Уголовной ответственности за клевету ст1281 ук рф

Статья 128.1 УК РФ. Клевета

24 мая 2013

13 сентября 2012

Обсуждение статьи

Вопросы по статье

Добрый день! Есть следующая проблема: бывший муж моей родственницы пытается лишить ее родительских прав с целью получения жилья (о чем постоянно говорит детям). Лишение родительских прав пытается осуществить через признание ее недееспособной (3 раза вызывал врачей из психбольницы, 1 из которых точно был зафиксирован как звонок его телефона). Врачи на месте приняли решение об адекватности родственницы. Спустя время б.муж кинулся на нее и начал душить, следов не осталось, а в суде все время говорил о том, что она все придумала, ей кажется, и вообще она сама кинулась (хотя участковому говорил о том, что душил, но 1 рукой, судья во внимание дачу ложных показаний не взяла). Ему присудили 260 часов общест. работ. Подскажите, пожалуйста, под какую статью (и ее часть) попадает попытка отправить человека в психбольницу и распространение слухов о недееспособности? И как можно привлечь б.мужа к ответственности? (заявление у участкового имеется, показания свидетелей-тоже, но в суд иск он не направлял, сказал, что сами должны)? И полагается ли родственнице адвокат (от суда)?

Сосед вызывает наряды и участкового, якобы за шум, но у меня тихо. Обьяснительные от соседей, что у меня тихо имеются. Куда подать заявление на ложный донос я имею право? Или клевету?

Вопрос относится к городу Серпухов

добрый день, гуляла с собаками (2 золотистых ретривера) беременная без поводка, не более пяти минут за домом где паркуются на газоне машины. соседка с первого этажа из окна обругала меня нецензурной бранью(матом). спустя месяц когда я родила ситуация повторилась но я уже была с маленьким ребенком на руках, и соседка выскочив на лестничную площадку когда мы поднимались домой и снова стала на меня орать и нецензурно выражаться в мою сторону несмотря на то что на руках у меня был младенец. я прошла молча из за ребенка (свидетелей к сожалению нет) позже она на нас написала жалобу в которой рассказала, что мои собаки бросаются и пугают детей и прохожих, и на все ее замечания я отвечаю матом и обещала испражниться на ее дверь (диалога я с ней не вела). могу ли я в данной ситуации написать на нее заявление на клевету в мой адрес? то что я гуляла без поводка я не отрицаю, но мои собаки никого не пугают, и я в ее адрес ничего плохого не говорила, спасибо.

Вопрос относится к городу ярославль

Здравствуйте, меня обвинили в том, что якобы я написал жалобу на сотрудницу. Основываясь на том, что у меня с ней отношения не складываются. Я не писал нечего на нее. Как мне доказать свою невиновность. Она всюду говорит, что написал я. Спасибо.

Вопрос относится к городу Коноша

Здравствуйте! На меня соседка написала в прокуратуру ложную информацию. Приходила комиссия, никаких нарушений не выявила. Могу ли я на нее подать за это в суд по ст. 128.1. п.1?

как подать в суд на человека, который пользуясь своим должностным положением без доказательств оклеветал меня. Тем самым испортил мою репутацию

Вопрос относится к городу Тыгда

Обвинены по ст 119,167 УК РФ ,заявителю отказано в возбуждении уголовного дела, через 11 месяцев опять открыто, и прислали в наш город опросник, с вопросами.Нас вызывали в ОП и допрашивали. Можно ли подать заявление о клевете или по 306 статье УК, и можно ли заявить моральный вред?

Уточнение от 19 апреля 2017 — 20:56
Прокуратура нам ответила, что заявителю отказано в возбуждении уголовного дела.Сам отказной материал нам не высылают. Мы посылали запрос через нашу полицию, они там не шуволятся, как в бездну, звонили, писали даже в Генеральную прокуратуру, что бы посодействовали , что бы нам прислали обвинительное заявление, и отказной материал, но по ходу, они там накосячили, и поэтому никак не реагируют.Скажите пожалуйста, нам с иском в мировой суд? но там моральный вред можно указать миллион или только 50000??

Могу ли я забрать заявление из полиции об избиение

Вопрос относится к городу Саранск

На форуме одной группы из в вК известный всем участник постоянно клевещет на нашего Президента — пишет, что он взрывал дома в Москве, что он взорвал поезд в С-Пге и что он будет еще взрывать 12 июня. Путин взрывает, говорит участник, чтобы лишить нас свобод. Может ли ему грозить какая-то ответственность за это? И какая? Спасибо. Ольга.

Вопрос относится к городу Санле-Петербург

В своем иске мой опонет клевещет на меня что я ему не давал документы и по этой причине он не мог оформить наследство. Хотя потверждения этого ну него нет. Можно ли привлечь к уголовной ответственности если тебя оклеветали в ходе проведения гражданского дела? Это выражано в иске и в ходе разбирательства.

Вопрос относится к городу Самара Самарская обл.

Евразийский юридический портал

Бесплатная юридическая консультация онлайн, помощь юриста и услуги адвоката

Пути совершенствования уголовного законодательства о клевете

Пути совершенствования уголовного законодательства о клевете


Поезжалов В. Б.

Джафарова А. А.

За последние несколько лет в российское уголовное зако­нодательство было внесено значительное число изменений и дополнений. Данные изменения коснулись различных аспек­тов уголовно-правового регулирования общественных отно­шений, в том числе вопросов обеспечения защиты чести и до­стоинства личности.

Так, 7 декабря 2011 г. Федеральным законом № 420-ФЗ из текста УК РФ были исключены составы клеветы (ст. 129 УК РФ) и оскорбления (ст. 130 УК РФ). Большинство ученых негативно отнеслись к указанным изменениям, поскольку «предлагае­мые поправки свидетельствуют о законодательной девальва­ции, обесценивании таких прав личности, как честь и достоин­ство, до уровня степени общественной опасности, оцененной в одну тысячу рублей (в КоАП РФ)».

Вопрос о, мягко говоря, «неадекватном» подходе к внесе­нию изменений в УК РФ неоднократно высказывался научной общественностью страны, в том числе и одним из авторов на­стоящей статьи, но по непонятной причине (или, наоборот, — по вполне понятным причинам) остается без внимания. Пред­ставляется, что если так пойдет и дальше, то обезнаучивание и депрофессионализация законопроектной работы приведут к тому, что «система уголовного законодательства просто вста­нет, а то и развалится».

По прошествии нескольких месяцев после декримина­лизации Федеральным законом от 28 июля 2012 г. № 141-ФЗ клевета была вновь криминализирована. При этом законода­телем был полностью сохранен основной состав, а изменения коснулись отягчающих обстоятельств и санкций.

Представляется, что действующая редакция ст. 1281 УК РФ выглядит не вполне убедительно. В связи с этим авторы настоящей статьи предлагают некоторые направления совер­шенствования конструкции рассматриваемой нормы, которые могут быть сведены к следующим основным положениям:

Следует уточнить редакцию диспозиции ч. 1 ст. 1281 УК РФ с целью детализации признаков, характеризующих круг потерпевших при клевете.

На первый взгляд, каких-либо сложностей здесь нет. В со­ставе клеветы потерпевшим является опороченное лицо.

Вместе с тем защита чести и достоинства личности от кле­веты предусмотрена различными отраслями российского пра­ва. Нормы каждой отрасли права имеют свою определенную сферу применения и свои способы защиты от посягательств на честь и достоинство личности. Российское уголовное право яв­ляется государственным, публичным правом. Однако ряд его положений, в том числе и вопрос о защите чести и достоин­ства личности от клеветы, относится к области частноправовых интересов (ч. 2 ст. 20 УПК РФ). Гражданам самим предостав­ляется право решить вопрос о целесообразности уголовного преследования при посягательстве на их честь и достоинство либо о выборе иных, например, гражданско-правовых средств защиты данного права.

Из этого вытекает то, что потерпевшим при клевете будет фактически лишь тот, кто посчитает себя опороченным и по­желает осуществить защиту своих чести и достоинства.

Так, Е. В. Медведев отмечает, что «вопрос о том, как мож­но опорочить честь, с точки зрения морали современного общества, и насколько существенно она может быть опороче­на тем или иным деянием, согласно позиции законодателя и правоприменителя, на данный момент остается вопросом в большей степени субъективного порядка, личного восприятия потерпевшим клеветы в отношении его».

Данные положения, на наш взгляд порождают ряд во­просов, требующих своего разрешения.

Во-первых, возникает вопрос о том, могут ли быть потер­певшими несовершеннолетние (малолетние) и психически больные лица, когда в их отношении распространены заведо­мо ложные, порочащие сведения.

Мнения ученых по данному вопросу неоднозначны. Одни, считая объектом посягательства при клевете либо самооценку лица (субъективное сознание своей ценности), либо репута­цию (мнение других людей о ценности этого индивида), либо и то, и другое вместе взятое, утверждают, что чувство чести, достоинства есть чувство человека как личности, и чувствовать их унижение могут лишь лица, обладающие сознанием соб­ственного достоинства и сознающие характер происходящего с ними обхождения. Логическим завершением этой позиции является утверждение о том, что лица, не обладающие созна­нием и не способные сознавать характер обхождения с ними, не являются объектами посягательства при клевете.

Другие авторы полагают, что уголовная ответственность за указанные преступления возможна при совершении их в отношении несовершеннолетних и психически больных лиц. Так, по мнению В. И. Мархотина, потерпевшим при клевете может быть любое лицо.

Третьи говорят о том, что в данном случае речь идет о по­средственной клевете, т. е. виновный посредством посягатель­ства на честь и достоинство одних лиц, например, родствен­ников потерпевшего, причиняет ущерб чести и достоинству других лиц.

При этом, в частности, Л. В. Сердюк отмечает, что «. обо­снованием ответственности за посредственную клевету являет­ся ее рассмотрение как разновидности психического насилия, направленного против третьего лица. Поэтому объективным условием ответственности за посредственную клевету является возможность причинения психической травмы лицу, находя­щемуся в близких отношениях с тем, кому клевета непосред­ственно адресуется, а субъективным — наличие умысла у ви­новного на причинение такой психической травмы третьему лицу».

Действующее уголовно-процессуальное законодатель­ство, и судебная практика в частности, вопрос о малолетних решает вполне определенно, признавая, что лицом, по заявле­нию которого может быть возбуждено уголовное дело о клеве­те (согласно ч. 2 ст. 20 УПК РФ ст. 1281 УК РФ относится к делам частного обвинения), может быть потерпевший или его закон­ный представитель. Прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело по статье о клевете и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, на­ходящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащи­ми ему правами (ч. 4 ст. 20 УПК РФ). Фактически прокурору и законным представителям предоставляется право в необходи­мых случаях обеспечить защиту чести и достоинства несовер­шеннолетних (малолетних) и психически больных лиц.

В ст. 21 Конституции РФ говорится о достоинстве как об абсолютной ценности, охраняемой государством. Не случайно в международных стандартах употребляется термин «чело­век» (Всеобщая декларация прав человека, Конвенция Содру­жества Независимых Государств о правах и основных свободах человека и др.) и говорится о необходимости защиты его чести и достоинства. Более того, ст. 19 Конвенции о правах ребенка 1989 г. специально указывает на необходимость защиты ре­бенка от всех форм физического или психического насилия, оскорбления и т. д.

В связи с этим потерпевшим при клевете может быть лю­бое лицо вне зависимости от своих физических и психических особенностей, возраста и состояния, и данный факт следует указать среди других признаков состава клеветы.

Во-вторых, спорным является вопрос о необходимости и возможности защиты от клеветы уже умершего человека. Если в гражданском праве этот вопрос решен на законодательном уровне (ч. 2 ст. 152 ГК РФ), то в уголовно-правовой литературе по этому вопросу нет единства мнений.

Точки зрения ученых по вопросу о посягательстве на честь и достоинство умерших путем клеветы сводятся в основном к двум позициям:

— опозорение и обида умерших не являются преступле­ниями, т. к. мертвые не обладают честью;

— указанные посягательства являются преступлениями, так как «из всех известных уголовно-наказуемых посягательств против личности только одно из них возможно и после смерти лица — это нападение на их честь».

Более справедливой представляется вторая точка зрения, так как, во-первых, еще при жизни людям, как правило, не безразлично, как будут относиться к памяти о них и что будут говорить о них после смерти. Если клевета совершается в от­ношении живого человека, это справедливо возмущает его, и он имеет право требовать защиты чести и достоинства в уго­ловно-правовом порядке. Равным образом возмущение вы­звало бы у него и осознание того, что после смерти он будет оклеветан.

Кроме того, клевета, совершенная в адрес умерших, за­частую существенно затрагивают интересы живых людей: близких, друзей, родственников умершего. Нередко клевет­ник, распространяя заведомо ложные, порочащие умершего сведения, преследует цель бросить тень именно на живых лиц, связанных родственными, дружескими или иными узами с умершим.

Возникает вопрос: «Охватываются ли подобные действия уже существующим составом клеветы?».

Одни указывают на возможность защиты чести и досто­инства умерших по статье о клевете. Другие полагают, что для этого необходимо внести соответствующие изменения в ст. 1281 УК РФ. Третьи считают, что правильнее было бы до­полнить УК РФ специальной нормой (в рамках главы 17 «Пре­ступления против свободы, чести и достоинства личности»), предусматривающей уголовную ответственность за данные посягательства. Есть также мнение о том, что в этом случае требуется создание самостоятельной уголовно-правовой нор­мы, которая направлена на защиту общественной нравствен­ности, а не чести и достоинства личности.

Если обратиться к опыту зарубежных стран, то там этот вопрос решается по-разному. УК Греции объединяет эти пре­ступления в самостоятельную статью, по которой наказыва­ется тот, кто оскорбляет память умершего злонамеренным оскорблением или злостной клеветой (ст. 365). Аналогичное положение содержится в ст. 274 УК Дании 1930 г. В ст. 176 Швейцарского Уголовного кодекса речь идет о диффамации и клевете в отношении умершего, а также установлен срок, в течение которого диффамация и клевета в отношении умер­шего считаются преступлением, — это 30 лет с момента смерти. Вместе с тем УК Франции и УК Австрии относят оскорбление памяти умерших к посредственному оскорблению, указывая на намерение оскорбить тем самым живых лиц.

Вне зависимости от того, жив человек или мертв, его до­стоинство охраняется Конституцией РФ в виде абсолютной ценности (ст. 21). Кроме того, в Преамбуле Конституции Рос­сии говорится: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации. чтя память предков. принимаем Конституцию Российской Федерации». Это говорит о том, что уважение и сохранение человеческого достоинства — это наша задача, за­дача живущих.

Думается, что решение данного вопроса возможно ис­ходя из существующей конструкции ч. 1 ст. 1281 УК РФ при конкретизации круга потерпевших, поскольку это сделает возможным исключить из числа тех, кому причиняется ука­занным посягательством вред — родственников, близких умер­шему лиц, а акцент будет сделан именно на достоинство умер­шего лица.

В связи со всем вышеизложенным, в целях оптимизации понятия клеветы в уголовном законе и необходимости уточ­нения пределов уголовной ответственности, предлагается из­менить диспозицию ч. 1 ст. 1281 УК РФ и изложить ее в следу­ющей редакции:

«1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, в том числе несовершеннолет­него, психически больного, а равно умершего».

По нашему мнению, следует оптимизировать не только основной, но и квалифицированные составы клеветы. В связи с этим предлагается следующее:

а) в ч. 2 ст. 1281 УК РФ предусмотрено усиление уголовной ответственности за клевету, совершенную с использованием средств массовой информации. Распространение клеветы на любых сайтах сети Интернет, если они не зарегистрированы в качестве средства массовой информации, не образует ква­лифицирующего признака, предусмотренного ч. 2 ст. 1281 УК РФ.

Представляется, что опасность распространения инфор­мации посредством сети Интернет с уголовно-правовой точ­ки зрения нельзя дифференцировать в зависимости от того, зарегистрирован тот или иной информационный ресурс как средство массовой информации или нет, поскольку такое рас­пространение создает реальную возможность ознакомиться с распространяемой информацией достаточно большому (не­определенно широкому) числу лиц.

Российский законодатель при регламентации вопросов, связанных с использованием сети Интернет, в тексте УК РФ не вполне последователен. Так, в частности, в ч. 1 ст. 1853 УК РФ электронные, информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая сеть Интернет) рассматривают­ся как составной элемент средств массовой информации.

В пункте «б» ч. 2 ст. 2281 УК РФ указано, что в качестве отягчающего обстоятельства при сбыте наркотических средств, психотропных веществ или аналогов выступает совершение данного деяния «с использованием средств массовой инфор­мации либо электронных или информационно-телекоммуни­кационных сетей (включая сеть Интернет)».

В связи с вышеизложенным, квалифицированный состав клеветы, предусмотренный в ч. 2 ст. 1281 УК РФ, требует кор­рекции. Думается, что ч. 2 ст. 1281 УК РФ можно было бы из­ложить в следующем виде:

«2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, с использова­нием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет)»;

б) в качестве самостоятельного квалифицирующего при­знака состава клеветы признается клевета, соединенная с обви­нением лица в совершении преступления сексуального харак­тера (ч. 4 ст. 1281 УК РФ).

Законодатель применительно к данному отягчающему обстоятельству создал излишние сложности для правопри­менителя в правовой оценке того, что следует понимать под «преступлениями сексуального характера».

Так, с одной стороны, перечень преступлений сексуаль­ного характера может быть отождествлен с преступлениями, предусмотренными главой 18 УК РФ, — «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности». С другой стороны, он (перечень) может быть расширен за счет включения в него не только преступлений, предусмотренных главой 18 УК РФ, но и целого ряда преступлений против обще­ственной нравственности, в частности, ст. 240 УК РФ «Вовле­чение в занятие проституцией», ст. 241 УК РФ «Организация занятия проституцией», ст. 242 УК РФ «Незаконные изготов­ление и оборот порнографических материалов или предме­тов», ст. 2421 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовер­шеннолетних», ст. 2422 УК РФ «Использование несовершенно­летнего в целях изготовления порнографических материалов или предметов». Подобное понимание делает «использование термина «преступления сексуального характера» в ч. 4 ст. 1281 УК РФ оправданным и уместным».

По нашему мнению, было бы более справедливым, если бы законодатель обозначил отмеченную выше группу «пре­ступлений сексуального характера» как ту или иную группу преступных деяний, наименование которых заложено в тексте уголовного закона и не могло бы быть неоднозначно понято.

В связи с этим наиболее приемлемым видится изменение формулировки «преступления сексуального характера» на «преступления против половой неприкосновенности и поло­вой свободы личности». В противном случае отсутствие четкой формулировки приведет к неоднозначной трактовке данного понятия и ошибкам в квалификации действий виновных лиц.

в) представляется необходимым пересмотреть обще­ственную опасность вышеназванного квалифицирующего признака клеветы (клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера) по следу­ющему основанию.

Наиболее опасным видом клеветы является клевета, сое­диненная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5 ст. 1281УК РФ). Повышенная сте­пень общественной опасности данного вида клеветы основана на том, что о потерпевшем распространяются не просто све­дения об аморальном или противоправном поведении, а такие несоответствующие действительности сведения, которые связаны с наиболее существенным нарушением закона с его стороны.

Тяжкими преступлениями согласно ч. 4 ст. 15 УК РФ при­знаются умышленные деяния, за совершение которых макси­мальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает десяти лет лишения свободы. Особо тяжкими преступления­ми признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание (ч. 5 ст. 15 УК РФ).

Данный квалифицирующий признак традиционно суще­ствовал в составе клеветы (ст. 131 УК РСФСР 1960 г., ст. 129 УК РФ в ред. до 7 декабря 2011 г.) и проблем с его применением не существовало. Вместе с тем действующая редакция ст. 1281УК РФ указывает на искусственную конкуренцию между призна­ками ч. 4 и ч. 5 настоящей статьи в случаях, когда имеет место клевета, соединенная с обвинением лица в совершении пре­ступлений сексуального характера, относящихся к категории тяжких или особо тяжких преступлений. Указанная ситуация может иметь место в случае клеветы, соединенной с обвинени­ем лица в совершении изнасилования (чч. 1-5 ст. 131 УК РФ), насильственных действий сексуального характера (чч. 1-5 ст. 132 УК РФ), а также полового сношения и иных действий сек­суального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилет­него возраста и развратных действий при особо отягчающих обстоятельствах (чч. 3-ст. 134, чч. 2-5 ст. 135 УК РФ). Идеальная совокупность ч. 4 и ч. 5 ст. 1 УК РФ отсутствует, а содеянное подлежит квалификации по ч. 5 ст. 11 УК РФ, поскольку она предусматривает более строгое наказание.

Поскольку абсолютное большинство преступлений сексу­ального характера — тяжкие и особо тяжкие преступления, не­обходимо пересмотреть место квалифицирующего признака «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении пре­ступлений сексуального характера» и переместить его из ч. 4 в ч. 5 ст. 1281 УК РФ;

г) клевета сконструирована как формальный состав пре­ступления. Наступление тех или иных последствий в результа­те клеветы находится за рамками данного состава преступле­ния. Ни действующее, ни прежнее уголовное законодательство России не предусматривало в качестве квалифицирующего признака клеветы указания на тяжкие последствия. Вместе с тем в настоящее время уголовное законодательство некоторых зарубежных стран (ч. 2 ст. 148 УК Болгарии; п. «б» ч. 3 ст. 139 УК Узбекистана) относит тяжкие последствия к квалифициру­ющим признакам клеветы.

Признание данного обстоятельства квалифицирующим в составе клеветы, несомненно, способствует задаче охраны чести и достоинства личности. По мнению ряда авторов, рас­пространение ложных и порочащих лицо сведений нередко сопряжено с наступлением тяжких последствий в нравствен­ной, имущественной и личной сфере гражданина.

Под «тяжкими последствиями» применительно к клевете следует понимать: тяжелое заболевание потерпевшего или его близких, распад семьи, увольнение с работы, потеря близкого человека, самоубийство и др.

Прибегая к формальной конструкции состава клеветы, законодатель исходил из того, что посягательства такого рода причиняют только нематериальный вред, который сложно определить в диспозиции, невозможно посчитать в каком- либо эквиваленте. Однако когда результатом клеветы явля­ется наступление тяжких последствий, это свидетельствует о повышенной степени общественной опасности содеянного виновным и должно быть предусмотрено в качестве квалифи­цирующего обстоятельства. Причем вопрос о признании или непризнании наступивших в результате клеветы последствий тяжкими является делом факта и должен решаться судом, ис­ходя из совокупности всех обстоятельств дела.

Исходя из вышеизложенного, предлагается ч. 5 ст. 1281 УК РФ изложить в следующей редакции:

«5. Клевета, соединенная с обвинением лица в соверше­нии тяжкого, особо тяжкого преступления либо преступле­ния против половой неприкосновенности и половой свободы личности, а равно клевета, повлекшая наступление тяжких по­следствий».

Высказанные в данной статье рекомендации по измене­нию уголовного законодательства в связи с необходимостью решения спорных вопросов, связанных с дифференциацией уголовной ответственности за клевету, не являются бесспорны­ми и направлены на изменение подхода законодателя к юри­дической технике построения как в целом, так и конкретной нормы Особенной части УК РФ.

Уголовная ответственность за клевету текст автореферата и тема диссертации по праву и юриспруденции 12.00.08 ВАК РФ

АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ

На правах рукописи Исх.№ 43/38-5261 От 24.09.2015 г.

Харитонов Иван Игоревич

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА КЛЕВЕТУ

Специальность 12.00.08 — уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Диссертационная работа выполнена на кафедре уголовного права ФГКОУ ВО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя».

Научный руководитель: Заслуженный деятель науки

Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Гаухман Лев Давидович

Официальные оппонепты: Арямов Андрей Анатольевич,

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия»

Руева Евгения Олеговна

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры теории и истории права и государства НОУ ВПО «Российский новый университет»

Ведущая организация: ФГБУН «Институт государства и права

Российской академии наук (ИГП РАН)»

Защита состоится «25» ноября 2015 г. в 14:00 ч. на заседании диссертационного совета Д 203.019.03, созданного на базе ФГКОУ ВО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя» по адресу: 117437, г. Москва, ул. Академика Волгина, д. 12, учебно-лекционный корпус № 2, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке университета, а также на официальном сайте ФГКОУ ВО «Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации имени В.Я. Кикотя» (http://www.mosu-mvd.com).

Автореферат разослан « » 03 2015 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук, доцент

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Честь, достоинство и репутация, находясь в одном ряду с другими неотъемлемыми правами личности, являются высшей ценностью и признаются нормами международного, зарубежного и отечественного права.

Источники международного права оказывают определяющее влияние на внутригосударственные правовые системы. В частности, в преамбуле Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. указывается, что «. признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира»1. Статья 12 указанного документа провозглашает, что никто не может подвергаться посягательствам на его честь и репутацию. Наряду с другими неотъемлемыми правами, достоинство — это основа развития личности, которая подчеркивает ее ценность, как части человеческого общества.

В статьях 21 и 23 Конституции Российской Федерации закреплены обязанность государства по охране личности и право каждого человека на защиту своей чести, достоинства и доброго имени. Это является неотъемлемым условием развития правового государства, и соблюдение указанных прав охраняется нормами различных отраслей законодательства.

7 декабря 2011 года был принят Федеральный закон № 420-ФЗ2, в соответствии с которым статьи 129, 130 и 298 Уголовного кодекса Российской Федерации3, устанавливающие ответственность за общий и специальный составы клеветы и оскорбления, были признаны утратившими силу. Этим же Законом в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях4 были включены статьи, устанавливающие ответственность за аналогичные деяния. Такая замена уголовной ответственности на административную была произведена в целях гуманизации и либерализации российского уголовного законодательства5.

За 7 месяцев действия статьи 5.60 и 17.16 КоАП РФ показали свою несостоятельность. В пояснительной записке к законопроекту о возвращении нормы, предусматривающей ответственность за клевету, в УК РФ было указано, что закрепленные санкции в части первой статьи 5.60«Клевета» КоАП РФ в виде штрафа для граждан в размере от двух до трех тысяч рублей представляются не-

1 Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948)//Российская газета, 10.12.1938г.

2 Федеральный закон от 07.12.2011 N 420-ФЗ О внесении изменений в Уголовный кодеке Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации // ред. от 28.12.2013 [Электронный ресурс] СПС — КонсультантПлюс, 2015.

3 В дальнейшем, если не оговорено иное, УК РФ.

4 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 21.07.2014) [Электронный ресурс] // СПС — КонсультшггПлюс, 2015.

5 Дмитрий Медведев внес в Госдуму третий пакет поправок по либерализации УК РФ [Электронный ресурс] // http://pravo.ru/news/view/55334/ (дата обращения -12.11.2012).

эффективными. Так, Федеральным законом от 28.07.2012 № 141-ФЗ6 в УК РФ возвращены статьи, устанавливающие ответственность за клевету. Признаны утратившими силу статьи 5.60 и 17.16 КоАП РФ, а УК РФ дополнен статьями 1281 «Клевета» и 2981 «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава».

Таким образом, актуальность избранной темы диссертационного исследования обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, в связи с вышеуказанными изменениями законодательства следует отметить, что ныне действующая статья 1281 УК РФ, предусматривающая ответственность за клевету, является ранее не исследованной, требующей изучения на диссертационном уровне.

Во-вторых, анализ российского законодательства и правоприменительной практики свидетельствует о недостаточности внимания, уделяемого рассмотрению вопросов уголовной ответственности за клевету, проблемам ее квалификации и отграничения от иных смежных составов преступлений и правонарушений.

В-третьих, возвращение норм об ответственности за клевету в УК РФ соответствует основным тенденциям развития уголовной политики большинства стран современного мира. На наш взгляд, необходимо изучение зарубежного опыта регламентации и реализации ответственности за клевету с целью повышения эффективности применения соответствующих норм российского законодательства.

В-четвертых, практика применения норм об ответственности за клевету испытывает определенные трудности. Существовавшие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ в постановлении от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»7 о применении ранее действовавшей ст. 129 УК РФ не решали данных проблем. Кроме того, до настоящего времени в данное постановление не внесены изменения в части, касающейся нормы об ответственности за клевету, несмотря на то, что законодатель исключил ее из УК РФ в декабре 2011 г., а затем вернул в измененном виде. Поэтому следует отметить актуальность внесения таких изменений в ранее принятое постановление Пленума.

В-пятых, исследование клеветы в уголовно-правовом аспекте создаст предпосылки для дальнейших исследований в области криминологии, уголовно-процессуального права и криминалистики.

Степень научной разработанности темы исследования. В науке уголовного права анализу норм об ответственности за преступления против чести и достоинства уделялось достаточно много внимания. Разработкой вопросов уголовной ответственности за клевету в дореволюционный период истории России занимались такие видные ученые, как М.В. Духовской, НА. Неклюдов, H.H. Розин, В.Д.

6 Федеральный закон от 28.07.2012 N 141-ФЗ О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации // Российская газета, № 174,01.08.2012.

7 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Российская газета, № 50, 15.03.2005.

Набоков, H.C. Таганцев, ИЛ. Фойницкий, В.Н. Ширяев.

Во время существования СССР и в дальнейшем, вплоть до прекращения действия УК РСФСР 1960г., вопросы ответственности за клевету рассматривались в исследованиях H.H. Гедеонова, JI.H. Сугачева, И.С. Ноя, Б.З. Пурцхванидзе, В.И. Мархотина, М.А. Цанавы, М.Д. Шаргородского.

С принятием УК РФ 1996 г. вопросы уголовно-правовой охраны чести и достоинства исследовались на диссертационном уровне В.Б. Поезжаловым, МЛ. Гаскаровой, Н.К. Рудый, Е.О. Рыбиной, М.Е. Матросовой, В.И. Шмарионом, Ю.В. Ганжой, С.С. Омельченко, НА. Цой.

Анализу различных уголовно-правовых и криминологических аспектов ответственности за клевету посвящены научные труды таких российских исследователей, как A.A. Арямов, A.M. Козлов, А.Н. Красиков, Е.В. Медведев, Т.Н. Нуркаева, Е.О. Руева, В.М. Степашин, С.А. Сургай, Е.Е. Чередниченко МА. Шевченко.

Кроме того, вопросы правовой охраны чести, достоинства и репутации рассматривались в различных исследованиях, выходящих за рамки науки уголовного права. К ним можно отнести работы: АЛ. Анисимова, A.B. Белявского, В.А. Блюмкина, Н.М. Кузнецова, М.Н. Малеиной, H.A. Придворова, Ф.М. Рудинского, О.В. Старкова, Ю.М. Ткачевского, И.В. Тюленева, A.M. Эрделевского и других.

Несмотря на широкий круг вопросов, рассмотренных в этих научных трудах, новая формулировка статьи 1281 УК РФ с внесенными в нее квалифицирующими признаками до настоящего времени не была подвержена комплексному исследованию. Помимо этого, в науке уголовного права недостаточное внимание уделено рассмотрению понятий «честь», «достоинство», «репутация», характеризующих объект уголовно-правовой охраны, характеристике объективных и субъективных признаков клеветы, отграничению общего состава клеветы (ст. 128 УК РФ) от иных смежных составов преступлений, правонарушений и гражданско-правовых деликтов, недостаточным образом проведен анализ соответствующих норм зарубежного законодательства.

Объектом исследования выступала сфера общественных отношений, связанных с установлением и реализацией уголовной ответственности за клевету.

Предмет исследования составили:

нормы отечественного, международного и зарубежного законодательства, охраняющие право на честь и достоинство, а также предусматривающие ответственность за клевету;

судебная практика и статистика по делам о преступлениях против чести и достоинства;

различные научные труды, посвященные рассмотрению вопросов ответственности за клевету и защиты чести и достоинства;

результаты опросов ученых-правоведов, мировых судей и дознавателей по вопросам исследования.

Целью исследования являлось формирование научно обоснованных предпосылок для повышения эффективности уголовно-правовой охраны чести, достоинства и репутации от клеветы посредством совершенствования законодательства в указанной сфере и практики его применения.

Для достижения этой цеди были поставлены и решены следующие задачи: проведен историко-правовой анализ норм об ответственности за кле-

вету в различные периоды становления общества и государства;

осуществлен сравнительный анализ статей уголовного законодательства различных зарубежных государств;

комплексно исследованы понятия «честь», «достоинство», «репутация» с точки зрения правовой науки, философии, психологии, этики;

рассмотрены различные позиции исследователей отечественной науки уголовного права по вопросам защиты чести и достоинства личности и ответственности за клевету;

проведен юридический анализ основного состава клеветы; исследованы квалифицирующие признаки клеветы, в том числе впервые предусмотренные (клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера; клевета, совершенная с использованием своего служебного положения);

произведено отграничение клеветы от смежных с ней составов преступлений и правонарушений, выделены критерии такого отграничения;

обобщена судебная практика и статистика по делам о клевете и выявлены пути повышения эффективности уголовно-правовых мер для противодействия данному виду преступлений;

сформулированы и обоснованы предложения по дальнейшему совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за клевету;

разработаны практические рекомендации по применению уголовно-правовых норм об ответственности за клевету.

Методология и методика исследования. В основу диссертационного исследования положен диалектический метод познания. В процессе исследования применялись общенаучные методы — анализ, синтез. Кроме этого, использована совокупность частно-научных методов — сравнительный, историко-правовой, формально-логический, системный, статистического анализа, изучения документов, конкретно-социологический метод (анкетирование).

Нормативно-правовую базу диссертационного исследования составили международно-правовые акты, Конституция Российской Федерации, положения уголовного, гражданского и административного законодательства России, подзаконных нормативных правовых актов, постановления Конституционного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Теоретическая основа исследования представляет собой совокупность научной и учебной литературы в области философии, этики, теории государства и права, истории отечественного государства и права, международного права, гражданского права, уголовного права и процесса. Особую значимость для исследования оказали фундаментальные труды, посвященные теоретическому осмыслению понятий чести, достоинства и репутации и исследованию этих категорий в праве; это работы таких ученых, как С. С. Алексеев, В.А. Блюмкин, Г. Гегель, А.И. Герцен, A.A. Герцензон, О. Г. Дробницкий, И. Кант, В. С. Нерсесянц, А. Шопенгауэр, И. Экштейн. На уголовно-правовые проблемы противодействия преступности обращали внимание в своих работах такие ученые-криминалисты и криминологи, как A.A. Арямов, A.B. Бойцов, Г.Н. Борзенков, Борисов С.В., Бриллиантов A.B., Н.И. Ветров, A.B. Васильевский, Г.В. Верина, A.A. Габиани, И.М. Гальперин, Л.

Д. Гаухман, М.М. Гродзинский, П.С. Дагель, А. Э. Жалинский, Н.И. Загородни-коп, С. Мокринский, Н.Г. Кадников, П.В. Коробов, Ю.А. Красиков, Л.Н. Криво-ченко, B.C. Комиссаров, Л.Л. Кругликов, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, В.Н. Курченко, Ю.И. Ляпунов, Г.М. Миньковский, А.Н. Мусаев, A.B. Наумов, Б.С. Никифоров, C.B. Полубинская, МЛ. Прохорова, Э.Ф. Побегайло, А.И. Рарог, Л.И. Романова, П.Н. Сбирунов, А.Н. Сергеев, А.Н. Трайнин, A.B. Федоров, О.Ф. Ши-шов и другие.

Эмпирической основой диссертационного исследования являются статистические сведения ГИАЦ МВД России, Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации; правоприменительная практика высших судебных органов, судов общей юрисдикции, мировых судей, органов дознания, эмпирические данные, использованные в работах других авторов (проанализировано 240 материалов уголовных дел, судебных решений и досудебных процессуальных проверок); результаты анкетирования дознавателей, сотрудников прокуратуры, судей и ученых-правоведов (всего проанкетировано 168 специалистов)8.

Научная новизна диссертации состоит в том, что на основе комплексного историко-правового, сравнительно-правового, прикладного и социологического исследования разработаны рекомендации по совершенствованию уголовной ответственности за клевету.

Автором на диссертационном уровне проведен уголовно-правовой анализ обновленной статьи об ответственности за клевету (ст. 1281 УК РФ). В диссертации комплексно исследованы теоретические, законодательные и правоприменительные вопросы защиты чести и достоинства личности от посягательства в виде клеветы.

Конкретные научные результаты исследования заключаются в следующем:

— с учетом новелл российского уголовного законодательства в исследуемой сфере осуществлен научный анализ объективных и субъективных признаков составов преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена ст. 1281 УК РФ;

— сформулированы авторские определения чести, достоинства и репутации, как объектов уголовно-правовой защиты. Помимо этого, сформулированы положения по дополнительному толкованию содержания оценочных понятий публичности и заведомой ложности применительно к исследуемому преступлению;

— сформулированы критерии отграничения преступления, предусмотренного ст. 1281 УК РФ, от иных преступлений, правонарушений и прочих проступков;

— предложены рекомендации по квалификации различных вариантов действий, совершаемых в рамках ст. 1281 УК РФ и других посягательств на честь, достоинство и репутацию;

— обоснован комплекс предложений по совершенствованию уголовного законодательства и правоприменительной практики об ответственности за клевету.

8 Отчеты ГИАЦ МВД России о состоянии преступности за 2001 -2014 годы; Судебного департамента при Верховном Суде РФ о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации 2001-2015; уголовные дела, оконченные и находящиеся в производстве на стадии предварительного расследования в г. Москве, Московской, Орловской, Кировской, Тамбовской, Тюменской, Рязанской областях.

Достоверность исследования обеспечена методологией и методикой, репрезентативностью эмпирического материала, на основе которых формулируются научные выводы и предложения.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Обосновывается, что существование уголовной ответственности за клевету в действующем законодательстве является необходимым, поскольку именно в части 1 статьи 128′ Уголовного кодекса Российской Федерации находится конститутивный признак клеветы, который связан с нарушением права на защиту чести, достоинства и репутации личности. Это подтверждается историческими предпосылками, нормами международного и конституционного права, а также, нормами морали и нравственности. Решение законодателя об отказе от уголовного преследования за клевету и отнесении её к разряду административных правонарушений показало свою неэффективность.

2. Уголовное дело о клевете возбуждается только, если лицо сочтет, что распространяемые о нем сведения опорочили его честь, достоинство или подорвали репутацию. Внутреннее убеждение потерпевшего от клеветы, без отягчающих обстоятельств относительно порочащих сведений, имеет существенное кри-мообразующее значение. Применительно к делам частного обвинения пределы судебного разбирательства ограничены обвинением, содержащимся в заявлении. Таким образом, существующий механизм частного обвинения соответствует специфике клеветы, как уголовно наказуемого деяния, а также, степени ее общественной опасности.

3. Вывод о целесообразности дифференциации уголовной ответственности за клевету, совершенную публично или с использованием средств массовой информации, либо информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»).

4. Автором делается вывод об отсутствии необходимости выделения особо квалифицирующего признака «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно, клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера». Это обосновано, во-первых, тем, что эти конкурирующие признаки обладают неравной степенью общественной опасности; во-вторых, невозможностью признания сведений о заболевании, представляющем опасность для окружающих, порочащими; в-третьих, формулировка «преступления сексуального характера» позволяет произвольно толковать данный признак, и вызывает нежелательную конкуренцию частей 4 и 5 статьи 1281 Уголовного кодекса Российской Федерации.

5. Вывод о возможности наступления общественно опасных последствий клеветы в виде причинения имущественного ущерба, вреда здоровью и даже смерти потерпевшего. В связи с этим, автором предлагается учесть это в законотворческой деятельности, дополнив статью 1281 Уголовного кодекса Российской Федерации особо квалифицирующим признаком «клевета, повлекшая тяжкие последствия».

6. Обосновывается, что не во всех случаях штраф и обязательные работы, как виды наказания за клевету представляются эффективными и отвечают ее специфике и степени общественной опасности. В связи с этим автором предложено дополнить санкции соответствующих норм об ответственности за клевету та-

кими видами наказания, как исправительные работы, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, а за ее особо квалифицированный вид — лишением свободы на определенный срок.

7. Аргументируется, что клевета в отношении представителей власти посягает в первую очередь на общественные отношения, обеспечивающие порядок управления. Честь, достоинство и репутация представителя власти в данном случае являются дополнительным объектом. В связи с этим автором предлагается новая редакция статьи 319 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающая ответственность за оскорбление и клевету в отношении представителя власти.

8. На основании результатов проведенного исследования выносятся предложения по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики:

— об уточнении квалифицирующих признаков ч. 2 ст. 1281 УК РФ и ее изложении в следующей редакции: «Клевета, совершенная публично или с использованием средств массовой информации, либо информационно-телекоммуникационных сетей, (включая сеть «Интернет»), -»;

— о внесении изменений в часть 3 статьи 1281 УК РФ и ее изложении в следующей редакции: «Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения, а равно, соединенная с обращением в государственные органы, органы местного самоуправления, в государственные или муниципальные учреждения, либо иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций, -»;

— об исключении особо квалифицирующего признака «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера» и изложении ч. 4 ст. 1281 УК РФ в следующей редакции: «Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а равно повлекшая тяжкие последствия, -»

— об изменении статьи 319 УК РФ и ее изложении в следующей редакции:

«Статья 319. Оскорбление, либо клевета в отношении представителя власти.

1. Оскорбление, либо клевета, совершенные в отношении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением, —

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. Те же деяния, совершенные публично, или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, (включая сеть «Интернет»),-

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказываются штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет»;

— о внесении в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» следующих изменений и дополнений:

а) дополнить пункт 5 абзацем 5 следующего содержания:

«Судам следует учитывать, что клевета с использованием своего служебного положения, означает совершение указанных в законе действий не только должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной общественной организации, но и иными служащими, осознающими, что используют свое служебное положение»;

б) дополнить пункт 6 абзацем 3 следующего содержания:

«Под заведомой ложностью следует понимать осведомленность лица о ложности распространяемых им сведений. В случаях добросовестного заблуждения лица относительно истинности распространяемых им сведений, данный признак отсутствует. Судам необходимо иметь в виду, что признак заведомой ложности является обязательным для доказывания по данной категории дел»;

в) дополнить пункт 7 абзацем 6 следующего содержания: «Под клеветой, совершенной публично, следует понимать совершенную непосредственно в присутствии, либо в такой форме или таким способом, что становится или может стать известной двум и более лицам»;

г) дополнить пункт 8 абзацем 4 следующего содержания: «Для вменения особо квалифицирующего признака клеветы, предусмотренного частью 4 статьи 1281 Уголовного кодекса Российской Федерации, суду необходимо доказать, что обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления не носит под собой никаких оснований и связано лишь с намерением опорочить другое лицо. В противном случае, в зависимости от целей распространения таких сведений уголовная ответственность наступает за заведомо ложный донос».

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы:

1) в законотворческой деятельности но совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за клевету;

2) при разработке рекомендательных положений по вопросам квалификации содеянного по ст. 1281 УК РФ, разграничения клеветы и смежных составов преступлений и иных правонарушений;

3) при подготовке учебных пособий и учебно-методических материалов для высших образовательных заведений;

4) в проведении дальнейших исследований проблем уголовной ответственности за клевету с различных позиций.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры уголовного права Московского университета МВД России имени В.Я. Ки-котя, научно-практических конференциях по различным отраслям права, а также отражены в шести опубликованных работах автора, в том числе в четырех изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации.

Материалы проведенного исследования используются в образовательном процессе при изучении дисциплин «Уголовное право», «Актуальные проблемы уголовного права» в Московском университете МВД России имени В Л. Кикотя, Барнаульском юридическом институте МВД России, а также, в практической деятельности сотрудников УМВД России по Орловской области и УВД по Троицкому и Новомосковскому административным округам г. Москвы.

Структура диссертации отвечает основной цели, задачам и предмету исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, отмечается степень ее разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи. Сформулированы теоретическая, методологическая и нормативная основы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования. Подчеркнуты основные выводы и положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении полученных результатов.

Первая глава «Историко-правовой и компаративный анализ норм об ответственности за клевету» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе рассматриваются исторические аспекты развития зарубежного и российского законодательства об ответственности за клевету и иные, связанные с ней преступления против чести, достоинства и репутации.

Анализ истории законодательства об ответственности за клевету, произведенный автором, охватывает длительный период развития общества и государства с древних времен до сегодняшних дней.

Впервые нормы об ответственности за клевету появились с изданием в 451450 гг. до н. э. Закона Двенадцати таблиц. Честь и достоинство воспринимались римлянами не как естественные права, принадлежащие каждому от рождения, а как права, возникающие из статуса гражданина. С развитием законодательства древнего Рима в различных его источниках появляются такие преступления, как публичное оскорбление, злословие, распускание дурной славы, оскорбление или клевета в публично демонстрирующихся произведениях, обиды действием. Древнеримское право не обходит стороной и ныне существующий в российском уголовном праве институт частного обвинения с введением оценочного иска из-за личной обиды. Гражданам древнего Рима предоставлялась возможность по своему усмотрению возбуждать уголовное или гражданское производство в отношении лиц, посягнувших на их честь.

Изучение древнегерманских источников права приводит автора к выводу о

более высокой ценности чести и достоинства граждан этого государства. Данные блага признавались за каждым человеком, но их объем определялся сословным происхождением. Честь и достоинство часто считались германцами дороже жизни, здоровья, собственности, поскольку посягательство на честь одного человека причиняло существенный ущерб его потомкам. Восстановление чести через суд считалось неприемлемым. В обществе существовал взгляд, что тот, кто был способен держать в руках оружие, должен был восстанавливать свою честь в поединке. Впоследствии, в древнегерманском праве находит свое законодательное закрепление институт дуэли.

Существенное влияние, оказанное римским и германским правом на отечественное законодательство, позволило автору проследить правовую природу понятий чести, достоинства и репутации.

На основе ретроспективного анализа российского законодательства об ответственности за клевету, автор условно разделяет процесс его развития на следующие этапы:

1. Дореволюционное законодательство (конец 9 в. — 1917 г.). В различных источниках права данного периода отечественной истории имелись статьи, предусматривающие ответственность за клевету словесную или письменную, оскорбление клеветой чести женщины. Кроме клеветы, к посягательствам на честь относилась и диффамация, которая, помимо ложных сведений, предусматривала распространение действительных фактов позорящего характера. В законодательстве дореволюционного времени существовали как уголовно-правовые, так и гражданско-правовые виды ответственности за клевету, сопоставимые с ныне действующими нормами.

2. Период установления советской власти (1917 — 1941 гг.). В данный исторический период была постепенно разрушена существовавшая ранее система норм Российской империи, обеспечивавшая охрану чести и достоинства личности. Честь и достоинство личности в этот период не получали должной охраны, поскольку приоритет отдавался преступлениям против государственной власти. Несовершенство законодательства данного периода обусловлено отсутствием конкретизации объективных признаков и санкций за клевету. Такое положение дел являлось недопустимым, что привело к его дальнейшей кодификации. УК РСФСР 1922 и 1926 года предусматривали ответственность за основной состав клеветы, а также за клевету в печатном или ином виде.

3. Послевоенный период (1945 — 1960 гг.). Характеризуется длительной работой над проектами будущего УК РСФСР 1960 г., которые имели определенное этапное значение для развития уголовного законодательства. Принятие в 1958 г. Основ уголовного законодательства СССР и союзных республик также послужило правовой базой для разработки и введения в действие Уголовных кодексов. В Основах указывалось на большую степень общественной опасности преступлений против достоинства личности.

4. Период действия УК РСФСР 1960 г. (1960 — 1996 гг.). В ст. 130 УК РСФСР 1960 г. наблюдалось расширение квалифицирующих признаков клеветы, обобщение судебной практики, что отразилось в Постановлении Пленума ВС РСФСР «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч.1, ст.130 и ст.131 УК РСФСР». Ответственность за клевету

в отношении главы государства находит свое законодательное закрепление в Законе СССР «О защите чести и достоинства президента СССР»9. Однако, данный нормативный правовой акт, хотя и имел влияние на Уголовные кодексы других союзных республик, после распада СССР не оказал его на законодательство РФ.

5. Период действия УК РФ (1996г. — н.в.). Формулировка статьи 129 «Клевета», входившей в текст УК РФ в период с момента его принятия (до 7 декабря 2011 г.), полностью повторяла формулировку, данную в статье 143 «Клевета» Модельного Уголовного кодекса. Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ статья 129 была исключена из УК РФ.

Второй параграф посвящен сравнительно-правовому анализу норм об ответственности за клевету.

Уголовные кодексы стран континентальной системы права показывают характерные различия при конструировании норм об уголовной ответственности за преступления, связанные с клеветой. Это касается как формулировки круга деяний, признаваемых преступными, так и признаков преступлений. Нормы об ответственности за клевету и диффамацию в государствах — представителях англосаксонской правовой семьи реализованы в законодательстве многих стран Британского содружества наций, а также в США и Ирландии и происходят от английского диффама-ционного права. Уголовные кодексы стран бывшего СНГ отличаются описательной диспозицией и сходны с формулировкой состава клеветы в Модельном Уголовном кодексе.

Законодатели многих зарубежных стран, аналогично российскому законодательству, определяют объектом клеветы честь, достоинство и репутацию. Преступления против указанных благ помещаются в отдельные главы и разделы, либо объединяются с посягательствами на телесную неприкосновенность, тайную и частную сферу, личную свободу.

В исследовании подчеркивается, что уголовные законы множества зарубежных стран признают уголовно-наказуемым распространение порочащих сведений, соответствующих действительности, однако причинивших вред чести, достоинству и репутации лица.

Автор отмечает существование в законодательстве зарубежных государств поощрительных норм, на основании которых лицо имеет право или обязанность доказать истинность распространяемых им сведений и быть освобожденным от ответственности. Аргументируется позиция, согласно которой законодательный опыт о таком обстоятельстве, исключающем преступность деяния, не может быть использован в отечественном законодательстве, поскольку диспозиция статьи 1281 УК РФ сформулирована таким образом, что в дополнительном толковании о праве лица доказывать истинность распространяемых им сведений нет необходимости. Если предположить возможность законодательного закрепления такой обязанности, это ставит под сомнение принцип презумпции невиновности, закрепленный в ч. 2 ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса РФ, согласно которому

9 Закон СССР от 14 мая 1990 года № 1478-1 «О защите чести и достоинства Президента СССР» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 22. ст. 391.

«. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность»10.

В диссертации обращается внимание на то, что наиболее распространенным квалифицирующим признаком клеветы в зарубежном законодательстве является ее публичность. В ряде стран данный признак именуется клеветническим пасквилем. Другими зарубежными законодателями в соответствующих нормах описывается круг условий, при которых клевета приобретает публичность: выступление, демонстрирующееся произведение, использование средства массовой информации.

Кроме клеветы в отношении физического лица, законодательство некоторых зарубежных стран признает уголовно наказуемым клевету в отношении специальных потерпевших: умерших лиц, юридических лиц, государственных органов и учреждений.

Сравнительно-правовой анализ санкций законодательства зарубежных стран приводит диссертанта к выводу о строгости санкций за клевету в исследованных нормах, которая подчеркивает ее общественную опасность. Наказание за нее в некоторых странах может назначаться в виде лишения свободы, тюремного заключения или ареста.

Автор отмечает тенденцию декриминализации клеветы в зарубежном законодательстве и приходит к выводу, что исключение клеветы из числа уголовно наказуемых деяний неминуемо ведет к понижению уровня защиты таких важнейших благ личности, как честь, достоинство и репутация.

Вторая глава «Уголовно — правовая характеристика клеветы» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе на основе позиций исследователей в области философии, психологии, социологии, этики, педагогики и юриспруденции, рассматриваются понятия чести, достоинства и репутации через призму юридической науки. Приводится положение международного законодательства о том, что все права и свободы человека проистекают из достоинства, присущего ему11. Однако, какими-либо конкретными нормами право на защиту чести, достоинства и репутации в них не закреплено и оно находится в системе других прав человека. В Российской Федерации рассматриваемые блага охраняются нормами конституционного, гражданского, административного и уголовного законодательства, однако эти понятия не находят своего легального определения.

В диссертации подчеркивается многозначность и неопределенность понятий чести и достоинства. Автором приводится тезис о том, что первичной основой рассматриваемых благ является убеждение в неизменности нравственного характера человека.

Результаты проведенного анализа разных точек зрения, сложившихся в различных отраслях науки по поводу понятий чести, достоинства и репутации, по-

10 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ // с изм. и доп., вступ. в силу с 15.02.2014 г.

» См. напр.: Всеобщая Декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948). //Российская газета, № 67, 05.04.1995; Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод в ноябре 1950г. // Собрание законодательства РФ 08.01.2001.№ 2. ст. 163; Международный пакт о гражданских и политических правах 16де-кабря 1966 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 12. 1994.

зволили сформулировать авторские определения этих понятий в юридической науке.

При определении понятий чести и достоинства, автором указывается, что оба они обладают объективными и субъективными критериями, которые обусловливаются оценкой со стороны общества — с одной стороны, и внутренней оценкой этих качеств со стороны их обладателя — с другой. Диссертант предлагает рассматривать честь, как охраняемое законом благо, основанное на положительной общественной оценке личности, вне зависимости от ее социального положения, обусловленное способностью поступать в соответствии с принятыми в обществе моральными нормами, правилами и требованиями. Понятие «достоинство» толкуется, как охраняемое законом благо, присущее индивиду вне зависимости от общественной оценки, основанное на общечеловеческой ценности и положительной самооценке лица. Репутация определяется явтором как охраняемое законом благо, представляющее собой отраженное в общественном сознании мнение, складывающееся на основе совокупности конкретной информации о положительных и отрицательных качествах лица. Автором отмечается, что только положительная репутация может рассматриваться как благо и охраняться на законодательном уровне.

В диссертации уделяется внимание вопросу соотношения понятий чести и достоинства. Автор обобщает точки зрения исследователей в различных областях науки и выделяет наиболее существенные различия в их определении. Отмечается, что следует признать «честь» за преимущественно объективную категорию, а достоинство — за преимущественно субъективную, соответственно. Однако нельзя не учитывать их субъективно-объективной природы, поскольку данная позиция будет представляться ограничительной и не отражающей их действительной сущности.

Второй параграф посвящен юридическому анализу основного состава клеветы.

Исследование выявило отсутствие единого подхода к определению объективных и субъективных признаков клеветы. Отмечается общественная опасность клеветы, которая, по мнению автора, заключается в том, что при распространении заведомо ложных, порочащих сведений создается отрицательное мнение у третьих лиц о чести, достоинстве и репутации определенного человека. Автором проводится классификация объектов клеветы по вертикали и горизонтали, после чего, делается вывод о том, что основным непосредственным объектом клеветы являются общественные отношения, обеспечивающие право на честь, достоинство и положительную репутацию личности. Приведенное определение непосредственного объекта клеветы поддержали 76% опрошенных респондентов. Далее обосновывается, что потерпевшими от клеветы могут быть признаны любые физические лица, независимо от социального статуса, гражданства, состояния здоровья, возраста, пола, а также умершие.

Объективная сторона клеветы выражена только в действии — распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство лица или подрывающих его репутацию. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или наносящих вред деловой репутации граждан и юридических лиц понимается опубликование подобных сведений в печати, трансляция по

радио и телевидению, демонстрация в кинохронике, рекламе, других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе, устной форме хотя бы одному лицу12. При этом, автор полагает, что не может считаться распространением клеветы оглашение порочащих сведений малолетним детям, лицам, не способным осознавать смысл оглашаемого, не владеющим языком распространяющего, так как для состава клеветы необходимо, чтобы клеветнические сведения были не только услышаны, но и поняты третьими лицами. В связи с этим автор соглашается с мнением некоторых ученых относительно возможности покушения на клевету при описанных выше обстоятельствах, при условии, что виновный не был осведомлен о них и действовал с прямым умыслом.

Характер порочащих сведений при клевете, по мнению автора, должен определяться потерпевшим и судом на основании материалов уголовного дела13. Это позволяет исключить злоупотребление правом на защиту чести, достоинства и репутации.

Диссертантом обосновывается, что субъект клеветы общий. Им может быть физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности — 16 лет.

В работе делается вывод, что клевета может быть совершена только с прямым умыслом, при котором виновный осознает, что он распространяет заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство лица, или подрывающие его репутацию, и желает этого. На это указывает признак заведомой ложности, относящийся к субъективной стороне преступления. Понятие заведомой ложности в диссертации определяется, как достоверная осведомленность лица о ложности распространяемых им сведений. Заведомая ложность отсутствует в случаях добросовестного заблуждения, когда человек полагает, что обстоятельства, о которых он сообщает, действительно имеют место. В этой связи представляется, что оглашение сведений о безнравственном поведении является долгом добропорядочных граждан, поскольку такие сведения должны получать негативную оценку со стороны общества и государства. В работе автор приходит к выводу, что правоприменитель испытывает затруднения при квалификации клеветы по признаку заведомой ложности. В связи с чем, предлагается закрепить понятие заведомой ложности в руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ.

Автором аргументируется отсутствие необходимости в установлении уголовной ответственности за распространение правдивых порочащих сведений. По результатам исследования данное мнение поддержали 78% респондентов.

12 Данное понятие раскрывается в п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ № 3 от 24 февраля 2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, атакже деловой репутации граждан и юридических лиц».

Результаты проведенного анкетирования подгвердшш критерии определения характера порочащих сведений. 60% опрошенных ответили, таз потерпевший должен признавать, что те или иные сведения являются порочащими. 58% ответили, что характер порочащих сведений определяет суд.

В диссертации делается вывод, что клевета может совершаться по различным мотивам, например, по мотивам мести, зависти, ненависти, устранения конкурента, карьеризма, корысти, стремления унизить в глазах окружающих и т.п. На квалификацию они не оказывают влияния, хотя и учитываются при назначении наказания виновному.

В третьем параграфе производится юридический анализ квалифицирующих признаков клеветы.

По мнению диссертанта, необходим дифференцированный подход к определению признака публичности по конкретным делам. В частности, распространение клеветнических сведений двум и более лицам обладает признаком публичности. Такой подход способствует более точной квалификации деяния по ч. 2 ст. 1281 УК РФ на практике, поскольку его ясность и доказуемость неоспорима. Мнение о том, что признак публичности является оценочным, а его наличие должно устанавливаться при рассмотрении каждого конкретного дела, поддержали 79% опрошенных.

Квалифицирующий признак «клевета в средствах массовой информации» рассматривается автором через призму соотношения права на защиту чести, достоинства и репутации, с одной стороны, и права на свободу массовой информации — с другой. В результате сопоставления понятий «распространение» в п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ № 3 от 24 февраля 2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» и «распространение продукции средства массовой информации» в статье 2 Закона РФ от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации», автор приходит к выводу о том, что в настоящее время существует угроза уголовного наказания для журналиста за клевету при сообщении информации порочащего характера хотя бы одному лицу внутри редакции издательства с целью ее проверки на подлинность. Автором отмечается, что в современном правовом государстве, где существует право на свободу слова и массовой информации, недопустимо, чтобы норма об ответственности за клевету широко использовалась против представителей средств массовой информации, если опубликованные ими сведения наносят материальный или моральный ущерб, даже в случае соответствия их действительности.

Диссертант отмечает, что клевета, совершенная с использованием своего служебного положения, означает совершение указанных в законе действий не только должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной общественной организации, но и иными служащими, осознающими, что используют свое служебное положение. Автором предлагается закрепить данное положение в руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, дополнив пункт 5 постановления № 3 от 24 февраля 2005 года абзацем 5.

Исследуя квалифицирующий признак, закрепленный в ч. 4 ст. 128′ УК РФ «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно как и клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера», автор приходит к следующим выводам.

Перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, не является исчерпывающим ввиду постоянного возникновения и распространения новых социально опасных болезней.

По мнению автора, сведения о болезни и физических недостатках лица едва ли можно признавать порочащими. О чести, достоинстве и репутации лица следует судить по его сознательно-волевым поступкам.

Автор обосновывает мнение о том, что к преступлениям сексуального характера относятся все преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (глава 18 УК РФ), а также преступления, связанные с изготовлением и оборотом порнографических материалов или предметов (ст. 242, ст. 2421, ст. 2422 УК РФ) и связанные с эксплуатацией человека в сфере проституции (ст. 240,240241 УК РФ).

В диссертации обосновывается вывод о том, что для квалификации деяния по части 5 статьи 1281 УК РФ, необходимо учитывать, что в распространяемых виновным сведениях должны указываться обстоятельства, которые прямо свидетельствуют о совершении лицом тяжкого или особо тяжкого преступления. Обвинение в совершении преступления не должно иметь никаких оснований и должно быть связано лишь с намерением опорочить другое лицо. Сведения о совершении лицом преступления не должны содержаться в обращениях в полицию, прокуратуру, органы следствия и дознания, а также иные государственные органы или органы местного самоуправления, обязанные передать поступившее к ним сообщение о преступлении по подведомственности.

Автором отмечается, что в судебной практике нередко встречаются примеры ошибочной квалификации деяний по части 5 статьи 1281 УК РФ, которые связаны с тем, что судами не учитываются приведенные выше условия.

Третья глава диссертации — «Совершенствование уголовно-правовой защиты от клеветы» — состоит из двух параграфов.

Первый параграф посвящен проблемам квалификации клеветы и ее отграничения от смежных составов преступлений и иных правонарушений. При разграничении клеветы со смежными составами преступлений, правонарушениями и гражданско-правовыми деликтами, автор не ограничивается признаками, характеризующими их объект, объективную сторону, субъект, субъективную сторону. В работе проводится разграничение с учетом положений других отраслей права и процессуальных аспектов.

Диссертантом отмечается, что клевета и оскорбление (ст. 5.61 КоАП РФ) исторически представляют собой более схожие по составу правонарушения. Разграничение между клеветой и оскорблением необходимо проводить по объекту, объективной и субъективной сторонам. Диссертантом обосновывается, что решение законодателя о декриминализации клеветы и оскорбления в 2011 году было преждевременным и необоснованным.

Исследуемое преступление имеет определенные сходства с составами преступлений, за которые установлена ответственность в статьях 110, 137,2981,306 и 307 УК РФ. В этой связи автором предложены критерии, позволяющие правоприменителю при квалификации безошибочно провести разграничение этих деяний и совершенствовать, таким образом, правоприменительную практику Российской Федерации.

Критериями, позволяющими отграничить доведение до самоубийства от клеветы, выступают: а) круг действий, унижающих человеческое достоинство и их систематичность; б) возможность совершения доведения до самоубийства с косвенным умыслом и неосторожной формой вины.

В качестве критериев для отграничения клеветы от нарушения неприкосновенности частной жизни выступают следующие: а) непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ выступают общественные отношения, обеспечивающие право человека на неприкосновенность частной жизни; б) объективная сторона нарушения неприкосновенности частной жизни охватывает действия по распространению правдивых сведений, составляющих личную или семейную тайну.

Различия между общим и специальным составом клеветы заключаются в следующем: а) основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 2981 УК РФ, является установленный нормативными актами порядок осуществления правосудия, предварительного следствия, дознания, исполнения приговора, решения, или иного судебного акта; б) обязательным признаком, характеризующим интеллектуальный элемент умысла при квалификации деяния по ст. 2981 УК РФ, является то, что не соответствующие действительности сведения распространяются в связи с рассмотрением дела или материалов в суде (ч. IX или в связи с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта (ч. 2). Автором предлагается скорректировать формулировку статьи 2981 УК РФ, заменив ее название, а также в ее ч. 2 слова: «следователя, лица, производящего дознание», общим понятием -«лица, производящего предварительное расследование».

При отграничении клеветы от состава преступления, предусмотренного статьей 306 УК РФ, предлагается рассматривать цель, как обязательный признак субъективной стороны заведомо ложного доноса, дается определение цели заведомо ложного доноса, как сознательное введение правоохранительных органов в заблуждение относительно признаков и обстоятельств преступления.

Критериями отграничения клеветы от заведомо ложного показания являются: а) объект преступления; б) характер распространяемых сведений; в) субъект преступления; в) субъективная сторона преступления.

Уголовно-правовой и гражданско-правовой способы защиты чести, достоинства и репутации личности имеют различия, которые обусловлены спецификой этих отраслей права. Различия эти заключаются как в квалификационной, так и в процессуальной составляющих. Защита указанных прав может осуществляться посредством применения норм, установленных как в ст. 1281 УК РФ, так и в ст. 152 ГК РФ, как в совокупности, путем подачи гражданского иска в уголовном производстве, так и независимо друг от друга.

Во втором параграфе рассматриваются тенденции совершенствования законодательства и правоприменительной практики по делам о клевете.

Результаты анализа статистических данных ГИАЦ МВД РФ и Судебного департамента при Верховном Суде РФ за 2001-2014 гг. по ст. 129 и 1281 УК РФ свидетельствуют об относительно невысоких показателях количества преступлений и осужденных по делам о клевете (Приложение 2 диссертации). По мнению автора, это обусловлено высокой степенью латентности клеветы, и, как следствие,

фиксацией незначительной доли данных преступлений в официальной статистике. Кроме того, в период с 2001 по 2011 годы, в среднем за год регистрировалось 637 преступлений, предусмотренных ст. 129 УК РФ, за которые ежегодно осуждались свыше 270 лиц. Обновленная законодателем статья об уголовной ответственности за клевету с 2012 года по настоящее время применяется еще реже. Количество осужденных по всем частям статьи 1281 УК РФ не превышает 100 человек в год. Причиной этого, по мнению автора, является отсутствие единообразия теории, законодательной регламентации и практики реализации уголовной ответственности за клевету, в связи с чем рассматриваются отдельные проблемы и предлагаются научно обоснованные пути их решения.

Автором отмечается, что существование нормы об уголовной ответственности за клевету без отягчающих обстоятельств, является рациональным, поскольку: а) отнесение клеветы к административным правонарушениям приводит к снижению правовой защиты чести, достоинства и репутации личности; б) уголовная ответственность за клевету является древнейшим преступлением ввиду особой ценности таких благ, как честь и достоинство; в) существующий уголовно-процессуальный механизм частного обвинения представляется наиболее приемлемым для клеветы. Если клевета не приобретает публичный характер, уголовное дело должно возбуждаться только в случае подачи заявления потерпевшим мировому судье; в) учитывая специфику клеветы, представляется, что в некоторых случаях для потерпевшего намного важнее восстановить свою честь и доброе имя, нежели подвергнуть осуждению лицо, совершившее клевету. В этой связи, представляется эффективным институт примирения обвиняемого с потерпевшим по уголовным делам о клевете, который отсутствует в административном производстве, поскольку он влечет минимальные правовые последствия для виновного в виде заглаживания причиненного вреда. 70% опрошенных респондентов поддержали возвращение в 2012 году в УК РФ статьи 1281, предусматривающей уголовную ответственность за клевету.

В диссертации делается вывод о том, что законодательная формулировка квалифицирующего признака клеветы, закрепленного в ч. 2 ст. 1281 УК РФ не лишена недостатков. Автором приводятся аргументы, что в настоящее время сеть «Интернет» выступает распространенным средством обмена и передачи информации, однако, на законодательном уровне, не все интернет-страницы признаются средствами массовой информации. Приводятся примеры ошибочной квалификации клеветы на интернет-страницах. Предлагается закрепить в части 2 статьи 1281 УК РФ ответственность за клевету в информационно-телекоммуникационных сетях, (включая сеть «Интернет»).

Кроме того, автором высказывается позиция, согласно которой клевета приобретает публичный характер при ее сообщении двум и более лицам, что не всегда может происходить при публичном выступлении или публичной демонстрации произведения. Результаты социологического исследования показали, что признак публичности при клевете проявляется в случае ее распространения среди двух и более лиц. Данную точку зрения поддержало 71% респондентов. На основании вышеизложенного, автором предлагается скорректировать часть 2 статьи 1281 УК РФ указанием на общий признак публичности. Понятие «клевета, совер-

шенная публично» предлагается закрепить в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 24 февраля 2005 года.

Обобщая судебно-следственную практику, автором делается вывод о том, что клевета, соединенная с обращением в государственные органы, органы местного самоуправления, в государственные или муниципальные учреждения и иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций обладает повышенной степенью общественной опасности и широкой распространенностью. В связи с этим, предлагается нормативно закрепить указанный квалифицирующий признак в части 3 статьи 1281 УК РФ.

В диссертации предлагается исключить из части 4 статьи 1281 УК РФ признак «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно, клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера». Автором обосновывается, что существующие в указанной норме признаки не обладают равной степенью общественной опасности. Аргументируется позиция о том, что не всегда следует признавать порочащими сведения о заболевании, поскольку это дискриминирует граждан по признаку имеющихся у них заболеваний. Кроме того, рассматриваемый признак вызывает конкуренцию квалифицирующих признаков части 4 и 5 статьи 1281 УК РФ, а также, проблемы при квалификации клеветы. 72% опрошенных респондентов согласны с таким предложением.

Диссертантом обосновывается, что факультативным непосредственным объектом клеветы могут выступать общественные отношения собственности, а также жизнь и здоровье человека. В обоснование этого отмечается, что оклеветанное лицо испытывает тяжелые моральные страдания, которые могут привести к причинению ущерба психическому и физическому здоровью, и даже смерти потерпевшего (например, в результате инфаркта или самоубийства)14. Также клевета может привести, например, к срыву значимой коммерческой сделки, потере единственного источника дохода потерпевшего. В этой связи, автором предлагается дополнить статью 1281 УК РФ указанием на особо квалифицирующий признак — клевета, повлекшая тяжкие последствия. 90% опрошенных считают, что клевета может повлечь указанные выше тяжкие последствия.

В диссертации проводится анализ назначенных судами наказаний за клевету по приговорам, вступившим в законную силу. На основе этого, делается вывод, что в 74% случаях наказание за клевету назначается в виде штрафа, который не всегда представляется эффективным видом наказания для материально обеспеченных людей. Автором подчёркивается, что судам при вынесении решений необходимо учитывать, что восстановление чести, достоинства и репутации путем уплаты штрафа не всегда является приемлемым, поскольку они являются высши-

14 Глава комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, являясь инициатором возвращения в Уголовный кодекс РФ статьи «клевета» в своем выступлении 12.07.2012г. подчеркивал, что «. Моральное насилие зачастую переносится человеком более болезненно, чем насилие физическое и порой имеет гораздо более трагические последствия вплоть до самоубийства потерпевших». Статья «Клевета» возвращается в Уголовный кодекс РФ [Электронный ресурс] // URL: http://vvww.newizv.ru’lenta/2012-07-06/166014-statja-kleveta-vozvrashaetsja-v-ugolovnyj-kodeks-rf.html (дата обращения — 18.04.2013).

ми нравственными ценностями. В этой связи, обосновывается целесообразность дополнения санкции статьи 1281 УК РФ такими видами наказания, как исправительные работы, лишение права занимать определённые должности, или заниматься определённой деятельностью, а за её особо квалифицированный вид — лишением свободы на определенный срок. Указанный законодательный подход будет способствовать соблюдению принципа справедливости, сформулированному в статье 6 УК РФ.

В настоящее время, помимо клеветы, есть еще несколько преступлений, напрямую связанных с причинением вреда чести и достоинству личности. Это неуважение к суду (ст. 297 УК), клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 2981 УК), оскорбление представителя власти (ст. 319 УК) и оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК).

Все они находятся в разных главах УК, что указывает на различное понимание законодателем их социально-правовой сущности; это единодушно поддерживается большинством ученых. В этой связи, автор подчеркивает, что перенос специальных норм о преступлениях, порочащих честь и достоинство другого лица, или подрывающих его репутацию, в общие, в качестве квалифицирующих признаков, способствует расширительному толкованию общей нормы об ответственности за клевету и будет являться препятствием к единообразному применению уголовного закона.

Представляется, что правовое регулирование защиты чести, достоинства и репутации представителей власти, с одной стороны, не охватывает случаи клеветы в отношении них, с другой — не охватывает весь круг субъектов, в отношении которых она может быть совершена. Исключение составляют лица, перечисленные в ст. 2981 УК РФ. Автор обосновывает необходимость закрепления уголовной ответственности за посягательство на честь, достоинство и репутацию представителя власти в виде клеветы, посредством изменения статьи 319 УК РФ. Автором аргументируется невозможность признания публичности оскорбления представителя власти в случае, если оно совершается в присутствии хотя бы одного постороннего лица, не имеющего отношения к этому органу. Предлагается внесение изменений в указанную статью, касающихся не только альтернативного действия в виде клеветы, но и дифференциации ответственности за квалифицированные их виды.

В заключении диссертантом сформулированы выводы и предложения теоретического и практического характера и определяются наиболее перспективные направления дальнейшего изучения поставленной проблемы.

В приложениях содержатся обобщенные результаты проведенного социологического исследования, статистические сведения о количестве зарегистрированных преступлений и осужденных лиц за клевету в Российской Федерации, проект Федерального закона РФ и постановления Пленума Верховного суда РФ.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

1. Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований:

Харитонов И.И. История отечественного законодательства об ответственности за клевету // Вестник Орловского государственного университета. Серия: Новые гуманитарные исследования — 2013, № 1 (36) С. 280-282 (0,3 п.л.);

Харитонов И.И. Об административной преюдиции применительно к норме об ответственности за клевету // Проблемы права — 2014, № 4 — С. 131-133 (0,4 п.л.);

Харитонов И.И. О понятии и признаках непосредственного объекта клеветы, предусмотренной ст. 128.1 УК РФ//Вестник Московского университета МВД России,- 2015. -№ 1.- С. 116-118 (0,4 пл.);

Харитонов И.И. Тенденции совершенствования норм об уголовной ответственности за клевету // Пробелы в российском законодательстве- 2015. — № 3.-С. 116-118(0,5 пл.);

2. Иные публикации:

Харитонов И.И. Уголовная ответственность за клевету: проблемы уголовно-правового регулирования // Проблемы применения уголовного закона в современных условиях: сборник научных статей по итогам межвузовского научно-практического семинара в Московском университете МВД России, состоявшегося 24 мая 2013 г., посвященного памяти заслуженного деятеля науки РФ, д.ю.н., профессора Н.И. Ветрова. — М.: ИД «Юриспруденция», 2014. С. 208 — 210 (0,3 пл.);

Харитонов И.И. К вопросу о понятиях чести, достоинства и репутации, как объектах уголовно-правовой охраны // Актуальные проблемы государственно-правового строительства современной России: материалы всероссийского круглого стола. — Орел: ОрЮИ МВД России имени В. В. Лукьянова, 2015, С. 172 -178 (0,3 пл.).

Харитонов Иван Игоревич

Уголовная ответственность за клевету

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук