Может ли один адвокат защищать двоих

5.6. Нарушение ч. 6 ст. 49 УПК РФ (защита двух лиц, если интересы одного противоречат интересам другого)

Часть 6 ст. 49 УПК РФ: Одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Противоречие может выражаться в признании обвинения одним лицом и непризнании другим, взаимное изобличение соучастниками и т.п. Защита таких соучастников одним адвокатом равна ее полному отсутствию 6.

Речь идет о довольно распространенных правонарушениях, носящих, как правило, ярко выраженный корыстный характер (См. 3.1). По делам о групповых преступлениях, адвокат, вступая в дело в качестве защитника одного из подозреваемых, обвиняемых, видит, что другой привлекаемый к ответственности по тому же делу вполне платежеспособен. Стремясь получить дополнительные доходы, недобросовестный адвокат делает все возможное, чтобы второй подследственный заключил с ним соглашение. При этом между интересами первого и второго подзащитного могут быть существенные противоречия. Верховный суд РФ неоднократно отмечал подобные факты как грубое нарушение требований закона, влекущее, в том числе, недопустимость полученных доказательств7.

Вообще все противоречия в интересах подзащитных можно условно разделить на явные и неявные. К явным относятся такие противоречия, которые для всех участвующих в деле лиц: следователя, защитника, самих подозреваемых (обвиняемых) очевидны. Например, один из них признает вину в совершении преступления в соучастии со вторым обвиняемым, а последний свою причастность отрицает. Нет сомнений в том, что адвокат не вправе защищать обоих этих лиц. Значительно чаще в адвокатской практике встречается скрытый, неочевидный конфликт интересов8.

Скрытыми можно назвать те противоречия, которые не являются очевидными для кого-либо из названных участников процесса: следователя, адвоката, обвиняемых. Например, оба сообщника дают непротиворечивые и признательные показания в совершении одного эпизода преступления, но один из них имеет намерение сознаться и в другом эпизоде, о котором следствию еще не известно. Против этого категорически возражает сообщник, либо он еще не знает о таком намерении своего соучастника, но если бы узнал, то, очевидно, был бы против.

На наш взгляд, нарушением требования ч. 6 ст. 49 УПК РФ будет защита адвокатом интересов двух и более обвиняемых, если между их интересами имеется любое скрытое противоречие, явное для защитника, даже если из участников судопроизводства, включая самих подзащитных, не знает об этом.

Попытки защищать интересы двух и более обвиняемых со стороны недобросовестных адвокатов носят порой весьма изощренный характер. Часто адвокат пытается обоих клиентов «привести к общему знаменателю», помирить их интересы. Например, он убеждает не признающего вину соучастника признать вину, либо убедить другого — признающего, отказаться от предыдущих показаний и занять позицию, соответствующую интересам первого.

В случаях наличия скрытых противоречий, явных для недобросовестного адвоката, он всеми средствами пытается скрыть от следователя, а порой и от своих же подзащитных наличие этих противоречий, либо теми или иными незаконными и неэтичными средствами примирить их.

Так по делу о разбойном нападении на квартиру, в результате которого были похищены семейные драгоценности на крупную сумму, оба соучастника были изобличены, задержаны и признали свою вину. Один из них, тот, что спрятал похищенные драгоценности, категорически отказался выдать их следствию. Другой соучастник хотел, чтобы тот вернул похищенное, обосновано полагая, что это могло бы повлиять на снижение размера наказания. Адвокат, защищающий обоих обвиняемых, выявил это скрытое противоречие в ходе конфиденциальных бесед с подзащитными. Желая сгладить противоречие и одновременно заработать на нем, он предложил первому подзащитному сообщить о месте хранения драгоценностей и передать их ему, адвокату, на хранение. Второго подзащитного он убедил не возмущаться, а молчать на следствии, а после отбытия наказания обещал, что похищенное будет поделено между соучастниками.

В этом примере в действиях адвоката, помимо анализируемого правонарушения, усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ — укрывательство преступлений.

На наш взгляд, основанием, не позволяющим участвовать в защите двух и более обвиняемых, для адвоката может быть наличие любых противоречий между их интересами. Но эти противоречия должны иметь отношение именно к линии защиты обвиняемых по конкретному уголовному делу. Так, например, не будет таким противоречием, если обвиняемые спорят между собой о разделе имущества (например, муж и жена) и это никак не связано с обстоятельствами совершенного ими преступления.

Не будет, на наш взгляд, правонарушением и такое участие адвоката в защите нескольких клиентов, когда имеющиеся между ними противоречия защитник ликвидировал законными и этичными средствами. Например, участвуя в очной ставке между обвиняемыми и защищая одного из них, адвокат правомерными тактическими приемами добился ликвидации противоречий в показаниях. После этой очной ставки, если других противоречий между интересами обвиняемых не осталось, он вправе заключить соглашение и со вторым. При этом не имеет значение, ликвидированы ли противоречия «в пользу» стороны обвинения9 или обвиняемые оба заняли позицию противодействия расследованию, сокрытия преступления и т.п. Если адвокат добился этого средствами, не противоречащими закону и этике, то его действия правомерны.

Возникает актуальный вопрос: имеет ли право адвокат продолжать участие в деле, если он выявит противоречия между интересами своих подзащитных? Представим себе, что по делу о преступлении совершенном группой лиц на первоначальном этапе расследования между обвиняемыми не было противоречий, что позволило адвокату заключить соглашение с ними обоими. Далее между ними возник конфликт интересов. Подлежит ли защитник немедленному исключению из дела в отношении защиты одного из обвиняемых или он вправе принять меры к ликвидации противоречий правомерными и этичными способами? Несмотря на спорность высказываемой позиции, полагаем, что адвокат вправе принять такие меры. Здесь мы согласны с мнением М.Ю. Барщевского, который утверждает, что наличие таких противоречий (конфликта) еще не означает, что адвокат в обязательном порядке «выходит из дела». Задача адвоката в этом случае состоит в том, чтобы клиент не просто знал о наличии конфликта интересов, но и четко понимал, в чем он заключается, и принимал решение с учетом всех обстоятельств.10 Однако если конфликт между интересами подзащитных не может быть ликвидирован правомерными средствами и в разумные сроки, если ни одна из конфликтующих сторон не хочет отказаться от услуг этого защитника, то он должен сообщить следователю о наличии соответствующих оснований (и далее по процедуре, установленной ст. 72 УПК РФ). Некоторые авторы считают, что защитник в подобном случае сам обязан отказаться от защиты11. Вряд ли можно согласиться с этим мнением. Ведь закон не делает исключений из правила ч. 7 ст. 49 УПК РФ (недопустимость отказа от принятой на себя защиты).

Готовя акты реагирования на анализируемое правонарушение адвоката (представления, определения, жалобы и т.п.), суду, прокурору, следователю, доверителю, следует обратить внимание на следующее: не выражалось ли данное нарушение только в «высказывании (выражении) мнений»12. В этом случае перспектива привлечения адвоката к ответственности будет несколько зыбкой. Если помимо «выражения мнений» нарушение выразилось в иных действиях (подписании соглашения адвокатом, знавшим о противоречиях, явно неустранимых законными способами и т.п.), то следует обязательно обратить на это внимание адвокатской палаты, ее квалификационной комиссии.

Может ли один адвокат защищать двоих

регистрационный номер в реестре адвокатов г. Москвы № 77/1089

(495) 911-82-21
8-926-204-95-95

109544, Москва, Ковров пер., 18

Защита адвокатом двух подзащитных в одном уголовном деле.

В принципе, адвокат может осуществлять защиту по одному уголовному делу двух и более подзащитных, прямого запрета адвокату осуществлять такую защиту нет, но есть в уголовном законодательстве ряд косвенных ограничений, которые при определенных обстоятельствах запрещают адвокату брать на себя защиту второго подзащитного по одному уголовному делу.

Так статья 72 УПК РФ, помимо прочего, предусматривает, что адвокат не в праве оказывать юридическую помощь в уголовном процессе, если оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам привлеченного к уголовной ответственности лица, данное ограничение касается любой стадии уголовного процесса, будь то предварительное расследование или судебное разбирательство.

Данная норма закона направлена на то, чтобы исключить предпочтения адвоката в пользу одного из лиц, интересы которых находятся в противоречии.
Приведем примеры. Например, адвокат оказывал ранее юридическую помощь лицу, которое в текущий момент находится в спорных материальных взаимоотношениях с лицом, привлеченным к уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах, адвокат не может взять на себя защиту привлеченного к уголовной ответственности лица, так как любое действие или бездействие адвоката в уголовном деле может иметь юридически значимые для подзащитного последствия. А адвокат в приведенных обстоятельствах не может быть вне подозрений от заинтересованности в пользу лица, находящегося с подзащитным в спорных материальных взаимоотношениях.

Другой пример, по одному уголовному делу проходят двое привлеченных к уголовной ответственности лиц, причем позиции обоих совпадают в отношении фактических обстоятельств уголовного дела и ни в чем не противоречат друг другу, но один из привлеченных признает свою вину полностью, а другой частично.

Казалось бы противоречие чисто формальное, но при названных обстоятельствах, адвокат может принять на себя защиту только одного лица, так как даже формальное противоречие интересов, привлеченных к уголовной ответственности лиц является поводом для официального отстранения от уголовного дела адвоката, принявшего на себя защиту лиц, имеющих пусть и формальное, но противоречие по уголовному делу.

Не может так же адвокат принять участие в уголовном деле, если он является близким родственником одного из участников уголовного процесса или занимал в уголовном деле иной процессуальный статус.

Итак, резюмируя, можно указать, что препятствием для оказания адвокатом юридической помощи по уголовному делу является: возможное предпочтение интересов одного лица, принимающего участие в уголовном процессе, перед другим.

Может ли адвокат одновременно представлять двух истцов?

При соблюдении всех условий, предусмотренных нормами законодательства Украины и Правилами адвокатской этики, одновременное представительство интересов двух или более истцов или двух или более ответчиков одним адвокатом в одном гражданском процессе возможно.

Такой вывод содержит разъяснение Совета адвокатов Украины, утвержденное решением САУ от 26 февраля 2016 №42.

Предписаниями статьи 40 ГПК установлено, что представителем в суде может быть адвокат или иное лицо, достигшее восемнадцати лет, имеет гражданскую процессуальную дееспособность и надлежащим образом удостоверенные полномочия на осуществление представительства в суде, за исключением лиц, указанных в статье 41 настоящего Кодекса. Одно и то же лицо не может быть одновременно представителем другой стороны, третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора или участвующих в деле на другой стороне.

Таким образом, нормами ГПК не установлено прямого запрета одновременного представительства интересов двух или более истцов или двух или более ответчиков одним адвокатом в одном гражданском процессе в случае процессуального соучастия.

Что же касается Правил адвокатской этики, то согласно ст. 9 одним из основных принципов адвокатской деятельности является недопустимость конфликта интересов. Адвокат без письменного согласования с клиентами, в отношении которых возник конфликт интересов, не может представлять или защищать одновременно двух или более клиентов, интересы которых являются противоположными или достоверно могут стать противоречивыми, а также при таких обстоятельствах предоставлять им правовую помощь.

В случае возникновения конфликта интересов в процессе реализации адвокатом договора, такой договор должен быть расторгнут. Кроме того, адвокат не вправе принять поручение, если интересы клиента объективно противоречат интересам другого клиента, с которым адвокат связан договором о предоставлении правовой помощи, или если имеются достаточные основания полагать, что предполагаемое развитие интересов нового и предыдущего клиента приведет к возникновения конфликта интересов.

Таким образом, при соблюдении всех вышеуказанных условий, предусмотренных нормами законодательства Украины и Правилами адвокатской этики, одновременное представительство интересов двух или более истцов или двух или более ответчиков одним адвокатом в одном гражданском процессе возможно.

Может ли один адвокат защищать двоих

Часть 6 ст.49 УПК РФ полностью повторяет ч.6 ст.47 УПК РСФСР, где сказано, что одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Значит, если не противоречат — то может. Но на практике даже в этом случае возникают проблемы.

Конечно, защищать сразу двух обвиняемых по одному уголовному делу адвокату удобно и выгодно — это экономия времени и более высокий гонорар. И действительно, в адвокатской практике все чаще встречаются такие случаи. Но сама эта практика и показывает, что между двумя и более обвиняемыми по одному делу на судебной стадии рассмотрения дела почти всегда возникают противоречия. Все очень просто: защищаясь от обвинения, они «валят» вину друг на друга. Именно такой, заранее, впрочем, предвидимый результат был получен по изучении 50 уголовных дел, рассмотренных районными судами г. Москвы, в которых один адвокат защищал двух и более подсудимых.

Например, при производстве предварительного следствия в ОВД «Нагорный» г. Москвы адвокат К. защищал интересы двух обвиняемых С. и Л. по факту тайного хищения имущества из автомашины. Обвиняемый С. дал показания о том, что у него была договоренность с Л. о краже из автомашины только магнитолы, а как оказались в руках Л. колонки ему неизвестно. Обвиняемый Л. от дачи показаний на предварительном следствии отказался, воспользовавшись правом, предоставленным ему ст.51 Конституции РФ. Следователь оснований для отвода адвоката и запрета осуществлять защиту двух обвиняемых не имел, так как их интересы в тот момент, казалось, не противоречили друг другу. Противоречия появились в судебном заседании, где Л. показал, что о хищении магнитолы у него с С. договоренности не было. Они бесцельно слонялись по двору, как вдруг С. быстро вскрыл дверь стоящей автомашины, вытащил из нее колонки и всунул ему в руки, попросив подержать, а сам вновь нырнул в салон автомашины и извлек магнитолу. В этот момент они и были задержаны сотрудниками милиции. У него, подсудимого Л., никакого умысла на хищение чужого имущества не было: С. действовал один, совершенно самостоятельно. Давать показания на предварительном следствии отказался, так как был подавлен этим внезапным задержанием и последующим заключением под стражу. Л. настаивал на своих показаниях. В этих условиях С. отказался от услуг адвоката К. и заключил договор с другим адвокатом, но возможности его защиты новым адвокатом оказались, конечно же, усеченными, поскольку на предварительном следствии он в деле не участвовал.

Защищать интересы двух обвиняемых особенно выгодно адвокату по назначению. В каждой юридической консультации ведется учет дел, проведенных адвокатами по назначению. Каждый адвокат должен ежемесячно отработать несколько таких дел. Конечно же, практически бесплатная работа никого не прельщает. Если дежурному адвокату, выезжающему по вызову следователя для работы по назначению, удается участвовать в защите сразу двух или более обвиняемых одновременно, он за один раз выполняет месячный план работы по назначению.

Приведу пример. Адвокат С. вызван следователем для защиты по назначению в уголовном деле, возбужденном по факту хулиганства. Обоим обвиняемым по этому делу необходим адвокат по назначению, так как оба испытывают материальные затруднения. Адвокат приступил к их защите. Обвиняемый В. показал, что он не принимал участия в уличной драке, просто шел мимо и был задержан сотрудниками милиции. Обвиняемый М. от дачи показаний отказался. Дело поступило в Преображенский суд г. Москвы, где оба подсудимых выглядели не очень убедительно, так как все свидетели прямо показали на них как на активных участников уличной драки, которые при этом называли друг друга по именам, т. е. были знакомы. Подсудимый В. продолжал настаивать на своей непричастности, а второй подсудимый дал показания о том, что инициатором драки был именно В. и попросил предоставить ему другого адвоката. Адвокат по назначению выполнил план по защите двух обвиняемых, однако, качество такой защиты оставляет желать лучшего.

Получила распространение практика защиты двух и более обвиняемых адвокатами из числа бывших следственных работников. Такой, с позволения сказать, адвокат раздает свои визитки бывшим коллегам — следователям, которые, в свою очередь, рекомендуют своим подследственным заключить с ним соглашение. Показания обвиняемых «корректируются» так, чтобы скрыть противоречия их интересов, чтобы можно было защищать их одновременно. Совершенно очевидно, что польза от такой «защиты» равна нулю: почти всегда обвиняемый всеми способами пытается избежать уголовной ответственности или хотя бы получить минимальный срок наказания, и очень часто за счет своего «подельника». Адвокаты, специализирующиеся на уголовных делах, знают об этом. И все же берутся защищать одновременно двух и более клиентов в ущерб их интересам. Такие действия нельзя оценить иначе как нарушение права обвиняемого на защиту.

Случается, что защитниками двух обвиняемых, имеющих противоречащие друг другу интересы, являются адвокаты, состоящие в близком родстве. Например, отец и сын. Кто из обвиняемых может рассчитывать при этом на полноценную защиту? Ясно, что не оба.

Беспристрастной, полноценной защиты у адвокатов — близких родственников не получится. Они пойдут на «компромисс» — в пользу того, кто заплатит более высокий гонорар, за счет интересов другого подзащитного.

С учетом приведенных доводов и соображений ч.6 ст.49 УПК РФ предлагаю изменить и дополнить следующим текстом: «Одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых по одному уголовному делу, так же как не могут быть защитниками двух подозреваемых или обвиняемых с противоречивыми интересами адвокаты — близкие родственники».

Конференция ЮрКлуба

одновременная защита двух подсудимых

beringaus 29 Авг 2014

Уважаемые члены клуба!

Кто-либо участвовал в суде при защите одновременно двух подсудимых одним адвокатом. Как давно это было (я лет 6-8 назад защищал двух подсудимых, но суд назначал одному из них ещё и в порядке ч.2 ст. 50 УПК РФ). А сейчас, слышал, просто не допускают. На днях хочу попробовать позащищать двоих!.

Dachnik 29 Авг 2014

Не надо экспериментов ибо впоследствии может произойти так, что Вы вообще вылетите из дела. Причём в самый ответственный момент.

XoxoLLL 04 Сен 2014

У двух генералов (оба обвиняемые) по одному очень громкому делу один адвокат. Пока вроде не отвели.

В целом, согласен с Дачником.

Самому интересна немного другая ситуация. Два ордера одного адвоката по уголовному делу: один на свидетеля по делу, другой на обвиняемого. Позиции и показания не противоречат. Есть основания для отвода, как думаете?

Сообщение отредактировал XoxoLLL: 04 Сентябрь 2014 — 18:06

Dachnik 05 Сен 2014

Самому интересна немного другая ситуация. Два ордера одного адвоката по уголовному делу: один на свидетеля по делу, другой на обвиняемого. Позиции и показания не противоречат. Есть основания для отвода, как думаете?

Т.е. сначала был свидетелем , а потом, как обычно, изменили статус ? Если так то нормально.

Если по другому- тады ОЙ.

OldmAN 05 Сен 2014

Самому интересна немного другая ситуация. Два ордера одного адвоката по уголовному делу: один на свидетеля по делу, другой на обвиняемого. Позиции и показания не противоречат. Есть основания для отвода, как думаете?

Было у меня такое пару раз. Разок прошло нормально. Во второй раз — следствие шло довольно конфликтно, следопут рассчитывал на иной результат, но я сначала защитил подозреваемого, потом пришел на допрос со свидетелем. Следопут вынес постановление, названное как «постановление об отводе защитника» , в котором «руководствуясь статьями 39,72,74-76, 79 и иными положениями УПК РФ( ), постановил: отвести адвоката от участия в представлении интересов свидетеля». Обстебал перлы в жалобе, но жалобу оставили без удовлетворения, а нам и не нужно было, потому как свидетель пришел к следователю с другим адвокатом и все равно дал показания совершенно неустраивающие следствие.

По моему мнению, отвод адвоката приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи в соответствии с п.6 ч.4 ст. 56 и ч.5 ст. 189 УПК РФ, действующим УПК РФ не предусмотрен.