Как часто при разводе дети остаются с отцом

Раздел детей при разводе между отцом и матерью.

Вопрос проживания детей после бракоразводного процесса родителей – проблема весьма острая и довольно актуальная в последнее время. В данной статье я расскажу о наиболее часто встречающихся сложностях и нюансах, возникающие в столь непростом процессе.

○ Что говорит семейный кодекс о разделе детей?

Семейным законодательством, а в частности ст. 61 СК РФ, установлено, что родители несут равные обязанности по содержанию и воспитанию несовершеннолетних. Но это, согласитесь, возможно лишь в случае их совместного проживания. Что же делать, если брак распался? С кем должен оставаться ребёнок, не может же он жить с обоими одновременно. Имеет ли право на свидание с ребёнком не проживающий с ним родитель?

Законодатель установил несколько вариантов решения данной проблемы:

  • Место проживания ребёнка и порядок общения с ним определяется супругами самостоятельно с обоюдного согласия.
  • Решение по указанному вопросу решается судебной инстанцией.

С кем останется ребенок?

Данный вопрос может решить только суд! Статья 24 Семейного кодекса РФ определяет вопросы, которые решает суд при расторжении супругами брака. Среди них имеется важный пункт: с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода.

Родители могу составить подписанное с обеих сторон и заверенное в нотариальной конторе «соглашение о детях», в котором определено место жительство детей (ребенка) и порядок общения с ними.

Если соглашение отсутствует или в нем нарушаются интересы детей, суд самостоятельно решает данные вопросы. При этом учитывается следующее:

  • К папе или маме ребенок испытывает большую привязанность.
  • Каковы нравственные качества родителей.
  • Условия, которые может создать каждый из родителей для воспитания и развития детей.
  • Режим работы родителей.
  • Их материальное, семейное положение и некоторые другие факторы.

Ст. 54 СК РФ говорит о том, что дети имеют право воспитываться обоими родителями. Однако судебная практика показывает, что после развода ребенок с отцом остается реже, чем с матерью.

Это обусловлено тем, что женщина обладает большим, чем мужчина, опытом в воспитании детей и зачастую сильнее привязана к своему ребенку.

Кроме того, трудовая занятость отцов часто предполагает служебные командировки, поэтому постоянно находиться с ребенком папа не сможет.

Если отец желает, чтобы ребенок после развода проживал с ним, ему необходимо доказывать в суде, почему мать не должна заниматься его воспитанием. Чаще всего папы обращаются в суд, когда мать совсем не ухаживает за детьми, ведет аморальный образ жизни.

○ Что дает соглашение о разделе детей?

В соответствии со ст. 66 СК РФ родители несовершеннолетнего, естественно с обоюдного согласия, вправе составить письменное соглашение, заверяемое у нотариуса, определяющее:

  • С кем и где будет проживать ребёнок.
  • Порядок общения и встреч родителя, проживающего отдельно от ребёнка.
  • Как образом будет организовано образование ребёнка.
  • Как образом будет организован досуг ребёнка.
  • Кто несёт материальные затраты на обеспечение ребёнка допобразованием, лечением и т.д..
  • Алиментные и иные материальные и имущественные обязательства каждого из родителей.
  • Иные вопросы, касающиеся содержания, воспитания и образования несовершеннолетнего.

Пример такого соглашения можно найти здесь.

○ Процедура судебного рассмотрения спора о детях.

Если бывшие супруги не пришли к единому мнению по вопросу проживания несовершеннолетнего, то данная дилемма может быть разрешена в судебном порядке. В соответствии со ст. 23 ГПК РФ дела по спорам о детях рассматриваются судами общей юрисдикции. В городах федерального значения, таких как Санкт-Петербург, Москва и Севастополь – это районные суды, в прочих – городские суды.

Внимание – помимо спорящих сторон в процессе в обязательном порядке должны участвовать прокуратура, соблюдающая за законностью, и органы опеки и попечительства, охраняющие права несовершеннолетних. Именно органы опеки и будут давать заключение в судебном процессе о возможности, либо невозможности проживания ребенка с каждым их родителей.

При составлении заключения органом опеки будет собрана и представлена суду следующая информация:

  • Состоят ли родители на учетах в наркологическом, психиатрическом, либо тубдиспансере.
  • Имеются ли проблемы с законом, в том числе и административного характера.
  • Имеются ли у них хронические заболевания, инвалидности или другие проблемы со здоровьем, которые могут помешать полноценному воспитанию детей.
  • Акты обследования жилплощади обоих родителей, включая беседы со всеми проживающими совместно с ними.
  • Уровень дохода обоих родителей.
  • Характеристики с местожительства и работы обоих родителей.
  • Иная информация по требованию судебного органа.

Стоит помнить, что, не смотря на то, что по закону оба родителя равны в своих правах, но на практике в большинстве случаев ребенок остается с матерью. Это не значит, что права отца на ребенка ущемляются, просто женщины, как правило, меньше времени проводят на работе и, соответственно, могут больше времени уделять воспитанию детей. Что ставится во главу угла.

○ Вопросы проживания и общения с ребенком после развода.

Существует несколько наиболее часто возникающих вопросов, связанных с разделом детей. Рассмотрим наиболее важные:

1. Можно ли через суд доказать право отца на проживание ребенка с ним – да, несомненно, хотя это будет весьма сложно, в случае, если мать не ведет асоциальный образ жизни.

2. Учитывается ли мнение ребенка при определении с кем и где он будет жить – законодательно установлено (ст. 59 СК РФ), что мнение ребенка может быть учтено только по достижении им десятилетнего возраста.

3. Если судом ребенок оставлен с отцом, обязана ли мать платить алименты – да, глава 13 СК РФ устанавливает порядок определения и взыскания алиментов и иных расходов на содержание детей.

4. Обязательно ли согласие обоих родителей на перевод ребенка из одного лечебного, либо образовательного учреждения в другое – законодательно установлено, что оба родителя имеют одинаковые права, как правило, подобные решения принимаются родителем с кем проживает ребенок единолично.

Данное решение конечно может быть оспорено. Но задумайтесь, стоит ли ставить собственно ребенка в стрессовую ситуацию.

Конечно, рассмотренные в нашей статье проблемы – это всего лишь верхушка довольно сложного процесса, но надеюсь, что рекомендации данные нами помогут многим избежать основных ошибок и уберегут детей от не нужного стресса.

Если у вас есть вопрос, касающийся детей после развода, можете задать его в форме бесплатной юридической консультации на странице https://topurist.ru/ ответ за 15 минут.

○ Какие права есть у ребенка при разводе?

  1. Право на жилье. Ст. 31 Жилищного кодекса РФ сохраняет право детей на жилье в случае расторжения брака родителями. Эти право не зависит от того факта, проживают ли дети после развода в этом помещении или нет.
  2. Право на общение. П. 1 ст. 55 СК РФ определено, что дети имеют право на общение с тем и другим родителем, а также бабушками, дедушками, сестрами, братьями и другими родственниками даже после развода родителей.
  3. Имущественное право. Если супруги при разводе делят совместно нажитое имущество, суд учитывает интересы несовершеннолетнего ребенка. Имущество детей остается их неприкосновенной собственностью и после развода. Если проживает ребенок с матерью или отцом, он может пользоваться их имуществом по согласию родителей.
  4. Право на алименты. Ст. 60 СК РФ дает каждому ребенку право на получение содержания — алиментов от одного из родителей, которые уплачиваются по соглашению или устанавливаются судом.
  5. Право на мнение. Ребенок, которому на момент расторжения брака исполнилось 10 лет, обладает правом выразить собственное мнение в суде, если решается вопрос о его проживании с одним из родителей, и в других случаях, когда затрагиваются его интересы. Это право предусмотрено ст. 57 СК РФ.

○ Какая фамилия будет у ребенка после развода?

Иногда мать, с которой остался ребенок после развода, хочет поменять ему фамилию на свою. П. 2 ст. 59 СК РФ позволяет это сделать, обратившись в орган опеки и попечительства. В данном вопросе необходимо мнение второго родителя, однако если у него нет уважительных причин уклоняться от содержания, а также воспитания ребенка, он признан недееспособным, лишен родительских прав, в случае, если его местонахождение установить невозможно — учитывать его интересы не обязательно.

Согласно п. 4 этой же статьи ребенок, достигший 10 лет, имеет право согласиться или выразить несогласие на смену фамилии.

В органе опеки и попечительства решается вопрос и перемене фамилии ребенку в течение месяца. Как только мать получит положительный ответ, ей будет нужно поменять следующие документы:

  • Основной — свидетельство о рождении ребенка, в нем сохранятся данные отца.
  • Свидетельство о регистрации по месту проживания.
  • Полис обязательного медицинского страхования.

После развода родителя в любом случае следует способствовать тому, чтобы ребенок сохранил хорошие отношения и с мамой, и с папой. Взрослые люди должны понимать, что решая свои проблемы, они могут причинить существенный моральный вред малышу.

Опубликовал : Вадим Калюжный, специалист портала ТопЮрист.РУ

Как часто при разводе дети остаются с отцом

Вопрос
Хочу оформить развод, может ли муж забрать малыша (ему 7 месяцев) себе при разводе?
Я русская еврейка, домохозяйка, сама в стране. Он — израильтянин-бизнесмен.
Я имею 2 гражданства (украина + израилб)
Можно ли сыну сделать украинское гражданство?

Ответ
Вопрос о содержании детей встаёт, как правило, при разводе родителей. Понятие содержания детей относится к ежедневной ответственности за воспитание и развитие ребенка. Закон «О юридической дееспособности и опекунстве» содержит правило, согласно которому ребенку до возраста шести лет самое лучшее находиться с матерью. При определении данного правила законодатель исходил из того, что в данном возрасте ребенок нуждается в наиболее пристальном уходе и присмотре, и поэтому его естественное место – рядом с матерью. Как правило, мать работает меньше времени и способна больше внимания уделять ребенку.

Не новость, что современные семейные отношения претерпевают существенные изменения и сегодня мы сталкиваемся со случаями, когда именно отец берет на себя воспитание ребенка, а мать, напротив, предпочитает начать «новую жизнь». Изменяется также судебная практика, и все чаще суды выносят решения, в соответствии с которыми проживание детей с отцом является предпочтительней их проживания с матерью. Тем не менее, такие случаи пока остаются единичными.

Если разводящиеся родители не могут самостоятельно прийти к соглашению по вопросу, с кем из них будут проживать дети, их спор передается на решение суда. В случае, когда суд затрудняется решить, с кем именно из родителей следует находиться детям, родители проходят испытания на «родительскую способность» מסוגלות הורית , и с помощью тестов проверяется, с кем желательнее проживать ребенку. Главным принципом здесь является принцип пользы ребенка и именно его интересы, а не интересы и желания родителей, учитываются при решении вопроса, с кем из них он будет проживать. Само собой разумеется, что нежелание родителя воспитывать ребенка, существенно влияет на пользу ребенка и поэтому нельзя обязать родителя проживать с ребенком, если он того не желает.

Мнение ребенка также учитывается судом среди прочих доводов при решении вопроса, с кем именно он будет проживать. Однако важное значение имеет мнение ребенка в возрасте старше 13-14 лет. В младшем возрасте, желание самого ребенка имеет практически нулевой вес.

Соглашение родителей по вопросу о содержании ребенка (как и соглашения об алиментах), не обязывают самих детей, поэтому суд, по просьбе работника социальной службы или психолога, может проверить, соответствует ли соглашение родителей пользе ребенка. Суд вправе руководствоваться собственными соображениями, чтобы обеспечить пользу ребенка, в данном случае суд выступает как бы «отцом ребенка».

Бывают случаи, когда в соглашении о разводе мать уступает право на содержание ребенка, чтобы получить развод. Такое соглашение не обязывает ребенка, который не является его стороной, и его польза не была принята в расчет при заключении подобного соглашения.

Вопрос о содержании детей никогда не остается закрытым, решение суда о содержании не остается окончательным и можно его пересмотреть заново в любой момент, если произойдет изменение обстоятельств, оправдывающее пересмотр вопроса о пользе ребенка.

В Израиле не принято устанавливать совместное содержание детей родителями – то есть когда ребенок попеременно находится то у одного родителя, то у другого. Случаи установления совместного содержания судом крайне редки. Как правило, право на содержание ребенка получает мать, за исключением случаев, когда признается, что по тем или иным причинам содержание ребенка матерью нежелательно. Например, если мать страдает душевной болезнью, или даже когда по результатам психологических исследований выявляется, что содержание ребенка отцом более соответствует его пользе.

Важно заметить, что даже когда родители предоставляют суду соглашение о совместном содержании детей, суд не обязан утверждать это соглашение, и если не убежден в том, что оно соответствует просьбе ребенка, может затребовать экспертное заключение социального работника или психолога.

После того как определено, согласием сторон или судом, что ребенок будет проживать с одним из родителей, у второго родителя остается естественное право общаться с ребенком. Порядок встреч с ребенком может определяться сами сторонами, либо судом, если стороны не могут прийти к соглашению. Если между сторонами имеется спор по вопросу порядка общения, распространена практика привлечения социального работника. Социальный работник исследует положение в семье и в специальном отчете תסקירдает рекомендации. В некоторых случаях суд может запросить также, по своей инициативе или по просьбе одной из сторон, экспертное заключение психолога по теме встреч ребенка (или детей) с родителем.

Не редки случаи, когда родитель, с которым проживает ребенок, пытается всячески настроить его против родителя, с которым он не проживает (для удобства будем называть его вторым родителем ), и, пользуясь влиянием на ребенка, добивается того, что последний отказывается встречаться и общаться со вторым родителем. Такое явление известно как «синдром родительской отчужденности» и может повлечь изменение положения ребенка и родителей с юридической точки зрения. Распространенное и поддерживаемое юридической практикой мнение таково, что родитель, который пытается прервать связь со вторым родителем, не думает о нуждах и пользе ребенка, не может являться хорошим родителем и ребенку предпочтительнее расти с тем, кто не будет чинить препятствий для общения с другим родителем и напротив, будет поощрять такое общение. Поэтому при «учинении препятствий» со стороны родителя, на содержании которого находятся дети, суд может пересмотреть предыдущее решение и перепоручить содержание второму родителю.

Очень часто предметом спора родителей, проживающих раздельно, является проведение маленьким ребенком продолжительного времени (ночей, выходных) со вторым родителем. Многие матери, которые, как правило, и являются родителем-опекуном маленьких детей, считают, что ребенок младше определенного возраста не должен проводить ночь или более продолжительное время у отца, боясь, что он не сможет обеспечить ребенку должный уход. Другие просто пытаются использовать ребенка в качестве «оружия» против бывшего супруга.

По этому вопросу нет однозначной судебной практики. Взгляды судей весьма и весьма различны. Есть судьи, которые считают, что ребенок в возрасте от 6 месяцев до года, может свободно находиться у второго родителя (то есть, как правило, — отца) в ночное время и на выходные, и есть судьи, полагающие, что такое возможно только по достижении ребенком возраста двух-трех лет.

Также и детские психологи, занимающиеся данной темой не единодушны. Важно отметить, что каждый конкретный случай следует рассматривать специально и не искать общих решений. В некоторых случаях проведение продолжительного времени со вторым родителем благотворно для маленького ребенка, а в некоторых, напротив, нежелательно отрывать ребенка от родителя, с которым он проживает вместе.

Еще раз следует отметить, что судебная практика придает большое значение тому, чтобы ребенок поддерживал связь с обоими родителями, и поэтому большое значение имеет соблюдение установленного порядка общения с ребенком второго родителя. Суд может передать право на содержание ребенка от родителя к другому, если выясниться что первый препятствует общению между ним и ребенком и настраивает ребенка против второго родителя. Тем не менее, следует отметить, что такие случаи весьма редки, и суд принимает решение о передаче ребенка при наличии особых, исключительных причин.

Лицензия № 16250
г. Бат Ям, ул. Нисенбаум 33, 3 этаж.
тел: 03-6136021 (многоканальный).
моб.тел: 0528136879

Как часто при разводе дети остаются с отцом

Развод по-белорусски: дети — маме, отец — бесправен?

Когда в нашей стране разводятся супруги, вопрос, с кем останутся дети, возникает редко, говорят специалисты. Конечно, с мамой! И только когда мать «неблагополучная», встает вопрос о том, чтобы ребенок жил с отцом. Семьи, где после развода супруги в равной степени участвуют в жизни ребенка, для белорусов, оказывается, редкость. Почему так происходит? Как папы борются за равноправное участие в воспитании ребенка? Что об этом говорит закон и что думают практики — адвокат и психолог?

Председатель общественного объединения «Защита отцов и детей» Олег Бакулин представляет интересы членов своей организации в суде. Чаще всего правовую помощь оказывает мужчинам.

Олег Бакулин рассказал об основных проблемах отцов в нашем обществе.

• В Беларуси есть тысячи случаев, когда дети живут с отцами.

• Декларируемого равенства между мужчинами и женщинами в нашей стране в семейно-правовом поле не существует. Отцы бесправны, так как во всех семейных вопросах судебная практика — на стороне женщины. Особенно это видно, если вопрос о месте жительства детей определяется в благополучной семье.

Прямо сейчас решается вопрос у папы из Могилева. Отец 6-летнего мальчика очень любит ребенка, водит его в детский садик, бассейн. Психолого-психиатрическая экспертиза, которую проводят в Новинках, уже установила, что мальчик испытывает эмоциональное отчуждение к матери и ее родственникам.

• Даже представители закона ограничивают права отцов. Случаются ситуации, когда судьи объясняют, что детей по закону отдают матери. Говорят, чтобы папа зря не тратил деньги и нервы. Но где в законе такое написано?

«После таких заявлений мы просим специалиста указать, где в законе сказано, что детей передают на воспитание матери, — говорит Олег Бакулин. — Те, кто принимает решение в пользу матери, делают это либо из-за устоявшейся судебной практики, либо на решение влияет личное мнение человека, не подкрепленное законом. Например, на одном из наших семинаров представительница Минского городского суда рассказала, что ее воспитывала мама, отец был нехорошим человеком, и поэтому она не может объективно относиться к рассмотрению дел, где отцы требуют передать детей им на воспитание».

• Большинство судей у нас — женщины.

Бороться приходится и с администрациями районов, говорит председатель ОО «Защита отцов и детей». «Даже ведущие специалисты по охране детства комитета высказываются, что папа вообще не должен участвовать в воспитании детей. Я считаю, что таких людей нужно признавать профнепригодными. А эти люди — начальники».

• При усыновлении детей женщине дают возможность выбрать ребенка. А мужчине почему-то нет. С этим также столкнулся один из наших родителей. Ему сказали, что усыновление — не магазин, и если он будет привередничать, то поступит сообщение в прокуратуру, что отец хочет взять ребенка не на воспитание, а для чего-то еще. Намекают, что ищет ребенка для каких-то сексуальных утех.

• Случается, если ребенка под опеку берет мужчина, управление образования отказывается платить ему деньги (за работу приемным воспитателем.TUT.BY). Взявший опеку над 9-летним мальчиком мужчина подал в суд по поводу установления оплаты. Тогда у него решили забрать ребенка. На каких основаниях — непонятно. В 6 утра приехала милиция, ребенка забрали в детский лагерь, откуда он вернулся на попутках. В итоге было вынесено решение, что ребенок будет жить у отца, а учиться — в интернате. Деньги на питание ребенка не выделяют, мол, пусть кушает в интернате. Очень хорошая семья. Мальчик помогает папе с компьютерными программами, которые используются Министерством образования.

• Иногда сами дети борются за право жить с отцом.

• Есть женщины, которым важно числиться мамой. Это очень удобно, это нормальный социальный статус. Были случаи, когда женщина завладевала квартирой, выбивала, чтобы по решению суда ребенок числился за ней и ей платили алименты. А ребенок с отцом проживал в другой стране. У женщин такой аргумент: «Я ребенка родила, поэтому ты мне должен платить».

• В большинстве случаев детям лучше жить с матерями. У женщины, которая родила ребенка, есть материнский инстинкт. Отцовство — социальное приобретение. То есть у мужчины любовь зарождается, когда он живет с ребенком, заботится о нем. Если разорвать связь отца с ребенком, то его чувства будут угасать. 50% отцов после развода утрачивают связи с детьми (это данные английского общественного объединения, аналогичного нашему).

Отцовство нужно культивировать. А у нас делают наоборот. Отцов, которые отстаивают свои права на ребенка, пытаются загнать в угол. Одной гребенкой гребут и положительных, и тех, кто пьет. Если поднимать эту тему, сотни отцов расправят плечи. Будут знать, что у них есть права и их можно отстаивать.

• Нельзя сказать, что хорошие папы — это редкость. Ко мне обращаются те, кто готов бороться за своих детей. Каждый день звонит до 10 человек.

• Кстати, в практике ОО «Защита отцов и детей» есть только два случая, когда после развода у родителей были равные права на ребенка. В одном случае ребенок жил по полгода и у отца, и у матери. Правда, отец все равно платил алименты и оплачивал коммерческий садик — таковы были условия. Во втором случае ребенок жил две недели с отцом, две — с матерью (оба родителя характеризуются положительно, девочке 12 лет). Это предложение поступило от представителя нашей организации, и ребенок сам урегулировал этот вопрос. Девочка ходит в одну и ту же школу, потому что бывшие супруги живут рядом.

Кодекс РБ о семье и браке

Статья 74. Место жительства ребенка
… Разногласия между родителями о том, с кем будет проживать ребенок, разрешаются в судебном порядке исходя из интересов ребенка.

Суд учитывает, кто из родителей проявляет большую заботу и внимание к ребенку, возраст ребенка и привязанность к каждому из родителей, личные качества родителей, возможность создания надлежащих материально-бытовых условий и нравственно-психологической атмосферы, обеспечения надлежащего уровня воспитания. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. При этом мнение ребенка по запросу суда выявляется органом опеки и попечительства по месту жительства ребенка.

Статья 76. Равенство прав и обязанностей обоих родителей

Отец и мать имеют равные права и обязанности в отношении своих детей.

Родители пользуются равными правами и несут равные обязанности в отношении своих детей и в случае расторжения брака между ними, если иное не предусмотрено в Соглашении о детях…

Статья 77. Участие отдельно проживающего родителя в воспитании детей

Родитель, проживающий отдельно от детей, имеет право общаться с ними и обязан принимать участие в их воспитании. Родитель, при котором проживают дети, не вправе препятствовать другому родителю общаться с детьми и участвовать в их воспитании…
Евгений Портной, адвокат, занимается бракоразводными процессами. Представляет интересы и мужчин, и женщин:

— Если ребенку уже есть 10 лет, при решении вопроса, с кем он останется после развода, учитывается и его мнение. В Кодексе о браке указано, что оба родителя — и мужчина, и женщина — имеют равные права относительно ребенка. Закон определяет, что при решении вопроса о том, с кем оставлять ребенка после развода родителей, нужно исходить из интересов ребенка.

Но в судебной практике, действительно, очень часто, вне зависимости от возраста и обстоятельств, детей оставляют с матерями. Редкие исключения, когда мать — неблагополучный человек.

В органах опеки и попечительства, которые по таким делам дают заключение, тоже в абсолютном большинстве — женщины. Хотя даже если судья — мужчина, это не значит, что он не вынесет решение в пользу матери.

Чаще всего, если мать — положительный человек, мужчина не ставит вопрос о том, чтобы оставить ребенка себе. В том числе и из-за сложившейся практики, а также потому, что для всех участников процесса, а особенно для ребенка, выбор между мамой и папой — стрессовая ситуация. Но есть и такие, кто готов бороться до конца.

В моей практике случалось, что за счет ребенка некоторые женщины хотели обеспечить себя материально (особенно когда бывший муж — обеспеченный человек и до этого женщина жила за счет супруга). Много дел, когда супруга ограничивает общение с ребенком: мужчина обращается, чтобы определить порядок участия в воспитании.

Часто обращаются граждане Германии, которые состояли в браке с белоруской. Женщина под видом того, чтобы проведать родителей, увозит ребенка домой и не допускает к общению. О каком равенстве идет речь, если мать проводит с ребенком все время и не разрешает с отцом даже говорить по скайпу? А по приезде — только в присутствии матери.

Это глобальный вопрос. В нашем обществе есть стереотип, что отец нужен для зачатия и материального обеспечения. А воспитание — прерогатива женщины.

Хотелось бы, чтобы в решении этих вопросов исходили не только из того, кому из родителей очень сильно хочется быть с ребенком.

Диана Комлач, психолог, автор программы «Территория счастья»:

— В моей практике свои проблемы через детей пытаются решать и мужчины, и женщины. Это происходит из-за того, что при разводе оба супруга остаются чем-то недовольны. Каждый пытается перетянуть ребенка на свою сторону.

Шантажировать умеют оба родителя. Некоторые матери используют детей как флаг: сегодня дам, завтра — нет. Мужчины применяют финансовые рычаги. А все потому, что люди не умеют разговаривать.

Как говорил мой старший коллега и друг Берт Хеллингер, ребенка нужно оставлять с тем из супругов, кто больше уважает партнера. По-моему, важно, чтобы бывшие муж и жена нашли возможность договориться о том, что было бы лучше сейчас для самого ребенка. А то случается, что, когда начинают делить, не видят самого малыша.

И здесь совершенно не важен пол малыша. Маленьким детям очень важно быть с мамой. Потому что она обогащает его мир эмоционально. Ближе к подростковому возрасту ребенку важно попасть в зону влияния отца, потому что отец отвечает за социальную адаптацию. И, кстати, жизнь меняется, и к этому вопросу нужно возвращаться. В моей практике были случаи, когда дети жили по неделям с мамой и папой и когда ребенок жил с мамой, а на каникулы уезжал к отцу. Причем правила поведения у папы и у мамы могут быть разные. Например, у папы можно играть за компьютером по три часа в день, а у мамы — нет.

Нет ничего хуже для ребенка, чем когда спрашивают, с кем он хочет жить, потому что ребенку придется предавать одного из родителей. Кстати, часто дети становятся на сторону пострадавшего. Бывает, отец пил и дрался, а после развода говорят, что останутся с папой.

При разводе партнеры должны в первую очередь понимать, что расстаются как муж и жена, но как отец и мать они будут связаны на всю жизнь. И поэтому им придется общаться: обсуждать решения, важные в жизни ребенка.

При ограничении общения всегда происходит отчуждение, теряется эмоциональная связь. Так происходит и с мужчиной, и с женщиной. Просто в процессе развода и вне брака, я сталкиваюсь с этим, многие мужчины даже не пытаются ничего делать для того, чтобы добиться общения с ребенком. Есть такая позиция у отцов, что все равно ничего не изменишь. Получив отказ, они останавливаются. А здесь нужно общаться, добиваться увеличения количества дней, которые можно проводить с ребенком. Но делать это нужно в процессе общения. Суд — это крайний случай. Тут нужно, чтобы хоть кто-то проявил свою добрую волю.

Почему при разводе детей стали чаще отдавать отцам

Какой должна быть мама, чтобы отобрать у нее ребенка — крошечного, двухлетнего? К тому же девочку? «Ну, эта мама должна быть нелепая пьющая наркоманка с психиатрическим диагнозом», — ответите вы. Да, так по закону и по логике вещей. И я так думала, пока не занялась этой историей.

Недавно мне на почту пришло письмо: «Девочку, не достигшую двух лет, отняли у матери, самостоятельной женщины с высшим образованием. Теперь ребенка передали отцу. Суд мотивировал это тем, что у мамы, мол, нет жилья. Сейчас жильё есть, правда, это однокомнатная квартира, но в ней учтено всё, что нужно ребёнку. » Созвонились. Автор письма — бабушка, всю жизнь работала журналистом. В голосе слезы: «У нас надежда только на моих коллег, на вас…»

Вскоре мы уже сидели в кафе с «самостоятельной женщиной» Еленой Герман (фамилия изменена), мамой упомянутого младенца. Белокурое облако волос, тонкий профиль, грустные глаза. При этом интеллигенция, из которой всё надо тащить клещами: без экзаменов поступила в Нижегородский университет, на химический факультет. Сегодня профессии у нее две: специалист по сертификации и лицензированию и международный аудитор менеджмента качества. Почти двадцатилетний опыт работы, опыт руководства. Перед декретным отпуском зарабатывала 90 тысяч рублей. В кризис сократили, но она нашла место на 97 тысяч. На бомжа не тянет, прям совсем.

И тем не менее. За последние полтора месяца Лена видела свою дочь всего несколько раз. Пока идет развод, суд определил: ребенка оставить с папой. Мама может навещать девочку всего трижды в неделю, в присутствии отца, как в тюрьме. Похоже на какую-то совсем мыльную оперу, причем американскую.

Они сошлись по Интернету — волна и камень. Она — умная, карьерная, красивая. Он – сын обеспеченного папы. В мое время про таких говорили «мажор». Наверное, она надеялась получить опеку и покровительство влиятельной семьи, обрести надежный тыл, который нужен любому человеку, пусть даже сильной женщине.

Но вышло все наоборот.

— Где-то за неделю до свадьбы мы ходили к психологу, потому что были ужасные отношения. Олег (муж) меня бил.

— Простите, он вас – что?

— Бил. Первый раз был просто шок. Я не могла это осознать – никогда не сталкивалась ни с чем подобным. Забилась в угол и плакала. Перед свадьбой обстановка снова накалилась. Он не хотел расписываться: пусть гости погуляют, а регистрироваться не будем…

Вообще история ясная, как тропическое небо: поднял руку – беги.

Почему терпела? Нет, Лена не терпела. Она потащила мужа по психологам. Супруги учились вести диалог, просить прощения, прощать, уступать, подписывали «соглашения». Это такой психологический прием: если расписать проблему в «соглашении», ее легче разрешить. Но ничего не разрешалось. На время воцарялся хрупкий мир – а потом опять «на колу мочало, начинай сначала».

Уже на суде Олег признался: психологи его поддерживали, говорили, что все проблемы из-за Елены. Елене же интимно сообщали наедине: «Уходи от него срочно». Вот и доверяй этим психологам.

Папин сын

— Мужа раздражали любые возражения. Когда мы только начинали жить вместе, он давал мне советы. У него было свое мнение обо всем на свете.

Постепенно Лене надоело: «Не указывай мне постоянно». Олег взрывался: «Я желаю тебе добра!». И пошло-поехало.

Когда Елена ушла в декрет, образовался еще один очаг возгорания: «надо работать».

Такой пикантный момент: необходимости работать перед Олегом прежде, до появления семьи, в общем-то, не стояло. Его отец Моисей Абрамович – в прошлом коммерческий директор крупного машзавода . Не миллионщик, но человек состоятельный: две квартиры в Москве , таунхаус близ города Видное, и квартира в Израиле , где Олег некоторое время жил и учился. Эта квартира теперь сдается, обеспечивая стабильный доход в 82 тысячи русских денег. Зачем работать? Это называется не бездельник, а рантье.

Но в 14 году родилась дочка. Таунхаус – жилье недешевое: техобслуживание, коммуналка. Елена в декрете. Денег стало не хватать.

— Я помогла мужу сделать резюме: он специалист по маркетингу. Искал работу через сайты, но работодатели, «негодяи», хотели купить его «светлые мозги» за копейки. Я говорила: «Хорошо, пойди пока на небольшую должность. Светлые мозги заметят. Предложений навалом, но зарплаты скромные, кризис, все-таки. Устройся на рядовую должность – и расти на здоровье. Но он хотел сразу руководить. Естественно, его не брали… Хотя некоторое время он поработал: папа его устроил на зарплату 30 тысяч рублей. Потом я помогла мужу оформить ИП и 2 года подряд заполняла нулевую декларацию. «Ну он же ищет себя, потерпи» — говорил его отец.

— Так, Лена. А шнурки вы ему случайно не помогали завязывать? – задаю риторический вопрос. В ответ она вспоминает:

— Еще один момент интересный: у меня была прописка в Лобне , в квартире моей сестры. Когда забеременела, попросила мужа прописать меня в Кузьминках, где мы тогда жили, в квартире свекра. Он категорически: «нет, ты хочешь отнять у меня квартиру». Я объясняю: я беременная, мне здесь удобнее наблюдаться, беременной… В ответ — очередной скандал. В пылу ссоры он вручил мне на подпись расписку, что я выселюсь из квартиры по первому требованию и за каждый день просрочки – пять тысяч рублей. Я подписала – только успокойся.

Девочка Евочка

Беременность была тяжелая, Ева появилась на свет после кесарева сечения. И сразу – в реанимацию с воспалением легких. Потом Лена две недели моталась в больницу к восьми утра кормить малышку: «Почему-то муж ни разу меня не отвез». Когда долгожданный младенец, наконец, прибыл домой, молодой отец особого участия не выказал: ушел спать в другую комнату, чтобы не мешать жене вставать к плачущей дочке по ночам.

— Не гулял, не кормил, памперс поменять обкаканный – трагедия. Ну да ладно, думала я – мужчина не приспособлен к этому.

Роковая ошибка

Ева подросла, и скандалы заполыхали с новой силой, сжигая обломки семейного корабля.

— В ноябре прошлого года муж побил меня с ребенком на руках, я не вытерпела: вызвала полицию, сняла побои себе и Евочке. В городской больнице поставили диагноз «ушиб левого локтевого сустава, ушиб груди слева». В ходе проверки по факту избиения провели судебно-медицинскую экспертизу. Из больницы позвонили в отдел по делам несовершеннолетних, вызвали меня к себе, объяснили, чем это грозит мужу, и спросили: будем заводить дело? Я тогда растерялась: зачем дочке отец-уголовник… И написала заявление, что ребенок упал. Дура…

Наконец, она произнесла это слово, которое вертится у меня в голове весь разговор.

Мы в России, детка

— Наверное, я перфекционистка, — говорит Лена, — до 16 лет мы жили в Грузии , папа военный. У нас была хорошая семья, вокруг – дружные семьи. Я убеждена, что выходить замуж нужно один раз на всю жизнь, родить много детей.

Она надеялась, после родов муж перестанет волтузить маму своего ребенка, ведь на Кавказе мать — это святое. Однако мы не на Кавказе.

Муж сменил пластинку, но не так, как ожидалось:

— В ссорах он часто говорил: «Ты должна быть благодарна, что я тебе подарил ребенка. Другая бы валялась, на коленях ползала, а ты неблагодарная. Скоро всего лишишься и ребенка никогда не увидишь». Я думала: какого «всего»? Я прекрасно могу обеспечить сама – себя и дочь. И никакой суд не отдаст ребенка непонятно где работающему отцу.

Улыбайтесь, вас снимают!

Все следующие скандалы Елена уже снимала на телефон, а синяки — в милиции. Побои снять для нее стало, как чаю выпить. Огорчившись, что теперь все ходы записывают, муж ушел из дома. Ева разболелась. В феврале – бронхит, в марте – гнойный двусторонний отит. Папа исправно навещал малышку, один раз даже устроил драку в поликлинике.

А едва поправилась – повел гулять.

— Он попросил меня, чтобы я уехала из дома, ему хочется повидаться с дочкой без меня. Вечером возвращаюсь – у ребенка опять жар, рецидив. Скорее всего, погуляли – переохладились, — говорит Елена.

К тому времени она уже нашла работу и только ждала удобного случая. 31 марта, за неделю до двухлетия Евы, Елена стала паковать чемоданы – к сестре в Лобню. Сообщила мужу, попросила приехать, принять дом и сдать ключи. Вызвала машину, собираясь по дороге забрать Еву из садика.

— Поняв, что я переезжаю, Олег ретировался. Оказалось, побежал за Евой. Я опоздала в садик ровно на минуту.

Несколько дней подряд Елена обивала порог квартиры свекра, где прятали дочку, пока муж менял замки в Видном. Дозвониться им Лена не могла: все телефоны заблокированы.

Знала она только, что Ева живет у свекра и его новой жены.

— Я вызывала полицию, но чем они могли помочь? По закону – ничем. Квартира – собственность свекра.

В эти дни Лена делала все, что ей потом навредит на суде — кричала, ломилась, скандалила – словом, вела себя неадекватно в присутствии людей, которым на нее как минимум наплевать. А мужу – так и вовсе царский подарок. «Нанесла мне рану на руке», — бодро доложит супруг на суде и приведет свидетелей – из отдела по делам несовешеннолетних. Елене представители опеки скажут: «Вы не можете договориться с мужем, не приезжайте к ребенку».

За три дня до суда не выдержали нервы у «противной стороны». Муж, призвав на помощь свекра, решил проблему привычным способом: Елену побили. В травмпункте, кроме привычных ушибов и синяков, зафиксировали закрытую черепно-мозговую травму. Ну понятно: сын и папа – крепкая семья. Из поликлиники женщина уехала в больницу на «скорой» и получила больничный – на две недели.

А 8 апреля суд поверил отцу Евы. Принял решение оставить ребенка «в привычной обстановке», а не с матерью. То есть, ребенок – он как кошка, мол, к дому привыкает.

— Несмотря на то, что муж нигде не работал, нас не обеспечивал, бросил, несмотря на то, что все документы об избиениях были у меня на руках… — Елена не может сдержать слез.

Химик-истеричка

Теперь у мамы есть право видеть дочь двенадцать часов в неделю. Четыре часа в будни и восемь – в выходной. Свидания проходят, как допросы в Гестапо.

Вот расшифровка видеозаписи одного визита (в сокращении):

Олег: я тебя просил прийти без сумки. Ты можешь отравить ребёнка. Отнеси сумку.

Елена: не мешай мне, пожалуйста, общаться с ребёнком. Ты отнимаешь у меня время.

О. Ты опоздала на два часа.

Е. У меня есть уважительная причина, я снимала твои побои.

Е. Дай ребёнку водичку. Ты что, вызываешь полицию? Вызывай.

О. Моя супруга, она пришла с сумкой. Я ей выдвинул требование, чтобы она приходила без сумки. Она химик, она может отравить ребёнка…

В какой-то момент вмешивается папа, Моисей Абрамович.

— Сядь здесь и сиди, — говорит он Олегу.

Олег: Я не хочу, чтобы она отравила ребёнка. Она может, она больная. … Почему ты делаешь все мне на зло? Что ты будешь делать, если она отравляет ребёнка?

— Да — ты убьёшь? Ты уже обещал это когда-то неоднократно. Что ты врешь? Что стоит твоё слово? Ты обещал, что не пустишь её с сумкой.

Жена отца – Олегу:

— Отстань от нас, у нас своя семья.

Крики, помехи, плач ребенка. И т.д. и т.п.

Вот такая бредятина развернулась вокруг двухлетней девочки. Вспоминается фраза из анекдота: «С Гестапо хотя бы можно договориться…», с папой Евы – увы, нет. Притом, как обращаться с ребенком, у него довольно смутные представления.

Дважды Елена обнаруживала у Евы небольшой жар, 37.4. Вызывала скорую (и полицию, потому что папа был против). А малышка на следующий день шла в сад. Однажды мать увидела раздражение от памперса. У дочки атопический дерматит, подгузники надо менять часто, но папа на такую фигню внимания не обращал.

Правда, на суде 18 мая, быстренько заявил, что дерматит у девочки, мол, от того, что «супруга намазала ее каким-то кремом из своей сумки». А температура поднимается из-за маминых истерик. Удивительно: суд покорно выслушал эти странные соображения и опять решил: ребенка оставить папе.

«Ева все еще с отцом, гуляет в старых ботинках на два размера меньше и в зимней куртке», — написала сестра Елены у себя в Фейсбуке после суда 18 мая.

Ответственное отцовство

Не секрет: сплошь и рядом у «разводных» супругов, так сказать срывает резьбу. В неадекват впадает тот из родителей, кто чувствует большую защиту от государства. На нижних социальных ступеньках лютуют мамы, лишая отцов общения с детьми. И закон, и суд склоняются на их сторону. В верхних слоях, где закон что дышло – свирепствуют папы, выгоняя мам на мороз в тапках. Конечно, в нашем случае можно было бы задвинуть объективное рассуждение на тему «оба виноваты». Елена даже больше, потому что женщина. Формально перед Семейным кодексом все равны, но по факту, мамы сильно «равнее»: более 80% разведенных мамаш России содержат своих детей единолично, потому что папаши бегают от алиментов. К тому же у нас так любят « виктим -блейминг» (обвинение жертвы). Национальная игра – облей грязью женщину. Изнасиловали? Избили? Убили и расчленили топором в ванной? Сама-дура-виновата.

Да, Лена виновата. Дура кругом.

Но она – мама ведь объективно хорошая. «Играли, читали книжки, рисовали, лепили из пластилина, изучали цифры и алфавит — я покупала много развивающих книг и картинок, кубиков, пазлов, сортеров. Она уже такая смышленая, буквы начала понимать – это же все развивать надо…» — вспоминает Елена.

К слову, от папы ни о каких паззлах и сортерах мы не услышали. На суде, описывая свое общение с дочкой, Олег был краток: отвел в садик, привел, покормил, погулял. Только когда спросили о питании, слегка оживился: покупаем самые лучшие продукты – мясо и курицу. Да, мясо и курица – колоссальные аргументы.

И что мы имеем в сухом остатке? Ребенок – девочка, беспечно просидевшая на ручках у мамы до двух лет. Теперь ее мир хотят не просто перевернуть с ног на голову, а вовсе разрушить. В новом мире, «определенном» судом, по сути дела, маме нет места совсем. Как общаться с ребенком, когда тебя досматривают, как в тюрьме? Угрожают расправой? не дают поговорить с ребенком, поменять ему памперс?

На некоторое время Елена отказалась навещать Еву – до очередного решения суда, просто чтобы не травмировать дочь, на мужа- тирана завела два уголовных дела.

Кто первый украл – того и ребенок?

Это модная тенденция – отъем детей у мамаш. В «Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей», утвержденном Верховным Судом Российской Федерации 20.07.2011, говорится об увеличении числа судебных решений в пользу отцов. Местами эта положительная тенденция обретает довольно экзотические формы. Вот что рассказала семейный психолог и правозащитница Елена Алекперова :

— Я заметила: детей стали чаще отдавать отцам. В этом ничего плохого. Вопрос, какими средствами это делается. Например, в кругу мам, у которых мужья отобрали детей, давно известен такой деятель Георгий Алпатов . Он бывший полицейский. Его фирма оказывает услуги отцам по отъему маленьких детей у матерей. Пока идет процесс развода, отец, вместе с людьми Алпатова, врывается куда угодно – в детсад, на детскую площадку, и забирает ребенка. По закону это не похищение. А Алпатовские громилы считаются свидетелями. Они не применяют силу, действуют, так сказать, визуальным авторитетом. Мать подает в суд об определении места жительства ребенка. Но, по опыту многих мам, такие суды длятся годами, а тем временем отцы, под покровительством «алпатовцев», не пускают матерей к детям. По закону группу Алпатова привлечь нельзя.

Сам Георгий Алпатов, которому я немедленно позвонила, рассказал:

— Мы защищаем, в первую очередь, интересы детей. Нас стали считать защитниками отцов, когда участились случаи определения местожительства ребенка с папой. Тут стали валить вину на нас. Но это общая тенденция в судах. Мы, на самом деле, занимаемся всеми, кто попал в беду – и мамами, и папами. Консультируемся с адвокатскими коллегиями, разбираемся, кто прав, собираем веские доказательства, ведем съемку конфликтных ситуаций, вызываем полицию, если нужно, действуем только в рамках закона. По сути мы просто судебные репортеры.

КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА

С вопросом «Что происходит?», на который я не нашла ответ ни на суде 18 и 19 мая, ни у экспертов, ни у самих участников драмы, я обратилась к семейному адвокату Евгении Мартыновой.

— Может быть, судья такая прогрессивная – печется о правах отцов, угнетенных несправедливой судебной практикой? – говорю.

— Суд города Видное, очевидно, руководствовался Семейным кодексом РФ , который предусматривает равные права и обязанности родителей в отношении детей. Однако, кроме Семейного кодекса, Верховный Суд РФ признал действительным в России 6-й принцип Декларации прав ребенка (принятой ООН ). Он гласит: «Малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью». То есть, если мама не бомж и не алкаш, то малолетнего с ней разлучать нельзя. Это Видновский суд в соображение не принял. К сожалению, имеет право, по закону. Суд тоже можно понять: очень часто в спорах о ребенке отцов обвиняют необоснованно, а о матерях вдруг открываются нелицеприятные сведения. Мамы бывают настолько, мягко скажем, неидеальны, что волосы дыбом. Например, был случай: мамаша за двойку лишала шестилетнего ребенка обеда и ужина.

Елена попала в сложный переплет. Я ей советую от встреч с дочерью не отказываться, но эмоции – крепко завязать в узел, если хочешь вернуть ребенка. Ни в коем случае нельзя создавать о себе впечатление, как об истеричке. Сдерживаться надо изо всех сил. Любой психолог признает, что орущая мама опасна для ребенка.

P.S.:

Неделю назад на сайте change.org Елена разместила петицию, которую предполагается направить уполномоченному по правам ребенка в Московской области Оксане Пушкиной , помощнику уполномоченного по правам ребенка Николаю Валуеву и уполномоченному по правам ребенка Павлу Астахову .

Всех, кто подписался, Лена поблагодарила:

«Друзья, огромное всем спасибо, кто отозвался! Я верю, что мой котенок, моя Евочка будет со мной! В доме отца слово «мама» под запретом, потому что Евочка очень привязана ко мне, и, видимо, часто зовет маму. Единственную куклу она зовет — мама. «

ПРОДОЛЖАЯ ТЕМУ

Елена пришла в студию Радио «Комсомольская правда», чтобы рассказать свою историю и обсудить её с адвокатами и слушателями (подробнее)

Читайте также

На Урале мужчина задолжал за квартиру 150 тысяч и отсудил у коммунальщиков в три раза больше

Собственнику не понравилось, как УК обслуживает его дом

Мэр Симферополя Игорь Лукашев подал в отставку

Главе администрации крымской столицы предложил уволиться Сергей Аксенов

Владелица приюта-концлагеря под Псковом обвинила зоозащитников в похищении собак

История произошла в маленькой деревеньке Прибуж под Гдовом, где приют с красивым названием «Волшебный дом» стал для животных тюрьмой

«Красный Крест» Севастополя: Мы не передавали на Украину данных о беженцах с ДНР и ЛНР

Глава благотворительной организации намерен судиться со СМИ, распространившими ложную информацию

Как вести себя на корпоративе: будь как дома, но не забывай, что ты среди коллег

После скандала с обвинениями главного редактора «Медузы» в харассменте, напоминаем простые правила — как не попасть в подобную ситуацию

Суд Магнитогорска запретил защитнику Донбасса въезд в Россию на 30 лет

На решение повлиял статус «международного преступника», присвоенный ополченцу на. Украине

«Им начали говорить, что теперь я попаду в ад»: в Татарстане мать борется за детей со свекровью-евангелисткой и бывшим мужем

Женщина утверждает, что ее сыновей специально приучили спать в одной кровати с бабушкой [фото]

Если вы не знаете о ВИЧ, это не значит, что его нет

Эксперты акции «Тест на ВИЧ: Экспедиция» продолжили развеивать мифы и страхи о ВИЧ в Подмосковье [видео]

Роскачество рассказало, как найти идеальные пельмени

Можно ли по внешнему виду и составу на этикетке определить, какие пельмени самые вкусные? 5 важных критериев выбора

Аэрофлот получил престижную премию за лучший IT-проект в транспортной отрасли

Награда присуждена за успешное внедрение нового стандарта авиауслуг

Мошенник оплачивал подарки любовнице деньгами бывшей девушки

Он купил последней билеты в Париж

Возрастная категория сайта 18+