6 24 коап рф с комментариями

Статья 6.5 КоАП РФ. Нарушение санитарно-эпидемиологических требований к питьевой воде (действующая редакция)

Нарушение санитарно-эпидемиологических требований к питьевой воде, а также к питьевому и хозяйственно-бытовому водоснабжению —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от двух тысяч до трех тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 6.5 КоАП РФ

1. Применительно к Правилам пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в РФ, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1999 г. N 167, под питьевой водой понимается вода после подготовки или в естественном состоянии, отвечающая установленным санитарным нормам и требованиям и предназначенная для питьевых и бытовых нужд населения и (или) производства пищевой продукции.

В соответствии со ст. 19 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» питьевая вода должна быть безопасной в эпидемиологическом и радиационном отношении, безвредной по химическому составу и иметь благоприятные органолептические свойства. Индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие эксплуатацию централизованных, нецентрализованных, домовых распределительных, автономных систем питьевого водоснабжения населения и систем питьевого водоснабжения на транспортных средствах, обязаны обеспечить соответствие качества питьевой воды указанных систем санитарным правилам.

Население городских и сельских поселений должно обеспечиваться питьевой водой в приоритетном порядке в количестве, достаточном для удовлетворения физиологических и бытовых потребностей.

Гигиенические требования к качеству питьевой воды, а также правила контроля качества воды, производимой и подаваемой централизованными системами питьевого водоснабжения населенных мест, определены санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества. СанПиН 2.1.4.1074-01», утвержденными Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 26 сентября 2001 г. N 24 и введенными в действие с 1 января 2002 г. См. также санитарные правила и нормы «Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения. СанПиН 2.1.4.1110-02», утвержденные Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 14 марта 2002 г. N 10; санитарно-эпидемиологические правила и нормативы «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды, расфасованной в емкости. Контроль качества. СанПиН 2.1.4.1116-02», утвержденные Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 19 марта 2002 г. N 12.

Нарушение санитарно-эпидемиологических требований к питьевой воде и питьевому водоснабжению населения, определенных указанными нормативными правовыми актами, квалифицируется в качестве рассматриваемого административного правонарушения.

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНО НАКАЗУЕМОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ — НАНЕСЕНИИ ПОБОЕВ

Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» введена административная ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль (ст. 6.1.1 КоАП РФ). До принятия этой нормы права в российском законодательстве за такое правонарушение предусматривалось только уголовное наказание по ст.ст. 115—117 УК РФ.

С учетом этого исследование особенностей производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.1.1 КоАП РФ, актуально не только в теоретическом, но и практическом плане для прокурорских работников, осуществляющих надзор за административно-юрисдикционной деятельностью органов внутренних дел и федеральных судей районного звена, которые являются субъектами процессуальных отношений при расследовании и рассмотрении дел такой категории.

Особенности возбуждения дела об административном проступке. В уголовно-процессуальном законодательстве (ч. 2 ст. 20 УПК РФ) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 УК РФ, считаются уголовными делами частного обвинения и возбуждаются по общему правилу(1) не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Согласно административно-процессуальному законодательству (ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ) поводами к возбуждению административного расследования в случае нанесения побоев могут быть не только заявление потерпевшего или его законного представителя, но и иные поводы: сообщения и заявления физических и юридических лиц (например, сообщение лечебного учреждения, где потерпевшему оказывалась медицинская помощь), в том числе сообщения в средствах массовой информации; непосредственное обнаружение должностными лицами органов внутренних дел, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях по ст. 6.1.1 КоАП РФ, достаточных данных, указывающих на наличие побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль; а также поступившие из правоохранительных органов материалы о побоях. При наличии названных поводов должностные лица органов внутренних дел, руководствуясь ч. 2 ст. 28.7 КоАП РФ, обязаны принять решение в виде определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования.

Обратим внимание на то, что законодатель право вынесения постановления о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования предоставляет еще и прокурору.

Относительно поводов к возбуждению дела об административном правонарушении — нанесении побоев возникает вопрос о необходимости предусмотреть в законодательном порядке возможность возбуждения дела по требованию потерпевшего или его законного представителя, как это установлено ч. 2 ст. 20 УПК РФ.

В юридической литературе есть две противоположные точки зрения на целесообразность существования института частного обвинения в уголовном процессе. Сторонники частного обвинения считают, что этот институт более полно, чем при производстве предварительного расследования, защищает законные интересы потерпевших(1). Есть также попытка обосновать необходимость упразднения института частного обвинения(2).

Исходя из характера правонарушения, предусмотренного ст. 6.1.1 КоАП РФ, сочетания затрагиваемых административным проступком общественных и индивидуальных интересов, а также для предотвращения нежелательных для лица, пострадавшего от административного правонарушения, последствий его участия в административно-деликтном процессе, на наш взгляд, возможно включение в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях нормы права, которая будет учитывать волеизъявление лица, пострадавшего от побоев.

В административном законодательстве Республики Беларусь, например, существует норма права, предусматривающая возможность привлечения к административной ответственности за такое нарушение, как умышленное причинение телесного повреждения, только по требованию потерпевшего либо его законного представителя(3). В то же время административно-процессуальное законодательство Республики Беларусь оставляет прокурору право начать административно-деликт-ный процесс и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, при этом дело об административном правонарушении не подлежит прекращению даже «в случае примирения потерпевшего либо его законного представителя с лицом, в отношении которого ведется административный процесс»(4).

Обосновывая правомерность возбуждения уголовного дела частного обвинения без заявления потерпевшего, Конституционный Суд Российской Федерации придерживается правовой позиции о необходимости учета федеральным законодателем того факта, что противоправные деяния «хотя и совершаются в отношении конкретных лиц, но по своему характеру не могут не причинять вред обществу в целом, а также правам и интересам других граждан и юридических лиц. Иное означало бы безосновательный отказ государства от выполнения возложенных на него функций по обеспечению законности и правопорядка, общественной безопасности, защите прав и свобод человека и гражданина (статья 10; статья 18; статья 45; статья 72, пункт «б» части 1 Конституции

Российской Федерации) и переложение этих функций на граждан»(1).

Основанием для вынесения определения (для прокуроров — постановления) о возбуждении дела об административном правонарушении и проведения административного расследования служат достаточные данные, указывающие на умышленное нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, при отсутствии последствий, указанных в нормах УК РФ.

Особенности доказывания по делу о нанесении побоев. Одним из обстоятельств, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.1.1 КоАП РФ, является наличие состава административно наказуемого деяния(2) — нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, либо если эти действия не содержат уголовно наказуемых деяний, предусмотренных ст.ст. 116, 116.1 УК РФ.

С учетом конкуренции норм административного и уголовного права(3) при квалификации деяния по ст. 6.1.1 КоАП РФ следует четко определять не только объективные признаки этого состава административного проступка, но и субъективные признаки, так как объектами как уголовных преступлений, так и административных деликтов, связанных с нанесением побоев, являются одни и те же общественные отношения — здоровье человека.

Законодатель назвал два вида противоправных деяний, которые следует отнести к элементам объективной стороны исследуемого состава административного правонарушения.

Первый вид — нанесение побоев. Под нанесением побоев понимаются действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов потерпевшему, если они не повлекли причинение легкого вреда здоровью и лишь нарушили телесную неприкосновенность потерпевшего.

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 17.08.2007 № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» вред, причиненный здоровью человека, определяется в зависимости от степени его тяжести на основании квалифицирующих признаков и в соответствии с медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека(4). К признакам легкого вреда отнесено кратковременное расстройство здоровья и незначительная стойкая утрата общей трудоспособности.

Медицинскими критериями тяжести вреда здоровью в отношении легкого вреда здоровью являются: временное нарушение функций органов и (или) систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью до трех недель от момента причинения травмы (до 21 дня включительно); незначительная стойкая утрата общей трудоспособности — стойкая утрата общей трудоспособности менее 10 процентов. При наличии перечисленных последствий побоев следует применять более строгую норму закона (ч. 1 ст. 115 УК РФ).

В соответствии с медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, к последствиям административно наказуемого нанесения побоев следует отнести поверхностные повреждения, в том числе: ссадину, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностную рану и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, которые расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека.

При административном расследовании по делу о нанесении побоев возникает необходимость определения характера и степени вреда, причиненного здоровью, поэтому должностные лица, осуществляющие административно-юрисдикцион-ный процесс, обязаны назначить производство экспертизы.

По мнению некоторых ученых(1), перед экспертами — судебными медиками могут быть поставлены вопросы примерно следующего содержания:

1. Какие повреждения имеются у потерпевшего?

2. Каковы их характер, количество, давность и локализация?

3. Каковы свойства предмета (орудия, оружия), при помощи которого было причинено телесное повреждение?

4. Возможно ли причинение повреждений при помощи конкретного предмета (орудия, оружия)?

5. Каков механизм образования повреждений (вид травмирующего воздействия)?

6. Каково направление действия травмирующей силы, от которой произошли повреждения у пострадавшего?

7. Каково было взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент причинения повреждения?

8. Могло ли быть причинено данное повреждение (повреждения) самим потерпевшим?

9. Является ли повреждение лица, имеющееся у пострадавшего, неизгладимым (обязательный вопрос в случае локализации повреждения на лице)?

Второй вид — совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий в виде кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности. Как считают авторы, «это могут быть щипки, укусы, выкручивание рук и ног и т. п.»(2).

С субъективной стороны нанесение побоев может быть совершено только умышленно. Однако в зависимости от мотива, который является факультативным признаком данного элемента состава правонарушения, зависит квалификация противоправного деяния.

Так, нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, хотя и не повлекших причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, относится к числу преступлений, предусмотренных ст. 116 УК РФ, если эти действия совершены из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Субъектом нанесения побоев как по ст. 6.1.1 КоАП РФ, так и по нормам УК РФ является вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения противоправного деяния шестнадцатилетнего возраста.

Однако в ходе производства по делу об административном правонарушении следует обратить внимание на такой факультативный признак субъекта, как родственные отношения или отношения свойства между лицом, привлекаемым к ответственности, и потерпевшим.

При совершении тех же противоправных деяний, с такими же последствиями, которые перечислены в ст. 6.1.1 КоАП РФ, возникает необходимость квалификации деяния по ст. 116 УК РФ, если вред здоровью причинен близким лицам. К ним согласно примечанию к ст. 116 УК РФ относятся: супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим противоправное деяние, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.

Кроме того, законодатель, введя в УК РФ норму с административной преюдицией (ст. 116.1 УК РФ), тем самым предусмотрел возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, подвергнутых административному наказанию за совершение административного проступка, предусмотренного ст. 6.1.1 КоАП РФ. Поэтому при решении вопроса о привлечении к юридической ответственности за нанесение побоев должностные лица, проводящие административное расследование, должны выяснять наличие рецидива за аналогичное административное правонарушение. Основанием возбуждения уголовного дела являются данные, указывающие на то, что лицо, которому было назначено административное наказание за нанесение побоев по ст. 6.1.1 КоАП РФ, в течение года со дня окончания исполнения данного постановления вновь совершает аналогичное противоправное деяние.

Учет особенностей производства по делу об административно наказуемом нанесении побоев поможет при решении задачи прокуратуры по обеспечению законности в ходе осуществления административно-юрисдикционного процесса по защите закрепленных в Конституции Российской Федерации прав граждан.

Библиографический список
1. Бардышева Е. В чем сложность рассмотрения дел частного обвинения? / Е. Бардышева // Российская юстиция. — 2001. — № 6. — С. 41—42.
2. Басов С. Л. Участие прокурора в административно-юрисдикционном процессе : учеб. пособие / С. Л. Басов. — Санкт-Петер-бург : С.-Петерб. юрид. ин-т (фил.) Акад. Генеральной прокуратуры Рос. Федерации, 2015. — 188 с.
3. Голубов И. И. О необходимости упразднения частного обвинения / И. И. Голубов // Мировой судья. — 2016. — № 5. — С. 33—40.
4. Иванцова Н. В. Во сколько обходятся налогоплательщику дела частного обвинения? / Н. В. Иванцова // Мировой судья. — 2015. — № 6. — С. 17—19.
5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: научно–практический (постатейный) / под ред. С. В. Дьякова, Н. Г. Кадникова. — 2–е изд., перераб. и доп. — Москва : Юриспруденция, 2013. — 912 с.
6. Костылева Г. В. Особенности производства дознания по уголовным делам о причинении легкого вреда здоровью и побоях (ст. 115, 116 УК РФ) / Г. В. Костылева, С. И. Данилова, Н. Е. Муженская ; подготовлен для системы «КонсультантПлюс». — Дата публикации: 18.12.2008. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
7. Орлова Т. В. Производство по уголовным делам частного обвинения / Т. В. Орлова // Мировой судья. — 2014. — № 10. — С. 36—40.
8. Петрова Н. Частный интерес в уголовном процессе защищен не в полной мере / Н. Петрова // Российская юстиция. — 2001. — № 6. — С. 37—38.
9. Пиголкин А. С. Толкование нормативных актов в СССР / А. С. Пиголкин. — Москва : Гос-юриздат, 1962. — 166 с.
10. Россинская Е. Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе : монография / Е. Р. Россинская. — 3–e изд., доп. — Москва : НОРМА : ИНФРА–М, 2015. — 736 с.
11. Соболев М. В. Дела частного обвинения и критерии их выделения в особую группу // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2008. — № 8. — С. 83—88.
12. Тилле А. А. Время, пространство, закон / А. А. Тилле. — Москва : Юрид. лит., 1965. — 203 с.
13. Черданцев А. Ф. Системность норм права / А. Ф. Черданцев // Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. — Свердловск : Свердл. юрид. ин-т, 1970. — Вып. 12. — С. 47—63.