Легализация ст 159 ук рф

Содержание:

Постановление Московского городского суда от 26 апреля 2016 г. N 4у-1918/16 (ст. 159 УК РФ. Мошенничество — ст. 174.1 УК РФ. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления. Ключевые темы: легализация отмывания денежных средств — мошенничество — группа лиц по предварительному сговору — особо крупный размер — преступление)

Постановление Московского городского суда от 26 апреля 2016 г. N 4у-1918/16

Судья Московского городского суда Свиренко О.В., изучив кассационную жалобу осужденного Иванникова В.Е. о пересмотре приговора Пресненского районного суда города Москвы от 02 июня 2015 года,

Приговором Пресненского районного суда города Москвы от 02 июня 2015 года

Иванников В.Е., ранее не судимый,

осужден по ч.4 ст. 159 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. «б» ч.4 ст. 174.1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний Иванникову В.Е. окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен со 02 июня 2015 года, с зачетом времени содержания Иванникова В.Е. под стражей с 14 октября 2015 года по 02 июня 2015 года.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

В апелляционной инстанции приговор не обжалован.

Приговором суда Иванников В.Е. осужден за мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, а также за легализацию (отмывание) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения преступления, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Иванников В.Е. просит изменить приговор суда, переквалифицировать его действия с ч.4 ст. 159 УК РФ на ч.3 ст. 159.4 УК РФ, полагая, что преступление им совершено в сфере предпринимательской деятельности, а также исключить из осуждения квалифицирующие признаки мошенничества и легализации (отмывания) денежных средств, совершенных группой лиц по предварительному сговору, как не нашедшие своего подтверждения; указывает, что выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом не установлены предусмотренные ст. 73 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, а именно событие преступления, его виновность, форма вины и мотивы; также просит смягчить назначенное наказание, изменив в соответствии с ч.6 ст. 15 УК РФ категории преступлений на менее тяжкие.

Изучив доводы кассационной жалобы, проверив представленные материалы, полагаю, что кассационная жалоба не подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Как следует из представленных материалов, уголовное дело судом первой инстанции рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, при этом требования ст. ст. 314-317 УПК РФ, регламентирующие особый порядок постановления приговора при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, судом соблюдены.

Действия Иванникова В.Е. правильно квалифицированы судом по ч.4 ст. 159, п. «б» ч.4 ст. 174.1 УК РФ. Оснований для иной квалификации содеянного, вопреки доводам кассационной жалобы, не имеется.

Доводы осужденного Иванникова В.Е., касающиеся фактических обстоятельств совершенных преступлений, не могут быть приняты во внимание, поскольку приговор в отношении Иванникова В.Е. по его ходатайству, заявленному в ходе предварительного следствия и поддержанному в судебном заседании, постановлен без проведения судебного разбирательства с соблюдением требований ст. 316 УПК РФ.

Наказание Иванникову В.Е. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60, 61 УК РФ, в пределах ч.5 ст. 62 УК РФ, с учётом содеянного, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, всех обстоятельств дела, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств.

Оснований для применения при назначении Иванникову В.Е. наказания положений ст. 73 УК РФ, а также для изменения категорий преступлений на менее тяжкие в соответствии с ч.6 ст. 15 УК РФ суд обоснованно не усмотрел.

Таким образом, назначенное Иванникову В.Е. наказание является справедливым и соразмерным содеянному, а потому оснований для его смягчения не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, допущено не было, в связи с чем основания для передачи кассационной жалобы на рассмотрение суда кассационной инстанции отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.8, 401.10 УПК РФ, судья

В передаче кассационной жалобы осужденного Иванникова В.Е. о пересмотре приговора Пресненского районного суда города Москвы от 02 июня 2015 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказать.

Судья Московского городского суда О.В. Свиренко

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Статья 174.1 УК РФ. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (действующая редакция)

1. Совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года.

2. То же деяние, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются принудительными работами на срок до трех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

4. Деяния, предусмотренные частью первой или третьей настоящей статьи, совершенные:

а) организованной группой;

б) в особо крупном размере, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Легализация ст 159 ук рф

Сторонами обвинения и защиты обжалуется приговор Октябрьского районного суда от 18 января 2018 года в отношении генерального директора ООО «Межрегиональный тендерный центр» К., признанного виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ (осуществление банковской деятельности без регистрации и без специального разрешения в случаях, когда такое разрешение обязательно, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере), ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере), п. «б» ч. 4 ст. 174.1 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств, приобретенных лицом в результате совершения им преступления, с использованием своего служебного положения, совершенное в особо крупном размере).

Суд установил, что преступления были совершены подсудимым при следующих обстоятельствах.

1) В период с 28 апреля 2009 года у К. возник преступный умысел на осуществление операций по «обналичиванию» денежных средств для юридических и физических лиц, заинтересованных в сокрытии указанных денежных средств от государственного финансового и налогового контроля.

Для реализации преступного умысла К. сформировал нелегальный расчетно-кассовый центр путем создания сети подконтрольных ему юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с расчетными банковскими счетами, управляемыми посредством системы дистанционного банковского обслуживания («банк-клиент»).

Всего в период 9 января 2013 года по 16 июля 2015 года по инициативе неустановленных клиентов на расчетные счета фиктивных организаций, подконтрольных К., поступили денежные средства в безналичной форме в сумме 1 млрд 26 млн 590 тыс. 181 рубль 51 копейка. Сумма незаконного дохода, полученная К. в виде комиссионного вознаграждения за совершение операций, связанных с конвертацией безналичных денежных средств в наличные, составила 13 млн 941 тыс. 46 рублей 2 копейки (особо крупный размер).

2) В 2014 году реализовал мошенническую схему получения бюджетных денежных средств через заключение государственных контрактов на поставку товаров для нужд Министерства обороны РФ.

Когда Минобороны РФ в рамках гособоронзаказов объявило о проведении открытых аукционов на поставку маневренных тепловозов, комплексов дезинфекционно-душевых подвижных, тепловых гололедных машин, К., выступая от имени руководства подконтрольного ему ООО «МТЦ», изначально осознавая, что не сможет выполнить условия госконтракта, предложил для участия в аукционах заведомо не отвечающую рыночным условиям наименьшую цену.

После заключения контрактов Минобороны РФ в лице уполномоченных лиц осуществило перечисление авансовых платежей на расчетный счет ООО «МТЦ».

После начала претензионной работы Минобороны РФ и осуществления доследственной проверки К. в целях сокрытия своей противоправной деятельности создал видимость использования похищенных денежных средств в интересах исполнения государственных контрактов, осознавая, что не имеет реальной и юридической возможности исполнить взятые на себя обязательства (в связи с нарушением сроков и претензионной работой, проверкой прокуратуры) в полном объеме, в результате чего обязательства перед Минобороны РФ не выполнил.

В результате противоправных действий руководителя ООО «МТЦ» К. в период с 23 апреля 2014 года по 14 ноября 2014 года путем обмана и злоупотребления доверием ответственных лиц Минобороны РФ были похищены бюджетные денежные средства, принадлежащие Российской Федерации, в сумме 335 млн 655 тыс. 653 рубля 87 копеек (особо крупный размер).

3) Начиная с июня 2014 года К. реализовал преступный умысел по «отмыванию» денежных средств, похищенных им у Минобороны РФ.

Путем неоднократного взаимного перечисления денежных средств между ООО «МТЦ» и организациями, реальной хозяйственной деятельности не осуществляющими (по фиктивным основаниям), а также иными способами К. добивался смешения похищенных бюджетных денежных средств с денежными средствами другого происхождения (как по суммам, так и по источникам).

В результате указанных финансовых операций в период с 30 июня 2014 года по 14 марта 2016 года К. придал вид правомерного владения, пользования и распоряжения денежными средствами, полученными от незаконной деятельности в общей сумме 335 млн 644 тыс. 713 рублей 56 копеек.

В судебном заседании К. не признал себя виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений. На стадии предварительного следствия по делу он признавал вину частично – по первому преступному эпизоду и по эпизоду с созданием юридических лиц через подставных лиц (уголовное преследование К. по обвинению в совершении данного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 173.1 УК РФ, было прекращено судом за истечением срока давности). Ссылался на отсутствие умысла на совершение мошенничества и последующее «отмывание» денег.

Позицию К. в судебном заседании суд расценил как стратегию самозащиты. Как указал суд, она противоречила всей совокупности доказательств по уголовному делу, в т. ч. показаниям многочисленных свидетелей.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний суд определил К. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Суд признал за гражданским истцом – Минобороны РФ право на удовлетворение гражданского иска о взыскании с К. причиненного преступлением материального вреда и передал вопрос о рассмотрении гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

29 января 2018 года на данный приговор поступили апелляционная жалоба защитника осужденного и апелляционное представление государственного обвинителя. Сторона обвинения полагает, что суд назначил К. чрезмерно мягкое наказание. Сторона защиты конкретные доводы готовится представить в дополнении к апелляционной жалобе.

Органы прокуратуры районов и городов Приморского края:

Вступил в законную силу приговор по делу о махинациях с объектами государственной собственности, совершенных в составе преступного сообщества

В декабре 2016 г. Приморский краевой суд вынес приговор бывшему руководителю Территориального управления Министерства имущественных отношений по Приморскому краю Игорю Мещерякову и бывшему председателю комитета по управлению государственным имуществом края Владимиру Книжнику. Вместе с ними осуждены еще 11 лиц, ранее возглавлявшие унитарные предприятия, коммерческие организации, а также имевшие статус адвокатов.

В зависимости от роли каждого в содеянном их действия квалифицированы судом первой инстанции по ч.ч. 2, 3 ст. 210 УК РФ (участие в преступном сообществе, в том числе совершенное лицом с использованием), ч. 4 ст. 159 (мошенничество), ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (легализация денежных средств и иного имущества, приобретенных в результате совершения преступлений).

Как установлено в судебном заседании, часть преступлений совершена, когда Мещеряков состоял в должности вице-губернатора Приморского края, остальные преступления — в период, когда он исполнял обязанности руководителя территориального управления Министерства имущественных отношений РФ по Приморскому краю.

Так, действуя по предварительному сговору со Степанченко (уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском), Мещеряков в 2004 году создал преступное сообщество, деятельность которого была направлена на приобретение путем мошенничества права собственности на государственное недвижимое имущество путем его продажи с аукционов подконтрольным компаниям по умышленно заниженной стоимости, а также на легализацию приобретенного в результате преступных действий недвижимого имущества и денежных средств.

Сообщество состояло из двух подразделений, которые действовали автономно, с распределением функций между ними.

Первое структурное подразделение занималось подготовкой к продаже и продажей объектов недвижимости. Вторым структурным подразделением, занимавшимся приобретением прав собственности на недвижимое имущество, его легализацией и получением преступного дохода, руководил Степанченко. В состав этого подразделения преступного сообщества входили руководители и учредители подконтрольных ему коммерческих структур.

Всего в результате преступных действий из собственности Приморского края выбыли 12 объектов недвижимости, чем причинен ущерб в особо крупном размере на сумму свыше 180 млн рублей. В отношении двух объектов недвижимости этой категории преступные действия были пресечены после проведения аукционов, но до регистрации права собственности.

Разработанная схема применялась и при продаже недвижимого имущества, находившегося в собственности Российской Федерации. Всего участникам преступного сообщества удалось незаконно вывести из собственности Российской Федерации 15 объектов недвижимости, чем причинен ущерб в особо крупном размере на сумму свыше 280 млн рублей.

Для придания правомерности владения, пользования и распоряжения имуществом, право собственности на которое было приобретено преступным путем, а также дохода от незаконной деятельности Мещеряков и другие участники преступного сообщества, путем совершения сделок купли-продажи и финансовых операций легализовали ряд объектов недвижимого имущества, а также полученные от его продажи денежные средства.

Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев в апелляционном порядке приговор краевого суда, подтвердил законность и обоснованность выводов суда о виновности фигурантов в совершении указанных преступлений, в том числе в составе преступного сообщества.

С учетом изменений, внесенных Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ (касающихся исключения из приговора ссылки на назначение наказания по совокупности преступлений, сроки давности уголовного преследования по которым к моменту рассмотрения дела в суде второй инстанции истекли) Мещеряков считается осужденным к 11 годам лишения свободы, Книжник – к 10 годам лишения свободы, Смолин – 7 годам лишения свободы, Круч – к 6 годам лишения свободы. Для отбытия наказания им определена исправительная колония строгого режима.

Кроме этого, указанным лицам назначен штраф размере от 300 тыс. до 700 тыс. рублей. Суд также лишил их права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на конкретные сроки.

Назначенное Милютиной наказание по ч. 3 ст. 210 УК РФ суд второй инстанции постановил считать условным (с применением ст.ст. 64 и 73 УК РФ).

Остальные фигуранты, осужденные судом первой инстанции к условной мере наказания (кроме Берштейн), освобождены судом от назначенного наказания за истечением срока давности уголовного преследования, что в соответствии с законом считается нереабилитирующим основанием.

Судьба объектов преступного посягательства (государственное недвижимое имущество) в части возврата их в собственность Приморского края и Российской Федерации, в соответствии с апелляционным определением, будет разрешаться в порядке гражданского судопроизводства.

Практика уголовного адвоката по статье мошенничество ст .159 УК РФ, легализации (отмывании) денежных средств

Гражданин Р. обратился за юридической помощью к Адвокатам Головиным, в связи с обвинением выдвинутым в его адрес в мошенничества ст .159 УК РФ, легализации (отмывании) денежных средств, совершенные организованной группой в особо крупном размере ч. 4 ст. 174 УК РФ.

Уголовный адвокат Головин Сергей Николаевич взялся за это дело, как он в последствии выяснил подзащитный обвинялся в том, что подписанные им векселя, будучи предъявленными к платежу, не были оплачены, опротестованы в платеже, аваль признан недействительным. Следствие построило свое обвинение на судебно – бухгалтерской экспертизе, в последствии как стало известно адвокату, экспертиза была проведена по запросу следователя, при этом с нарушениями уголовно процессуального кодекса.

В дальнейшем в процессе изучения доказательств адвокат Головин С.Н. выяснил, что векселя выписывались исключительно для получения кредита и использовались в качестве обеспечительного средства, а именно давались в залог. Адвокат Головин С.Н. в судебном процессе смог убедить суд, что никакого умысла на совершения мошеннических действий у подзащитного не было, что данные векселя были гражданско-правовым инструментом, хоть они и были необеспеченными векселями.

Адвокату удалось доказать, что в дано случае использовалась так называемая схема выдачи «дружеских» векселей. При этом адвокат согласился с обвинением в том, что Гражданское законодательство РФ действительно не предусматривает использование таких схем в предпринимательском обороте и, соответственно, не регулирует их. Используя данную схему, стороны не стремились к хищению имущества. При этом по убедительному мнению адвоката, следствие не представило никаких доказательств, указывающих на то, что получатели кредита имели намерение не возвращать полученные деньги. Следствием не было проведено никаких следственных действий с целью установления наличия или отсутствия намерения и возможности выполнения кредитором его обязательств по возврату кредита и оплате векселя.

Суд согласился с доводами адвокатом, статьи связанные с мошенничеством были сняты, гражданин Р. был осужден по другим статьям Уголовного кодекса РФ, но получил условный срок.