Экземпляр программы для эвм гк рф

Вопрос-ответ

Может ли предприятие (приобретатель) использовать программу на производстве если договором предусмотрена передача в собственность приобретателя установочного комплекса на материальном носителе? Как определить срок использования программы?

Согласно пп. 2 п. 1 ст. 1225 ГК РФ программы для ЭВМ относятся к результатам интеллектуальной деятельности, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственности).

Можно ли передать право пользования программным обеспечением (неисключительная лицензия) по договору пожертвования?

Передача по договору пожертвования экземпляра программы для ЭВМ на материальном носителе сама по себе не влечёт предоставления прав пользования программным обеспечением. Для передачи прав пользования на данную программу ЭВМ необходимо заключить лицензионный договор с правообладателем.

Каков порядок замены стороны в договоре с передачей всех прав и обязанностей по нему третьему лицу?

Прежде всего отметим, что, как следует из вопроса, у каждой из сторон указанного в нем договора существуют права и обязанности по отношению друг к другу. Следовательно, каждая сторона такого договора считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать (п. 2 ст. 308 ГК РФ).

Каков порядок учета затрат на создание программы для ЭВМ в бухгалтерском и налоговом учете организации-заказчика?

Затраты на создание программного продукта будут формировать первоначальную стоимость нематериального актива как в бухгалтерском, так и в налоговом учете.

Переходят ли в случае ликвидации Лицензиата права на использование ПО на основании лицензионного договора к участникам Лицензиата?

В случае ликвидации лицензиата обязательство, возникшее на основании лицензионного договора, прекращается, а право использования результата интеллектуальной деятельности не входит в состав имущества, распределяемого среди участников.

Государственное учреждение использует в работе бухгалтерскую программу с 1996 года. Каким образом и по какой стоимости отразить данную программу на забалансовом счёте, если обнаружено, что учёт не осуществляется?

В соответствии с п.п. 66 и 333 Инструкции, утвержденной приказом Минфина России от 01.12.2010 N 157н (далее — Инструкция N 157н), нематериальные активы, полученные в пользование учреждением (лицензиатом), учитываются на забалансовом счете 01 «Имущество, полученное в пользование» по стоимости, определяемой исходя из размера вознаграждения, установленного в договоре.

Полагается ли физическому лицу в данной ситуации вознаграждение в соответствии с п. 4 ст. 1296 ГК РФ? Если да, то кто его должен выплачивать?

Согласно п. 1 ст. 1259, ст. 1261 ГК РФ программы для ЭВМ относятся к объектам авторских прав и охраняются как литературные произведения. В силу ст. 1257 ГК РФ автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано.

Юридические риски при заключении лицензионного договора между правообладателем программного обеспечения и организацией.

Приведённое условие не соответствует действующему законодательству и является ничтожным. Включение такого условия в лицензионный договор может явиться основанием для признания лицензионного договора недействительным в целом.

Как правильно оформить передачу (отчуждение) прав от ООО-1 к ООО-2, не меняя название программного обеспечения, и зарегистрировать нового правообладателя в Роспатенте?

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 1225 ГК РФ программы для ЭВМ относятся к числу объектов интеллектуальной собственности. Лицо, которому принадлежит исключительное право на такой объект (правообладатель, в том числе не являющийся автором), может распорядиться этим правом любым не противоречащим закону и существу права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (п. 1 ст. 1233 ГК РФ).

Каким образом оформлять отношения между авторами и организацией, если на момент окончания проекта один из них уволился?

С каждым автором служебного произведения должно быть подписано соглашение, определяющее размер, условия и порядок выплаты вознаграждения, независимо от того, является он работником в настоящее время или нет

8. Свободное воспроизведение программ для ЭВМ и баз данных. Декомпилирование программ для ЭВМ (ст. 1280 ГК РФ)

Первая часть ст. 1280 ГК РФ предусматривает право лица, правомерно владеющего экземпляром программы для ЭВМ или базы данным, сделать резервную копию программы для ЭВМ или базы данных, а также производить адаптацию программы для ЭВМ или базы данных, под которой понимается внесение в программу для ЭВМ или базу данных изменений исключительно в целях их функционирования на технических средствах пользователя и осуществление действий, необходимых для функционирования таких программы или базы данных в соответствии с их назначением, в том числе запись и хранение в памяти ЭВМ (одной ЭВМ или одного пользователя сети), а также исправление явных ошибок.

Вторая часть предусматривает право лица, правомерно владеющего экземпляром программы для ЭВМ, вправе без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения изучать, исследовать или испытывать функционирование такой программы в целях определения идей и принципов, лежащих в основе любого элемента программы для ЭВМ, путем осуществления действий, предусмотренных подпунктом 1 пункта 1 настоящей статьи.

Однако законодатель, предоставив правомерным пользователям права на свободное воспроизведение программ и баз данных в вышеуказанных случаях, вместе с тем, в изъятие общего правила, установленного статьей 1273 Гражданского кодекса Российской Федерации, запретил воспроизведение программ для ЭВМ в личных целях без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты авторского вознаграждения (пункт 3 статьи 1273).

Часть 3 данной статьи предусматривает единственный случай легального изменения программ для ЭВМ, не являющихся адаптацией, — декомпилирование. Под декомпилированием понимается технический прием, включающий преобразование объектного кода в исходный текст в целях изучения структуры и кодирования программы для ЭВМ. Гражданский кодекс Российской Федерации предоставляет право лицу, правомерно владеющему экземпляром программы для ЭВМ произвести декомпилирование или поручить эти действия иным лицам без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждении, если они необходимы для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной этим лицом программы для ЭВМ с другими программами, которые могут взаимодействовать с декомпилируемой программой. При этом декомпилирование может быть осуществлено только при условиях, перечисленных в части 3 данной статьи.

декомпилирования компьютерных программ, законодатель, вместе с тем, установил, что совершение таких действий не должно наносить неоправданный ущерб нормальному использованию программы для ЭВМ или базы данных и не должно ущемлять необоснованным образом законные интересы автора или иного правообладателя.

Экземпляр программы для эвм гк рф

Программы для ЭВМ и лицензионные договоры

Наряду с вступлением в силу четвертой части ГК РФ не менее важным для участников рынка можно считать внесение изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации. Согласно этим изменениям с 1 января 2008 г. не облагается НДС реализация (передача) исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также передача прав на использование указанных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора.
Не стоит, наверное, говорить о том, как полезно освобождение от НДС для развития рынка интеллектуальной собственности. Однако (как это обычно и бывает) не обошлось без перегибов, – считает М.Н.Комашко – юрист, магистр частного права (г. Череповец).

Сразу оговорюсь, к законодателю претензий нет. Речь идет о недобросовестных участниках рынка программного обеспечения. С началом 2008 г. мне и многим моим коллегам пришлось столкнуться с интереснейшим явлением: все поставщики программного обеспечения, как по команде, превратились в лицензиаров. Объяснение этому находится только одно: предпринимателей манит налоговая халява.

Забегая вперед, скажу, что мне не известно ни одного случая, когда бы контрагент (так называемый лицензиар) на самом деле предложил заключить лицензионный договор в отношении программы для ЭВМ. Каждый из договоров умело (а иногда и совсем неумело) маскировали под лицензионный. Учитывая, что такая маскировка приобрела массовый характер, стоит рассмотреть сложившуюся на рынке ситуацию подробнее. Итак, всех «лицензиаров»-поставщиков можно поделить на две группы: поставщики отечественного и поставщики зарубежного программного обеспечения.

С поставщиками отечественных программ для ЭВМ (они же, как правило, являются разработчиками своих программ) проблем обычно не возникает. Если покупатель настаивает на точном определении правовой природы договора и готов оплатить НДС, лицензионный договор тут же переписывается под куплю-продажу (или поставку). Покупателю остается только удостовериться, что продавец имеет право отчуждать экземпляры программы для ЭВМ.

С поставщиками зарубежного программного обеспечения сложнее. Они связаны предшествующими договорами и свято верят, что не могут заключить никакого другого договора, кроме сублицензионного. В моей практике был даже случай, когда в результате хитрой цепочки договоров контрагент не мог заключить ни сублицензионный договор (в силу некоторых из указанных ниже причин), ни договор купли-продажи экземпляров программы для ЭВМ, так как сам получал их, скажем, за 10 руб., а 20 тыс. руб. платил за так называемое предоставление неисключительных прав.

Начнем с простого вопроса: имеет ли контрагент право заключать лицензионный договор в отношении предлагаемой программы для ЭВМ?

Ситуация первая. Наш контрагент является замыкающим звеном в более-менее длинной цепочке дилеров (официальных партнеров, дистрибьюторов и прочих распространителей). Все они, как правило, являются российскими юридическими лицами. И только сам правообладатель (разработчик программы) – иностранец. При этом договор правообладателя с первым российским распространителем обычно держится в секрете. Свои права на программное обеспечение эта российская фирма подтверждает письмом от правообладателя, где написано: «ООО «Такое-то» является официальным партнером компании «АВС, лтд.».

В моей практике был совсем удивительный случай, когда полномочия первого российского партнера правообладателя-иностранца вытекали не из письма правообладателя, а из письма самого российского партнера. Выглядело это примерно так: «Настоящим подтверждается, что ООО «Такое-то» является уполномоченным партнером компании «ABC, лтд.». Генеральный директор ООО «Такое-то» И.И.Иванов». На основании этого письма ООО «Такое-то» заключает договор, который гордо именуется «лицензионным», с другой российской фирмой, которая заключает еще один «лицензионный» договор с еще одной фирмой и т.д. В конце этой цепочки и оказывается наш контрагент.

В соответствии с законодательством лицензионный договор заключают обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (в нашем случае на программу для ЭВМ) (лицензиар) и какое-либо лицо, желающее приобрести право использования этого результата (лицензиат) (ст. 1235 ГК РФ).

Очевидно, что нам предлагает заключить лицензионный договор совсем даже не правообладатель. Однако нельзя исключать, что договор правообладателя с первым российским партнером лицензионный. Предположим, что эта российская фирма является лицензиатом. Согласно ст. 1238 ГК РФ лицензиат вправе заключить сублицензионный договор при письменном согласии лицензиара (правообладателя). Значит, для того, чтобы квалифицировать договор между первой и второй российскими фирмами как сублицензионный, необходимо убедиться в наличии письменного согласия правообладателя на заключение сублицензионных договоров. Договор правообладателя и первого партнера, как уже было сказано, держится в секрете. В так называемом авторизационном письме нужное полномочие не прописано. Установить согласие правообладателя невозможно. Следовательно, считать договор сублицензионным нет оснований. Вся цепочка договоров рушится.

Ситуация вторая. Правообладатель заключил лицензионный договор с российским партнером. Однако этот договор заключен в соответствии с правом страны (или субъекта государства) правообладателя (например, в одном из договоров указывалось, что применимым правом является право штата Вашингтон). Такой лицензионный договор может не соответствовать требованиям российского законодательства. Однако его правовая природа определяется согласно применимому праву. Устанавливать, имеет ли лицензиат право заключать сублицензионные договоры, также следует по применимому праву. Как правило, в подобных договорах прямо указано, что российский партнер-лицензиат вправе заключать сублицензионные договоры на программное обеспечение.

Однако одного права лицензиата заключать сублицензионные договоры недостаточно, чтобы с уверенностью сказать, что наш контрагент является сублицензиатом. Прежде всего нужно убедиться, что сублицензионный договор заключен позже лицензионного. Да, встречаются иногда сублицензионные договоры, заключенные на два-три месяца раньше лицензионного. При этом контрагенты настойчиво указывают на более поздний лицензионный договор как на основание заключения более раннего сублицензионного договора!

Много вопросов возникает и в отношении предмета договора. Право использования какого результата интеллектуальной деятельности передается по договору? Зачастую конкретные программы для ЭВМ указываются в приложении к договору. Хорошо, если в лицензионном (и в сублицензионном) договоре указано хотя бы «программное обеспечение компании ABC». Во многих договорах даже такого туманного условия нет. Учитывая, что приложения, спецификации и прочие подобные документы, определяющие программы, обычно подписываются позже договора, считать этот договор лицензионным (сублицензионным) опять же нельзя.

Может быть, договоры, заключаемые IT-компаниями, отвечают остальным требованиям законодательства? Далеко не всем. К сублицензионному договору применяются правила о лицензионном договоре (ст. 1238 ГК РФ). Поэтому в дальнейшем под лицензионным договором будут пониматься как лицензионный, так и сублицензионный договоры.

Так, в лицензионном договоре должен быть указан срок, на который он заключается. Этот срок не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (в нашем случае программу для ЭВМ). Если срок не указан, договор считается заключенным на пять лет (ст. 1235 ГК РФ).

Зачастую сублицензионные договоры заключаются на один-два календарных года, то есть на время, когда предполагается поставка, установка программного обеспечения и техническая поддержка пользователей. При этом покупатель-«сублицензиат» может продлить срок оказания технической поддержки. Если строго толковать подобное условие договора, оказывается, что пользователь получил право использовать программу для ЭВМ в течение двух лет. По истечении этого срока пользователь должен вновь приобрести право использования программного обеспечения и, следовательно, вновь заплатить. Иначе он должен будет удалить программу со своей ЭВМ. Тогда в отношении чего лицензиат продолжит оказывать услуги по технической поддержке? Абсурд.

В одном из договоров имелась еще более впечатляющая формулировка: «права на программное обеспечение предоставляются на неограниченный срок. Истечение срока действия авторских прав не влечет за собой прекращение приобретенных по настоящему договору прав использования».

Как известно, согласно ст. 1236 ГК РФ лицензионные договоры могут быть двух видов:
о предоставлении лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (простая неисключительная лицензия);
о предоставлении лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия).

В рассматриваемых нами договорах, как правило, используется формулировка «предоставление неисключительных прав пользования программным обеспечением».

Что такое «неисключительные права»? Законодательству не известен этот термин. Представляется, что подразумевать под ним неисключительную лицензию, на чем настаивают поставщики-лицензиары, по меньшей мере, некорректно. Причем такой формулировкой грешат не только договоры, предлагаемые конечным пользователям (то есть лицам, желающим приобрести программу для ЭВМ для самостоятельного использования), но и договоры, заключаемые между самими распространителями программного обеспечения.

Какие же все-таки «неисключительные права пользования» предоставляются по договорам, маскирующимся под лицензионные? В большинстве договоров эти так называемые права не имеют вообще никакого отношения к существу лицензионного договора. Согласно ст. 1233 ГК РФ лицензионный договор подразумевает распоряжение исключительным правом. Исключительное право на произведение (например, на программу для ЭВМ) состоит в праве использовать это произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом (ст. 1229, п. 1 ст.1270 ГК РФ). Использованием, в частности, считается:
воспроизведение произведения: изготовление одного или более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме;
распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров;
прокат оригинала или экземпляра произведения;
перевод или другая переработка произведения (в том числе модификация программы для ЭВМ) и другие действия, указанные в п. 2 ст. 1270 ГК РФ.

А какие «неисключительные права» передаются по рассматриваемым договорам? Обычно это право на воспроизведение программы для ЭВМ, но (!) ограниченное правом инсталляции, копирования (в некоторых договорах в целях запуска) и запуска программы.

Инсталляция заключается в установке программы на ЭВМ, то есть в ее записи и хранении в памяти ЭВМ, и необходима для функционирования программы в соответствии с ее назначением. Чем отличается копирование в целях запуска от инсталляции, контрагенты обычно не объясняют.

Согласно п. 1 ст. 1280 ГК РФ любое лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе осуществлять инсталляцию без разрешения правообладателя и без выплаты ему вознаграждения, а также изготовить копию программы для ЭВМ для архивных целей или для замены в некоторых случаях правомерно приобретенного экземпляра.

Таким образом, для инсталляции, копирования и тем более запуска программы для ЭВМ получать разрешение правообладателя и заключать лицензионный договор не требуется. Право на такие действия не может предоставляться по лицензионному договору.

Правда, в договорах между российскими распространителями зарубежного программного обеспечения встречается упоминание права, которое может навести на мысль о лицензионной природе таких договоров. Это право распространять программу для ЭВМ (часто ограничено указанием на определенную группу покупателей: например, реселлеры, конечные пользователи и т.п.). Однако это право также может быть предоставлено и по договорам, которые условно можно назвать «договоры о распространении», «дилерские договоры». Кроме того, право распространять экземпляры правомерно опубликованного произведения (в нашем случае программы для ЭВМ), которые введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации путем их отчуждения, предоставлено ст. 1272 ГК РФ.

Бывают и более интересные лицензионные договоры. Например, в договоре, предложенном одной из IT-фирм, подробно перечислялись права, которые не предоставляются лицензиату. Так, этот договор запрещал копировать, распространять, передавать само программное обеспечение (!) и права на него в качестве вклада в уставный капитал, передавать права по договору третьим лицам. А что же было разрешено (то есть какие права были предоставлены)? Ответа на этот вопрос ни договор, ни приложения к нему не содержали.

Таким образом, «неисключительные права использования», предоставляемые по рассматриваемым договорам, не относятся к исключительному праву на программу для ЭВМ и к лицензионному договору. Однако и это не последний недостаток таких договоров.

Все рассматриваемые договоры определяют объем прав лицензиата, ссылаясь на ограничения, предусмотренные в лицензионном соглашении между правообладателем (производителем программного обеспечения) и конечным пользователем. Под таким лицензионным соглашением подразумевается так называемая «оберточная лицензия», то есть предупреждение, которое появляется при первой загрузке программы для ЭВМ (пользователь нажимает кнопку «согласен» и получает доступ к программе). Складывается следующая схема отношений. Лицензиат заключает лицензионный договор с лицензиаром и получает некие права использования программы для ЭВМ. Но чтобы узнать, какие же все-таки ему предоставлены права, лицензиат должен заключить еще один лицензионный договор, но уже с самим правообладателем. Получается, что лицензиат связан двумя лицензионными договорами в отношении одной и той же программы для ЭВМ. К тому же может оказаться, что содержание этих договоров не идентично. Абсурд.

Несмотря на все приведенные аргументы, IT-фирмы, как правило, настаивают на заключении лицензионных договоров. И в качестве доказательства своей правоты они ссылаются на письма Министерства финансов Российской Федерации от 25 декабря 2007 г. № 03-07-11/640, от 29 декабря 2007 г. № 03-07-11/648, от 30 января 2008 г. № 03-07-07/06, от 19 февраля 2008 г. № 03-07-11/68 и др.). В них говорится, что при наличии заключенного лицензионного договора операции по передаче прав на использование программ для ЭВМ освобождаются от налога на добавленную стоимость. При этом компании, распространяющие программное обеспечение, трактуют разъяснения Минфина РФ в том смысле, что любой договор, заключенный по поводу программы для ЭВМ, является лицензионным (что из этих писем не вытекает). Такой подход ошибочен и противоречит законодательству.

Как уже было сказано, лицензионный договор подразумевает распоряжение исключительным правом. Правомочие устанавливать и запускать приобретенный экземпляр программы для ЭВМ никак не связано с исключительным правом на эту программу. Необходимо различать исключительное право использовать программу для ЭВМ и возможность эксплуатировать правомерно приобретенный экземпляр программы. Также необходимо различать распоряжение исключительным правом на программу для ЭВМ (заключение лицензионного договора) и распоряжение экземпляром такой программы (заключение договора купли-продажи).

О возможности распоряжения экземпляром программы для ЭВМ как вещью прямо говорилось и говорится в законодательстве (ст. 16 закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. № 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», ст. 1272 ГК РФ). Судебная практика также признает возможность заключения договоров купли-продажи (поставки) в отношении экземпляров программы для ЭВМ (см., например: постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 28 января 2003 г. по делу № КА-А40/58-03, от 10 апреля 2003 г. по делу № КА-А40/1895-03, от 18 июля 2003 г. по делу № КА-А40/4800-03, от 17 сентября 2004 г. по делу № КА-А40/8266-04, ФАС Поволжского округа от 23 декабря 2004 г. по делу № А55-7375/04-30, ФАС Северо-Западного округа от 22 января 2007 г. по делу № А56-10555/2006 и др.).

Таким образом, нет никаких оснований считать, что эксплуатация экземпляра программы для ЭВМ является использованием результата интеллектуальной деятельности в смысле ГК РФ и что передача такого экземпляра невозможна без заключения лицензионного договора. Следовательно, при заключении договора необходимо точно определять его правовую природу и в соответствии с ней применять правила, установленные для лицензионных договоров или для договоров купли-продажи.

Статья 1280. Право пользователя программы для ЭВМ и базы данных

1. Лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ или экземпляром базы данных (пользователь), вправе без разрешения автора или иного правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения:

1) осуществлять действия, необходимые для функционирования программы для ЭВМ или базы данных (в том числе в ходе использования в соответствии с их назначением), включая запись и хранение в памяти ЭВМ (одной ЭВМ или одного пользователя сети), внесение в программу для ЭВМ или базу данных изменений исключительно в целях их функционирования на технических средствах пользователя, исправление явных ошибок, если иное не предусмотрено договором с правообладателем;

2) изготовить копию программы для ЭВМ или базы данных при условии, что эта копия предназначена только для архивных целей или для замены правомерно приобретенного экземпляра в случаях, когда такой экземпляр утерян, уничтожен или стал непригоден для использования. При этом копия программы для ЭВМ или базы данных не может быть использована в иных целях, чем цели, указанные в подпункте 1 настоящего пункта, и должна быть уничтожена, если владение экземпляром таких программы или базы данных перестало быть правомерным.

2. Лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения изучать, исследовать или испытывать функционирование такой программы в целях определения идей и принципов, лежащих в основе любого элемента программы для ЭВМ, путем осуществления действий, предусмотренных подпунктом 1 пункта 1 настоящей статьи.

3. Лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе без согласия правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения воспроизвести и преобразовать объектный код в исходный текст (декомпилировать программу для ЭВМ) или поручить иным лицам осуществить эти действия, если они необходимы для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной этим лицом программы для ЭВМ с другими программами, которые могут взаимодействовать с декомпилируемой программой, при соблюдении следующих условий:

1) информация, необходимая для достижения способности к взаимодействию, ранее не была доступна этому лицу из других источников;

2) указанные действия осуществляются в отношении только тех частей декомпилируемой программы для ЭВМ, которые необходимы для достижения способности к взаимодействию;

3) информация, полученная в результате декомпилирования, может использоваться лишь для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, не может передаваться иным лицам, за исключением случаев, когда это необходимо для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, а также не может использоваться для разработки программы для ЭВМ, по своему виду существенно схожей с декомпилируемой программой для ЭВМ, или для осуществления другого действия, нарушающего исключительное право на программу для ЭВМ.

4. Применение положений, предусмотренных настоящей статьей, не должно противоречить обычному использованию программы для ЭВМ или базы данных и не должно ущемлять необоснованным образом законные интересы автора или иного правообладателя.

Комментарий к Ст. 1280 ГК РФ

1. Нормы настоящей статьи распространяются только на такие объекты, как программы для ЭВМ и базы данных, которые в Российской Федерации охраняются нормами авторского права. Правовой режим программ для ЭВМ и баз данных обладает определенной спецификой по сравнению с другими объектами авторских прав. В число таких особенностей входят отдельные случаи свободного воспроизведения программ для ЭВМ и баз данных.

В соответствии со ст. 1273 ГК РФ допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражданином исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения, за исключением воспроизведения баз данных или их существенных частей, воспроизведения программ для ЭВМ, кроме случаев, предусмотренных ст. 1280 настоящего Кодекса.

В основе положений комментируемой статьи лежат нормы Директивы ЕС о правовой охране программ для ЭВМ от 14 мая 1991 г. (91/250/ЕЭС) (далее — Директива), согласно которым исключительные права автора на предотвращение несанкционированного воспроизведения должны (применительно к программам для ЭВМ) подвергаться определенным ограничениям, позволяющим законному приобретателю осуществлять воспроизведение, технически необходимое для использования этой программы.

Как отмечается в Директиве, действия по загрузке и прогону, необходимые для использования копии программы, которая была законно приобретена, и действие по коррекции ее ошибок не могут быть запрещены договором; причем при отсутствии специальных положений договора, заключенного при продаже программы, любое иное действие, необходимое для использования копии программы, должно осуществляться в соответствии с ее назначением законным приобретателем этой копии.

Лицо, имеющее право использовать программу для ЭВМ, не должно лишаться права осуществлять действия, необходимые для наблюдения за функционированием, изучения и испытания функционирования программы для ЭВМ, при условии, что эти действия не нарушают авторское право на программу для ЭВМ.

Неразрешенное воспроизведение, перевод, адаптация или переделка формы кода, в котором копия программы для ЭВМ стала доступной, являются нарушениями исключительных прав автора.

Тем не менее в некоторых случаях такое воспроизведение кода и перевод его формы в смысле п. «a» и «b» ст. 4 Директивы нельзя отделить от получения необходимой информации для достижения способности к взаимодействию самостоятельно созданной программы с другими программами. Поэтому следует считать, что только в этих ограниченных случаях совершение действий по воспроизведению и переводу, производимое лицом, имеющим право использовать копию программы, или для этого лица, является законным и соответствующим практике добросовестного использования, а потому не должно требовать разрешения правообладателя.

Цель этого исключения состоит в том, чтобы сделать возможным соединение всех компонентов системы ЭВМ, в том числе созданных различными производителями, таким образом, чтобы они могли совместно работать. Такое исключение из исключительных прав автора не должно использоваться в ущерб законным интересам правообладателя или препятствовать нормальному использованию программы.

Согласно ст. 5 Директивы при отсутствии специальных положений контракта действия, указанные в ст. 4a и 4b, не требуют разрешения правообладателя, если они необходимы законному пользователю для использования программы для ЭВМ в соответствии с ее назначением, включая устранение ошибок.

Изготовление резервной копии лицом, имеющим право использовать программу для ЭВМ, не может быть запрещено договором, если это необходимо для такого использования.

Лицо, имеющее право использовать копию программы для ЭВМ, вправе без разрешения правообладателя изучать, исследовать или испытывать функционирование программы в целях определения идей и принципов, лежащих в основе любого элемента программы, если оно при этом осуществляет любые из действий по загрузке, воспроизведению на дисплее, прогону или запоминанию программы, которые оно вправе осуществлять.

Статья 6 Директивы определяет особенности декомпиляции.

Разрешение правообладателя не требуется, если воспроизведение кода или перевод его формы в значении, указанном в ст. 4a и 4b Директивы, необходимо для получения информации, требуемой для достижения способности к взаимодействию независимо созданной программы для ЭВМ с другими программами, при соблюдении следующих условий:

a) эти действия осуществляются лицензиатом или другим лицом, имеющим право использовать копию программы, или в их интересах лицом, получившим разрешение на осуществление этих действий;

b) информация, необходимая для достижения способности к взаимодействию, ранее не была визуально доступна лицам, указанным в п. «а»;

c) эти действия ограничены частями оригинала программы, для которых необходимо достичь способности к взаимодействию.

Вышеназванные положения не разрешают полученную с их применением информацию:

a) использовать в других целях, нежели достижение способности к взаимодействию независимо созданной программы для ЭВМ;

b) передавать другим лицам, за исключением случаев, когда это необходимо для обеспечения способности к взаимодействию независимо созданной программы для ЭВМ;

c) использовать для разработки, производства или маркетинга программы для ЭВМ, существенно сходной по ее выражению, или для любых других действий, нарушающих авторское право.

2. При применении настоящей статьи судам необходимо учитывать, «что право совершения в отношении программы для ЭВМ или базы данных действий, предусмотренных ст. 1280 ГК РФ, принадлежит только лицу, правомерно владеющему экземпляром такой программы для ЭВМ или базы данных (пользователю).

При этом лицо, записавшее программу для ЭВМ или базу данных в память ЭВМ (подп. 1 п. 1 ст. 1280 ГК), когда оно правомерно владело экземпляром такой программы или базы данных, должно удалить соответствующую программу или базу из памяти принадлежащей ему ЭВМ в случае продажи или иного отчуждения экземпляра программы или базы.

Копия программы для ЭВМ или копия базы данных, предназначенная для архивных целей или для замены правомерно приобретенного экземпляра в случаях, когда такой экземпляр утерян, уничтожен или стал непригоден для использования, должна быть уничтожена, если владение экземпляром этой программы или базы данных перестало быть правомерным (подп. 2 п. 1 ст. 1280 Кодекса)» .

———————————
Пункт 36 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.

Конференция ЮрКлуба

экземпляры программы для эвм

pryanya 21 Май 2008

joniz 21 Май 2008

а вот если мы распространяем программу для эвм не путем продажи, а путем возможности пользователям скачивать эту программу с нашего сайта?

Для этого у вас должно быть право на доведение до всеобщего сведения (п/п 11 п.2 ст.1270 ГК РФ).

вот такая вот электронная версия программы будет считаться экземпляром?

michaelshewzov 21 Май 2008

pryanya

вот такая вот электронная версия программы будет считаться экземпляром?

Думаю, что да, т.к.
Статья 1270. Исключительное право на произведение
2. Использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности:
1) воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме

а вот если мы распространяем программу для эвм не путем продажи, а путем возможности пользователям скачивать эту программу с нашего сайта?

А каким образом программа оказывается на вашем сайте? У вас есть лицензионный договор с правообладателем, по которому вам дается право распространять программу?

путем возможности пользователям скачивать эту программу с нашего сайта

Смотря как вы эту возможность им предоставляете. Но я склоняюсь к договору оказания услуг.

Добавлено в [mergetime]1211382244[/mergetime]
joniz

Для этого у вас должно быть право на доведение до всеобщего сведения (п/п 11 п.2 ст.1270 ГК РФ).

п. 11 ч. 2 ст. 1270 ГК » доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения) .»

Думаю, что это не то, т.к. в их случае доступ получают лишь те лица, кто имеет возможность доступа, которую они, насколько я помню, предоставляют путем передачи кода доступа.
Сообщение отредактировал michaelshewzov: 21 Май 2008 — 23:27

pryanya 22 Май 2008

а вот если мы распространяем программу для эвм не путем продажи, а путем возможности пользователям скачивать эту программу с нашего сайта?

А каким образом программа оказывается на вашем сайте? У вас есть лицензионный договор с правообладателем, по которому вам дается право распространять программу?

да у нас договор с правообладателем (который сейчас ваяю) вот его я делаю как лицензию на распространение программы в виде продажи её экземпляров посредством предоставления кодов доступа
получается что распространяем мы экземпляры
бухи требуют прописать так что якобы мы пользователям предоставляем суб лицензию, но тут явно не она, суд склоняется к мнению что в этом случае проджа экземпляров. вот только вопрос-ясно когда программа записана на диск-это точно экземпляр, а вот если ипользователь сам скачивает программу с сайта-экземпляр ли это??

yuriyah 22 Май 2008

michaelshewzov 22 Май 2008

если ипользователь сам скачивает программу с сайта-экземпляр ли это??

5. Разъяснить судам, что под экземпляром произведения следует понимать копию произведения, изготовленную в любой материальной форме, в том числе в виде информации, зафиксированной на машиночитаемом носителе (CD- и DVD-диске, MP3-носителе и др.). Экземпляр фонограммы представляет собой копию на любом материальном носителе, изготовленную непосредственно или косвенно с фонограммы и включающую все звуки или часть звуков, зафиксированных в этой фонограмме (звуковой записи исполнений или иных звуков).
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 N 14
«О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О НАРУШЕНИИ АВТОРСКИХ, СМЕЖНЫХ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬСКИХ И ПАТЕНТНЫХ ПРАВ, А ТАКЖЕ О НЕЗАКОННОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТОВАРНОГО ЗНАКА»

Размещение на сайте программы — это тоже зафиксированность на материальном носителе.

Добавлено в [mergetime]1211444705[/mergetime]
yuriyah
Но ведь здесь несоответствие нормативному определению доведения до всеобщего сведения — доведение произведения до всеобщего сведения таким образом, что любое лицо может получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения)

Лица, которым они не предоставят доступ, не буду иметь возможность «получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору». Разве нет?

Valeriya131 30 Ноя 2017

Добрый день, коллеги.

Такое ощущение, что такое уже обсуждалось, но где, когда и кем, к сожалению, не нашла.

А волнует, собственно, следующее.

Является ли опубликованием (т. е. способом обнародования, выпуска в свет) программы для ЭВМ поставка заказчику оборудования, в которое вшита эта самая программа?

Согласно абзацу второму п. 1 ст. 1268 ГК опубликованием является «выпуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.»

Мне представляется все-таки немного странным, что любая микроволновка с вшитым в нее ПО, будет «опубликованием» этого ПО , но. кто знает, что подразумевается под этой «материальной формой».

Объясните, плиз, несведующему!)

Поставку оборудования с вшитой программой конкретным заказчикам, полагаю, можно считать «удовлетворением разумных потребностей публики исходя из характера произведения», поскольку потребности возникают только у этих самых заказчиков

Джермук 30 Ноя 2017

Мне представляется все-таки немного странным, что любая микроволновка с вшитым в нее ПО, будет «опубликованием» этого ПО , но. кто знает, что подразумевается под этой «материальной формой».

А не будет «немного странным»))), что кто то, купив микроволновку и выяснив что за ПО в нее вшито (не так сложно для спецов соответствующего профиля), попытается оформить сие ПО на себя?)))

pavelser 01 Дек 2017

Является ли опубликованием (т. е. способом обнародования, выпуска в свет) программы для ЭВМ поставка заказчику оборудования, в которое вшита эта самая программа? Согласно абзацу второму п. 1 ст. 1268 ГК опубликованием является «выпуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения.» Мне представляется все-таки немного странным, что любая микроволновка с вшитым в нее ПО, будет «опубликованием» этого ПО , но. кто знает, что подразумевается под этой «материальной формой». Объясните, плиз, несведующему!) Поставку оборудования с вшитой программой конкретным заказчикам, полагаю, можно считать «удовлетворением разумных потребностей публики исходя из характера произведения», поскольку потребности возникают только у этих самых заказчиков

А какая цель данного вопроса?

korn 01 Дек 2017

Такое ощущение, что такое уже обсуждалось, но где, когда и кем, к сожалению, не нашла.

Обсуждение точно было (однако, с поиском жопа), более того, было и дело, в котором ВС или почивший ВАС на эту тему высказывался. Посмотрите в обзорах практики.

Сообщение отредактировал korn: 01 Декабрь 2017 — 02:02

Valeriya131 01 Дек 2017

А какая цель данного вопроса?

Цель абсолютно тривиальная — вписывать или не вписывать дату выпуска в свет программы в заявление на регистрацию ПрЭВМ))) Ну и с теоретической стороны тоже, конечно, интересно

Valeriya131 01 Дек 2017

А не будет «немного странным»))), что кто то, купив микроволновку и выяснив что за ПО в нее вшито (не так сложно для спецов соответствующего профиля), попытается оформить сие ПО на себя?)))

Думала, Валерий Юрьевич, и в эту сторону, но мне, как не айтишнику, пока несовсем ясен вопрос о технической возможности такого извлечения программы из микроволновки))) Надеюсь, наши разработчики-программисты дадут мне исчерпывающий ответ на этот вопрос)) Вот, со своей стороны готовлюсь к разговору с ними, поскольку от них может последовать встречный вопрос что есть «обнародование» ПрЭВМ))

Обсуждение точно было (однако, с поиском жопа), более того, было и дело, в котором ВС или почивший ВАС на эту тему высказывался. Посмотрите в обзорах практики. О, ищущий, да обрящет: http://forum.yurclub. howtopic=299961

Спасибо! Ответа в этой теме для себя, к сожалению, не нашла (там речь о прокате ПО на компьютере). Будем изучать обзор и иную практику!

Zerosu 03 Дек 2017

Является ли опубликованием (т. е. способом обнародования, выпуска в свет) программы для ЭВМ поставка заказчику оборудования, в которое вшита эта самая программа?

Является, исходя из буквального толкования, поскольку к ПО в этом случае могут получить доступ третьи лица, причем не только в целях использования, ну и, например, для целей ремонта техники.

Сообщение отредактировал Zerosu: 03 Декабрь 2017 — 16:40

Valeriya131 04 Дек 2017

Является ли опубликованием (т. е. способом обнародования, выпуска в свет) программы для ЭВМ поставка заказчику оборудования, в которое вшита эта самая программа?

Является, исходя из буквального толкования, поскольку к ПО в этом случае могут получить доступ третьи лица, причем не только в целях использования, ну и, например, для целей ремонта техники.