Отказ от заключения договора на водоснабжение

Абонент обязан заключить договор холодного водоснабжения с гарантирующим поставщиком, к сетям которого подключен объект абонента

Согласно п.8,11 ст.7 Федерального закона от 07.12.2011 N 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» организация, осуществляющая холодное водоснабжение и (или) водоотведение, в течение шести месяцев с даты наделения ее в соответствии со статьей 12 вышеуказанного Федерального закона статусом гарантирующей организации обязана направить абонентам, объекты капитального строительства которых подключены (технологически присоединены) к централизованным системам холодного водоснабжения и (или) водоотведения и которые не имеют соответствующего договора с этой организацией, предложения о заключении договоров холодного водоснабжения, договоров водоотведения (единых договоров холодного водоснабжения и водоотведения). Абонент в течение 30 дней с момента поступления ему предложения о заключении договора (договоров) обязан заключить указанный договор (договоры) с гарантирующей организацией либо представить гарантирующей организации письменный отказ от заключения такого договора (договоров). В случае, если по истечении этого срока абонент не подписал указанный договор (договоры) или не представил письменный отказ от заключения договора (договоров), договор (договоры) считается заключенным.

В целях обеспечения горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения организации, эксплуатирующие отдельные объекты централизованных систем горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, заключают договоры по водоподготовке, по приготовлению горячей воды, по транспортировке воды (горячей воды), по транспортировке сточных вод, по очистке сточных вод, по обращению с осадком сточных вод и (или) иные договоры, необходимые для обеспечения горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения.

Указанные выше договоры заключаются в соответствии с гражданским законодательством. Договоры по транспортировке воды (горячей воды) и договоры по транспортировке сточных вод заключаются в соответствии с гражданским законодательством с учетом положений статей 16 и 17 вышеуказанного Федерального закона.

Собственники и иные законные владельцы водопроводных и (или) канализационных сетей не вправе препятствовать транспортировке по их водопроводным и (или) канализационным сетям воды (сточных вод) в целях обеспечения горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения абонентов, объекты капитального строительства которых подключены (технологически присоединены) к таким сетям, а также до установления тарифов на транспортировку воды по таким водопроводным сетям и (или) на транспортировку сточных вод по таким канализационным сетям требовать возмещения затрат на эксплуатацию этих водопроводных и (или) канализационных сетей.

Пунктами 8,16,17,35 Правил холодного водоснабжения и водоотведения, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июля 2013 г. N 644, предусмотрено, что основанием для заключения договора холодного водоснабжения является заявка абонента на заключение такого договора, подписанная абонентом или уполномоченным им лицом, действующим от имени абонента на основании доверенности, либо предложение о заключении договора от организации водопроводно-канализационного хозяйства (гарантирующей организации после выбора такой организации).

Абонент обязан заключить договор холодного водоснабжения, договор водоотведения или единый договор холодного водоснабжения и водоотведения в порядке и сроки, которые установлены настоящими Правилами.

Помощник прокурора Пролетарского района г. Тулы юрист 3 класса Е.И. Поступальская

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 июля 2015 г. N Ф04-20714/15 по делу N А75-3295/2014 (ключевые темы: водоотведение — социальная сфера — заключение муниципального контракта — публичный договор — коммунальные услуги)

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23 июля 2015 г. N Ф04-20714/15 по делу N А75-3295/2014

Дело N А75-3295/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 16 июля 2015 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 23 июля 2015 года.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Севастьяновой М.А.,

судей Рябининой Т.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу муниципального казенного учреждения «Служба единого заказчика по эксплуатации объектов социальной сферы» Сургутского района на решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 18.11.2014 (судья Зуева И.В.) и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2015 (судьи Кудрина Е.Н., Грязникова А.С., Солодкевич Ю.М.) по делу N А75-3295/2014 по иску муниципального казенного учреждения «Служба единого заказчика по эксплуатации объектов социальной сферы» Сургутского района (628433, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Сургутский район, поселок городского типа Белый Яр, улица Маяковского, дом 1, корпус А, ОГРН 1058603850238, ИНН 8617020643) к муниципальному унитарному предприятию «Управление тепловодоснабжения и водоотведения «Сибиряк» муниципального образования сельское поселение Нижнесортымский (628447, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Сургутский район, поселок Нижнесортымский, переулок Таежный, дом 4, ОГРН 1098617000866, ИНН 8617028226) о понуждении к заключению муниципального контракта.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, администрация Сургутского района.

муниципальное казенное учреждение «Служба единого заказчика по эксплуатации объектов социальной сферы» Сургутского района (далее — Учреждение) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры с исковым заявлением к муниципальному унитарному предприятию «Управление тепловодоснабжения и водоотведения «Сибиряк» муниципального образования сельское поселение Нижнесортымский (далее — Предприятие) об обязании заключить муниципальный контракт на холодное водоснабжение и водоотведение объектов социальной сферы сельского поселения Нижнесортымский в редакции истца.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена администрация Сургутского района (далее — Администрация).

Решением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 18.11.2014, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2015, в удовлетворении исковых требований отказано.

Учреждение обратилось с кассационной жалобой, в которой просит решение и постановление отменить, принять новый судебный акт.

В обоснование кассационной жалобы заявитель приводит следующие доводы: отказывая в обязании ответчика заключить договор по основанию отсутствия у него технической возможности оказания услуг водоснабжения и водоотведения, суды не учли представленный в дело договор подряда от 22.08.2003 капитального строительства, согласно которому реконструкция КОС-800 поселка Нижнесортымский должна быть закончена до 30.01.2015; делая вывод о том, что истец не является потребителем услуг ответчика, суды не приняли во внимание, что Учреждение на основании распоряжения главы Сургутского района от 03.06.2005 N 697р «Об урегулировании взаимоотношений муниципального учреждения «Служба единого заказчика по эксплуатации объектов социальной сферы», распоряжения от 20.03.2014 N 126-р «Об определении муниципальных органов и муниципальных казенных учреждений в целях заключения муниципальных контрактов», постановления Администрации от 04.08.2011 N 2784-нпа «Об утверждении перечня муниципальных функций, осуществляемых муниципальными казенными учреждениями Сургутского района», устава Учреждения, уполномочено организовать поставку коммунальных услуг к объектам социальной сферы сельского поселения Нижнесортымский, находящимся в собственности Сургутского района и осуществляет функции муниципального заказчика; ссылаясь в решении и постановлении на постановление Администрации от 17.10.2014 N 300, в котором указано на то, что на территории сельского поселения Нижнесортымский определены две гарантирующие организации в сфере водоснабжения и водоотведения, а именно, помимо ответчика, также открытое акционерное общество «Сургутнефтегаз», суды не исследовали схему водоснабжения и водоотведения поселка Нижнесортымский, утвержденную постановлением Администрации от 07.10.2014 N 283; судами не принята во внимание судебная практика по спорам между истцом и ответчиком о заключении муниципальных контрактов на поставку коммунальных услуг в 2013 и 2014 годах (дела N А75-3294/2014, N А75-3296/2014, N А75-4360/2013).

Представленный Предприятием отзыв на кассационную жалобу не может быть принят во внимание судом округа в связи с несоблюдением требований части 1 статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), а именно непредставлением доказательств его направления Учреждению и Администрации в срок, обеспечивающий ознакомление с ним указанных лиц. Почтовые квитанции от 14.07.2015 таким доказательством не являются. Поскольку отзыв поступил в электронном виде, он не подлежит возврату ответчику.

От Учреждения поступило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие представителя истца.

Учитывая надлежащее извещение лиц, участвующих в деле, о времени и месте проведения судебного заседания, кассационная жалоба согласно части 3 статьи 284 АПК РФ рассматривается в их отсутствие.

Проверив в соответствии со статьями 286 , 288 АПК РФ законность обжалуемых решения и постановления, суд кассационной инстанции приходит к выводу, что они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как следует из материалов дела и установлено судами, письмом от 04.10.2013 Предприятие уведомило Учреждение о том, что заключенные ранее договоры на оказание коммунальных услуг (теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения) на 2014 год пролонгированы не будут, в связи с чем с 01.01.2014 считаются расторгнутыми. Указанным письмом Предприятие запросило у истца заявку на заключение договора и пакет необходимых документов, в том числе для заключения договора водоснабжения и водоотведения.

Учреждение направило в адрес ответчика письма от 30.10.2013 N 2792, от 21.11.2013 N 2978 с просьбой заключить муниципальный контракт на холодное водоснабжение и водоотведение объектов социальной сферы сельского поселения Нижнесортымский: муниципального бюджетного образовательного учреждения дополнительного образования детей «Нижнесортымская детская школа искусств», муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения детский сад общеразвивающего вида с приоритетным осуществлением деятельности по познавательно-речевому развитию детей «Северное сияние», муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения детский сад общеразвивающего вида «Снежинка» с приоритетным осуществлением деятельности по социально-личностному развитию детей, муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Нижнесортымская средняя общеобразовательная школа» (далее — объекты социальной сферы), с приложением пакета документов для заключения муниципального контракта.

В письмах от 02.11.2013, 07.11.2013 Предприятие сообщило Учреждению о необходимости, помимо представленных документов также представить акты готовности теплопотребляющих установок в отношении социальных объектов к отопительному периоду.

В письмах от 25.12.2013, 27.12.2013, 30.01.2014, 28.02.2014 Предприятие отказало в заключении контракта, мотивируя отказ тем, что истец не является абонентом, потребителем, законным представителем абонентов, правомочным заключать контракты в отношении социальной сферы; из содержания договоров о сотрудничестве, заключенных между Учреждением и владельцами объектов социальной сферы не усматривается законных оснований для заключения договора энергоснабжения; проекты договоров направлены для подписания владельцам объектов социальной сферы.

Отказ ответчика от заключения муниципального контракта явился основанием для обращения истца в арбитражный суд с иском об обязании заключить муниципальный контракт на холодное водоснабжение и водоотведение на 2014 год в редакции, предложенной Учреждением.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из наличия права истца на обращение с иском об обязании заключить договор, предусмотренного пунктом 18 Правил заключения и исполнения публичных договоров о подключении к системам коммунальной инфраструктуры, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 09.06.2007 N 360, однако, ссылаясь на статью 539 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), пункты 2, 3, 4, 15 Правил подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.02.2006 N 83, и, принимая во внимание на основании части 3 статьи 69 АПК РФ имеющие значение для настоящего дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением Сургутского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10.07.2013 по делу N 2-1033/13, пришел к выводу об отсутствии у Предприятия технической возможности осуществлять сброс сточных вод с канализационных очистных сооружений при имеющейся их проектной мощности.

В связи с этим суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии со стороны ответчика уклонения от заключения контракта.

Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции об отсутствии технической возможности заключить контракт при установленных по делу фактических обстоятельствах, указав, что на основании пункта 3 статьи 426 ГК РФ отказ от заключения публичного договора допускается только при отсутствии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги. Вывод об отсутствии оснований для удовлетворения иска суд апелляционной инстанции также основывал на том, что Учреждение не является потребителем и владельцем соответствующих энергопринимающих устройств, поэтому по смыслу статьи 539 ГК РФ с ним не может быть заключен контракт, а право на его заключение принадлежит муниципальным учреждениям, владеющим объектами социальной сферы. Кроме того, суд указал на невозможность заключения муниципального контракта в силу части 1 статьи 26 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 44-ФЗ), согласно которому учреждениям, уполномоченным на определение поставщиков для муниципальных заказчиков, запрещено определять условия контрактов и подписывать их.

Изучив материалы дела, суд кассационной инстанции полагает, что выводы суда первой и апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм материального права.

В силу положений статьи 421 , пункта 4 статьи 445 ГК РФ понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ , законом или добровольно принятым обязательством, а также в случае уклонения от его заключения стороной, для которой в соответствии с ГК РФ или иными законами, заключение договора обязательно.

В силу того, что договор энергоснабжения является публичным, при необоснованном уклонении коммерческой организации она может быть понуждена в судебном порядке к его заключению ( статья 445 ГК РФ).

Применив положения пункта 3 статьи 426 ГК РФ, предусматривающей недопустимость отказа коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы, суды пришли к выводу о том, что у Предприятия отсутствует возможность оказания услуг водоснабжения и водоотведения.

Между тем, данный вывод сделан при неправильном применении судами положений части 3 статьи 69 АПК РФ, а также толковании пункта 3 статьи 426 ГК РФ.

В соответствии с частью 3 статьи 69 АПК РФ вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Согласно приведенной правовой норме в целях применения правила об обязательности судебного акта суда общей юрисдикции, установленные им обстоятельства должны оказывать безусловное влияние и иметь значение для правильного разрешения спора, рассматриваемого арбитражным судом с учетом предмета и оснований исковых требований, а также относиться к лицам, участвующим в арбитражном процессе.

Однако, сославшись на решение Сургутского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 10.07.2013 по делу N 2-1033/13, суды указали на установленный факт нарушения Предприятием природоохранного законодательства, выразившегося в значительном превышении над согласованными нормативами допустимых сбросов загрязняющих веществ и микроорганизмов в реку Пим при эксплуатации канализационно-очистных сооружений и, что сброс сточных вод в реку Пим с канализационных очистных сооружений создает угрозу возникновения негативных последствий для водного объекта, угрозу для жизни и здоровья людей.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что вышеуказанный судебный акт, которым суд обязал Предприятие с 01.09.2014 осуществлять сброс сточных вод с канализационных очистных сооружений проектной мощностью 800 м3/сут., расположенных в Сургутском районе, поселок Нижнесортымский, на территории промзоны, строго в соответствии с утвержденными и согласованными в установленном порядке нормативами допустимых сбросов, не исполнен, каких-либо доказательств ввода в эксплуатацию новых мощностей для наличия технической возможности надлежаще перерабатывать имеющееся количество сточных вод, сторонами в материалы дела не представлено.

Принимая во внимание установленные обстоятельства нарушения природоохранного законодательства ответчиком, суды не исследовали вопрос об их относимости к спору по настоящему делу, предметом которого является обязание заключить публичный договор.

Признав, что установленные по делу N 2-1033/13 обстоятельства, свидетельствуют об отсутствии у Предприятия технической возможности заключить публичный договор, суды исходили из ошибочного вывода о том, что отсутствие технической возможности и необеспечение технической возможности имеют одинаковое правовое значение и влекут одинаковые последствия при рассмотрении спора о понуждении обязанной организации заключить договор.

Отказывая в иске, суд первой инстанции пришел к неверному выводу о том, что при наличии у истца права требовать заключения контракта необеспечение технической возможности оказания публичной услуги лицом, ее оказывающим и созданным для этих целей, у ответчика отсутствует возможность поставки воды и приема сточных вод.

Кроме того, указанный вывод сделан судом без исследования обстоятельств наличия или отсутствия у Предприятия возможности оказывать соответствующие услуги именно в отношении спорных объектов социальной сферы.

Поддерживая указанный ошибочный вывод суда первой инстанции, апелляционный суд также неправильно применил нормы пункта 2 статьи 539 ГК РФ, указав на отсутствие у Учреждения статуса потребителя энергоресурсов в смысле, придаваемом в указанной статье, и о наличии права заключения контракта только у владельцев объектов социальной сферы, имеющих энергопринимающие устройства, присоединенные к сетям снабжающей организации.

К отношениям, связанным с водоснабжением через присоединенную сеть, применяются правила, предусмотренные шестым параграфом главы 30 ГК РФ, если иное не установлено законом или иными правовыми актами ( пункт 1 статьи 548 ГК РФ).

Правовые основы экономических отношений по холодному водоснабжению и водоотведению регулируются Федеральным законом от 07.12.2011 N 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» (далее — Закон N 416-ФЗ), Правилами холодного водоснабжения и водоотведения, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29.07.2013 N 644 (далее — Правила N 644).

По общему правилу данных нормативных правовых актов договор водоснабжения и водоотведения заключается с лицом, энергопринимающее оборудование которого, присоединено к сетям снабжающей организации. При заключении соответствующего договора определяющее значение имеют наличие энергопринимающего устройства в объекте энергоснабжения, присоединенного к энергопередающему оборудованию снабжающей организации и факт наличия права владения объектом энергоснабжения.

Суд округа считает основанными на ошибочном толковании статьи 539 ГК РФ, положений Закона N 416-ФЗ и Правил N 644 выводы апелляционного суда об отсутствии права заключать договоры энергоснабжения в отношении объектов социальной сферы у Учреждения, наделенного соответствующими правовыми актами органа местного самоуправления функциями муниципального заказчика по обеспечению поставки энергоресурсов в объекты социальной сферы, а также соответствующей специальной правоспособностью и правомочиями по заключению соответствующих договоров, при том, что обязательное условие наличия технологического присоединения этих объектов к сетям снабжающей организации соблюдается.

Абзацем четвертым пункта 2.2 устава Учреждения предусмотрено осуществление им функций муниципального заказчика.

Учреждение вправе требовать заключения с ним договора энергоснабжения, поскольку соответствующие полномочия подтверждены материалами дела, в частности распоряжением главы муниципального образования Сургутский район от 03.06.2005 N 697-р, согласно которому истцу поручено заключить договоры о сотрудничестве с учреждениями социальной сферы и от своего имени заключить договоры на оказание коммунальных услуг; постановлением Администрации от 04.08.2011 N 2784-нпа «Об утверждении перечня муниципальных функций, осуществляемых муниципальными казенными учреждениями Сургутского района», согласно которому Учреждение осуществляет функции муниципального заказчика и организации поставки коммунальных услуг муниципальным учреждениям социальной сферы; договорами о сотрудничестве между истцом и социальными учреждениями (школы, детские дошкольные учреждения).

В материалах дела отсутствуют доказательства признания соответствующих правовых актов незаконными, противоречий этих актов законодательству о водоснабжении и водоотведении судами не установлено.

Положения ГК РФ , Закона N 416-ФЗ и Правил N 644 не содержат запрета на заключение договора водоснабжения и водоотведения к рассматриваемой ситуации.

В силу части 1 статьи 2 Закона N 416-ФЗ потребителями воды определяются не только лица, приобретающие этот ресурс для использования на принадлежащем им на праве собственности или ином законном основании энергооборудовании, но и лица, оказывающие коммунальные услуги.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что соответствующий запрет установлен в части 1 статьи 26 Закона N 44-ФЗ, является неправильным, так как таковой распространяется на организации, которые наделены полномочиями по определению поставщиков для заказчиков, в то время, как в силу правовых актов органа местного самоуправления поселка Нижнесортымский истец сам выполняет функции заказчика. Кроме того, положения части 1 статьи 26 Закона N 44-ФЗ применяются в отношении централизованных закупок при имеющемся выборе поставщиков, в то время, как в спорных правоотношениях, вытекающих из публичного договора и основанных на наличии технологического присоединения энергопринимающего оборудования к энергопередающему, судами первой и апелляционной инстанций не установлена возможность выбора и определения поставщика.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что Учреждение не является потребителем, по мнению суда кассационной инстанции, основан на неверном применении и толковании вышеуказанных норм права, а также без учета фактических конкретных обстоятельств настоящего дела, специфики взаимоотношений между созданными органом местного самоуправления муниципальным учреждением как единым заказчиком коммунальных услуг для объектов социальной сферы и муниципальным предприятием как организацией, оказывающей коммунальные услуги.

Ошибочными суд округа полагает и выводы апелляционного суда о том, что заключением муниципального контракта на водоснабжение и водоотведение с муниципальным заказчиком, а не с прямыми потребителями энергоресурса, создается невозможность предоставления потребителем встречного исполнения обязательства по обеспечению технических требований к энергопринимающим устройствам. В силу условий предложенной истцом редакции контракта, а также положений действующего законодательства в сфере энергоснабжения такая обязанность возложена на сторону договора энергоснабжения, в данном случае на Учреждение.

Кроме того, указанные выводы сделаны без исследования соглашений о сотрудничестве, заключенных между Учреждением и владельцами объектов социальной сферы, без выявления волеизъявления последних на заключение муниципального контракта истцом.

Неправильное применение судами норм материального права привело к принятию необоснованного судебного акта, что в силу части 1 статьи 288 АПК РФ является основанием для его отмены.

Поскольку муниципальный контракт о понуждении к заключению которого заявлен настоящий иск, не являлся предметом исследования судов на предмет его соответствия действующему законодательству в сфере водоснабжения и водоотведения, вопрос о наличии или отсутствии у Предприятия разногласий по его условиям, а указанные обстоятельства не могут быть установлены судом кассационной инстанции, судебные акты подлежат направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть приведенную правовую позицию суда округа; при наличии спора о лице, имеющем техническую возможность оказания услуг водоснабжения и водоотведения на территории поселка Нижнесортымский, установить надлежащую энергоснабжающую организацию — поставщика ресурсов в объекты социальной сферы и рассмотреть вопрос о наличии или отсутствии оснований для привлечения к участию в деле иного поставщика; установить волеизъявление владельцев объектов социальной сферы на заключение Учреждением в отношении принадлежащих им зданий муниципального контракта водоснабжения и водоотведения.

Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 287 , частью 1 статьи 288 , статьей 289 АПК РФ, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 18.11.2014 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2015 по делу N А75-3295/2014 отменить. Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа — Югры.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

22.02.2018 г. Что означает отказ от заключения договора в рамках пункта 5 статьи 10 Закона о защите конкуренции?

Ответ: Отказ от заключения договора в рамках пункта 5 статьи 10 Закона о защите конкуренции означает лишь то, что хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение, вправе отказать в заключении договора, только если такой отказ обусловлен экономическими или технологическими причинами, а также если в нормативном или судебном акте прямо указано на возможность такого отказа.

Обоснование:

1. Запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей, в том числе следующие действия (бездействие):

5) экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара, а также в случае, если такой отказ или такое уклонение прямо не предусмотрены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами;

Норма п. 5 части 1 вышеуказанной статьи предполагает, что хозяйствующий субъект, занимающий доминирующее положение, вправе отказать в заключении договора, только если такой отказ обусловлен экономическими или технологическими причинами, а также если в нормативном или судебном акте прямо указано на возможность такого отказа.

На возможность отказа указывают, например, такие выдержки из законов:

3. Договор водоснабжения является публичным договором.

4. Организация, осуществляющая горячее водоснабжение или холодное водоснабжение, вправе отказаться от заключения договора водоснабжения в случае подключения (технологического присоединения) сетей или объекта капитального строительства абонента к централизованной системе водоснабжения с нарушением технических условий на подключение (технологическое присоединение) или в случае самовольного подключения (технологического присоединения) лицом объекта капитального строительства к такой системе.

1. Субъекты естественных монополий не вправе отказываться от заключения договора с отдельными потребителями на производство (реализацию) товаров, в отношении которых применяется регулирование в соответствии с настоящим Федеральным законом, при наличии у субъекта естественной монополии возможности произвести (реализовать) такие товары.

Гарантирующий поставщик вправе отказаться от заключения договора энергоснабжения (купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности)) с потребителем (покупателем) при отсутствии возможности поставить электрическую энергию (мощность) потребителю вследствие отсутствия технологического присоединения в установленном порядке энергопринимающих устройств, в отношении которых предполагается заключение договора, к объектам электросетевого хозяйства и отсутствия при этом в отношении указанных энергопринимающих устройств заключенного договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям в соответствии с Правилами, указанными в абзаце втором настоящего пункта, или вследствие нахождения энергопринимающих устройств, в отношении которых предполагается заключение договора, вне зоны деятельности гарантирующего поставщика.

Отказ от заключения договора на водоснабжение

Такая ситуация: ко мне обратился знакомый по следующему вопросу:
Живет в многоквартирном жилом доме. Обратился (конечно к бывшему директору нашего водоканала) с просьбой заключить с ним договор (и не только). И на втором листе ответа был дан отказ с ссылкой на ЗУ «ЖКХ» (http://zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=1875-15)
ст.29
Стаття 29. Особливості укладання договорів у
багатоквартирному будинку

1. Договір на надання житлово-комунальних послуг у
багатоквартирному будинку укладається між власником квартири,
орендарем чи квартиронаймачем та балансоутримувачем або
уповноваженою ним особою.

2. У разі якщо балансоутримувач не є виконавцем, він укладає
договори на надання житлово-комунальних послуг з іншим виконавцем.

3. Процедура погодження умов договору відбувається протягом
одного місяця з дня внесення проекту договору однією із сторін.

Но меня смущает пункт 2 данной статьи
2. У разі якщо балансоутримувач не є виконавцем, він укладає
договори на надання житлово-комунальних послуг з іншим виконавцем.

Не попадает ли владельцы квартир в многоквартирном жилом доме под действия данной части?
Если нет то могут ли как владельцы квартир в многоквартирном жилом доме как то заключить договор напрямую с водоканалом?

А Вы для начала узнайте кто у Вас исполнитель услуги водоснабжения и водоотведения. А напрямую таки да Водоканал не может заключать в соответствии с ст.19 Закона «Про питну воду». Но если он исполнитель (как у нас) то должен заключать договора — у нас даже в этом случае съезжает с этого со всей силой. В этой области такой же хаос как и в остальном ЖКХ.Значит так
Воду водает наш водоканал. Но они говорят что они отвечают по многоквартирным домам до ввода в дом.
Теперь может быть мне поясните на кого распостраняется действия ст.29 ч. 2 ЗУ «ЖКХ» (я выделил жирным шрифтом)

Теперь что вы мне скажите по поводу ПКМУ (http://zakon1.rada.gov.ua/cgi-bin/laws/main.cgi?nreg=630-2005-%EF)
а там
6. Послуги повинні відповідати:

8. Послуги надаються споживачеві згідно з договором, що
оформляється на основі типового договору про надання послуг з
централізованого опалення, постачання холодної та гарячої води і
водовідведення (далі — договір).

30. Споживач зобов’язаний:

1) оплачувати послуги в установлені договором строки;

Просто потребитель платит за воду не в ЖЕК (владельцу дома) а напрямую в водоканал. А они отказываются заключать договора. Тут как?

ИМХО
Я думаю, что НПА недостаточно однозначно проработаны формулировки:
Водкопостачання — доставка водки грузовиками потребителю (прямо в квартиру на 11 -й этаж). При этом исполнитель данной услуги включает в стоимость транспортировки затраты на содержание грузовиков, изх ремонт, з/п водителям, налоги то що..(кроме стоимости водки!)
Продажа водки — продажа товара- водки, поставщиком (самовывоз или до только до подъезда).

Это может быть одна организация, которая обеспечивает товар и доставку товара в квартиру потребителя.
А может быть две разных организации — Водоканал и ЖЭК (ОСМД, ЖСК, то що).
Когда их две, каждая из них отвечает за свой объем работ. То тогда у потребителя должно быть два договора?

Я думаю самым оптимальным вариантом будет заключение потребителем одного договора с ЖЭКом, который будет обеспечивать покупку водки у поставщика, по отдельному договору между ними и транспортировку этой водки до квартиры потребителя.
Но это теория. На практике в каждом городе свой Додик:D.
Не слишком ли я утрирую?

P.S. Покупал шкаф, стоимость шкафа — 1000 грн. в стоимость шкафа включена доставка по городу до подъезда.
Занести в квартиру — отдельная плата (50 грн.). И чем выше этаж, тем все отдельнее и отдельнее..(А если еще и лифт не работает. ).

Значит так
Воду водает наш водоканал. Но они говорят что они отвечают по многоквартирным домам до ввода в дом.
1. Договір на надання житлово-комунальних послуг у багатоквартирному будинку укладається між власником квартири,
орендарем чи квартиронаймачем та балансоутримувачем або уповноваженою ним особою.
Теперь может быть мне поясните на кого распостраняется действия ст.29 ч. 2 ЗУ «ЖКХ» (я выделил жирным шрифтом)
2. У разі якщо балансоутримувач не є виконавцем, він укладає договори на надання житлово-комунальних послуг з іншим виконавцем.

Та с этим вторым пунктом для меня самого не все понятно. Суды кто во что горазд принимают решения. Они по разному понимают кто же это такой «ВІН» — толи блансодержатель, то ли «власник квартири». А договор должен быть с исполнителем, а исполнитель должен быть балансодержателем -как в отношении с теплосетью. Реально на местах практически нигде это не выполняется — кроме города в котором живет Abbadon.

Просто потребитель платит за воду не в ЖЕК (владельцу дома) а напрямую в водоканал. А они отказываются заключать договора. Тут как?
У меня никак. Водоканал (правда у нас уже концессионер) не хочет заключать типовой договор — правда по нежилому помещению — но на него тоже типовой договор распространяется. Уже им и жилинспекция письма грозные писала — не не хотят все равно типовой заключать — все присылают свой левый договор который я однозначно подписывать не буду,хотя бы по той причине что там написано что они не отвечают за качество воды в сетях потребителя.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 21.09.2009 N 17АП-8143/2009-АК ПО ДЕЛУ N А50-9282/2009

Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 сентября 2009 г. N 17АП-8143/2009-АК

Резолютивная часть постановления объявлена 16 сентября 2009 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 21 сентября 2009 года.
Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Мещеряковой Т.И.,
судей Савельевой Н.М.,
Ясиковой Е.Ю.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Миллер Н.В.,
при участии:
от заявителя общества с ограниченной ответственностью «Новая городская инфраструктура Прикамье»: Косогова Е.А. (паспорт, доверенность от 01.01.2009 г.), Брохин А.В. (паспорт, доверенность от 01.01.2009 г.), Гулинская Е.И. (паспорт, доверенность от 01.01.2009 г.),
от ответчика Управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю: Удальев А.В. (паспорт, доверенность от 16.09.2009 г.), Стрельцова В.М. (паспорт, доверенность от 01.07.2009 г.),
от третьих лиц:
от Товарищества собственников жилья «Тимирязева, 26»: Треногина М.В. (паспорт, доверенность от 23.06.2009 г.),
от Товарищества собственников жилья «Островского, 69»: не явились,
от Открытого акционерного общества «Камская долина»: не явились,
от Администрации города Перми: Савинова А.Р. (удостоверение N 1799, доверенность от 19.01.2009 г.),
от Департамента имущественных отношений Администрации города Перми: не явились,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу заявителя общества с ограниченной ответственностью «Новая городская инфраструктура Прикамье»
на решение Арбитражного суда Пермского края
от 22 июля 2009 года по делу N А50-9282/2009
принятое судьей Цыреновой Е.Б.
по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Новая городская инфраструктура Прикамье»
к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю
третьи лица:
Товарищество собственников жилья «Тимирязева, 26»,
Товарищество собственников жилья «Островского, 69»,
Открытое акционерное общество «Камская долина»,
Администрация города Перми,
Департамент имущественных отношений Администрации города Перми,
о признании недействительным решения и предписания антимонопольного органа,

Судьи
Н.М.САВЕЛЬЕВА
Е.Ю.ЯСИКОВА