Адвокат карен нерсисян

Адвокат карен нерсисян

АДВОКАТЫ
ЮРИДИЧЕСКИЕ
УСЛУГИ

СУДЫ г.МОСКВЫ

НОВОСТИ
О ПРОЕКТЕ
РЕКЛАМА
ТРИБУНА

ГАЗЕТА
БИЗНЕС-АДВОКАТ

ЖУРНАЛ
ДОМАШНИЙ АДВОКАТ

ПОДПИСКА

ТРИБУНА : ИНТЕРВЬЮ

Известный российский адвокат Карен Нерсисян, представляющий интересы семьи убитого главного редактора «ТО» Алексея Сидорова, заявил, что обвиняемый Майнингер отказался от ранее сделанных признательных показаний.

В течение двух дней в нашем городе находился адвокат с мировым именем, председатель президиума одной из московских коллегий адвокатов Карен Нерсисян. В его послужном списке выигранные громкие процессы по делам журналиста Григория Пасько, поэтессы Алины Витухновской. Кроме того, он защищает интересы семьи убитого депутата Государственной думы Сергея Юшенкова.

Визит Карена Нерсисяна в Тольятти связан с расследованием дела по убийству нашего главного редактора Алексея Сидорова. Он представляет интересы семьи убитого журналиста, которая категорически не согласна с бытовой версией убийства Алексея.

За два дня пребывания в городе адвокат встречался со следователем прокуратуры, ведущим дело, адвокатом обвиняемого Майнингера, беседовал со свидетелями. Карен Георгиевич ответил на несколько наших вопросов.

Корр.: Почему вы решили принять участие в расследовании убийства Алексея Сидорова?

Нерсисян: Меня просили подключиться к этому делу многие правозащитные организации — международная писательская организация «Пэн-центр», Международный Союз журналистов, Фонд защиты гласности. Они обеспокоены проблемой свободы слова в Тольятти и хотят, чтобы я узнал ситуацию изнутри. Данное дело имеет огромный резонанс не только в Москве, но и за ее пределами.

Корр.: С кем вам удалось встретиться и какую информацию собрать?

Нерсисян: Я разговаривал с членами семьи Сидорова, чьи интересы представляю. С родственниками обвиняемого Майнингера, со следователем, который ведет дело. Я дал подписку о неразглашении данных следствия, но, так как меня пока не знакомили ни с одним материалом дела, я могу высказать свое мнение.

Я считаю недоказанным факт, что убийство совершил Майнингер. Обвинение шито белыми нитками. Чем скорее органы следствия — милиция, прокуратура, их высокие покровители из Москвы прекратят уголовное преследование и отпустят этого парня, займутся поисками настоящих убийц, тем лучше.

Это мне подсказывает личный опыт следственной и адвокатской работы. Это не просто ошибка следствия. Следствие не устояло перед политическим натиском, его поставили в тупик. В безвыходное состояние его поставили высокими заявлениями из Москвы. Они — заложники ситуации. Для них ясно, что этот человек должен сесть. Как у вас — не знаю, в Москве суд порой представляет собой карикатуру, обслуживающую барышню, зачастую напоминающую девушку по вызову.

Корр.: Какое впечатление у вас сложилось о следователе?

Нерсисян: Это молодой парень с пятилетним стажем работы. Учитывая своеобразие вашего города, у вас год идет за три, так что можно считать опыт у него большой. Надеюсь, он сумеет перебороть себя, не поддастся натиску других факторов, будет работать на основе принципов. У меня сложилось впечатление, что он абсолютно уверен — Майнингер арестован незаконно. Я это чувствую.

Корр.: Как правоохранители отнеслись к вашему приезду? Стало ли это для них большой неожиданностью?

Нерсисян: Я адвокат не из Самарской области, не местный. Поэтому ко мне у них возникло особое отношение. Лично я испытал двоякое чувство. Следователь должен быть обрадован. Его руководство — вряд ли. Руководители не привыкли признавать, что они не правы. Сказал начальник, что земля квадратная — вся система будет на это работать.

Мы будем требовать, чтобы нам доказали, что находящийся за решеткой человек и есть истинный убийца.

Корр.: Какими полномочиями вы обладаете как законный представитель потерпевшей стороны?

Нерсисян: Я имею право участвовать в следственных действиях, знакомиться с постановлениями о назначении экспертиз, подавать ходатайства, самому представлять и отыскивать доказательства. Я не исключаю, что в деле вашего главного редактора повторится сюжет дела Сергея Юшенкова. В начале следствия сотрудники правоохранительных органов арестовали несколько невинных человек, пытались доказать, что задержанные являются убийцами депутата. За каждого задержанного мы со следствием воевали не на шутку. К счастью, в конце концов люди в погонах поняли, что адвокаты им не препятствуют, а, наоборот, помогают, и у нас возникло полное взаимопонимание. В итоге органам следствия удалось выявить шесть человек, которые имеют реальное отношение к убийству Юшенкова. Оно оказалось политическим, заказным. Хотя первоначально, как и в деле Сидорова, выдвигалась бытовая версия преступления. Теперь она отпала.

Корр.: Вам удалось встретиться с адвокатом Майнингера Юрием Логвиненко. О чем шел разговор?

Нерсисян: Адвокат Майнингера сообщил, что вчера (3 ноября) присутствовал на допросе обвиняемого. И обвиняемый сделал следующее заявление (дословно):

»Я отказываюсь от ранее данных мною показаний, в том числе и в ходе следственного эксперимента, в силу того, что я оговорил себя. В настоящее время я отказываюсь давать показания на основании статьи 51 Конституции Российской Федерации».

В ходе беседы адвокат заявил, что, выполняя свои профессиональные обязанности, он беседовал со свидетелем, который был очевидцем событий девятого октября (день убийства Алексея Сидорова. — Ред.). Этот свидетель заявил, что обвиняемый подошел к месту происшествия, когда Сидоров уже лежал возле подъезда. Майнингер поинтересовался тем, что случилось. И не может быть причастен к убийству.

Насколько мне известно, с Майнингером правоохранители «работали» трое суток, пока по решению суда он находился под административным арестом. Я выскажу свои предположения по этому поводу. Все прекрасно знают, какими методами добиваются признания. Я не думаю, что тольяттинская милиция чем-то отличается от московской или камчатской. Методы у них одни и те же. Угрозы, избиения, психологическое давление… Мы будем ходатайствовать о своем присутствии при очередном его допросе.

Корр.: Как долго вы планируете пробыть в Тольятти?

Нерсисян: Буду приезжать по мере необходимости.

Сергей ДАВЫДОВ, Римма МИХАРЕВА
ИА «АРиА»

Нерсисян Карен Георгиевич

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Нерсисян Карен Георгиевич, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Нерсисян Карен Георгиевич. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Нерсисян Карен Георгиевич и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Адвокат карен нерсисян

Радио Азатутюн. Подозреваемый в США в отмывании денег и нарушении закона о контроле экспорта оружия гражданин России Сергей Миронов, который в минувшую пятницу был задержан в ереванском аэропорту «Звартноц», а вчера освобожден решением армянского суда, завтра вернется в Москву. «У моего подзащитного был обратный билет в Москву на 31 августа. Решением суда ходатайство об его …

Задержанный в Армении по запросу США россиянин завтра вернется на родину: заявление адвоката

Радио Азатутюн. Гражданин России Сергей Миронов, которого ереванский суд отказался арестовывать по запросу США, возвращается в Россию. «Сегодня он еще в Ереване, билет у него на 31 августа», — сообщил сегодня, 29 августа, адвокат Карен Нерсисян. При этом он добавил, что на данный момент Миронова не вызывали в правоохранительные органы Армении. «Сегодня он поедет в …

Адвокат: «Вопрос об экстрадиции Сергея Миронова еще не закрыт»

Суд в Ереване отклонил ходатайство Генпрокуратуры Армении о временном задержании россиянина Сергея Миронова, обвиняемого властями США в незаконной передаче военных технологий и отмывании денег. О неожиданном решении суда и подробностях процесса в интервью «Известиям» рассказал один из адвокатов задержанного — Карен Нерсисян.

— Для вас было неожиданным решение суда?

— Да, это для нас большая победа. Суд отказал в ходатайстве Генпрокуратуры Армении об аресте. По каким основаниям суд принял такое решение, мы пока не знаем. Полной редакции судебного заключения еще не получили, судья только сказал, что отказался рассматривать ходатайство. Сергея только что отпустили, тем не менее вопрос об экстрадиции еще не закрыт, процесс будет продолжен, но уже в нормальных комфортных условиях. Главное, что Сергей на свободе. Не знаю, как поступит Вашингтон, — будет требовать его экстрадиции через Интерпол или другим способом. Мы сами рады, что процесс будет продолжен, поскольку заинтересованы в представлении доказательств нашей непричастности к обвинениям и невиновности.

— На каком основании задержали российского гражданина? Что грозит Сергею Миронову в случае экстрадиции в США?

— Обвинение мы пока не читали и в письменном виде нам его не показывали. Если оно будет сформулировано так, как нам говорят, — «отмывание денег» (несмотря на то что там фигурирует смешная сумма в $50 тыс.) и передача технологий «двойного» назначения, это как минимум двадцать лет лишения свободы по американским законам. Представители США говорят, что Миронов находился в розыске. Это полный бред, потому что в России есть представительство Интерпола, и в первую очередь российский Интерпол должен был знать, что гражданин РФ объявлен в международный розыск. За последние два месяца у Сергея была командировка в Грузию по линии IT-технологий, в июле он получил шенгенскую визу. Если бы человек был в розыске, такое было бы возможно? Юридические обстоятельства здесь отсутствуют — это какие-то политические игры.

— Почему Миронова задержали именно в Армении, если якобы была возможность задержать его раньше?

— Это — чистая политика. Ереван поставлен в неудобное положение. Это попытка вбить клин между Арменией и Россией, повлиять на нашу дружбу и союзничество — так мы видим эту ситуацию. В республике сейчас идут очень сложные внутренние процессы. Естественно, в стране есть сторонники «западной переориентации». Положение очень сложное, необходимо найти мудрое решение, чтобы не поддаться на провокацию. Это —политическая провокация в чистом виде.

— На каком основании его задержали, если нет запроса от Интерпола?

— Мы пока точно не знаем, но думаем, что Вашингтон воспользовался двусторонним соглашением между Армений и США об оказании правовой помощи по уголовным делам. Хотя между Арменией и Россией также есть такой договор, а еще — документ в рамках Минского соглашения, который намного шире, чем любой другой международный договор. Обвинение вообще не может быть выдвинуто, поскольку был нарушен порядок объявления человека в розыск. Это значит, что армянская сторона не должна выполнять этот запрос, она обязана вернуть россиянина в Россию и предложить американской стороне соблюдать определенный порядок — обращаться через юридические механизмы, а конкретнее — через российский Интерпол.

— Вы не видели официальное обвинение. Откуда тогда информация, по каким статьям обвиняют Сергея?

— С Мироновым встречались его супруга Юлия вместе с консулом России — это устная информация, которую они получили от Сергея. Он, в свою очередь, узнал об этом от оперативного сотрудника, который его задерживал. Это всё с их слов, там были какие-то документы, но они были на армянском. Естественно, Сергей ничего не понимал, оперативник ему перевел. То есть, по сути, он даже не знает, в чем обвиняется. Надеюсь, сегодня на заседании суда мы наконец-то увидим, в чем заключаются обвинения и на каком основании его задержали.

advokat_karen

Карен Нерсисян

ТК «Столица», 23 марта 2010 г., сюжет из выпуска новостей

Руководителю Следственного управления

Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Московской области, государственному советнику юстиции 3 класса

Маркову Андрею Геннадьевичу 107996, г. Москва, Малый Кисельный пер., д. 5

о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников

( в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ )

Обращаюсь к Вам с просьбой возбудить уголовное дело по соответствующей статье Уголовного Кодекса РФ в отношении сотрудников милиции ( г. Химки).

Считаю, что я должен исполнить свой гражданский долг и рассказать те факты, которые имели место .

Незаконные действия работников милиции имели место при следующих обстоятельствах:

Являюсь студентом очного отделения ***.

Среди жителей поселка Подрезково я со многими знаком, со многими дружу. (***)

Я ранее работал в торговом центре «Мега-люкс» в Химках , со мной работал также Тихонов Валерий- он житель г. Химки , эпизодически употребляет наркотические вещества.

Я проживаю с отцом , матерью и со старшей сестрой по вышеуказанному адресу. По своей юношеской глупости в прошлом году подался на уговоры сомнительных знакомых и попробовал покурить наркотическое вещество-марихуану.

20 декабря 2008 г я приобрел у Тихонова Валерия две дозы травы-марихуану для личного потребления на сумму одну тысяча рублей, то есть по 500 рублей за дозу.. Указанная трава была весьма плохого качества и я употребил только одну дозу, а вторая находилась у меня дома. Примерно в первой половине января 2009 года ( вроде были еще новогодние праздники ) мне позвонил Тихонов Валерий и предложил выкупить обратно у меня коробок ( одну дозу), так как я ранее ему говорил, что весьма не доволен травой из-за качества . При звонке Тихонов поинтересовался, остался ли у меня остаток проданной им мне травы. Я ответил, что да и после этого Тихонов назначил встречу у меня в подъезде: я ему обещал вернуть траву, так как она мне не была нужна и я не имел никакого намерения употреблять, а тем более продать кому-то. По предложению Тихонова о возврате ему травы я согласился. На встрече я передал коробок и получил мои ранее уплаченные ему деньги в размере 500 рублей. Уточняю, что в нашем доме в кв. 25 проживает мой друг Шуваев Дмитрий Дмитриевич и во время звонка и разговора с Тихоновым я находился у него в гостях. В указанный период я пользовался вышеуказанным номером мобильной связи. Вскоре приехал Тихонов ( он позвонил) , сказал, что стоит у подъезда. Я вместе с Шуваевым на лифте спустились на 1-ый этаж. Я открыл домофонную дверь и в этот момент в подъезд вошел ранее мне незнакомый мужчина, который мимо нас пошел выше. Буквально через минуту-другую я открыл дверь подъезда в и в подъезд впустил Тихонова. Он был один. Я его поругал за проданную мне ранее некачественную траву и передал ему бумажный сверток с марихуаной. После этого Тихонов передал мне деньги в размере почему-то не 500 рублей, а 600 рублей. Я удивился, вернул купюру достоинства 100 рублей, сказал, что я не торговец и мне чужие деньги не нужны. Мы поспрошались, открыли дверь и в этот момент в подъезд ворвались несколько мужчин и с криками «стоять, милиция!» задержали меня. Я конечно, был в шоке, ничего не понял и меня , не дав возможности даже одеться, в наручниках доставили в отдел милиции. Этот отел милиции именовали как 20-ый отдел и именно они занимались делами, связанные с наркотиками. Меня доставили на а\м «Ниссан-премьер» чёрного цвета, сопровождали двое- водитель и еще один. Тихонов и еще один сотрудник почему –то с нами не поехали.

Уже в отделении меня сначала держали в коридоре и чуть позже меня завели в кабинет начальника: высокого роста, крепкого телосложения, волосы темные. Представился , как начальник отдела и сразу же сообщил, что я попал и что у меня есть выбор: либо с ними сотрудничать либо в тюрьму через возбуждения уголовного дела. Я был еще несовершеннолетним, ранее в таких ситуациях не был и был напуган и растерян. Но я понимал, что мне предлагают стать стукачом и предателем, поэтому я твердо отказался от сотрудничества. Этот начальник в ходе разговора отметил, что он изучил мою биографию, круг моих друзей и поэтому ему будет не трудно доказать, что я якобы давно занимаюсь продажей наркотиков. Одновременно этот начальник еще раз объяснил мне, что они хотят конкретно от меня: он предлагал мне договориться с одним моим знакомым, с Леоном Номаном ( он также житель Подрезково, его отец- иностранец, араб и является дипломатом- послом в какой-то арабской страны в Москве. Этот начальник говорил, что Леон и я якобы партнеры по наркобизнесу и что Леон отказался от сотрудничества с ними и поэтому в отношении Леона возбуждено уголовное дело.

Я был крайне золь за явный шантаж в отношении меня, так как я никогда продажей наркотиков не занимался и тем более я Леоном никаких продаж не осуществлял. Уговоры и угрозы в ходе нашего так называемого «общения» продолжались не менее 1,5-2 часа. В этой психологической обработке участвовали также другие сотрудники. Но я твердо стоял на отказе от сотрудничества. Только после этого в кабинет завели так называемых «понятых» в лице Рассказова Сергея Сергеевича и Климова Максима. Климов тоже житель Подрезково, наркоман, с ними я также ранее был знаком. Изъяли переданные мною Тихонову деньги , составили протокол, протокол был подписан понятыми и мною. Только после оформления всех бумаг этот начальник позвонил моему отцу- он начальник цеха предприятия. Вскоре отец приехал, ему дали возможность поговорить со мной, после чего он уединился с начальником отдела в кабинете начальника, меня же вывели в другой кабинет. Их беседа заняла около часа, после чего дооформили какие-то документы ( мой отец тоже что-то подписывал как мой представитель, я же являлся несовершеннолетним) и вскоре мы с отцом уехали домой. Отец был очень на меня сердит, я боялся даже спросить у него, как прошла его беседа. Через несколько дней меня вызвали к следователю Пугачевой по адресу г. Химки, ул. Гоголя, д.6. Было возбуждено уголовное дело, со мной проводились следственные мероприятия. Я еще несколько раз был вызван к следователю, но вскоре моему отцу удалось договориться и уголовное дело было прекращено.

На Ваш вопрос отвечаю, что после того, я был отпущен на свободу после задержания, я встречался с Леоном и рассказывал ему о моем задержании и предложении сотрудников милиции о «сотрудничестве». Леон посмеялся, сказал, что когда он был задержан в результате аналогичной провокации с участием все того же Сергея Рассказова, ему также работники милиции предлагали подобное сотрудничество, а именно участвовать в провокациях в отношении своих знакомых. Я понял, что Леон отказался, как и я, поэтому было возбуждено уголовное дело в отношении Леона.

Леон все таки был осужден. Он освободился из мест заключения только недавно.

Об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 Уголовного Кодекса РФ уведомлен, в чем расписываюсь:____________________
О принятах мерах прошу Вас уведомить мне по адресу:

В Следственный Комитет при прокуратуре РФ
по Московской области

о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОБНОН УВД г. Химки Московской области

( в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ )

Мой сын — Сергей ***, 1-го октября 2009 года был задержан сотрудниками ОБНОН УВД г. Химки якобы при попытке сбыта 0,16 грамма наркотического вещества –амфетамина. Сын арестован, уголовное дело № по обвинению моего сына по ч. 3 ст. 30, ст. 228-1 ч. 1 УК РФ в настоящее время находится в производстве судьи Федорченко Л.В. в Химкинском городском суде, на 15 марта 2010 года уже назначено предварительное слушание.

01 октября 2009 года вечером я приехал домой и супруга мне сообщила, что мой сын Сергей задержан сотрудниками милиции за наркотики и что домой к нам приехали сотрудники милиции за паспортом Сергея. К сожалению, мой сын употребляет наркотические вещества и я был крайне зол на него и поэтому сначала никаких мер не принял для выяснения обстоятельств. Сын дома не ночевал и уже на следующий день мне позвонили из милиции и поинтересовались, будем ли нанимать адвоката для защиты сына. Я понял, что положение серьёзное и ответил, что буду искать адвоката для заключения соглашения. Через знакомых и родственников нашел защитника-МГКА Логинова Сергея Евгеньевича. Через несколько дней после ареста сына мне позвонил Долгих Роман Александрович. Роман был одноклассником моего сына, они были друзьями. Роман сказал, что если я намерен освободить Сергея и «закрыть» уголовное дело, то я должен взять с собой откупные (взятку) в размере 350 тысяч рублей и поехать в ОБНОН УВД г. Химки, котоый находится напротив футбольного стадиона «Родина». Роман уточнил, что во дворе будет стоять автомашина марки «Мерседес» чёрного цвета и что я должен найти хозяина этой машины по имени «Дима » и поговорить с ним по поводу условий освобождения моего сына. Я был растерян, ранее никаких взяток не давал и поэтому я связался с адвокатом Логиновым, сообщил о разговоре с Романом. Адвокат Логинов выслушав меня, категорически запретил подаваться на это преступление, пояснив, что дача взятки тоже преступление и что я могу также стать жертвой мошенников.

Я решил оттянуть свой ответ по поводу дачи взятки с целью выяснить все обстоятельства. После этого, в течении почти 10-12 дней мне названивал Долгих Роман и интересовался по поводу предложения о даче взятки. Долгих Роман не скрывал, что действует по поручению сотрудников милиции и советовал торопиться: « судьба Сергея в Ваших руках, чем быстрее найдете деньги, тем быстрее решиться его вопрос»-неоднократно говорил он. Через некоторое время я изъявил желание встретиться с сотрудниками милиции, которые якобы готовы помочь мне за освобождение сына за взятку и Долгих Роман предложил мне подъехать непосредственно в УВД г. Химки по адресу ул. Гоголя,д.6. Я подъехал по указанному адресу на своей автомашине марки *** гос. номер ***. Время было около 12 часов 30 минут дня. Долгих Роман предварительно дал мне номер телефона, по которому я должен был звонить по прибытию. Номер был мобильного телефона. Действительно, после моего звонка из здания УВД вышел мужчина возраста- 33-35 лет, высокого роста, крепкого телосложения, форма головы-конусовидный , лицо славянского типа. У бетонного ограждения при въезде на территорию УВД я встретил этого сотрудника ( он был в гражданской одежде: джинсы синие, куртка темного цвета типа «ветровки»). По его предложению мы сели в мою машину. Мужчина с собой имел чистый листок бумаги, на котором он написал цифру «350 тысяч» и сказал,:« вот цена вопроса. Сегодня я еще могу решать вопрос, завтра- может быть, а после завтра-уже нет». Я спросил, а какие гарантии? На это мужчина ответил, что он не сможет назвать мне конкретные имена людей, с которыми он будет делиться с полученными деньгами, поэтому я должен просто доверять ему». Я сказал, что у меня в настоящее время нет подобной суммы и что я должен консультироваться с адвокатом. Разговор длился не более 10-15 минут, после чего мы расстались, я обещал позвонить и сообщить о своем решении. Сразу же позвонил адвокату Логинову , который меня повторно отговорил от намерения уступить вымогателю взятки.

После этого разговора еще несколько раз звонил мне Роман Долгих и советовал не медлить с передачей денег, а то будет поздно и сын будет судим. Но я уже твердо решил, что никаких взяток давать не буду, так как я уже убедился ( мой адвокат убедил меня) , что мой сын стал жертвой провокации и поэтому необходимо добиться прекращения дела только законным путём.

Однако предварительное следствие велось исключительно с обвинительным уклоном и мой сын всё-таки привлекается к уголовной ответственности.

Во время очередного рассмотрения судебной жалобы мой сын Сергей сказал мне где-то в конце 2009 года, что Долгих Роман тоже арестован и они содержаться в одном и том же изоляторе.

Вскоре мои знакомые позвонили моей супруге и посоветовали в «Интернете» поискать статью « Наркооборотни на охоте» в газете «Ноев ковчег» и видеоролик с участием Долгих Романа, в которых Долгих рассказал всю преступную схему сотрудников милиции по реализации провокаций в отношении граждан. От этих источников же я узнал, что Долгих Роман по поручению сотрудников ОБНОН УВД г. Химки участвовал в провокации в отношении моего сына Сергея ***.

Считаю, что вымогательство взятки со стороны сотрудников милиции не должен остаться безнаказанным и поэтому возбудить уголовное дело в отношении соответствующих сотрудников милиции.

Об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 Уголовного Кодекса РФ я уведомлен , в чем расписываюсь:________________

Сотрудника милиции, который вымогал с меня взятку, я смогу уверенно опознать, если будет проведено опознание.

Сейчас я защищаю Романа Долгих, молодого человека, которого ОБНОН (Отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков) при УВД по г/о Химки Московской области много лет использовал в качестве «подсадной утки». Романа вынудили собирать информацию на молодых людей, имеющих богатых родителей и устраивать провокации, подбрасывая подросткам наркотики. Когда Роман решил прекратить сотрудничество, его самого пропустили через тот же «конвейер». Сейчас Роман в СИЗО, вместе с теми, кого он «сдал» сотрудникам ОБНОН.

Прочитайте некоторые материалы дела, послушайте рассказ Романа Долгих ролики (3 части, вывешенные на youtube), и Вы увидите, какая страшная истина встает из этого дела:

Оборот наркотиков находится в руках коррумпированных милиционеров, которые не борются с преступным распространением заразы, а держат его под своей крышей. Ради своих корыстных интересов, ради сотен тысяч рублей сверхдоходов, которые они вымогают у родителей попавшихся на удочку подростков — милиционеры сознательно и цинично «подсаживают на иглу» целые районы — так далеко, как далеко простирается территориальность их подразделений. Таких, как Роман, в распоряжении наркополицейских сотни, причем Москва и ее города-спутники поделены на конкретные «угодья» – сферы влияния. Каждая группа псевдонаркоборцов промышляет только на отведенной ей территории. Территорией П. был крупный подмосковный город. Такие, как он, «охотники» (это в основном молодые, обаятельные, эрудированные парни и девушки), каждый вечер посещают самые престижные и дорогие светские мероприятия, клубы, студенческие вечеринки, места, где отмечаются представители золотой молодежи. Цель конкретна – выловить подходящую жертву.

ПОЛНОСТЬЮ ВИДЕОЗАПИСЬ РАССКАЗА РОМАНА ЗДЕСЬ: http://rutube.ru/tracks/2936083.html?v=450ee3f3b6c10cfeef0f50152ae2b0fd

Моя статья о «наркооборотнях на охоте» была напечатана в газете «Ноев ковчег». http://www.noev-kovcheg.ru/mag/2010-02/1956.html

Ее текст размещен на сайте нашей Коллегии адвокатов: http://www.lawners.ru/index.php/news/50-2010-02-05-09-30-02 )

Руководителю Следственного управления
Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Московской области, государственному советнику юстиции 3 класса
Маркову Андрею Геннадьевичу
107996, г. Москва, Малый Кисельный пер., д. 5

Копия: прокурору Московской области, государственному советнику юстиции 3 класса
Мохову Александру Михайловичу
ГСП-6, 107996, г. Москва, Малый Кисельный пер., д. 5

адвоката Коллегии адвокатов
«Нерсисян и партнеры»
Нерсисяна Карена Георгиевича
(регистрационный номер 77/552 в реестре адвокатов г. Москвы, уд. № 4055, выданное 24.03.2003 г. ГУ МЮ РФ по г. Москве)

о возбуждении уголовного дела в отношении
сотрудников ОБНОН УВД по городскому округу Химки Московской области
( в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ )

На основании соответствующего соглашения и ордера мною осуществляется защита обвиняемого Долгих Романа Александровича, 1987 г. рождения, по уголовному делу № 62310. Предварительное следствие по уголовному делу находится в производстве следователя СУ при УВД г. Химки Московской области Виноградовой С.В.

Мой подзащитный обвиняется в том, что он вечером 18 декабря 2009 года, находясь около остановки общественного транспорта «Нагорное шоссе» г. Химки, за 2500 рублей пытался незаконно сбыть гр-ну Республики Молдова Болокан Н.С. наркотическое вещество — диацетилморфин (героин) массой 16 гр., но не довел преступление до конца по независящим от него обстоятельствам, так как проданное им наркотическое средство было изъято из незаконного оборота, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст.ст.30, ч. 3 , 228 -1 ч.1 УК РФ.

В предъявленном ему обвинении Долгих Р.А. вину не признал и на завершающем этапе следствия дал показания о том, что к инкриминируемому ему преступлению он не причастен, что он стал жертвой провокации оперативных сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области.

Долгих Р.А. пояснил, что в начале 2008 года он был задержан сотрудниками милиции за немедицинское употребление марихуаны, и во время выяснения обстоятельств он просил сотрудников милиции не сообщать родителям о его поступке, т.к. он очень боялся гнева родителей, особенно отца. Сотрудники ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области в обмен на свое молчание потребовали, чтобы Долгих Р.А. систематически оказывал им специфические услуги, а именно путем личного поиска либо по их заданию выявлял лиц, причастных к наркобизнесу, и принимал непосредственное личное участие при проведении различных оперативных мероприятий, в том числе при проведении так называемых контрольных закупок, контрольных продаж и т.д.

Долгих Р.А., будучи неискушенным в подобных жизненных ситуациях, был вынужден согласиться на так называемое сотрудничество, и вскоре он стал одним из активных участников оперативных мероприятий, выполняя отведенную ему роль либо покупателя, либо продавца наркотических средств, неоднократно был привлечен в качестве понятого при оформлении различных процессуальных документов, являлся процессуальным лицом, свидетелем, в ходе предварительного следствия или судебного разбирательства по указанным категориям дел.

Спустя некоторое время оперативные сотрудники ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области стали проявлять к нему больше доверия, и он уже по конкретным заданиям разрабатывал молодых людей, чьи родители были финансово обеспечены, и были реализованы различные провокации с целью шантажа родителей и вымогательства с них крупных денежных средств за невозбуждение уголовных дел и неоглашение мнимых фактов употребления наркотиков.

Если ранее мой подзащитный, Долгих Р.А., свою так называемую помощь воспринимал как содействие правоохранительным органам в борьбе с наркобизнесом, то вскоре он убедился, что сотрудники ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области фактически под прикрытием мнимой борьбы с наркобизнесом занимались разработкой различных провокаций лишь с одной целью, с целью наживы.

Согласно показаниям моего подзащитного, Долгих Р.А., в период с августа по октябрь 2009 г. по требованию сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области он внедрялся в различные заведения для времяпрепровождения так называемых представителей «золотой молодежи», в том числе в престижные клубы, и методом личного поиска выявлял наиболее подходящие кандидатуры для проведения последующей провокации в отношении этих лиц. Нередко Долгих Р.А. совершал подброс наркотиков намеченным жертвам по требованию и под контролем опекающих его сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области. По показаниям Долгих Р.А. не менее десяти человек было незаконно привлечено к уголовной ответственности и даже осуждено за якобы сбыт или приобретение наркотиков, хотя эти люди на самом деле были абсолютно невиновны и стали жертвами провокации с его – Долгих Р.А. – участием.

В качестве так называемой доли – вознаграждения Долгих Р.А. получал от десяти до пятнадцати процентов от денежных сумм, которые были получены оперативными сотрудниками ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области от родителей или родственников жертв провокаций.

Как отмечает мой подзащитный, Долгих Р.А., его особо возмутило то, что он по требованию сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области иногда принимал участие в так называемом «отжиме» лиц, не имеющих никакого отношения к незаконному обороту наркотических средств. Одной из его задач (правда, подобные случаи были крайне редки) было то, что он, Долгих Р.А., должен был с учетом личности и финансового положения намеченных жертв вовлечь их в употребление наркотиков, т.е. «подсадить их на иглу», с целью получить возможность регулярно вымогать денежные средства, используя фактор наркозависимости.

Мой подзащитный, Долгих Р.А., утверждает, что он регулярно получал непосредственно у оперативных сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области различные наркотические средства в так называемых оперативных целях, и расход полученных наркотиков должен был оправдаться либо реализацией провокации, либо их денежным эквивалентом за продажу наркотиков, полученных от сотрудников милиции.

Примерно в конце сентября 2009 г. Долгих Р.А. предпринял очередную попытку уклониться от навязанного ему сотрудничества и имел неосторожность заявить, что если его не оставят в покое, то он обо всем расскажет отцу, и он уверен, что отец найдет способ разоблачить этих мнимых борцов с наркобизнесом. В ответ на его угрозу начальник ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области Шатаев предупредил моего подзащитного, Долгих Р.А., что за такие намерения Долгих Р.А. будет наказан и вполне может разделить участь тех, кто уже были привлечены к уголовной ответственны за причастность к наркобизнесу. После этого инцидента Долгих Р.А. стал активно скрываться от курирующих его оперативных сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области, старался не отвечать на все более и более настойчивые телефонные звонки. Однако 18 декабря 2009 г. он фактически стал таким же объектом провокации сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области, которые в данном случае в роли «подсадных уток» и провокаторов использовали его давних знакомых Рассказова С. и Болокан Н.С. и сфабриковали данное уголовное дело в отношении Долгих Р.А. и по накатанной схеме, буквально в течение двух дней так называемым «процессуальным образом» закрепили его вину. И Рассказов С., и Болокан Н.С. являются такими же лицами, как и сам Долгих Р.А., и они выполнили под угрозой отведенную им роль в вышеуказанной так называемой попытке сбыта наркотиков.

По показаниям и по сведениям моего подзащитного, Долгих Р.А., подобная преступная практика существует долгое время, и она является системной. Таких, как он, Долгих Р.А., в распоряжении сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области не менее двадцати человек, которые ежедневно выходят на так называемую «охоту». Есть среди них и такие, которые принимают участие в провокациях вышеуказанного характера не за денежное вознаграждение, а за выделенные им дозы наркотиков, в основном героина.

Долгих Р.А. содержится под стражей в Следственном изоляторе № 77/10 в г. Можайске Московской области. Как сообщил мне мой подзащитный, Долгих Р.А., даже в этом изоляторе в настоящее время содержатся лица, которые являются прямыми жертвами провокаций сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области с его, Долгих Р.А., личным участием.

С Долгих Р.А. во время нахождения в ИВС УВД г. Химки Московской области сотрудниками ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области была проведена так называемая «профилактическая беседа» — встреча без участия следователя и защитника, и Долгих Р.А. был предупрежден, что в случае решения Долгих Р.А. раскрыть или огласить всю правду о характере их взаимоотношений, они примут соответствующие меры, чтобы об истинной роли Долгих Р.А. во взаимоотношениях с правоохранительными органами стало известно обитателям ИВС и Следственного изолятора. В этом случае участь моего подзащитного фактически будет предрешена – применение мер сексуального характера в отношении него или прямая физическая расправа под каким – либо предлогом.

Необходимо признать, что угроза сотрудников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области возымела реальное воздействие на моего подзащитного, и именно это обстоятельство является причиной отказа от дачи показаний моего подзащитного вплоть до 26 января 2010 г., т.е. до объявления следователем о завершении предварительного следствия.

После долгих и мучительных раздумий мой подзащитный нашел в себе мужество нарушить обет молчания и полон решимости не только защищать себя, доказывая несостоятельность предъявленного обвинения, но и уберечь от провокации сотрудников правоохранительных органов многих и многих молодых людей, чьи судьбы могут быть искалечены благодаря вышеуказанным «оборотням».

Следователь, видимо, после консультаций со своими коллегами, решила не затрагивать эту щекотливую и опасную тему, потому сразу же вынесла постановление о полном отказе в удовлетворении ходатайства о проверке фактов, содержащихся в показаниях моего подзащитного Долгих Р.А., и сочувственно предупредила, что зря мы пытаемся бороться с вышеизложенной порочной системой и что эта борьба закончится только нашим поражением.

Сразу же, 27 января 2010 г., нам было предложено ознакомиться с материалами уголовного дела, и поздно вечером мы завершили этот этап. По результатам ознакомления нами было заявлены ходатайства о проведении дополнительных допросов свидетелей, работников ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области, о проведении очных ставок с моим подзащитным, о проверке фактов негласного сотрудничества моего подзащитного с ними, а также о проверке фактов различных провокаций, имеющих место с активным участием Долгих Р.А., и т.д. В удовлетворении и этих ходатайств нам было полностью отказано.

На страницах газеты «Ноев ковчег», в № 2 (149) февраль 2010 г., опубликована статья «Наркооборотни на охоте», в которой также изложена трагедия моего подзащитного, и указанная статья приобщается к моему заявлению.

На основании вышеизложенного и учитывая, что в соответствии со ст.ст. 140-145 УПК РФ поводами к возбуждению уголовного дела служат в том числе заявления о преступлении, а основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, а также учитывая, что по сообщению о преступлении, распространенному в СМИ, проверку проводит по поручению руководителя следственного органа следователь, и в соответствии с ч.ч.1,2 ст. 145 УПК РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении следователь и руководитель следственного органа принимают решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела с соблюдением требований ч.ч. 2, 3 ст. 145 УПК РФ,

1. В случае подтверждения фактов и обстоятельств, изложенных в протоколе дополнительного допроса в качестве обвиняемого Долгих Р.А. от 26 января 2010 г., возбудить уголовное дело в отношении соответствующих должностных лиц ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области, а именно начальника ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области Шатаева, оперуполномоченных ОБНОН при УВД по г\о «Химки» Московской области Фокина, братьев Евгения и Андрея Косыревых, Соколова Н., Хрусталева А. и др.

2. Принять необходимые меры с целью вынесения процессуального решения о прекращении уголовного преследования в отношении моего подзащитного Долгих Романа Александровича.

Нерсисян Карен Георгиевич

ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ РОМАНА ДОЛГИХ: Как нетрудно было убедиться, решиться на подобный шаг для меня было крайне сложно. Я понимал и понимаю, что в свое время у меня не хватило жизненного опыта и элементарной смелости, чтобы не поддаваться нажиму и психологическому прессу нечистоплотных так называемых «сотрудников» правоохранительных органов, и я довольно продолжительное время был просто инструментом провокаций в их руках. Стыдно и страшно за содеянное, но я все-таки нашел в себе мужество опомниться и решил порвать с этими «лже-милиционерами», которые поломали не одну молодую судьбу, в том числе и мою.

Как видно из нашего заявления, мы просили и требовали решить вопрос о возбуждении уголовного дела исключительно компетентными должностными лицами прокуратуры Московской области и Следственного комитета при прокуратуре РФ по Московской области, исключая территориальные органы городского округа Химки Московской области. Я повторяю, что уверен, что все правоохранительные органы г. Химки, включая территориальный отдел Следственного комитета, это одно целое, не взирая на их ведомственную принадлежность. Для подобного утверждения у меня имеются очень веские основания: за время так называемого сотрудничества вышеуказанные сотрудники милиции неоднократно хвастались, что следователи Следственного комитета для них не являются ни авторитетом, ни преградой, и у них с ними неформальные дружественные отношения.

Необходимо отметить, что следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений коррупционной направленности следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Московской области Хаустов А.А. действительно весьма объективно рассмотрел представленные моим защитником материалы, и он составил рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренного п. «в», ч. 3 ст. 286 УК РФ в действиях сотрудников ОБНОН при УВД по г/о Химки Московской области Шатаева, Фокина, Косырева Е., Косырева А., Соколова Н., Хрусталева А.

При этом Хаустов А.А., приняв заявление в пятницу, 29 января 2010 г., заверил моего защитника в том, что проверка будет проводиться исключительно силами следователей областного подразделения Следственного комитета, исключая своих коллег из г. Химки.

Однако уже 1 февраля 2010 г. проверка по нашему заявлению все-таки была поручена следователю по особо важным делам Следственного отдела г. Химки Следственного Управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по Московской области Машкову Д.М.

Как я и предполагал, Машков Д.М. в рекордные сроки абсолютно формально провел так называемую проверку, опросив потенциальных подозреваемых, сотрудников ОБНОН при УВД по г/о Химки Московской области. Был опрошен также и я. В ходе опроса молодо и неопытный следователь Машков Д.М. даже и не скрывал, что перед ним поставлена задача отказать в возбуждении уголовного дела, и только после этого он сможет получить перевод на более высокую должность в г. Москве, поэтому он был откровенен до циничности, даже посоветовал одуматься, отметив, что с этой системой бороться бесполезно.

Хоть я и молод и не обладаю достаточным жизненным опытом, однако я не разделяю пораженческие настроения горе-следователя Машкова Д.М., который фактически выполнил порученную ему роль помочь завравшимся наркополицейским ускользнуть от привлечения к уголовной ответственности.

Незаконность и необъективность проводимой Машковым Д.М. так называемой проверки в первую очередь заключается в том, что он даже не соизволил проверить самые очевидные факты, а именно факты привлечения невиновных граждан к уголовной ответственности в результате провокаций с участием штатных провокаторов, одним из которых, к сожалению, являлся и я. Можно, конечно, в данной жалобе привести еще десятки подтверждений необъективности так называемой проверки, но думаю, что это излишне, т.к. данная жалоба направляется в Ваш адрес также из следственного изолятора и я не исключаю, что содержание направленной в Ваш адрес моей жалобы не станет известно весьма заинтересованным сотрудникам УВД г. Химки.

Как в этом ни стыдно признаться, но я реально убеждаюсь в том, что моя позиция относительно разоблачения преступлений провокаторов УВД г. Химки привела к тому, что над моей жизнью нависла реальная угроза физической расправы, причем как со стороны вышеуказанным сотрудников милиции, так и со стороны лиц, которые содержатся в следственном изоляторе. Мои прошлые грехи и мое настоящее раскаяние по так называемым «понятиям» означает, что я могу быть «приговорен» либо к применению по отношении ко мне мер сексуального характера, так и просто мер физического устранения путем провокации под любым мотивом конфликта с лицами, содержащимися в следственном изоляторе.

Считаю необходимым отметить еще одно обстоятельство: уголовное дело один раз после ходатайства моего защитника уже однажды было возвращено для производства дополнительного следствия по указанию прокурора г. Химки, но само постановление прокурора свидетельствовало о том, что эта так называемая отмена со стороны прокурора г. Химки являлась всего лишь формальностью. Даже беглый анализ постановления прокурора о возвращении дела для производства дополнительного следствия безоговорочно подтверждает то обстоятельство, что все правоохранительные и надзирающие структуры г. Химки, включая, как я полагаю, и судебные инстанции, вовлечены в круговую поруку, и я фактически обречен на осуждение по обвинительному приговору с одной лишь целью – спасти складывавшуюся годами преступную ситуацию в г. Химки. Их можно понять: ведь если действительно будут установлены многочисленные факты провокаций, в результате которых даже уже осуждены невиновные лица, то становится реальной печальная и горькая перспектива самим быть привлеченными к уголовной ответственности за эти провокации, включая не только оперативных сотрудников и следователей, но и самого прокурора г. Химки и судей, которые выносили приговоры по сфабрикованным уголовным делам.

Но несмотря ни на что, я твердо убежден, что я должен и обязан настойчиво добиваться установления истины, хотя бы только ради того, чтобы и в дальнейшем не были погублены другие молодые жизни, хотя бы в г. Химки. Что же касается моей судьбы, то я понимаю, что за содеянное необходимо отвечать, и я готов к этому, но я категорически не готов и не собираюсь отвечать за то, чего я не совершал: я имею ввиду обвинение меня в так называемом покушении на сбыт наркотиков 18 декабря 2009 г. Эта провокация в отношении меня совершена абсолютно по той же схеме и с участием подставных фигурантов с одной единственной целью – в рекордные сроки упрятать меня за решетку и тем самым воспрепятствовать разоблачению собственных преступлений. Ведь я вышел из-под их контроля, досконально знаю всю их «грязную кухню», достоверно знаю о прошлых их провокациях, и поэтому я для них являюсь опасным свидетелем, поэтому мое физическое устранение в первую очередь отвечало бы их жизненным интересам: этим самым они спасут свои карьеры и, в конце концов, свободу, а также источники преступных доходов.

Экземпляр данного письма с небольшой поправкой я отправляю также в адрес Президента Российской Федерации. Дело в том, что я в последнее время стал весьма доверительно относиться к личности и деятельности нашего Президента Медведева Дмитрия Анатольевича, т.к. я убеждаюсь, что он реально борется с коррупцией в стране и особенно с коррупцией в милицейских рядах, поэтому я ему верю и доверяю.