Неприкосновенность жилища относится

Неприкосновенность жилища

Жилище неприкосновенно. Именно так статья 25 Конституции Российской Федерации определяет одно из основных прав граждан. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Право на неприкосновенность жилища — это установленные в Конституции РФ и нормах международного права социальные правомочия человека и гражданина по обеспечению безопасного и комфортного проживания, предусматривающие свободное волеизъявление лица при принятии решения о допуске посторонних в свое жилище (пространственно ограниченное помещение).

Нарушение данного конституционного права влечет уголовную ответственность по статье 139 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ).

Данное преступление относится к преступлениям небольшой тяжести, поэтому дела данной категории рассматривают мировые судьи в случае, если виновным не совершены и иные более тяжкие преступления. В соответствии со статьей 151 УПК РФ по уголовным делам указанной категории предварительное следствие проводится следователями Следственного комитета России.

Согласно части 1 статьи 139 УК РФ за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, предусматривается уголовная ответственность в виде штрафа в размере до 40000 рублей, либо обязательных работ на срок до 360 часов, либо исправительных работ на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Согласно Примечанию к ст. 139 УК РФ (в ред. от 20.03.2001), под жилищем понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

То есть жилищем может быть индивидуальный дом, квартира, комната в гостинице или общежитии, дача, садовый домик, сборный домик, бытовка или иное временное сооружение, специально приспособленное и используемое в качестве жилья на строительстве железных дорог, линий электропередач и других сооружений.

К жилищу не относятся надворные постройки, погреба, амбары, гаражи и другие помещения, отделенные от жилых построек и не используемые для проживания людей. К жилищу, даже временному, не может быть отнесено купе поезда, каюта теплохода, поскольку поезд и теплоход являются транспортными средствами.

Правом на неприкосновенность жилища обладают как лица, наделенные правом пользования или правом собственности на занимаемое жилое помещение в качестве места жительства либо места пребывания, которое подтверждено правоустанавливающими документами (договоры аренды, найма, субаренды, поднайма, ордер, свидетельство о праве собственности и т.п.), так и лица, вселенные в жилое помещение (в том числе на время) по воле проживающих в нем на законном основании.

С объективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется активной формой поведения в виде незаконного проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица.

Способ проникновения в жилище для квалификации основного состава рассматриваемого преступления значения не имеет. Он может быть открытым или тайным, совершенным как в присутствии в жилище проживающих там лиц или других людей, так и в их отсутствие, включать как непосредственное проникновение человека в жилище, так и контролирование жилища изнутри с помощью специальных технических средств.

Такой способ незаконного проникновения в жилище, как применение насилия или угрозы его применения, образует квалифицированный состав преступления, предусмотренный частью 2 статьи 139 УК РФ. За незаконное проникновение в жилище, совершенное с применением насилия или угрозы его применения, предусматривается более строгое уголовное наказание в виде штрафа в размере до 200000 рублей, исправительных работ на срок до двух лет, принудительных работ на срок до двух лет, либо лишения свободы на срок до двух лет.

Преступление считается оконченным с момента проникновения в жилище и совершается с прямым умыслом.

Субъектом преступлений, предусмотренных ч.ч. 1, 2 ст. 139 УК РФ, является любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Если проникновение в жилище выступает способом совершения другого преступления и при этом является его квалифицирующим признаком, например, кражи, грабежа, разбоя (ст.ст. 158, 161, 162 УК), то такое деяние не образует совокупности составов преступления и дополнительной квалификации по ст. 139 УК РФ не требует. Однако незаконное проникновение в жилище, связанное с совершением иных преступлений (например, убийства, изнасилования и т.д.), квалифицируется по совокупности ст. 139 УК РФ с этими преступлениями, в этом случае мотив незаконного проникновения в жилище на наличие данного состава преступления не влияет.

Специальным субъектом незаконного проникновения в жилище является лицо, использующее для этого свое служебное положение. Такое лицо привлекается к уголовной ответственности по части 3 ст. 139 УК РФ, по которой предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительных работ на срок до трех лет, либо ареста на срок до четырех месяцев, либо лишения свободы на срок до трех лет.

Вместе с тем, нарушение неприкосновенности жилища хотя и против воли проживающего в нем лица, но основанное на положениях Закона о полиции, нормах УПК, Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и др., не образует состава данного преступления.

Так, в соответствии со ст. 15 Закона о полиции не образует нарушения неприкосновенности жилища использование права проникновения сотрудников полиции в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории,

занимаемые организациями (за исключением помещений, земельных участков и территорий дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств, представительств международных организаций), в случаях, предусмотренных законодательством РФ, а также: 1) для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях; 2) для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления; 3) для пресечения преступления; 4) для установления обстоятельств несчастного случая.

Кроме того, не является нарушением неприкосновенности жилища проведение оперативно-розыскных мероприятий, сопряженное с вхождением в него с согласия хотя бы одного из проживающих в нем лиц либо в их отсутствие, но с разрешения и в присутствии администрации гостиницы, санатория, дома отдыха, другого подобного учреждения, если такие мероприятия не связаны с отысканием, осмотром вещей, имущества, принадлежащего лицам, постоянно или временно в них проживающих, и при условии, если вхождение в помещение в их отсутствие представителей администрации предусмотрено правилами пребывания (проживания, внутреннего распорядка) или условиями договора (уборка помещения, ремонт сантехнического оборудования и др.).

Неприкосновенность жилища — конституционное право граждан (Г.П. Макаров, «Гражданин и право», N 1, январь 2008 г.)

Неприкосновенность жилища — конституционное право граждан

Конституционное право на неприкосновенность жилища закреплено в ст. 25 Конституции РФ, которой установлено: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

Это право гражданина направлено на охрану со стороны государства его жилья от незаконных вторжений, обысков и других посягательств должностных лиц и отдельных граждан.

Право на неприкосновенность жилища относится к числу основных гражданских прав и свобод, гарантируемых Конституцией РФ согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. Оно предоставляет гражданину возможность беспрепятственного выбора различных вариантов личной жизни (семейной, одинокой), устройства быта, нравственного поведения, если оно не противоречит нормам права и принципам общественной морали.

Социальная ценность права на неприкосновенность жилища выражается в том, что оно обеспечивает такое существенное личное благо, как возможность уединения и частной жизни, недопустимость произвольного, незаконного вмешательства в область личной свободы человека, является защитным правовым средством от неправомерных действий должностных лиц, влекущих ухудшение качества жилища и коммунального обслуживания проживающих.

Понятие неприкосновенности жилища. В юридическом смысле право гражданина на неприкосновенность жилища проявляется как личное право, закрепленное в различных правовых нормативных актах: от Конституции РФ, законодательства субъектов Федерации и до решений органов местного самоуправления. Совокупность этих норм обеспечивает юридическую защиту неприкасаемости жилища граждан.

Но решающими остаются нормы, содержащиеся в Конституции РФ и смежные с правом неприкосновенности жилища, которые тесно связаны друг с другом и обеспечивают различные стороны индивидуальной свободы. Если право на неприкосновенность личности (ст. 22) гарантирует личную свободу, безопасность гражданина, его жизнь и здоровье, то право на неприкосновенность жилища (будучи логическим продолжением первого) обеспечивает человеку возможность уединения, ведения частной жизни в своем жилище.

Связь права на жилище (ст. 40) с правом на его неприкосновенность выражается в том, что первое выступает как одна из гражданско-правовых (конституционных) гарантий второго. Пунктом 1 ст. 40 Конституции РФ установлено: «Каждый имеет право на жилище, никто не может быть произвольно лишен жилища». Это означает, что даже граждане, самовольно построившие дома или самоуправно занявшие квартиры и пользующие ими без юридических оснований, не лишены права на неприкосновенность жилища до вынесения соответствующего решения суда.

Конституционное право на неприкосновенность частной жизни (ст. 23) немыслимо без гарантии прав на неприкосновенность жилища, с которыми связана значительная часть коммуникационных отношений в личной жизни человека. Тайны частной жизни, хранящиеся в жилище и интересующие компетентные органы, не могут быть доступны без обоснованного судебного решения.

Согласно ст. 42, каждый имеет право на благоприятную окружающую экологическую среду и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическими нарушениями. Государственная защита права неприкосновенности гарантируется статьей 45 Конституции РФ. При этом устанавливается, что каждый гражданин вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одновременно государство обязано возмещать вред, причиненный гражданам незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (с. 53).

В буквальном смысле понятие «неприкосновенность» можно понять так: человек не может быть подвергнут принудительным мерам, откуда бы они ни исходили.

Но в Конституции РФ в это понятие заложен более широкий смысл. Право на неприкосновенность жилища нельзя рассматривать как средство глухой, непроницаемой защиты между областью личной частной жизни и интересами общества.

Во-первых, принудительная власть есть во всяком человеческом общежитии, и принуждение — неотъемлемый атрибут любой социальной общности. При этом существуют различные виды принуждения. Но когда речь идет о неприкосновенности жилища, то имеется в виду свобода от таких принудительных мер, которые представляют угрозу для личной безопасности человека, возможности его уединения и ведения частной жизни.

Во-вторых, потребность применения государственно-принудительных мер (например, обысков, выемок) диктуется необходимостью борьбы с преступностью, охраны правопорядка, обеспечения законности. Принуждение является вынужденной реакцией на неправомерное поведение гражданина. Оно необходимо для защиты интересов общества и его граждан и регламентировано нормами уголовного, административного и процессуального законодательства, устанавливающего не только исключительные основания, когда компетентные должностные лица вправе войти в жилище помимо воли проживающих в нем лиц, но также их ответственность за противоправное посягательство на неприкосновенность жилища. Такие нормы содержатся в Федеральном законе «О милиции» (п. 18 ст. 11) и в других законодательных актах.

В некоторых случаях известные ограничения права на неприкосновенность жилища могут быть связаны с охраной интересов самого человека, а также окружающих его людей (например, проведение дезинфекции врачами в квартире заразного больного вопреки его желанию).

Однако все эти ограничения права на неприкосновенность жилища не могут выходить за пределы ограничений конституционных прав и свобод, предусмотренных частью 3 ст. 55 Конституции РФ, которой установлено: «Права человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

В пределах конституционных ограничений прав и свобод граждан частью 3 ст. 3 ЖК РФ установлено: «Проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан допускается в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо происшедшего несчастного случая».

Статья 25 Конституции РФ состоит по существу из двух частей (что наблюдается и в ст. 3 ЖК РФ):

Первая — «Жилище неприкосновенно». Это законченная правовая норма, выражающая сам принцип неприкосновенности жилища, который предполагает широкий аспект возможных его нарушений и который не может быть сведен только к уголовно наказуемому деянию.

Вторая — «Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения». В данном случае незаконное проникновение в жилище является лишь одним из многих возможных нарушений его неприкосновенности, хотя по степени общественной опасности оно наиболее значимо и карается по ст. 139 УК РФ.

Право на неприкосновенность жилища складывается из конституционных, уголовных, гражданских и административных правовых и процессуальных норм.

Эти нормы исходят из того, что современное жилище имеет двойственный характер: с одной стороны, оно является традиционным домашним очагом, местом, закрытым от чужих взоров, свободным от посторонних бесцеремонных и грубых вторжений; с другой — это ячейка, составная часть общей индустрии быта, связанная с многочисленными коммуникациями (электричество, водоснабжение, газификация, водоотведение, телефонная связь, телевидение и т.п.).

Поэтому нарушения права неприкосновенности жилища могут быть выражены не только в виде незаконного проникновения посторонних лиц в жилище, но и в самоуправных действиях должностных и иных ответственных лиц по произвольному отключению систем жизнеобеспечения жилых помещений, а также в действиях допускающих порчу и преждевременный износ жилых зданий, игнорирующих санитарно-эпидемиологические требования (грызуны в подвальных помещениях), что влечет гражданскую и административную ответственность. Подобные нарушения права граждан на неприкосновенность жилища стали сегодня повседневной явью, о чем неустанно вещают средства массовой информации.

Итак, можно заключить, что сущность права неприкосновенности жилища состоит в следующем:

во-первых, какое-либо вторжение в жилище без согласия проживающих в нем граждан в принципе запрещено и уголовно наказуемо. Оно может быть осуществлено в исключительных, строго указанных в законе случаях;

во-вторых, нарушение неприкосновенности жилища может происходить и по другим основаниям, не связанным с незаконным проникновением в него постороннего лица (лиц). Такими основаниями могут служить противоправные действия должностных и иных лиц по произвольному отключению жилища от систем жизнеобеспечения, приводящие к порче жилища и находящегося в нем имущества, нарушающие установленные санитарно-эпидемиологические требования, что влечет за собой, как отмечалось, имущественную (гражданскую) или административно-правовую ответственность.

Говоря о неприкосновенности жилища, необходимо иметь четкое представление и о содержании самого понятия «жилище». Многообразие его форм в виду как постоянных капитальных строений, так и временных — вплоть до сборно-разборных щитовых домов, строительных вагончиков, балков и жилищ оленеводов (чумы, яранги, юрты) — создает серьезные трудности в определении понятия жилища и в применении конституционной нормы о его неприкосновенности. Ведь сегодня не редкость, когда жилищем становятся и строения на свалке, в которых проживают герои Э. Рязанова «Небеса обетованные».

Жилищное законодательство, включая Жилищный кодекс РФ, не дает определения понятия «жилище». Данный Кодекс указывает лишь на то, что объектами жилищных прав являются жилые помещения: жилой дом, квартира, комната, часть жилого дома и часть квартиры (ст. 16 ЖК РФ). При этом жилым помещением признается изолированное помещение, которое, (согласно ч. 2 ст. 15 ЖК РФ) является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан, т.е. отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, а также иным требованиям законодательства.

Однако понятие «жилище» значительно шире понятия «жилое помещение», которое используется в ЖК РФ. Когда в конституционном праве употребляется термин «жилище», то имеется в виду жилое помещение как граница сферы частной жизни граждан, которая, за исключением строго установленных законом случаев, не может быть нарушена. Поэтому жилище в конституционном смысле — не только жилое помещение, постоянное или временное, но и все вспомогательные, подсобные помещения, функционально связанные с жилым строением и расположенные на определенной территории, граница которой определяет сферу известной обособленности личной жизни гражданина от окружающих. В этой связи право на неприкосновенность жилища распространяется не только на капитальные жилые строения, прочно связанные с землей, но и на указанные выше приспособленные под жилье временные строения и передвижные жилищные устройства. Однако ЖК РФ отношения по поводу пользования этими объектами не регулирует.

Несколько поправилось дело после внесения примечания к ст. 139 УК РФ, которое дает следующее определение понятию «жилище»: «Под жилищем в настоящей статье, также в других статьях настоящего Кодекса понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания». (Примечание введено Федеральным законом от 20 марта 2001 г. N 26-ФЗ.)

ЖК РФ, принятый тремя годами позже указанного примечания, не ввел в текст ст. 16 последнюю фразу: «. а равно иное помещение и строение, не входящие в жилищный фонд. » В результате все приспособленные для жилья дополнительные помещения выпали из правового поля жилищных отношений.

О том, что «жилище» более широкое понятие, чем просто «жилое помещение», можно сделать вывод из практики Европейского суда по правам человека. Так, по делу «Баркли против Соединенного Королевства» Суд признал жилищем фургоны, которые заявительница — цыганка разместила на принадлежащем ей участке земли и в которых она проживала со всей своей семьей.

В соответствии с нормами ЖК РФ (ч. 2 ст. 3) запрещать проникновение в жилище посторонних, в том числе должностных лиц могут только те граждане, которые проживают в этом жилище на законных основаниях, т.е. если они в установленном порядке зарегистрированы по месту жительства или месту пребывания. Местом жительства признается место, где гражданин проживает постоянно или преимущественно (ст. 20 ГК РФ). Местом пребывания является место, где гражданин проживает временно (гостиница, санаторий, дом отдыха, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина). Именно эта категория граждан может запрещать проникновение в занимаемое ими жилое помещение. В данном случае ЖК РФ существенно сужает круг лиц, ограничивая его только гражданами, проживающими на законных основаниях, что находится в противоречии с Конституцией РФ и соответствующими решениями Европейского суда по правам человека, поскольку нарушение права на неприкосновенность жилища может иметь место и тогда, когда те или иные граждане используют жилые помещения, не имея на то законных оснований. Так в постановлении от 18 ноября 2004 г. по делу «Прокопович против России» Европейский суд по правам человека признал жилищем заявительницы квартиру ее гражданского мужа, в которой она проживала без прописки и без оформления брака в течение 10 лет до смерти мужа и из которой была затем выселена.

Такое отношение Европейский суд выработал на основе рассмотрения жалоб на нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, провозгласившей, что «каждый имеет право на уважение: его жилища». Приведенный пример может наглядно служить раскрытию полноты содержания ст. 40 Конституции РФ о праве каждого на жилище и о недопустимости его произвольного лишения.

Как отмечалось, право на жилище и право на его неприкосновенность взаимосвязаны и не могут противопоставляться, поскольку первое является имущественным правом, второе же таковым не является, а выражает лишь волю проживающего в данном жилище гражданина.

В этой связи следует заметить антигуманную сущность выселения граждан из жилого помещения. Как показывают исследования РАН, бомжами (бродягами) становятся люди в силу самых непредвиденных, чаще всего не зависящих от них обстоятельств, обмана со стороны криминальных структур, разного рода аферистов и т.д.

Лишают людей жилья и на основании законодательных актов, не соответствующих Конституции РФ. Так, статья 31 ЖК РФ предоставляет собственнику жилого помещения право выселения бывших членов его семьи, если они не являются участниками долевой собственности на данное жилое помещение. Без их согласия собственник может продать, подарить, заложить, обменять принадлежащее ему жилье, и уже новый собственник вправе предъявить требование к выселению указанных граждан.

Статья 31 ЖК РФ вызвала широкие толки и даже общественное возмущение. В настоящее время в Госдуме ведется рассмотрение предложенных для внесения в эту статью изменений. Депутаты пытаются найти компромиссное решение — не ущемить права собственника и не оставить без жилья бывших членов его семьи.

Собственники жилых помещений стали таковыми, как правило, за счет бесплатной приватизации государственного и муниципального жилья. Дети собственника жилого помещения, родившиеся после приватизации этого помещения и проживающие совместно с собственником на правах членов его семьи, имеют право пользования данным жильем наравне с собственником. Но они лишаются этого права, если выделяются из состава семьи собственника. В этом случае новая семья, включая несовершеннолетних детей, может быть по требованию собственника выселена без предоставления другого жилого помещения в порядке, установленном данной статьей ЖК РФ.

Гарантии и защита права неприкосновенности жилища. Государство должно гарантировать реальную охрану прав и свобод граждан, прежде всего путем устранения препятствий, которые мешают использовать эти права.

Статьей 46 Конституции РФ каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод. Он вправе обжаловать в суде решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Для защиты своих прав граждане могут использовать средства массовой информации, обратиться в суд, обжаловать незаконные действия должностных лиц. За человеком признается право необходимой обороны, когда вторгаются в его жилище и гражданин вынужден самостоятельно отражать преступное посягательство на его имущество и жизнь.

Если исчерпаны все имеющиеся внутри-государственные средства правовой защиты, каждый гражданин вправе обращаться в соответствии с международными договорами Российской Федерации в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека. При этом соответствующая жалоба подается гражданином в Комитет по защите прав человека, решение которого не является обязательным, но имеет большое моральное значение.

Право на защиту неприкосновенности жилища может осуществляться в порядке уголовного, гражданского и административного судопроизводства, в зависимости от того, к какой отрасли права относятся нормы, закрепляющие юридические гарантии неприкосновенности жилища.

К уголовно-правовым гарантиям этого права относится статья 139 УК РФ, предусматривающая ответственность при совершении уголовного деяния в форме незаконного проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица. Данной статьей предусмотрено следующее:

— незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, наказывается штрафом в размере от 50 до 100 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ) или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от 120 до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев;

— то же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, наказывается штрафом в размере от 200 до 500 МРОТ или в размере заработной оплаты или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет;

— деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, наказываются штрафом в размере от 500 до 800 МРОТ или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Проникновение — это вторжение в жилище. Оно может совершаться не только тайно, но и открыто, как с преодолением препятствий или сопротивления людей, так и беспрепятственно, а равно с помощью различных приспособлений. Незаконным признается любое не санкционированное в установленном законом порядке и без согласия проживающих в нем вторжение в жилище без ведома потерпевшего, использование жилища в отсутствие владельца, незаконный обыск, незаконное выселение, иные незаконные действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан. Основания и ограничения данного конституционного права предусмотрены соответствующими нормами федеральных законов «О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности», «О федеральных органах государственной безопасности».

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) предоставляет следователю право произвести обыск незамедлительно, если этого требуют обстоятельства дела, с последующим уведомлением судьи. Обыск, проведенный в таких ситуациях, не должен считаться незаконным, если он затем подтвержден судьей.

Состав преступления, предусмотренного частью 1 ст. 139 УК РФ, формальный, а следовательно, преступление является оконченным с момента проникновения преступника в чужое жилище.

Субъектом рассматриваемого преступления может являться любое физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Субъективная сторона преступления включает вину в форме прямого умысла, т.е. лицо сознает, что своими действиями нарушает конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, и желает этого.

В ч. 2 ст. 139 УК РФ предусмотрена ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения. Дополнительным объектом данного преступления могут быть личная неприкосновенность, здоровье и личная свобода граждан.

Квалифицированный состав рассматриваемого преступления предусмотрен частью 3 ст. 139 УК РФ. Квалифицированным признаком является использование лицом для совершения преступления своего служебного положения.

Незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица с использованием виновным служебного положения возможно в случаях, когда такое лицо вообще не имеет полномочий, связанных с каким-либо ограничением права граждан на неприкосновенность жилища. Незаконным будет проникновение в жилище и в тех случаях, когда указанные полномочия у лица имеются, но отсутствуют законные основания для подобных ограничений.

Проникновение в жилище незаконно и тогда, когда есть законные основания и полномочия для производства действий, связанных с ограничением права гражданина на неприкосновенность жилища, однако осуществляются эти действия с нарушением установленного законом порядка.

Если незаконное проникновение сопровождалось взломом замков или иных запирающихся устройств, порчей стен, пола, повреждением иного имущества, содеянное должно квалифицироваться по совокупности ст. 139 и 167 УК РФ. В случаях, когда после незаконного проникновения в жилище совершена кража, содеянное квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 139 УК РФ не требует.

Реальность неприкосновенности жилища гарантируется и нормами гражданского (жилищного) права.

Часть 4 ст. 3 ЖК РФ конкретизирует положение ст. 40 Конституции РФ «О праве на жилище»: никто не может быть произвольно лишен жилища. Сюда относятся: недопустимость выселения в принципе; предоставление в большинстве случаев нового жилья выселяемым; обязательная юридическая процедура и установленные в законе случаи и основания, когда выселение допускается без предоставления другого жилого помещения.

Эти существенные гражданско-правовые гарантии права неприкосновенности жилища предусмотрены нормами большей части жилищного законодательства. Так, статья 89 ЖК РФ допускает выселение граждан из жилых помещений, но с предоставлением другого благоустроенного жилья, в случае, если:

1) дом, в котором находится жилое помещение, подлежит сносу;

2) жилое помещение подлежит переводу в разряд нежилого;

3) жилое помещение признано непригодным для проживания;

4) в результате проведения капитального ремонта или реконструкции дома жилое помещение не может быть сохранено или его общая площадь уменьшится, в результате чего проживающие в нем наниматель и члены его семьи могут быть признаны нуждающимися в дополнительных жилых помещениях.

При проведении капитального ремонта или реконструкции дома, если их нельзя осуществить без выселения нанимателя, наймодатель обязан предоставить нанимателю и членам его семьи на время проведения ремонта или реконструкции другое жилое помещение без расторжения договора социального найма жилого помещения.

Прямое отношение к реализации права на неприкосновенность жилища имеют гарантии, предусмотренные нормами гражданско-процессуального права. Эти гарантии состоят, в частности, в категорическом запрете ночных вторжений судебного пристава в дома граждан, в недопустимости личного обыска должника и посягательств на его личную свободу и достоинство со стороны судебного пристава.

По гражданскому праву нарушение неприкосновенности жилища, повлекшее вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом (физическим или юридическим), причинившим вред (ст. 1064 ГК РФ).

Для наступления гражданско-правовой ответственности за допущенное нарушение необходимо наличие следующих условий: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда; причинная связь между двумя первыми элементами; наличие вины причинителя вреда.

Под вредом понимается материальный ущерб, который выражается в уменьшении имущества потерпевшего в результате нарушения его права на неприкосновенность жилища. Вред в рассматриваемых отношениях — не только обязательное условие, но и мера ответственности. Размер возмещения, по общему правилу ст. 1064 ГК РФ, должен быть полным, т.е. потерпевшему возмещается как реальный ущерб, так и упущенная выгода.

Гарантии неприкосновенности жилища содержатся и в нормах административного законодательства.

К ним относятся административно-правовые гарантии защиты неприкосновенности жилища при вхождении в него работника милиции, представителей жилищных органов, противопожарных, санитарных и иных административных служб. Эти гарантии состоят в том, что указанные лица могут входить в жилище без согласия хозяина лишь в предусмотренных законодательством случаях, в определенное время и с соблюдением установленной процедуры.

Административно-правовыми нормами установлена ответственность за нарушение правил содержания и ремонта жилых домов и квартир, произвольное отключение электроэнергии, водо- и теплоснабжения, газа, за неисправность санитарно-технического оборудования, лифтов, обезображивание стен лестничных маршей и коридоров, разрушение запорных устройств и другие действия, повлекшие за собой частичное разрушение объекта жилищного фонда, утрату или ухудшение физических потребительских свойств, снижение оценочной стоимости.

Статьей 7.22 Кодекса РФ об административных правонарушениях (КоАП) установлено, что лица, ответственные за содержание жилых домов и жилых помещений, обязаны соблюдать правила содержания и ремонта этих объектов либо порядок признания их непригодными для постоянного проживания с целью перевода их в нежилые, а равно не могут осуществлять переоборудование жилых домов и жилых помещений без согласия нанимателя (собственника), если переоборудование существенно изменяет условия пользования жилым домом или жилым помещением.

Такие деяния влекут наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 40 до 50 МРОТ; на юридических лиц — от 400 до 500 МРОТ.

Содержание жилого дома (жилой комнаты) — это комплекс работ по созданию необходимых условий для проживания людей и по обеспечению сохранности этих объектов, включающих в себя техническую эксплуатацию, санитарное обслуживание, текущий и капитальный ремонт.

В соответствии со ст. 17 ЖК РФ и Правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 г. N 25, определен порядок пользования жилыми помещениями государственного и муниципального жилищных фондов, а также принадлежащими гражданам на праве собственности жилыми помещениями в многоквартирных домах. В соответствии с этими нормами, а также Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда наймодатель и арендодатель жилья обязаны: систематически производить осмотр жилых домов и жилых помещений, осуществлять профилактическое обслуживание санитарно-технического и иного оборудования, находящегося в них; своевременно производить ремонт жилого дома и санитарно-технических устройств и оборудования; производить в установленные нормативные сроки необходимый капитальный ремонт в квартире нанимателя; заменять пришедшие в негодность вследствие нормального износа основные конструкции дома, двери, оконные переплеты, полы, ремонтировать санитарно-техническое оборудование и производить другие работы, предусмотренные указанными правилами.

Невыполнение этих работ, а также допущение неправомерного переоборудования жилых помещений дома без согласия нанимателя, например при капитальном ремонте, отсутствие надлежащего, прежде всего санитарно-гигиенического, порядка на придомовой территории — все это является объектом правонарушения, за совершение которого следует административное наказание в соответствии со ст. 7.22 КоАП.

Административную ответственность могут нести и граждане, не соблюдающие Правила пользования жилыми помещениями. Статьей 7.21 КоАП установлено:

«1. Порча жилых домов, жилых помещений, а равно порча их оборудования, самовольное переоборудование жилых домов и (или) жилых помещений либо использование их не по назначению влекут предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от 10 до 15 МРОТ.

2. Самовольная перепланировка в многоквартирных домах влечет наложение административного штрафа в размере от двадцати до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда».

Объективную сторону данного правонарушения образуют четыре вида альтернативных деяний: порча жилища; самовольное переоборудование жилища; использование жилища не по назначению; самовольная перепланировка жилых помещений.

Под порчей следует понимать качественное ухудшение жилищного имущества, т.е. такое изменение свойств, при котором существенно ухудшается его состояние, утрачивается часть полезных свойств (например, порча внутридомового водопровода) и оно становится частично непригодным для целевого использования.

Под самовольным переоборудованием жилого помещения (в ЖК РФ используется термин «переустройство») понимается установка, замена или перенос инженерных сетей и оборудования, которые требуют внесения изменений в технический паспорт жилого помещения, но произведены без соответствующих разрешений. Примером таких действий может служить установка бытовых электроплит вместо газовых, замена электрического оборудования, перенос инженерных сетей, трубопроводов, переоборудование балконов, лоджий, установка дополнительных элементов инженерного оборудования и т.п.

Использование жилища не по назначению означает использование его не для проживания граждан, как это установлено статьей 288 ГК РФ, а в корыстных целях: жилплощадь сдается под различного рода склады товаров, для размещения объектов промышленного характера и т.п.

Современное городское жилище является, как правило, высококомфортным. Его эксплуатация немыслима без централизованного обеспечения жизненно необходимыми ресурсами: водой, теплом, электроэнергией, газом и т.д. Кроме того, необходимы централизированные услуги: обслуживание мест общего пользования и лифтового хозяйства, внеквартирного инженерного оборудования, придомовой территории, сбор и вывоз бытовых отходов, уборка и ремонт тротуаров, озеленение, уличное освещение и т.п. Порядок предоставления коммунальных услуг населению, права и обязанности потребителей, обязанности и ответственность исполнителей услуг регламентированы ЖК РФ, ГК РФ, Правилами предоставления коммунальных услуг, утвержденными постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1994 г. N 1099, а также рядом других нормативных правовых актов федерального, регионального и местных уровней.

Статьей 7.23 КоАП установлено: «Нарушение нормативного уровня или режима обеспечения населения коммунальными услугами влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц — от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда».

Объективная сторона правонарушения выражается в двух видах действий — в нарушении нормативов коммунальных услуг и в нарушении режима предоставления коммунальных услуг.

Нормативы потребления коммунальных услуг, ставки и тарифы на них применительно к каждому виду этих услуг утверждаются органами местного самоуправления на основе федеральных и региональных стандартов (кроме электроэнергии и газа).

Нарушение нормативного уровня или режима обеспечения населения коммунальными услугами заключается в несоблюдении технологических процессов, приведших к снижению качества и объемов предоставляемых услуг.

В случае если незаконное прекращение или ограничение подачи потребителям электрической энергии либо отключение других источников жизнеобеспечения приводит к смерти человека или к иным тяжким последствиям, виновные должностные лица могут быть привлечены к уголовной ответственности (ст. 215.1 УК РФ).

Ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации домов и жилых помещений несут граждане, должностные и юридические лица по ст. 6.4 КоАП.

Для граждан такие нарушение влекут наложение административного штрафа в размере от 5 до 10 МРОТ; на должностных лиц — от 10 до 20 МРОТ; на юридических лиц — от 100 до 200 МРОТ или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

«Гражданин и право», N 1, январь 2008 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Неприкосновенность жилища — конституционное право граждан