Мошенничество ук рф состав преступления

Мошенничество

Мошенничество (ст. 159 УК). Объект преступления — отноше­ния определенной формы собственности. Предмет — чужое иму­щество или право на чужое имущество.

Объективная сторона мошенничества состоит в хищении чу­жого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Закон называет два способа совершения мошенничества: обман и злоупотребление доверием. Обман представляет собой сознатель­ное введение кого-либо в заблуждение. Он может быть активным и выступать в виде сообщения потерпевшему каких-либо ложных сведений и пассивным и выражаться в умолчании об истине, т.е. о тех обстоятельствах, которые необходимо было сообщить потер­певшему.

Формы обмана могут быть различными: устная, пись­менная, которая чаще всего выступает в виде предоставления по­терпевшему заведомо подложных документов, в получении чужо­го имущества по похищенному номерку или квитанции.

Обман может касаться предметов (например, когда горный хрусталь виновный выдает за бриллианты, зубной порошок — за героин, обычную воду — за лекарственный препарат и т.д.), собы­тий (например, сокрытие факта смерти ребенка с целью дальней­шего получения детского пособия), действий (например, обещание выполнить работу, приобрести товар для потерпевшего и др.), свойств лица (например, виновный выдает себя за представителя коммерческой организации, заключает «договор» и получает аванс, не намереваясь выполнять договорные обязательства) и т.д.

При злоупотреблении доверием мошенник использует довери­тельные отношения с потерпевшим для совершения хищения. В основе доверительных отношений, прежде всего, могут лежать договорные, служебные и иные юридические отношения.

Также доверие может возникать на почве родства, дружбы, знакомства. Злоупотребление доверием как способ мошенничества крайне редко встречается самостоятельно, чаще он сочетается с обманом.

Примерами мошенничества, совершенного путем злоупотребле­ния доверием, является, например, заказ обеда в ресторане без последующей его оплаты, получение имущества по договору быто­вого проката с намерением не возвращать его, передача родствен­нику ценного имущества на временное хранение, которое впослед­ствии не возвращается последними и обращается ими в свою поль­зу или пользу иных лиц и др.

Главной особенностью мошенничества как формы хищения яв­ляется то обстоятельство, что потерпевший, будучи введен в за­блуждение в результате обмана или доверяя виновному, сам добро­вольно передает ему имущество либо право на него, полагая, что последний имеет на это законное основание.

Мошенничество считается оконченным, когда виновный, изъяв чужое имущество или приобретя право на него, получил реальную возможность распорядиться изъятым или реализовать право на имущество.

Субъективная сторона мошенничества — вина в виде прямого умысла и корыстная цель. Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицированные виды мошенничества

К квалифицированным видам мошенничества (ч. 2 ст. 159 УК) относится совершение преступления:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) лицом с использованием своего служебного положения;

г) с причинением значительного ущерба гражданину.

Содержание большинства перечисленных обстоятельств рас­крывалось выше.

Субъектами мошенничества, совершаемого с ис­пользованием служебного положения, являются должностные лица, государственные или муниципальные служащие, лица, вы­полняющие управленческие функции в коммерческих и иных ор­ганизациях, а также служащие этих организаций, которые ис­пользуют при совершении мошенничества предоставленные им права и полномочия, что значительно облегчает процесс соверше­ния ими преступного посягательства.

К особо квалифицированным видам мошенничества относятся совершение его:

а) организованной группой;

б) в крупном размере;

в) лицом, ранее два или более раз судимым за хищение или вымогательство, — ч.3 ст. 159 УК (содержание этих признаков раскрывалось выше).

Мошенничество: понятие, состав и виды. Library UA

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Мошенничество (ст. 159 УК РФ) Непосредственный объект преступления – право собственности. Предметом мошенничества может быть имущество или право на имущество.

Объективная сторона заключается в мошенничестве, которым является хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Признаком мошенничества является добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием. Получение имущества под условием выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел цель его присвоения и не намеревался выполнять принятое обязательство.

Обман как способ хищения предполагает умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, в целях получения от него имущества, а также сообщение заведомо ложных сведений в тех же целях.

При совершении хищения путем злоупотребления доверием виновный использует особые доверительные отношения, существующие между ним и потерпевшим.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

Субъект преступления – общий, а в ч. 3 ст. 159 УК РФ – специальный – лицо, которое для совершения деяния использует свое служебное положение.

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165

Состав преступления, предусмотренный ст. 165 УК РФ, по способу совершения (путем обмана или злоупотребления доверием) аналогичен мошенничеству. Различие состоит в характере причиненного потерпевшему имущественного ущерба.

Объективная сторона заключается в причинении имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием. При совершении этого деяния отсутствуют признаки хищения. Преступление причиняет ущерб путем неисполнения обязанностей по передаче имущества.

Так, работники транспорта, не обладающие указанными полномочиями, получившие от граждан и обратившие в свою пользу деньги за безбилетный проезд или незаконный, без оформления документов, провоз багажа, должны нести ответственность за причинение имущественного ущерба государству путем обмана (т. е. по ст. 165 УК РФ).

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Субъектом преступления может быть лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицирующими признаками мошенничества являются совершение его:

– группой лиц по предварительному сговору;

– с причинением значительного ущерба гражданину;

– лицом с использованием своего служебного положения;

– в крупном размере;

– в особо крупном размере. Квалифицирующие признаки ст. 165 УК РФ – совершение деяния:

– совершенное группой лиц по предварительному сговору;

Мошенничество ук рф состав преступления

В данном параграфе будут рассмотрены субъективные признаки мошенничества с недвижимым имуществом. К ним относится субъект и субъективная сторона.

Субъект мошенничества — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Надо отметить, что в криминологическом плане мошенники – это, как правило, высокоинтеллектуальные люди, но направляющие свои способности на антиобщественные цели. Как правило, преступление очень тщательно планируется, ввиду чего его очень трудно раскрыть.

Мошенничество может быть совершено только с прямым умыслом. Обязательным признаком субъективной стороны является корыстная цель.

Согласно ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

По своей внутренней структуре прямой умысел может быть весьма сложным. Виновный способен предвидеть возможность наступления различных, не строго определенных в его сознании последствий своего деяния, и желать, т.е. хотеть наступления любого из них. В таких случаях имеется в виду альтернативный умысел. В других случаях возможные последствия охватываются сознанием виновного в самом общем виде, они не конкретизированы, но тем не менее любые из возможных последствий нацелены на конечный преступный результат [1] .

Это как раз и имеет место, при совершении мошенничества объекта недвижимости, когда сознанием виновного не точно не определены признаки предмета хищения, например, свойства, стоимость объекта недвижимости. Однако в данном случае мошенничество остается мошенничеством с характерным для него прямым умыслом. Преступления с неопределенным умыслом могут включать наличие многих возможных преступных последствий, главное условие — это осознание и предвидение лицом не абстрактной, а реальной возможности их наступления и желание этого.

Содержание умысла виновных характеризуется предвидением возможности наступления широкого диапазона последствий.

В случаях прерывания преступной деятельности по независящим от виновных обстоятельствам содеянное надлежит квалифицировать как приготовление или покушение на преступление с наиболее тяжкими из возможных последствиями.

В ч. 3 ст.25 УК РФ указывается: «Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

Сознательное допущение и безразличное отношение к осознаваемым возможным последствиям дополняют друг друга, позволяя отграничить умысел от такого вида вины как легкомыслие (форма неосторожности). При косвенном умысле расчет на исключение вредных последствий отсутствует, виновный прямо не желает наступления возможных (осознаваемых им) последствий, но допуская возможность наступления или относясь к ним безразлично, считает их своеобразными «издержками» своей деятельности.

Данная конструкция умысла мало применима к составу преступления мошенничества, т.к. здесь сложно говорить о легкомыслии или небрежности, но все же такие случаи бывают.

В каждом конкретном случае для оценки вида умысла следует учитывать все без исключения обстоятельства исследуемого события.

При анализе субъективной стороны мошенничества упор обычно делается на такой необходимый признак, как наличие корыстной цели. Но цель — это конечный результат какой-либо деятельности, движимой мотивами.

Поэтому, если и говорить о корысти, то правомерно относить ее к мотивации деятельности. Сами по себе эти мотивы могут побуждать как к противоправным, так и законным действиям. Сущностью же любого хищения является противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного либо других лиц. Умысел виновного определяет характер этих действий на всем их протяжении. Несомненно, подавляющее большинство форм хищения могут совершаться только с прямым умыслом. Однако в условиях рыночных отношений стала происходить модификация ряда способов обогащения, внешне выступающих под прикрытием гражданско-правовых сделок. Пример — создание так называемых финансовых «пирамид», в том числе и в сфере недвижимости [2] .

Создатели их, конечно, имеют корыстную цель, руководствуясь мотивами извлечения максимальной выгоды. Но к ней стремятся и вкладчики долевого участия в строительстве, часто утратив чувство элементарной осторожности. Они добровольно передают свои денежные средства в виде вкладов, в ожидании огромных дивидендов от удорожания готового объекта недвижимости. Основатели «пирамид», не имея реальных оснований даже для передачи дольщику готового объекта недвижимости, злоупотребляют доверием клиентов и по сути безвозмездно обращают чужое имущество в свою пользу, причиняя ущерб собственникам.

Тот факт, что ряду дольщиков все же предоставляются квартиры, например в первой очереди многоквартирного дома, не меняет сути, ибо процесс завладения чужим имуществом просто смещается во времени. Виновные, злоупотребляя доверием дольщиков, предвидят возможность причинения вреда неопределенному кругу лиц, но сознательно это допускают или относятся к этому безразлично, продолжая при этом обогащаться за счет их имущества, обращенного в свою собственность. Деятельность по созданию и функционированию «пирамид» в сфере долевого строительства может начаться с умыслом, направленным на правомерные цели. Но, как известно, субсидиарный характер косвенного умысла способен дополнять как правомерную, так и противоправную деятельность.

Хищение чужого имущества путем мошенничества (ст.159 УК РФ) может осуществляться путем обмана или злоупотребления доверием. Для последнего возможен как прямой, так и косвенный умысел. Другой способ совершения этого преступления, путем обмана, возможен только с реализацией прямого умысла, правда, он может носить характер неопределенного, что значительно усложняет процесс доказывания.

Таким образом, можно сделать вывод, что вина при совершении мошенничества в сфере недвижимости в большинстве случаев выражается в форме прямого умысла, и намного реже в форме косвенного умысла.

В связи этим необходимо значительно увеличить санкции частей 3 и 4 статьи 159 УК РФ соответственно по части 3 ст. 159 УК РФ вместо сроков лишения свободы от 2 до 6 лет, установить срок от десяти до пятнадцати лет лишения свободы, по части 4 статьи 159 УК РФ со сроков от пяти до десяти лет повысить санкцию в виде лишения свободы до сроков от пятнадцати до двадцати лет лишения свободы. Представляется, что только такие суровые санкции вместе с появлением способности правоохранительных органов раскрывать подобные преступления перевесят корыстные устремления мошенников.

[1] Современное уголовное право. Общая и особенная части: Учебник / Под ред.: Наумов А.В. — М.: Илекса, 2007. С. 194.

[2] Горобченко С.В. Криминалистическая классификация способов совершения мошенничества в сфере оборота недвижимости // Право и образование. — М., 2008, № 8. — С. 165-172

ВС РФ о мошенничестве и растрате

На заседании Пленума ВС РФ 30 ноября 2017 года было принято Постановление № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее – Постановление № 48). Это получилось не с первого раза – на заседании, состоявшемся двумя неделями ранее, документ был отправлен на доработку. Рассмотрим самые интересные новеллы Постановления № 48, в том числе и те, что вызвали наиболее оживленные дискуссии среди его разработчиков.

Аферы с жильем

В Постановлении № 48 разъяснены вопросы применения ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ (далее –УК РФ), предусматривающей, в частности, наказание за мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение.

В Постановлении № 48 даны определения следующих понятий:

–право на жилое помещение.

К жилым помещениям по смыслу ч. 4 ст. 159 УК РФ относятся жилой дом, часть жилого дома, квартира, часть квартиры, комната в жилом доме или квартире независимо от формы собственности, входящие в жилищный фонд. К жилым помещениям не могут быть отнесены объекты, не являющиеся недвижимым имуществом, а именно палатки, автоприцепы, дома на колесах, строительные бытовки, иные помещения, строения и сооружения, не входящие в жилищный фонд.

При этом, согласно Постановлению №?48, в предмет доказывания по уголовному делу рассматриваемой категории не входит проверка соответствия помещения санитарным, техническим и иным нормам, а также его пригодности для проживания.

Таким образом, разработчики Постановления № 48 четко разграничили термины «жилое помещение» в рамках ст. 159 УК РФ и «жилое помещение», «жилище» в рамках ст. 15 Жилищного кодекса РФ и ст. 139 УК РФ соответственно, признаком которых является пригодность объекта для постоянного или временного проживания.

Под правом на жилое помещение понимается принадлежащее гражданину на момент совершения преступления:

право пользования, в том числе:

–членами семьи собственника;

–на основании завещательного отказа;

–на основании договора ренты и пожизненного содержания с иждивением;

–на основании договора социального найма и др.

Пленум ВС РФ обращает внимание на то, что для квалификации преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ не имеет значения:

–являлось ли жилое помещение у потерпевшего единственным;

–использовалось ли жилое помещение для его собственного проживания.

Не подлежат квалификации по ч. 4 ст. 159 УК РФ следующие деяния:

–лишение потерпевшего возможности приобретения права на жилое помещение;

–привлечение денежных средств граждан в нарушение требований законодательства РФ об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и/или иных объектов недвижимости при отсутствии признаков мошенничества (в этом случае применяется ст. 200.3 УК РФ).

Неисполнение договора

Разъяснены вопросы применения ч. 5–7 ст. 159 УК РФ по делам о мошенничестве, связанным с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Указанный состав преступления имеет место при наличии следующей совокупности условий:

–налицо признаки хищения или приобретения права на чужое имущество путем обмана либо злоупотребления доверием;

–преступление совершается с прямым умыслом, возникшим до получения права на предмет мошенничества (данное указание, по мнению разработчиков Постановления № 48, позволит отграничить преступное деяние от нарушения гражданско-правовых обязательств);

–договор заключен в сфере предпринимательской деятельности, и его сторонами являются индивидуальные предприниматели и/или коммерческие организации;

–виновное лицо является индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации;

–деяние причинило ущерб в размере 10 тыс. руб. и более.

Не имеет значения для квалификации преступления по ч. 5–7 ст. 159 УК РФ:

–каким образом виновный распорядился или планировал распорядиться похищенным имуществом;

–имущественное положение потерпевшего при определении размера ущерба.

Пленум ВС РФ также обратил внимание на то, что, если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств либо иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской и иной законной деятельности, которую лицо фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества и дополнительной квалификации по ст. 172.2 УК РФ либо по ст. 200.3 УК РФ не требует.

Кредитные махинации

Разъяснены вопросы применения ст. 159.1 УК РФ по делам о мошенничестве в сфере кредитования.

Преступление, предусмотренное данной статьей, характеризуется наличием прямого умысла –заведомым отсутствием намерения возвратить испрошенный кредит.

Субъектом преступления может быть заемщик или представитель юридического лица. Кредиторами являются банк или иная кредитная организация, обладающая правом заключения кредитного договора (ст. 819 Гражданского кодекса РФ). Таким образом, потерпевшими по соответствующему делу не могут быть признаны юридические и физические лица, заключившие с виновным лицом договоры займа, в том числе микрофинансовые организации.

Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в предоставлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено им в качестве условия для выдачи кредита.

Не образуют состав преступления по ст. 159.1 УК РФ следующие деяния:

–использование субъектом для получения кредита чужого паспорта, если он выдает себя за другое лицо, или подложных учредительных документов несуществующих юридических лиц (в такой ситуации применяется ст. 159 УК РФ);

–использование для получения кредита граждан, не осведомленных о преступных намерениях виновного лица (применяется ст. 159 УК РФ);

–предоставление ложных сведений с целью получения кредита или льготных условий по нему с намерением исполнить договорные обязательства (применяется ст. 176 УК РФ).

Киберпреступления

Разъяснены вопросы применения ст.?159.6 УК РФ по делам о мошенничестве в сфере компьютерной информации.

Вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается совокупность следующих факторов:

–целенаправленное воздействие осуществляется посредством программных и/или программно-аппаратных средств;

–воздействие оказывается на серверы, средства вычислительной техники (компьютеры), снабженные соответствующим программным обеспечением, или на информационно-телекоммуникационные сети;

–воздействие нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации;

–воздействие позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

В Постановлении № 48 разъяснено, что не каждый факт ввода компьютерной информации с противоправным умыслом признается преступлением, предусмотренным ст. 159.6 УК РФ. Так, под названную статью не подпадает хищение посредством:

–использования заранее похищенной или поддельной платежной карты для получения наличных денежных средств через банкомат (в такой ситуации применяется ст. 158 УК РФ);

–использования учетных данных собственника или иного владельца имущества независимо от способа получения доступа к таким данным (применяется ст. 158 УК РФ), за исключением случаев незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети 1 ;

–распространения заведомо ложных сведений в информационно-телекоммуникационных сетях, включая сеть «Интернет», например, посредством создания поддельных сайтов благотворительных организаций, интернет-магазинов, использования электронной почты (применяется ст. 158 УК РФ).

Стоит отметить, что в текст Постановления № 48 не был включен вывод, заявленный в п. 1 его проекта, обсуждавшегося на заседании Пленума ВС РФ 14 ноября 2017 года, о том, что вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации либо информационно-телекоммуникационных сетей является способом хищения при мошенничестве в сфере компьютерной информации. Разработчики документа не смогли прийти к однозначному мнению о том, является ли такое вмешательство самостоятельным способом хищения или это всего лишь одна из разновидностей обмана.

Таким образом, вопрос о способе хищения при мошенничестве в сфере компьютерной информации остался неразрешенным.

Мошенничество с безналичными деньгами

Разъяснены спорные вопросы хищения безналичных денежных средств.

Согласно Постановлению № 48 хищение таких денежных средств является хищением имущества, а не приобретением права на него. Кроме того, электронные денежные средства могут являться предметом мошенничества и рассматриваются как разновидность безналичных денежных средств.

Наиболее оживленную дискуссию в ходе заседания Пленума ВС РФ 14 ноября 2017 года вызвал вопрос о моменте окончания преступления при хищении безналичных денежных средств.

В проекте Постановления № 48 предлагались два варианта определения момента, с которого такое преступление следует считать оконченным:

момент зачисления похищенных денежных средств на счет (на банковский счет, оператору электронных денежных средств, оператору подвижной радиотелефонной связи и др.), контролируемый прямо или косвенно лицом, совершившим деяние, или лицом, в пользу которого оно совершено;

момент изъятия денежных средств с банковского счета их владельца (для денежных средств, учитываемых без открытия банковского счета, –момент уменьшения остатка электронных денежных средств), в результате которого владельцу безналичных денежных средств причинен ущерб.

Апологеты второго подхода утверждали, что само по себе наличие фактов противоправного безвозмездного изъятия имущества, корыстной цели и ущерба позволяет признать хищение оконченным. По их мнению, добившись списания денег со счета потерпевшего, преступник фактически завладевает ими и получает возможность распорядиться, в том числе перевести на свой счет. Выявление обстоятельств, позволяющих установить, куда «ушли» списанные со счета денежные средства, находится за рамками квалификации мошенничества.

Противники данной позиции полагали, что, если преступление будет считаться оконченным с момента списания денег со счета потерпевшего, то виновное лицо фактически лишится возможности добровольно отказаться от совершения преступления, возникнут затруднения с определением соучастников преступления и доказыванием корыстных целей. Также нельзя утверждать, что в момент списания денежных средств преступник получает возможность ими распорядиться, так как между списанием и зачислением денег существует временной промежуток, необходимый для выполнения банковских операций, а, кроме того, денежные средства могут не попасть к преступнику в результате технической ошибки.

В результате обсуждения в Постановление № 48 был включен второй вариант: хищение безналичных денежных средств при мошенничестве следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

Думается, что такой подход вполне обоснован. Так, согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и/или обращение чужого имущества в пользу виновного либо других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Союз «или», использованный при формулировании нормы, допускает совершение хищения путем одного только изъятия и без обращения чужого имущества в чью-либо пользу. Таким образом, при причинении материального ущерба преступление уже можно считать оконченным.

В проекте Постановления № 48 предусматривалось разъяснение вопроса о месте окончания мошенничества при хищении безналичных денежных средств. Предлагалось два варианта:

место фактического нахождения виновного лица в момент совершения преступных действий;

место нахождения банка (его филиала) или иной организации, в которых владельцем денежных средств был открыт банковский счет либо велся учет электронных денежных средств без открытия счета.

По нашему мнению, второй подход являлся наиболее удачным с точки зрения соблюдения баланса интересов преступника и потерпевшего. Специфика хищений подобного рода допускает совершение преступления во время движения (например, при поездке в автомобиле), что существенно затрудняет определение места фактического нахождения виновного лица в момент совершения преступления. Кроме того, установление такого места в большей степени подвержено влиянию субъективных факторов, в том числе манипуляциям со стороны правонарушителя в целях определения наиболее выгодной для него территориальной подследственности и подсудности.

Более того, преступное воздействие может осуществляться на значительном расстоянии как от потерпевшего, так и от места нахождения предмета мошенничества, в связи с чем определение места окончания преступления по месту нахождения злоумышленника могло затруднить реализацию прав потерпевшего, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

В то же время определение места совершения преступления, как места нахождения банка или иной организации, позволило бы более точно определить место его совершения, а, значит, должным образом гарантировать соблюдение прав всех участников уголовного процесса, в том числе права обвиняемого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Стоит отметить, что такой подход успешно коррелирует с периодом окончания преступления при хищении безналичных денежных средств, определенным как момент их изъятия со счета владельца.

Кстати, это был один из вопросов, в отношении которого мнения участников заседания Пленума ВС РФ 14 ноября разделились, в связи с чем проект Постановления № 48 был направлен на доработку. Но в итоге в Постановление № 48 не был включен ни один из предложенных вариантов. Разработчики посчитали, что рассмотрение указанного вопроса выходит за рамки темы Постановления № 48, так как место окончания преступления имеет значение для определения территориальной подсудности, регулируемой уголовно-процессуальным законодательством.

Таким образом, вопрос определения места совершения мошенничества, предметом которого являются безналичные денежные средства, остался неразрешенным.

В помощь судам

Подводя итог, хочется отметить, что в Постановлении № 48 Пленум ВС РФ разъясняет вопросы применения и иных, относительно новых, норм главы 21 УК РФ о мошенничестве:

–при получении выплат (ст. 159.2 УК?РФ);

–с использованием платежных карт (ст.?159.3 УК РФ);

–в сфере страхования (ст. 159.5 УК РФ).

Толкование, изложенное в Постановлении № 48, поможет судам в формировании правильной и единообразной судебной практики.

1 При этом указанным воздействием не может признаваться изменение данных о состоянии банковского счета и/или о движении денежных средств, произошедшее в результате использования виновным лицом учетных данных потерпевшего.

Мошенничество ук рф состав преступления

В данном параграфе будут рассмотрены объективные признаки состава преступления мошенничества: объект и объективная сторона.

Согласно ч. 1 ст. 159 УК РФ мошенничество — это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Мошенничество рассматривается как форма (разновидность) хищения, поэтому ему присущи все признаки этого вида противоправного деяния. Между тем, квалифицируя мошенничество, следует обратить внимание на следующее обстоятельство: определение мошенничества в Уголовном кодексе РФ на первый взгляд мало чем отличается от определения в УК РСФСР 1960 г. Так, ч. 1 ст. 159 УК РФ определяет мошенничество как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. А в ст. 147 УК РСФСР термин «хищение» отсутствовал и мошенничеством признавалось завладение чужим имуществом или приобретение права на чужое имущество путем обмана либо злоупотребления доверием. Следовательно, основное различие определений, данных в указанных статьях УК РФ и УК РСФСР, состоит в терминологических словосочетаниях соответственно «хищение чужого имущества» и «завладение чужим имуществом».

Однако хищение и завладение отнюдь не равнозначные понятия, ибо «завладение» не всегда может являться «хищением» в прямом смысле этого слова. Так, можно «завладеть» чужим имуществом (одолжить у приятеля, попользоваться вещью и т.п.) на определенное время, не имея при этом умысла и намерения похитить данное чужое имущество. Видимо, учитывая такое различие, законодатель счел необходимым подчеркнуть «хищение», а не «завладение». И с точки зрения юридической техники такая правовая конструкция уголовной нормы вполне оправданна, ибо сужается сфера, круг случаев привлечения лиц к уголовной ответственности [1] .

Предметом мошенничества наряду с имуществом является право на чужое имущество как юридическая категория. Характеристика этого чисто гражданско-правового понятия на практике может вызывать у работников следствия (дознания) некоторые затруднения.

Право на чужое имущество может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии).

Именно документы, содержащие указания на имущественные права, включая их приобретение, нередко бывают предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником документа, на основании обладания которым он приобрел право на имущество, преступление признается оконченным, независимо от того, удалось ли ему получить по этому документу соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте.

Таким образом, объектом мошенничества являются отношения собственности, а предметом преступления является имущество и имущественные права, правовой режим которых закреплен в ГК РФ и соответствующих федеральных законах.

Современное уголовное законодательство не предусматривает специального состава, посвященного хищению недвижимого имущества, в отличие от прежнего уголовного закона, который в последние годы своего действия имел состав неправомерного завладения чужим недвижимым имуществом. Это не означает, однако, что неправомерное завладение (хищение) чужой недвижимостью в настоящее время перестало быть уголовно наказуемым.

Предмет мошенничества сформулирован законодателем шире, чем обычно понимается предмет хищения. Предметом мошенничества выступают:

· право на чужое имущество.

Право на имущество — это права собственника или законного владельца имущества в отношении этого имущества, имеющие какую-либо форму выражения: форму документа или предмета материального мира. Перечень конкретных прав, подпадающих под понятие «право на имущество», может быть настолько широким, насколько позволяет виновному обратить конкретное имущество в свою пользу или в пользу других лиц. Прежде всего, это, конечно, все имущественные права, вытекающие из правомочий собственника или законного владельца (владения, пользования, распоряжения); это может быть также право требования имущества из другого владения, в том числе временного, и др.

Внешний вид — выражение вовне права на имущество — может быть разным: дарственная на квартиру или договор купли-продажи.

По ст. 159 УК РФ имеется в виду право на чужое имущество, т.е. такое, в отношении которого у виновного нет никаких законных прав.

Нельзя путать право на имущество как предмет мошенничества с теми правомочиями, которые виновный желает приобрести в результате получения такого права. Последние понимаются только как правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом (триада правомочий собственника).

Поскольку законодатель выделил право на имущество в качестве самостоятельного предмета мошенничества, постольку завладение им составляет оконченное преступление, вне зависимости от того, получено ли по этому праву конкретное имущество. Законодатель говорит о приобретении права на имущество, а не о получении в результате приобретенного права реального имущества.

Стоимость права на имущество — размер хищения — определяется стоимостью имущества, правами на которое завладевает виновный [2] .

Выделение в одной из форм хищения в качестве предмета права на чужое имущество определено спецификой способов совершения этого хищения — обмана и злоупотребления доверием. Суть мошенничества — получение имущества внешне добровольно, от самого потерпевшего. Способ в любом другом хищении означает совокупность приемов и методов, которыми пользуется лицо для достижения желаемого результата. Применение предусмотренного законом способа, доведение его до конца, выполнение всех обязательных элементов означает, как правило, что виновный получает задуманное. Применение способа в хищении, таким образом, практически всегда неразрывно связано с приобретением чужого имущества, с результатом, к которому стремится виновный. И только в мошенничестве, исходя из специфики способа хищения, способ — обман или злоупотребление доверием, и результат — получение имущества — могут значительно не совпадать во времени в том случае, если какое-либо имущество можно получить только через получение права на него. И для того, чтобы предотвратить весьма вероятные споры о моменте окончания хищения в подобных ситуациях, законодатель совершенно правильно использует для описания предмета мошенничества еще одну его разновидность — право на чужое имущество. Кроме того, это сделано еще и для квалификации неправомерного завладения недвижимостью, когда изъять имущество в физическом смысле просто невозможно.

Потерпевшим в мошенничестве, точнее, лицом, в отношении которого был применен мошеннический обман или злоупотребление доверием, может быть только вменяемое и достаточно взрослое лицо, способное осознавать происходящее.

Считать, что мошенничество возможно только в отношении совершеннолетних граждан, нет никаких оснований. В то же время невозможно назвать тот предельный возраст, по достижении которого можно говорить о совершении в отношении лица мошенничества; в каждом конкретном случае это должно устанавливаться отдельно, с привлечением по мере надобности психологов и педагогов.

Объективная сторона мошенничества заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Специфичность данного преступления заключается в том, что собственник как бы добровольно передает, либо отчуждает иным образом свое имущество преступнику. Преступник действует таким образом, что создается видимость, что правообладание на имущество действительного собственника перешло к нему на вполне законных основаниях. Между тем в силу п. 2 ст. 209 ГК РФ отчуждение имущества может быть произведено только лишь с согласия и (или) по поручению собственника. А поскольку такого согласия и своего волеизъявления на отчуждение имущества собственник не давал, то преступник путем ли обмана или злоупотребления доверием фактически изымает это имущество у титульного (непосредственного) собственника. Именно эти два действия и составляют признаки объективной стороны мошенничества, однако законодатель к сожалению не раскрывает этих понятий.

На практике под обманом понимают умышленное искажение или сокрытие истины с целью ввести в заблуждение лицо, в ведении которого находится имущество, и таким образом добиться от него добровольной передачи имущества, а также сообщение с той же целью заведомо ложных сведений. Иными словами, обман — это прежде всего сознательная дезинформация контрагента либо иного лица.

Обман — понятие широкое, оно включает в себя не только предоставление ложных сведений, но и факт умолчания об истине либо замалчивание иных сведений. Поэтому сам факт искажения истинных действий (бездействия) должен носить исключительно предумышленный характер (прямой либо косвенный умысел). Нет умысла — нет и состава мошенничества. Следовательно, наличие умысла как субъективной стороны преступления обязательно для того, чтобы признать совершенное таким способом хищение мошенническим действием [3] .

Рассмотрим некоторые аспекты квалификации мошенничества, связанного с обманом.

Мошенничество, которое связано с подделкой и использованием фальшивых документов, необходимо отличать от случаев устройства на работу по поддельному диплому и получения при этом определенной зарплаты за выполнение круга обязанностей по должности, которую лицо не имело права занимать.

Приведем характерный пример. Некий гражданин, предъявив в отдел кадров подложный диплом о высшем образовании, был зачислен на должность директора организации, где довольно успешно выполнял возложенные на него обязанности. Здесь отсутствует состав хищения денежных средств путем мошенничества, поскольку гражданин выполнял работу, получая за это заработную плату по штатному расписанию.

В подобных случаях лицо, подделавшее официальный документ, будет нести ответственность по ст. 327 УК РФ, т.е. за подделку такого документа (ч. 1) и за использование заведомо подложного документа (ч. 3).

В мошенничестве выделяют активный и пассивный обман. Активный обман имеет место тогда, когда его содержание составляют различные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (искажение истины). Пассивный обман состоит в несообщении таких фактов, которые бы удержали лицо от передачи имущества. Нередко в содержание обмана входит ложное обещание, заключающееся не только в искажении фактов, но и в сообщении одновременно ложной информации о своих подлинных намерениях в будущем.

Приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием — это особая разновидность мошенничества-хищения. Выделение ее потребовалось, поскольку в общем понятии хищения говорится о предмете — чужом имуществе; только предмет и разделяет хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество.

С объективной стороны мошенничество включает в себя деяние — хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, совершенное способами обмана или злоупотребления доверием, последствие — имущественный ущерб собственнику или законному владельцу и причинную связь между деянием и последствием.

Хищение в мошенничестве, как и во всяком другом хищении, обладает всеми теми признаками, которые рассматривались выше. Оно является противоправным, безвозмездным, совершенным с корыстной целью и причинившим ущерб собственнику или законному владельцу имущества. И только в зависимости от того, что было предметом преступления, деяние выражается или в изъятии чужого имущества и обращении его в свою пользу или пользу других лиц, или в приобретении права на чужое имущество, которое, опять-таки, обращается в свою пользу или в пользу других лиц.

Специфика же мошенничества выражается в его способах — обмане и злоупотреблении доверием.

Обман предполагает информационное воздействие на потерпевшего, при котором он вводится в заблуждение. Такое воздействие предпринимается с целью заставить потерпевшего передать виновному не принадлежащее ему чужое имущество или право на чужое имущество. Различают два вида обмана: первый, он же классический, встречающийся чаще — искажение истины, в том числе полная ложь (активный обман); второй — умолчание об истине, когда сообщение сведений о ней может повлиять на принятие потерпевшим решения (пассивный обман).

По форме выражения обман может быть устным и письменным, в том числе с использованием поддельных документов; словесным и действием; выделяют также конклюдентную форму обмана.

Конкретных проявлений обмана на практике существует великое множество. Их можно классифицировать, например, следующим образом:

· обман относительно действительных намерений;

· обман в предмете преступления: в его свойствах, качестве, количестве;

· обман в каких-либо фактах или событиях;

· обман в личности виновного [4] .

Злоупотребление доверием, второй мошеннический способ, стоит очень близко к обману и часто связан с ним. В любом мошенничестве всегда присутствуют элементы и обмана, и злоупотребления доверием. Но, как правило, что-то одно является причиной передачи потерпевшим виновному имущества. Иногда, и часто, это, действительно, обман; но вполне возможно, что в качестве такой первопричины служит именно злоупотребление доверием. Так, если лицо продает другому лицу медное кольцо, выдавая его за золотое, то причиной получения денег за это кольцо служит обман — заверение виновного в определенном качестве кольца, хотя, конечно, и некоторые элементы злоупотребления доверием здесь тоже имеют место. Напротив, при получении лицом кредита в банке с тем, чтобы присвоить его, причиной передачи этому лицу имущества в виде кредитных денег служат доверительные отношения, возникшие между банком и виновным, и основанные на каких-либо объективных обстоятельствах (наличии залогового имущества, собственной недвижимости и т.п.). Хотя, очевидно, и в этой ситуации имеют место элементы обмана.

Под злоупотреблением доверием как способом мошенничества следует понимать использование виновным для незаконного получения чужого имущества особых, доверительных отношений, сложившихся в силу наличия каких-либо обстоятельств между ним и потерпевшим. Очень часто в основе этих доверительных отношений лежат отношения гражданско-правовые, хотя это могут быть и отношения, основанные на трудовых, а также на особых личных связях (родстве, дружбе, любви и т.п.).

Злоупотребление доверием возможно только в отношении вменяемого и вышедшего из малолетнего возраста потерпевшего. В противном случае, когда виновный пользуется доверием невменяемого или малолетнего с тем, чтобы заставить его передать ему имущество или право на него, мошенничество отсутствует и содеянное квалифицируется как кража.

В качестве видов мошеннического злоупотребления доверием могут быть названы следующие:

· невозвращение виновным имущества, полученного в прокат (по договору проката).

· отказ от оплаты и присвоение товаров, полученных виновным в кредит (товарный кредит);

· занятие денег или имущества в долг и присвоение их;

· получение аванса за работу, которую виновный не собирается выполнять;

· получение и присвоение банковских кредитов;

· присвоение арендованного имущества;

· получение и присвоение предоплаты по каким-либо договорам и т.д. [5]

Не следует путать понятия «доверие» и «доверчивость». Если первое основано, как правило, на каких-либо основаниях, то второе является индивидуальным свойством характера конкретного человека и сколько-нибудь убедительных оснований под собой не имеет. В то же время совсем исключить мошенничество в отношении особенно доверчивого человека, видимо, нельзя. Если виновному известно это качество потерпевшего, и он его использует для завладения имуществом, следует говорить о составе мошенничества.

Указанными способами при мошенничестве и вымогательстве преступник может «приобрести» не только право собственности, но и любые иные имущественные права на недвижимость, в том числе обязательственные. При этом нельзя согласиться с тем утверждением, что в этом случае преступник приобретает отдельные правомочия собственника по владению, пользованию или распоряжению имуществом. Преступник оформляет не абстрактные правомочия собственника, а конкретные гражданские имущественные права, например по договору аренды. В любом случае преступление в форме «приобретения прав» на недвижимость будет окончено в момент государственной регистрации такого права, что прямо вытекает из гражданского законодательства. Фактическая передача в пользование, например, земельного участка (без оформления прав на него) вследствие угроз может рассматриваться в качестве результата вымогательства в отношении «имущества» (в пользование), но не «права на имущество».

В связи с пониманием в качестве мошенничества действий, направленных на приобретение иных отличных от права собственности прав на имущество, возникает проблема толкования таких квалифицирующих признаков мошенничества как мошенничество, совершенное в крупном размере.

Примечание к ст. 158 УК предусматривает, что «крупным размером. признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда». Поэтому в случае приобретения права на недвижимость для квалификации мошенничества и вымогательства имеет значение не стоимость права на имущество (например, цена аренды), а цена имущества, право на которое приобретает виновный.

Остается решить вопрос с уголовной ответственностью за завладение той, несомненно, большей частью недвижимого имущества, которое похитить путем перемещения в пространстве ввиду его физических свойств невозможно (земля, недра, здания сооружения и т.д.).

Завладение правом на имущество представляет собой юридическое оформление необходимых документов, в результате которого виновный приобретает права владения, пользования и распоряжения конкретным имуществом. Непосредственно о праве на имущество как предмете хищения говорится в диспозиции ч. 1 ст. 159 УК (мошенничество), при этом вид имущества (движимое или недвижимое), о котором идет речь, не определяется. Хотя вызывает определенные сомнения формулировка, заложенная законодателем в указанной норме, — «приобретение права на имущество», так как мошенничество в целом представляет собой форму хищения, а хищение в примечании к ст. 158 УК определяется как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Сложнее квалифицировать действия лица при фактическом завладении недвижимым имуществом без оформления необходимых документов по переходу права собственности на данное имущество. Можно ли признать подобные действия хищением чужого имущества? Очевидно, можно. При этом случаи фактического завладения чужим недвижимым имуществом необходимо разделить на две группы:

· когда виновный преследует цель в будущем оформить документы по переходу к нему или другим лицам права собственности на незаконно захваченное недвижимое имущество;

· когда он намерен фактически владеть, пользоваться, распоряжаться незаконно захваченным недвижимым имуществом без оформления документов, подтверждающих его право собственности на данное имущество [6] .

Может показаться, что в первом случае должен стоять вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности за хищение, предметом которого является право на недвижимое имущество. Таким образом, фактическое завладение недвижимым имуществом представляло бы здесь первый этап хищения права на него, и в зависимости от способа завладения им, способа оформления права на данное имущество и конструкции состава хищения действия преступника должны были бы квалифицироваться как покушение на кражу, мошенничество, присвоение, растрату, грабеж либо разбой.

Действия виновного, фактически завладевшего таким имуществом, при наличии у него цели оформления в будущем необходимых документов, подтверждающих его право собственности на данное имущество, также необходимо квалифицировать как хищение недвижимого имущества, а не покушение на хищение права на него.

Представляется, что уголовный закон позволяет квалифицировать завладение недвижимым имуществом как хищение. Возникающие в этом случае сомнения основаны, как отмечалось, на традиционном понимании хищения как перемещения чужого имущества в пространстве.

В понятии хищения, изложенного в примечании к ст. 158 УК, отсутствуют какие-либо ограничения его предмета в смысле деления имущества на движимое и недвижимое.

Объективная сторона хищения (как следует из законодательного определения его понятия) слагается из двух действий: изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Союзы «и» и «или», заложенные законодателем в понятие хищения, позволяют предположить, что указанные действия могут осуществляться виновным как альтернативно, так и совместно. Отсюда следует, что хищение с объективной стороны может совершаться путем: изъятия чужого имущества, обращения его в пользу виновного или других лиц, изъятия и обращения этого имущества в пользу виновного или других лиц.

Однако первый вариант предложенного определения объективной стороны хищения скорее всего будет неприемлем для практики, так как для признания хищения оконченным преступлением необходимо, чтобы имущество было не только изъято, но и чтобы виновный получил реальную возможность пользоваться или распоряжаться похищенным, т.е. необходимо обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Таким образом, хищение, исходя из смысла закона, фактически представляет собой обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, которое может осуществляться как с изъятием имущества, так и без такового.

Можно выделить три случая совершения хищения, когда в действиях преступника не усматривается фактического изъятия имущества.

Во-первых, это касается таких форм хищения, как присвоение и растрата, когда имущество вверено лицу для определенных целей и находится у него в фактическом владении на законных основаниях. Виновный в этом случае является одновременно и преступником, совершающим хищение, и законным владельцем имущества, у которого хищение совершается. В такой ситуации говорить об изъятии имущества было бы неверно.

Во-вторых, хищение может быть совершено путем обращения имущества в пользу виновного или других лиц без его изъятия, когда его предметом выступает право на имущество. Совершить такое хищение возможно только в случаях, когда законом предусмотрен специальный порядок оформления права собственности на конкретное имущество. Хищение представляет собой незаконный переход права собственности на имущество от одного лица (собственника) к другому (непосредственно преступнику или иным лицам). При этом для квалификации хищения не имеет значения, о каком имуществе идет речь — движимом или недвижимом. При совершении хищения права на имущество собственник может остаться фактическим владельцем имущества (например, жить в квартире), но формально все права по владению, пользованию, распоряжению данным имуществом принадлежат преступнику. Исходя из изложенного, диспозицию ч. 1 ст. 159 УК можно было сформулировать в более простой форме, например: «Хищение чужого имущества или права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием», что полностью соответствовало бы законодательному определению понятия хищения.

В-третьих, хищение путем обращения имущества в пользу виновного или других лиц, не сопряженное с изъятием имущества, может представлять собой фактическое завладение имуществом, которое ввиду его физических свойств невозможно изъять, т.е. переместить в пространстве. При этом собственник или иной владелец имущества лишается контроля над ним и не может фактически осуществлять свои права пользования, владения и распоряжения данным имуществом. Предметом хищения здесь выступает недвижимое имущество, такое, как земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, здания, сооружения, частные предприятия и др. Например, если какой-либо из указанных объектов был захвачен с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, такие действия могут при наличии всех других признаков хищения квалифицироваться как разбой; без насилия — как грабеж, если обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц совершено тайно — как кража, с применением обмана — как мошенничество и т.д. [7]

Таким образом, уголовный закон допускает включение в предмет мошенничества любых видов недвижимого имущества, в том числе позволяет квалифицировать незаконные действия, связанные с фактическим завладением чужим недвижимым имуществом, как мошенничество.

При этом объективная сторона, выражающаяся в действиях виновного по хищению недвижимого имущества и обстоятельствах его хищения, может иметь очень много аспектов, т.к. состав преступления мошенничества предусматривает совершение данного преступления путем обмана или злоупотребления доверием. Что же касается наступивших последствий, то здесь всегда имеют место случаи наличия квалифицированного состава преступления именно по объективной стороне, связанных с размером причиненного ущерба, т.к. данный состав преступления носит ярко выраженный материальный характер. Все эти аспекты будут подробно рассмотрены в параграфе 2.3.

[1] Тарасова Н.В. Мошенничество как форма хищения // Российское законодательство в современных условиях. Материалы IV ежегодной научно-практической конференции, 10 октября 2006 г., г. Брянск. — Брянск: ООО «Издательство Курсив», 2006. — С. 231-240

[2] Современное уголовное право. Общая и особенная части: Учебник / Под ред.: Наумов А.В. — М.: Илекса, 2007. С. 612

[3] Аванесян С.Р. Мошенничество как форма хищения // Право: теория и практика. — М.: Тезарус, 2007, № 4 (93). — С. 65-67

[4] Малыхина Т.А. Факторы, детерминирующие мошенничество // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. Юридический журнал. — М.: «1К-Пресс», 2007, № 1. — С. 418-421

[5] Тарасова Н.В. Мошенничество как форма хищения // Российское законодательство в современных условиях. Материалы IV ежегодной научно-практической конференции, 10 октября 2006 г., г. Брянск. — Брянск: ООО «Издательство Курсив», 2006. — С. 231-240

[6] Горобченко С.В. Криминалистическая классификация способов совершения мошенничества в сфере оборота недвижимости // Право и образование. — М., 2008, № 8. — С. 165-172

[7] Никитенкова Н.Ю. Мошенничество на рынке недвижимости // Юридическая теория и практика. — Челябинск: Изд-во Челяб. юрид. ин-та МВД РФ, 2008, № 1. — С. 130-133