Ч4 ст162 и ч4 ст111 ук рф

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ РАЗБОЯ

Преступление, предусмотренное ст. 162 УК РФ, является двуобъектным преступлением. Основным непосредственным объектом являются отношения собственности, дополнительным — здоровье и жизнь потерпевшего.

Объективная сторона рассматриваемого состава выражается в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Нападение при разбое — внезапное насильственное воздействие на потер­певшего, создающее угрозу его жизни и здоровью. Нападение носит обычно открытый характер, но оно может осуществляться и незаметно для потерпевше­го или окружающих (например, в случае, если потерпевшего оглушили внезап­
ным ударом, привели в бессознательное, опасное для жизни и здоровья состоя­ние путем насильственного или под влиянием обмана введения наркотических, психотропных или отравляющих веществ). В то же время нельзя признать нападением воздействие на потерпевшего указанными веществами, если они были приняты им добровольно.

В соответствии с п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать та­кое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью. Однако в случае причинения тяжкого вреда здоровью содеян­ное квалифицируется по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

По ч. 1 ст. 162 УК РФ также следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевше­го, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья. К такому насилию практика относит, в частности, периодическое сдавливание шеи потерпевшего (с целью добиться выдачи спрятанного ценного имущества), сбрасывание на ходу с быстро движущегося транспортного сред­ства и т. п. Эти и другие подобные действия в зависимости от ситуации могут и не влечь последствий в виде вреда здоровью, однако должны расцениваться как насилие, опасное для жизни или здоровья.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 21 указанного постановления отмечает, что если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего приме­няется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опас­ности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевше­го в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью).

Психическое насилие при разбое выражается в угрозе немедленно приме­нить физическое насилие, опасное для жизни или здоровья. Угроза может быть выражена в словах, жестах, демонстрации оружия.

В тех случаях, когда угроза носила неопределенный характер, необходи­мо принимать во внимание фактические обстоятельства (место и время совер­шения преступления, число нападавших, характер предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективное восприятие угрозы, совершение каких- либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намере­нии нападавших применить физическое насилие, и т. п.).

Угроза при разбое должна быть наличной и реальной, т. е. не оставляю­щей у потерпевшего сомнений в том, что в случае неисполнения требований виновного она будет немедленно реализована.

По конструкции состав разбоя — усеченный. Согласно п. 6 указанного по­становления разбой считается оконченным с момента нападения в целях хище­ния чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Насилие либо угроза его применения при разбое (так же, как и при грабе­же) должны быть средством завладения имуществом или удержания его непо­средственно сразу после завладения.

Насильственный грабеж следует отличать от разбоя по характеру приме­няемого насилия: преступление, предусмотренное и. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, со­пряжено с насилием, не опасным для жизни или здоровья, либо с угрозой при­менения такого насилия; конструктивным признаком разбоя является насилие, опасное для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия.

Субъективная сторона — прямой умысел.

Целью разбоя является завладение чужим имуществом и обращение его в свою пользу или в пользу других лиц. Эта цель должна возникнуть у лица до совершения нападения. А поэтому не содержит состава разбоя, например, по­хищение вещей у убитого, если насилие, повлекшее смерть, было совершено не с целью завладения имуществом, а по другим мотивам (по сексуальным, са­дистским, на почве мести и т. и.). Такие действия следует квалифицировать как кражу.

С. пришел переночевать в дом к своей родственнице — тете. Она его не пустила, и между ними возникла ссора, в результате которой С. избил род­ственницу, причинив черепно-мозговую травму, от которой она скончалась. Положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия. Судом первой ин­станции С. был осужден за убийство, предусмотренное и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и разбой. Верховный Суд, учитывая, что умысел на завладение чужим имуществом возник у С. после лишения жизни потерпевшей, обоснованно пе­реквалифицировал его деяние на и. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 марта 2007 г. № 26-ФЗ — на и. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ «кража, со­вершенная с причинением значительного ущерба гражданину») и ч. 1 ст. 105 УК РФ [333] .

Субъектом разбоя является физическое вменяемое лицо, достигшее на момент совершения преступления 14-летнего возраста.

Содержание таких квалифицирующих признаков разбоя, как его совер­шение группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК РФ), с неза­конным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище или в крупном размере (ч. 3 ст. 162 УК РФ), организованной группой, а также в целях завладения имуществом в особо крупном размере (ч. 4 ст. 162 УК РФ), такое же, что и при краже.

Специфическим признаком, отягчающим ответственность, является со­вершение разбоя с применением оружия или предметов, используемых в ка­честве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве ору­жия, понимается как непосредственное использование указанных предметов для физического воздействия на потерпевшего, так и с целью психического воздействия (направление оружия на потерпевшего, выстрел в воздух). В то же время лишь демонстрация оружия, высказывание намерения причинить вред,
не сопровождающиеся действиями, свидетельствующими о намерении винов­ного реально применить оружие, не может считаться «применением» по смыс­лу ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Так, ошибочная квалификация действий А. по признаку совершения раз­боя с применением предмета, используемого в качестве оружия, предусмотрен­ного ч. 2 ст. 162 УК РФ, послужила основанием для изменения приговора су­дебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда.

Как следует из показаний потерпевшего Ш, он видел на ладони А. нож, рукоятка которого находилась в рукаве. При этом А. сказал потерпевшему, чтобы он не двигался, иначе он его убьет. Другой потерпевший узнал о ноже только со слов Ш.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что при совершении пре­ступления А. не применял нож, а лишь демонстрировал его, высказывая при этом потерпевшему угрозу применения к нему насилия 1 .

Следует отметить, что оружие или предметы, используемые в качестве оружия, так же, как и насилие (угроза применения насилия), должны приме­няться с целью завладения имуществом либо с целью его удержания непосред­ственно сразу после завладения.

Так, Кассационным определением судебной коллегии по уголовным де­лам Кемеровского областного суда изменен приговор Крапи винского районно­го суда, которым В. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ. По мнению судебной кол­легии, не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак «примене­ние предметов, используемых в качестве оружия». Из показаний потерпевшей Т. следует, что виновный, привязав ее к креслу, бил ее, требуя сказать, где хра­нятся деньги и ценные вещи. После того, как В. собрал вещи в сумку, он взял складной нож в серванте и, приставив его к горлу Т., потребовал не заявлять на него, на что она пообещала никому ничего не рассказывать. При таких обстоя­тельствах угроза применения ножа использовалась В. не в целях совершения хищения, а в целях сокрытия совершенного им преступления, в силу чего ква­лифицирующий признак «применение предметов, используемых в качестве оружия», подлежит исключению, а действия В. — переквалификации на ч. 1 ст. 162 УК РФ [334] [335] .

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оружии» под оружием применительно к ч. 2 ст. 162 УК РФ следует понимать устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Являет­ся ли примененный при нападении предмет оружием, необходимо устанавли­вать на основании экспертного заключения. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия виновного должны дополнительно квали­фицироваться по ст. 222 УК РФ.

Понятие предметов, используемых в качестве оружия, детализировано в и. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 29. К ним относятся лю­
бые предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные по­вреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т. п.), а также предметы, предна­значенные для временного поражения цели (например, механические распыли­тели, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздра­жающими веществами).

В судебной практике часто встречаются случаи, когда лицо в процессе нападения угрожает заведомо негодным или незаряженным оружием либо ими­тацией оружия (например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом, зажи­галкой, внешне похожей на пистолет, и т. п.), не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здо­ровья. Его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) необ­ходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ, несмотря на то, что потерпев­ший воспринимал это «оружие» как реальное.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда изменила приговор Нижне-Сергинского районного суда Свердловской об­ласти в части квалификации содеянного Г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ как разбой, со­вершенный с применение оружия.

Г. нашел обрез спортивно-охотничьего ружья. Подойдя к киоску, он в окошко для выдачи товара наставил ствол обреза и потребовал от реализатора бутылку коньяка. Женщина испугалась и спряталась в киоске. Г. обрезом раз­бил стекла витрины, на обратном пути обрез выбросил.

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, обрез являл­ся огнестрельным оружием нарезного спортивно-охотничьего ружья модели ТОЗ-8М и был пригоден для стрельбы. Вместе с этим в стволе обреза не было патронов. Таким образом, виновным при нападении на киоск использовался не­заряженный обрез. Судебная коллегия областного суда переквалифицировала действия Г. с ч. 2 ст. 162 на ч. 1 ст. 162 УК РФ [336] .

Такой разбой не может быть признан квалифицированным, поскольку по­добными предметами нельзя причинить вред. Если же потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией ору­жия, действия виновного содержат признаки насильственного грабежа.

Использование в процессе нападения с целью хищения чужого имуще­ства собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо угроза применить подобное насилие, надлежит расце­нивать с учетом конкретных обстоятельств дела как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ).

Если для приведения потерпевшего в беспомощное состояния в организм потерпевшего против его воли или путем обмана вводится опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если указанное вещество не представляет опасность для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифи­

цировать в зависимости от последствий как грабеж, соединенный с насилием. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указан­ных преступлений, должны при необходимости устанавливаться с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем (и. 23 указанного по­становления).

Имеется некоторая специфика квалификации разбоя, совершенного с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, груп­пой лиц по предварительному сговору. Для вменения обоих квалифицирующих признаков не является обязательным наличие оружия у каждого члена группы и применение его всеми участниками нападения. В соответствии с и. 14 поста­новления Пленума Верховного Суда РФ № 29, если умыслом виновных, совер­шивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору, охва­тывалось применение оружия (или предметов, используемых в качестве ору­жия), все участники совершенного преступления несут ответственность также по ч. 2 ст. 162 УК РФ как соисполнители и в том случае, когда оружие и другие предметы были применены одним из них.

Еще одним отличительным квалифицирующим признаком комментируе­мого состава преступления является совершение разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ). К тяжкому вреду здо­ровью относится вред, опасный для жизни человека или повлекший одно из по­следствий, указанных в ч. 1 ст. 111 УК РФ 1 .

Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуще­ством потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифициро­вать по совокупности преступлений — по и. «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК РФ. Если лицо в процессе разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им подлежит квалификации по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убий­ство, сопряженное с разбоем, а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (и. 21 и 22 указанного постановления в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. № 7).

Так, С., имея умысел на разбойное нападение на Б. в целях хищения ее имущества, по телефону договорился с ней о встрече в ее квартире. Когда Б. открыла дверь, С. проник в ее квартиру и нанес потерпевшей один удар ножом в живот. Затем виновный взял в спальне молоток и нанес им Б. не менее 18 уда­ров по голове, от чего она скончалась. Совершив убийство, С. похитил из квар­тиры различное имущество потерпевшей и деньги на общую сумму 28 300 руб. Президиум Верховного Суда РФ квалифицировал действия С. по совокупности указанных статей [337] [338] .

Если же смерть потерпевшего не наступила по не зависящим от виновно­го лица обстоятельствам, содеянное необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30, и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство, сопряженное с раз­боем (при наличии прямого умысла, направленного на лишение жизни), а также по и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Так, Р. и Д. договорились совершить убийство А. с целью хищения его сотового телефона. Они путем обмана завлекли его в лесной массив и нанесли более 50 ножевых ранений в жизненно важные органы: в живот, спину, лицо, голову, шею, область сонной артерии. После того, как лезвие ножа обломилось, они продолжали наносить удары А. ножом с обломанным лезвием, а затем, по­считав, что причиненных ими телесных повреждений достаточно для наступле­ния смерти потерпевшего, оставили его, истекающего кровью, в ночное время в безлюдном месте, где он находился двое суток, пока ему не была оказана меди­цинская помощь.

Суд обоснованно квалифицировал действий Р. и Д. по п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ 1 .

Убийство, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), следует от­личать от убийства из корыстных побуждений (предусмотренного тем же пунк­том ч. 2 ст. 105 УК РФ), учитывая, что они являются взаимоисключающими. Убийство, сопряженное с разбоем, в отличие от корыстного убийства, имеет место лишь при наличии нападения с целью немедленного завладения чужим имуществом. К убийству из корыстных побуждений можно отнести, в частно­сти, убийство с целью получения имущества в будущем (например, лишение жизни наследодателя) или избавления от материальных затрат (возврата иму­щества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.) [339] [340] . Таким образом, при квалификации убийства по и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как «сопряженного с разбоем» в словесной формулировке ква­лификации следует исключить дополнительную оценку действий виновного, как совершенных «из корыстных побуждений».

Так, Приговором Верховного Суда Республики Хакасия действия К., направленные на убийство потерпевшей, суд квалифицировал по нескольким квалифицирующим признакам, в том числе «сопряженное с разбоем» и «из ко­рыстных побуждений». Судебная коллегия Верховного Суда РФ признала не­обоснованной квалификацию действий К. по признаку «из корыстных побуж­дений», указав следующее. Совершение убийства, сопряженного с разбоем, са­мо по себе предусматривает корыстный мотив, и дополнительной квалифика­ции по признаку «из корыстных побуждений» не требуется [341] .

Если убийство совершается после разбойного нападения, например, с це­лью скрыть его, виновному следует вменить (помимо соответствующей части
ст. 162 УК РФ) п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающий ответственность за убийство с целью скрыть другое преступление.

Так, постановлением Президиума Верховного Суда РФ Яковец Ю., Яко- вец и Плохих были осуждены по совокупности преступлений, предусмотрен­ных и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, совершенных при следующих обстоятельствах. Яковец Ю. предложила Яковцу и Плохих за­владеть шубой, в которую был одет ранее незнакомый им Блеет. Согласившись, они втроем напали на Блеста. Яковец нанес потерпевшему удары стеклянной банкой по голове, а затем они стали бить потерпевшего кулаками и ногами. В результате Блесту был причинен тяжкий вред здоровью. Воспользовавшись тем, что он перестал двигаться и потерял сознание, Яковец Ю. сняла с потер­певшего ботинки и шубу. Видя, что потерпевший находится без сознания, не может самостоятельно двигаться и совершать другие активные действия, все трое с целью скрыть разбой решили вынести его на улицу, где он, по их мне­нию, должен был замерзнуть и умереть. Смерть потерпевшего Блеста наступи­ла от общего переохлаждения организма 1 .

В некоторых случаях суды допускают ошибки, квалифицируя разбой по совокупности с другими преступлениями против личности.

Так, Ж. и К. договорились о нападении в целях хищения чужого имуще­ства. Под предлогом найма квартиры, используя поддельный паспорт, они об­ратились в фирму «Новый дом» и совместно с сотрудником фирмы И., не осве­домленной об их преступных намерениях, проникли в квартиру, в которой проживала Г. В момент оформления договора найма Ж. напал на И., а К. со­вершил аналогичные действия в отношении Г. Затем К. надел И. на голову по­лиэтиленовый пакет и оттащил ее в ванную комнату, где оставил на длительное время. Ж., посчитав, что ценностей в квартире недостаточно, стал вымогать у Г. 10 тыс. долларов США, угрожая в случае отказа убийством.

Квалифицируя действия виновных в том числе по п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконное лишение человека свободы, суд в приговоре указал, что потерпевшие И. и Г. на протя­жении примерно трех часов незаконно удерживались в квартире последней. Президиум Верховного Суда РФ, исключая из приговора вменение ст. 127 УК РФ, указал, что ограничение свободы в данном случае являлось одной из форм насилия, применяемого к потерпевшим в ходе разбойного нападения и вымога­тельства для завладения имуществом, и не требует дополнительной квалифика­ции по статье, предусматривающей ответственность за незаконное лишение свободы [342] [343] .

В п. 14.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ №29 изложены особенности вменения квалифицирующего признака, предусмотренного и. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ при совершении группового разбоя: если умыслом виновных, совершивших разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору,
охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или лишение его жизни, но только один из них причинил тяжкий вред здоровью либо смерть потерпевшему, действия всех участников группы следует квалифицировать по пункту «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как соисполнительство в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. При этом действия лица, причинившего тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший по неосторож­ности его смерть, или совершившего убийство потерпевшего, квалифицируются также по ч. 4 ст. 111 или и. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Ч4 ст162 и ч4 ст111 ук рф

Предлагаем Вам новую версию сайта Свердловского областного суда.

В случае возникновения технических сбоев Вы можете получить необходимую информацию по ссылке: http://oblsud.svd.sudrf.ru

Если Вас не затруднит, отправьте свое мнение о новом сайте по адресу: [email protected]

С уважением, администратор

Судебное заседание проведено с применением системы видеоконференц-связи

Мотивированный апелляционный приговор изготовлен 01.09.2017

Председательствующий – Ладыгин А.И. Дело №22–6139/2017

Именем Российской Федерации

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Селиванова А.Г.,

судей Яковлевой Н.В., Кузнецовой М.Д.

при секретаре Белобородовой А.А.

с участием: прокурора апелляционного отдела прокуратуры Свердловской области Фирсова А.В.,

осужденного Белона А.В. (с применением системы видеоконференц-связи) и его защитника – адвоката Назуровой Т.В.,

осужденного Земляника К.В. (с применением системы видеоконференц-связи) и его защитника – адвоката Шмидт Е.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам и дополнениям к ним осужденного Земляника К.В. и его защитника — адвоката Дерябиной Л.М., осужденного Белона А.В. и его защитника – адвоката Головлевой Т.В., апелляционным жалобам потерпевших М. , О. , апелляционному представлению прокурора Верхотурского района Свердловской области Рубана А.В., на приговор Верхотурского районного суда Свердловской области от 08.06.2017, которым

1) 15.12.2010 Нижнетуринским городским судом Свердловской области (с учетом постановления Ивдельского городского суда Свердловской области от 12.05.2012) по п.п. «А, Г» ч.2 ст.161 УК РФ 1 году 11 месяцам лишения свободы; 12.11.2012 освобожден по отбытии наказания;

2) 15.03.2013 Верхотурским районным судом Свердловской области по ч.1 ст.161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы; 12.09.2014 освобожден по отбытии наказания;

3) 20.03.2017 Верхотурским районным судом Свердловской области поп.А» ч.3 ст.158, ч.2 ст.167 УК РФ, с применением ч.3 ст.69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

— осужден по ч.4 ст.111 УК РФ к 13 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год, по п. «А» ч.2 ст.161 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначено наказание в виде 15 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год. На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 20.03.2017 окончательно к отбытию определено наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

Содержится под стражей. Срок наказания постановлено исчислять с 08.06.2017, в срок отбывания наказания зачтено время содержания под стражей с 10.10.2016 по 07.06.2017.

1) 20.03.2017 Верхотурским районным судом Свердловской области по п.«А» ч.3 ст.158, ч.2 ст.167 УК РФ, с применением ч.3 ст.69 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы,

— осужден по ч.4 ст.111 УК РФ к 11 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год, по п.п. «А, Г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам лишения свободы. В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначено наказание в виде 13 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год. На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 20.03.2017 окончательно к отбытию определено наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

Содержится под стражей. Срок наказания постановлено исчислять с 08.06.2017, в срок отбывания наказания зачтено время содержания под стражей с 10.10.2016 по 07.06.2017.

По делу определена судьба вещественных доказательств, распределены процессуальные издержки. С Белона А.В., Земляника К.В. постановлено взыскать солидарно: в пользу М. в счет возмещения имущественного ущерба, причиненного преступлением, 16250 рублей; в пользу О. в возмещение расходов на погребение 6800 рублей, денежную компенсацию морального вреда, причиненного преступлением, 500000 рублей.

Заслушав доклад судьи Кузнецовой М.Д. о содержании обжалуемого приговора, апелляционных жалоб и представления, выступления осужденного Белона А.В. и его защитника – адвоката Назуровой Т.В., осужденного Земляника К.В. и его защитника – адвоката Шмидт Е.А., поддержавших доводы своих жалоб об изменении приговора и возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб потерпевших и апелляционного представления, прокурора Фирсова А.В., поддержавшего доводы апелляционного представления и жалоб потерпевших об изменении приговора и возражавшего по доводам жалоб осужденных, их защитников, судебная коллегия

приговором суда Белон А.В. и Земляник К.В. признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью З. , опасного для жизни человека, с особой жестокостью, издевательством и мучениями для потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего; а также в совершении грабежа, то есть открытого хищения имущества, принадлежащего М. , на сумму 16250 рублей, группой лиц по предварительному сговору, Земляник К.В. — с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, потерпевшей М.

Квалификация действий Белона А.В. и Земляника К.В. по ч.4 ст.162 УК РФ судом признана излишней и исключена из обвинения.

Преступления совершены 09.10.2016 в пос.Косолманка Верхотурского района Свердловской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Белон, Земляник вину признали частично.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Белон с приговором не согласен ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, несправедливости назначенного наказания. Указывает на непричастность к открытому хищению имущества М. , его оговор потерпевшей. По ч.4 ст.111 УК РФ вину признает частично, а именно нанесение З. 6-ти ударов по телу, от которых смерть потерпевшего наступить не могла. Показания Земляника, данные в ходе предварительного расследования, просит не брать во внимание ввиду их дачи под принуждением. В предварительный сговор на совершение преступлений с Земляником он не вступал. Обращает внимание, что потерпевшая М. в суде показывала об отсутствии каких-либо требований к ней и ее сыну о передаче денег, что доказывает его невиновность в хищении имущества. Считает нарушенным свое право на защиту, поскольку при ознакомлении с материалами дела он был ограничен во времени. Помимо этого, после его высказывания о намерении отказаться от защитника Каменных, суд продолжил допрос потерпевших и свидетелей, ходатайство об отводе защитнику было разрешено лишь в следующем судебном заседании. Его ходатайство о проведении следственного эксперимента и очной ставки с потерпевшей следователь оставил без удовлетворения, в ходе предварительного расследования он также отказывался от защитника, отказ следователем удовлетворен не был. Предварительное слушание по делу не проводилось, заявленное им позже ходатайство суд оставил без удовлетворения. Просит приговор изменить, исключить осуждение его по п. «А» ч.2 ст.161 УК РФ, по ч.4 ст.111 УК РФ изменить квалификацию действий на менее тяжкое преступление и снизить назначенное наказание.

В суде апелляционной инстанции осужденный Белон доводы жалобы поддержал, уточнив просьбу об отмене приговора.

Защитник Головлева Т.В. в апелляционной жалобе в интересах осужденного Белона с приговором не согласна ввиду его незаконности и несправедливости Указывает, что осужденный вину по предъявленному обвинению не признавал, заявлял о нанесении З. лишь нескольких ударов по лицу и спине. Свидетели в суде показали, что 08.10.2016 потерпевший несколько раз падал на землю, Белон также показывал, что З. ночью 08-09.10.2016 запнулся о порог дома своей матери и упал, ударился головой. Земляник в суде подтвердил, что в ходе предварительного расследовании показания против Белона давал под давлением сотрудников полиции. Уголовное дело расследовано и рассмотрено судом с обвинительным уклоном. Просит приговор отменить, Белона по предъявленному обвинению оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Земляник с приговором не согласен ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, несправедливости назначенного наказания. В связи с полным признанием вины по ч.4 ст.111 УК РФ назначенное наказание считает чрезмерно суровым. В ходе предварительного расследования по делу было нарушено его право на защиту, явка с повинной составлена под давлением сотрудников полиции, правдивые показания даны им в суде, Белон к совершенным преступлениям не причастен. Защитник Дерябина осуществляла его защиту ненадлежащим образом, о чем он неоднократно заявлял как в ходе расследования дела, так и в суде, однако его заявления оставлены без удовлетворения. При ознакомлении с материалами дела он был ограничен во времени, чем также нарушено право на защиту. Просит об отмене приговора в связи с допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального закона.

В апелляционной жалобе защитник Дерябина Л.М. в интересах осужденного Земляника К.В. выражает несогласие с приговором, указывает на неверную оценку судом показаний потерпевшей М. и свидетеля О. по факту открытого хищения имущества. Полагает, что в силу преклонного возраста потерпевшей М. могла перепутать обстоятельства произошедшего, просит дать критическую оценку ее показаниям. Земляник показал, что в ходе предварительного расследования на него оказывалось давление сотрудниками полиции, поэтому просит принять в качестве достоверных показания осужденного, данные в суде. Не оспаривая приговор по ч.4 ст.111 УК РФ, просит исключить осуждение Земляника по п.п. «А, Г» ч.2 ст.161 УК РФ.

В апелляционных жалобах потерпевшие М. , О. , выражая несогласие с приговором ввиду неправильного применения уголовного закона, просят его изменить, назначенное Белону и Землянику наказание усилить. По мнению потерпевших, назначенное наказание является чрезмерно мягким и несправедливым, при назначении наказания Белону суд безосновательно сослался на правила ч.3 ст.68 УК РФ.

В апелляционном представлении прокурор Верхотурского района Свердловской области Рубан А.В. с приговором не согласен ввиду неправильного применения судом уголовного закона. По мнению прокурора, судом необоснованно исключено из обвинения Земляника и Белона совершение ими разбойного нападения в отношении потерпевшего З. В ходе предварительного расследования осужденный Земляник показывал, что в доме матери потерпевшего после отказа З. передать им деньги они с целью хищения денежных средств напали на него, стали наносить удары по телу, применили в качестве оружия деревянный стул, причинили З. телесные повреждения, квалифицированные как причинившие тяжкий вред здоровью. Действия осужденных были согласованы. Просит приговор изменить, признать Белона, Земляника каждого виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «В» ч.4 ст.162 УК РФ, назначить наказание в виде лишения свободы на срок соответственно 13 и 11 лет, с ограничением свободы 1 год каждому, усилить осужденным наказание, назначенное по совокупности преступлений. Кроме того, указывает на незаконность ссылки суда на заключение эксперта об обнаружении во рту потерпевшего спермы, поскольку объективных доказательств причастности осужденных к этому не имеется, в возбуждении уголовного дела по данному факту отказано постановлением следователя от 06.02.2017. В остальной части действия осужденных по причинению тяжкого вреда здоровью З. судом правильно квалифицированы как сопряженные с особой жестокостью, издевательством и мучениями для потерпевшего. Просит исключить из приговора ссылку суда на наличие в действиях Земляника, Белона в отношении потерпевшего издевательств, жестокости или мучений в связи с обнаружением во рту потерпевшего спермы, также просит об исключении указания суда о признании Белоном вины в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, в связи с тем, что в суде осужденный вину по обвинению в этой части признал частично.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, дополнений к ним, апелляционного представления, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, а также неправильным применением судом уголовного закона.

Выводы суда о доказанности вины Белона и Земляника в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью З. , опасного для жизни человека, с особой жестокостью, издевательством и мучениями для потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, и в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, принадлежащего М. , на сумму 16250 рублей, группой лиц по предварительному сговору, а Земляника К.В., кроме того, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, — судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

При этом суд обоснованно сослался в приговоре как на доказательства виновности Белона и Земляника на их показания, данные ими в суде, где осужденные не отрицали, что 08-09.10.2016 причинили потерпевшему телесные повреждения:

— Белон показал, что ночью 08-09.10.2016 Земляник сообщил ему о конфликте с потерпевшим, поэтому он предложил Землянику пойти в дом к З. и разобраться. У дома он дважды ударил потерпевшего по лицу. По пути до дома матери З. он еще 4 раза ударил кулаком потерпевшего по спине. В доме М. находился непродолжительное время (40 минут), Земляника ждал на улице, Земляник сообщил ему, что З. в доме живой.

— Земляник показал, что вечером 08.10.2016 З. оскорбил его, об этом он рассказал Белону. У дома потерпевшего он нанес несколько ударов З. , в том числе ногами, в доме матери потерпевшего, куда они пошли по предложению потерпевшего за спиртным, продолжил наносить удары. По дороге до дома М. потерпевший шел с трудом, падал, поэтому через порог дома потерпевшего он перетаскивал, положил в комнате на полу. У З. взял 2 банки тушенки, чтобы накормить собаку.

Данные показания Белона и Земляника суд правильно признал достоверными, поскольку они в указанной части были последовательны, подробны, согласуются друг с другом.

Кроме того, в явке с повинной Белон добровольно сообщил, что 08.10.2016 нанес З. 2 удара по лицу.

Земляник в явке с повинной собственноручно указал, что 08.10.2016 на почве личных неприязненных отношений он вместе с Белоном избил З. у дома потерпевшего. Потерпевший просил его не бить, предлагал за это деньги, которые есть у его матери. До дома М. они вели потерпевшего, продолжали избивать, через порог дома затащили на руках. Денег З. не давал, поэтому Белон удерживал стул, а он ногой давил на стул таким образом, чтобы ножка от стула зашла в задний проход потерпевшего. В доме они стали искать деньги, затем ушли спать в дом З. . Когда уходили из дома, потерпевший хрипел.

Обстоятельства, изложенные в явках с повинной, Белон и Земляник подтвердили при допросах в ходе предварительного расследования.

Белон показал, что З. ударял у его дома, видел, как потерпевшего избивал Земляник. В дом М. сначала не заходил, слышал шум, позже потерпевшего увидел сильно избитым, сам нанес З. 3-4 удара кулаком в область ребер сбоку. Не помнит, но допускает, что наносил потерпевшему удары еще.

Земляник в ходе предварительного расследования показал, что в доме З. удары потерпевшему наносил и он, и Белон, он ногами ударял в основном по ребрам, 1 раз попал в шею, ноги Белона во время избиения были обуты в сапоги-болотники. З. предложил деньги, чтобы они перестали его избивать, сказал, что деньги есть в доме матери. В доме М. потерпевший денег не дал, поэтому они с Белоном продолжили его избивать, всего нанесли около 20 ударов, возможно, больше. Затем Белон предложил вставить ножку от стула в анальное отверстие З. Они вдвоем стянули с потерпевшего штаны, Белон держал стул, а он с силой давил ногой на стул. После этого они с Белоном стали искать деньги, в доме при этом находилась М. , которая все видела, из дома забрали 2 банки тушенки.

Свои показания о совместном избиении потерпевшего Белон и Земляник подтвердили при проведении очной ставки с их участием. Земляник настаивал на том, что Белон уговаривал его взять вину на себя, поскольку он ранее не судим.

Нарушений права на защиту Белона, Земляника по делу не допущено. Протоколы их допросов составлены в соответствии с требованиями закона, неоговоренные записи отсутствуют, на всех листах имеются подписи допрашиваемого лица, все предусмотренные законом права разъяснены, в том числе и то, что показания при последующем отказе от них могут быть использованы в качестве доказательств. Защитники при допросах присутствовали, поддерживали позицию Белона и Земляника. Отказ Земляника от услуг защитника в связи с материальными затруднениями, заявленный в ходе предварительного расследования, который не был удовлетворен, не свидетельствует о нарушении осужденного права на защиту. Заявленный Белоном после проведения всех следственных действий с участием защитника отвод адвокату в связи с недоверием разрешен следователем, как и иные заявленные осужденным ходатайства, постановление Белон не обжаловал. Последующие отводы защитникам, заявленные Белоном и Земляником в суде, были разрешены с соблюдением уголовно-процессуального закона, после чего сведений о недоверии защитникам осужденными не высказывалось.

По окончании предварительного расследования обвиняемым была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела в полном объеме без ограничения во времени, однако, как следует из протоколов, Белон и Земляник в присутствии защитников заявили о своем отказе от ознакомления с материалами дела, о чем сделана соответствующая отметка. В ходе судебного следствия и после постановления приговора судом осужденным вновь предоставлялась возможность дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела, а также была выдана копия протокола судебного заседания, что подтверждается расписками осужденных. Белон подал на него замечания, которые рассмотрены председательствующим в соответствии со ст.260 УПК РФ.

Кроме того, о надлежащей реализации права осужденных на ознакомление с материалами дела свидетельствует полнота приведенных ими доводов в апелляционных жалобах, множество ссылок на листы уголовного дела, цитирование содержания протоколов следственных действий и протоколов судебного заседания, а также отсутствие ссылок на невозможность реализации ими права на защиту в заседании суда апелляционной инстанции и выступления при апелляционном рассмотрении дела.

Оснований для назначения предварительного ослушания, к чему апеллирует Белон, не имелось. Как следует из материалов уголовного дела, 07.03.2017 постановлением судьи дело было назначено к слушанию на 21.03.2017. Вопреки требованиям ч.3 ст.229 УПК РФ ходатайство Белона о необходимости проведения предварительного слушания до указанного времени не поступало. К тому же, как следует из протокола судебного заседания, Белон и его защитник не были лишены возможности ходатайствовать о признании доказательств недопустимыми в суде апелляционной инстанции.

Заявление Белона о необъективности участвующего в деле государственного обвинителя в связи с его процессуальным статусом потерпевшего по другому уголовному делу, а также о его заинтересованности в исходе дела — ничем не подтверждены и опровергаются протоколом судебного заседания, из которого следует, что отводов прокурору участниками процесса не заявлялось, действия государственного обвинителя были законными и осуществлялись в рамках его полномочий, предусмотренных ст.ст.37, 246 УПК РФ.

Доказательствами по делу обоснованно признаны показания потерпевшей М. , которая подтвердила, что ночью 08-09.10.2016 она проснулась от яркого света фонариком в лицо. Увидела у себя в доме двух парней. Земляник требовал деньги, схватил за волосы, она передала ему 250 рублей, однако он требовал еще и говорил, что З. ( З. ) должен им денег больше. Осужденные вышли из дома и волоком завели ее сына, на теле которого были следы избиения, глаза закрыты, также кровь была сзади ниже спины. З. был без одежды, только в носках и футболке. Видела, как Белон несколько раз с силой давил ногами на живот ее сыну, который был еще жив. Земляник за волосы потащил ее в другую комнату, где при ней Земляник обнаружил в кармане ее безрукавки всю пенсию – 16000 рублей. В комнате на полу увидела разбросанные документы, которые она хранила в сумке, их мог раскидать только Белон, так как Земляник все время держал ее. Из серванта в малой комнате осужденные забрали две банки тушенки.

Свои показания, отличающиеся конкретностью в описании событий, лиц, их месторасположения, предметов и окружающей обстановки, М. подтвердила при проверке показаний на месте происшествия. Довод защитника Дерябиной о недостоверности показаний потерпевшей в силу преклонного возраста последней необоснованный.

Потерпевшая О. показала, что узнав о смерти отца, приехала к бабушке. Ранее М. откладывала деньги, которые хранила в куртке за печкой, эти деньги были похищены. В ее присутствии в дом М. приехала следственная группа, бабушка узнала в Землянике парня, который таскал ее за волосы и похитил 16000 рублей Смертью отца ей причинен моральный вред, также она понесла расходы на его захоронение.

Показания потерпевших не содержат противоречий, способных повлиять на выводы суда о виновности Белона, Земляника в причинении вреда здоровью З. и совершении хищения имущества М. , их показания последовательны и согласуются с показаниями свидетеля Л. – матери Белона, которая показала, что Белон и Земляник ночью 08-09.10.2016 у нее дома не ночевали; С. – брата Белона, который подтвердил, что в его присутствии осужденные договаривались идти к З. .

Судом дана правильная оценка показаниям потерпевших М. , О. , свидетелей Л. и С. , они не противоречат друг другу и объективно подтверждаются исследованными судом письменными доказательствами.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, при проведении которого участвовал Земляник, в доме М. обнаружен труп З. с многочисленными телесными повреждениями, изъяты следы пятен бурого цвета, стул, палка, на которые Земляник указал, как на предметы, с помощью которых потерпевшему были причины повреждения; порядок вещей нарушен, безрукавка З. брошена на кровать.

Из заключения эксперта №686-мг следует, что на ножке стула и смывах пятен бурого цвета обнаружена кровь З.

Из протокола осмотра места происшествия – дома З. следует, что на полу у входа в комнату обнаружены пятна вещества бурого цвета, которые были изъяты; общий порядок в комнате нарушен, на приусадебной территории дома обнаружены и изъяты 2 пустые жестяные банки из-под тушенки.

Согласно протоколу выемки, у Земляника изъяты куртка, брюки и пара туфель, на которых согласно заключению эксперта №686мг, обнаружена кровь З.

Согласно заключению эксперта №139/Э, на трупе З. обнаружены повреждения в виде сочетанной механической травмы головы, туловища и конечностей, которая могла образоваться в результате травмирующих воздействий тупых твердых предметов (предмета), как при ударах, давлении, трении о таковые (таковой), так и при ударах, давлении, трении таковыми (таковым), травма образовалась незадолго до наступления смерти. Повреждения в совокупности являются опасными для жизни человека и квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью, состоят в прямой причиной связи с наступлением смерти. На трупе З. в области наружной поверхности левого бедра, на границе верхней трети передне-наружной поверхности голени, в области коленного сустава, на границе надколенной области и нижней трети левого бедра обнаружены следы волочения, перемещения в посмертный период.

Суд в полном объеме исследовал обстоятельства дела и правильно оценил все исследованные доказательства в их совокупности, пришел к правильному выводу о причинении сочетанной механической травмы головы, туловища и конечностей именно в результате совместных действий осужденных. Довод стороны защиты о возможности получения З. повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью, при неоднократных падениях с высоты собственного роста тщательно проверен судом и не нашел подтверждения, выводы об этом убедительно мотивированы.

Учитывая локализацию и характер причиненных потерпевшему телесных повреждений, вывод суда об умышленном характере действий Белона, Земляника правильный. По отношению к наступлению смерти З. форма вины осужденных является неосторожной.

В приговоре суд сослался на заключение эксперта №735-мг об обнаружении в ротовой полости З. спермы, выделить из которой ДНК, достаточной для исследования, не представилось возможным. Вместе с тем, указанное обстоятельство не ставилось в вину осужденным, постановлением от 06.02.2017 в возбуждении уголовного дела было отказано, поэтому данная ссылка подлежит исключению из приговора. Такое изменение приговора не влияет на доказанность вины осужденных в совершении преступления в отношении З. , не уменьшает объем предъявленного им обвинения и не может служить основанием для смягчения назначенного им наказания.

Судом подробно мотивировано наличие всех квалифицирующих признаков преступления, совершенного осужденными в отношении потерпевшего З. , их действия правильно квалифицированы по ч.4 ст.111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с особой жестокостью, издевательством и мучениями для потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Действия осужденных по факту хищения имущества М. правильно квалифицированы: Белона А.В. по п. «А» ч.2 ст.161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, Земляника К.В. по п.п. «А, Г» ч.2 ст.161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Судом проверено психическое состояние Белона и Земляника. С учетом поведения осужденных в ходе предварительного расследования и в суде, данных о личности каждого, выводов судебно-психиатрических экспертиз, судом обоснованно установлено, что осужденные совершили преступления, будучи вменяемыми.

Вместе с тем, суд, исключая из обвинения, предъявленного Белону и Землянику, п. «В» ч.4 ст.162 УК РФ, указал, что если в процессе умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшему, повлекшего в последствии его смерть, из личных неприязненных отношений, потерпевший предлагал денежные средства с целью прекращения его избиения, и виновные продолжают избиение, изначально начатое как из личных неприязненных отношений, дополнительно требуя деньги, как условие прекращения избиения, это не является нападением в целях хищения чужого имущества (разбоем), а является одной из составляющих личных неприязненных отношений, охватывается единым изначальным умыслом.

С данным выводом суда судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

Диспозиции п. «В» ч.4 ст.162 и ч.4 ст.111 УК РФ содержат описание разных преступлений, которые хотя и имеют общий признак — причинение тяжкого вреда здоровью, но не соотносятся между собой как часть и целое: наступление смерти потерпевшего не включено в признаки состава разбоя, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Следовательно, разбой (преступление против собственности) не может поглотить причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшее его смерть (преступление против жизни), равно как и наоборот. Названные нормы не соотносятся между собой и как общая и специальная, а потому действия виновных в разбойном нападении, в ходе которого потерпевшему причиняется тяжкий вред здоровью, повлекший его смерть, подлежат квалификации по совокупности преступлений.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции установлено, что 09.10.2016 в период с 01:00 до 03:00 Земляник К.В. и Белон А.В. в процессе причинения телесных повреждений З. решили похитить у него имущество. С этой целью, действуя группой лиц по предварительному сговору, умышленно в момент нанесения множественных ударов руками и ногами по телу З. , применяя насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, предъявили ему требование передачи денежных средств, как условие прекращения избиения. Сломив волю потерпевшего, с целью хищения денежных средств, Белон и Земляник привели З. к дому его матери, проникли в дом против воли проживающих в нем лиц, где повторно предъявили З. требование передать им денежные средства, применяя при этом насилие к потерпевшему, опасное для жизни и здоровья, в виде нанесения ударов ногами и руками по голове и телу З. , сняли с лежащего на полу З. штаны и ввели ему в анальное отверстие ножку деревянного стула, на сиденье которого давили ногами, применив стул, как предмет, используемый в качестве оружия. Совместными действиями Белона и Земляника потерпевшему З. причинен тяжкий вред здоровью, в виде сочетанной механической травмы головы, туловища и конечностей.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями Земляника о том, что в доме М. он и Белон били потерпевшего за то, что он их обманул и не дал денег, требовали денег еще, повреждения причиняли в том числе при помощи стула и обнаруженной на месте происшествия палки (т.3 л.д.л.д.8-9, 24-30, 35-41, 60-66, 42-51); показаниями М. о том, что вечером 08.10.2016 она закрыла входные ворота дома на палку и легла спать, разбудивший ее Земляник сообщил о денежном долге ее сына перед ним и Белоном, видела на теле сына кровь и следы избиения, из одежды на сыне были только футболка и носки (т.2 л.д.80-81, т.4 л.д.194).

Таким образом, судебная коллегия находит установленным, что умысел на разбойное нападение на потерпевшего З. возник у Белона и Земляника в ходе избиения потерпевшего, а потому действия осужденных в этой части подлежат квалификации по п. «В» ч.4 ст.162 УК РФ – разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

При назначении наказаний Белону и Землянику по п. «В» ч.4 ст.162 УК РФ судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, установленные судом данные об их личности, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства.

В связи с наличием в действиях Белона и Земляника отягчающего обстоятельства, предусмотренного ч.1.1 ст.63 УК РФ, — исключено применение ч.6 ст.15, ч.1 ст.62 УК РФ. Кроме того, в действиях Белона имеется рецидив преступлений, вид которого судом определен правильно.

Основания для применения положений ст.ст.64 УК РФ отсутствуют. Достижение целей наказания возможно лишь путем отбывания осужденными лишения свободы.

Окончательное наказание Белону и Землянику по совокупности совершенных преступлений следует назначить в соответствии с ч.ч.3, 4 ст.69 УК РФ, с учетом требований ст.ст.6, 43, 60 УК РФ.

Наказание, назначенное осужденным по ч.4 ст.111 УК РФ и по ч.2 ст.161 УК РФ, является соразмерным содеянному и справедливым.

Оснований для исключения из приговора ссылки суда на признание Белоном своей вины по ч.4 ст.111 УК РФ, как об этом просит прокурор, не имеется, поскольку из материалов дела следует, что осужденный действительно вину в совершении данного преступления признал (т.2 л.д.138, 171, т.4 л.д.204).

Вместе с тем при назначении Белону наказания суд ошибочно сослался на правила ч.3 ст.68 УК РФ, в то же время фактически назначив осужденному наказание за каждое преступление, превышающее одну третью часть максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкциями ч.4 ст.111 и ч.2 ст.161 УКРФ. Приговор в этой части подлежит изменению, однако оснований для усиления наказания, о чем потерпевшими поставлен вопрос в жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Вид исправительного учреждения, в котором Белону и Землянику надлежит отбывать назначенное наказание, назначен в соответствии с п. «В» ч.1 ст.58 УК РФ.

Назначение дополнительного наказания по ч.4 ст.111 УК РФ мотивировано судом.

Вопросы об определении судьбы вещественных доказательств и распределении процессуальных издержек разрешены судом в соответствии п.п.2, 3 ч.1 ст.309 УПК РФ. Решение суда по гражданским искам потерпевших о взыскании причиненного преступлением ущерба судом мотивировано.

В то же время, судебная коллегия считает необходимым изменить приговор суда в части гражданского иска потерпевшей О. о компенсации морального вреда, поскольку взыскание такой компенсации солидарно с осужденных Белона А.В. и Земляника К.В. в сумме 500000 рублей не отвечает требованиям закона.

Так, решая вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшей морального вреда, суд обоснованно исходил из положений ст.151 и ст.1101 ГК РФ и учел характер причиненных потерпевшей физических и нравственных страданий, степень вины причинителей вреда, требования разумности и справедливости.

Однако в случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке.

С учетом установленных обстоятельств совершенного преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, роли и степени участия в преступлении Белона и Земляника, судебная коллегия, признавая обоснованной присужденную потерпевшей сумму в 500 000 рублей, находит необходимым определить к взысканию в равных долях по 250000рублей с каждого из них.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13, 389.15, 389.16, 389.20, 389.28, 389.31-389.33 УПК РФ, судебная коллегия

приговор Верхотурского районного суда Свердловской области от 08.06.2017 в отношении Белона А.В. , Земляника К.В. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку суда на наличие в действиях Белона А.В. и Земляника К.В. в отношении потерпевшего издевательств, жестокости и мучений в связи с обнаружением во рту потерпевшего З. спермы (л.д. 14-15 приговора), а также указание о применении ч.3 ст.68 УК РФ при назначении Белону А.В. наказания.

Белона А.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «В» ч.4 ст.162 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «А» ч.2 ст.161 УК РФ, ч.4 ст.111 УК РФ, п. «В» ч.4 ст.162 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначить Белону А.В. 16 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Верхотурского районного суда Свердловской области от 20.03.2017, окончательно назначить Белону А.В. 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ обязать Белона А.В.: не выезжать за пределы муниципального образования по избранному им месту жительства (пребывания), не покидать место жительства (пребывания) после 22 часов, не изменять место жительства (пребывания) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными данного наказания, а также являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Земляника К.В. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «В» ч.4 ст.162 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «А, Г» ч.2 ст.161 УК РФ, ч.4 ст.111 УК РФ, п. «В» ч.4 ст.162 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначить Землянику К.В. 14 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Верхотурского районного суда Свердловской области от 20.03.2017, окончательно назначить Землянику К.В. 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ обязать Земляника К.В.: не выезжать за пределы муниципального образования по избранному им месту жительства (пребывания), не покидать место жительства (пребывания) после 22 часов, не изменять место жительства (пребывания) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными данного наказания, а также являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Исключить указание суда о солидарном взыскании с осужденных компенсации морального вреда в пользу О.

Взыскать в пользу потерпевшей О. денежную компенсацию причиненного преступлением морального вреда с Белона А.В. и с Земляника К.В. по 250000рублей с каждого из них.

В остальном приговор в отношении них оставить без изменения, апелляционные жалобы и дополнения к ним осужденного Земляника К.В., его защитника Дерябиной Л.М., осужденного Белона А.В., его защитника Головлевой Т.В. — без удовлетворения, апелляционные жалобы потерпевших М. , О. – удовлетворить частично.

Апелляционный приговор вступает в силу после его оглашения, может быть обжалован в кассационном порядке в Президиум Свердловского областного суда в соответствии с положениями гл. 47.1 УПК РФ.