Брачно-семейное и наследственное право в римском праве

Всеобщая история государства и права

В раннем римском праве брак был в значительной степени обусловлен началами родового быта и священных законов. Ни о каком, даже приблизительном, равенстве ни супругов, ни вообще членов семьи в праве речи не шло. Существенными были и внутрисословные различия в брачных институтах.

Инициатива заключения брака принадлежала главам семейств, к которым принадлежали будущие муж и жена (либо мужчине, если он обладал соответствующим статусом сам). Согласия женщины на заключение брака не требовалось – она переходила под власть мужа как нового для себя домовладыки (либо под власть его отца, если муж не был еще самостоятельным). Брак приобретал силу с исполнением ряда условий и обрядов, главнейшей частью которых было символическое «наложение руки» на женщину (родственное процедуре манципации), почему древнейшая форма брака и определялась как брак с наложением руки ( cum manu ).

Брак cum manu мог оформиться трояким путем, причем различия были существенными для разных категорий жителей Рима. Патрицианство заключало браки в виде священной процедуры (этрусского происхождения) – конфарреации , когда жених и невеста в присутствии домочадцев, глав семейств и обязательно верховного понтифика преломляли особый священный хлебец. Такой брак был священным институтом и означал, по сути, принятие невесты в другой род. Процедура конфарреации была недоступна плебеям, а позднее недопустима для разнословных браков (в 445 г. до н.э. законом Канулея были разрешены браки между плебеями и патрициями, первоначально запрещенные по Законам XII Таблиц). Поэтому в этих случаях брак оформлялся коэмпцией – символической покупкой невесты, где покупателем выступал муж, а продавцом – отец невесты. Наконец, к признанию браком cum manu вело и длительное совместное проживание даже без формальных процедур: женщина, не желавшая установления над собой власти мужа, должна была три ночи в году проводить вне дома (в доме отца).

При браке «с рукой» право на развод принадлежало только мужу (по Законам XII Таблиц, он просто выставлял виновную жену из дома). Приданое жены также поступало в полное распоряжение мужа, сливалось с семейным имуществом. Правда, для жены, получавшей в такой семье «положение дочери», законом предусматривалось право на наследование семейного имущества, хотя и в самую последнюю очередь.

Около 250 г. до н. э. получает распространение более свободная для женщины форма брака – без наложения руки ( sine manu). Заключение его проходило без торжественных процедур, предполагалось, что невеста тем или иным способом выразила свое согласие. Правовые последствия в основном были те же, что у брака cum manu , однако женщина переходила к мужу как бы под опеку, а не под его власть как главы фамилии. Ее приданое и другое полученное ею имущество оставались номинально в ее обладании, муж только управлял имуществом и даже считался ответственным эа возможные потери. Свободен был и развод. Однако с первой половины II в. до н. э., когда эти браки приобрели статус вполне законных, в случае необоснованного развода цензоры выносили порицание, которое могло влиять на политические права гражданина. Другой существенной особенностью этих браков было то, что в них женщина (в случае смерти мужа возглавив семью) ни в коем случае не приобретала почетный статус матроны ( mater familias ), к которому вел брак «с наложением руки». Не имела она никаких прав и на наследование семейного имущества: ей только возвращали свое.

Существенные перемены в брачно-семейное право почти единовременно были введены законами Августа (18 г. до – 9 г. н. э.). Усмотрев в семейных отношениях конца Республики «падение нравов», император направил правовую политику на укрепление семьи, и не только на поощрение семейных ценностей, но даже на прямые санкции в отношении нарушителей брачных устоев. Для всех римских граждан в возрасте от 25 до 60 лет (для женщин – с 20 до 50-ти) вступление в брак было признано обязательным; также обязательно было иметь детей. Лица, не следовавшие в этом отношении закону, подвергались ограничениям в наследственных правах. Женщины, родившие трех и более детей, пользовались покровительством закона: они могли без ограничений получать имущество по завещаниям. Развод был сохранен, но его осуществление стало жестко формальным. За нарушение святости брака, за супружеские измены вводились уголовные наказания (в том числе и для мужчин, которые, по древнему праву, не несли правовой ответственности за прелюбодеяние). Вторые браки не только не запрещались, но прямо поощрялись, хотя вводилось требование соблюсти известный приличный срок – для женщин траурный год (в 10 месяцев). Расторжение браков без основательных причин влекло теперь имущественные штрафы, а виновная сторона теряла в пользу другой приданое (в пользу мужа), свадебный дар (в пользу жены). Значение юридического института было признано и за сожительством (фактическим браком, в котором жили мужчина и женщина, не имевшие права заключить законного брака – например, сенатор и актриса). Однако с IV в. права детей, рожденных от таких браков – незаконнорожденных , – стали ограничиваться. С наступлением эпохи христианства и брак в целом снова стал рассматриваться как священный институт – «союз божеского и человеческого права». Заключение брака стало церковным обрядом. Вошли в практику значительные ограничения на браки родственников. Развод стал весьма не одобряемым, а затем и полностью запрещенным.

Во внутрисемейных отношениях главенствующим институтом семейного права была власть домовладыки ( patria potestas – см. § 17). Как и в сфере брачных отношений, развитие права здесь шло по пути сокращения полномочий домовладыки и предоставления все большей самостоятельности домочадцам, прежде всего сыновьям. Со времени «больших войн» за Италию (III в. до н. э.) закрепилось самостоятельное право сыновей на распоряжение имуществом, приобретенным на войне. Император Адриан (II в.) запретил убивать сына даже за нарушение долга по отношению к отцу: было признано, что цель отцовской власти гуманна и не может использоваться во вред детям, и тем более заменять государственную в случае преступлений. С эпохой христианства отцовская власть сократилась: дети стали независимы в делах веры, в подчинении власти епископа, в принятии сана. С IV в. все полученное детьми от матери считалось их собственностью. Стало возможным юридическое освобождение из-под отцовской власти не только через формальную эмансипацию , но и по указу монарха, а также через суд.

Принципы неукоснительного сохранения семейной общности предопределяли и основные институты наследственного права. Имущество семьи должно, насколько возможно, переходить к ее членам. Преторское право в особенности оказывало предпочтение кровным родственникам – когнатам . Наследование по закону поэтому занимало преобладающее место. Со времени XII Таблиц признавалось неукоснительным завещательное распоряжение домовладыки в отношении принадлежащего ему имущества (т. е. право на завещание ), однако нельзя было без важных причин обходить наследством своих детей, близких родственников, нельзя было даже просто не упомянуть их в завещании. Гарантиями этому служили особые формы завещательных распоряжений, которые делались или в куриатных народных собраниях, или путем манципации. В преторском праве получает признание и простое устное завещание. С V в. преобладающей формой становится письменное, которое писали при свидетелях, подписывали и заверяли, иногда даже с участием нотариуса.

Попыткой обойти жесткие ограничения на свободу завещаний стал институт завещательных отказов – легатов (не имея возможности завещать имущество в целом по своему усмотрению, завещатель предписывал передать какому-либо лицу – даже рабу, актрисе, учреждению – определенную вещь, т.е. отказывал ее). Широкое распространение легатов стало важной особенностью всего римского наследственного права. Но закон вскоре и здесь стал на защиту интересов семьи: уже во II в. до н. э. были установлены ограничения на размеры денежных легатов, а также обязанность соразмерять легаты с долей основного наследника. Наконец, по закону Фальцидия (40 г. до н. э.) наследник по закону в любом случае должен был получить не менее 1/4 имущества, каковы бы ни были легаты.

Брачно-семейное и наследственное право в Древнем Риме

В классический период Древнего Рима, в связи с разложением патриархальной семьи, большое изменение претерпело брачно-семейное и наследственное право.

Характерной чертой классической эпохи является прогрессирующие разложение патриархальной семьи. Брак с мужней властью уже ко II в. н.э. выходит из употребления, а проживание жены в доме мужа в течение года уже не влечет за собой автоматически возникновения власти мужа. Становится распространенной новая форма брака без мужней власти (sine manu mariti). Женщина, вступая в такой брак, не порывала со своей прежней семьей, сохраняла определенную имущественную самостоятельность, получала некоторые права в отношении детей.

Брак без мужней власти мог быть легко расторгнут по обоюдному согласию супругов, а также по требованию одного из них. На общем фоне кризиса римского рабовладельческого общества ослабли и семейные связи, разводы стали обычным явлением. Широкое распространение получил так называемый конкубинат — неоформленное постоянное сожительство мужчины и женщины. Стремясь преодолеть негативные явления в сфере семейных отношений, император Август издал закон, предусматривающий санкции за безбрачие и бездетность. Даже из двух консулов преимущество по службе получал тот, у кого было больше детей.

В связи с участившимися разводами, задевавшими интересы и богатых римских семей, были введены новые правила, касающиеся приданого, с тем, чтобы гарантировать положение состоятельных римлянок, часто становившихся жертвами в браках, в которые мужчины вступали исключительно из корысти. Хотя приданое по-прежнему считалось собственностью мужа, последний должен был использовать его в целях устройства совместной жизни и терял его в случае развода. Со времени Августа муж не мог отчуждать земельный участок, полученный им в качестве приданого, без согласия жены или ее родственников (когнатов).

Разложение патриархальной семьи нашло свое выражение и в ослаблении отцовской власти. Прекратилась практика продажи детей, а их убийство отцом стало рассматриваться в постклассический период как тяжкое преступление. Усилилась имущественная самостоятельность подвластных членов семьи. Сыновья нередко получали от отца особое имущество (пекулий) для занятия земледелием, ремеслом или торговлей. Юридически собственником пекулия и всего того, что было приобретено сыном, считался отец. Но фактически пекулий все более обосабливался, особенно когда речь шла о земельном участке, выделенном сыну в связи с его поступлением на военную службу. Практически сын получал такую землю в собственность, мог оставить ее своим наследникам и даже вступать по поводу данного имущества в сделки со своим отцом.

Ряд изменений претерпел и институт опеки. Преторским эдиктом была установлена ответственность опекуна за ведение дел подопечного. Постепенно исчезает опека над взрослыми женщинами, и в постклассический период их дееспособность фактически была уравнена с дееспособностью мужчин.

Смягчение суровой отцовской власти, скреплявшей ранее патриархальную семью, определило также основные направления развития и наследственного права. Преторским эдиктом был значительно расширен круг наследников, куда помимо подвластных членов семьи (агнатов) были включены также эмансипированные дети умершего, когнаты вплоть до шестой степени родства, пережившая мужа супруга. Ослабление былого значения агнатской системы родства и признание в наследственном праве когнатского родства, основанного на кровной связи, было постепенно закреплено в императорском законодательстве.

Преторский эдикт изменял и форму завещания, установление которого уже не требовало использования сложной процедуры (с помощью «меди и весов»). Завещание, как правило, стало составляться не в устном, а в письменном виде, но с соблюдением определенной формы. Лишь солдатские завещания в период принципата не требовали каких-либо формальностей. В постклассический период наряду с частными завещаниями, которые составлялись в присутствии семи свидетелей, в практику вошли так называемые публичные завещания, позаимствованные из греческого права, составляемые в присутствии магистратов с внесением в протокол местных властей или с передачей на хранение в императорский архив. Усиливаются ограничения завещательной свободы. Так, не признается юридическая сила за завещаниями, в которых без достаточных оснований лишались имущества законные наследники. Увеличивается при составлении завещаний размер обязательной доли (до 1/3 имущества) для законных наследников.

В классический период более широкое распространение получило установление в завещаниях легатов (завещательных отказов), согласно которым наследник обязан был выдать определенную часть имущества указанному наследодателем лицу. Для защиты интересов наследника в законодательном порядке в I в. до н.э. было установлено, что при выдаче имущества в виде легатов он может сохранить за собой по крайней мере одну четверть наследства. Распоряжения о выдаче части имущества какому-либо лицу давались и без составления завещания (например, лицам, которые формально не могли быть наследниками по завещанию — перегринам, женщинам и т.д.). Такие распоряжения, получившие название фидеикомиссов, не были первоначально обязательны для наследников. Но в период императора Августа им была придана юридическая сила. В постклассический период (особенно в кодификации Юстиниана) большинство фидеикомиссов практически слились с легатами.

Брачно-семейное и наследственное право. В раннем римском праве брак в значительной степени обусловлен началами родового быта и священных законов

В раннем римском праве брак в значительной степени обусловлен началами родового быта и священных законов. В Древнем Риме известны три формы заключения брака:

· брак, совершавшийся в форме священной клятвы и отдававший жену под власть мужа;

· брак в форме покупки невесты, также отдававший жену под власть мужа;

· брак sine manu – без власти мужа.

Римская семья, как ее рисуют Законы XII таблиц, была семьей строго патриархальной. Только римский гражданин мог основать римскую семью. Агнатическая семья – все подчиняются домовладыке (paterfamilias): жена, сыновья, их жены (при браке cum manu), потомство подвластных сыновей. В этой семье только домовладыка – полностью правоспособное лицо. При агнатическом родстве степени родства по прямой линии определялись числом рождений, отделявшим данное лицо от домовладыки. При определении степени родства по боковой линии определялось количество рождений, отделяющего одного и другого лица от их общего домовладыки (братья были агнатами второй степени, дядя и племянник – агнаты третьей степени).

Когнатическое родство, в отличие от агнатитческого административного, было кровным родством. Агнаты могли одновременно быть и когнатами, например, домовладыка и его дети. Когнатическое родство возникало с переходом агната (агнатки) в другую семью или с выделом из семьи. Так, дочь домовладыки, вышедшая замуж, подпадала под власть мужа (или свекра, если он был) и становилась когнаткой в отношении своей кровнородственной семьи. Когнатом становился и сын, выделившийся из семьи (с разрешения отца). Напротив, усыновленный и тем самым принятый в семью становился по отношению к ней агнатом со всеми связанными с тем правами, в том числе и на законную часть наследства.

Агнатическое родство было несомненно более прогрессивным по сравнению с родством когнатическим, в котором был пережиток родовых отношений.

Согласно нормам наследственного права первыми к наследованию призывались дети. Если их не было – внуки, наследники второй очереди. В третью очередь наследовали братья наследователя, его дядья и племянники. Если и их не было, претор предоставлял право наследования наследникам четвертой степени – всем кровным родственникам умершего вплоть до шестого колена. Ближайшая степень родства исключала последующую.

Особенностью римского права являются нормы, ограничивающие свободу завещательных распоряжений. Ими введен принцип обязательной доли наследования, сохранившийся до наших дней: ближайший родственник умершего, если его обошли наследством, имел право на одну четвертую часть того имущества, которое он получил бы при отсутствии завещания. Само завещание подлежало составлению в письменной форме и удостоверению свидетелей.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.001 с) .

Брачно-семейное право в Древнем Риме

Главная > Реферат >Государство и право

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

РОССИЙСКА АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ

ФАКУЛЬТЕТ ПОДОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ ДЛЯ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ НА БАЗЕ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ

по дисциплине «История государства и права зарубежных стран»

на тему: «Брачно-семейное право в Древнем Риме»

студентка 1 курса

заочной (ГВД) формы обучения

Дата предоставления работы

«____» __________ 2007 г.

1. Общие черты римской семьи…………………………………………. 4

2. Власть домовладыки . …………………………………. 5

Глава II. Имущественные отношения. Брак ………………………………. 9

Римское право, в том числе и его нормы касательно брачно-семейных отношений, составило скелет европейского права. Несмотря на то, что в ходе истории, древние нормы претерпели ряд существенных изменений, передаваясь из одного источника в другой и из уст в уста – по-прежнему ничто так прямо не причащает страждущего к профессиональным таинствам юриспруденции, как ознакомление с римским правом.

Объектом изучения данной работы является римская семья, как основная ячейка общества, определяющая гражданский статус римлянина, круг его основных прав и обязанностей.

Чтобы разобраться во всех тонкостях брачно-семейных отношений, необходимо хоть на миг стать микробиологом и рассмотреть эту клеточку — семью, из которой формируется единый организм – государство. Именно такую цель ставит перед собой данная работа.

1. Общие черты римской семьи

Римская семья характеризуется выраженной властью домовладыки (pater familias) и патрилокальным браком, когда жена приходит в дом к мужу, имея единственное предназначение – самовоспроизводство.

В древности семейство стоилось на эсхатологическом убеждении, выразившемся в культе предков (sacra familiares) и ретроспективном счете родства – agnatio (прирождение, рожденные после), принимавшем во внимание только лиц, объединенных общим семейным культом.

Главенство старшего агната – мужского родственника, считавшегося ближайшим к предкам членом семейства – в семейном культе, его ответственность за продолжение семейства, посредническая связь между предками и живыми фиксируются правом как власть (potestas) над всем комплексом лиц и имущества, объединенным генеалогической идеей – familia.

Уже в предклассическую эпоху (367-17гг до н. э.) господствующим типом семейного объединения становится малая патриархальная семья, когда со смертью домовладыки все его непосредственные нисходящие оказываются главами собственных семей. Таким образом, семья объединяет в себе не более трех поколений агнатов. Малая семья ориентирована на продолжение существования во времени отдельного мужчины и отказывается от ретроспективного мышления, однако по-прежнему строится на патриархальном принципе и агнатическом родстве. Представление о первоначальном единстве семейной группы удержалось в институте умаления правоспособности в связи с прекращение агнатической связи (capitis deminutio minima).

Смена статуса, когда лицо alieni iuris становится persona sui iuris, происходит у ближайших нисходящих со смертью домовладыки без умаления правоспособности и потери родства. Несмотря на то, что сами они становятся домовладыками в своих семьях, они сохраняют права, связанные с принадлежностью к одной агнатской группе.

Ретроспективная ориентация агнатической связи отражала иррелевантность отцовства нисходящей линии (stirps — колено) от любого актуального домовладыки. Преемником на посту владыки, опекуном по закону и куратором в случае безумия владыки считался ближайший к предкам, то есть обычно представитель того же поколения, к которому принадлежал и актуальный владыка, а в случае отсутствия первого – старший в следующем поколении. С утверждением малой семьи этот принцип искажается: ближайшим агнатом домовладыки считается сын, а на практике – брат данного лица, поскольку агнатическая связь как таковая получала значение при отсутствии нисходящих в малой семье.

Принцип счета родства у римлян исходит из стабильности и определенности прародителя, когда смена владыки не сказывается на структуре семейства: степень родства исчислялась по числу рождений до общего предка и обратно. Так, в первой степени родства состоят непосредственные восходящие и нисходящие (сын и отец), родные братья – уже во второй степени, как дед и внук, двоюродные братья – в четвертой степени (два рождения до общего деда и два обратно). Эта же система прилагается и к кровным родственникам – когнатам (cognatio – сорождение, рожденные вместе), поскольку в малой семье и агнатсво и когнатство совпадают.

2. Власть домовладыки (patria potestas)

Все свободные домочадцы (рожденные в законном браке и усыновленные) пребывали во власти их домовладыки. Объем этой власти определялся самой ее природой, связанной с ответственностью главы семейства за продолжение существования и не был ограничен никаким частным правом домочадцев.

Центральным полномочием домовладыки было право жизни и смерти (ius vitae as necis). Однако это право могло пресекаться публичной властью, когда владыка действовал не из дисциплинарных соображений. При Константине за произвольное убийство домочадца назначается смертная казнь, как за убийство кровного родственника. В 395 г. власть владыки наказывать подвластных ограничивается воспитательными целями, а применение суровых мер запрещается.

Домовладыка имел право не признать новорожденного своим ребенком: только ребенок, признанный своим отцом становился членом семьи и подпадал под власть главы семейства. В противном случае (например, при явном уродстве) дитя выбрасывалось. Эта власть первоначально ограничивалась только контролем соседей и родственников.

Домовладыка был правомочен манципировать своих домочадцев третьим лицам в возмещение ущерба или в качестве рабочей силы. Однако еще Ромулом, а позже и Таблицами продажа сына более трех раз запрещена, в противной случае, следовала утрата отцовской власти как санкция. Запрещалось также продавать женатого сына: хозяйственное использование подвластного, приступившего к деятельности по созданию рода, считалось недопустимым. От отцовской власти освобождала и однократная продажа дочери.

3. Эманципация (emancipatio)

Запрет, выраженный в законе, позволил понтификам разработать способ искусственного прекращения состояния во власти посредством троекратной манципации третьему лицу. После каждой манципации доверенное лицо, друг, которому по предварительной договоренности манципировался подвластный, отпускал его на волю законным способом.

В постклассический период (IV-V вв) древняя процедура эманципации отмирает. На Западе ее заменяет заявление домовладыки перед курией в присутствии семи свидетелей, на Востоке – рескрипт императора. Утверждается принцип, по которому освобождение из-под власти не допускалось без согласия подвластного.

Запрещается выбрасывание младенца под угрозой утраты власти домовладыки, принуждение дочери к проституции и продажа новорожденного, кроме вызванной крайней нуждой всего семейства.

4. Усыновление (arrogatio, adoptio)

Усыновление представляет собой способ установления patria potestas над чужими детьми, а сами его формы различались в зависимости от того, шла ли речь об усыновлении persona sui juris или persona alieni juris.

Усыновление persona sui juris — arrogatio — первоначально производилось публично в народном собрании, куда, как известно, имели доступ только мужчины, в связи с чем усыновление женщиной или женщины либо лица, не достигшего совершеннолетия, было исключено. Поскольку «adoptio naturum imitatur» (усыновление подражает природе), между усыновителем и усыновляемым обязательна по меньшей мере восемнадцатилетняя разница в возрасте. Наконец, усыновить вправе лишь тот, кто сам является persona sui juris, ибо patria potestas могла принадлежать только ему. Arrogatio, утвержденное законодательным органом — народным собранием, тем самым приобретало публично-правовую окраску.

В последующем необходимость в санкционировании arrogatio народным собранием отпала. Усыновление разрешалось производить частным образом. Важно лишь объявить об этом публично. В императорский период был отменен запрет на усыновление детей, не достигших совершеннолетия, а само усыновление оформлялось императорским рескриптом.

Усыновление persona alieni juris — adoptio — означало по сути дела смену pater familias, которому подчинялся подвластный, и, следовательно, влекло разрыв кровных связей с прежней семьей и возникновение родства с семьей усыновителя. Соответственно такому ее назначению и сама процедура adoptio слагалась из двух этапов: на первом происходило освобождение подвластного от patria potestas, под которой он находился до сих пор, а на втором — его вступление под patria potestas усыновителя.

Для освобождения подвластного сына от patria potestas необходима была, как отмечалось, его троекратная фиктивная продажа с последующим освобождением мнимым покупателем. В данном случае цель состояла, однако, в том, чтобы подвластный лишь выходил из-под patria potestas, не становясь в то же время persona sui juris. Поэтому после того, как «продажа» сына совершалась в третий раз, «покупатель» не отпускал его «на свободу», а в качестве ответчика по иску vindicatio in patriam potestam, который к нему согласно достигнутой заранее договоренности предъявлял усыновитель, являлся вместе с подвластным к претору и там позитивно или путем молчания признавал иск, после чего претор объявлял подвластного состоящим под patria potestas усыновителя.

Adoptio, будучи в отличие от arrogatio частноправным актом с самого начала, не содержало ограничений для усыновления совершеннолетних и женцин, тем более что освобождение женщины от patria potestas наступало уже после однократной продажи. При Юстиниане двухстадийный процесс adoptio был заменен заявлением перед судом. Кроме того, усыновленный продолжал состоять под patria potestas родного отца, становясь лишь законным наследником усыновителя.

Глава II. Имущественные отношения. Брак

1. Брак (nuptiae, matrimonium)

Брак как социально значимый союз мужчины и женщины определяет правовое положение детей, рожденный в этом союзе, имущественные отношений между супругами и наследственные права. По отношению к этим права брак предстает юридическим фактом, однако вступление в этот союз зависит от воли будущих супругов и является сделкой. Брак – это правовой институт, затрагивающий публичный момент личности римского гражданина. В этом случае плен – гипотеза утраты связи гражданина с Римским государством – прекращает брак настолько, что даже дети, рожденные в плену, не являются рожденными в правильном браке. Лишь в начале III в. императоры Септимий Север и Каракалла постановили, что после возвращения супругов из плена, дети, прижитые в плену, считаются законными и подпадают под власть домовладыки. Смерть отца в плену исключала для таких детей возможность войти в его семейство, и они наследовали положение матери. После возвращения из плена супруги могли восстановить брак, но это был уже новый брак.

Строго индивидуальный характер брака сказался в том, что юристы рассматривают индивидуальную волю (affectio maritalis – намерение состоять в браке) – как существенную в структуре института. При длительной отлучке супруга брак сохранялся благодаря психической связи 1 .

Брачно-семейные отношения

Понятие и формы брака

Римский юрист Модестин (III в. н.э.) определял брак как союз мужа и жены, соединение всей жизни, общность божественного и человеческого права (D. 23. 2. 1). Это определение, однако, не соответствовало действительному положению вещей. Дело в том, что первой формой брака в Риме был брак под названием cum manu – брак, устанавливавший власть мужа над женой. Вступив в такой брак, женщина попадала под власть мужа или его домовладыки и становилась агнаткой в доме мужа.

Однако уже в древности женщина могла избежать власти мужа. Для этого она должна была заключить брак без соблюдения всяких формальностей (sine manu) – брак, не порождавший власть мужа над женой. Если в течение года после заключения такого брака женщина три ночи подряд проводила вне дома мужа, она не становилась агнаткой в доме мужа. Такая процедура могла ежегодно повторяться. Если жена нс отлучалась из дома, то она попадала под власть мужа и брак превращался в брак с властью мужа (cum manu).

Брак sine manu – это форма брака, основанная на равенстве супругов, независимости жены от мужа. Жена была хозяйкой дома и матерью детей. Остальные вопросы находились в ведении мужа. Предположительно во второй период республики эта форма брака пришла на смену cum manu и стала преобладающей.

В I в. до н.э. появилась особая форма брака – конкубинат. Это постоянное сожительство двух лиц, ни одно из которых не состояло в браке с целью создания жизненной общности. При конкубинате права детей и самой конкубины были ограничены. Так, рожденные конкубиной дети не считались законными, поэтому были ограничены в наследственных правах.

Условия вступления в брак

Для совершения брака с соответствующими правовыми последствиями надо было, чтобы брачующиеся удовлетворяли определенным условиям. Одни из этих условий были

абсолютными, должны были быть в наличии для заключения всякого римского брака. Другие практически играли роль условий относительных, наличие которых было необходимо для совершения брака между лицами, принадлежавшими к разным общественным группам.

Первым условием вступления в брак было достижение врачующимися брачного возраста, который, совпадая с возрастом совершеннолетия, после некоторых колебаний был установлен в 14 лет для мужчин и в 12 лет для женщин.

Вторым условием было согласие на брак. В древнейшее время это было согласие одного только домовладыки. Жених выражал свою волю, если он был полностью правоспособным; правоспособная невеста нуждалась в согласии опекуна (auctoritas tutoris).

Однако постепенно сложился другой взгляд: для вступления в брак не вполне правоспособного лица нужно прежде всего его согласие и, наряду с ним, согласие главы семьи невесты и согласие как главы семьи жениха, так и лица, под отеческой властью которого жених может оказаться со смертью главы семьи. Так, согласие на брак внука дает не только его глава семьи – дед, но и отец, подчиненный власти того же деда, ибо после смерти деда внук окажется под властью своего отца, которому сын не вправе навязать наследников, будущих детей от заключаемого брака. Наоборот, внучка, вступая в брак, не только не навязывает наследников своему деду и отцу, но и сама перестает быть их наследницей, вступая в агнатическую семью своего мужа. На выход из старой агнатической семьи и дает согласие невесте глава ее семьи.

Таким образом, первоначально все положения о согласии на брак исходили из той же идеи власти, на которой покоилась агнатическая семья вообще. Отец давал согласие на брак детей не потому, что он был отцом, а потому что он был главой семьи, носителем отцовской власти.

Но по мере того как личность детей начинает эмансипироваться от когда-то неограниченной власти главы семьи, интересы и воля детей начинают все больше приниматься во внимание и в вопросе о согласии домовладыки на вступление в брак. Так, Закон Юлия (4 г. н.э.) предоставил нисходящим право обжаловать магистрату неосновательный отказ главы семьи в согласии на брак. Затем детям было разрешено вступать в брак и без его согласия, если он взят в плен или безвестно отсутствует. Были случаи, когда согласие на брак испрашивалось не у агнатического родственника, а у родственников по крови: женщина, которая, состоя под опекой, могла вступать в брак, не иначе как получив согласие опекуна (auctoritas tutoris), после отпадения опеки над женщинами была обязана испрашивать разрешение на брак у отца, а за отсутствием отца – у матери или у других близких родственников.

Третьим условием вступления в римский брак является наличие у врачующихся права заключить законный брак. Препятствия к вступлению в брак за отсутствием этого условия могли возникать либо из принадлежности жениха и невесты к различным слоям обшества (позднее сословиям), либо из родственной связи между ними или иногда из других существовавших между ними отношений. Так, прежде всего Законом Канулия (445 г. до н.э.) не допускались браки между патрициями и плебеями. До первого брачного Закона Августа, Закона Юлия (18 г. до н.э.) нс допускались браки вольноотпущенников со свободнорожденными, а после Закона Юлия – с лицами сенаторского сословия.

Далее, родство, и притом как агнатическое, так и когнатическое, служило препятствием к браку: в прямой линии без ограничения степеней, в боковых линиях – в древнейшее время, по-видимому, до шестой степени; по упразднении этого правила и до конца республики – между лицами, матери которых были сестрами (consobrini), а отцы братьями; наконец, в период империи только между лицами, из которых хотя бы одно является нисходящим первой степени общего для обоих предка, например, между дядей и племянницей, теткой и племянником и т.д. В это общее правило императорские постановления не раз вносили изъятия.

В период империи стало препятствием к вступлению в брак также и свойство по прямой линии без ограничения степеней, а при христианских императорах – и в боковых линиях между зятем и золовкой.

Кроме того, были запрещены браки между опекуном и подопечной, правителем провинции и жительницами последних. По Закону Юлия были запрещены браки между супругом, виновным в прелюбодеянии, и его сообщником.