оставили первоначальный акт без изменений.

В Верховном Суде жалоба Рассказова попала к судье Владимиру Меркулову, который, при выяснении всех обстоятельств дела, обнаружил одно несоответствие. Оказывается, в акте медицинского освидетельствования водителя от 14 февраля 2014 года написано, что концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Рассказова составила 0,11 мг/л, то есть меньше допустимого предела в 0,16 мг/л. На данное обстоятельство защитником «нетрезвого» водителя указывалось при рассмотрении дела в предыдущих инстанциях, но суды не обратили на него внимание.

Судья Меркулов жалобу Рассказова удовлетворил, постановив отменить акты нижестоящих инстанций по этому делу и прекратить производство по нему.

Не учли срок давности

Мировой судья Амурской области по Благовещенскому районному участку 30 сентября 2014 года признал Борисова А. виновным по ч. 1 ст. 12.8 КоАП, назначив ему в виде наказания штраф на сумму 30 000 руб. и лишив его права управления транспортными средствами на срок один год и десять месяцев.

В следующей инстанции судья Благовещенского районного суда Амурской области Снежана Куликова решением от 27 января 2015 года отменила постановление мирового судьи, направив ему дело на новое рассмотрение. Ссылаясь на нормы КоАП, 10 февраля 2015 года мировой судья прекратил производство по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Но в мае 2015 года заместитель председателя Амурского областного суда Павел Белоусов оба предыдущих акта отменил и постановил рассмотреть дело заново районному суду.

Решением судьи Благовещенского районного суда Амурской области Игоря Комогорцева от 10 июня 2015 года постановление мирового судьи от 30 сентября 2014 года было оставлено без изменений. То есть Борисов признан виновным за управление автомобилем в нетрезвом виде и должен быть подвергнут административному наказанию.

Исполняющий обязанности председателя Амурского областного суда Олег Васильев своим Постановлением от 22 июля 2015 года подтвердил решения предыдущих инстанций.

Защитник Борисова – адвокат Цеон С. – обратился с жалобой в Верховный суд, попросив отменить три акта: постановление мирового судьи от 30 сентября 2014 года, решение судьи Благовещенского районного суда Амурской области от 10 июня 2015 года и постановление и. о. председателя Амурского областного суда от 22 июля 2015 года.

Изучив все материалы дела, ВС нашел несколько ошибок в решениях нижестоящих судов. Во-первых, Борисов совершил административное правонарушение 9 февраля 2014 года. А в соответствии с ч. 1 ст. 4.5 КоАП срок давности привлечения к административной ответственности за вождение в нетрезвом виде составляет один год. Более того, согласно п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП, истечение срока давности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении. После указанных сроков вопрос об административной ответственности лица, производство по делу в отношении которого прекращено, обсуждаться не может, потому что это ухудшает положение лица.

Во-вторых, как следует из судебных документов, решение судьи Благовещенского районного суда от 27 января 2015 года было обжаловано лицом, не имевшим на это право в соответствии с положениями КоАП. В данном случае заместитель председателя Амурского областного суда не должен был принимать жалобу и рассматривать ее по существу.

Руководствуясь всем вышеперечисленным, судья Сергей Никифоров жалобу защитника Борисова удовлетворил, а все предыдущие решения по делу отменил.

Ошибка судьи спасла водителя

Сергеева Р. признали виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП, и подвергли административному наказанию в виде штрафа в размере 30 000 руб. с лишением прав на полтора года. Соответствующее решение вынес мировой судья участка № 125 г. Зима и Зиминского района Иркутской области 11 сентября 2013 года.

Заместитель председателя Иркутского областного суда 13 октября 2015 года постановление мирового судьи отменил, а дело против Сергеева прекратил не только по причине истечения срока давности привлечения к административной ответственности водителя, но и исходя из того, что дело рассмотрено мировым судьей с нарушением правил подсудности. Судья не обнаружил в материалах дела доказательств, подтверждающих полномочия мирового судьи по исполнению обязанностей мирового судьи судебного участка № 59 г. Зима и Зиминского района Иркутской области.

Заместитель Генерального прокурора РФ Сабир Кехлеров обратился в ВС с требованием отменить постановление заместителя председателя Иркутского областного суда и оставить в силе решение мирового судьи.

Как установил ВС, вывод заместителя председателя Иркутского областного суда ошибочен, так как на основании постановления председателя Зиминского городского суда от 9 сентября 2013 года исполнение обязанностей мирового судьи судебного участка № 59 г. Зима и Зиминского района Иркутской области на период с 9 сентября по 20 сентября 2013 года переходит к мировому судье судебного участка № 125.

Но по причине того, что КоАП не содержит нормы, предусматривающей возможность отмены вступившего в законную силу решения по делу об административном правонарушении с ухудшением положения лица, привлекаемого к ответственности, протест Кехлерова можно удовлетворить лишь частично. Судья Владимир Меркулов постановил исключить из решения заместителя председателя Иркутского областного суда вывод о нарушении мировым судьей судебного участка № 125 г. Зима и Зиминского района Иркутской области правил подсудности. В остальной части документ оставлен без изменений.

Противоречия в судебном акте

Сотрудники полиции ОВО города Пензы, дежурившие поздно вечером в мае 2014 года около одного из магазинов, заметили, что недалеко от них остановился автомобиль, за рулем которого находится мужчина нетрезвого вида. Полицейские тут же вызвали экипаж ГИБДД. Приехавший на место инспектор предложил водителю Карчеву И. пройти освидетельствование на состояние опьянения с помощью технического средства. Мужчина согласился. Алкотестер диагностировал у водителя содержание в его организме алкоголя в концентрации 1,24 мг/л при допустимых 0,16 мг/л. После этого Карчев должен был подписать акт освидетельствования, но, исходя из материалов дела, мужчина отказался это сделать и был отправлен на медицинское освидетельствование, на которое он тоже не согласился.

В итоге мировой судья участка № 5 Железнодорожного района г. Пензы Наталья Пронькина 30 июля 2014 года привлекла Карчева к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП – невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Решение было обжаловано защитником Карчева в Железнодорожном районном суде г. Пензы.

Судья Людмила Демина, рассматривавшая дело в апелляции, пришла к выводу, что действия Карчева образуют объективную сторону состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП – управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения. Демина своим решением переквалифицировала действия Карчева с ч. 1 ст. 12.26 на ч. 1 ст. 12.8 КоАП и назначила ему наказание в виде административного штрафа на сумму 30 000 руб. с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

После этого к и. о. председателя Пензенского областного суда Виктору Трифонову попала жалоба защитника Карчева на указанные выше акты мирового судьи и судьи районного суда. Постановлением от 10 июля 2015 года Трифонов оставил судебные акты предыдущих инстанций без изменения. Только вот обстоятельства, приведенные и. о. председателя Пензенского областного суда в его постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как вводная и резолютивная части акта противоречат его мотивировочной части, кроме того, имеются несоответствия между содержанием описательной и мотивировочной частями.

То есть постановление судьи Трифонова не соответствует ст. 30.18 КоАП и не может быть признано законным. Судья ВС Сергей Никифоров постановил акт, вынесенный судьей в отношении Карчева, отменить, а дело об административном правонарушении вернуть на новое рассмотрение в Пензенский областной суд.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

Каков срок исковой давности привлечения к административной ответственности за нарушения законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
За нарушение законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (в части административных правонарушений, предусмотренных ст.ст. 7.29-7.32, ч. 7 ст. 19.5, ст. 19.7.2 КоАП РФ) установлен годичный срок давности привлечения к административной ответственности. Данный срок исчисляется со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения, а для длящихся правонарушений — за днем его обнаружения.

Обоснование вывода:
Согласно ч. 1 ст. 107 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 44-ФЗ) лица, виновные в нарушении законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок, несут в том числе и административную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Статьей 4.5 КоАП РФ установлен срок давности привлечения к административной ответственности, в течение которого лицо, совершившее административное правонарушение, может быть привлечено к административной ответственности и по истечении которого производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.
По общему правилу срок давности привлечения к административной ответственности не может превышать двух месяцев, а при рассмотрении дела судьей — трех месяцев. По ряду административных правонарушений, исчерпывающий перечень которых приведен в ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, срок давности привлечения к административной ответственности составляет один год, два года или шесть лет.
Так, Федеральным законом от 28.12.2013 N 396-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступившим в законную силу 1 января 2014 года, в ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ внесены изменения, согласно которым за нарушение законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (в части административных правонарушений, предусмотренных ст.ст. 7.29-7.32, ч. 7 ст. 19.5, ст. 19.7.2 КоАП РФ) постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении одного года со дня его совершения*(1). То есть в течение года после совершения административного правонарушения, объектом которого являются отношения, связанные с обеспечением государственных и муниципальных нужд в товарах, работах, услугах за счет средств соответствующих бюджетов, и состав которых описан в указанных нормах, виновное лицо может быть привлечено к административной ответственности (решение Ростовского областного суда от 24.02.2016 по делу N 11-170/2016, решение Московского городского суда от 12.12.2016 N 7-15330/16, решение Оренбургского областного суда от 27.11.2015 по делу N 21-667/2015, решение Северо-Кавказского окружного военного суда Ростовской области от 01.02.2016 по делу N 12-6/2016, решение Первомайского районного суда г. Кирова Кировской области от 16.05.2016 по делу N 12-329/2016, решение Самарского областного суда от 24.05.2016 по делу N 21-963/2016).
Срок давности привлечения к административной ответственности исчисляется по общим правилам исчисления сроков — со дня, следующего за днем совершения административного правонарушения (для длящихся правонарушений — за днем его обнаружения). В случае совершения административного правонарушения, выразившегося в форме бездействия, срок привлечения к административной ответственности исчисляется со дня, следующего за последним днем периода, предоставленного для исполнения соответствующей обязанности.
Из положений ч. 1 ст. 4.5, п. 6 ч. 1 ст. 24.5 и п. 3 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ в их взаимосвязи следует, что по истечении установленного срока давности привлечения к административной ответственности вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения обсуждаться не может, положение лица не может быть ухудшено, в том числе и при пересмотре дела в порядке ст.ст. 30.2-30.9 КоАП РФ. По смыслу закона, истечение срока давности является обстоятельством, исключающим дальнейшее производство по делу об административном правонарушении.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Амирова Лариса

Ответ прошел контроль качества

14 апреля 2017 г.

————————————————————————-
*(1) Отметим, что поскольку до этого времени редакция ст. 4.5 КоАП РФ не содержала указания на специальные сроки давности привлечения к административной ответственности по нормам, размещенным в главе 19 КоАП РФ «Административные правонарушения против порядка управления», суды применяли общий срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 7 ст. 19.5 КоАП РФ — два месяца (п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2013 года, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 03.07.2013, решение Ростовского областного суда от 20.05.2013 по делу N 11-263).

Решение Московского городского суда от 10 февраля 2017 г. N 7-1514/17

Решение Московского городского суда от 10 февраля 2017 г. N 7-1514/17

Судья Московского городского суда Васильев А.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу защитника ЗАО «ТД «***» по доверенности Филоненко С.П. на постановление судьи Чертановского районного суда Москвы от 20 января 2017 года, которым ЗАО «ТД «***» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.6.4 КоАП РФ, и подвергнуто административному наказанию в виде административного приостановления деятельности помещений по адресу: *** , срок исчислен с момента фактического приостановления деятельности,

18 октября 2016 года специалистом-экспертом территориального отдела управления Роспотребнадзора Москвы по ЮАО в отношении ЗАО «ТД «***» составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст.6.4 КоАП РФ.

Дело передано на рассмотрение в Чертановский районный суд Москвы.

Постановлением судьи Чертановского районного суда Москвы от 20 января 2017 года ЗАО «ТД «***» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.6.4 КоАП РФ, и подвергнуто административному наказанию.

Не согласившись с данным постановлением судьи, защитником ЗАО «ТД «***» принесена жалоба в Московский городской суд, в обоснование которой заявитель указал на то, что грубых нарушений санитарно-эпидемиологических норм ЗАО «ТД «***» не допущено, состав правонарушения отсутствует; не учтено, что ЗАО «ТД «***» были предприняты меры для исправления недочетов, что является смягчающим обстоятельством; протокол об административном правонарушении не содержит указания на отягчающие обстоятельства, установленные судом первой инстанции; угроза жизни и здоровью людей отсутствует; просит заменить назначенный вид административного наказания на административный штраф.

В судебное заседание законный представитель не явился, ходатайство об отложении не поступало, о месте и времени рассмотрения жалобы ЗАО «ТД «***» извещено надлежащим образом, считаю возможным рассмотреть дело в соответствии с п.2 ст.25.1, п.3 ст.25.4 КоАП РФ.

Защитник ЗАО «ТД «***» по доверенности Филоненко С.П. доводы поданной жалобы полностью поддержала.

Проверив также материалы дела, изучив доводы жалобы, оснований для отмены или изменения постановления судьи не усматриваю.

Согласно ст.6.4 КоАП РФ нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений и общественных помещений, зданий, сооружений и транспорта влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Как усматривается из материалов дела и установлено судьей районного суда, на основании распоряжения начальника территориального отдела управления Роспотребнадзора Москвы в ЮАО от 01 сентября 2016 года N *** , 26 сентября 2016 года в 15.00 часов в отношении «ТД «***» проведена проверка по адресу: *** . По результатам проверки в деятельности «ТД «***» выявлены нарушения требований стст.15, 24 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», пп.2.2, 2.4, 2.7, 2.8, 4.2, 4.4, 5.1, 10.7, 5.2, 5.10 СП 2.3.6.1066-1 «Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них пищевых продуктов», пп.6.1, 6.1.3 СанПин 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и сооружениях»; п.6.3, п.4 таб.3 прим.3 к таб. 3 СН 2.2.4/2.1.8.562-96 «Физические факторы производственной среды. Физические факторы окружающей природной среды. Шум на рабочих местах, в помещениях, жилых и общественных зданий и на территории жилой застройки».

Действия «ТД «***» квалифицированы по ст.6.4 КоАП РФ.

Вина «ТД «***» в совершении правонарушения, предусмотренного ст.6.4 КоАП РФ, подтверждается исследованными в судебном заседании письменными материалами дела, а именно: определением от 27.10.2016 о передаче протокола об административном правонарушении и других материалов дела на рассмотрение по подведомственности; протоколом от 18.10.2016 об административном правонарушении; протоколом инструментальных исследований уровня шума от 23.09.2016 N П-120216; распоряжением N 02-24-00888-С04 от 01.09.2016 о проведении внеплановой выездной проверки, согласованной с прокурором ЮАО Москвы; актом проверки N *** от 26.09.2016 с приложением и фототаблицей; учредительными документами и выпиской из ЕГРЮЛ; свидетельскими показания должностных лиц Роспотребнадзора в суде первой инстанции, предупрежденных об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст.17.9 КоАП РФ и не имеющих причин для оговора ЗАО «ТД «***», а также иными, имеющимися в деле объективными письменными документами.

Допустимость и достоверность принятых судьей во внимание доказательств сомнений не вызывает, их совокупность является достаточной для разрешения дела по существу. Всем доказательствам, в том числе материалам, представленным защитником «ТД «***» в ходе производства по делу, судьей дана надлежащая оценка по правилам ст.26.11 КоАП РФ.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст.26.11 КоАП РФ, судья районного суда пришел к обоснованному выводу о доказанности вины «ТД «***» в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст.6.4 КоАП РФ.

Доказательства в материалах дела свидетельствуют о наличии в действиях «ТД «***» события и состава административного правонарушения, предусмотренного ст.6.4 КоАП РФ. Показания должностных лиц являются правдивыми, согласующимися с другими доказательствами.

Требования законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения должны соблюдаться вне зависимости от наличия или отсутствия проверок государственного надзора, выдаваемого предписания либо составления протокола (постановления прокурора) об административном правонарушении, поскольку нарушение вышеуказанных норм само по себе уже образует состав административного правонарушения, предусмотренного ст.6.4 КоАП РФ, что влечет наложение административного наказания.

В соответствии со ст.11 Федерального закона РФ от 30.03.99 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц; разрабатывать и проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия; обеспечивать безопасность для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг.

В соответствии со ст.24 Федерального закона РФ от 30.03.99 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» при эксплуатации производственных, общественных помещений, зданий, сооружений, оборудования и транспорта должны осуществляться санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия и обеспечиваться безопасные для человека условия труда, быта и отдыха в соответствии с санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Индивидуальные предприниматели и юридические лица обязаны приостановить либо прекратить свою деятельность или работу отдельных цехов, участков, эксплуатацию зданий, сооружений, оборудования, транспорта, выполнение отдельных видов работ и оказание услуг в случаях, если при осуществлении указанных деятельности, работ и услуг нарушаются санитарные правила.

За нарушение требований законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения действующим законодательством, в том числе ст.55 вышеуказанного закона, предусмотрена также и административная ответственность.

Согласно ст.15 названного закона, граждане, индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие производство, закупку, хранение, транспортировку, реализацию пищевых продуктов, пищевых добавок, продовольственного сырья, а также контактирующих с ними материалов и изделий, должны выполнять санитарно-эпидемиологические требования, к отношениям, связанным с обеспечением безопасности пищевых продуктов, а также материалов и изделий, контактирующих с пищевыми продуктами, применяются положения законодательства Российской Федерации о техническом регулировании.

В соответствии со ст.20 Федерального закона N 88-ФЗ от 02.01.2000 «О качестве и безопасности пищевых продуктов, при реализации пищевых продуктов, материалов и изделий граждане и юридические лица обязаны соблюдать требования нормативных документов.

В соответствии с пп.2.2 и 2.4 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», организации торговли могут размещаться как в отдельно стоящем здании, так и в пристроенных, встроенных, встроенно-пристроенных к жилым домам и зданиям иного назначения помещениях; загрузку продуктов следует предусматривать с торцов жилых зданий, не имеющих окон, из подземных туннелей при наличии специальных загрузочных помещений; размещение организаций торговли в жилых домах и зданиях иного назначения осуществляется в соответствии со СНиПами «Общественные здания и сооружения», «Жилые здания»; деятельность организаций торговли не должна ухудшать условия проживания, отдыха, лечения, труда людей в жилых зданиях и зданиях иного назначения.

В соответствии с п.4.2 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», торговые, складские, вспомогательные и санитарно-бытовые помещения оборудуются приточно-вытяжной механической вентиляцией в соответствии с требованиями действующих норм и правил. Отверстия вентиляционных систем закрываются мелкоячеистой металлической сеткой. Санитарно-бытовые помещения (туалеты, преддушевые, комнаты гигиены женщин) оборудуются автономными системами вытяжной вентиляции с естественным побуждением, превышающим кратность воздухообмена основных помещений организации торговли. Охлаждаемые камеры для хранения овощей, фруктов, ягод и зелени должны быть оборудованы механической приточной вентиляцией, не связанной с другими системами вентиляции организаций торговли. В системах механической приточной вентиляции рекомендуется предусматривать очистку подаваемого наружного воздуха и его подогрев в холодный период года. Забор воздуха для приточной вентиляции осуществляется в зоне наименьшего загрязнения на высоте не менее 2 м от поверхности земли.

В соответствии с п.5.1 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», в организациях торговли, расположенных в жилых зданиях или зданиях иного назначения, не допускается оборудовать машинные отделения, холодильные камеры, грузоподъемники непосредственно под (рядом с) жилыми помещениями.

В соответствии с п.5.2 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», в организациях торговли все помещения должны располагаться с учетом поточности, отсутствия встречных потоков и перекрестов сырых и готовых пищевых продуктов, продовольственных и непродовольственных товаров, персонала и посетителей.

В соответствии с п.2.7 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», в хозяйственной зоне устраиваются навесы для хранения тары и площадки для сбора мусора и пищевых отходов; для сбора мусора и пищевых отходов предусматривают раздельные контейнеры с крышками (или специально закрытые конструкции), установленные на площадках с твердым покрытием, размеры которых превышают площадь основания контейнеров на 1 м во все стороны; площадки для сбора мусора и пищевых отходов располагаются на расстоянии не менее 25 м от организации торговли; допускается сокращать указанное расстояние, исходя из местных условий размещения организаций торговли; контейнеры и мусоросборники очищаются при заполнении не более чем на 2/3 их объема, но не реже 1 раза в сутки; в теплое время года они подвергаются дезинфекции с применением средств, разрешенных органами и учреждениями госсанэпидслужбы в установленном порядке; вывоз контейнеров и мусоросборников производится специальным транспортом, использование которого для перевозки продовольственного сырья и пищевых продуктов не проводится; при централизованном сборе мусора мусоросборники должны доставляться чистыми и продезинфицированными.

В соответствии с п.2.8 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», территория организации торговли и примыкающая к ней по периметру благоустраивается и содержится в чистоте; при размещении организации торговли в отдельно стоящем здании рекомендуется предусматривать со стороны проезжей части автодорог площадку для временной парковки транспорта персонала и посетителей, которая не располагается во дворах жилых домов; на территории организации следует предусматривать устройство для ливневой канализации с соответствующим уклоном, а также устройство поливочных кранов для уборки территории.

В соответствии с п.4.4 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», система вентиляции организаций торговли, расположенных в жилых домах и зданиях иного назначения, оборудуется отдельно от системы вентиляции этих зданий; для складских помещений продовольственных и непродовольственных товаров в организациях торговли системы вентиляции оборудуются раздельными; шахты вытяжной вентиляции выступают над коньком крыши или поверхностью плоской кровли на высоту не менее 1 м.

В соответствии с п.5.10 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», полы в организациях торговли должны иметь ровную поверхность, без выбоин, а также уклон в сторону трапов.

В соответствии с п.10.7 Санитарных Правил 2.3.6.1066-01 «Санитарно-эпидимиологических требований к предприятиям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов», в организациях торговли применяются моющие и дезинфицирующие средства, разрешенные органами и учреждениями госсанэпидслужбы в установленном порядке, которые используются в строгом соответствии с прилагаемыми инструкциями и хранятся в специально отведенных местах в таре производителя; моющие и дезинфицирующие средства хранят в сухом, хорошо проветриваемом помещении, оборудованном стеллажами, где не допускается хранение пищевых продуктов.

В соответствии со ст.14.2 указанных Санитарных Правил и ст.39 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30.03.99 N 52-ФЗ, соблюдение настоящих санитарных правил является обязательным для индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

В соответствии с пп.6.1, 6.1.3 СанПин 2.1.2.2645-10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и сооружениях», предельно допустимые уровни звукового давления, эквивалентные и максимальные уровни звука в помещениях жилых зданий и на территории жилой застройки приведены в приложении 3 к настоящим санитарным правилам; уровни звукового давления в октавных полосах частот в дБ, уровни звука и эквивалентные уровни звука в дБА для шума, создаваемого в помещениях и на территориях, прилегающих к зданиям, системами кондиционирования воздуха, воздушного отопления и вентиляции и другим инженерно-технологическим оборудованием самого здания, следует принимать на 5 дБА ниже (поправка = минус (-) 5 дБА), указанных в приложении 3 к настоящим санитарным правилам (поправку для тонального и импульсного шума в этом случае принимать не следует).

Согласно Санитарным нормам от 31.10.96 N 2.2.4/2.1.8.562-96 «Физические факторы производственной среды. Физические факторы окружающей природной среды. Шум на рабочих местах, в помещениях, жилых и общественных зданий и на территории жилой застройки», нормируемыми параметрами постоянного шума на территории жилой застройки, жилых помещениях являются уровни звукового давления L, дБ, в октавных полосах со среднегеометрическими частотами: 31,5; 63; 125; 250; 500; 1000; 2000; 4000; 8000 Гц. Для ориентировочной оценки допускается использовать уровни звука L(А), дБА.

В соответствии с ч.1 ст.26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. В силу ч.2 ст.26.2 КоАП РФ эти данные устанавливаются, в том числе протоколом об административном правонарушении, иными протоколами и документами. Согласно материалам дела, обстоятельства административного правонарушения установлены судьей районного суда с учетом составленного протокола об административном правонарушении и других имеющихся доказательств, в соответствии с требованиями ст.26.1 КоАП РФ, сомневаться в достоверности и допустимости которых оснований не имеется. Права юридического лица при привлечении к административной ответственности соблюдены, сроки и порядок привлечения к административной ответственности, правила подсудности не нарушены. Постановление в полном объеме соответствует требованиям ст.29.10 КоАП РФ, все юридически значимые обстоятельства по делу установлены верно, норма закона применена правильная.

Доводы жалобы о том, что угроза жизни и здоровью людей доказательствами не подтверждена, является несостоятельным, с учетом выявленных обстоятельств, вышеуказанные нарушения санитарно-эпидемиологических требований создают прямую угрозу для здоровья проживающих в жилом здании, где расположен магазин ЗАО «ТД «***», жильцов, а также для посетителей данного магазина.

Таким образом, судьей районного суда всесторонне, полно и объективно рассмотрено административное дело в отношении ЗАО «ТД «***».

В соответствии с ч.1 ст.3.1 КоАП РФ, административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

Согласно ст.1.2 КоАП РФ, задачами законодательства об административных правонарушениях являются защита личности, охрана прав и свобод человека и гражданина, охрана здоровья граждан, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защита общественной нравственности, охрана окружающей среды, установленного порядка осуществления государственной власти, общественного порядка и общественной безопасности, собственности, защита законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений, а также предупреждение административных правонарушений.

Согласно ч.1 ст.3.12 КоАП РФ, административное приостановление деятельности заключается во временном прекращении деятельности юридических лиц, их филиалов, представительств, структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг. Административное приостановление деятельности применяется в случае угрозы жизни или здоровью людей.

В соответствии с п.23.3 Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5 от 24.05.2005, наказание в виде административного приостановления деятельности индивидуального предпринимателя или юридического лица может быть назначено судьей районного суда лишь в случаях, предусмотренных статьями Особенной части КоАП РФ, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение цели административного наказания, что должно быть мотивировано в постановлении по делу об административном правонарушении (абз.2 ч.1 ст.3.12, п.6 ч.1 ст.29.10 КоАП РФ). При назначении этого наказания надлежит учитывать характер деятельности индивидуального предпринимателя или юридического лица, характер совершенных ими действий (бездействия), а также другие обстоятельства, влияющие на создание условий для реальной возможности наступления негативных последствий для жизни или здоровья людей, возникновения эпидемии, эпизоотии, заражения (засорения) подкарантинных объектов карантинными объектами, наступления радиационной аварии или техногенной катастрофы, причинения существенного вреда состоянию или качеству окружающей среды (абз. 1 ч.1 ст.3.12 КоАП РФ). Обстоятельства, создающие, по мнению судьи, угрозу причинения вреда, должны быть указаны им в постановлении по делу об административном правонарушении. Определяя срок административного приостановления деятельности, необходимо иметь в виду, что он не может превышать девяноста суток, включая срок временного запрета деятельности индивидуального предпринимателя или юридического лица, если такая мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении применялась (ч.2 ст.3.12, ч.5 ст.29.6 КоАП РФ). В случае применения названной меры судье следует отразить это обстоятельство в постановлении по делу, включая время фактического прекращения деятельности, указанное в протоколе о временном запрете деятельности (ч.3 ст.27.16 КоАП РФ). Время начала и окончания срока административного приостановления деятельности индивидуального предпринимателя или юридического лица не должно определяться в постановлении, так как это не предусмотрено КоАП РФ. В постановлении по делу судья обязан решить вопрос о мероприятиях, необходимых для обеспечения его исполнения, которые в зависимости от обстоятельств каждого дела могут заключаться во временном прекращении эксплуатации тех агрегатов, объектов, зданий или сооружений, принадлежащих индивидуальному предпринимателю или юридическому лицу, либо во временном прекращении осуществления индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом, его филиалами, представительствами, структурными подразделениями, производственными участками тех видов деятельности (работ), оказания услуг, от которых исходит угроза причинения вреда охраняемым общественным отношениям (абз.2 ч.2 ст.29.10 КоАП РФ). Вместе с тем в постановлении не должны указываться конкретные меры, направленные на исполнение названных в нем мероприятий (например, наложение пломб, опечатывание помещений, мест хранения товаров и иных материальных ценностей, отселение граждан из жилых зданий либо их перевод в другие стационарные лечебные, социальные учреждения в случае запрета эксплуатации зданий), поскольку в соответствии с чч.1 и 2 ст.32.12 КоАП РФ и ч.2 ст.109 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» меры по обеспечению исполнения указанных в постановлении мероприятий применяются судебными приставами-исполнителями и выбираются ими самостоятельно. При этом необходимо учитывать, что ч.2 ст.29.10 КоАП РФ предусматривает единственный случай, когда при назначении такого вида административного наказания за нарушение законодательства Российской Федерации о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма судья обязан одновременно с приостановлением деятельности индивидуальных предпринимателей или юридических лиц решить вопрос о мерах, необходимых для приостановления операций по счетам.

Административное наказание назначено судом первой инстанции ЗАО «ТД «***» в пределах санкции ст.6.4 КоАП РФ, в соответствии с требованиями ст.ст.3.1, 3.12, 4.1 КоАП РФ, с учетом характера и обстоятельств совершенного административного правонарушения; обстоятельств дела; имущественного и финансового положения юридического лица; характера деятельности юридического лица; характера совершенного им действий (бездействия), является справедливым и соразмерным содеянному. Судьей районного суда все юридически важные обстоятельства учтены, сделан обоснованный вывод о том, что назначение иного вида административного наказания, чем административное приостановление деятельности, не сможет обеспечить достижение целей и задач административного судопроизводства. Основания для назначения такого вида административного наказания подробно изложены судьей районного суда в оспариваемом постановлении.

Судом обоснованно учтено, что ЗАО «ТД «***» в течение срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ст.4.6 КоАП РФ неоднократно привлекалось за однородные правонарушения, о чем свидетельствуют вступившие в законную силу постановления о назначении ЗАО «ТД «***» административного наказания: от 10.02.2016, 26.04.2016, 02.06.2016 по ст.6.4 КоАП РФ, что в соответствии с п.2 ч.1 ст.4.3 КоАП РФ является отягчающим административную ответственность обстоятельством. То обстоятельство, что протокол об административном правонарушении не содержит ссылки на предыдущие привлечения ЗАО «ТД «***» к административной ответственности, не лишало возможности судью районного суда установить их наличие в ходе рассмотрения дела, поскольку право окончательной квалификации содеянного, а также определение вида и размера административного наказания, наличие и отсутствие смягчающих или отягчающих административную ответственность обстоятельств, принадлежит судье, рассматривающему дело по существу согласно п.3 ст.4.1 КоАП РФ.

Вопреки жалобе, судом первой инстанции также было учтено, что ЗАО «ТД «***» предприняты меры к устранению выявленных нарушений, а также оценено представленное экспертное заключение.

Довод о том, что имеющиеся нарушения устранены, не является основанием к удовлетворению жалобы, однако, он может быть рассмотрен в порядке ст.32.12 КоАП РФ судом первой инстанции.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменения постановления, не допущено. Оснований для удовлетворения жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст.30.6-30.8 КоАП РФ,

постановление судьи Чертановского районного суда города Москвы от 20 января 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.6.4 КоАП РФ, в отношении ЗАО «ТД «***» оставить без изменения, жалобу защитника ЗАО «ТД «***» без удовлетворения.

Судья Московского городского суда Васильев А.Г.