122 ч 2 коап рф обжалование

5-127/2017 Дзержинский

Дата: 29.05.2017
Регион: Дзержинский
Номер дела: 5-127/2017
Категория дела: п. 3. Осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования
Инстанция: Апелляция
Конфессия: Протестанты
Результат: Удовлетворен
Источник: https://rospravosudie.com/court-sudebnyj-uchastok-122-mirovogo-sudi-lyubereckogo-sudebnogo-rajona-moskovskoj-oblasti-s/act-238583978/
Тип участника процесса: Религиозная организация

Дело № 5-127/16
«судебный участок №122»

по делу об административном правонарушении

«29» мая 2017 года г. Дзержинский Московская область

Мировой судья судебного участка № 122 Люберецкого судебного района Московской области Колмыков Ю.А., рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях в отношении Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет», ОГРН , адрес места нахождения:

Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» в час. мин. по адресу осуществило деятельность без указания своего официального полного наименования, то есть совершило административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Административное правонарушение совершено при следующих обстоятельствах: в ходе проведения Люберецкой городской прокуратурой проверки в отношении Местной Религиозной Организации «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» было установлено, что вышеназванная религиозная организация фактически деятельность осуществляет в здании нежилого назначения, расположенного по адресу:

Помещения вышеуказанного здания состоят из коридора, зала для религиозных богослужений, детской игровой комнаты, комнаты приема пищи, кухни.

При этом Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» осуществлялась религиозная деятельность (богослужение) без указания своего официального полного наименования.

Представитель Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» Боричевский И.И.1, действующий на основании Устава, в судебное заседание явился, вину признал, в содеянном раскаялся, пояснил, что за несколько дней до проведения проверки Люберецкой городской прокуратурой, размещенная на входе в Церковь вывеска с полным наименованием церкви была испорчена неизвестными людьми, в связи с чем сразу же была заказана новая вывеска, которая на момент проверки еще изготавливалась. На следующий день вывеска уже была вывешена. Ходатайствовал об освобождении от административной ответственности в связи с малозначительностью административного правонарушения.

Защитник Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» адвокат Загребина И.В.2, представившая удостоверение и ордер от , ходатайство Боричевского И.И.1 об освобождении «Церкви от административной ответственности поддержала, просила его удовлетворить.

Изучив материалы дела, оценив в совокупности собранные доказательства, суд считает, что вина Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях подтверждается совокупностью доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают, а именно: постановлением о возбуждении дела об административном правонарушении от актом проверки юридического лица от копией Устава; копией свидетельства о государственной регистрации права; объяснением старшего пастора Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» Боричевского И.И.1; объяснением представителя Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» Боричевского И.И.1 в суде; другими материалами дела, исследованными судом.

Рассматривая ходатайство представителей Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» об освобождении от административной ответственности в связи с малозначительностью административного правонарушения, суд исходит из следующего.

Согласно статье 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Такие обстоятельства, как личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, свидетельствующими о малозначительности правонарушения. Данные обстоятельства, в силу частей 2, 3 статьи 4.1 КоАП РФ, учитываются при назначении административного наказания.

В соответствии с абзацем третьим пункта 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

В соответствии с требованиями пункта 1 статьи 4 Федерального закона «О некоммерческих организациях» некоммерческая организация имеет наименование, содержащее указание на ее организационно-правовую форму и характер деятельности.

Пунктом 8 статьи 8 Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» установлено, что религиозная организация обязана указывать свое полное наименование при осуществлении своей деятельности.

Гражданский кодекс Российской Федерации в пункте 1 статьи 54 устанавливает, что юридическое лицо должно иметь свое наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму.

Данное требование обусловлено конституционным правом граждан на информацию (п. 4 ст. 29 Конституции РФ), в том числе на получение достоверной информации о характере деятельности законно учрежденных на территории России некоммерческих организаций, которые в свою очередь имеют право свободно распространять информацию о своей деятельности.

Общим объектом правонарушений, предусмотренных ст. 5.26 КоАП РФ, являются общественные отношения, связанные с обеспечением свободы совести и свободы вероисповедания и иных религиозных прав граждан. Непосредственный объект — гарантируемые Конституцией РФ и законами свобода совести, свобода вероисповедания, право на вступление в религиозное объединение или на выход из него.

Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 5.26 КоАП РФ данной статьи, выражается в осуществлении деятельности без указания своего официального полного наименования.

Поскольку наступление вредных последствий не является квалифицирующим признаком объективной стороны административного правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 3 ст. 5.26 КоАП РФ, отсутствие указанных последствий не свидетельствует о малозначительности совершенного правонарушения. Существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается в данном случае не в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения, а в осуществлении деятельности без указания своего официального полного наименования.

Именно поэтому п. 8 ст. 8 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» требует, чтобы наименование религиозной организации содержало сведения о ее вероисповедании, а потому пренебрежение ими не может рассматриваться как малозначительное административное правонарушение.

В силу ч. 1 ст. 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно ч. 2 ст. 2.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом РФ об административных правонарушениях или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Пунктом 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» предусмотрено, что выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств.

Пунктом 16.1 Постановления Пленума ВАС РФ № 10 разъяснено, что в тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части Кодекса РФ об административных правонарушениях возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Обстоятельства, указанные в ч. 1 или 2 ст. 2.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее — Федеральный закон № 125-ФЗ) религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Согласно п. 8 ст. 8 Федерального закона № 125-ФЗ наименование религиозной организации должно содержать сведения о ее вероисповедании. Религиозная организация обязана указывать свое полное наименование при осуществлении деятельности.

Ответственность за осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования установлена частью 3 статьи 5.26 Кодекса Российской Федерации и влечет наложение административного штрафа от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.

С учетом названных правовых норм и обстоятельств дела суд приходит к выводу о том, что Местная Религиозная Организация «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» является лицом, обязанным исполнять требования Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» и нести ответственность за нарушения установленных указанным законом норм.

Суд считает, что действия Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» квалифицированы по ч. 3 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях правильно.

Обстоятельств, отягчающих административную ответственность Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет», судом не установлено.

Обстоятельствами, смягчающими административную ответственность, являются признание вины и раскаяние в содеянном, устранение выявленного проверкой нарушения требований федерального законодательства.

В соответствии с ч. 3 ст. 4.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях срок привлечения Местной Религиозной Организацией «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» к административной ответственности не истёк.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 5.26 ч. 3, 29.9, 29.11 Кодекса РФ об административных правонарушениях, суд

Местную Религиозную Организацию «Церковь Христиан Веры Евангельской «Новый Завет» признать виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 5.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях, привлечь к административной ответственности и назначить наказание в виде: административного штрафа в размере 30 000 (тридцать тысяч) рублей.

Сумму штрафа перечислить на следующий счет:

Получатель — УФК по Московской области (Прокуратура Московской области, л/с 04481498620) ГУ Банка России по ЦФО, БИК 044525000, Р/С 40101810845250010102, КБК 41511690020026000140, ОКТМО 46000000.

Назначение платежа: штраф по делу № 5-127/16 от 29.05.2017г.; судебный участок №122.

Постановление может быть обжаловано в Люберецкий городской суд Московской области через мирового судью 122 судебного участка в течение 10 дней со дня вручения или получения копии постановления.

122 ч 2 коап рф обжалование

Судебный участок № 10 Володарского судебного района г. Брянска

Курганского областного суда

26 января 2015 года

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

ЗА 2 ПОЛУГОДИЕ 2014 ГОДА

Вопросы применения материальных норм Кодекса

Российской Федерации об административных правонарушениях

В соответствии с ч. 1 ст. 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения.

Постановлением судьи Щучанского районного суда Курганской области от 17.07.2014 С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 10 000 руб.

Изменяя постановление судьи районного суда в части размера назначенного наказания, судья Курганского областного суда указал следующее.

При рассмотрении административного дела и назначении наказания, судья районного суда руководствовался ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, согласно которой, нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, влечет наложение административного штрафа в размере от десяти тысяч до двадцати пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет (в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 196-ФЗ).

Из материалов дела видно, что административное правонарушение совершено 29.07.2013.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 23.07.2013 N 196-ФЗ, настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 сентября 2013 года.

Согласно ч. 1 ст. 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения.

С учетом изложенного, судья Курганского областного суда изменил постановление судьи районного суда, назначив С. административное наказание в виде штрафа с учетом санкции ч. 2 ст. 12.14 КоАП РФ действовавшей в редакции Федерального закона от 24.07.2007 N 210-ФЗ на дату совершения административного правонарушения.

Дело N 12-87/2014

Диспозиция ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ предусматривает ответственность за управление транспортным средством без государственных регистрационных знаков, а равно управление транспортным средством без установленных на предусмотренных для этого местах государственных регистрационных знаков либо управление транспортным средством с государственными регистрационными знаками, оборудованными с применением материалов, препятствующих или затрудняющих их идентификацию.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 9 Катайского судебного района Курганской области от 9 июля 2014 г. Т. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 5 000 рублей.

Решением судьи Катайского районного суда Курганской области от 5 августа 2014 г. постановление мирового судьи оставлено без изменения.

Заместитель председателя Курганского областного суда, проверив материалы дела в порядке надзора, изучив доводы жалобы, оснований для отмены судебных решений не нашел, указав следующее.

При рассмотрении дела мировым судьей было установлено, что Т. управлял автомобилем ВАЗ-21140 без установленного на предусмотренном для этого месте государственного регистрационного знака.

В соответствии с пунктом 2 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, на механических транспортных средствах (кроме трамваев и троллейбусов) и прицепах должны быть установлены на предусмотренных для этого местах регистрационные знаки соответствующего образца (далее — Основные положения).

Согласно с ч. 1 ст. 12.2 КоАП РФ управление транспортным средством с нечитаемыми, нестандартными или установленными с нарушением требований государственного стандарта государственными регистрационными знаками, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи .

Диспозиция ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ предусматривает ответственность за управление транспортным средством без государственных регистрационных знаков, а равно управление транспортным средством без установленных на предусмотренных для этого местах государственных регистрационных знаков либо управление транспортным средством с государственными регистрационными знаками, оборудованными с применением материалов, препятствующих или затрудняющих их идентификацию.

В соответствии с разделом 6 приложения N 8 к техническому регламенту о безопасности колесных транспортных средств, утв. Постановлением Правительства РФ от 10.09.2009 N 720, место для установки государственного регистрационного знака должно представлять собой плоскую вертикальную поверхность и должно располагаться таким образом, чтобы исключалось загораживание государственного регистрационного знака элементами конструкции транспортного средства. При этом государственные регистрационные знаки не должны уменьшать углы переднего и заднего свесов транспортного средства, закрывать внешние световые и светосигнальные приборы, выступать за боковой габарит транспортного средства.

Передний государственный регистрационный знак, как правило, должен устанавливаться по оси симметрии транспортного средства. Допускается установка переднего государственного регистрационного знака слева от оси симметрии транспортного средства по направлению движения транспортного средства.

Государственный регистрационный знак, установленный на транспортном средстве под управлением Т., указанным выше требованиям не отвечал.

Довод надзорной жалобы Т. о том, что в его действиях отсутствовал состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ, справедливо был отвергнут судебными инстанциями, поскольку ч. 1 ст. 12.2 КоАП РФ является отсылочной нормой к ГОСТу Р 50577-93 , согласно разделу 1 которого настоящий стандарт определяет типы и основные размеры, а также технические требования к государственным регистрационным знакам (далее — регистрационным знакам), устанавливаемым на транспортные средства.

При этом ч. 1 ст. 12.2 КоАП РФ распространяет свое действие на случаи, не предусмотренные ч. 2 настоящей статьи , которая, помимо прочего, предусматривает административную ответственность за управление транспортным средством без установленных на предусмотренных для этого местах государственных регистрационных знаков.

Таким образом, совершенное Т. административное правонарушение получило правильную квалификацию.

Дело N 4-А-241/2014

Перевозка крупногабаритного и тяжеловесного груза с превышением разрешенных максимальной массы или нагрузки на ось образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ.

Постановлением врио командира ОБДПС ГИБДД УМВД России по городу Кургану от 16 июля 2014 г. Н. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 2000 руб.

Решением судьи Курганского городского суда Курганской области от 8 сентября 2014 г. постановление должностного лица оставлено без изменения, жалоба Н. — без удовлетворения.

При рассмотрении жалобы защитника Н. на решение судьи Курганского городского суда судья Курганского областного суда пришел к выводу об изменении постановления должностного лица и решения судьи по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ перевозка крупногабаритных и тяжеловесных грузов без специального разрешения и специального пропуска в случае, если получение такого пропуска обязательно, а равно с отклонением от указанного в специальном разрешении маршрута движения, — влечет наложение административного штрафа на водителя в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от пятнадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от четырехсот до пятисот тысяч рублей.

В соответствии с пунктом 23.5 Правил дорожного движения Российской Федерации, перевозка тяжеловесных и опасных грузов, движение транспортного средства, габаритные параметры которого с грузом или без него превышают по ширине 2 метра 55 см (2,6 -для рефрижераторов и изотермических грузов), по высоте 4 м от поверхности проезжей части, по длине (включая один прицеп) 20 м, либо движение транспортного средства с грузом, выступающим за заднюю точку габарита транспортного средства более чем на 2 м, а также движение автопоездов с двумя и более прицепами осуществляются в соответствии со специальными правилами.

Согласно ст. 29 Федерального закона «Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности в Российской Федерации» пользователям автомобильных дорог запрещается осуществлять перевозки по автомобильным дорогам тяжеловесных грузов без специальных разрешений, выдаваемых в порядке, предусмотренном вышеуказанным законом .

Пунктом 11 ст. 11 Федерального закона «Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности в Российской Федерации» транспортными средствами, осуществляющими перевозки тяжеловесного груза, являются транспортные средства, масса которых с грузом и без груза и (или) масса нагрузки на одну ось которых превышает нормы, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении должностным лицом было установлено, что водитель Н. управляя грузовым транспортным средством, перевозил тяжеловесное изделие («Колонны деэтанизации 19К-1» массой 132000 кг) без специального разрешения на перевозку крупногабаритного и тяжеловесного груза.

Однако, как следовало из материалов дела, фактически специальное разрешение на перевозку тяжеловесного груза предприятием было получено, но по комплектовочной ведомости его фактическая масса не соответствовала разрешенной к перевозке и превышала массу, указанную в специальном разрешении на перевозку тяжеловесного и крупногабаритного груза, более чем на 15%.

Часть 3 ст. 12.21.1 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за перевозку тяжеловесных грузов с превышением разрешенных максимальной массы или нагрузки на ось, указанных в специальном разрешении, более чем на 15 процентов, что влечет наложение административного штрафа на водителя в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот пятидесяти тысяч до четырехсот тысяч рублей.

В связи с тем, что в действиях Н. установлено нарушение условий полученного специального разрешения на перевозку крупногабаритного и тяжеловесного груза, судья областного суда пришел к выводу, что в его действиях имеется состав правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.21.1 КоАП РФ, а не ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ, поскольку разрешение у водителя имелось.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», если при рассмотрении дела об административном правонарушении будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, то судья вправе переквалифицировать действия (бездействие) лица, привлекаемого к административной ответственности, на другую статью (часть статьи) КоАП РФ, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, в том числе и в случае, если рассмотрение данного дела отнесено к компетенции должностных лиц или несудебных органов, при условии, что назначаемое наказание не ухудшит положение лица, в отношении которого ведется производство по делу (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 40).

В таком же порядке может быть решен вопрос о переквалификации действий (бездействия) лица при пересмотре постановления или решения по делу об административном правонарушении.

В связи с тем, что переквалификация действий водителя Н. не повлекла изменения родового объекта посягательства, не ухудшала положения лица, привлекаемого к административной ответственности и не изменяла подведомственности рассмотрения жалобы, судья областного суда переквалифицировал действия Н. на ч. 3 ст. 12.21.1 КоАП РФ с назначением соответствующего наказания, изменив постановление врио командира ДПС ОБДПС ГИБДД УМВД России по г. Кургану от 16 июля 2014 г. и решение судьи Курганского городского суда Курганской области от 8 сентября 2014 г. в данной части.

Дело N 21-202/2014

В действиях должностного лица юридического лица, подписавшего с физическим лицом договор участия в долевом строительстве жилья, содержащим условия об оплате дольщиком денежных средств в момент подписания договора, об обязанности дольщика не позднее 7 суток с момента получения информации о вводе объекта в эксплуатацию принять квартиру по акту от застройщика и не позднее одного месяца, после принятия от застройщика произвести государственную регистрацию права собственности на нее, а также установление гарантийного срока на квартиру в течение 5 лет с момента ввода объекта в эксплуатацию, отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Постановлением заместителя руководителя Управления Роспотребнадзора по Курганской области от 6 мая 2014 г. директор ООО «С» — В. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ в виде штрафа.

Решением судьи Курганского городского суда Курганской области от 30 июня 2014 г. данное постановление должностного лица отменено, производство по делу об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ в отношении директора ООО «С» — В. прекращено в связи с отсутствием в его действиях вменяемого состава административного правонарушения.

Заместитель председателя областного суда, проверив материалы дела в порядке надзора, пришел к выводу, об отсутствии правовых оснований для отмены решения судьи на основании следующего.

В ходе проверки, проведенной прокуратурой Курганской в отношении ООО «С», осуществляющего строительство многоквартирного жилого дома со встроенными нежилыми помещениями, установлено, что договором участия в долевом строительстве, заключенном между ООО «С» в лице директора В. и Т., в абзаце 3 пункта 3.1. предусмотрено условие об оплате дольщиком денежных средств в момент подписания настоящего договора.

Пунктом 2.2.3 договора предусматривалось, что не позднее 7 суток с момента получения информации о вводе объекта в эксплуатацию, дольщик обязуется принять квартиру по акту от застройщика.

В соответствии с пунктом 2.2.4 договора дольщик не позднее одного месяца, после принятия от застройщика квартиры обязуется произвести государственную регистрацию права собственности на нее.

Согласно пункту 4.3. договора гарантийный срок на квартиры составляет 5 лет. Указанный срок исчисляется с момента ввода объекта в эксплуатацию.

В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении, заместитель руководителя Управления Роспотребнадзора по Курганской области пришел к выводу, что указанные условия договора участия в долевом строительстве, ущемляют права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей в связи с чем, вынес отмененное судьей постановление.

Пересматривая постановление по делу об административном правонарушении, судья, проанализировав условия договора и действующее федеральное законодательство, пришел к выводу об отсутствии в действиях директора ООО «С» — В. состава вмененного административного правонарушения.

Частью 2 статьи 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя.

Таким образом, права потребителя ущемляют те условия договора, которые ограничивают их объем по сравнению с правилами, установленными Законом Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей.

Согласно части 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

В силу пункта 2 статьи 1 и пунктов 1 , 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации от 30.11.1994 N 51-ФЗ граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Т. и ООО «С», заключая договор участия в долевом строительстве, осуществляли свои гражданские права своей волей, в своем интересе и были свободны в его заключении, условия договора определили по собственному усмотрению.

В силу п. п. 1 , 2 ст. 8 и п. 1 ст. 12 Федерального закона от 30.12.2004 N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» передача объекта долевого строительства застройщиком и принятие его участником долевого строительства осуществляются по подписываемым сторонами передаточному акту или иному документу о передаче.

Передача объекта долевого строительства осуществляется не ранее чем после получения в установленном порядке разрешения на ввод в эксплуатацию многоквартирного дома и (или) иного объекта недвижимости.

Обязательства застройщика считаются исполненными с момента подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства.

Согласно статье 209 Гражданского кодекса РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В силу п. 3 ст. 13 и п. 1 ст. 16 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав проводится в течение двадцати календарных дней со дня приема заявления и документов, необходимых для государственной регистрации, если иные сроки не установлены федеральным законом.

Государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом, а также по требованию судебного пристава-исполнителя. В случаях, предусмотренных федеральным законом, государственная регистрация прав проводится на основании заявления органа государственной власти, органа местного самоуправления или организации.

Таким образом, момент возникновения права собственности зависит непосредственно от волеизъявления участника долевого строительства. С момента государственной регистрации участник долевого строительства приобретает и право распоряжения принадлежащим ему имуществом.

После подписания передаточного акта участник долевого строительства фактически владеет и пользуется построенным объектом недвижимости, то есть фактически осуществляет права собственника, указанные в статье 209 Гражданского кодекса РФ.

Статьей 210 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Следовательно, с момента подписания акта приема-передачи, предусмотренного договором участия в долевом строительстве, у Т. возникает не только право пользования вновь созданным объектом недвижимости, но и обязанность по содержанию принадлежащего ему имущества.

Следовательно, условия вышеуказанных пунктов договора не нарушают права потребителя и не ограничивают их объем по сравнению с правами, закрепленными Законом Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей.

Статьей 2.4 КоАП РФ установлено, что административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

При этом, как следует из ч. 4 ст. 1.5 КоАП РФ в силу презумпции невиновности неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В связи с тем, что условия вышеназванных пунктов договора являются оспоримыми, а не ничтожными, а директор ООО «С» В. не допустил неисполнения либо ненадлежащего исполнения своих служебных обязанностей при заключении договора, судья Курганского городского суда пришел к правильному выводу о неправомерности его привлечения к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Дело N 4-А-279/2014

Вывод судьи в мотивировочной части решения о наличии в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, состава административного правонарушения, ухудшающего его положение, недопустим.

Постановлением главного государственного ветеринарного инспектора Куртамышского района Курганской области от 7 августа 2014 г. С. привлечена к административной ответственности по ч. 1 ст. 10.8 КоАП РФ и подвергнута административному наказанию в виде штрафа.

Решением судьи Куртамышского районного суда Курганской области от 10 сентября 2014 г. постановление должностного лица отменено, производство по делу об административном правонарушении по ч. 1 ст. 10.8 КоАП РФ в отношении С. прекращено в связи с отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения.

При этом, в мотивировочной части решения судья районного суда указал на то, что действия С. содержат признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 10.8 КоАП РФ.

Оставляя решение судьи Куртамышского районного суда Курганской области от 10 сентября 2014 г. без изменения, а жалобу главного государственного ветеринарного инспектора Куртамышского района без удовлетворения, судья Курганского областного суда пришел к следующему выводу.

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что при проверке автомобиля, в котором находилась С., сотрудниками ГИБДД было обнаружено перевозимое в транспортном средстве сало в количестве 10 кг без ветеринарных сопроводительных документов.

В соответствии с ч. 1 ст. 10.8 КоАП РФ нарушение ветеринарно-санитарных правил перевозки, перегона или убоя животных либо правил заготовки, переработки, хранения или реализации продуктов животноводства, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи , влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей.

Административным органом в качестве события вменяемого С. правонарушения указано на перевозку С. свиного сала без ветеринарно-сопроводительных документов.

Вместе с тем, поскольку объективной стороной состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 10.8 КоАП КФ, является нарушение ветеринарно-санитарных правил перевозки, перегона или убоя животных либо правил заготовки, переработки, хранения или реализации продуктов животноводства, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи , судья районного суда пришел к правильному выводу об отсутствии в действиях С. состава вменяемого ей административного правонарушения.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не допускается изменение постановления по делу об административном правонарушении, если при этом усиливается административное наказание или иным образом ухудшается положение лица, в отношении которого вынесено указанное постановление.

Поскольку, установив в мотивировочной части решения совершение С. действий, подпадающих под признаки правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 2 ст. 10.8 КоАП РФ, судья районного суда фактически ухудшил положение С., что в силу п. 2 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ является недопустимым, судья Курганского областного суда в своем решении исключил из мотивировочной части оспариваемого решения судьи вывод о наличии в действиях С. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 10.8 КоАП РФ.

Дело N 21-203/2014

Субъект транспортной инфраструктуры обязан назначить лицо, ответственное за обеспечение транспортной безопасности, в отношении каждого транспортного средства.

Постановлением государственного инспектора отдела надзора за обеспечением транспортной безопасности Управления государственного авиационного надзора и надзора за обеспечением транспортной безопасности по Уральскому федеральному округу Ространснадзора от 10 декабря 2013 года Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 11.15.1 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа.

Решением судьи Юргамышского районного суда Курганской области от 4 апреля 2014 года постановление должностного лица оставлено без изменения.

Решением судьи Курганского областного суда от 2 июня 2014 года постановление должностного лица, решение судьи районного суда оставлены без изменения.

В жалобе, поданной в порядке надзора в Курганский областной суд, Ш. просил состоявшиеся в отношении него судебные постановления отменить ввиду отсутствия в его действиях состава административного правонарушения. В обоснование жалобы указывал, что в ООО «П» назначено лицо, ответственное за транспортную безопасность, а именно ведущий специалист, который в соответствии с приказом занимает должность ответственного за обеспечение транспортной безопасности на всем подвижном составе, т.е. на каждом из принадлежащих ООО «П» транспортных средств. Указывает, что из оспариваемого постановления и решения не ясно, кого еще, кроме указанного выше должностного лица, надлежало назначить директору ООО «П» ответственным за обеспечение транспортной безопасности. Считает, что действующее законодательство не содержит правовой нормы, обязывающей субъект транспортной инфраструктуры назначать ответственным за обеспечение транспортной безопасностью разных лиц на каждом транспортном средстве отдельно.

Оставляя без изменения состоявшиеся акты, председатель Курганского областного суда указал следующее.

Согласно ч. 1 ст. 11.15.1 КоАП РФ административным правонарушением признается неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности либо неисполнение требований по соблюдению транспортной безопасности, совершенные по неосторожности, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 9 февраля 2007 N 16-ФЗ «О транспортной безопасности» (далее — Закона о транспортной безопасности) объекты транспортной инфраструктуры — технологический комплекс, включающий в себя железнодорожные, трамвайные и внутренние водные пути, контактные линии, автомобильные дороги, тоннели, эстакады, мосты, вокзалы, железнодорожные и автобусные станции, метрополитены, морские торговые, рыбные, специализированные и речные порты, портовые средства, судоходные гидротехнические сооружения, аэродромы, аэропорты, объекты систем связи, навигации и управления движением транспортных средств, а также иные обеспечивающие функционирование транспортного комплекса здания, сооружения, устройства и оборудование (пункт 5) .

Приказом Минтранса России от 8 февраля 2011 N 42 утверждены Требования по обеспечению транспортной безопасности, учитывающие уровни безопасности для различных категорий объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств автомобильного транспорта и дорожного хозяйства (далее — Требования), неисполнение которых образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 11.15.1 КоАП РФ.

В силу пунктов 3 , 4 Требований, их применение осуществляется в отношении объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств (ОТИ и ТС), эксплуатируемых субъектами транспортной инфраструктуры на территории Российской Федерации. Требования являются обязательными для исполнения всеми субъектами транспортной инфраструктуры и распространяются на всех юридических и/или физических лиц, находящихся на ОТИ и/или ТС.

Пунктом 5.3 статьи 5 главы 2 Требований установлено, что субъект транспортной инфраструктуры обязан назначить на каждом ТС лицо, ответственное за обеспечение транспортной безопасности ТС.

Из материалов дела видно, что в период с 18 ноября 2013 года по 29 ноября 2013 года в отношении ООО «П» была проведена внеплановая документарная проверка соблюдения требований законодательства РФ в области обеспечения транспортной безопасности, в результате которой выявлены нарушения требований нормативно-правовых актов, регулирующих отношения в области обеспечения транспортной безопасности.

Согласно акту проверки, в нарушение требований подп. 5.3 п. 5 раздела 2 Приказа Минтранса России от 8 февраля 2011 года N 42 «Об утверждении Требований по обеспечению транспортной безопасности, учитывающих уровни безопасности для различных категорий объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств автомобильного транспорта и дорожного хозяйства» должностное лицо — директор ООО «. » Ш. не издал приказ о назначении на каждом ТС лица, ответственного за обеспечение транспортной безопасности, что послужило основанием для привлечения Ш. к установленной законом административной ответственности.

Дело N 4А-317/2014

Наличие ребенка у иностранного гражданина при отсутствии доказательств их совместного проживания и осуществления иностранным гражданином родительских обязанностей в отношении этого ребенка, не является основанием для не назначения наказания в виде административного выдворения.

Постановлением судьи Курганского городского суда Курганской области от 27 августа 2014 г. Д. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа с принудительным административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Не согласившись с данным постановлением, Д. подал в Курганский областной суд жалобу об изменении постановления в части назначения наказания, просил смягчить административное наказание, ограничившись назначением штрафа. В обоснование жалобы указывал на наличие смягчающих ответственность обстоятельств, а именно наличие у него малолетней дочери, а также его проживание в незарегистрированном браке с гражданкой Российской Федерации.

При рассмотрении жалобы Д. судья Курганского областного суда оснований для отмены судебного постановления не нашел.

В ходе рассмотрения дела об административном правонарушении судей городского суда было установлено, что 26 августа 2014 г. в помещении ОП N 5 УМВД России по г. Кургану был выявлен гражданин Республики Узбекистан Д., прибывший в Российскую Федерацию 29 июля 2010 г. и в нарушение п. 2 ст. 5 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» не убывший из Российской Федерации по истечении срока пребывания.

Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» установлены условия и порядок временного пребывания, временного и постоянного проживания и регистрации иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации, передвижение этих лиц в пределах России.

В силу ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, не может превышать девяносто суток, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом . Временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин обязан выехать из Российской Федерации по истечении срока действия его визы или иного срока временного пребывания, установленного настоящим Федеральным законом ( ч. 2 ст. 5 Закона).

В соответствии с п. 1 ст. 31 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» в случае, если срок проживания или временного пребывания иностранного гражданина в Российской Федерации истек, данный иностранный гражданин обязан выехать из Российской Федерации в течение трех дней.

В связи с тем, что Д. нарушил режим пребывания на территории Российской Федерации, судья городского суда пришел к правильному выводу о том, что в его действиях имеется состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП РФ, что влечет наложение административного штрафа в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Отклоняя доводы жалобы о невозможности неприменения к Д. дополнительного наказания в виде административного выдворения, судья Курганского областного суда пришел к следующему.

В соответствии со ст. 8 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (заключена в г. Риме 04.11.1950) каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Приведенные нормативные положения в их интерпретации Европейским Судом по правам человека не препятствуют государству в соответствии с нормами международного права и своими договорными обязательствами контролировать въезд иностранцев, а равно их пребывание на своей территории; в вопросах иммиграции ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод или любое другое ее положение не могут рассматриваться как возлагающие на государство общую обязанность уважать выбор супружескими парами страны совместного проживания и разрешать воссоединение членов семьи на своей территории (Постановления от 28 мая 1985 года по делу «Абдулазиз, Кабалес и Балкандали (Abdulaziz, Cabales and Balkandali) против Соединенного Королевства», § 68; от 19 февраля 1996 года по делу «Гюль (Gul) против Швейцарии», § 38; от 10 марта 2011 года по делу «Киютин (Kiyutin) против России», § 53 и др.).

Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что названная Конвенция не гарантирует иностранцам право въезжать в определенную страну или проживать на ее территории и не быть высланными и что лежащая на государстве ответственность за обеспечение публичного порядка обязывает его контролировать въезд в страну; вместе с тем решения в этой сфере, поскольку они могут нарушить право на уважение личной и семейной жизни, охраняемое в демократическом обществе ст. 8 названной Конвенции, должны быть оправданы насущной социальной необходимостью и соответствовать правомерной цели (Постановления от 21 июня 1988 года по делу «Беррехаб (Berrehab) против Нидерландов», § 28 ; от 24 апреля 1996 года по делу «Бугханеми (Boughanemi) против Франции», § 41 ; от 26 сентября 1997 года по делу «Эль-Бужаиди (El Boujaidi) против Франции», § 39; от 18 октября 2006 года по делу «Юнер (Uner) против Нидерландов», § 54 ; от 6 декабря 2007 года по делу «Лю и Лю (Liu and Liu) против России», § 49; Решение от 9 ноября 2000 года по вопросу о приемлемости жалобы «Андрей Шебашов (Andrey Shebashov) против Латвии» и др.).

Относительно критериев допустимости высылки в демократическом обществе Европейский Суд по правам человека отметил, что значение, придаваемое тому или иному из них, будет различным в зависимости от обстоятельств конкретного дела и что государство, связанное необходимостью установить справедливое равновесие между конкурирующими интересами отдельного лица и общества в целом, имеет определенные пределы усмотрения; в то же время право властей применять выдворение может быть важным средством предотвращения серьезных и неоднократных нарушений иммиграционного закона, поскольку оставление их безнаказанными подрывало бы уважение к такому закону.

В связи с тем, что в материалах дела отсутствовали доказательства того, что Д. состоит в зарегистрированном браке с гражданкой Российской Федерации, а также доказательства совместного проживания с семьей и осуществления Д. своих родительских обязанностей в отношении несовершеннолетней дочери, судья Курганского областного суда пришел к выводу об отсутствии обстоятельств, исключающих применение к Д. дополнительного наказания в виде административного выдворения.

Оснований полагать, что административным выдворением было несправедливо нарушено охраняемое в демократическом обществе право заявителя на семейную жизнь, а назначение Д. дополнительного наказания разрушило упоминаемый Конвенцией баланс публичных и частных интересов, по делу не имелось.

Дело N 4-А-286/2014

При движении транспортного средства задним ходом также необходимо соблюдать очередность проезда, руководствуясь положениями п. 8.9 ПДД и уступая дорогу транспортному средству, приближающемуся справа.

Постановлением инспектора ДПС ОГИБДД ОМВД России по г. Шадринску от 17 августа 2014 г. О. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), и подвергнут административному наказанию в виде штрафа.

Решением судьи Шадринского районного суда Курганской области от 13 октября 2014 г. постановление должностного лица оставлено без изменения, жалоба О. — без удовлетворения.

В обоснование поданной в Курганский областной суд жалобы О. выражал несогласие с оценкой должностным лицом и судом сложившейся дорожной ситуации, указывал, что он остановился в момент обнаружения опасности — начала движения задним ходом автомобиля под управлением Б., которая, таким образом, являлась виновной в том, что не приняла мер к безопасности своего маневра и, по мнению автора жалобы, тем самым нарушила требования ПДД , повлекшее ДТП.

Оставляя без изменения постановление должностного лица и судебный акт, судья Курганского областного суда указал следующее.

В соответствии с п. 8.12 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090 (далее — ПДД), движение транспортного средства задним ходом разрешается при условии, что этот маневр будет безопасен и не создаст помех другим участникам движения. При необходимости водитель должен прибегнуть к помощи других лиц.

В силу п. 8.9 ПДД в случаях, когда траектории движения транспортных средств пересекаются, а очередность проезда не оговорена Правилами , дорогу должен уступить водитель, к которому транспортное средство приближается справа.

Как следует из содержания п. 1.2 ПДД — «уступить дорогу (не создавать помех)» — требование, означающее, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость. Участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда ( п. 1.5 ПДД).

Согласно ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ невыполнение требования Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 12.13 и ст. 12.17 КоАП РФ, влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

Из материалов дела усматривается, что водитель О., управляя транспортным средством ВАЗ-21114, при движении задним ходом в нарушение требований п. п. 8.9 , 8.12 ПДД не предоставил преимущественное право проезда приближающемуся справа автомобилю Фольксваген Поло под управлением Б., также двигавшейся задним ходом.

Из объяснений О., данных им инспектору ДПС непосредственно после дорожно-транспортного происшествия следует, что автомобиль под его управлением находился в движении задним ходом, а остановился он непосредственно после окрика его жены, находящейся в автомобиле, о наличии препятствия в виде другого движущегося автомобиля справа.

Из схемы места совершения административного правонарушения, объяснений участников ДТП видно, что автомобиль под управлением О. пересекал траекторию приближающегося справа автомобиля под управлением Б., и был остановлен непосредственно до удара автомобиля Фольксваген Поло, также осуществлявшего движение задним ходом, в правую часть автомобиля ВАЗ-21114 под управлением О.

Вопреки утверждениям О., сведений о механизме повреждений а/м ВАЗ-21114, исключающих вину О. в ДТП, материалы дела об административном правонарушении не содержат.

При указанных обстоятельствах действия О. были правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ.

Дело N 21-231/2014

Объективную сторону состава нарушения пункта 53.5 Правил охоты, ответственность за совершение которого установлена действующим административным законодательством, составляют действия участника коллективной охоты, выражающиеся в применении полуавтоматического оружия с магазином вместимостью более пяти патронов с целью отстрела охотничьих ресурсов, в связи с чем сам факт нахождения в границах охотугодий с таким оружием не образует в действиях охотника состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ.

Постановлением заместителя директора Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области — начальником управления охотничьего и рыбного хозяйства Ф. от 30.01.2014 Д. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа.

Решениями судей Курганского городского суда Курганской области от 04.04.2014 и Курганского областного суда от 28.05.2014 постановление должностного лица оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Д. просил состоявшееся в отношении него постановление должностного лица, а также судебные решения отменить в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Отменяя постановление должностного лица и судебные решения, заместитель председателя Курганского областного суда указал следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ нарушение правил охоты, за исключением случаев, предусмотренных частями 1.2 , 1.3 настоящей статьи , влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до четырех тысяч рублей с конфискацией орудий охоты или без таковой или лишение права осуществлять охоту на срок до двух лет; на должностных лиц — от двадцати тысяч до тридцати пяти тысяч рублей с конфискацией орудий охоты или без таковой.

Согласно положениям ст. 1 Федерального закона от 24.07.2009 N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» охотой признается деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой; под добычей охотничьих ресурсов понимается отлов или отстрел охотничьих ресурсов.

В силу ч. 1 ст. 22 указанного Федерального закона, в целях обеспечения сохранения охотничьих ресурсов и их рационального использования могут устанавливаться следующие ограничения охоты: 1) запрет охоты в определенных охотничьих угодьях; 2) запрет охоты в отношении отдельных видов охотничьих ресурсов; 3) запрет охоты в отношении охотничьих ресурсов определенных пола и возраста; 4) установление допустимых для использования орудий охоты, способов охоты, транспортных средств, собак охотничьих пород и ловчих птиц; 5) определение сроков охоты; 6) иные установленные в соответствии с федеральными законами ограничения охоты.

При этом, статьей 23 Закона предусматривается, что основой осуществления охоты и сохранения охотничьих ресурсов являются правила охоты, которыми, в частности, устанавливаются ограничения охоты, предусмотренные ст. 22 настоящего Федерального закона.

Пунктом 53.5 Правил охоты, утвержденных приказом Министерства природных ресурсов и экологии РФ N 512 от 16 ноября 2010 г., установлен прямой запрет при осуществлении охоты на применение на коллективной охоте для добычи охотничьих животных полуавтоматического оружия с магазином вместимостью более пяти патронов.

Как видно из материалов дела об административном правонарушении, 16.11.2013 в 13 час. 55 мин примерно в 1 км на север от д. Щучье на автомобильной дороге регионального значения, проходящей по территории охотничьих угодий Варгашинского охотничьего хозяйства Варгашинского района Курганской области, автомобиль УАЗ г/н «, в котором находился Д. с другими участниками коллективной охоты, был остановлен для проверки сотрудниками Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области.

На момент проверки при Д. в автомобиле на основании разрешения РОХа N находился принадлежащий ему полуавтоматический (самозарядный) охотничий карабин , вместимостью магазина более 5 патронов (фактически емкость магазина оружия предусматривала его снаряжение 10 патронами).

По данному факту государственным охотничьим инспектором Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области С. 16.11.2013 был составлен протокол N по делу об административном правонарушении, согласно которому следует, что 16 ноября 2013 г. Д., совместно с другими лицами, производил коллективную охоту в Варгашинском охотничьем хозяйстве Варгашинского района Курганской области по разрешению серии 45 N . Для охоты Д. применял карабин с магазином вместимостью на десять патронов, чем нарушил п. 53.5 Правил охоты.

Признавая постановлением N от 30.01.2014 Д. виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ — нарушение Правил охоты, должностное лицо Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области, а последствии судьи при рассмотрении жалобы Д. исходили из того, что нахождение последнего в границах охотугодья с полуавтоматическим охотничьим карабином вместимостью магазина более 5 патронов не соответствует требованиям п. 53.5 Правил охоты, что образует состав административного правонарушения.

Вместе с тем, из буквального содержания вышеприведенных положений закона следует, что объективную сторону состава нарушения пункта 53.5 Правил охоты, ответственность за совершение которого установлена действующим административным законодательством, составляют действия участника коллективной охоты, выражающиеся именно в применении полуавтоматического оружия с магазином вместимостью более пяти патронов с целью отстрела охотничьих ресурсов.

Фактические обстоятельства по делу свидетельствуют, что охотничье оружие Д. на момент проверки 16.11.2013 не применялось и находилось при заявителе в автомобиле, когда последний передвигался с группой охотников по дороге в границах охотничьих угодий.

Нахождение Д., включенного в число участников коллективной охоты, с полуавтоматическим охотничьим оружием с магазином вместимостью более пяти патронов в границах охотничьих угодий соответствует понятию «коллективной охоты», как это определено в ч. 2 ст. 57 Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», однако сами по себе такие действия лица не свидетельствуют о применении им в условиях коллективной охоты запрещенного п. 53.5 Правил орудия охоты с определенными техническими характеристиками.

С учетом изложенного, в действиях Д., привлеченного к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ, состав административного правонарушения отсутствовал.

Дело N 4-А-201/2014

Необходимости в специальных познаниях и, следовательно, в назначении экспертизы, равно как и в применении специального технического средства для выявления административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, не требуется. Установление должностным лицом ГИБДД факта наличия на передней части автомобиля световых приборов методом непосредственной визуализации является достаточным для составления протокола об административном правонарушении.

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N судебного района города Кургана Курганской области от 27 июня 2014 г. Б. привлечена к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ и подвергнута административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами с конфискацией газоразрядных ксеноновых ламп со сферическим источником света вместо нити накаливания, установленных в противотуманных фарах типа В.

Решением судьи Курганского городского суда от 10 сентября 2014 г. постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Курганский областной суд, Б. просит судебные постановления отменить, производство по делу прекратить в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности. Указывала, что по смыслу нормы ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ признаки объективной стороны состава данного правонарушения являются альтернативными: административная ответственность наступает с одной стороны — за управление транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета, а с другой — за управление транспортным средством, на котором установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых не соответствуют требованиям Основных положений по допуску транспортных средств. Полагала, что во втором случае несоответствие цвета огней и режима работы должно быть в совокупности, а отсутствие хотя бы одного из перечисленных несоответствий ведет к невозможности привлечения лица к ответственности по данной статье . Доказательств управления транспортным средством, на передней части которого установлены световые приборы с огнями красного цвета или световозвращающие приспособления красного цвета не имеется, так же как и не имелось доказательств управления транспортным средством, на котором установлены световые приборы, цвет огней и режим работы которых в совокупности не соответствовали требованиям Основных положений по допуску транспортных средств. Факт нахождения в противотуманных фарах газоразрядных ламп было установлено сотрудником ГИБДД при составлении административного материала, визуально.

Оставляя судебные акты без изменения, заместитель председателя Курганского областного суда указал следующее.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ, заключается в нарушении требований п. 3.1 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортного средства, на передней части которого установлены световые приборы, режим которых не соответствует конструкции транспортного средства (Приложение к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090).

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения запрещается эксплуатация автомобилей, автобусов, автопоездов, прицепов, мотоциклов, мопедов, тракторов и других самоходных машин, если их техническое состояние и оборудование не отвечают требованиям Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств.

В силу п. 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23.10.1993 N 1090, водитель транспортного средства обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Использование во внешних световых приборах источников света, не соответствующих типу данного светового прибора, нарушает условия обеспечения безопасности дорожного движения вследствие целого ряда физических и технических факторов.

Применение в фарах, предназначенных для использования с лампами накаливания, в том числе галогенными, газоразрядных источников света следует квалифицировать как несоответствие режима работы внешних световых приборов требованиям конструкции транспортного средства.

Как следует из материалов дела, Б. управляла транспортным средством Тойота Авенсис, в противотуманных фарах которого типа «В» установлены газоразрядные ксеноновые лампы, режим работы и цвет которых не соответствовали конструкции светового прибора.

Вопреки доводам надзорной жалобы, необходимости в специальных познаниях и, следовательно, в назначении экспертизы, равно как и в применении специального технического средства для выявления совершенного Б. административного правонарушения не имелось. Установление должностным лицом ГИБДД факта наличия на передней части автомобиля световых приборов, не отвечающих требованиям закона, методом непосредственной визуализации не противоречило п. п. 4.3.1 , 5.3.1 Государственного стандарта Российской Федерации ГОСТ Р 51709-2001 «Автотранспортные средства, требования безопасности к техническому состоянию и методы проверки», являлось достаточным для составления в отношении Б. протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.5 КоАП РФ.

Кроме того, данные обстоятельства подтвердил, допрошенный в судебном заседании, эксперт П., которому были предъявлены фото и видеозапись с места административного правонарушения, и который пояснил, что в автомобиле в противотуманных фарах установлены газоразрядные лампы — ксенон, где вместо нити накаливания установлен электрод; в данных фарах должны быть установлены лампы с нитью накаливания — галогенные.

Дело N 4А-283/2014

Вопросы применения процессуальных норм Кодекса

Российской Федерации об административных правонарушениях

Не привлечение к участию в деле об административном правонарушении потерпевшего является существенным процессуальным правонарушением и при не истекшем на момент рассмотрения дела сроке давности привлечения к административной ответственности, установленном ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, является основанием к отмене постановления с направлением дела должностному лицу на новое рассмотрение.

Постановлением главного государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Курганской области от 25.07.2014 ГБУ «ЦРБ» признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, и подвергнуто административному наказанию в виде административного штрафа.

Решением судьи районного суда Курганской области от 26.08.2014 постановление должностного лица отменено, дело об административном правонарушении направлено на новое рассмотрение в Государственную инспекцию труда в Курганской области, поскольку дело было рассмотрено без привлечения к участию в деле потерпевшего.

При рассмотрении жалобы главного государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Курганской области З. судья Курганского областного суда пришел к выводу об отказе в удовлетворении жалобы и оставлении без изменения решения судьи районного суда.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении разрешается вопрос о вызове лиц, указанных в статьях 25.1 — 25.10 настоящего Кодекса.

В силу ч. 1 ст. 25.2 КоАП РФ потерпевшим является физическое лицо или юридическое лицо, которым административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред.

Из материалов дела следует, что ГБУ «ЦРБ» было привлечено к административной ответственности за задержку выплаты отпускных Е.

Судья районного суда, отменяя постановление по делу об административном правонарушении, правомерно указал, что Е. является потерпевшим по делу, в связи с чем его неизвещение о времени и месте рассмотрения дела влечет отмену постановления.

Действия по извещению потерпевшего Е. главным государственным инспектором труда Государственной инспекции труда в Курганской области З. выполнены не были, в связи с чем решением судьи районного суда постановление должностного лица было правомерно отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Дело N 21-241/2014

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

В числе прочих обстоятельств обязательному выяснению по делу об административном правонарушении подлежит вопрос о наличии события административного правонарушения ( ст. 26.1 КоАП РФ).

Постановлением судьи Курганского городского суда Курганской области от 17.10.2014 М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде штрафа.

При рассмотрении жалобы И., действующего на основании доверенности от потерпевшей Б., судья Курганского областного суда пришел к следующему выводу.

Согласно требованиям пункта 14.1 Правил дорожного движения Российской Федерации водитель транспортного средства, приближающегося к нерегулируемому пешеходному переходу, обязан снизить скорость или остановиться перед переходом, чтобы пропустить пешеходов, переходящих проезжую часть или вступивших на нее для осуществления перехода.

В соответствии с ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого вреда здоровью потерпевшего, влечет наложение административного штрафа в размере от двух тысяч пятисот до пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет (в ред. Федеральных законов от 22.06.2007 N 116-ФЗ , от 24.07.2007 N 210-ФЗ , от 23.07.2013 N 196-ФЗ ).

Из материалов дела следует, что 22.05.2014 в 11 час. 15 мин. водитель М., управляя автомобилем марки Ниссан Альмера, государственный регистрационный знак N, нарушил требования п. 14.1 ПДД, двигаясь в районе дома «адрес», допустил наезд на пешехода Б., переходившую проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу.

Согласно заключению СМЭ в результате дорожно-транспортного происшествия потерпевшей Б. был причинен легкий вред здоровью по признаку его расстройства до 21 дня.

Обжалуя постановление судьи районного суда, потерпевшая ссылалась на причинение ей более тяжкого вреда здоровью, на подложность заключения эксперта, которое содержало ссылку на результаты компьютерной томографии, которая фактически не проводилась. Полагая, что потерпевшей был причинен вред здоровью более тяжкий, чем указано в заключении эксперта, Б. выражала несогласие с отказом суда в удовлетворении ее ходатайства о назначении и проведении по делу дополнительной экспертизы.

Нарушение принципа всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела является основанием к отмене постановления и возвращению дела об административном правонарушении на новое рассмотрение п. 4 ч. 1 ст. 30.7 (КоАП РФ).

Отказывая в удовлетворении заявленного потерпевшей ходатайства о назначении по делу дополнительной судебно-медицинской экспертизы в связи с оспариваем установленной заключением эксперта тяжести вреда здоровью, судья фактически оставил без проверки доводы потерпевшей и постановил решение по вопросу о наличии события правонарушения при наличии неразрешенных сомнений в части тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшей, при этом, как видно из материалов дела, такие сомнения у судьи, рассматривающего дело, имелись.

При этом, возникшие у суда сомнения по вопросу о тяжести причиненного потерпевшей вреда здоровью, в ходе рассмотрения дела устранены не были, а действия М. были квалифицированы по менее тяжкой ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ.

С учетом изложенного, судьей Курганского областного суда решение по делу об административном правонарушении, принятое судом без полного и всестороннего выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильной юридической квалификации деяния в зависимости от тяжести наступивших последствий, было отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Дело N 12-92/2014

В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, полученных с нарушением закона, в том числе доказательств, полученных при проведении проверки в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля.

Постановлением заместителя начальника отдела полиции N УМВД России по г. Кургану от 25.07.2014 N Д. за нарушение правил оборота служебного оружия был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.8 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Приказ МВД России N 288 имеет дату 12.04.1999, а не 12.04.1998.

Решением судьи Курганского городского суда Курганской области от 02.10.2014 из постановления должностного лица исключена виновность Д. в нарушении пп. «б» п. 151 Инструкции по организации работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации, утвержденной приказом МВД РФ N 288 от 12.04.1998. В остальной части постановление оставлено без изменения, жалоба Д. — без удовлетворения.

Из материалов дела следует, что в июле 2014 г. инспектором ОЛРР УМВД России по г. Кургану Ш. и инспектором ОЛРР УМВД России по г. Кургану Б. была проведена проверка комнаты хранения оружия ООО «ЧОО «С», по результатам которой составлен акт проверки наличия, организации хранения, учета и технического состояния оружия и патронов от 23.07.2014.

В силу ст. 56 Административного регламента исполнения Министерством внутренних дел Российской Федерации государственной функции по контролю за оборотом гражданского, служебного и наградного оружия, боеприпасов, патронов к оружию, сохранностью и техническим состоянием боевого ручного стрелкового и служебного оружия, находящегося во временном пользовании у граждан и организаций, а также за соблюдением гражданами и организациями законодательства Российской Федерации в области оборота оружия, утвержденного Приказом МВД России от 29.06.2012 N 646, лицензиат уведомляется лицензирующим органом не позднее, чем за 3 дня до начала ее проведения посредством направления копии распоряжения (приказа) о начале проведения плановой проверки заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении либо вручения копии распоряжения (приказа) ему лично под расписку.

Материалы административного производства данных о заблаговременном направлении (вручении) представителю ООО «ЧОО «С» копии распоряжения (приказа) о начале проведения плановой проверки не содержат.

Кроме того, сам акт проверки от 23.07.2014 был подписан Д., который на момент окончания проверочных мероприятий руководителем ООО «ЧОО «С» не являлся, представительскими функциями не наделался.

Федеральный закон от 26.12.2008 N 294-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» к грубым нарушениям, которые не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами, и подлежат отмене вышестоящим органом государственного контроля (надзора) или судом относит, в числе прочих, нарушение установленных сроков уведомления о проведении проверки ( ст. 20 Закона).

В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, полученных с нарушением закона, в том числе доказательств, полученных при проведении проверки в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ, изложенной в п. 18 постановления Пленума от 24.03.2005 N 5 при рассмотрении дела об административном правонарушении собранные по делу доказательства должны оцениваться в соответствии со статьей 26.11 КоАП РФ, а также с позиции соблюдения требований закона при их получении ( часть 3 статьи 26.2 КоАП РФ).

Поскольку должностным лицом при проверке юридического лица были допущены существенные нарушения закона, что не позволяло считать полученные в результате такой проверки доказательства виновности Д. допустимыми, судья Курганского областного суда отменил постановление должностного лица, а производство по делу об административном правонарушении в отношении Д. по ч. 1 ст. 20.8 КоАП РФ прекратил в связи с недоказанностью обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Д. к административной ответственности.

Дело N 21-225/2014

Пропуск срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении, установленного ст. 30.3 КоАП РФ, не является основанием для оставления судьей данной жалобы без рассмотрения.

К. обратился в Далматовский районный суд Курганской области с жалобой на постановление мирового судьи судебного участка N 4 Далматовского судебного района Курганской области от 15 мая 2014 г., которым он был привлечен к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ.

Не согласившись с данным постановлением К. обратился в Далматовский районный суд с жалобой на данное постановление.

Определением судьи Далматовского районного суда Курганской области от 28 августа 2014 г. жалоба заявителя К. оставлена без рассмотрения.

Рассмотрев жалобу К., судья Курганского областного суда пришел к выводу об изменении определения судьи Далматовского районного суда Курганской области от 28.08.2014 г. по следующим основаниям.

В силу ст. 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления. В случае пропуска указанный срок по ходатайству лица, подающего жалобу, может быть восстановлен судьей, правомочным рассматривать жалобу.

Из материалов дела следует, что постановлением мирового судьи судебного участка N 4 Далматовского судебного района Курганской области от 15.05.2014 г., К. был привлечен к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ в виде лишения права управления транспортными средствами на срок три года и штрафа.

О месте и времени судебного заседания К. был извещен мировым судьей надлежащим образом, однако участия в судебном разбирательстве он не принимал.

Копия указанного постановления мирового судьи была направлена заявителю 17 мая 2014 г., что подтверждается штемпелем на конверте.

Жалоба от заявителя на обжалуемое постановление мирового судьи от 15 мая 2014 г. поступила в Далматовский районный суд Курганской области 28 августа 2014 г., то есть со значительным пропуском срока для его обжалования.

Ходатайства о восстановлении срока для обжалования указанного постановления мирового судьи жалоба К. не содержала.

В связи с тем, что нормы КоАП РФ не содержат положений, позволяющих оставить жалобу, поданную с нарушением установленного ст. 30.3 КоАП РФ срока, без рассмотрения, судья районного суда должен был возвратить жалобу заявителю и разъяснить ему право повторного обжалования с заявлением ходатайства о восстановлении срока для обжалования судебного акта либо обжаловать вступившее в законную силу постановление в порядке надзора.

Учитывая изложенное, судья Курганского областного суда изменил обжалуемое определение судьи Далматовского районного суда Курганской области и возвратил К. жалобу на постановление мирового судьи судебного участка N 4 Далматовского судебного района Курганской области от 15 мая 2014 г. о привлечении его к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ.

Дело N 12-96/2014

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела.

Постановлением мирового судьи судебного участка N Далматовского судебного района Курганской области от 2 июля 2014 г. В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа с лишением права управления транспортными средствами.

В протесте первый заместитель прокурора Курганской области просил постановление мирового судьи отменить, производство по делу об административном правонарушении прекратить в связи с наличием обстоятельств, исключающих производство по делу. При этом ссылался на возбуждение в отношении В. уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Отменяя постановление мирового судьи, заместитель председателя Курганского областного суда указал следующее.

Из материалов дела усматривается, что 14 июня 2014 г. в 23:05 на 3 км автодороги Долматово-Уксянское Далматовского района около с. Затеченское, В. управлял автомобилем марки Форд Фокус, в нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения, находился в состоянии алкогольного опьянения.

По данному факту инспектором ДПС ОГИБДД ОМВД России по Далматовскому району был составлен протокол об административном правонарушении.

Мировым судьей принято указанное выше постановление.

Из приобщенных к протесту заместителя прокурора Курганской области документов следует, что 15 июня 2014 г. следователем СО ОМВД России по Далматовскому району в отношении В. было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, поскольку В., управляя автомобилем марки Форд Фокус, не справился с управлением, допустил съезд с дороги и опрокидывание автомобиля. В результате ДТП пассажиры Ж., Д., Р. получили телесные повреждения; телесные повреждения, полученные Р., расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью потерпевшего.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, либо постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, либо постановления о возбуждении уголовного дела.

Таким образом, привлечение В. к административной ответственности в настоящее время невозможно, в связи с тем, что возбуждено производство по уголовному делу по тому же факту, и юридическая оценка действиям В. в рамках уголовного дела органами предварительного расследования не дана.

При указанных обстоятельствах судебное постановление о привлечении В. было признано незаконным и отменено.