Договор цессии в арбитражном процессе

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 сентября 2014 г. N Ф05-9491/14 по делу N А40-149457/2013 (ключевые темы: кредитный договор — договор цессии — процессуальное правопреемство — реорганизация юридического лица — перемена лиц в обязательстве)

Резолютивная часть постановления объявлена 01 сентября 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 08 сентября 2014 года.

Арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Ядренцевой М.Д.

судей Власенко Л.В., Тетёркиной С.И.,

при участии в заседании:

от Росимущества: Петрова В.О. по доверенности от 14.01.2014 N ОД-16/401,

от конкурсного управляющего ООО КБ «Объединенный банк развития»: Лемешева Л.В. по доверенности от 01.08.2014 N 42,

от ООО «Энергокомплект»: Нефедова Е.И. по доверенности от 01.12.2012 N 1/12,

рассмотрев в судебном заседании 01.09.2014 кассационную жалобу ООО «Энергокомплект» на постановление от 24.06.2014 Девятого арбитражного апелляционного суда, принятое судьями Елоевым А.М., Лялиной Т.А., Крыловой А.Н.,

по заявлению ООО «Энергокомплект» об установлении процессуального правопреемства

по иску Росимущества к ООО КБ «Объединенный банк развития», ФГУП «Русэкотранс» о признании недействительным кредитного договора от 24.11.2010 N 105/2010-КД и применении последствий недействительности сделки,

Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (далее — Росимущество) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО КБ «Объединенный банк развития», ФГУП «Русэкотранс» о признании недействительным кредитного договора от 24.11.2010 N 105/2010-КД, заключенного между ответчиками и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

ООО «Энергокомплект» подало в Арбитражный суд города Москвы заявление о процессуальной замене ответчика ООО КБ «Объединенный банк развития» на ООО «Энергокомплект» в соответствии со статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением от 24.03.2014 заявление ООО «Энергокомплект» о процессуальном правопреемстве удовлетворено, суд произвел замену ООО КБ «Объединенный банк развития» на ООО «Энергокомплект».

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2014 определение от 24.03.2014 отменено, в удовлетворении заявления ООО «Энергокомплект» о процессуальной замене ответчика ООО КБ «Объединенный банк развития» на ООО «Энергокомплект» отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ООО «Энергокомплект» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит постановление от 24.06.2014 отменить, определение от 24.03.2014 оставить в силе.

Жалоба мотивирована тем, что при принятии постановления суд апелляционной инстанции нарушил нормы процессуального права.

В заседании суда кассационной инстанции представитель ООО «Энергокомплект» поддержал жалобу по изложенным в ней доводам.

Представители Росимущества и конкурсного управляющего ООО КБ «Объединенный банк развития» возражали против удовлетворения жалобы.

ФГУП «Русэкотранс», извещенное надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в суд кассационной инстанции не направило, что согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, кассационная инстанция находит постановление от 24.06.2014 подлежащим отмене по следующим основаниям.

В обоснование заявления о процессуальной замене ответчика ООО КБ «Объединенный банк развития» на ООО «Энергокомплект» последний представил в материалы дела договор уступки права требования от 28.05.2012 N 28/05/2012-Ц-11, заключенный между ООО КБ «Объединенный банк развития» и ООО «Энергокомплект» и копию вступившего в законную силу решения Арбитражного суда города Москвы от 16.11.2012 по делу А40-87256/12-133-780, согласно которому на основании договора уступки права требования от 28.05.2012 N28/05/2012-Ц-11 в пользу ООО «Энергокомплект» были взысканы денежные средства по оспариваемому в рамках настоящего дела по кредитному договору от 24.11.2010 N 105/2010-КД.

В соответствии с частью 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Поскольку ООО «Энергокомплект» представило надлежащие доказательства в подтверждение заявления о процессуальной замене ответчика, то суд первой инстанции правомерно на основании указанной нормы права удовлетворил заявление.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что при рассмотрении спора о признании договора недействительным не может производиться процессуальная замена стороны по делу противоречит положениям части 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, которые не содержат каких-либо ограничений по категориям споров.

Вывод суда апелляционной инстанции о праве истца в порядке статьи 47 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определять круг лиц, к которым предъявляются исковые требования и что в данном случае истец категорически возражает против замены ответчика по делу, является в данном случае неправильным, поскольку суд первой инстанции рассматривал вопрос о процессуальной замене ответчика в соответствии со статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а не заявление истца в порядке статьи 47 названного Кодекса.

Учитывая изложенное, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2014 подлежит отмене на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а определение Арбитражного суда города Москвы от 24.03.2014 оставлению в силе согласно пункту 5 части 1 статьи 287 названного Кодекса.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Московского округа

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2014 по делу N А40-149457/2013 отменить, определение Арбитражного суда города Москвы от 24.03.2014 по указанному делу оставить в силе.

Можно ли уступить право требования в судебном процессе?

ООО «А» подает в суд исковое заявление на ООО «Б» о взыскании дебиторской задолженности.у ООО «А» закрыт расчетный банковский счет.Возможна ли уступка права требования/перемена лиц в обязательстве в самом судебном процессе (между контрагентами- соглашение о невозможности передачи прав/обязаностей другому лицу).Что делать Истцу?

Ответы юристов (2)

Добрый вече, Максим!

Согласно ст. 48 АПК РФ

1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

2. На замену стороны ее правопреемником или на отказ в этом арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте, который может быть обжалован.

3. Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Статья 382 ГК РФ. Основания и порядок перехода прав кредитора к другому лицу.
1. Право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

2. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

Предусмотренный договором запрет перехода прав кредитора к другому лицу не препятствует продаже таких прав в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве и законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Из указанной статьи мы видим, что если осуществить уступка прав вопреки условиям договора — то могут начаться судебные тяжбы по поводу недействительности такой уступки.

Истец является действующим юридическим лицом? Почему закрыт расчетный счет?

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Договор цессии в арбитражном процессе

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Договор цессии (уступки права требования). Образец

Образец договора цессии (уступки права требования), который может быть заключен кредитором с любым лицом (например, с лицом, осуществляющим коллекторскую деятельность, т.е. деятельность по взысканию долгов). По такому договору кредитор уступает коллектору право требования денежных средств с должника.

Рекомендуемые по теме публикации:

Договор цессии
(уступки права требования)

«22» сентября 2016 г.

Общество с ограниченной ответственностью «Технология», именуемое в дальнейшем «Цедент», в лице генерального директора Панфилова Виктора Никифоровича, действующего на основании Устава, с одной стороны, и общество с ограниченной ответственностью «Возврат долгов», именуемое в дальнейшем «Коллектор», в лице директора Панжина Петра Викторовича, действующего на основании Устава, с другой стороны, а совместно именуемые «Стороны» или «Сторона», заключили настоящий Договор о нижеследующем:

1. По состоянию на дату подписания настоящего Договора Цедент имеет права требования к Сидорову Вячеславу Никаноровичу, в дальнейшем — «Должник», в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей, в том числе НДС … рублей (далее – Право требования).

Прим .: как вариант: НДС не применяется в связи с УСН (упрощенной системой налогообложения).

2. Право требования возникло из обязательств по договору … (указать название договора и его предмет, например «по договору подряда на выполнение по монтажу оборудования…», «по договору купли-продажи оборудования согласно спецификации…» и т.д.) от «…» …… … года N …, что подтверждается … (указать все приложения к договору, иные документы, обосновывающие возникшее обязательство должника, например, акты сверки расчетов, иные).

3. Цедент уступает Коллектору право требования к Должнику в размере 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей, в том числе НДС … (…) рублей.

4. За уступленное право требования Коллектор уплачивает Цеденту денежную сумму, составляющую … % от размера уступленного права ( как вариант : указывается твердая сумма, например, «…Коллектор уплачивает Цеденту денежную сумму, составляющую … рублей») в течение … дней с даты подписания настоящего Договора путем безналичного перечисления денежных средств на расчетный счет, указанный в настоящем Договоре.

5. В … -дневный срок Цедент передает Коллектору документацию по акту приема-передачи, из которой вытекает право требования к Должнику.

6. Право требования переходит от Цедента к Коллектору со дня подписания настоящего Договора.

7. Коллектор обязуется уведомить Должника о переходе к нему Права требования в срок не позднее … рабочих дней с момента подписания настоящего Договора.

8. Стороны освобождаются от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств по настоящему договору, если это неисполнение явилось следствием обстоятельств непреодолимой силы, возникших после заключения настоящего договора в результате обстоятельств чрезвычайного характера, которые стороны не могли предвидеть или предотвратить.

9. Условия настоящего договора и соглашений (протоколов и т.п.) к нему конфиденциальны и не подлежат разглашению.

10. Договор вступает в силу с момента его подписания и действует до исполнения сторонами своих обязательств.

11. Все изменения и дополнения к настоящему Договору должны быть совершены в письменной форме и подписаны уполномоченными лицами сторон.

14. Во всем остальном, что прямо не предусмотрено положениями настоящего Договора, Стороны руководствуются нормами гражданского законодательства Российской Федерации.

15. Настоящий Договор составлен в двух экземплярах, имеющих равную юридическую силу, по одному экземпляру для каждой Стороны.

Сведения о должнике: Сидоров Вячеслав Никанорович, проживающий: г. Москва, ул. …, д № …, кв. № …

Юридические адреса, реквизиты и подписи Сторон:

Цедент:

_______________ «___________»
ИНН/КПП __________________
Юридический/почтовый адрес:
___________________________
Р/с ________________________
в банке ____________________
К/с ________________________
БИК _______________________

__________/___________
(подпись) (Ф.И.О.)

Коллектор:

________________ «__________»
ИНН/КПП __________________
Юридический/почтовый адрес:
___________________________
Р/с ________________________
в банке ____________________
К/с ________________________
БИК _______________________

_________/_________
(подпись) (Ф.И.О.)

См. также другие образцы договоров цессии:

Договор цессии в арбитражном процессе

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Заявление о процессуальном правопреемстве на основании договора цессии

Образец заявления о процессуальном правопреемстве в Арбитражный суд на стадии исполнения решения.

В соответствии с п. 1 ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Рекомендуемые по теме публикации:

Общие положения о правопреемстве: «Правопреемство — это . Определение понятия, виды, образцы заявлений»

В арбитражный суд Омской области

Заявитель: Индивидуальный предприниматель
Васильев Дмитрий Николаевич
адрес: г. Омск, ул. Вавилова, д. …, кв. …,
телефон: …, эл. почта: …

Индивидуальный предприниматель
Пупков Иван Сидорович, 12.11.1978 г.р.
адрес: г. Омск, ул. Пушкина, д. …, кв. …
телефон: …, эл. почта: …

Судебный пристав-исполнитель
… отдела судебных приставов г. Омска ФИО
г. Омск, ул. …, …

Истец: Индивидуальный предприниматель
Пупков Иван Сидорович, 12.11.1978 г.р.
адрес: г. Омск, ул. Пушкина, д. …, кв. …
телефон: …, эл. почта: …

Ответчик: Индивидуальный предприниматель
Коробов Никита Вячаславович
адрес: г. Омск, ул. Гусарова, д. …, кв. …
телефон: …, эл. почта: …

Заявление
о процессуальном правопреемстве
на основании договора цессии

Индивидуальный предприниматель Пупков Иван Сидорович обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании долга по договору займа, просил взыскать с Коробова Н. В. задолженность по договору займа. Решением Арбитражного суда Омской области от … … 2015 года по делу № … постановлено взыскать с ИП Коробова Никиты Вячеславовича в пользу Пупкова И. С. 1 250 000 рублей задолженности по договору займа. Указанное решение арбитражного суда вступило в силу, выдан исполнительный лист № …

В силу п. 1 ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса РФ прошу произвести замену стороны взыскателя Пупкова Ивана Сидоровича на правопреемника Васильева Дмитрия Николаевича в связи с заключением между указанными лицами 19 сентября 2016 года договора уступки прав (цессии) N 14 по исполнительному листу N …, выданному Арбитражным судом Омской области по делу N …, в отношении взыскания:

— суммы долга в размере … рублей;

— суммы процентов в размере … рублей;

— расходов по уплате госпошлины … рублей;

— суммы процентов по ст. 395 Гражданского кодекса РФ, начисленных на сумму долга … рублей в размере … % годовых, с даты вынесения решения по дату фактической уплаты суммы долга.

Подпись _________ / Васильев Дмитрий Николаевич

1. Копия договора уступки прав (цессии) N 14 от 19 сентября 2016 года;
2. Копия исполнительного листа N …;
3. Доверенность представителя от … (если заявление подписывается представителем заявителя);
4. Уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление лицам, участвующим в деле, копий заявления и приложенных к нему документов, которые у них отсутствуют;
5. Копия Свидетельства о государственной регистрации заявителя в качестве индивидуального предпринимателя от … … года N …;
6. Выписка из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей (на заявителя и заинтересованного лица).

Рекомендуем образцы договоров:

Образец заявления в суд:

в арбитражном судопроизводстве

  • Заявление в арбитражный суд о процессуальном правопреемстве в связи со смертью истца. Образец
  • Заявление о процессуальном правопреемстве в Арбитражный суд на основании договора цессии в исполнительном производстве
  • Заявление о правопреемстве в арбитражный суд в исполнительном производстве. Образец (процессуальное правопреемство на основании договора уступки права)

Договор цессии в арбитражном процессе

Яна ОРЛОВСКАЯ, помощник судьи Арбитражного суда Иркутской области

Цивилизованный гражданский оборот, участие в имущественных отношениях множества субъектов – кредиторов, должников, – принимающих на себя различные обязательства, предполагает и установление специальных правил относительно перемены лиц в обязательстве (универсального правопреемства, перевода долга, уступки права требования и др.).

Статьи 382–390 главы 24 Гражданского кодекса РФ предусматривают общие положения относительно перехода прав к другому лицу. Предметом рассмотрения в настоящей статье будет являться один из видов сингулярного правопреемства — уступка права требования (цессии).

Актуальность анализа применения норм об уступке права требования Арбитражным судом Иркутской области вызвано, прежде всего, наличием различного доктринального и легального толкования проблем, возникающих по договору цессии.

В частности, теория и судебно-арбитражная практика не выработали единого мнения относительно допустимости уступки части обязательства; делимости обязательства по указанным отношениям; возможности уступить право требования по судебному решению и др.

Договор цессии представляет собой сделку, по которой первоначальный кредитор (цедент) переуступает принадлежащее ему право (требование) в отношении должника новому кредитору (цессионарию).

Вопрос о правовой природе цессии в научной литературе является дискуссионным. Например, М.И. Брагинский пишет, что «цессия выражается в передаче цедентом цессионарию определенного права в силу сделки. Тем самым передача имеет основанием договор, связывающий цедента с цессионарием. Но этим договором является не цессия, как нередко полагают, а та сделка, на которую опирается переход, составляющий сущность цессии». Такой же позиции придерживается Л. А. Новоселова, отрицая самостоятельность договора цессии.

Полагаем, что данные рассуждения приемлемы в общетеоретическом аспекте и представляют ценность для цивилистической науки, однако распространение данной позиции в судебной практике вызвало бы значительные затруднения в применении норм о договоре уступки права требования. Отрицая самостоятельность договора цессии и не рассматривая ее в качестве сделки, мы лишили бы заинтересованных лиц права на защиту, в частности, путем предъявления иска о признании договора уступки права требования ничтожной сделкой. Кроме того, вышеуказанные авторы искусственно сужают понятие «обязательство», считая, что «передача имеет основанием договор, связывающий цедента с цессионарием», в то время как статья 382 ГК РФ говорит о праве, принадлежащем кредитору на основании обязательства , которое в силу статьи 307 ГК РФ может возникнуть не только на основании договора.

При применении норм главы 24 ГК РФ, касающихся договора цессии, на наш взгляд, судом должны быть исследованы следующие обстоятельства:

соответствует ли договор уступки права требования закону, иным правовым актам или договору;

подлежит ли требование цедированию (в частности, недопустима уступка регрессных требований — пункт 1 статьи 382; требований, связанных с личностью кредитора — статья 383 и др.);

произошло ли безусловное выбытие лица, передающего право требования, из обязательства;

соблюдена ли форма договора цессии;

передано ли действительное право требования, существовавшее к моменту перехода права;

позволяет ли договор уступки права требования выявить объем передаваемого права (согласовано ли условие о предмете договора);

в случае передачи части прав требований является ли предмет исполнения физически делимым.

Анализ ряда дел свидетельствует, что при оценке цессии Арбитражный суд Иркутской области в первую очередь рассматривает вопрос о том – произошла ли перемена (безусловная замена) лица в обязательстве. Если такая безусловная замена не произошла (т.е. переуступающий право требования кредитор из обязательства не выбыл), то суд считает, что в подобных случаях договор об уступке права является недействительной сделкой. С данной позицией следует согласиться.

Так, по делу А19-7914/99-13 АКБ «Гринкомбанк» обратился в Арбитражный суд Иркутской области с иском к ЗАО «Усольская мясоперерабатывающая компания» о признании недействительным договора уступки права требования. Между сторонами по делу был заключен договор уступки права требования от 22 июля 1997 года и дополнительное соглашение № 1, являющееся неотъемлемой частью договора цессии, согласно которому «Гринкомбанк» передал мясоперерабатывающей компании право требовать от ОАО «Мясокомбинат «Усольский» исполнения обязательств по выданным кредитам по кредитным договорам № 449 от 30.12.95 в сумме 2 938 164, 87 руб., № 475 от 05.02.96 в сумме 1 493 000 руб., № 221 от 14.11.94 в сумме 1 088 116,01 руб.

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования истца, в своем решении указал:

«Согласно пункту 2.2.1 спорного договора ответчик взял на себя обязательства по погашению ссудной задолженности ОАО «Мясокомбинат «Усольский» по кредитным договорам № 449, 475, 221 перед истцом в порядке, установленном дополнительным соглашением № 1. Из содержания дополнительного соглашения усматривается, что сумма долга подлежит возврату кредитору, уступившему право требования, то есть уступивший право требования кредитор из основного обязательства не выбывает. Оставаясь правообладающим лицом, он изменяет лишь фактический источник получения долга.

Согласно статьям 382, 384 ГК РФ уступка права требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве.

Возражая против требований истца о признании спорного договора недействительным в силу его ничтожности, ответчик полагает, что в момент заключения договора уступки требования банк по акту приема-передачи передал ответчику оригиналы кредитных договоров, таким образом выбыл из обязательств перед должником — ОАО «Мясокомбинат «Усольский».

Довод ответчика не может быть принят судом во внимание, так как § 1 главы 24 предполагает иные требования к безусловной замене кредитора в обязательстве, чем передача документов».

В связи с этим суд первой инстанции признал договор уступки права требования, заключенный между АКБ «Гринкомбанк» и ЗАО «Усольская мясоперерабатывающая компания», недействительным в силу его ничтожности.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения и не принял во внимание ссылку ответчика на нарушение норм процессуального права, отклонил ходатайство о привлечении к делу в качестве третьих лиц ООО «Помощь», ЗАО «Управляющая компания», АО «Иркутскглавснаб» и ООО «Дако-Инвест», которым ответчик в дальнейшем переуступил право требования, поскольку согласно статьям 166, 167, 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна независимо от признания ее таковой судом и не влечет юридических последствий с момента ее совершения.

Суд кассационной инстанции согласился с принятыми по делу судебными актами.

Статья 389 ГК РФ связывает форму уступки права требования, если она основана на сделке с формой той сделки, которая является основанием для передачи прав кредитора другому лицу. В соответствии с частью 3 статьи 389 ГК РФ уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге. Так, по делу № А19-3408/00-10-4 арбитражный суд указал: «Согласно пункту 20 Положения о переводном и простом векселе индоссамент, совершенный после протеста в неплатеже или после истечения срока, установленного для совершения протеста, имеет последствия лишь обыкновенной цессии. Иных требований к форме совершения уступки требований по ордерной ценной бумаге ни вексельным, ни общегражданским законодательством РФ не предусмотрено».

Существенным условием договора уступки права требования является условие о его предмете. Предмет договора цессии должен быть индивидуально определен, четко и ясно конкретизирован. В частности, индивидуализация требования достигается при условии индивидуализации пяти его основных составляющих: 1) предмета требования; 2) активной стороны (кредитора); 3) пассивной стороны (должника); 4) содержания требования (какие требования должник обязан произвести с предметом обязательства) и 5) основания возникновения требования.

Так, в деле № А19-26/01-5-35 по иску ОАО «Миричун» к ООО «Стройуниверсалторг», ПКФ «Майор», ЗАО «Тофаларский зверопромхоз» о признании сделки недействительной в материалах был представлен договор цессии (уступке права требования по сделке), в пунктах 1, 2, 3 которого было указано: «цедент передает, а преемник принимает на себя права и обязательства цедента по отношению к ОАО «Миричун» (должнику). Размер требований к должнику составляет 138 000 руб. По настоящему соглашению к преемнику переходит право требования исполнения должником своих обязательств перед цедентом…». Очевидно, что данный договор не конкретизирован — не указано ни содержание требования, ни основания возникновения требования. В дальнейшем дело было прекращено производством в связи с отказом истца от иска.

При оценке юридически значимых обстоятельств дела суд должен выяснить – является ли предмет исполнения физически делимым. При делимости предмета обязательства не существует препятствий для перемены лиц лишь в части обязательства. В случае, если предмет обязательства неделим, уступка права требования по общему правилу юридически невозможна.

Анализ практики Арбитражного суда Иркутской области в части выполнения указанных требований показал, что судом иногда допускаются ошибки.

Так, по делу № А19-12539/01-16 ООО «Байкалагропром» обратилось к ОАО «Ангарскнефтепродукт» с требованиями о взыскании: 1 072 300 руб., составляющих часть суммы невозвращенной предварительной оплаты по договору поставки от 05.11.98; 759 546 руб. — проценты за пользование чужими денежными средствами за период просрочки с 01.01.99 по 01.11.2001; 769 226 руб. 45 коп. — проценты за пользование кредитом.

В соответствии с договором № 121/н-98 от 05.11.98, заключенным между ОАО «Ангарскнефтепродукт» (поставщик) и государственным предприятием «Бурятавтодор» (покупатель), покупатель перечислил поставщику 17.12.98 платежным поручением № 142 денежные средства в сумме 4 000 000 руб .

Поставщик обязался в течение двух месяцев подекадно, начиная с даты поступления денежных средств, поставить покупателю нефтепродукты. Фактически поставщик отгрузил в адрес покупателя нефтепродуктов на сумму 1 190 817 руб. 76 коп. Таким образом, с момента истечения срока поставки и действия договора за поставщиком числилась задолженность на сумму 2 809 182 руб. 24 коп.

Согласно договору уступки права (требования) № 11/06 от 02.07.2001, заключенному между государственным предприятием «Бурятавтодор» и ООО «Байкалагропром», право требования возврата предварительной оплаты, перечисленной платежным поручением № 142 от 17.12.98 по договору поставки № 121/н-98, в части суммы, составляющей 1 072 300 руб., перешло к последнему.

Суд первой инстанции отказал в заявленных требованиях и признал договор цессии ничтожным, сославшись на отсутствие у предприятия уступаемого права, поскольку ранее по договору от 23.12.99 оно было полностью уступлено ООО «Комформ», и на то, что действующее законодательство не предусматривает возможность частичной уступки права требования.

Суд апелляционной инстанции обоснованно указал на ошибочность выводов суда первой инстанции. Действительно, в тексте договора имелось указание на передачу ООО «Комформ» «… в полном объеме права требования первоначального кредитора, вытекающие из договора поставки…». Вместе с тем из пункта 1.1 текста договора усматривается «право истребования с должника задолженности в сумме 1 736 882 руб. в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав… Новый кредитор приобретает, а первоначальный кредитор утрачивает права, предусмотренные пунктом 1.1 договора…». Таким образом, предприятием фактически уступлена часть принадлежащего ему права — права требования задолженности в сумме 1 736 882 руб.

Государственное предприятие, уступив по договору от 23.12.99 ООО «Комформ» право требования части задолженности в сумме 1 736 882 руб., полностью выбыло из обязательства по погашению задолженности в сумме 1 736 882 руб. Поэтому требование о безусловном выбытии кредитора является выполненным.

В связи с этим вывод суда первой инстанции о том, что в порядке уступки требования нельзя передать часть требования по обязательству, и о том, что по договору от 23.10.99 уступлено может быть право требования только полностью, не основан на законе.

Таким образом, статья 384 ГК РФ, регламентирующая объем передаваемых прав кредитора, переходящих к другому лицу, носит диспозитивный характер и устанавливает, что право первоначального кредитора переходит в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Иное может быть предусмотрено законом или договором, включая и условие о том, что новому кредитору уступается право не в полном объеме. При этом конкретный объем передаваемых прав и иные вопросы, касающиеся порядка передачи прав, должны предусматриваться в соответствующем договоре.

Не следует смешивать понятия «перемена лиц в обязательстве» и «перемена стороны в договоре». Договор, как правило, является основанием возникновения не одного, а целого ряда обязательств. При этом ничто (в том числе и характер обязательств) не препятствует уступке права требования как по всем обязательствам, возникшим из договора, так и по некоторым, в том числе и по одному из них.

В связи с этим обращает на себя внимание дело № А19-3998/01-14.

ООО «Брокерский дом «Система-Маркет» обратилось с требованием к воинской части № 3696 о взыскании 5 195 993 руб., из них 1 205 009 руб. — основного долга за оказанные МУП «Полсер» услуги по стирке белья воинской части № 3696 по договору от 03.01.97 и 3 990 984 руб. — процентов за просрочку платежа.

03.01.97 МУП «Полсер» и в/ч 3696 заключили договор № 12, по которому МУП «Полсер» обязалось производить стирку, глаженье и дезобработку белья, а в/ч 3696 обязалась оплачивать за оказанные услуги согласно выставленным счетам.

За период с января 1997 года по июнь 1999 года МУП «Полсер» оказывало ответчику услуги по стирке белья, выставляло для оплаты счета-фактуры. По данным МУП «Полсер» оказано услуг и выставлено счетов на сумму 1205009 руб. 06 коп.

05.09.2000 между МУП «Полсер» и ООО «Брокерский дом «Система-Маркет» был заключен договор уступки требования, в соответствии с которым кредитор передал ООО «Брокерский дом «Система-Маркет» право требования к в/ч № 3696 задолженности в сумме 5 195 993 руб.

Суд первой инстанции, отказывая в иске, наряду с другими обстоятельствами, указал на следующее.

Имеющееся между МУП «Полсер» и войсковой частью обязательство (договор № 12 от 03.01.97) является длящимся. Представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что отношения по этому договору продолжались между сторонами и после 05.09.2000 — МУП «Полсер» продолжало оказывать ответчику услуги, предусмотренные договором № 12.

Доказательства расторжения договора или прекращения его действия в соответствии с пунктами 5.2, 5.3 Договора на момент переуступки права (требования) суду не представлены.

Следовательно, после подписания договора от 05.09.2000 МУП «Полсер» не выбыло из обязательства, что противоречит требованиям гл. 24 ГК РФ.

Апелляционная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции, указала на ошибочность сделанных выводов. МУП «Полсер» выбыло из обязательства, переданного по договору цессии. Однако гл. 24 ГК РФ не предусматривает обязательное выбытие кредитора из самого договора.

Таким образом, не следует отождествлять понятия «обязательство», «сделка» и «договор».

Следующий вопрос, на который надлежит обратить внимание, — возможность перехода права требования к другому лицу, если требование основано не на сделке, а на основании решения суда . В теории и практике существует мнение, что допустима только уступка требования, основанного на сделке. Так, по одному из дел суд кассационной инстанции, обосновывая невозможность передачи права требования по иску, указал: в договоре уступки права требования отсутствует предмет договора, предусмотренный частью 1 статью 382 ГК РФ. Отсутствие предмета договора цессии суд связал с отсутствием обязательства, на основании которого принадлежащее кредитору право (требование) может быть передано другому лицу по сделке. Таким образом, суд кассационной инстанции не признал решение арбитражного суда в качестве основания по договору уступки права и сослался на то, что передача права (требования) по иску законом не предусмотрена, в результате чего признал договор уступки права незаключенным, в иске было отказано в полном объеме.

Однако системное толкование норм Гражданского кодекса РФ дает основание считать, что уступка права требования возможна и по решению суда.

Так, статья 382 ГК РФ говорит о праве, принадлежащем кредитору на основании обязательства, может быть передано другому лицу по сделке (уступка требования). Соответственно, формулировка «по сделке» подчеркивает характер самой цессии, которая облекается в форму сделки.

В статье 307 ГК содержится понятие обязательства, «в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие…, либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения обязанности». В соответствии с частью 2 статьи 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе. В частности, статья 8 ГК РФ «Основания возникновения гражданских прав и обязанностей» в пункте 3 части 1 предусматривает, что гражданские права и обязанности возникают из судебного решения, установившего гражданские права и обязанности.

Кроме того, важно обратить внимание на то обстоятельство, что не решение арбитражного суда является регулятором поведения сторон, а подтвержденное судом правоотношение, поскольку норма права конкретизируется в правоотношении, содержание которого в случае спора выясняется и отражается в судебном решении. Именно в нем — в правоотношении — выражается норма права, являющаяся регулятором поведения сторон.

Таким образом, после принятия решения правоотношение (обязательство) не прекращается. Глава 26 ГК РФ «Прекращение обязательств» не случайно не предусматривает такого способа прекращения обязательства, как принятие арбитражным судом решения о присуждении имущества, денег и т.д.

В связи с этим представляются обоснованными выводы судов первой, апелляционной и кассационной инстанций по следующему делу.

Решением от 25.05.99 по делу № А19-3137/99-11 был удовлетворен иск ООО «Управление финансами предприятий» к ОАО «Иркутское авиационное производственное объединение» (далее – ИАПО) о взыскании 111 646 руб. 61 коп.

12 июля 1999 года на основании решения суда истцу (взыскателю) был выдан исполнительный лист.

25 октября 1999 года ООО «Управление финансами предприятий» по договору цессии № У0П/2510 уступило право требования 111646 руб. 61 коп. индивидуальному предпринимателю Павленко А. В., который в мае 2000 года обратился в суд с ходатайством о замене стороны ее правопреемником в арбитражном процессе. Представитель должника — ОАО ИАПО возражал против ходатайства, ссылаясь на ничтожность договора цессии. Определением суда ходатайство было удовлетворено.

Судами апелляционной и кассационной инстанций определение суда оставлено без изменения. При этом суды апелляционной и кассационной инстанций указали: «Как следует из материалов дела… ООО «Управление финансами предприятий» и предпринимателем Павленко А.В. заключен договор уступки права требования, согласно которому право требования денежной суммы по решению арбитражного суда… передано первоначальным кредитором Павленко А.В.». Суд кассационной инстанции далее указал: «При разрешении вопроса о процессуальном правопреемстве суд первой инстанции дал оценку указанному договору на предмет соответствия требованиям статей 382, 384, 385, 388, 389 ГК РФ, в связи с чем пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для установления правопреемства. Содержание договора об уступке права требования свидетельствует о том, что ООО «Управление финансами предприятий» выбыло из первоначального обязательства и в отношении него это обязательство прекратилось».

Аналогичные выводы сделаны арбитражным судом по делу А19-6389/98-11, из материалов которого усматривается, что между кооперативом «Металлист» и предпринимателем Литвиенко И.А. заключен договор от 04.06.01 об уступке прав требований. В соответствии с указанным договором кооператив «Металлист» уступил в пользу предпринимателя Литвиенко И.А. право требования к СХПКК «Путь Ильича» исполнения обязательства по уплате 159 117 руб., присужденных по решению арбитражного суда.

В частности, суд кассационной инстанции указал: «Установив на основе представленных сторонами доказательств, что кооператив «Металлист» выбыл из подтвержденного решением арбитражного суда правоотношения, Арбитражный суд Иркутской области правомерно произвел его замену на предпринимателя Литвиенко И.А. в порядке процессуального правопреемства».

В практике имеют место случаи, когда суды признают ничтожным договор уступки права требования, основанный на акте сверки взаиморасчетов. Так, по делу № А19-10647/99-10 отказано в иске ООО «Сир-Инвест» о взыскании долга с ОАО «Фирма «Энергозащита» на основании договора уступки требования.

Из материалов дела усматривается, что 12.05.98 ОАО «Осетровская РЭБ флота» (кредитор) и ООО «Сир-Инвест» (новый кредитор) заключили договор уступки требования, по условиям которого «кредитор» передал «новому кредитору» право получения с Иркутского филиала «Востокэнергозащита» долга в размере 867 621 руб., который является филиалом ОАО «Фирма «Энергозащита».

Наличие и размер долга подтверждаются актом сверки от 07.05.98, подписанным представителем иркутского филиала «Востокэнергозащита» и ООО «Сир-Инвест». Ответчик признал свой долг перед истцом на основании договора уступки права требования и постепенно его гасил. На момент обращения с иском непогашенной осталась только часть долга: 83 822 руб.

Решение мотивировано тем, что ОАО «Осетровская РЭБ флота» уступило право требования по договору, который сторонами не заключался, следовательно, договор уступки права требования является ничтожной сделкой.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда, отметил: «Суд первой инстанции правильно указал, что акты сверки не являются основанием возникновения обязательств. Однако суд не учел, что акты сверки являются доказательствами, подтверждающими наличие обязательств, возникших из предусмотренных законом оснований».

Таким образом, в подобных случаях с учетом позиции кассационной инстанции суду следует выяснять, на основании какого обязательства стороны подписали акт сверки. При этом следует иметь в виду, что обязательство может возникнуть из внедоговорных отношений (поставка, купля-продажа и т.д.).

Оценивая договор цессии, суд прежде всего должен установить существование передаваемого права, его действительность на момент перехода права.

Так, по делу № А19-935/97-24-15 индивидуальное предприятие «Серебряный дождь» обратилось с иском к ТОО ПДСФ «Агродорспецстрой» о взыскании 1 079 747 961 руб.

Как следовало из материалов дела, 04.06.95 между мехколонной № 163 ОАО «Запбамстроймеханизация» и старательской артелью «Бодайбинская» (структурное подразделение ТОО ПДСФ «Агродорспецстрой») был заключен договор № 64, в соответствии с которым МК № 163 обязывалась передать ответчику запасные части, а ответчик – оплатить их стоимость не позднее 50 дней со дня получения запасных деталей.

Впоследствии мехколонна № 163 уступила право требования к ТОО ПДСФ «Агродорспецстрой» СКТБ ИГ «Ангара», а последнее, в свою очередь, это право переуступило ИП «Серебряный дождь».

В процессе рассмотрения дела ТОО «Агродорспецстрой» предъявило встречное исковое требование о признании ничтожными договора об уступке права требования от 16.06.95 между мехколонной № 163 и СКТБ ИГ «Ангара», договора № 5/8 об уступке права требования от 29.11.96 между СКТБ ИГ «Ангара» и ИП «Серебряный дождь», а также о применении последствий ничтожных сделок.

Оценивая форму и содержание договоров от 16.06.95 и 29.11.96, суд не нашел в них противоречий закону (то есть статьям 153, 160, 382, 389 ГК РФ). Указанные договоры, по мнению суда, являются оспоримыми сделками в силу части 1 статьи 166 ГК РФ, требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в Гражданском кодексе РФ (часть 2 статьи 166). Эти лица указаны в статьях 173–179 ГК РФ. Являясь должником по основному договору № 64 от 04.06.95 и не оспаривая этот договор, ТОО «Агродорспецстрой» неправомочно оспаривать договоры уступки права требования, которые были заключены кредиторами, так как кредитор не обязан получать согласие должника (часть 2 статьи 382 ГК РФ); ответственность за недействительность переданного требования несет первоначальный кредитор.

На основании изложенного суд отказал в удовлетворении встречного искового требования, взыскал с ТОО ПДСФ «Агродорспецстрой» в пользу ИП «Серябряный дождь» основной долг 309 383 370 руб. и пени в сумме 309 383 370 руб.

Апелляционная инстанция не согласилась с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, при заключении 16.06.95 договора б/н об уступке требования между МК № 163 и СКТБ ИГ «Ангара» право кредитора по договору № 64 по требованию об оплате продукции не возникло. Продукция передана ответчику по договору № 64 от 04.06.95 соответственно 29.06.95 и 15.07.95, то есть после заключения договора об уступке требования.

Таким образом, по договору от 16.06.95 была произведена уступка несуществующего права, и замена лиц в обязательстве произведена не была. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции признал, что договор от 16.06.95 является ничтожным в силу статьи168, части 1 статьи 382 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами апелляционной инстанции и указал, что договор поставки является консенсуальным (пункт 1 статьи 453 ГК РФ). Следовательно, права и обязанности сторон возникают с момента его заключения. У поставщика право требования уплаты цены за товар возникло с момента заключения договора поставки № 64 от 04.06.95. Лишь реализация этого права находилась в зависимости от иных условий договора — сроков поставки и оплаты. Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что было передано несуществующее право, является неправильным. Право существовало, и его можно было передавать третьим лицам с момента заключения договора поставки.

Вывод суда кассационной инстанции представляется небесспорным, поскольку на момент заключения договора цессии МК № 163 не обладала реальным правом требования, то есть обязательство в отношении покупателя не возникло (заключенный договор поставки мог быть не исполнен).

Сам по себе договор уступки права требования может носить и консенсуальный характер, но по договору цессии может быть передано реально существующее право на момент заключения этого договора.

В вышеприведенном примере правильнее было бы говорить о перемене лиц в договоре, поскольку на момент заключения договора цессии МК № 163 — «цедент» — являлось и должником.