Судебная практика статья 2421 ук рф

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

О целесообразности законодательного определения материалов порнографического характера с позиции гендерного подхода и принципа равенства

Принцип равенства перед законом в законот­ворческой и правоприменительных сферах невозмо­жен без определения единого, равного, адекватного социальным реалиям масштаба криминализации и пенализации в уголовном законодательстве. С этой позиции небезупречным является наличие в диспозициях статей Особенной части УК РФ более пятидесяти терминов и понятий, которые законо­дательно не раскрыты. Естественное следствие этого — различное их понимание и применение в судебной практике.

Так, законодатель, установив уголовную ответ­ственность за преступные деяния, предметом кото­рых являются материалы порнографического ха­рактера (ст. 242, 2421 УК РФ), не указал, что следует понимать под порнографией.

Во-первых, указанная недоработка обусловли­вает трудности доказывания по делам рассматри­ваемой категории, требует обязательного использо­вания специальных познаний в области сексологии, искусствоведения, психологии, что, в свою очередь, по мнению некоторых исследователей, 1 приводит к тому, что лишь треть уголовных дел, возбужденных по ст. 242 УК РФ, заканчивается обвинительным при­говором.

Во-вторых, на практике для установления, явля­ется ли предмет или материал порнографическим, назначается экспертиза с участием специалистов- искусствоведов, в частности, специалистов в области кино- или видеоискусства, либо телевидения или в той области, к которой относится соответствующий предмет или материал. На это прямо указывается в судебных решениях по конкретным делам. Таким об­разом, отсутствует практика единообразного толко­вания и применения уголовно-правовых норм, в ко­торых используются рассматриваемые понятия, что, в свою очередь, по мнению некоторых авторов, яв­ляется главным показателем необходимости законо­дательного разъяснения соответствующего термина. В.С.Устинов предлагает критерии, обусловливающие востребованность и обоснованность нормативно­го определения какого-либо понятия (термина), а именно если термин: а) без дополнительного поясне­ния представляется недостаточно ясным; б) имеет два или более значения; в) носит специальный характер; г) не определен в другом равном законе либо опре­делен в нормативном акте более низкого уровня. Указанные критерии можно применить для опреде­ления материалов (предметов) порнографического характера.

В настоящее время ответственность за незакон­ные действия с порнографическими материалами и предметами применяется только после того, как пор­нографический характер материала или предмета будет установлен с помощью судебной экспертизы. При отсутствии легального определения порногра­фии такая практика по существу является объектив­ным вменением и нарушает ст. 5 УК РФ, закрепляю­щую принцип вины. Если для установления того, является ли материал или предмет порнографиче­ским, требуется проведение судебной экспертизы, то есть привлечение лиц, обладающих специальными познаниями, то как можно вменять в вину субъекту совершенное деяние, общественную опасность ко­торого он может и не осознавать (при том, что субъ­ективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется прямым умыслом), поскольку не знает о порнографическом характере предмета этого деяния? Связывание решения вопроса о привлече­нии лица к уголовной ответственности по рассматри­ваемым статьям УК РФ с наличием или отсутствием у него специальных познаний в сфере порнографии не соответствует принципу равенства граждан перед законом, размывает критерии преступности деяния и закрепляет своеобразную гендерную асимметрию по статусному признаку.

Представляется, что признаки, свидетельству­ющие о порнографическом характере материала или предмета, должны быть явными. К таковым В.В.Сучкова, например, относит: общепризнанные нравственные представления, наличие особой мар­кировки, особую процедуру лицензирования дея­тельности по изготовлению, распространению и ре­кламированию указанных материалов и предметов.

В любом случае представляется необходимой и целесообразной разработка легального определе­ния порнографических материалов или предметов, так как, если определить понятие «порнография» сложно даже законодателю, то что можно требовать в этой связи от обычного гражданина? Поскольку та­кое определение напрямую связано с уголовной от­ветственностью, то есть с ограничением прав и свобод граждан, представляется обоснованным его закре­пление в УК РФ в рамках примечания к ст. 242 (так, например, понятие хищения закреплено в примеча­нии 1 к ст. 158 УК РФ). Принятие соответствующего постановления Пленума Верховного суда РФ также было бы желательным для обеспечения единства правоприменительной практики на всей террито­рии РФ. Следует отметить, что попытки разработки определения «порнография» характеризуются опре­деленными сложностями. Так, некоторые авторы при разработке признаков (критериев) порнографи­ческих материалов или предметов исходят из содер­жания общественной опасности этого негативного явления. Например, О.А.Воронина предлагает, вслед за американскими специалистами в области гендер­ного анализа и феминистской юриспруденции, рас­сматривать порнографию как гендерную проблему, как «сексуальное опредмечивание женщин, сексуаль­ное насилие, мужское доминирование, сексуальное подчинение женщин».

Данная позиция представляется малообоснован­ной. Во-первых, гендерная симметрия предполагает равную, справедливую, адекватную защиту прав, ин­тересов, свобод лица вне зависимости от половых, со­циальных, статусно-семейных различий. Во-вторых, непонятно, почему защита прав одной категории лиц должна осуществляться за счет их ущемления в отно­шении другой. В-третьих, преступления, предметом которых являются порнографические материалы и предметы, не являются деяниями, направленными исключительно против прав и свобод лиц женского пола (существует, например, гомосексуальная пор­нография с участием мужчин, так называемая «са­домазохистская» порнография, в которой возможно изменение сексуальных ролей мужчины и женщины и т. п.). И, наконец, означенный подход не соответ­ствует принципу равенства, прежде всего в его кон­ституционном смысле, так как государство гаранти­рует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, происхождения и т. д. (ч. 2 ст. 19 Конституции РФ), а мужчина и женщина име­ют равные права и свободы и равные возможности для их реализации (ч. 3 ст. 19 Конституции РФ).

Анализируя определения порнографии, пред­лагаемые российскими юристами, следует отметить их однотипность. В них указывается, что порногра­фией является крайне непристойное, циничное, вульгарно-натуралистическое изображение или опи­сание половых отношений либо всего, что связано с половой жизнью. [7] Поскольку сексуальные отноше­ния являются содержанием не только порнографии, но и эротики, которая регулируется отдельными за­конодательными актами (см., например, ст. 37 Зако­на РФ «О средствах массовой информации»), а также многих художественных произведений и научных трудов, указанный критерий представляется нецеле­сообразным.

Видится не обоснованным при определении кри­териев, характеризующих материалы или предметы как порнографические, использовать такие оценоч­ные категории, как «непристойное», «циничное», «вульгарное» и т. п., особенно принимая во внима­ние их возможный учет при установлении уголовной ответственности. Как верно отмечает Н.Ф.Кузнецова, «эффективность закона зависит от четкости, логично­сти и грамотности его языка». [8] «Излишне оценочная норма. порождает трудности на практике, ибо она очерчивает лишь контуры преступного деяния, оставляя за судьей установить его действительное содержание». Язык уголовного закона должен иметь официальный и документальный характер, ясность, простоту и максимальную точность выражения юри­дических велений, лаконичность, логическую и грам­матическую последовательность изложения, при­держиваться законодательной стилистики, избегать эмоциональных лексических конструкций и т. д. 11 Использование норм и положений, содержащих оце­ночные признаки, также не способствует реализации принципа равенства перед законом, так как уголовно­правовое истолкование оценочных признаков может сделать границы осуществленной с их помощью криминализации аморфными, расплывчатыми, ког­да вопрос о преступности деяния фактически будет решаться лицом, применяющим уголовно-правовую норму, что, в свою очередь, влечет неопределенность, нарушение и других основополагающих принципов уголовного законодательства — законности, вины, гу­манизма, справедливости. Означенные недостатки негативно влияют на эффективность уголовного за­кона, его информативные и регулятивные возмож­ности. При этом увеличивается количество про­блемных ситуаций нетипичного правоприменения, усложняется толкование соответствующих уголовно­правовых норм, расширяются границы усмотрения правоприменителей, что может повлечь ошибки, влияющие на жизнь и судьбу человека.

Однако подготовка общего определения порно­графических материалов / предметов сопровождает­ся трудностями из-за сложности самой рассматри­ваемой области, которую необходимо определить, а также вследствие существенных различий взглядов на порнографию среди специалистов. Предпочти­тельным представляется выделение критериев, сово­купность которых характерна для любого порногра­фического материала.

В данном параграфе автором предлагается опре­деление порнографических материалов, при форми­ровании которого была предпринята попытка ми­нимизировать использование оценочных признаков, сфокусировавшись на технических.

«Порнографическими материалами являются изображения или словесные описания полового акта (иных разновидностей половых отношений), в кото­рых внимание зрителя / читателя сознательно фоку­сируется на половых органах персонажей в момент совершения ими действий сексуального характера, демонстрируемых в мельчайших технических дета­лях и физиологических подробностях, за исключени­ем изданий научно-просветительского характера».

Дефиниция представляет собой краткое опреде­ление какого-либо понятия, отражающее существен­ные признаки предмета или явления; в лингвисти­ке — толкование слова. Дефиниции, как правило, присущи: а) определяемое понятие — то, что опреде­ляется; б) предикат — то, что говорится об определяе­мом; в) родовой признак — качество, которое присуще ряду родственных предметов или явлений; г) видовое отличие — качество, характерное только для данного понятия.

Применительно к вышеизложенной дефини­ции: порнографические материалы — определяемое понятие; изображения / словесные описания. — пре­дикат; действия сексуального характера — родовой признак; фокусирование на половых органах, де­монстрируемых в мельчайших технических деталях и физиологических подробностях, при отсутствии научно-просветительского характера соответствую­щего издания — видовое отличие.

Акцент внимания зрителя на половых органах или контакте с ними является, по мнению автора и некоторых других исследователей, особенностью порнографии, отличающей последнюю от эроти­ческого изображения человека во всем богатстве его переживаний, «одухотворенности, поэзии и эстети­ки сексуальных отношений людей».

Предложенное автором определение предла­гается для изучения и осмысления в целях его воз­можного нормативного закрепления. В свете рас­сматриваемой темы следует обратить внимание и на то, что объективная сторона анализируемого соста­ва преступления включает критерий незаконности указанных в диспозиции ст. 242 УК РФ деяний. Не­законность какого-либо деяния понимается как его несоответствие установленным требованиям. Следу­ет отметить, что действующее уголовное законода­тельство не разъясняет содержания такого несоот­ветствия, как это сделано, например, применительно к ст. 171 (незаконное предпринимательство), 172 (не­законная банковская деятельность), диспозиции ко­торых содержат конкретный перечень незаконных форм осуществления определенного вида деятель­ности. Более того, на сегодняшний день отсутствуют и единые четкие правила, регламентирующие по­рядок маркировки, лицензирования, изготовления и использования материалов, предметов порногра­фического характера. Указанные законодательные несовершенства и пробелы также содействуют объ­ективному вменению преступления, предусмотрен­ного ст. 242 УК РФ, так как в отсутствие определенных правил сложно выявить критерии соответствия того или иного деяния требованиям законности. Представляется, что незаконность деяний, перечисленных в диспозиции ст. 242 УК РФ, выражается в их совер­шении с нарушением установленных правил или без соответствующего разрешения, выдаваемого орга­нами исполнительной власти, в котором определен порядок и формы осуществления указанных деяний (например, продажа соответствующих изданий в не­прозрачной упаковке, в строго определенных местах, запрет их продажи несовершеннолетним и др.). Ис­ходя из изложенного, возможна конкретизация дис­позиции рассматриваемой статьи. Сообразно с этим представляется необходимой законодательная ре­гламентация правил и порядка оборота продукции порнографического характера, которые могут уста­навливаться администрацией субъектов РФ, а так­же федеральным законодательством. Причем такие правила могут существовать как в форме отдельного нормативно-правового акта, так и в виде дополнения к существующим, например к закону о СМИ. Осу­ществление предложенных мер в свою очередь также способствовало бы более последовательной и полной реализации основополагающих уголовно-правовых принципов и опирающихся на них требований ген­дерного подхода.

Следующим вопросом, заслуживающим внима­ния в разрезе исследуемой проблемы, является поня­тие детской порнографии.

Известно, что «оборот продукции, услуг и зрелищ­ных мероприятий сексуального характера», а иначе говоря порнобизнес, не только подрывает основы об­щественной нравственности и культуры, но и является питательной средой для роста общеуголовной пре­ступности, а также увеличения числа и тяжести пре­ступлений, совершенных несовершен-нолетними. По данным некоторых исследователей, детская порногра­фия со временем переходит в проституцию, является фактором поддержания последней и вовлечения в ее сети. 17 У 75 % детей, после того как их удавалось вы­рвать из среды порнобизнеса, наблюдались ярко вы­раженные нарушения психологической и социальной адаптации. 18 Законодатель учел общественную опас­ность, тяжесть последствий, особенности рассматри­ваемого явления при установлении уголовной ответ­ственности за совершение деяния, предусмотренного ст. 2421 УК РФ (изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображения­ми несовершеннолетних). При формировании ука­занной статьи законодатель применил обоснованный гендерный подход при дифференциации ответствен­ности в зависимости от субъекта преступления (п. «а» ч. 2 ст. 2421) и возраста (соответственно психологи­ческого статуса) потерпевшего (п. «б» ч. 2 ст. 2421).

Однако некоторые исследователи отмечают не­обходимость дифференциации уголовной ответ­ственности и за деяния, предусмотренные ст. 242 УК РФ. В частности, Ю.В.Трунцевский предлагает ввести в указанную статью такой квалифицирующий при­знак, как «незаконное изготовление в целях распро­странения или рекламирования, распространение, рекламирование порнографических материалов или предметов среди заведомо несовершеннолет­них, а равно использование несовершеннолетних в изготовлении, распространии или рекламирова­нии порнографических материалов или предметов», установив за их совершение повышенную уголовную ответственность.

Необходимость вышеуказанного признака обу­словлена спецификой объекта преступного посяга­тельства данного вида (защищенность нравственного здоровья и правильного психического развития де­тей), характером и степенью общественной опасно­сти и вредоносностью последствий распространения среди указанной категории лиц порнографических материалов и предметов (вред, наносимый указан­ным деянием, существенно отличается по своей на­правленности и степени деформирующего влияния на личность от вреда, наносимого аналогичными действиями взрослому — лицу, достигшему половой и социальной зрелости).

Вышеназванное предложение представляется обоснованным. Во-первых, в соответствии с требова­ниями международного права в любом случае воз­никновения общественного конфликта, связанного с угрозой нарушения прав несовершеннолетних, по­добно вышеупомянутому, следует исходить из прин­ципа приоритетности интересов детей, обеспечения государством особой их защиты. Такое решение дик­туется прежде всего принципами Декларации прав ребенка 1959 г., признающей, что ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту. Конвенция ООН о правах ребенка (1989 г.) ориентирует государства на поощрение раз­работки «надлежащих принципов защиты ребенка от информации и материалов, наносящих вред его благополучию». Во-вторых, следует согласиться с В.В.Мальцевым, что принцип равенства перед за­коном предполагает равную по способам и мерам воздействия на виновных правовую защищенность одинаковых по социальной значимости интересов и, соответственно, неравную, адекватную иерархии общественных отношений, составляющих предмет уголовно-правовой охраны, правовую защищенность неодинаковых интересов. В-третьих, в рассматри­ваемом случае некоторая гендерная асимметрия с учетом психовозрастного статуса несовершеннолет­них представляется обоснованной и оправданной. Однако действующие возрастные запреты в этой об­ласти направлены в отношении всех граждан, при этом не учитываются особенности и повышенная общественная опасность восприятия сексуальной ин­формации наиболее уязвимой категорией — несовер­шеннолетними. Вышеозначенные положения были учтены законодателем при формировании ст. 2421 УК РФ, отсюда представляется возможным изучение вопроса о внесении соответствующего дополнения в ст. 242 УК РФ. Обратившись к законодательству дру­гих государств, можно увидеть, что, например, по УК Польши наказываются в частности: демонстрация порнографических предметов малолетнему, приоб­щение малолетнего к предметам, имеющим порно­графический характер; изготовление с целью распро­странения предметов порнографического характера с участием малолетнего (ст. 202). По УК ФРГ нака­зуемыми являются предложение или передача пор­нографических изданий лицу моложе 18 лет (§ 184). Распространение порнографии среди несовершенно­летних является квалифицированным составом рас­пространения порнопредметов по УК Китая (ст. 364). В свете вышеизложенного также представляется це­лесообразным дополнить ст. 2421 УК РФ примеча­нием, устанавливающим определяющие признаки детской порнографии (порнографические изобра­жения заведомо несовершеннолетних, привлечение указанных лиц в качестве исполнителей для участия в зрелищных мероприятиях порнографического ха­рактера). С учетом особенностей объекта данного преступного деяния, психического и физического развития несовершеннолетних видится обоснован­ной разработка специальных критериев. Например, ст. 2 Факультативного протокола к Конвенции о пра­вах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии (Нью-Йорк, 2000), дает приемлемое определение детской порно­графии, согласно которому детской порнографией является «любое изображение какими бы то ни было средствами ребенка, совершающего реальные или смоделированные откровенно сексуальные действия, или любое изображение половых органов ребенка главным образом в сексуальных целях».

Указанные предложения позволяют учесть сте­пень общественной опасности и вредоносности пре­ступлений данного вида для конкретной категории лиц, более полно обеспечить защиту их социального, физического, нравственного и духовного развития. Следует отметить, что законодатель в статье 2421 УК РФ устанавливает полный запрет изготовления и оборота порнографических материалов /предметов с изображением несовершеннолетних, не используя критерий «незаконности» таких деяний (в отличие от ст. 242 УК РФ). Данный подход видится полно­стью обоснованным и целесообразным с учетом специфики объекта рассматриваемого преступле­ния, а также характера и степени общественной опас­ности и вредоносности последствий, обусловленных особенностями личностного статуса потерпевших лиц и необходимостью более жесткой защиты их прав в исследуемой области.

Подведем итог: в целях обеспечения более пол­ной реализации принципов равенства перед законом, справедливости и гуманизма, а также положений гендерного подхода представляется необходимым и обоснованным:

1) ввести законодательное определение понятия материалов / предметов порнографического характе­ра в УК РФ в качестве примечания к ст. 242;

2) рассмотреть возможность дифференциации уголовной ответственности за деяния, предусмотрен­ные ст. 242 УК РФ, в случае осуществления указанного преступления среди несовершеннолетних или с ис­пользованием несовершеннолетних;

3) дополнить ст. 2421 УК РФ примечанием, уста­навливающим определяющие признаки детской порнографии, с учетом специальных критериев, обу­словленных особенностями объекта данного престу­пления, психического и физического развития несо­вершеннолетних.

Суммируя вышеизложенное, следует отметить, что установление принципов уголовного права и определение действенных форм их юридического формулирования в уголовном законодательстве — это создание инструментов, с помощью которых может быть решена задача дальнейшего совершенствова­ния уголовного законодательства. Законодатель, за­фиксировав принципы в норме уголовного закона, взял на себя обязанность следовать им и в правотвор­ческом процессе, дабы система уголовно-правовых норм, составляющая УК, не противоречила закре­пленным принципам. Разработка и законодательное закрепление нормативного определения порногра­фических материалов / предметов, изучение возмож­ности внесения рассмотренных в данном параграфе дополнений к ст. 240, 242, 2421 УК РФ позволит наи­более полно учитывать особенности данных деяний, обусловленные их характером, общественной опас­ностью, последствиями и т. п. Указанные нововведе­ния обусловлены необходимостью особой защиты прав несовершеннолетних и позволят обеспечить более полную реализацию положений принципов справедливости и гуманизма, принципа равенства и в конституционном, и в уголовно-правовом аспектах; способствуют осуществлению гендерного подхода и совершенствованию уголовного закона в целом.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 12 (19) 2009

Павел Астахов: «Либеральная судебная практика вступает в противоречие с интересами детей»


Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка предложил ужесточить меры наказания за преступления сексуального характера в отношении несовершеннолетних …

Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов принял участие в совещании председателей Верховных судов республик, краевых, областных и равных им судов Российской Федерации по итогам работы в 2013 году, сообщает сайт Уполномоченного.

В приветственном слове к участникам собрания Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко отметила, что в этом году исполняется 25 лет, как В.М.Лебедев возглавляет Верховный суд РФ и вручила ему юбилейную медаль к 20-летию российского парламента. «Высокая оценка деятельности Верховного суда и всех судов общей юрисдикции, их высокий авторитет — во многом личная заслуга В.Лебедева, — уверена В.Матвиенко. — Новый объединенный суд возьмет в себя все позитивное, что накопилось в системе судов общей юрисдикции, а также арбитражей».

Выступая с докладом, В.Лебедев остановился на нескольких наиболее резонансных темах. В частности, он отметил, что Верховный суд РФ изучит и обобщит судебную практику по взысканию алиментов и по защите прав граждан, претендующих на расселение из аварийных и подлежащих сносу домов. По его информации, в минувшем году судьи рассмотрели свыше одного миллиона дел по вопросам брачно-семейных отношений. Из них в 57% случаев решался вопрос расторжения брака. Вопросы о выплате алиментов были разрешены в более чем 300 тыс. судебных споров. В целом, добавил В.Лебедев, Верховный суд РФ настаивает на том, чтобы судебная защита была направлена на удовлетворение заявлений о получении алиментов, чтобы правосудие в России в первую очередь защищало интересы ребенка.

Судебные приставы взыскали в 2013 году алименты на сумму более 2 млрд. рублей. «В связи со злостным уклонением от уплаты алиментов Федеральной службой судебных приставов возбуждено 69,3 тыс. уголовных дел в отношении «уклонистов», что на 4,6 % больше, чем в 2012 году», — сообщили в ведомстве.

По словам В.Лебедева, в 2013 году, впервые после многолетнего снижения, число гражданских дел в российских судах возросло — на 20%, до почти 2,5 млн. дел, и каждое пятое из них касается жилищных споров. Это во многом связано со сферой долевого строительства, так как застройщики не выполняют своих обязательств, считает он. Кроме того, сообщил глава ВС, значительный пласт дел составляют иски граждан, касающиеся расселения аварийного и подлежащего сносу жилья.

В настоящее время Верховный суд проводит обобщение практики по данному вопросу, чтобы суды в России одинаково трактовали законы в этой сфере, добавил он. Кроме того, по данным В.Лебедева, в тройку лидеров «жилищных» исков входят жалобы на услуги ЖКХ. «Здесь суды должны исходить из того, что подлежат оплате только те услуги, которые реально были предоставлены и предоставлены качественно», — подчеркнул он.

«Проблема обеспечения граждан жильем остается одной из наиболее значимых», — заявил В.Лебедев, призвав суды более внимательно относиться к этим делам, проверять договоры долевого участия в строительстве, чтобы у застройщиков не было оснований не выполнять свои обязательства.

Также председатель ВС остановился на вопросах иностранного усыновления детей-сирот. Так, по его словам, в 2013 году число принятых решений о передаче ребенка на усыновление иностранным гражданам составило 1200, в то время как в российские семьи были переданы на усыновление более 15 тысяч детей. Таким образом, как подчеркнул В.Лебедев, виден очевидный приоритет российского и сокращение в несколько раз иностранного усыновления.

П.Астахов выступил с докладом на тему «Приоритетные задачи защиты прав несовершеннолетних в деятельности судов общей юрисдикции». «Наши регулярные встречи подтверждают системность нашей общей работы по принятию первоочередных государственных мер, направленных на защиту и поддержку самых беззащитных и самых уязвимых граждан нашего общества. Очень часто ребенок, вставший на путь преступления, не меньшая жертва, чем потерпевший. Величайшая вина общества в том, что мы все вместе не заметили как ребенок, оступившись и не найдя своевременной поддержки или не услышав осуждения, не получив необходимой помощи, превращается в хулигана, вора, убийцу», — считает П.Астахов.

По его мнению, каждый из трудных подростков мог бы стать настоящим героем. «Они трудные из-за своего характера: дерзкие, неугомонные, активные бросают вызов обществу, которое их отвергло и не направило на совершение героического поступка вместо преступления. Я убедительно вас прошу — не останавливайтесь в ваших исследованиях, расспросите малолетнего правонарушителя, как он жил, почему решил бросить вызов, совершить противозаконный поступок, дойдите до истины — выясните, что же стало настоящей причиной преступления, где произошел перелом молодого человека? Это чрезвычайно важно, прежде всего, для тех, кто искренне хочет исправить ситуацию, спасти каждого из оступившихся и тем самым спасти наше общество от беззакония», — призвал П.Астахов.

Уполномоченный отметил, что за последние 3 года в российское законодательство внесен ряд существенных изменений, направленных на ужесточение уголовной ответственности за совершение преступлений против жизни, здоровья, половой неприкосновенности и нравственности несовершеннолетних. «Ситуация в сфере защиты детей от криминальных посягательств по-прежнему продолжает оставаться неблагополучной, — отметил П.Астахов. — Вызывает серьезную тревогу повышение общественной опасности, жестокости совершаемых в отношении детей преступлений и усугубление тяжести их последствий».

По его данным, на фоне снижения (на 4,4%) общего числа несовершеннолетних потерпевших их численность остается недопустимо высокой (в 2012 году — 89183 человек, в 2011 году — 93241 человек). При этом на 11,8% возросло число малолетних потерпевших. В последние 4 года постоянно увеличивается число детей и подростков:

— погибших от рук преступников — на 21,5% (с 1761 до 2139 чел.),

— изувеченных преступниками — на 7,2% (с 3236 до 3492 чел.), в том числе, пострадавших от тяжкого вреда здоровью — на 7,4% (с 2 518 до 2705 чел.).

Сохраняется крайне неблагоприятная ситуация в сфере борьбы с преступлениями педофильного характера — в 2012 году совершено около 8,8 тыс. преступлений против половой неприкосновенности детей. Несовершеннолетней является каждая 5-я жертва изнасилования, каждая 3-я жертва насильственный действий сексуального характера, каждая 3-я жертва понуждения к действиям сексуального характера.

Статистически зафиксировано продолжающееся омоложение контингента потерпевших от преступлений сексуального характера. И это несмотря на внесение в УК РФ летом 2012 года изменений, признавших таких потерпевших лицами, находящимися в беспомощном состоянии, а, следовательно, — потерпевшими по статьям о насильственных половых преступлениях (ст. 131-132 УК РФ). В России наблюдается постоянный рост количества насильственных преступлений (ст. 131 и 132 УК РФ), совершенных в отношении несовершеннолетних. За последние четыре года этот показатель вырос в 5 раз (с 885 до 4421).

«Год назад, выступая на данном семинаре, я обращал ваше внимание на неблагоприятные тенденции, когда в судебной практике отмечается очевидная недооценка общественной опасности посягательств на половую неприкосновенность и нравственность несовершеннолетних, встречаются нарушения законности, связанные с неправильной квалификацией преступлений, с необоснованным прекращением дел по нереабилитирующим основаниям (в связи с примирением сторон или деятельным раскаянием виновного). Все это способствует безнаказанности преступников и неверии пострадавших детей и их законных представителей в положительных для них перспективах уголовного судопроизводства», — напомнил уполномоченный и выразил признательность и благодарность руководству Верховного суда за конструктивный подход, результат которого за прошедший год очевиден.

Так, за прошедший период с 2012 года число прекращенных за примирением сторон дел по статье 134 УК РФ сократилось более чем втрое, по статье 135 УК РФ «Развратные действия» за прошедший период сократилось количество условно осужденных на 33%; доля осужденных к лишению свободы, в 2012 г. составляла 9,9 %, а в 2013г. — 21,8%. По мнению П.Астахова, это свидетельствует о серьезной корректировке судебной практики в интересах пострадавших детей.

Как подчеркнул уполномоченный, одной из самых опасных, но часто скрытых угроз для нашего общества остается так называемая «детская» порнография. В прошедшем году по сравнению с предыдущим годом почти на 50% увеличилось количество зарегистрированных фактов изготовления и распространения порнографических материалов с изображением несовершеннолетних по ст. 2421 УК РФ (с 379 до 554). На 49,4% (с 324 до 484) увеличилось и количество таких преступлений, совершенных в сфере телекоммуникаций и компьютерной информации. За последние четыре года в России количество таких преступлений, возросло более чем в 12 раз. Доля преступлений, совершенных в сети Интернет, в общем количестве преступлений в 2013г. достигло 90%.

Вместе с тем, за незаконное изготовление и распространение материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242.1 УК РФ) в 2012 году количество осужденных по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилось на 44,4% (с 54 до 30), из них к реальному лишению свободы приговорен только каждый шестой, а 80% — осуждены условно, отметил П.Астахов.

«Такая либеральная судебная практика вступает в противоречие с интересами детей, пострадавших от растления и сексуальной эксплуатации, не соответствует международным стандартам судопроизводства по делам о преступлениях сексуального характера и торговле детьми. Обязательства государства состоят в том, чтобы принять необходимые законодательные или другие меры и обеспечить с учетом серьезности преступлений возможность наказания за их совершение эффективными, пропорциональными и сдерживающими санкциями, включающими наказания, связанные с лишением свободы — это требование прямо сформулировано в Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и посягательств сексуального характера 2007 г. и Факультативном протоколе 2000 г. к Конвенции ООН о правах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, к ратификации которых готовится Россия», — пояснил он.

Павел Астахов также предложил на рассмотрение ряд инициатив:

1). Верховному Суду РФ обобщить судебную практику по делам о преступлениях сексуального характера в отношении несовершеннолетних и дать судам соответствующие рекомендации по обеспечению прав несовершеннолетних потерпевших, в постановлении Пленума Верховного Суда России.

2). Объединить усилия в деле создания в стране системы профессиональной подготовки и повышения квалификации специалистов соответствующего профиля для работы с детьми и подростками, потерпевшими от преступлений сексуального характера.

3). В целях максимального обеспечения безопасности детей, их защиты от преступных посягательств поддержать скорейшее принятие проектов федеральных законов, предусматривающих внесение в законодательство Российской Федерации следующих изменений:

— установить ответственность за пропаганду порнографии, в том числе детской, детской проституции и других форм сексуальной эксплуатации детей.

— ввести в Уголовном кодексе РФ:

— определение понятия «детской» порнографии, включив в него анимационные и виртуальные способы порнографического изображения детей,

— уголовную ответственность за сам факт ее изготовления, перемещение через государственную границу и хранение без цели распространения.

4). Установить более строгие меры уголовной ответственности за совершение наиболее общественно опасных видов ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних (инцестных, коммерческих, сопряженных с извлечением прибыли) и способов их совершения (с использованием сети Интернет и мобильной связи).

5). При совершении преступлений против половой неприкосновенности в отношении ребенка совершеннолетним лицом запретить процедуру примирения с несовершеннолетним обвиняемого (подсудимого) в случаях, когда последний является родителем (иным законным представителем) потерпевшего или имеет значительную (более четырех лет) разницу в возрасте с потерпевшим.

6). Исчисление срока давности привлечения к уголовной ответственности за такие преступления начинать с момента достижения пострадавшим ребенком совершеннолетия (или, по меньшей мере, 16 лет).

7). Поддержать принятие проекта Федерального закона «О потерпевших от преступлений» с выделением в нем специальной главы «Особенности защиты прав и законных интересов несовершеннолетних потерпевших от преступлений». Установить в ней дополнительные гарантии защиты прав этой особо уязвимой категории потерпевших с учетом их правового и уголовно-процессуального статуса, особенностей возрастного развития и потребностей детского и подросткового возраста.

8). Обеспечить специализацию судей по делам о преступлениях сексуального характера в отношении несовершеннолетних, их обучение основам детской и подростковой психологии, физиологии и сексологии с привлечением ведущих специалистов в указанных областях с использованием современной научной методологии.

В заключение П.Астахов рассказал о недавнем своем участии в составе российской делегации в рамках 65-й сессии Комитета ООН по правам ребенка. Уполномоченный сообщил, что международных экспертов среди прочих вопросов очень интересовало, насколько часто судьи российских судов применяют непосредственно Конвенцию ООН о правах ребенка и насколько она обязательна в этой связи.

«Уважаемые руководители судов, уважаемые федеральные судьи, не пренебрегайте возможностью и не считайте чрезмерным непосредственное использование Конвенции о правах ребенка, наоборот, активнее используйте ее положения в рассматриваемых вами делах, считая главным принципом — вынесение решения в наилучших интересах ребенка», — призвал участников совещания П.Астахов.

В.Лебедев, в свою очередь, поддержал эту инициативу и также рекомендовал коллегам как можно чаще обращаться к международной практике, изучать и использовать в работе международные документы.

Незаконный оборот порнографических материалов или предметов: уголовно-правовые и криминологические аспекты тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.08, кандидат юридических наук Гусарова, Мария Викторовна

Оглавление диссертации кандидат юридических наук Гусарова, Мария Викторовна

Глава I. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ДЕЯНИЙ, СВЯЗАННЫХ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ ПОРНОГРАФИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ ИЛИ ПРЕДМЕТОВ

§ 1. Порнография как социальная угроза общественной нравственности и здоровью населения.

§ 2. Международно-правовые нормы и зарубежное законодательство о противодействии порнографии.

§ 3. Развитие уголовного законодательства об ответственности за незаконные действия, связанные с порнографией, в России.

Глава II. ПРЕСТУПЛЕНИЯ , СВЯЗАННЫЕ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ ПОРНОГРАФИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ ИЛИ

ПРЕДМЕТОВ , ПО УК РФ

§ 1. Объективные признаки преступлений в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов.

§ 2. Субъективные признаки преступлений в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов.

§ 3. Квалифицирующие признаки преступлений в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов.

§ 4. Наказание за незаконные действия, связанные с оборотом порнографических материалов или предметов.

Глава III. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ ПОРНОГРАФИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ ИЛИ ПРЕДМЕТОВ

§ 1. Криминологическая характеристика преступлений, связанных с незаконным оборотом порнографических материалов или предметов.

§ 2. Причины и условия совершения преступлений в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов.

§ 3. Личность преступника , совершающего незаконные действия, связанные с оборотом порнографических материалов или предметов.

§ 4. Предупреждение незаконного оборота порнографических материалов или предметов.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Незаконный оборот порнографических материалов или предметов: уголовно-правовые и криминологические аспекты»

Актуальность темы исследования. Современное развитие российского общества обусловлено, с одной стороны, динамикой внутренних социальных процессов, начавшихся с приходом демократии, с другой — мировой глобализацией. Под воздействием сложного комплекса инноваций произошли фундаментальные изменения в экономической, социальной, политической, культурной и иных сферах общественной жизни, сформировался новый уровень социальной реальности. Вместе с тем, на фоне положительных изменений остро обозначился и ряд социально негативных явлений, в том числе порнография .

Согласно Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 года № 1300, национальные интересы в духовной сфере состоят в сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, а снижение духовно-нравственного потенциала общества является одним из основных факторов, способствующих росту преступности 1. Распространение порнографии представляет собой серьезную угрозу общественной нравственности: восприятие порнографических материалов или предметов приводит к деформации ценностных ориентиров личности, утрате духовных идеалов.

С появлением новых способов изготовления и распространения порнографической продукции, например, виртуальной порнографии, усилившейся коммерциализацией интимной стороны жизни людей и обострением иных социальных проблем наметились явные тенденции к неконтролируемому увеличению потоков порнографии и вовлечению в ее оборот новых социальных групп, в том числе и молодежи. Кроме того, распространение порнографических материалов или предметов в ряде случаев сопряжено с сексуальной эксплуатацией, торговлей людьми, принуждением к занятию проституцией и

1 См.: Российская газета. — 1997. — № 247. — С. 3. совершением иных преступлений, что в несколько раз повышает общественную опасность данных деяний .

В настоящее время незаконный оборот порнографических материалов или предметов сосредоточен главным образом в руках организованных преступных групп. Лица, занимающиеся указанной деятельностью, имеют налаженный рынок сбыта произведенной продукции по всей территории Российской Федерации и за ее пределами. В соответствии со ст. 3 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, принятой резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 года1, преступление носит транснациональный характер, если совершено в более чем одном государстве или существенная часть его подготовки, планирования, руководства или контроля имеет место в другом государстве. Указанные обстоятельства позволяют отнести распространение порнографических материалов или предметов к числу транснациональных преступлений .

Негативно на противодействие современным формам оборота порнографической продукции влияет и отсутствие единого международного документа в этой области. Положения Международной конвенции о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими, принятой 12 сентября 1923 года2 и действующей до настоящего времени, во многом устарели и противоречат современным уголовно-правовым нормам большинства стран, в том числе и Российской Федерации.

Повсеместное распространение порнографической продукции привело к переоценке отношения к ней: значительная часть населения стала лояльно относиться к презентации порнографии через средства массовой информации, что является предпосылкой духовного оскудения социума. Следует отметить, что на сегодняшний день отсутствуют действенные механизмы защиты личности от несогласованного контакта с порнографической продукцией, демонстрация и реклама которой приобретают все более агрессивные

1 Собрание законодательства Российской Федерации. — 2004. — № 40. — Ст. 3882.

2 Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР . — 1936. — №21. -Ст. 179. формы. Стало очевидным, что имеющаяся законодательная база и социальные механизмы противодействия порнографии не отвечают современным условиям и нуждаются в реформировании.

В 2005 году всего по России в производстве находилось 2 351 уголовное дело и материал по факту незаконного распространения порнографических материалов или предметов, в 2006 — 3 072, 2007 — 3 351, 2008 — 2 058, 2009 — 2 213. В то же время происходит резкое увеличение масштабов рас- 1 пространения порнографической продукции, что является свидетельством несоответствия количественных показателей реальному положению вещей. Помимо высокого уровня латентности такого вида преступлений, наблюдается и низкая эффективность применения ст. 242-2421 УК РФ, предусматривающих ответственность за незаконный оборот порнографических материалов или предметов.

Отдельной проблемой является защита малолетних и несовершеннолетних от влияния порнографии, охрана их нравственного здоровья и противодействие вовлечению их в процесс изготовления порнографической продукции. Включение в УК РФ ст. 2421, предусматривающей ответственность за изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних, явилось необходимой законодательной мерой по активизации противодействия преступности в данном направлении, а также приведению отечественного законодательства в соответствие с международными требованиями. Вместе с тем, указанная норма не компенсировала низкую эффективность применения ст. 242 УК РФ, и, следовательно, ее установление не является завершением реформирования уголовно-правового регулирования действий с порнографическими материалами и предметами. Федеральными законами от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ1 и от 27 декабря 2009 года № 377-Ф32 в ст. 2421 УК РФ внесен ряд изменений, которые нуждаются в теоретическом осмыслении.

1 Собрание законодательства Российской Федерации. — 2009. -№31.- Ст. 3921.

2 Собрание законодательства Российской Федерации. — 2009. — № 52. — Ч. 1. — Ст. 6453.

Изучение судебно-следственной практики в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов позволило выявить ряд недостатков в существующем законодательстве, препятствующих действенному противодействию указанным деяниям.

Степень научной разработанности проблемы. Вопросы уголовной ответственности за действия с порнографическими материалами или предметами были исследованы такими авторами, как P.A. Арсланбекова , О.В. Бесчастнова, O.A. Булгакова, С.Н. Бушмин , A.C. Валентонис, М.В. Денисенко, P.C. Джинд-жолия, О.Ш. Петросян , A.B. Полыников, В.В. Сучкова и другими. Однако, несмотря на значительное количество научных работ, комплексное исследование уголовно-правовых и криминологических проблем противодействия незаконному обороту порнографических материалов или предметов, включающее одновременный анализ ст. 242-2421 УК РФ, не проводилось, должным образом не разработаны меры предупреждения указанных деяний.

Объектом исследования является комплекс теоретических и практических проблем, связанных с уголовно-правовой оценкой незаконных действий в сфере оборота порнографических материалов или предметов и их криминологическим анализом и предупреждением.

Предмет диссертационного исследования составили:

— ранее действовавшие и современные уголовно-правовые нормы российского законодательства, предусматривающие ответственность за действия в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов;

— аналогичные и сходные нормы законодательства зарубежных стран;

— международно-правовые нормы о противодействии порнографии;

— научные труды, посвященные исследованию проблем противодействия незаконному обороту порнографии;

— состояние и динамика преступлений в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов;

— следственная и судебная практика по делам о преступлениях, связанных с порнографическими материалами или предметами.

Цель диссертационного исследования состоит в разработке научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию законодательства в сфере противодействия незаконному обороту порнографических материалов или предметов и выработке мер по его предупреждению на основе проведения комплексного уголовно-правового и криминологического анализа данного явления.

Реализация указанных целей предполагает решение ряда взаимосвязанных задач:

— определение сущности порнографии как социально-правового явления; исследование научных подходов к определению порнографии; уточнение признаков порнографии;

— правовой анализ международно-правовых норм и зарубежного законодательства о противодействии порнографии;

— изучение развития уголовного законодательства об ответственности за незаконные действия, связанные с порнографией, в России; — анализ норм уголовного закона об ответственности за преступления в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов;

-разработка предложений и рекомендаций по совершенствованию уголовно-правовых норм и научных основ квалификации преступлений, сопряженных с порнографическими материалами или предметами;

— изучение криминологической характеристики преступлений, связанных с незаконным оборотом порнографических материалов или предметов;

— разработка мер предупреждения рассматриваемых деяний.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составил диалектический метод познания. Кроме того, при написании работы использовались частные научные методы исследования, такие как историко-правовой, системно-структурный, сравнительно-правовой, статистический, социологический (в том числе анкетирование) и некоторые другие.

Теоретической основой исследования послужили научные разработки отечественных и зарубежных ученых в области общей теории права, международного, уголовного, гражданского права, криминологии , социологии, психологии и других отраслей наук: А.И. Алексеева , Ю.М. Антоняна, Л.Д. Гаухмана, Я.И. Гилинского , Г.Н. Горшенкова, А.И. Долговой, И.И. Кар-пеца, Г. Келии, И.С. Кона, Н.И. Коржанского , В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева , В.П. Малкова, А.В. Наумова, В.П. Панова , А.И. Рарога, Хайд X. Монтгомери, A.M. Шерешевского и др.

Нормативной базой исследования являются Конституция Российской Федерации 1993 года, Уголовный кодекс РФ 1996 года, международные пакты , договоры и конвенции, участницей которых является Российская Федерация ( Конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими 1923 г., Конвенция о правах ребенка 1989 г., Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка 1989 г., касающийся торговли людьми, детской проституции и детской порнографии (Нью-Йорк, 25 мая 2000 г.) и другие), действующее законодательство зарубежных стран, а также иные нормативные правовые акты, имеющие отношение к теме исследования.

Эмпирическую базу исследования составляют статистические данные информационных подразделений МВД России за 2000-2009 годы о зарегистрированных преступлениях , предусмотренных ст. 242, 2421 УК РФ; материалы опубликованной и неопубликованной судебно-следственной практики. С использованием специально разработанной анкеты изучены 146 архивных уголовных дел по ст. 242, 2421 УК РФ, рассмотренных районными и городскими судами Республики Татарстан в 2000-2009 годы.

Достоверность положений диссертации определяется анкетированием 150 работников правоохранительных органов, 110 специалистов, работающих в сфере медицины, образования и искусств, а также 117 иных респондентов.

В работе нашел отражение практический опыт службы диссертанта в органах внутренних дел в качестве следователя следственной части Главного следственного управления при МВД по Республике Татарстан (с 2004 по 2007 г.).

Научная новизна диссертации заключается в том, что она представляет собой одну из первых попыток комплексного исследования уголовно-правовых и криминологических средств противодействия незаконному обороту порнографических материалов или предметов на основе действующего уголовного законодательства Российской Федерации и зарубежных стран, статистических данных, следственной и судебной практики по рассматриваемой категории дел.

В работе проанализированы объективные и субъективные признаки преступлений в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов с учетом последних изменений и дополнений, внесенных законодателем в УК РФ, рассмотрены проблемные вопросы их квалификации и особенности назначения наказаний по этой категории дел, исследована криминологическая характеристика деяний, связанных с незаконным оборотом порнографической продукции, предложено авторское определение понятий « порнография », « общественная нравственность », а также сформулированы рекомендации по совершенствованию уголовного законодательства о противодействии порнографии и мер предупреждения таких деяний.

Кроме того, научная новизна исследования определяется положениями, выносимыми на защиту.

Основные положения и выводы, выносимые на защиту:

1. Порнография — это детальная демонстрация половых органов либо полового акта, умышленно созданная с целью производства сильного полового возбуждения, не обладающая при этом культурной, научной и исторической ценностью и являющаяся по своей сути оскорбительной для общественной нравственности.

2. Общественная нравственность представляет собой сложившуюся в обществе и разделяемую большинством его членов систему представлений о добре, зле, справедливости, чести и достоинстве, которая формирует и определяет в дальнейшем нравственную деятельность, нравственные отношения и моральное сознание людей, необходимые для гармоничного функционирования общественной жизни.

3. В связи с тем, что общественная нравственность является самостоятельным объектом преступления, необходимо деяния против общественной нравственности выделить в отдельную главу 251 и включить в нее статьи 239-245 УК РФ.

4. Непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст. 242, 2421 УК РФ, следует считать общественные отношения в сфере нравственности половых отношений как формы функционирования общества с присущей ей системой принципов и правил поведения в области взаимоотношений полов и полового воспитания.

Дополнительным непосредственным объектом ст. 2421 УК РФ являются общественные отношения, обеспечивающие права и законные интересы несовершеннолетних.

5. Диссертантом определен предмет преступлений, предусмотренных ст. 242-2421 УК РФ:

— порнографическими материалами или предметами являются элементы материального мира, содержащие детальную демонстрацию половых органов либо полового акта, умышленно созданные с целью производства сильного полового возбуждения, не обладающие при этом культурной, научной и исторической ценностью и являющиеся по своей сути оскорбительными для общественной нравственности;

— материалами или предметами с порнографическими изображениями несовершеннолетних являются изображения лица, не достигшего 18-летнего возраста, вне зависимости от средств выполнения, совершающего реальные или смоделированные откровенно сексуальные действия, или любое изображение половых органов указанного лица главным образом в сексуальных целях.

Обосновано положение о различном характере понятий порнографических материалов и предметов:

— порнографическими материалами являются фото- и видеоизображения, рисунки, виртуальные (графические) изображения и иные элементы порнографического характера, зафиксированные на вещественных носителях. В данном случае вещественные носители (сервер компьютера, диск, альбом и прочее) сами по себе не обладают признаками порнографии;

— порнографические предметы представляют собой элементы материального мира, самостоятельно обладающие признаками порнографии (например, эрегированный фаллос).

6. Анализ современного зарубежного законодательства показал, что в большинстве стран Европы и США оборот порнографической продукции при соблюдении определенных условий разрешен, за исключением материалов, содержащих изображения несовершеннолетних (детскую порнографию ) и сцены насилия. Кроме того, запрещено распространение порнографии в отношении несовершеннолетних. Выявлена тенденция установления на уровне национальных законодательств уголовной ответственности за действия с порнографической продукцией в Интернете. Целесообразно использовать нормативные положения зарубежных стран в области противодействия распространению порнографии при помощи Интернета в законодательстве России.

7. Распространение порнографии на сегодняшний день необходимо считать одним из транснациональных преступлений. Единое информационное пространство, новейшие технологии и коммуникации обеспечили взаимодействие лиц, занятых порнобизнесом , и рынок сбыта указанной продукции. С учетом современных условий совершения незаконного оборота порнографических материалов или предметов нужно совершенствовать международно-правовые нормы в сфере противодействия порнографии. Кроме того, необходимо устранить выявленные автором несоответствия Конвенции о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими 1923 года современным законодательствам стран — участниц данной Конвенции.

8. В статье 242 УК РФ следует предусмотреть уголовную ответственность за хранение порнографических материалов или предметов в целях распространения или рекламирования. Кроме того, для оптимизации диспозиции указанной уголовно-правовой нормы требуется дополнить ее рядом квалифицирующих обстоятельств, такими как: совершение деяний, закрепленных в диспозиции нормы, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также с использованием сети « Интернет ». Перевести деяние , предусмотренное ч. 1 ст. 242 УК РФ, из категории преступлений небольшой тяжести в категорию преступлений средней тяжести. Деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 242 УК РФ, отнести к категории тяжких преступлений.

В связи с этим предлагается новая редакция ст. 242 УК РФ:

Статья 242. Незаконное распространение порнографических материалов или предметов

1. Незаконные изготовление или хранение в целях распространения или рекламирования, распространение или рекламирование порнографических материалов или предметов — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осулсденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные : а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) с использованием сети « Интернет », — наказываются штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до восьми лет».

9. В статье 2421 УК РФ необходимо предусмотреть уголовную ответственность за хранение материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних в целях распространения или рекламирования. Целесообразно расширить диспозицию ст. 2421 УК РФ путем аннулирования указанных в ней обязательных целей, поставив вне закона любое изготовление, хранение и перемещение через Государственную границу Российской Федерации материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних. Кроме того, дополнить указанную норму следующим квалифицирующим признаком: совершение деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 2421 УК РФ, с использованием сети « Интернет ». Учитывая корыстную направленность преступлений, связанных с порнографическими материалами или предметами, предусмотреть штраф в качестве альтернативного основного и дополнительного наказания за совершение преступлений, предусмотренных ст. 2421 УК РФ.

В связи с этим предлагается новая редакция ст. 2421 УК РФ:

Статья 2421. Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних

1. Изготовление, хранение, перемещение через Государственную границу Российской Федерации, распространение или рекламирование материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних, а равно привлечение несовершеннолетних в качестве исполнителей для участия в зрелищных мероприятиях порнографического характера лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, — наказываются штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок от двух до восьми лет со штрафом до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

2. Те же деяния, совершенные: а) родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовергиеннолетнего, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним; б) в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста; в) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; г) с извлечением дохода в крупном размере; д) с использованием сети « Интернет », — наказываются штрафом в размере от пятисот тысяч до восьмисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от трех до пятнадцати лет или без такового, со штрафом до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечание. Крупным размером в настоящей статье признается стоимость или доход в сумме, превышающей пятьдесят тысяч рублей».

10. Выявлена криминологическая характеристика личности преступника , совершающего незаконный оборот порнографических материалов или предметов. Это лица преимущественно мужского пола (около 70%) в возрасте от восемнадцати до сорока лет, не состоящие в браке, имеющие средний образовательный уровень. В настоящее время наблюдается тенденция увеличения числа лиц женского пола, вовлеченных в распространение порнографических материалов или предметов.

Новой категорией преступников , совершающих рассматриваемые деяния, следует считать лиц, занимающихся изготовлением либо распространением (рекламированием) порнографической продукции при использовании Интернета, а таюке занимающихся изготовлением указанной продукции при помощи компьютерных технологий (создание виртуальной порнографии). Данные лица характеризуются высоким образовательным уровнем.

11. Разработана концепция предупреждения незаконного оборота порнографических материалов или предметов. К специальным мерам предупреждения преступлений, связанных с порнографией , следует отнести:

— создание и внедрение сексуально-просветительных и воспитательных программ, в том числе предназначенных для несовершеннолетних;

— совершенствование нормативной правовой базы о противодействии распространению порнографии;

— обеспечение учреждений, осуществляющих искусствоведческие экспертизы , необходимыми методическими рекомендациями;

— разработку и осуществление мер, направленных на ограничение незаконных действий с порнографической продукцией в Интернете;

— создание специализированных подразделений органов внутренних дел, ориентированных на борьбу с преступлениями в сфере незаконного оборота порнографических материалов или предметов и их предупреждение ;

— оказание сексологической и сексопатологической помощи населению;

— поддержание авторитета религиозных норм и формирование у граждан уважительного к ним отношения;

— установление мер ответственности для потребителей порнографических материалов или предметов.

12. Обоснована необходимость принятия федерального закона « О противодействии распространению порнографических материалов или предметов », включающего официальное определение порнографии и перечень действий с порнографическими материалами или предметами, разрешенных на территории Российской Федерации, а также постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о незаконном обороте порнографических материалов или предметов». Проекты указанных документов разработаны диссертантом.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования его результатов в процессе дальнейшего совершенствования Уголовного кодекса РФ, при подготовке соответствующего федерального закона РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ, преподавании курсов « Уголовное право России » и « Криминология », а также при дальнейших научных исследованиях явления порнографии.

Прикладная значимость проведенного исследования обусловлена его направленностью на обеспечение правильного и единообразного применения уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за незаконный оборот порнографических материалов или предметов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации прошли апробацию путем обсуждения в форме научных докладов на заседаниях кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права Казанского юридического института МВД России, а также положены в основу докладов на научно-практических конференциях различного уровня и совещаниях — семинарах следователей .

Материалы исследования используются в учебном процессе при проведении занятий по уголовному праву и криминологии в Казанском юридическом институте МВД России и в практической деятельности Главного следственного управления при МВД по Республике Татарстан.

Кроме того, положения и выводы диссертации отражены в одиннадцати научных публикациях, в том числе в издании, рекомендованном ВАК Мин-обрнауки России.

Структура диссертации отвечает основной цели и предмету исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения, библиографии и приложений.