Явка с повинной ст158

Апелляционное определение СК по гражданским делам Томского областного суда от 28 марта 2014 г. по делу N 33-874/2014 (ключевые темы: ст 158 УК РФ — уголовное преследование — явка с повинной — привлечение к уголовной ответственности — подписка о невыезде)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Томского областного суда от 28 марта 2014 г. по делу N 33-874/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Карелиной Е.Г.,

судей: Уваровой В.В., Небера Ю.А.,

при секретаре Горбуновой Ю.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Томске дело по иску Копылова В. А. к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда

по апелляционному представлению помощника Асиновскогого городского прокурора Шаргаевой С.А. на решение Асиновского городского суда Томской области от 10 января 2014 года.

Заслушав доклад судьи Уваровой В.В., объяснения представителя третьего лица — Генеральной прокуратуры Российской Федерации помощника прокурора Томской области Кофман Е.Г., согласившейся с доводами жалобы, судебная коллегия

Копылов В.А. обратился с иском к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда. В обоснование требований указал, что постановлением президиума Томского областного суда от 25.01.2002 приговор Асиновского городского суда Томской области от 30.10.2000, которым он был осужден по п. «в» ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 5 годам лишения свободы, с применением ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации к 7 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием в и/к строгого режима отменен, дело по п. «в» ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации прекращено. В результате незаконного уголовного преследования ему был причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий.

Просил взыскать в его пользу с Министерства финансов Российской Федерации /__/ рублей в счет компенсации морального вреда.

В судебном заседании истец Копылов В.А. требования поддержал по указанным в иске основаниям, дополнил приведенные доводы тем, что преступления, предусмотренного п. «в» ч.3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, он не совершал. Явку с повинной о совершении данного преступления он написал, будучи осужденным за совершение другого преступления, находясь в ИВС Асиновского РОВД, под психологическим и физическим воздействием оперуполномоченного К., который до написания явки угрожал ему физической расправой, при этом надевал на голову целлофановый пакет, не давая дышать. В судебном заседании, во время его осуждения за данное преступление, в зале судебного заседания так же присутствовал этот оперуполномоченный в качестве слушателя и наблюдал за тем, откажется он или нет от обвинения. Давая явку с повинной, он забыл, что 21.02.2000, то есть в день совершения преступления, по которому он дал явку с повинной, он содержался в ИВС Асиновского РОВД. Уже отбывая наказание, он запросил в Асиновском РОВД все документы и, выяснив все обстоятельства, написал в прокуратуру заявление о пересмотре приговора. Моральный вред для него выразился в переживаниях в связи с незаконным уголовным преследованием, сумму компенсации он указал произвольно.

Представитель ответчика Министерства финансов Российской Федерации Цыганкова А.А. в судебное заседание не явилась, в отзыве на иск, считала исковые требования не подлежащими удовлетворению.

Представитель третьего лица на стороне ответчика Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаргаева С.А. полагала иск не подлежащим удовлетворению.

Решением Асиновского городского суда Томской области от 10 января 2014 года исковые требования Копылова В.А. удовлетворены частично. С Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Копылова В.А. взыскана компенсация морального вреда в размере /__/ рублей.

В апелляционном представлении помощник Асиновского городского прокурора Шаргаева С.А. просит решение суда отменить, в удовлетворении исковых требований Копылова В.А. отказать в полном объеме. Считает решение суда незаконным и подлежащим отмене в связи с тем, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, а также в связи с неправильной оценкой фактических обстоятельств дела. Не согласен с выводом суда о том, что явка с повинной и признательные показания Копылова В.А. на предварительном следствии, послужившие поводом для его уголовного преследования, даны им под давлением оперуполномоченного К., а также с тем, что органы предварительного следствия и прокурор устранились от объективной проверки заявления Копылова В.А. о применении к нему психического насилия. И с тем, что органом предварительного расследования не принято процессуального решения по его заявлению. Считает, что судом при рассмотрении дела не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что к Копылову В.А. на стадии предварительного расследования применялось насилие, угрозы или иные незаконные меры, а следовательно, имеет место самооговор. Также, вопреки выводам суда, заявление Копылова В.А. о применении к нему психического насилия со стороны оперуполномоченного К. в органы предварительного расследования и в прокуратуру не поступало. 22.07.2002 в жалобе в порядке надзора Корнеев (Копылов) В.А. указал на то, что кражу кур 21.02.2000 у З. он не совершал, явку с повинной написал в ИВС по просьбе оперуполномоченного Асиновского ГОВД К. и под его диктовку. Кроме того, помощник прокурора указывает, что 23.09.2000 Корнеев (Копылов) В.А. допрошен в качестве обвиняемого не оперуполномоченным К., а следователем СО при Асиновском ГОВД, который согласно пояснениям Копылова В.А. психологического давления на него не оказывал. Факт присутствия К. при данном допросе, в качестве слушателя, ничем не подтвержден. Считает вывод суда о наличии оснований для взыскания в пользу Копылова В.А. компенсации морального вреда необоснованным, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства применения в отношении Копылова В.А. психического насилия в рамках уголовного преследования. Считает, что Копылов В.А. сам путем самооговора способствовал своему незаконному привлечению к уголовной ответственности, то есть оснований для удовлетворения исковых требований Копылова В.А. не имелось

В соответствии со ст. 167 , 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания и не явившихся в суд апелляционной инстанции истца Копылова В.А., представителей ответчика Министерства финансов Российской Федерации, третьего лица ФКУ СИЗО — 1 УФСИН России по Томской области.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность принятого судом первой инстанции судебного акта по правилам ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Удовлетворяя исковые требования Копылова В.А., суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для взыскания компенсации морального вреда за незаконное привлечения к уголовной ответственности, поскольку орган предварительного следствия при расследовании дела имел возможность проверить

обстоятельство того, что в день совершения инкриминируемого Копылову В.А. преступления последний находился в ИВС Асиновского ГОВД.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции по следующим основаниям.

В силу ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействиями) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности возмещается за счет казны Российской Федерации независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

На основании ст. 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют: подозреваемый и обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части 1 ст. 24 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяется правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей настоящего кодекса .

Статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации прямо предусмотрено в качестве основания компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда причинение гражданину вреда в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности.

Как видно из материалов дела и установлено судом, 21.02.2000 было возбуждено уголовное дело по п. «в» , «г» ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации по факту кражи кур у З.

20.09.2000 Корнеев В.А. заявил о совершении данного преступления путем написания явки с повинной. В этот же день Корнеев В. А. был допрошен в качестве подозреваемого.

23.09.2000 Корнееву В.А. предъявлено обвинение по п. «в» ч.3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении него избрана мера пресечения подписка о невыезде.

03.10.2000 обвинительное заключение по данному уголовному делу было утверждено прокурором.

30.10.2000 Асиновским городским судом Томской области Корнеев В.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч.5 Уголовного кодекса Российской Федерации к наказанию, назначенному настоящим приговором, частично присоединено наказание, назначенное приговором Асиновского городского суда Томской области от 12 сентября 2000 года и окончательно определено наказание по совокупности преступлений в виде 7 лет 3 месяцев лишения свободы без конфискации имущества, с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Этим же приговором избранная в отношении Корнеева В.А. мера пресечения — подписка о невыезде, изменена на содержание под стражу — в зале суда он взят под стражу.

22.07.2002 по уголовному делу по обвинению Корнеева В.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. п. «в» ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, было возбуждено производство по вновь открывшимся обстоятельствам, из содержания которого следует, что в день совершения инкриминируемого преступления Корнеев В.А. находился в ИВС Асиновского ГОВД.

25.09.2002 постановлением президиума Томского областного суда приговор Асиновского городского суда Томской области от 30.10.2000 в отношении Корнеева В.А. отменен, уголовное преследование в отношении Корнеева В.А. по п. «в» ч.3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации прекращено в соответствии с п.1 ч.1 ст. 27 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что /__/ Корнеев В.А. заключил брак, после чего ему присвоена фамилия Копылов (л.д. 18).

01.10.2013 Асиновским городским судом Томской области за Копыловым В.А. признано право на реабилитацию на основании постановления Томского областного суда от 25.09.2002 в связи с отменой приговора Асиновского городского суда Томской области от 30.10.2000 по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на основании п.1 ч.1 ст. 27 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с непричастностью к совершению преступления.

Также судом установлено, что причиной незаконного привлечения Корнеева В.А. к уголовной ответственности, с последующим избранием меры пресечения в виде подписки о невыезде явилось поведение самого истца Корнеева В.А., который 20.09.2000 подписал протокол о явке с повинной в совершенном преступлении.

Не может служить основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде самооговор истца, поскольку признание вины обвиняемым в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью доказательств.

Доводы, изложенные в апелляционном представлении прокурора Шаргаевой С.А. о том, что истец путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал наступлению вреда, в связи с чем требование Копылова В.А. о возмещении морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности и незаконным применением в качестве меры пресечения подписки о невыезде, не подлежали удовлетворению на основании п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.12.1988 N 15 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18.05.1981 «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей», не может служить основанием для отмены решения суда, поскольку ст. 53 Конституции Российской Федерации, ст. 133, 135 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 1070 , 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие возникшие правоотношения, не предусматривают самооговор как препятствие к возмещению вреда, причиненного реабилитированному лицу, незаконным привлечением его к уголовной ответственности и незаконным применением меры пресечения.

Вместе с тем судебная коллегия полагает, что взысканная в пользу истца денежная сумма не соразмерна причиненному истцу моральному вреду, не отвечает требованиям разумности и справедливости и не соответствует фактическому характеру перенесенных истцом страданий.

Согласно п. 1 ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд не учел, что именно Копылов В.А. путем неоднократных признательных показаний во время предварительного расследования, при вынесении приговора, препятствовал установлению истины и тем самым способствовал применению мер, указанных в п. 1 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, а данный факт повлиял на длительность уголовного преследования.

Исходя из того, что степень нравственных и физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей истца, который в результате самооговора стал участником нежелательных для себя правоотношений, судебная коллегия полагает, что взысканный в пользу Копылова В.А. судом размер компенсации морального вреда подлежит уменьшению до /__/ ( /__/) руб.

На основании изложенного, руководствуясь п.2 ст. 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Асиновского городского суда Томской области от 10 января 2014 года изменить, размер компенсации морального вреда взысканной с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Копылова В. А. снизить с /__/ рублей до /__/ рублей.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Явка с повинной ст158

Библиографическая ссылка на статью:
Смирнов А.С. Явка с повинной всегда смягчает наказание // Политика, государство и право. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2014/09/1954 (дата обращения: 07.06.2018).

В соответствии с действующими нормами материального права Российской Федерации в сфере уголовного законодательства и принимаемыми высшими судебными инстанциями Российской Федерации правовыми актами в целях его единообразного применения, в настоящее время предусмотрена возможность и обязанность у судов смягчения наказания лицу признанному виновным в совершении преступления, в случае его явки с повинной.

Вопросы смягчения наказания определены законодателем в общих нормах материального уголовного законодательства Российской Федерации, хотя они очень тесно переплетается с нормами процессуального законодательства, поскольку в большой степени признание смягчающим обстоятельством, непосредственно рассматриваемой в данном случае – явки с повинной, зависит от процессуальных моментов ее принятия и закрепления в материалах касающихся совершения преступления.

Вообще, обстоятельства смягчающие уголовное наказание, а явка с повинной в частности, являются средством, применяемым судом к каждому конкретному лицу, признанному виновным в совершении преступления или преступлений и применяются судом относительно каждого преступления по отдельности, в случае признания лица виновным в совершении нескольких преступлений.

Нормы, касающиеся порядка применения судом смягчающих обстоятельств содержаться в общей части Уголовного Кодекса Российской Федерации [1].

Более конкретизирован и разъяснен порядок применения смягчающих обстоятельств при назначении уголовного наказания, в целях обеспечения правильного и единообразного решения вопросов применения отдельных норм, регламентирующих назначение уголовного наказания судами, в том числе касающихся назначения наказания при наличии явки с повинной, – Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 11.01.2007 № 2 (ред. от 03.12.2013) «О практике назначения Судами Российской Федерации уголовного наказания» (далее – ПВС от 11.01.2007 № 2) [2].

Хотя, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации не являются обязательными для судов, так как статьёй 126 Конституции России [3] и пунктом 1 части 7 статьи 2 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» [4] установлено, что Верховный Суд Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики и более ничего указано по – поводу полномочий Верховного Суда Российской Федерации.

До недавнего времени – до момента вступления в законную силу (по истечении тридцати дней после дня его официального опубликования) Федерального конституционного закона от 07.02.2011 № 1-ФКЗ (ред. от 12.03.2014) «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» [5] действовала норма Закона РСФСР от 08.07.1981 «О судоустройстве РСФСР» [6], а именно абзац 3 статьи 56, согласно которой руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации были обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому было дано разъяснение.

Однако, как известно в правоприменительной практике судов Российской Федерации сложилось и до сих пор ничего не изменилось, что для судов разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации фактически являются обязательными, так как в случае принятия решения и вынесения судебного акта судом в противоречие фактически «требованиям» разъяснений, то с максимальной долей вероятности, почти 100 %, можно считать, что данный судебный акт будет отменен. Данные разъяснения из разряда выражения «Мои просьбы не приказы, но они не обсуждаются». Если размышлять логически: в случае если обжалование дойдет до Верховного Суда Российской Федерации – неужели он примет решение в противоречие им же самим высказанной позиции, по тому или иному вопросу. Поэтому, фактически разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации остаются обязательными для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение, как и было установлено Законом РСФСР от 08.07.1981 «О судоустройстве РСФСР» [6].

Согласно части 3 статьи 60 Уголовного Кодекса Российской Федерации [1] судам императивно вменена обязанность учитывать наличие смягчающих обстоятельств.

Одной из основных задач материального уголовного законодательства Российской Федерации является предупреждение преступлений, а также охрана прав и свобод человека и гражданина, назначение справедливого наказания, с учетом имеющихся не только отягчающих, но и смягчающих обстоятельств за совершение преступлений, в отношении которых установлена виновность конкретного лица.

В соответствии с частью 1 статьи 62 Уголовного Кодекса Российской [1] Федерации при наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств – срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, а согласно части 2 данной статьи при наличии явки с повинной, досудебного соглашения и опять же отсутствии отягчающих обстоятельств – срок или размер наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

Как мы видим, законодатель формирует у лиц совершивших преступления мотивацию к сотрудничеству для достижения целей уголовного законодательства, в том числе восстановления нарушенных прав потерпевших от преступлений, так как наличие факта возможности смягчения наказания за преступление стимулирует преступников являться с повинной во властные структуры, осуществляющие уголовное преследование от имени государства. Вся правоприменительная и судебная практика, направленная на отстаивание интересов государства, свидетельствует о том, что явка с повинной поощряется и влечет за собой смягчение наказания, а в некоторых случаях, при наличии действий направленных на заглаживание причиненного преступлением вреда влечет и освобождение от наказания за совершенное преступление (статья 75 Уголовного кодекса Российской Федерации [1]). Также, с момента явки с повинной возобновляются сроки давности привлечения к уголовной ответственности или сроков давности приговора, что является одной из поощрительных мер со стороны государства (часть 3 статьи 78 и часть 2 статьи 83 Уголовного кодекса Российской Федерации [1]).

Но все же, вернемся к вопросам смягчения наказания при наличии явки с повинной, механизма ее учета и принятия.

Так, согласно ПВС от 11.01.2007 № 2 [2] Явка с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учитывается в тех случаях, когда лицо в устном или письменном виде добровольно сообщило органу, осуществляющему уголовное преследование, о совершенном им или с его участием преступлении, при этом отсылает к норме статьи 142 Уголовно – процессуального кодекса Российской Федерации.

В ПВС от 11.01.2007 № 2 [2] данный момент очень спорный, а именно то, что сообщение о преступлении, сделанное лицом после его задержания по подозрению в совершении преступления, не исключает признания этого сообщения в качестве смягчающего наказание обстоятельства и далее указывается, при каких обстоятельствах такое сообщение не признается явкой с повинной. Из смысла пункта и абзаца, в котором содержится данный постулат, следует, что такое сообщение может признаваться как явка с повинной.

Такая трактовка норм законодательства Верховным Судом Российской Федерации противоречит действующим нормам законодательства, здравому смыслу, поскольку фактически является обязательной для всех правоприменителей в сфере уголовного преследования.

Ведь сообщение лица о совершении им преступления, после задержания по подозрению в совершении этого же преступления является не более чем признанием вины в совершении преступления, в котором оно подозревается. Так как, основаниями для задержания по подозрению в совершении преступления, согласно ч. 1 ст. 91 Уголовно – процессуального кодекса Российской Федерации [7] являются:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

Задержание производится в рамках возбужденного уголовного дела.

О какой явке с повинной можно говорить в данных случаях. Само словосочетание, если читать его буквально звучит «явка с повинной», то есть лицо должно добровольно «Явиться» компетентному органу, иметь умысел на добровольное сообщение о совершенном им преступлении, без посторонней помощи, а не быть задержанным и осведомленным в чем он подозревается, в связи с данным задержанием, так как имеет на это право, после возбуждения уголовного дела, согласно иного повода для его возбуждения, поскольку явка с повинной является самостоятельным поводом для возбуждения уголовного дела.

В остальных доводах нельзя не согласиться с доводами ПВС от 11.01.2007 № 2 [2], поскольку, не может расцениваться как явка с повинной, а признается в качестве иного смягчающего наказание обстоятельства (например, изобличение других участников преступления) если органы следствия располагали сведениями о преступлении (показаниями потерпевших, свидетелей, процессуальными документами и т.п.) и задержанному лицу было известно об этом.

Но, опять же небольшая нестыковка, согласно части 1 статьи 150 Уголовно – процессуального кодекса Российской Федерации [7] предварительное расследование производится в форме предварительного следствия либо в форме дознания. То есть, если читать буквально ПВС от 11.01.2007 № 2 [2], то данные разъяснения относятся только к органам следствия и не относятся к органам дознания.

ПВС от 11.01.2007 № 2 [2] установлено:

— если сообщение лица о совершенном с его участием преступлении в совокупности с другими доказательствами положено судом в основу обвинительного приговора, то данное сообщение может рассматриваться как явка с повинной и в том случае, когда лицо в ходе предварительного расследования или в судебном заседании изменило свои показания.

— сообщение лица, задержанного по подозрению в совершении конкретного преступления, об иных совершенных им преступлениях, неизвестных органам уголовного преследования, следует признавать как явку с повинной и учитывать при назначении наказания при осуждении за эти преступления.

— при совокупности совершенных преступлений явка с повинной как обстоятельство, смягчающее наказание, учитывается при назначении наказания за преступление, в связи с которым лицо явилось с повинной.

Данные выводы, считаю абсолютно верными, основанными на здравом смысле и соответствующими интересам государства в целом, продолжающими уголовную политику государства, направленную на раскрытие преступлений, восстановления нарушенных прав потерпевших, достижения одного из основных принципов уголовного наказания – его неотвратимости, а также соблюдения прав лиц совершивших преступления и способствующих воздействию на них, в целях исправления.

Теперь, перейдем непосредственно к вопросу назначения наказания при наличии явки с повинной.

Суд обязан учесть наличие явки с повинной, полученной в установленном законом порядке или в описанных выше случаях, обосновать и мотивировать применение ее в качестве обстоятельства смягчающего уголовное наказание.

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 23.11.2005 № 778П-05 по делу Малыгина [8] было принято следующее решение:

По приговору суда (с учетом последующих изменений) Малыгин осужден по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации смягчил назначенное Малыгину наказание по следующим основаниям:

«Суд не усмотрел обстоятельств, смягчающих наказание. Между тем из материалов дела видно, что 1 декабря 1999 года Малыгин явился с повинной и лишь затем был задержан по подозрению в совершении преступления.

Суд в ходе судебного разбирательства исследовал заявление о явке с повинной и сослался на него в приговоре как на доказательство, уличающее Малыгина в совершении преступления.

Согласно положениям п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ явка с повинной признается смягчающим наказание обстоятельством, которое должно учитываться при назначении наказания.

С учетом данного обстоятельства наказание, назначенное осужденному по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчено до 13 лет лишения свободы».

Согласно справки о работе апелляционной и кассационной инстанций судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда за 2012 год [9], размещенной на его официальном сайте Приговором Александровского городского суда Владимирской области от 13 декабря 2011 года осужден, в том числе, гражданин В. по ч.3 ст.30, п. «а» ч.3 ст. 158, п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст. 161, п. «а» ч.3 ст. 158 (13 эпизодов) УК РФ, с учетом требований ч.3 ст.69 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы. В ходе судебного разбирательства судом исследовался протокол явки с повинной осужденной по одному из преступлений, предусмотренных п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, но в нарушение требований п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ суд не признал это обстоятельство смягчающим наказание по данному эпизоду. Кассационной инстанцией приговор изменен, явка с повинной признана обстоятельством, смягчающим наказание.

Как видно, из описанной выше судебной практики, явка с повинной всегда влечет смягчение наказания, в том числе существенно – наказание, в виде лишение свободы, снижается на несколько лет.

Государство, в описанных выше целях мотивации к признанию о совершенных лицом преступлениях, устанавливает, помимо возможности учета смягчающих вину обстоятельств, в том числе явки с повинной, при назначении вида и размера уголовного наказания по усмотрению суда, а также случаи смягчения уголовного наказания, в обязательных для суда размерах, а именно при наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, согласно части 1 статьи 62 Уголовного кодекса Российской Федерации [1]. Однако из анализа данной нормы следует, что при наличии явки с повинной и одновременно обстоятельств отягчающих наказание, исчерпывающий перечень которых предусмотрен статьей 63 Уголовного кодекса Российской Федерации [1], размеры обязательного смягчения не устанавливаются и полностью являются прерогативой суда.

Норма об обязательном размере смягчения, при наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств, сохраняется и при наличии иных, предусмотренных законом обстоятельств, при которых размер обязательного смягчения наказания установлен. Так, например, при особом порядке судебного разбирательства (ч. 5 ст. 62 УК РФ [1]), наличии явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 62 УК РФ [1]) максимально возможный срок или размер, наиболее строго вида наказания не может превышать 2/3 от 2/3. То есть, в случае наличия указанных обстоятельств за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 158 УК РФ, максимально возможно назначить наказание 2 года 2 месяца 10 дней, вместо предусмотренной максимальной санкции 5 лет лишения свободы.

Таким образом, в случае признания судом или иным компетентным органом в области уголовного преследования наличия явки с повинной, то это обстоятельство смягчает наказание всегда, в том числе и в обязательном порядке, что подтверждается судебной и правоприменительной практикой, а также позицией высших судебных инстанций. Учет наличия или отсутствия явки с повинной всегда является существенным, для лица, признаваемого виновным в совершении преступления. Государство, тем самым, поощряет лиц, совершивших преступления, оказывать содействие компетентным органам и судам для достижения целей уголовного законодательства, защиты прав и свобод человека и гражданина на территории Российской Федерации, как потерпевших от преступлений, так и лиц их совершивших.

Явка с повинной ст158

Дело № 1-65/2017 год

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

город Омск 3 апреля 2017 года

Исполняющий обязанности мирового судьи судебного участка № 47 мировой судья судебного участка № 45 в Кировском судебном районе в городе Омске Ковалева Т.А.

с участием государственных обвинителей помощников прокурора Кировского АО города Омска С., Д.

подсудимой Федоровой И.Н.,

защитника подсудимой — адвоката К*., представившего удостоверение № ** и ордер № **,

при секретаре М*.

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.158 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Федорова И.Н. совершила кражу при следующих обстоятельствах:

22 сентября 2016 года в период времени с 17.15 часов до 17.40 часов Федорова И.Н., находясь в торговом зале ТК «Лента», расположенного по улице Лукашевича, д. 33 города Омска, действуя с прямым умыслом, направленным на тайное хищение чужого имущества, из корыстных побуждений, с целью наживы, убедившись, что за ее действиями никто не наблюдает, взяла из корзины с товаром, принадлежащую К. толстовку, из внешнего бокового кармана которой тайно похитила, положив в карман находящейся при ней сумки, принадлежащий К. смартфон « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5», стоимостью 9950 рублей, с находящимися в нем сим-картами операторов сотовой связи «Т2 Мобайл» и «МТС», в чехле, материальной ценности не представляющими. После чего с места совершения преступления скрылась, причинив потерпевшей К. материальный ущерб на сумму 9950 рублей.

Подсудимая Федорова И.Н. допрошенная в судебном заседании, вину не признала и пояснила, что 22.09.2016 г. в 16.20 часов она пришла в ТК «Лента», где смотрела белье. Подошла к корзине с халатами, где увидела серую толстовку. Она подняла толстовку двумя руками и на дне корзины увидела сотовый телефон. О том, что толстовка не новая, она внимания не обратила. После чего, она взяла данный телефон и положила к себе в сумку и затем прошла в секцию продуктов, а затем на кассу, где рассчиталась по карте и пошла домой. Работоспособность телефона она не проверяла, а он не звонил. Она взяла сотовый телефон, что бы вернуть его владельцу, когда тот позвонит на этот телефон. Придя домой к отцу по ул. *****, ей позвонила дочь и сказала, что ее искали сотрудники полиции, спрашивали про телефон, и она сказала им где та находится. При этом она дочери пояснила, что нашла сотовый телефон. Вечером в домофон позвонили сотрудники полиции, она взяла телефон, объяснение, которое написала после звонка дочери и вышла на улицу. После чего сотрудник полиции Киселев прочитал ее объяснение и попросил ее проехать в ОП № 1. В отделе полиции, когда она писала явку с повинной, то сотрудник полиции ей сказал, что бы она написала, что она именно похитила данный сотовый телефон, а потом напишет в объяснение что взяла. При этом она была с этим не согласна и говорила, что взяла телефон, что бы вернуть его владельцу. Она не отдала телефон на стойку администрации в ТК «Лента» так как хотела передать телефон лично владельцу. По телефону она не пыталась никому звонить, а просто положила телефон к себе в сумку. При этом телефон находился в ее сумке, до того момента как пришли сотрудники полиции. Она думала подождать день и если владелец не перезвонит на телефон, то она пошла бы с ним в полицию. Когда она осматривала толстовку в магазине, то рядом никого не видела. Умысла на кражу телефона у нее не было, она хотела вернуть данный телефон владельцу лично в руки.

Из оглашенных в части показаний Федоровой И.Н. л.д. 53-58 следует, что когда она подошла к корзине с халатами, то увидела толстовку серого цвета, она подняла толстовку и увидела, что из кармана торчит телефон, он был виден четко и она подумала, что кто-то мерил толстовку и оставил телефон. Она взяла данный телефон и положила в наружный карман своей сумки.

Из оглашенного в части дополнительного допроса подозреваемой Федоровой И.Н. следует, что когда она подняла толстовку и стала ее рассматривать, то увидела что из нее в корзину с халатами выпал телефон. (л.д. 140-145)

После оглашенных показаний подсудимая Федорова И.Н. пояснила, что когда она подняла толстовку, то телефон выпал в корзину с халатами.

Вместе с тем, вина подсудимой Федоровой И.Н. подтверждается следующими доказательствами.

Потерпевшая К., допрошенная в судебном заседании пояснила, что она работает в ТК «Лента». 22.09.2016 г. после обеда она находилась в торговом зале ТК «Лента», помогала раскладывать товар. Ей стало жарко, она сняла свою толстовку и положила ее на корзину, а осталась в рабочей жилетке, при этом сотовый телефон Самсунг находился в кармане толстовки. Ее отвлекли покупатели и она отошла. Когда вернулась, минут через 10, то толстовка лежала на месте, а сотового телефона не было. Выпасть сам сотовый телефон из кармана не мог. Толстовка была серого цвета с капюшоном, по ней было видно, что она не новая. Она обратилась с просьбой к работнику, что бы по камерам видеонаблюдения посмотрели, кто мог взять ее телефон. При помощи камер видеонаблюдения и было установлено, что покупатель уже вышла из магазина. Также по видео было видно, в период времени с 17.30-17.33 часов к корзине подходит человек, берет толстовку и в 17.40 часов выходит через кассу. Она с рабочего телефона сразу же позвонила на свой номер сотового телефона, но телефон был уже отключен. До обеда того дня она пользовалась телефоном и он был включен. Выключиться сам телефон не мог, поскольку он сенсорный. Ее сотрудники звонили ей на номер сотового телефона, но он был выключен и только ночью им пришли смс-сообщения о том что телефон доступен для звонка. Сотовый телефон был возвращен ей где-то через неделю, он был выключен, сим-карты и чехол были на месте. При этом она сама его включила и заряд батареи составлял около 30 %. В магазине имеется громкая связь, но на тот момент когда она могла обратиться по ней, то покупатель уже вышла из магазина.

Свидетель К*. суду пояснил, что 22.09.2016 г. от полицейского Н* он получил информацию о краже сотового телефона в ТК «Лента» у руководителя секции К. По просмотренным записям с камер видеонаблюдения, Н* установил гражданку, которая похитила сотовый телефон. Он приехал по месту регистрации Федоровой, однако ее дочь скала, что мама проживает по ул. ***. Он приехал на ул. ***, позвонил в домофон, представился, при этом Федорова спустилась на улицу, в руках у нее было объяснение и телефон. Федорова пояснила, что написала объяснение, почему она взяла телефон, но он его не читал. После чего, он попросил Федорову одеться и проехать с ним в ОП № 1. По приезду в ОП, он отобрал у Федоровой явку с повинной и объяснение. Федорова пояснила, что нашла сотовый телефон в куртке, брошенной на стеллаже. Если бы кто-то позвонил на телефон, она бы его вернула владельцу. Он спрашивал у Федоровой, почему она не вернула телефон сразу на стойку администратора или продавцам, на что Федорова не ответила. При осмотре телефона, оказалось что он выключен, он его включил и телефон находился в рабочем состоянии. При этом Федорова пояснила, что сенсорными телефонами она пользовать не умеет, возможно куда-то нажимала и телефон выключила. Он действительно диктовал ей явку с повинной, но объяснение она писала сама.

Свидетель С* суду пояснила, что 22.09.2016 г. в период с 16-17 часов она находилась на рабочем месте в ТК «Лента», когда к ней подошел инспектор службы безопасности Т и попросила дать данные по номеру карты покупателя, по которой прошло обслуживание в их магазине. Ей сказали номер карты. Для чего нужен был номер карты ей не известно. Позже от К она узнала, что у нее похитили сотовый телефон в торговом зале, когда последняя выкладывала товар. Ее попросили предоставить данные, фамилию, имя, отчество, номер телефона и адрес, поскольку эта карта была постоянного покупателя. Как инспектор установила номер карты ей не известно. Кто предъявил карту при оплате она также не знает, но карта была оформлена на женщину. В ТК «Лента» имеется громкая связь, но о пропаже телефона по ней объявить нельзя, поскольку это запрещено Положением. В рабочее время им запрещено пользоваться телефонами в личных целях. Они используют рации. Однако у К рации нет, ей разрешено пользоваться сотовым телефоном.

Свидетель У. в судебном заседании пояснила, что она работает в ТК «Лента» в должности продавец-логист. К является руководителем секции, но она также может выходить в торговый зал и помогать выкладывать товары. При этом рации у К нет, так как ей не положено ее иметь. Она использует свой сотовый телефон. 22.09.2016 г. она пораньше отпросилась с работы. Примерно в 17.50 часов она решила позвонить К, но сотовый телефон был выключен. Она вернулась в магазин, где увидела К, которая пояснила, что вышла в торговый зал, когда раскладывала товар, то сняла толстовку и положила в торговом зале и у нее из кармана похитили сотовый телефон. Примерно в 23.30 часов ей на сотовый телефон пришло смс-сообщение о том, что телефон К доступен для звонка, но она не перезванивала.

Свидетель Т. в судебном заседании пояснила, что она работала в ООО «Лента» в должности инспектора отдела контроля и режима. 22.09.2016 г. около 17.45 часов к ней обратилась руководитель секции К. и попросила по камерам видеонаблюдения посмотреть, куда она положила свою кофту. Она посмотрела видеозапись и сказала К, что свою толстовку та положила в корзину с халатами. От К ей стало известно, что ее кто-то отвлек и она ушла, а когда вернулась то обнаружила, что пропал сотовый телефон. По видеозаписи она увидела, как незнакомая женщина подошла к корзине с халатами, взяла в руки толстовку, вытащила из кармана телефон, не разглядывала его а просто положила его в свою сумку и вышла через 25 кассу. Толстовка К была поношенная. В ее присутствии К себе на номер сотового телефона не звонила. Обращалась ли Федорова на стойку к администратору, что бы сообщить о телефоне ей не известно.

Свидетель Н. суду пояснил, что 22.09.2016 г. он выезжал по вызову в ТК «Лента» по информации о краже сотового телефона, которую получил из дежурной части. В полицию обратилась работник Лента с заявлением о краже телефона. Находясь в ТК «Тента» по записи камер видеонаблюдения установили, что женщина вытащила сотовый телефон, положила его в сумку и прошла на кассу, при этом рассчиталась за покупки по карте. По номеру карты личность женщины была установлена. Он вызвал следственную группу. Он не помнит, говорила ли К был телефон включен или выключен. Подробно обстоятельств дела не помнит. Подтвердил ранее данные показания в ходе дознания.

Из оглашенных по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон показаний свидетеля Н. следует, что 22.09.2016 г. около 18.55 часов он получил сообщение от оперативного дежурного, о том, что в ТК «Лента» у сотрудника пропал смартфон. Прибыв на место к нему обратилась руководитель секции К и пояснила, что находясь в торговом зале ТК «Лента» ставила свою толстовку с мобильным телефоном на корзине с халатами и ушла. А когда вернулась, обнаружила пропажу смартфона. Он проследовал в мониторную комнату, где с согласия инспектора отдела контроля и режима Т им была просмотрена видеозапись, и было установлено, что женщина подошла к корзине с халатами, взяла в левую руку толстовку, затем осмотрев ее, достала правой рукой из кармана небольшой предмет, положила его в свою сумку, а толстовку бросила в корзину с халатами, после чего пошла дальше по торговому залу. Затем около 17.38 часов указанная женщина подошла к кассе 25, где оплатила товар, при этом предъявив карту клиента ТК «Лента», по которой были установлены ее данные, как Федорова И.Н. Полученная информация была передана К*. Позже от К* ему стало известно, что им было установлено место нахождение Федоровой, которая была доставлена в ОП № 1, где она написала явку с повинной и выдала смартфон.

Свидетель Ф. суду пояснила, что Федорова И.Н. приходится ей матерью. 22.09.2016 г. в период времени с 20.00 часов до 21.00 часов в двери позвонили сотрудники полиции, которые спросили, где находится ее мама, она назвала им адрес и те ушли. В связи с чем сотрудники полиции искали ее маму, они ей не поясняли. Она сразу же позвонила маме и пояснила, что ее ищут сотрудники полиции и что они сейчас приедут к ней. На что мама ей ответила что «не переживай, разберусь сама». Через некоторое время она снова позвонила маме, но та не брала трубку. И только около 24.00 часов мама позвонила сама и сказала, что она в ТК «Лента» нашла сотовый телефон, при этом отдавать в магазине никому не стала, так как могут не вернуть телефон владельцу, поэтому решила вернуть его сама. Маму может охарактеризовать только с положительной стороны.

Из оглашенных показаний по ходатайству государственного обвинителя и согласия сторон свидетеля К*. следует, что он работает инспектором мобильного взвода ППС УМВД России по г.Омску. 22.09.2016 г. ему стало известно, что в ТК «Лента» была совершена кража мобильного телефона, принадлежащего руководителю секции К. От К* ему также стало известно, что по камерам видеонаблюдения и по карте покупателя «Лента» в указанном преступлении подозревается Федорова И.Н. С целью проверки информации, он проследовал по месту жительства Федоровой И.Н. По приезду на место, дверь открыла Ф., которая пояснила, что Федорова И.Н. приходится ей матерью и что фактически она проживает по адресу: г.Омск, ул. *** и передала номер ее телефона. Конкретно с какой целью он разыскивает Федорову И.Н. он Ф. не говорил. После чего, полученная информация была им передана К*. (л.д. 85-86)

Кроме того, вина подсудимой Федоровой И.Н. подтверждается исследованными в судебном заседании материалами дела:

— заявлением К от 22.09.2016 г. о привлечении к уголовной ответственности неизвестное лицо, которое 22.09.2016 г. похитило принадлежащий ей смартфон « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5». (л.д. 8)

— протоколом осмотра места происшествия, согласно которому с участием К. осмотрено помещение торгового зала ТК «Лента» по ул. Лукашевича. д. 33 г.Омска, зафиксирована обстановка на месте совершенного хищения. (л.д. 14-16)

— протоколом истребования, согласно которому К*. у Федоровой И.Н. был истребован смартфон « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5». (л.д. 12)

— протоколом выемки, согласно которому у свидетеля К*. был изъят смартфон « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5» в чехле, с сим-картами операторов сотовой связи «Т2 Мобайл» и «МТС». (л.д. 24)

— протоколом выемки, согласно которому у потерпевшей К. были изъяты гарантийный талон и товарный чек к смартфону « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5». (л.д. 40-41)

— протоколом осмотра смартфона « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5» в чехле, с сим-картами операторов сотовой связи «Т 2 Мобайл» и «МТС», гарантийного талона и товарного чека к смартфону « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5».(л.д. 42-44)

— постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств смартфона « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5» в чехле, с сим-картами операторов сотовой связи «Т2 Мобайл» и «МТС», гарантийного талона и товарного чека к смартфону « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5» (л.д. 47)

— протоколом выемки, согласно которому у потерпевшей К. была изъята детализация предоставленных услуг ООО «Т2 Мобайл» за период времени с 03.00 часов 22.09.2016 г. по 02.59 часов 23.09.2016 г. (л.д. 63-64)

— протоколом осмотра детализация предоставленных услуг ООО «Т2 Мобайл» за период времени с 03.00 часов 22.09.2016 г. по 02.59 часов 23.09.2016 г. (л.д. 65-67)

— постановление о признании и приобщении в качестве вещественных доказательств детализация предоставленных услуг ООО «Т2 Мобайл» за период времени с 03.00 часов 22.09.2016 г. по 02.59 часов 23.09.2016 г. (л.д. 68)

— протоколом выемки, согласно которому у потерпевшей К. были изъяты смартфон « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5», толстовка, детализация предоставленных услуг ООО «Т2 Мобайл» абонентского номера абонента Усиковой О.Ю. (л.д.112-113)

— протоколом осмотра смартфон « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5», толстовки, детализации предоставленных услуг ООО «Т2 Мобайл» абонентского номера абонента Усиковой О.Ю. (л.д. 114-126)

— постановлением о признании и приобщении в качестве вещественного доказательства смартфон « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5», толстовки, детализации предоставленных услуг ООО «Т2 Мобайл» абонентского номера абонента У. (л.д. 128)

— протоколом выемки, согласно которому у свидетеля Т был изъят фрагмент видеозаписи от 22.09.2016 г. на CD -диске. (л.д. 30-31)

— протоколом осмотра, согласно которому осмотрен фрагмент видеозаписи от 22.09.2016 г. (л.д. 80-82)

— постановлением о признании и приобщении в качестве вещественного доказательства фрагмента видеозаписи от 22.09.2016 г. (л.д. 84)

— протоколом осмотра товарного чека № 79/25/22/22 от 22.09.2016 г., распечатки из электронной программы «Призма» ООО «Лента» от 22.09.2016 г. (л.д.103-104)

— постановлением о признании и приобщении в качестве вещественного доказательства товарного чека № 79/25/22/22 от 22.09.2016 г., распечатки из электронной программы «Призма» ООО «Лента» от 22.09.2016 г. (л.д. 107)

— протоколом очной ставки между потерпевшей К. и подозреваемой Федоровой И.Н.. в ходе которой потерпевшая К. подтвердила ранее данные показании. Подозреваемая Федорова И.Н. пояснила, что когда она увидела толстовку, взяла ее в руки, что бы рассмотреть и держа в руках на весу над корзиной с халатами, стала рассматривать. В этот момент из кармана в корзину с халатами выпал телефон и она решила, что кто-то его забыл и взяла его себе, что бы если владелец позвонит на свой телефон, вернуть его. Она не стала искать владельца сразу, что бы не отдать телефон постороннему лицу. (л.д. 131-134)

— протоколом очной ставки между свидетелем К*. и подозреваемой Федоровой И.Н., в ходе которой К* полностью подтвердил свои показания. Подозреваемая Федорова И.Н. пояснила, что когда она писала явку с повинной, то хотела написать слова взяла телефон, однако по настоянию К* указала, что похитила телефон. (л.д. 76-79)

Оценив в совокупности, собранные по делу доказательства, суд действия Федоровой И.Н квалифицирует по ч. 1 ст. 158 УК РФ – как кражу, то есть тайное хищение чужого имущества.

Судом установлено, что Федорова И.Н. 22 сентября 2016 года в период времени с 17.15 час до 17.40 час., находясь в торговом зале ТК «Лента», в тайне от собственника и окружающих граждан противоправно, завладела имуществом, ей не принадлежащим.

С учетом изложенных доказательств, суд считает, что вина Федоровой И.Н. нашла свое полное подтверждение в судебном заседании, а именно подтверждается показаниями свидетелей К*, Н., К, Т

Оснований не доверять показаниям свидетелей обвинения не имеется, поскольку они последовательны, взаимно подтверждают и дополняют друг друга, согласуются между собой, так объективно подтверждены письменными доказательствами.

Анализируя материалы уголовного дела, суд приходит к выводу, что вина подсудимой Федоровой И.Н. в совершении данного преступления полностью установлена и доказана материалами уголовного дела.

За основу обвинения суд принимает свидетельские показания, протокол осмотра места происшествия, протоколы выемки и осмотра видеозаписи.

Как следует из показаний свидетелей Т., видеозаписи от 22.09.2016 г., Федорова И.Н. находясь в торговом зале ТКК «Лента» подошла к корзине с товаром, подняла толстовку, взяла телефон, при этом его не разглядывала и сразу положила в сумку.

Кроме того, из показаний самой подсудимой Федоровой И.Н., данными в ходе судебного заседания следует, что сначала она говорила, что подняла толстовку и увидела в корзине с халатами сотовый телефон, который забрала. Однако после оглашенных показания данных в ходе дознания, Федорова пояснила, что телефон выпал в корзину, когда она подняла толстовку. При этом рядом с ней в этот момент никого не было.

Однако из просмотренной в ходе судебного заседания видеоазаписи видно, как Федорова подошла к корзине с халатами, одной рукой подняла толстовку, достала из кармана небольшой предмет и положила его в сумку, а толстовку положила обратно в корзину. На видеозаписи также видно, что в тот момент, когда Федорова вытащила из толстовки сотовый телефон, напротив нее находился сотрудник магазина ТК «Лента» который раскладывал товар.

Имеющиеся по уголовному делу доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства, а в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела, и как согласующиеся между собой, принимаются судом за основу при постановлении приговора.

Оснований для признания явки с повинной Федоровой И.Н. недопустимыми доказательствами не имеется. Протокол явки с повинной соответствует требованиям ст. 142 УПК РФ, положения ст. 51 Конституции РФ Федоровой И.Н. были разъяснены, протокол подписан ею собственноручно, замечания на них не поданы.

Несостоятельны доводы осужденной Федоровой И.Н относительно оказания на нее давления сотрудниками полиции при написании протокола явки с повинной, поскольку доказательств этому в судебном заседании не установлено. В ходе дознания заявлений о неправомерных действиях сотрудников правоохранительных органов ни от Федоровой И.Н., ни от ее защитника не поступало. Протокол явки с повинной согласуется с показаниями потерпевшей, свидетелей, а также с другими доказательствами по делу. Последующий отказ Федоровой И.Н от своих показаний в ходе дознания, в части того похитила она сотовый телефон или взяла, не влечет признание указанной явки с повинной недопустимым доказательством.

Кроме того, с уд не может согласиться с доводами защитника о недопустимости использования в качестве доказательства протокола явки с повинной, поскольку, проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Непризнание вины подсудимой суд расценивает как избранную позицию защиты от предъявленного обвинения, полагает показания Федоровой И.Н. о том, что она взяла сотовый телефон, что бы вернуть его владельцу, когда последний позвонит на свой номер, противоречащими всей совокупности доказательств, при этом никаких мер по возврату телефона Федорова И.Н. не предприняла.

Признать в качестве смягчающего вину обстоятельства, явку с повинной, суд не может, поскольку Федорова И.Н. отказалась от данной явки с повинной.

Определяя вид и размер наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного Федоровой И.Н. преступления, относящегося, согласно ст. 15 УК РФ к категории преступлений небольшой тяжести, личность Федоровой И.Н., которая характеризуется по месту жительства удовлетворительно, по месту работы положительно, на учете в ОПБ и ОНД не состоит, возраст подсудимой, состояния здоровья как самой подсудимой, так и членов ее семьи, возмещение причиненного ущерба, путем возврата похищенного.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Федоровой И.Н., суд признает раскаяние в содеянном, состояние здоровья ее и членов ее семьи.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимой согласно ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

Принимая во внимание, мнение государственного обвинителя, общественную опасность совершенного подсудимой Федоровой И.Н. преступления, суд не находит оснований для освобождения ее от наказания, но принимая во внимание вышеизложенные обстоятельства, характеризующие ее личность, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, суд считает возможным назначить ей наказание в виде штрафа.

Руководствуясь ст.ст.307-310 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Федорову И.Н. признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, за которое назначить наказание в виде штрафа в размере 8 000 рублей с уплатой в доход государства.

Меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке Федоровой И.Н отменить по вступлению приговора в законную силу.

Вещественное доказательство по делу – толстовку, смартфон « Samsung SM — G 530 Galaxy Grand Prime 5» в чехле, с сим-картами операторов сотовой связи «Т2 Мобайл» и «МТС», гарантийный талон и товарный чек – оставить по принадлежности, детализации, товарный чек, распечатку из электронной программы «Призма» ООО «Лента», CD — диск с видеозаписью — хранить при уголовном деле.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Кировский районный суд города Омска через мирового судью в течение 10 суток со дня провозглашения.

Мировой судья: п/п Т.А.Ковалева

На основании апелляционного постановления Кировского районного суда г.Омска от 05 июня 2016 года, руководствуясь ст.389.20,389.28 УПК РФ, суд

Приговор и.о.мирового судьи судебного участка № 47 в Кировском судебном районе г.Омска мирового судьи судебного участка № 45 в Кировском судебном районе г.Омска от 03.04.2017 в отношении Федоровой И.Н. изменить.

В качестве смягчающего наказание обстоятельства признать явку с повинной.

Снизить наказание, назначенное осужденной по ч.1 ст.158 УК РФ, до штрафа в размере 7000 рублей.

Постановление вступает в законную силу с момента провозглашения.

Вступившее в законную силу постановление может быть обжаловано в Президиум омского областного суда в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.