Ст 281 упк рф практика

научная статья по теме СТАТЬЯ 281 УПК РФ: НУЖНЫ РАЗЪЯСНЕНИЯ Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «СТАТЬЯ 281 УПК РФ: НУЖНЫ РАЗЪЯСНЕНИЯ»

СТАТЬЯ 281 УПК РФ: НУЖНЫ РАЗЪЯСНЕНИЯ

Н.В. ОСОДОЕВА, Байкальский государственный университет экономики и права, помощник судьи Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ E-mail: [email protected]

Научая специальность: 12.00.09 — уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность

Аннотация. Оглашение показаний потерпевших и свидетелей в ходе судебного следствия по УПК РФ относится к числу дискуссионных вопросов уголовно-процессуального права.

В статье рассматриваются возможности оглашения показаний указанных лиц в ходе судебного следствия. The publicity evidences of victims and witnesses in the court is one of discussion problem in the criminal process. In this article discern means of the publicity evidences this persons in the court.

Ключевые слова и словосочетания: показания свидетелей, показания потерпевших, оглашение показаний, сторона обвинения, сторона защиты (evidences of witnesses, evidences of victims, publicity of evidences, party of accusation, party of protection).

Научный руководитель — И.В. Смолькова, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ

В соответствии с ч. 1 ст. 240 УПК РФ «в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию». Однако это не означает невозможности исследования судом показаний потерпевших и свидетелей, данных ими на предварительном следствии либо в ходе судебного разбирательства. Это позволит суду точнее оценить показания, данные в суде, с точки зрения их достоверности.

Недопустимым является оглашение показаний свидетеля, потерпевшего в судебном заседании по основаниям, не предусмотренным ст. 281 УПК РФ.

По мнению С. Осипова, оглашение показаний потерпевшего и свидетеля в суде должно быть не общим правилом, которому следует нынешняя судебная практика, а лишь редким отступлением от принципов устности и непосредственности1.

В соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ «Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 настоящей статьи».

Среди ученых отсутствует однозначный подход к вопросам применения указанной нормы.

Многие процессуалисты критикуют положение ч. 1 ст. 281 УПК РФ, считая, что эта норма нуждается в корректировке, поскольку ущемляются права,

как правило, стороны обвинения на предоставление доказательств2.

На практике также имеют место ошибки.

Кассационным определением Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. по делу в отношении Г. приговор Тверского областного суда оставлен без изменения. При исследовании доказательств судом были оглашены показания свидетелей Р. и Г., данные ими на предварительном следствии по ходатайству стороны обвинения при возражении стороны защиты. Вместе с тем кассационная инстанция посчитала, что допущенное нарушение положений ч. 1 ст. 281 УПК РФ не повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора3.

По мнению отдельных ученых, согласно ч. 1 ст. 281 УПК РФ показания не явившегося в суд потерпевшего, свидетеля могут быть оглашены с обоюдного согласия сторон. В этом случае выяснение причин неявки необязательно. Аргументируют они свою позицию тем, что оглашение показаний потерпевшего и свидетеля необходимо производить именно с согласия иной стороны, этой нормой закона принцип состязательности и равноправия не нарушается никоим образом4.

Так, по уголовному делу в отношении К.5, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, государственным обвинителем в ходе судебного следствия заявлено ходатайство об оглашении показаний не явившегося свидетеля С. в связи с нахождением последнего на службе в армии, а по уголовным делам в отношении Б.6, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, и Б.7, обвиняемого в совер-

шении преступления, предусмотренного п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, государственным обвинителем заявлялось ходатайство об оглашении показаний свидетелей в связи с их неявкой, хотя о дне, времени и месте судебного заседания они были извещены надлежащим образом. Возражений сторон против оглашения показаний этих свидетелей не последовало. Судом данные ими в ходе предварительного расследования показания были оглашены.

Согласно обзору судебной практики Российской Федерации по применению положений ч. 1 ст. 281 УПК РФ оглашение при таких обстоятельствах показаний не явившихся потерпевших и свидетелей не повлекло существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Закон предусматривает ряд исключений из правила, предусмотренного ч. 1 ст. 281 УПК РФ. Если потерпевший и свидетель отсутствуют в суде в силу объективных причин, суд по ходатайству одной из сторон и даже по собственной инициативе вправе принять решение об оглашении данных ими ранее показаний (ч. 2 ст. 281 УПК РФ). Когда же речь идет об исследовании таких показаний по ходатайству одной из сторон, то конкретные причины неявки свидетелей, потерпевших подлежат установлению, поскольку имеют правовое значение в качестве оснований для оглашения показаний данных лиц в соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Уважительными причинами неявки свидетелей и потерпевших, допускающими оглашение их прежних показаний, законодателем признаны смерть, тяжелая болезнь, препятствующая явке, отказ лиц, являющихся иностранными гражданами, явиться в суд, стихийные бедствия или иное чрезвычайное обстоятельство, препятствующее явке в суд. Эти уважительные причины неявки в суд потерпевшего и свидетеля, предусмотренные ч. 2 ст. 281 УПК РФ, являются исчерпывающими. Суд должен установить на основании имеющихся в деле материалов подлинное наличие обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Так, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 ноября 2004 г. № 4-004-135 СП приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 13 августа 2004 г. оставлен без изменения. Суд обоснованно огласил показания свидетеля В. в связи с его смертью8.

На практике возникает вопрос о возможности оглашения показаний «анонимных» свидетелей, которые дали свои показания на предварительном следствии «под псевдонимом». Вполне обоснованным является мнение ученых, которые считают, что оглашение показаний свидетеля «под псевдонимом» на предварительном следствии недопустимо даже при наличии оснований, перечисленных в ч. 2 ст. 281 УПК РФ, поскольку у стороны защиты итак имеются значительные препятствия в опровержении показаний не явившихся в суд «анонимных» свидетелей9.

Пункт 3 ч. 2 ст. 281 УПК РФ предполагает возможность судебного разбирательства в отсутствие свидетелей, являющихся гражданами иностранного государства. По мнению Р.П. Чернова, правоприме-

нительная практика не выработала единообразной формы применения закона в данной области10. Оглашение показаний свидетеля и потерпевшего, являющихся иностранными гражданами, в соответствии с законом допустимо и в случае их отказа от явки в суд.

Так, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ отменен приговор Курганского областного суда от 31 января 2005 г. в связи с нарушением п. 3 ч. 2 ст. 281 УПК РФ. В судебном заседании при наличии возражений стороны осужденных и защитников были оглашены показания свидетеля X. Из рапорта судебного пристава видно, что X. в октябре 2004 г. был депортирован в Республику Грузия. Однако из материалов дела следует, что у суда не только отсутствовали данные об отказе свидетеля явиться в суд, но и о необходимости явки он не извещался и не вызывался в судебное заседание11.

Как уже упоминалось, одной из сложных проблем является неоднозначное решение о возможности применения положения, предусмотренного п. 3 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Согласно ст. 9 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам12 вызов свидетеля или эксперта, проживающих на территории другой страны, не должен содержать угрозы применения средств принуждения в случае неявки. Данное требование включено в Европейскую Конвенцию о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г.13.

Если запрашивающая сторона считает личное присутствие свидетеля или эксперта в юридических органах особенно важным, она указывает на это в своей просьбе о вручении повестки; запрашиваемая сторона предлагает свидетелю или эксперту явиться в указанные органы. В этом случае запрашиваемая сторона информирует запрашивающую сторону об ответе свидетеля или эксперта.

Неоднозначен подход и к решению вопроса о применении положения, предусмотренного п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Одной из уважительных причин неявки в судебное заседание являются чрезвычайное обстоятельство либо стихийное бедствие. Категория «чрезвычайное обстоятельство» является оценочной.

С.А. Шейфер, размышляя над данным вопросом, считает, что к числу подобных чрезвычайных обстоятельств можно отнести и выявленный органами расследования или судом факт угрозы расправой со стороны лиц, которые добиваются блокирования показаний, изобличающих обвиняемого14.

По мнению Л. Курочкиной, «в случае неявки потерпевшего и свидетеля в судебное заседание без уважительных причин, предусмотренных ч. 2 ст. 281 УПК РФ, встает вопрос о допустимости этих показаний. УПК РФ не предусматривает для признания показаний недопустимыми такого основания, как неявка лица, давшего их, в суд. Следовательно, если сторона защиты не оспаривает допустимость этих показаний, то они будут допустимыми»15.

В целях выяснения мнения практических работников по этой проблеме нами было проведено ин-

тервьюирование 250 респондентов — судей Республики Бурятия, Иркутской области, Забайкальского края, Респу

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Оглашение показаний свидетеля без самого свидетеля

Осужденный подал в Конституционный Суд РФ жалобу, в которой просил признать не соответствующими Конституции РФ положения ч. 2 ст. 281 УПК РФ, закрепляющие основания для принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, не присутствующего в заседании. По мнению заявителя, норма «не устанавливает перечень следственных действий, производство которых на стадии предварительного расследования дает возможность подозреваемому, обвиняемому оспорить показания, данные против него свидетелем, реализовать право допросить такого свидетеля и опровергнуть его показания, и тем самым, будучи неопределенной, допускает формальный подход к ее толкованию и произвольное применение».

Поводом для обращения послужило то, что заявитель был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. В основу приговора были положены показания свидетеля, данные им в ходе предварительного расследования, которые были оглашены в заседании в отсутствие самого свидетеля, поскольку установить его место нахождения для вызова в суд не удалось. Защита возражала против оглашения показаний, ссылаясь на незаконность данного действия, однако суд счел эти доводы несостоятельными. Суд указал, что были предприняты все усилия для вызова свидетеля, а его допрос ранее проводился с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и его показания согласуются с другими показаниями и материалами дела.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения, отметив, что свидетель опознал в осужденном лицо, совершившее преступление в отношении потерпевшего, причем при опознании присутствовали осужденный и его адвокат, у которых имелась возможность сделать заявления или замечания, связанные с пояснениями свидетеля. В передаче кассационных жалоб в областной суд и в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ было отказано.

Изучив жалобу, Конституционный Суд признал ее не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесения итогового решения в виде постановления.

КС РФ отметил, что оглашение показаний свидетелей рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 240, ст. 276, ст. 281 УПК РФ). При этом ст. 281 УПК РФ не предусматривает возможности расширительного толкования случаев, когда допускается оглашение в суде показаний, ранее данных свидетелями, отсутствующими в судебном заседании. Оглашение таких показаний, указал Суд, не должно ограничивать права обвиняемого на эффективную судебную защиту, что гарантируется в том числе ст. 278 и 281 УПК РФ, не допускающими изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам. В частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь те доказательства, которые не вызывают сомнений в их достоверности и соответствии закону. При оглашении показаний отсутствующих свидетелей обвиняемому должна быть предоставлена возможность защиты своих прав всеми предусмотренными законом способами.

Конституционный Суд напомнил, что данная правовая позиция неоднократно приводилась в его определениях и согласуется с практикой Европейского Суда по правам человека.

«По смыслу правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека оглашение показаний, данных не явившимися в суд потерпевшим или свидетелем при производстве предварительного расследования, допускается лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом, если обеспечена надлежащая оценка достоверности этих показаний в качестве доказательств, а у обвиняемого была возможность задать вопросы показывающему лицу или оспорить достоверность его показаний на стадии досудебного производства или в предыдущих судебных стадиях разбирательства по уголовному делу. При этом сторона обвинения обязана предпринять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании не явившихся свидетеля или потерпевшего», – отмечается в определении.

Подчеркивается, что ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ подлежит применению во взаимосвязи с иными положениями уголовно-процессуального законодательства, обеспечивающими обвиняемому в уголовном судопроизводстве право на защиту и право на справедливое судебное разбирательство, и не требует дополнительной конкретизации перечня средств оспаривания показаний. Вместе с тем реализация стороной защиты своих прав, касающихся опровержения показаний, предполагает активную форму поведения. Бездействие обвиняемого или его защитника относительно осуществления этих прав не может рассматриваться как непредоставление ему возможности оспорить соответствующие показания.

Также КС РФ указал, что согласно разъяснению в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре» суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившегося свидетеля, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить их предусмотренными законом способами. Следовательно, суды при оценке доказательств по делу, в том числе показаний неявившихся свидетелей, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки, а также с наличием или отсутствием у подсудимого или его защитника возможности оспорить эти показания в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке.

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемая норма УПК РФ не содержит неопределенности и сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Проверка законности и обоснованности ее применения в деле заявителя к компетенции КС РФ не относится.

Управляющий партнер АБ «ЗКС» Денис Саушкин отметил, что, несмотря на отказ в удовлетворении жалобы, в своем решении КС РФ указал, что стороной защиты должны быть реализованы права в части оспаривания подобных доказательств на досудебной стадии производства, в том числе и на стадии ознакомления с материалами уголовного дела.

Однако при этом, по словам Дениса Саушкина, неясным остается момент, каким образом сторона защиты должна реализовывать свои права на оспаривание таких доказательств. «С протоколами допросов свидетелей и потерпевших, а равно с аудио- и видеозаписями с участием последних, подозреваемый и обвиняемый могут ознакомиться при выполнении ст. 217 УПК РФ, когда предварительное расследование окончено, и практически всегда следственный орган отказывает в удовлетворении ходатайств о проведении дополнительных следственных действий. В том числе о проведении очных ставок и производстве дополнительного допроса обвиняемого с предъявлением аудио- и видеозаписей. Кроме того, о неявке потерпевшего или свидетеля в судебное заседание, в том числе по причинам, указанным в ст. 281 УПК РФ, становится известно только в день судебного заседания, и предугадать это невозможно», – пояснил адвокат.

«Несмотря на то что КС РФ в очередной раз напомнил о состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, о том, что все сомнения трактуются в пользу обвиняемого, и даже о том, что подозреваемому или обвиняемому, а также его защитнику не может быть отказано в производстве следственных действий по его ходатайству, на практике все происходит иначе: следствие всячески дает понять, что ему Конституционный Суд не указ», – констатировал эксперт.

Адвокат АБ «Багрянский, Михайлов и Овчинников» Филипп Багрянский выразил мнение о том, что показания потерпевших и свидетелей, не явившихся в суд, нельзя оглашать ни при каких обстоятельствах. Нормы, позволяющие такое оглашение, по мнению эксперта, являются неконституционными. «Непредоставление обвиняемому возможности допросить свидетеля в суде не позволяет ему эффективно осуществлять свою защиту. До тех пор пока допрос в суде воспринимается как формальность – даже фактически Конституционным Судом, – говорить о наличии в России справедливого суда не приходится», – уверен Филипп Багрянский.

Советник ФПА РФ Евгений Рубинштейн назвал определение КС РФ знаковым и практикоориентирующим. По его словам, с момента введения в УПК РФ ч. 2.1 ст. 281 в марте 2016 г. суды «боялись» применять эту норму и давать ей хоть какое-то более-менее осознанное толкование. «Как правило, опровержение тезиса о незаконном оглашении показаний свидетеля или потерпевшего в условиях непредоставления стороне защиты возможности их оспорить сводилось к утверждению обратного: “стороне защиты была предоставлена возможность оспорить эти показания”. Судьи не утруждали себя аргументацией о том, когда и в какой процедуре сторона защиты пыталась оспорить эти показания», – рассказал эксперт.

Евгений Рубинштейн обратил внимание на несколько важных тезисов, изложенных в определении. В частности, что КС РФ указал: оглашение показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего является исключением из общего правила о необходимости их допроса в условиях непосредственности, устности и гласности.

Также он назвал важным то, что Суд имплементировал позиции ЕСПЧ по вопросу о справедливости судебного разбирательства в условиях оглашения показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего: «В связи с этим у адвокатов появляется возможность ссылаться на определение КС РФ, а не на позиции ЕСПЧ, которые неоднозначно воспринимаются судьями».

Кроме того, разъяснено, что, прежде чем рассматривать вопрос о том, была ли предоставлена возможность стороне защиты оспорить показания неявившегося свидетеля или потерпевшего, суд должен выяснить, были ли приняты все возможные и исчерпывающие меры для того, чтобы доставить свидетеля или потерпевшего в суд. Если будет признано, что таких мер недостаточно, то переходить к основному вопросу нельзя. Поэтому, считает эксперт, сейчас будет формироваться практика определения стандартов надлежащих действий стороны обвинения по вызову и доставлению свидетеля или потерпевшего в суд.

На главную страницу

Верховный Суд Российской Федерации

Суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся свидетелей, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить показания указанных лиц, в частности в ходе очных ставок с его участием (ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 281 и ч. 21 ст. 281 УПК РФ), — отмечается # ВСРФ в Обзоре судебной практики.

В качестве примера в документе приводится следующее дело.
Как следует из протокола судебного заседания, в суде были оглашены показания свидетелей Ш. и Д., являющихся гражданами Кыргызской Республики. Показания указанных свидетелей были оглашены при отсутствии согласия сторон на их оглашение, а также при отсутствии отказа свидетелей, являющихся иностранными гражданами, явиться по вызову суда.

Мотивируя свое решение, суд первой инстанции сослался на п. 3 ч. 2 ст. 281 УПК РФ и учел тот факт, что Ш. и Д. являются иностранными гражданами и в настоящее время находятся за пределами Российской Федерации.

Между тем документов, с достоверностью подтверждающих отказ свидетелей, являющихся иностранными гражданами, от явки в суд, в деле нет, и в судебном заседании такие документы не исследовались.

При этом и подсудимый С., и его адвокат возражали против оглашения данных показаний, ссылаясь на то, что с указанными свидетелями у подсудимых не было очных ставок, а также не было возможности задавать им вопросы и проверить их показания.

Суд апелляционной инстанции исключил из описательно-мот ивировочной части приговора ссылки на показания свидетелей Ш. и Д., поскольку принятое судом первой инстанции решение противоречит требованиям ч. 1 и п. 3 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Кроме того, суд не принял должных мер к обеспечению явки свидетеля Ш. в суд, а именно: не установил место жительства Ш., в отношении которого имелись сведения о его местонахождении в Кыргызской Республике; не направил ему по месту жительства в Кыргызской Республике уведомление о вызове в судебное заседание и не обратился к компетентным органам иностранного государства с поручением об оказании правовой помощи в установлении места жительства Ш. и о вручении ему судебной повестки.

Вместе с тем исключение указанных показаний не свидетельствует о незаконности и необоснованност и приговора в целом, постановленного на достаточной совокупности иных доказательств, отвечающих требованиям закона.

Статья 281 УПК РФ. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля (действующая редакция)

1. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой настоящей статьи.

2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях:

1) смерти потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд;

5) если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным.

2.1. В случаях, предусмотренных пунктами 2 — 5 части второй настоящей статьи, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

3. По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

4. Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

6. Оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов осуществляются в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд выносит мотивированное решение о необходимости допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля повторно.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 281 УПК РФ

1. Значение положений, содержащихся в данной статье, выходит далеко за рамки судебного следствия и судебного разбирательства. Во многом благодаря им, российский уголовный процесс реально стал обретать черты состязательного судопроизводства. Эти нормы являются гарантией права каждого обвиняемого на очную ставку, т.е. права допрашивать показывающих против него свидетелей или права на то, чтобы эти свидетели были допрошены (подпункт «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950). Оглашение, а значит, и использование в качестве судебных доказательств протоколов допросов свидетелей и потерпевших, полученных на предварительном расследовании или в предыдущих судебных заседаниях, а также сопутствующих им материалов, вместо непосредственного и устного заслушивания показаний этих лиц, возможно в случае неявки потерпевшего или свидетеля, как правило только с согласия сторон. Иначе говоря, любой из участников судебного разбирательства, выступающий либо со стороны обвинения, либо со стороны защиты, может в большинстве случаев наложить «вето» на оглашение протоколов допросов не явившегося в судебное заседание свидетеля или потерпевшего, которые вследствие этого фактически становятся недопустимыми доказательствами. УПК РФ не придает значения в смысле оснований для оглашения ранее данных показаний потерпевших и свидетелей причинам неявки в судебное заседание потерпевшего или свидетеля. Однако в ч. ч. 2 — 3 ст. 281 предусматривается и ряд исключений из правила части 1 данной статьи. Так, при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству даже одной из сторон либо по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях: смерти потерпевшего или свидетеля; тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд. Кроме того, по ходатайству стороны суд может огласить показания явившегося в судебное заседание потерпевшего или свидетеля, ранее данные ими при производстве предварительного расследования либо в судебном заседании, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

2. В случае принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, обвиняемому в соответствии с принципом состязательности и равноправия сторон должна предоставляться возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний путем заявления ходатайств об исключении недопустимых доказательств или об истребовании дополнительных доказательств в целях проверки допустимости и достоверности оглашенных показаний, а также с помощью иных средств, способствующих предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений. Кроме того, следует учитывать, что неустранимые сомнения в виновности лица, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого (Определения от 14.10.2004 N 326-О, от 07.12.2006 N 548-О, от 20.03.2008 N 188-О-О, от 15.04.2008 N 291-О-О и N 300-О-О, от 15.07.2008 N 454-О-О).

Данные правовые позиции согласуются и с решениями Европейского суда по правам человека, интерпретирующими положения статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и указывающими, что исключения из общего принципа состязательного обсуждения в присутствии обвиняемого в публичном судебном заседании представленных доказательств не должны нарушать права защиты. По общему правилу государство обязано обеспечить обвиняемому адекватную и приемлемую возможность опровергнуть и допросить свидетеля, показывающего против него, когда тот дает показания или на более поздней стадии. Однако обвиняемый при этом не имеет неограниченного права на обеспечение явки свидетелей в суд, и при обычных обстоятельствах национальные суды вправе определять, является ли необходимым или желательным допрос свидетеля. Если власти не проявили небрежности, невозможность обеспечения явки свидетеля в суд сама по себе не обязательно препятствует производству по делу. При этом осуждение лица не должно быть основано исключительно или в значительной степени на показаниях лица, которое обвиняемый не мог допросить или не имел права на то, чтобы оно было допрошено, в ходе расследования или судебного разбирательства (Постановления Европейского суда от 15.06.1992 по делу «Люди против Швейцарии», от 20.09.1993 по делу «Саиди против Франции» от 28.08.1992 по делу «Артнер против Австрии», от 19.12.1990 по делу «Дельта против Франции», от 19.02.1991 по делу «Исгро против Италии», от 07.07.1989 по делу «Брикмон против Бельгии» и др.).

Представляется, что по смыслу данных гарантий показания скрывшегося обвиняемого, используемые для изобличения в совершении преступления другого обвиняемого, являются свидетельскими и должны оглашаться по правилам статьи 281 УПК Российской Федерации. Как указывает Европейский суд по правам человека, для целей подпункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции обвиняемый, чьи письменные показания, данные на предварительном допросе, использовались в качестве основы для осуждения заявителя, должен рассматриваться как «свидетель» (§ 34 Постановления от 04.12.2008 по делу «Трофимов (Trofimov) против Российской Федерации», § 41 Постановления по делу «Лука против Италии»).

3. Согласно части 4 ком. статьи, заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля, обладающих свидетельским иммунитетом, от дачи показаний (т.е. против самого себя, своего супруга или близких родственников) не препятствует оглашению их показаний, данных в ходе предварительного расследования, но только при условии, если они ранее согласились дать показания по обстоятельствам, защищаемым этим иммунитетом, будучи предупреждены о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2 ст. 11 УПК). Следует иметь в виду, что оглашение в судебном заседании прежних показаний свидетеля или потерпевшего, данных им на предварительном расследовании против обвиняемого, неправомерно, если тот не являлся супругом либо близким родственником свидетеля или потерпевшего. Иное толкование ч. 2 ст. 11 приводило бы к абсурдному и противоречащему смыслу ст. 281 выводу, что любые показания, данные свидетелями и потерпевшими на предварительном расследовании, могут оглашаться в суде на том лишь формальном основании, что всем им перед допросом разъясняется право на свидетельский иммунитет, независимо от того, по какому предмету ими были даны показания.

4. Иногда в качестве «основания» для оглашения показаний не явившихся в судебное заседание свидетелей и потерпевших суды неправомерно используют ссылки на состязательный характер уголовного судопроизводства, при котором стороны должны находиться в равных условиях, и поэтому обвинитель якобы должен иметь возможность использовать любые доказательства, в т.ч. и протоколы допросов неявившихся лиц. Состязательность процесса невозможна без соблюдения принципа непосредственности исследования доказательств, в т.ч. без очной ставки со свидетелями обвинения. Поэтому запрет на оглашение в судебном заседании протоколов допросов неявившихся свидетелей и потерпевших является как раз гарантией состязательности, а не отступлением от нее. (См. об этом наш ком. к ст. 240.)

Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

СТ 281 УПК РФ

1. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частями второй и шестой настоящей статьи.

2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях:

1) смерти потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд;

5) если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным.

2.1. В случаях, предусмотренных пунктами 2 — 5 части второй настоящей статьи, решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

3. По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

4. Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

6. Оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов осуществляются в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд выносит мотивированное решение о необходимости допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля повторно.

Комментарий к Статье 281 Уголовно-процессуального кодекса

1. Закон определяет случаи, когда возможно оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных ими как в ходе предварительного расследования, так и в процессе судебного разбирательства. Естественно, суду желательно непосредственно допросить этих лиц. Поэтому целесообразно, если явку этих лиц можно обеспечить, для чего требуется непродолжительное время, объявить перерыв судебного заседания, оказав: возможное содействие в явке этих лиц.

2. Закон устанавливает общее правило: оглашение показаний потерпевшего или свидетеля возможно в случае их неявки только с согласия сторон.

3. Выяснив наличие указанных в законе оснований для оглашения показаний потерпевшего и свидетеля, суд обязан выполнить установленную законом процедуру. Для производства такого следственного действия требуется согласие сторон. Это означает, что в случае такой потребности председательствующий выясняет, согласны ли участники судебного разбирательства, представляющие как сторону обвинения, так и сторону защиты, огласить ранее данные показания потерпевшего и свидетеля.

4. С согласия сторон председательствующий оглашает показания этих лиц. После этого каждому участнику судебного разбирательства должно быть предоставлено право задавать вопросы подсудимому, другим потерпевшим, если они есть, эксперту, специалисту в связи с исследованными показаниями. Такая же процедура предусмотрена для принятия судом решения о демонстрации фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, о воспроизведении аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов. Однако из этого общего правила закон предусматривает два исключения. Первое: суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных показаний потерпевшего или свидетеля, а также о воспроизводстве видеозаписи или киносъемки следственных действий, проведенных с их участием, в случае смерти потерпевшего или свидетеля; в случае тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; в случае отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову в суд; в случае стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, которые объективно препятствуют явке в суд. Второе исключение из общего правила: оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, осуществляется в их отсутствие без проведения допроса. Повторно допросить несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля суд вправе только по ходатайству сторон или по собственной инициативе, но для этого необходимо вынести мотивированное решение. Представляется, что для принятия такого решения суду целесообразно удалиться в совещательную комнату. Это же правило относится к демонстрации фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов несовершеннолетних потерпевшего и свидетеля, к воспроизводству аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов. Кроме того, суд вправе по ходатайству стороны принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ними.

5. В случае отказа потерпевшего или свидетеля, обладающих свидетельским иммунитетом, от дачи показаний в суде оглашение ранее данных ими показаний возможно лишь при соблюдении требований ч. 2 ст. 11 УПК РФ (они должны предупреждаться, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу в случае их согласия дать показания до начала допроса в ходе предварительного расследования).

6. Закон требует вначале огласить протоколы допроса или протокол судебного заседания, в которых зафиксированы показания потерпевшего и свидетеля, исследовав их. Лишь после этого допускается демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса. Это положение также касается случаев воспроизведения аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов указанных лиц. Для помощи в выполнении этих следственных действий по инициативе суда или по ходатайству сторон может быть вызван в судебное заседание специалист.

7. О необходимости производства следственного действия — оглашения ранее данных показаний потерпевшего и свидетеля — суд, по смыслу закона, выносит определение, а судья — постановление, что отмечается в протоколе судебного заседания.