Постановление пленума ст 105 ук

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" (с изменениями и дополнениями)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1
«О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)»

С изменениями и дополнениями от:

6 февраля 2007 г., 3 апреля 2008 г., 3 декабря 2009 г., 3 марта 2015 г.

В целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

2. Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

3. Необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

4. По ч. 1 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 106 , 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений).

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 3 апреля 2008 г. N 4 в пункт 5 настоящего постановления внесены изменения

См. текст пункта в предыдущей редакции

5. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по пункту «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден.

Убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч.1 или ч. 2 ст.105 и по ч.3 ст.30 и п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ.

6. По п.»б» ч.2 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 9 в пункт 7 настоящего постановления внесены изменения

См. текст пункта в предыдущей редакции

7. По п.»в» ч.2 ст.105 УК РФ (убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К иным лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

При квалификации действий виновного по п.»в» ч.2 ст.105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч.2 ст.105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека либо захватом заложника. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст.126 или ст.206 УК РФ.

8. При квалификации убийства по п.»д» ч.2 ст.105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст.105 и по ст.244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 3 марта 2015 г. N 9 в пункт 9 настоящего постановления внесены изменения

См. текст пункта в предыдущей редакции

9. Под общеопасным способом убийства ( п.»е» ч.2 ст.105 УК РФ) следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди).

Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо п.»е» ч.2 ст.105 УК РФ, по п.»а» ч.2 ст.105 УК РФ, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью — по п.»е» ч.2 ст.105 УК РФ и по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

В тех случаях, когда убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное, наряду с п.»е» ч.2 ст.105 УК РФ, следует квалифицировать также по ч.2 ст.167 или ч. 3 или ч. 4 ст. 261 УК РФ.

10. При квалификации убийства по п.»ж» ч.2 ст.105 УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст.35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом, наряду с соисполнителями преступления, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст.33 и п.»ж» ч.2 ст.105 УК РФ.

Организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ.

11. По п.»з» ч.2 ст.105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст.33 и п.»з» ч.2 ст.105 УК РФ.

Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п.»з» ч.2 ст.105 УК РФ в совокупности со статьями УК , предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм.

12. По п.»и» ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, то содеянное им надлежит квалифицировать по п.»и» ч.2 ст.105 УК РФ и соответствующей части ст.213 УК РФ.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

13. По смыслу закона квалификация по п.»к» ч.2 ст.105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта , по какому-либо другому пункту ч.2 ст.105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п.»к» ч.2 ст.105 УК РФ.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений.

Учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, содеянное следует квалифицировать по п.»к» ч.2 ст.105 УК РФ и, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, по соответствующим частям ст.131 или ст.132 УК РФ.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 января 1999 года №1

О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)

(В редакции Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2007 г. №7, 03.04.2008 г. №4, 03.12.2009 г. №27, 03.03.2015 г. №9)

В целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

2. Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

3. Необходимо отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

4. По ч. 1 ст.105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч.2 ст.105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений).

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Постановление пленума ст 105 ук

по обобщению практики рассмотрения Советским районным судом

Саратовской области уголовных дел об умышленном убийстве

за период с 2014 по 2016 годы

В соответствии с планом работы Советского районного суда Саратовской области указаниями и рекомендациями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике об убийстве» (ст. 105 УК РФ) (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2007 № 7 , от 03.04.2008 № 4 , от 03.12.2009 № 27 , от 03.03.2015 № 9 ), в первом полугодии 2017 года была изучена практика рассмотрения Советским районным судом (2) Саратовской области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных частью 1, статьей 105 Уголовного кодекса Российской Федерации за период с 2014 по 2016 годы.

В целях обобщения практики была изучена судебная статистика Советского районного суда Саратовской области по делам данной категории за указанный период.

Согласно статистическим данным в 2014 — 2015 годах уголовные дела названной категории судом не рассматривались.

В 2016 году было рассмотрено 1 уголовное дело № 1-17/2016 по обвинению К. по части 1, статьи 105 УК РФ с вынесением приговора, что в процентном отношении составило 1,8 % от общего количества рассмотренных судом уголовных дел.

При рассмотрении уголовных дел об убийстве, относящиеся к особо тяжким преступлениям, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных статьей 44 Уголовного Кодекса Российской Федерации видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

При рассмотрении дел об убийстве судом в основном соблюдались требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. В соответствии с требованиями уголовного закона судом устанавливались форма вины, выяснялись мотивы, цели и способы причинения смерти другому человеку, исследовались иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания. О неукоснительном выполнении судьями указанных требований свидетельствует то обстоятельство, что за рассматриваемый период вышестоящим судом отмен приговора по делам указанной категории не было.

При рассмотрении уголовных дел об умышленных убийствах судом учитывались положения закона о необходимости отграничивать убийство от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного по каждому конкретному делу судьи исходили из совокупности всех обстоятельств содеянного, учитывая, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

В соответствии с законом по ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 106, 107, 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникших на почве личных отношений).

С учетом этих положений закона Советским районным судом Саратовской области по ч. 1, ст. 105 УК РФ осуждена К., которая из личных неприязненных отношений к А. с целью лишения его жизни нанесла ему ножом один удар в область груди с левой стороны. От полученного ножевого ранения А. скончался на месте (дело № 1-17/2016).

При решении вопроса о назначении наказания за преступление, предусмотренное частью 1, статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд руководствуется требованиями статьи 60 УК РФ о назначении виновному справедливого наказания в пределах, предусмотренных соответствующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации.

Лицам, признанными виновными в совершении умышленных убийств назначались самые строгие виды наказаний, предусмотренные общей частью УК РФ и санкциями статьи закона, предусматривающей ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку.

По делу № 1-17/2016 по обвинению К. по части 1, статьи 105 УК РФ, суд назначил осужденной К. наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет без назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Назначение наказания в виде лишения свободы, обусловлено повышенной общественной опасностью совершенного преступления.

Поскольку непосредственным объектом убийства является жизнь человека, которая находится под уголовно-правовой охраной, то суд при рассмотрении данного уголовного дела руководствовался Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике об убийстве» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 7 ; от 03.04.2008 № 4 ; от 03.12.2009 № 27 ; от 03.03.2015 № 9 ).

При этом, в соответствии с п. г, ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельствами смягчающими наказание, суд признал: наличие малолетних детей, в соответствии с п. и, ч. 1, ст. 61 УК РФ активное способствование раскрытию и расследованию преступления, проявившееся в даче правдивых показаний на стадии доследственной проверки, а затем и соответствующих показаний в период расследования уголовного дела, а также явку с повинной; признание вины в совершенном преступлении, искреннее раскаивание в содеянном, состояние ее здоровья, поскольку состоит на учете у терапевта, а также в соответствии с п. 3, ч. 1, ст. 61 УК РФ противоправность поведения А. проявлявшего агрессию и насилие в отношении подсудимой.

Согласно ч. 1 ст. 63 УК РФ обстоятельствами, отягчающими наказание лиц, совершивших умышленные убийства, суд признал в соответствии с ч.1.1., ст. 63 УК РФ, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, повлиявшее на поведение подсудимой К. при совершении преступления.

С учетом всех обстоятельств дела, судом принято решение, что отсрочка отбывания наказания подсудимой К. до достижении ее детьми четырнадцатилетнего возраста невозможна в силу ч. 1 ст. 82 УК РФ, согласно которой, такая отсрочка не допускается в отношении женщин, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления к лишению свободы на срок свыше пяти лет.

Суд, оценивая вышеуказанные обстоятельства в их совокупности, а также исходя из принципов справедливости и задач уголовной ответственности, с учетом конкретных обстоятельств дела и данных о личности подсудимой, не находит оснований для применение к ней статьи 73 УК РФ, условное осуждение, так как считает, что исправление подсудимой К. возможно только в условиях изоляции от общества при назначении ей наказания за совершение особо тяжкого преступления в виде лишения свободы.

Основания для применения к подсудимой статьи 64 УК РФ отсутствуют, поскольку исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного ею преступления, необходимых для применения данной нормы закона, судом не установлено.

Принимая во внимание данные о личности подсудимой, суд считает возможным не назначать ей дополнительное наказание в виде ограничение свободы.

В соответствии со ст. 58 УК РФ, отбывание наказания подсудимой К. в виде лишения свободы суд назначил в исправительной колонии общего режима.

Оснований для решения вопроса о судьбе малолетних детей подсудимой К. в порядке, предусмотренном ч. 1, ст. 313 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации у суда не имеется, поскольку на момент постановления приговора дети находились на попечении у родственников.

Приговор по данному делу был обжалован в вышестоящий суд. Апелляционным постановлением Саратовского областного суда, приговор суда оставлен без изменения.

Частное постановление по делу об умышленном убийстве судом не выносилось.

За изучаемый период уголовные дела данной категории в порядке статьи 237 УПК РФ прокурору не возвращались.

— проведенное обобщение показало, что при рассмотрении дел изучаемой категории в полной мере соблюдались требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. В соответствии с требованиями уголовного закона по делу, устанавливалась форма вины, выяснялись мотивы, цели и способы причинения смерти другому человеку, исследовались иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания;

— как показывают приведенные статистические данные, количество

привлеченных к уголовной ответственности женщин за данные преступления в возрасте от 45 до 60 лет носит стабильно единичный характер;

— приведенные статистические данные позволяют сделать вывод, что преступления по делам данной категории совершаются лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения

Статья 105. Убийство

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

а) двух или более лиц;

б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека ;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) совершенное с особой жестокостью;

е) совершенное общеопасным способом;

е-1) по мотиву кровной мести (пункт «е-1» введен Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 211-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 31, ст. 4008);

ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

и) из хулиганских побуждений;

к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы ;

м) в целях использования органов или тканей потерпевшего , —

н) (Пункт «н» утратил силу на основании Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 50, ст. 4848)

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарий к статье 105

В соответствии с законом под убийством понимается противоправное умышленное причинение смерти другому человеку. Это определение, впервые закрепленное в российском уголовном законе, позволяет успешно решать вопросы отграничения данного преступления от самоубийства, причинения смерти по неосторожности, правомерных случаев причинения смерти (например, в состоянии необходимой обороны) и уничтожения иных, кроме человека, объектов живой природы.

Объектом убийства являются общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, подтвержденного международными и конституционными актами права на жизнь, и обеспечивающие безопасность жизни . Уголовный закон в равной мере охраняет жизнь каждого лица независимо от состояния его здоровья, моральных свойств и т.д.

«Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни» (ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, 16 декабря 1966 г.); «Каждый имеет право на жизнь» (ст. 20 Конституции РФ).

Жизнь человека как определенный физиологический процесс имеет свое начало и окончание. Согласно утвердившейся в науке и подтвержденной предписаниями ст. 106 УК РФ точке зрения начало жизни определяется временем начала родов; при этом, как показывает практика, убийство во время родов объективно становится возможным в момент прорезания плода из тела матери. Уничтожение плода до начала родов следует квалифицировать при наличии к тому оснований по ст. 123 УК РФ.

Инструкцией об определении критериев живорождения, мертворождения, перинатального периода, утвержденной Приказом-постановлением Минздрава России и Госкомстата России от 4 декабря 1992 г. N 318/190 «О переходе на рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения критерии живорождения и мертворождения» , определены критерии живорождения. Живорождением является полное изгнание или извлечение продукта зачатия из организма матери вне зависимости от продолжительности беременности, причем плод после такого отделения дышит или проявляет другие признаки жизни, такие как сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры, независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента. Установление возможности живорождения в ситуации убийства во время родов является обязательным условием правильной квалификации содеянного. При констатации объективной невозможности живорождения ребенка действия, направленные на лишение его жизни во время родов, следует квалифицировать исходя из направленности умысла виновного как покушение на убийство (по правилам квалификации при ошибке).

Текст документа официально не опубликован.

Момент окончания жизни определяется биологической смертью человека. В соответствии с Законом РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» заключение о смерти выдается на основе констатации факта необратимой гибели всего головного мозга. Подтверждено это правило Инструкцией по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, утвержденной Приказом Минздрава России от 20 декабря 2001 г. N 460 . Эти документы фактически отождествляют смерть головного мозга и биологическую смерть человека. Однако в Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий, утвержденной Приказом Минздрава России от 4 марта 2003 г. N 73, смерть головного мозга и биологическая смерть как стадии процесса умирания разграничиваются. Биологическая смерть характеризуется посмертными изменениями во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер. Смерть мозга не эквивалентна биологической смерти, но дает основание для констатации гибели организма как целого. Установление факта смерти человека с позиций уголовно-правовой оценки содеянного является необходимым: а) для квалификации убийства как оконченного преступления; б) для отграничения правомерных случаев трансплантации органов и (или) тканей от убийства; в) для квалификации как покушения на убийство действий, направленных на причинение смерти уже умершему человеку.

Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 62.

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2002. N 5.

Объективная сторона убийства выражается деянием в форме действия или бездействия, последствий в виде наступления смерти и причинной связи между ними.

Как правило, убийство совершается путем совершения активных физических действий, нарушающих анатомическую целостность органов и (или) тканей человека. В ситуации, когда умысел на убийство возникает у виновного непосредственно во время совершения иного преступления против здоровья потерпевшего и таким образом преступление, начатое как менее тяжкое, перерастает в более тяжкое, все содеянное охватывается составом убийства и не требует дополнительной квалификации по статьям об ответственности за преступления против здоровья . Равным образом не требуется дополнительной квалификации, если в процессе лишения потерпевшего жизни избирается способ, связанный с причинением ему вреда здоровью.

Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ N 1-038/2000 по делу Дударева и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 4.

Возможно и совершение убийства путем информационного воздействия (например, как убийство следует квалифицировать повлекшее смерть умышленное провоцирование сердечного приступа у потерпевшего путем сообщения ему неприятных известий).

Ответственность за убийство, совершенное путем бездействия, возможна лишь в случае, когда виновный должен был и мог выполнить те или иные действия, направленные на сохранение жизни потерпевшего (например, как убийство путем бездействия следует квалифицировать причинение смерти новорожденному ребенку в результате отказа матери от его кормления).

Оконченным убийство признается в момент наступления смерти потерпевшего. Между деянием и последствием возможен промежуток во времени. При этом, как указывает Верховный Суд РФ, значительный промежуток во времени, прошедший между умышленным причинением телесного повреждения и смертью потерпевшего, сам по себе не исключает возможности умысла виновного на лишение жизни потерпевшего .

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Грядунова М.А. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1958. N 2; Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Н. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 6.

Ответственность за убийство исключается, если между деянием виновного и наступившей смертью отсутствует причинная связь (например, если в драке виновный нанес потерпевшему тяжелые ранения, но его смерть наступила от удара головой о землю при падении ). Причинная связь — объективная, не зависящая от нашего сознания связь между двумя явлениями, одно из которых (деяние) предшествует другому (последствию) во времени и создает реальную возможность его наступления, являясь его необходимым условием.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. N 6.

Нанесение повреждений жизненно важным органам тела, которые, как правило, влекут гибель потерпевшего, но в конкретном случае не привели к смертельному исходу в силу случайного стечения обстоятельств, не зависевших от воли виновного, надлежит квалифицировать как покушение на убийство . При этом покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Михина // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Сост. С.В. Бородин, И.Н. Иванова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 359.

С субъективной стороны убийство характеризуется только умыслом (прямым или косвенным). Виновный осознает общественную опасность деяния, направленного на лишение жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти и желает либо сознательно допускает или безразлично относится к возможной смерти потерпевшего.

Лицо, имевшее умысел на убийство определенного лица, по ошибке убившее другое лицо, несет ответственность за убийство , поскольку ошибка субъекта преступления относительно фактических обстоятельств, не относящихся, помимо его воли, к составу данного преступления, не оказывает никакого влияния на форму вины. Такая ошибка не может устранить умышленной вины, так как для наличия умысла при убийстве необходимо предвидение, что от совершаемых действий может последовать смерть человека .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Шиганова // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. С. 362.

Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Трофимова // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1973. N 11.

Особого внимания при квалификации заслуживает вопрос об отграничении убийства с косвенным умыслом от неосторожного причинения смерти , а также от случаев причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть . В Постановлении Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указано, что при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3). При определении содержания умысла виновного по делам о преступлениях против личности суд должен исходить не только из объяснений обвиняемого, но и из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Шибанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 2; Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ по делу Смирнова и Иванова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу Эдильханова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 12.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Н. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 6.

Правильная уголовно-правовая оценка убийства предполагает точное установление факультативных признаков субъективной стороны (мотива, цели, эмоционального состояния виновного). Верховный Суд РФ прямо указывает, что тезис о возможности совершения убийства безмотивно противоречит требованиям закона , а содержание мотива и цели является одним из критериев дифференциации ответственности и индивидуализации наказания.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу П. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1964. N 1; Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Ш. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. N 2; Постановление Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Роговцева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 11.

Субъектом убийства (субъект общий) является физическое, вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

По ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений, убийство из сострадания).

Квалифицированным закон признает убийство при наличии хотя бы одного из признаков, предусмотренных пп. «а» — «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Убийство, совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких квалифицирующих признаков. В случаях, когда подсудимому вменено совершение убийства при квалифицирующих признаках, предусмотренных несколькими пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, и обвинение по некоторым из них не подтвердилось, в описательной части приговора достаточно с приведением надлежащих мотивов сформулировать вывод о признании обвинения по тем или иным пунктам необоснованным (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном лишении жизни нескольких человек независимо от того, связаны ли совершаемые убийства единством умысла, мотива, намерений, при условии что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Предложенные в 2008 г. Верховным Судом РФ правила квалификации убийства двух или более лиц оцениваются нами критически. Более предпочтительной представляется рекомендация, содержавшаяся в первоначальной редакции Постановления Пленума от 27 января 1999 г. N 1, согласно которой по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ следовало квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом. Умышленное причинение смерти двум или более лицам, не связанное единством умысла, мотивов и намерений, на наш взгляд, целесообразно квалифицировать по совокупности преступлений.

В соответствии со ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц не образует совокупности преступлений. Такое убийство следует рассматривать как единое преступление, в связи с чем срок давности привлечения к уголовной ответственности должен исчисляться с момента совершения последнего преступного акта.

Убийство одного человека и покушение на убийство другого, как указал Верховный Суд РФ, не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц . В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)») .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Чаловой // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1977. N 1; Постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу Белкина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 11.

Вместе с тем такая рекомендация представляется спорной. Более убедительна позиция специалистов, предлагающих квалифицировать содеянное в данном случае только по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Убийство двух лиц не может квалифицироваться по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если одно из них совершено при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерными или аморальными действиями потерпевшего (аффекта) .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Кулиева // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1968. N 1.

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой умышленное лишение жизни указанных лиц, совершенное с целью воспрепятствования их деятельности (в этой ситуации убийство предшествует деятельности потерпевшего или совершается при ее исполнении) либо по мотивам мести за такую деятельность (в это случае убийство следует за окончанием деятельности потерпевшего).

Сам по себе факт нахождения потерпевшего при исполнении своего служебного или общественного долга еще не является достаточным основанием для вменения п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ; обязательна связь убийства с деятельностью потерпевшего. При этом ответственность за убийство в связи с выполнением потерпевшим служебной деятельности или общественного долга наступает независимо от того, когда были совершены действия, послужившие поводом к убийству .

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Пайдулаева // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 5.

Под осуществлением служебной деятельности, как указал Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

Правоприменитель должен точно выяснить, какие именно конкретные действия потерпевшего послужили поводом к убийству. Важно также, чтобы деятельность потерпевшего носила правомерный характер. В случае установления факта незаконности действия потерпевшего и при отсутствии иных квалифицирующих признаков содеянное при наличии к тому оснований должно квалифицироваться как простое убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Потерпевшим от данного преступления может выступать не только лицо, выполняющее служебную деятельность или общественный долг, но и его близкие. К близким потерпевшему лицам наряду с близкими родственниками могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Пункт «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует рассматривать в качестве общего предписания по отношению к некоторым специальным составам преступлений (ст. ст. 277, 295, 317 УК РФ); возможная конкуренция согласно ч. 3 ст. 17 УК РФ разрешается в пользу специальной нормы.

Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой два близких, но несовпадающих вида убийств.

Как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному или уклониться от посягательства, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Много проблем на практике возникает в связи с возможностью признания сна и опьянения видами беспомощного состояния. В судебной практике Верховного Суда РФ утвердилась позиция, согласно которой нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения не может свидетельствовать о его беспомощном состоянии и служить основанием для квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ при условии, что в конкретном случае это состояние не лишало потерпевшего возможности оказать сопротивление или уклониться от посягательства. Что касается состояния сна, то здесь практика противоречива. В одном случае высшая судебная инстанция признала правильной квалификацию убийство спящего потерпевшего по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ , в другом случае — нет . Представляется, что при оценке того или иного состояния в качестве беспомощного следует исходить из субъективного отношения виновного к ситуации убийства: если он сознательно использует состояние потерпевшего для облегчения убийства, п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует вменять, если такого использования нет, то квалификация по рассматриваемому пункту исключается.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ N 75-097-19 по делу Ревина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 12.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Быченкова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 8.

Не может квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку беспомощного состояния потерпевшего убийство, при котором приведение потерпевшего в беспомощное состояние составляло часть объективной стороны преступления (например, убийство потерпевшего, совершенное после его связывания, убийство потерпевшего, потерявшего сознание в процессе избиения, убийство потерпевшего, предварительно опоенного снотворным, и т.д.).

При квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 126 УК РФ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Убийство, сопряженное с похищением человека, может быть совершено до момента совершения «сопряженного» преступления, в момент его совершения либо после того, как похищение было уже совершено.

В случае, когда захват и перемещение человека являлись частью объективной стороны убийства, квалификация по рассматриваемому признаку исключается.

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет повышенную общественную опасность.

Закон не связывает квалификацию содеянного по рассматриваемому пункту с особой целью и мотивами виновного (беременность потерпевшей не обязательно служит мотивом убийства, равно как избавление от плода не обязательно является его целью). Они могут любыми (месть, ревность, личная неприязнь и т.д.), а потому и умысел в этом преступлении может быть как прямым, так и косвенным.

Обязательным условием квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ является заведомое знание виновным о состоянии беременности потерпевшей. Заведомость предполагает достоверное знание. Лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственность по данной норме, даже если объективно потерпевшая была беременна. Источник знания виновного о беременности потерпевшей не имеет значения для квалификации (это могут быть внешние проявления беременности, сообщения самой потерпевшей или посторонних лиц и т.д.). Равным образом не влияет на оценку содеянного срок беременности.

В ситуации, когда лицо, будучи субъективно уверенным в беременности потерпевшей, лишает жизни женщину, которая фактически не была беременна, содеянное квалифицируется исходя из направленности умысла как покушение на убийство, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой ситуацию, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.).

Всякое убийство является тяжким и в той или иной мере жестоким. Однако для квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ требуется совершение убийства с особой жестокостью. При этом установление признака особой жестокости относится к исключительной компетенции правоприменителя и не может быть возложено на судебно-медицинских экспертов. Признавая осужденного виновным в убийстве с особой жестокостью, суд должен в приговоре привести основания и мотивы, согласно которым он пришел к такому выводу.

Как правило, особая жестокость при убийстве связана именно со способом его совершения. Наиболее распространенным при этом является нанесение множества ударов (например, ножом в жизненно важные органы потерпевшей), что указывает на проявление виновным особой жестокости. Однако само по себе нанесение множества телесных повреждений не является основанием для квалификации действий виновного лица по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ (иногда оно может быть лишь результатом возбужденного состояния виновного, проявлением желания ускорить наступление смерти, активным сопротивлением жертвы и т.д.). Необходимо установить, что виновный, нанося множество телесных повреждений потерпевшему, сознавал, что причиняет ему особые мучения и страдания.

Понятие особой жестокости связывается не только со способом убийства, но и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости, например с обстановкой совершения преступления. Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц (при этом перечень близких лиц не ограничен перечнем близких родственников, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Однако сам по себе факт присутствия близких лиц при совершении убийства еще не дает оснований для вменения рассматриваемого признака; необходимо, чтобы близкие лица осознавали факт лишения жизни потерпевшего и чтобы сам виновный осознавал это обстоятельство.

При квалификации убийства по рассматриваемому признаку требуется установить осознание виновным особой жестокости совершаемого убийства. Практика идет по пути квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ при наличии как прямого, так и косвенного умысла на лишение потерпевшего жизни с особой жестокостью . Верховный Суд РФ указал, что для квалификации действий по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо установить, что виновный предвидел, желал или сознательно допускал особую жестокость.

Однако представляется более предпочтительной позиция, доказывающая необходимость квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ только в том случае, если виновный преследовал цель причинения особых мучений или страданий жертве, т.е. действовал с прямым умыслом.

Глумление над трупом (например, уничтожение трупа путем сожжения с целью сокрытия преступления) не является основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой умышленное причинение смерти таким способом, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица, например путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Об общеопасном способе может свидетельствовать, например, и использование автомототранспортных средств для лишения человека жизни. Однако при оценке деяния как совершенного общеопасным способом следует исходить не только из оценки поражающих свойств орудия преступления, но и из конкретной обстановки происшествия (к примеру, в зависимости от обстановки производство выстрела из огнестрельного оружия может создавать или не создавать опасность для жизни иных, кроме потерпевшего, лиц).

Убийство может быть квалифицировано по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ лишь в том случае, если опасность для жизни других людей была реальной, а не предполагаемой. Если умыслом виновного охватывалось убийство лишь конкретного лица, при этом реальной опасности подвергался только этот потерпевший, действия виновного не могут быть квалифицированы по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Для квалификации убийства по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ важно, чтобы: а) умысел виновного был направлен на лишение жизни конкретного потерпевшего (или нескольких потерпевших); б) им осознавался общеопасный характер способа преступления. Необходимо установить, что виновный, реализуя умысел на убийство конкретного лица, применил такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен для жизни многих людей. Если виновный, нарушая правила обращения с источниками повышенной опасности, не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего, он при наличии к тому оснований должен нести ответственность по ст. 109 УК РФ. В ситуации, если виновный, совершая общеопасные действия (взрыв, поджог и т.д.), не имеет умысла на лишение жизни конкретного лица, но предвидит возможность наступления смерти потерпевшего и в результате его действий потерпевшему (потерпевшим) причиняется смерть, содеянное при наличии к тому оснований может быть квалифицировано по ст. ст. 205, 213 УК РФ (или иным) и по совокупности по соответствующему пункту ст. 105 УК РФ за убийство с косвенным умыслом, без учета общеопасного способа совершения убийства.

Отношение виновного к последствиям избранного им общеопасного способа причинения смерти может характеризоваться прямым или косвенным умыслом. А потому, если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью — по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)») .

Ранее высшая судебная инстанция придерживалась иной позиции. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР по делу Полехина значилось: «По смыслу п. «д» ст. 102 УК РСФСР (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. — Ю.П.) квалификация убийства, совершенного способом, опасным для жизни многих людей, не ставится в зависимость от реального причинения вреда жизни и здоровью третьих лиц. Признавая указанный способ действий виновного отягчающим обстоятельством и устанавливая за такое преступление повышенное наказание, закон тем самым допускает возможность причинения вреда здоровью третьих лиц. Реальное причинение такого вреда, хотя и является преступлением, однако в данном случае оно представляет собой один из возможных элементов объективной стороны состава другого, более тяжкого преступления, в связи с чем утрачивает значение самостоятельного преступления и, следовательно, не требует самостоятельной квалификации. Указанные последствия полностью охватываются диспозицией п. «д» ст. 102 УК РСФСР и являются реальным воплощением той опасности для жизни и здоровья других лиц, которая была создана самим способом убийства, которую и предвидел виновный». См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1965. N 5.

В тех случаях, когда убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное наряду с п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 или ч. 2 ст. 261 УК РФ (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Равным образом если при уничтожении или повреждении чужого имущества путем поджога или иным общеопасным способом виновный предвидел и желал либо не желал, но сознательно допускал наступление таких последствий своего деяния, как смерть человека либо причинение вреда здоровью потерпевшего, содеянное представляет собой совокупность преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 167 УК РФ, и в зависимости от умысла и наступивших последствий — п. «е» ч. 2 ст. 105 или п. «в» ч. 2 ст. 111 либо ст. ст. 112, 115 УК РФ (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 г. N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»).

Убийство по мотиву кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой самую древнюю и опасную форму внеправового разрешения социального конфликта. Его особенность состоит в том, что между виновным и потерпевшим порой не существует никаких личных отношений; лицо становится субъектом или потерпевшим от преступления не в силу конфликта между ними, а в силу требований обычая, причем круг вовлеченных во мщение лиц может быть неопределенно большим.

При квалификации убийства по данному пункту надо установить, что субъект преступления, лишая жизни потерпевшего, следовал обычаю мщения за нанесенную ему лично или членам его семьи (рода, клана) обиду. Эта обида может представлять собой убийство, нанесение телесных повреждений и т.д., при этом надо учитывать, что согласно древним обычаям далеко не всякая обида является основанием для кровного мщения.

Обычай кровной мести имеет социальное происхождение, в силу чего ответственность по п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ не связывается законом с национальной, этнической или религиозной принадлежностью субъекта преступления. Категорический вывод о том, что субъектом такого преступления может быть только лицо, принадлежащее к той национальности или группе населения, где еще встречается родовой обычай кровной мести, следует признать ошибочным .

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации — ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 235 (автор — профессор Э.Ф. Побегайло).

Представляется, что убийство может быть квалифицировано как совершенное по мотиву кровной мести в случае, когда субъект преступления соблюдает установленную обычаем процедуру мщения (особые основания, особый круг субъектов мщения (как правило, исключающий женщин), безрезультативность примирительных процедур, иногда специфический способ лишения жизни (например, связанный с пролитием крови) и т.д.). В противном случае содеянное должно квалифицироваться как убийство, совершенное на почве личной мести.

Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой преступление, совершенное при особых формах соучастия, а потому при его квалификации надлежит руководствоваться положениями ст. 35 УК РФ.

Общие признаки группового убийства следующие:

а) в преступлении должно участвовать минимум два лица, при этом преступление признается совершенным группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой независимо от того, что некоторые из участвовавших не были привлечены к уголовной ответственности в силу недостижения возраста уголовной ответственности или ввиду невменяемости ;

Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 1048п2000пр по делу Тимиркаева и др.; Постановление N 740п99 по делу Степанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 8; Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 604П04пр по делу Прокопьева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4. Следует отметить, что сложившаяся судебная практика не в полной мере отвечает требованиям закона, и в частности ст. 32 УК РФ, согласно которой для установления признаков соучастия требуется наличие как минимум двух лиц, отвечающих требованиям субъекта преступления.

б) важно, чтобы в группу входило как минимум два соисполнителя. Действия одного исполнителя и пособника (организатора, подстрекателя) не образуют группу, следовательно, действия не могут быть квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

в) необходимо, чтобы действия лиц носили согласованный, совместный характер. Сам факт нахождения нескольких виновных на месте преступления и предварительная договоренность на убийство, равно как и факт одновременного убийства двумя лицами в одном месте разных потерпевших, еще не являются достаточным основанием для оценки их как соисполнительских.

Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме (устной, письменной, в форме конклюдентных действий) договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. Сговор может состояться в процессе совершения другого преступления против потерпевшего, например в процессе его избиения. Наряду с соисполнителями преступления другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Если организованная группа, совершившая убийство, обладает признаками преступного или экстремистского сообщества, ее организаторы и участники несут дополнительную ответственность по ст. ст. 210, 282.1 УК РФ.

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой умышленное причинение смерти потерпевшему, при котором доминирует корыстный мотив и (или) цель.

Как указал названный выше Пленум Верховного Суда РФ, как корыстное следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат.

Необходимо, чтобы виновным двигало стремление к наживе, к незаконному завладению имуществом или иными ценностями или иному получению материальной выгоды, а не желание распорядиться собственным имуществом или вернуть его посредством убийства. В силу этого, например, убийство пассажиром водителя автомашины с целью избежать платы за проезд, убийство с целью избавиться от уплаты долга, образовавшегося в результате совместного участия в кражах, убийство ребенка с целью избавиться от уплаты алиментов признаются совершенными из корыстных побуждений; а убийство на почве спора о выборе вариантов вложения денежных средств, в результате конфликта по поводу карточного долга, совершенное с целью возврата собственного имущества или при охране личного имущества, — таковыми не признаются.

Важно, чтобы умысел на завладение имуществом убитого или иная корысть возникли до момента совершения преступления и обусловили убийство; в противном случае квалификация содеянного по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ исключается. На квалификации содеянного не должен отражаться тот факт, удалось ли виновному фактически реализовать свои корыстные устремления или нет. При этом убийство с целью завладения имуществом, т.е. из корыстных побуждений, не может квалифицироваться одновременно как совершенное с целью облегчить совершение другого преступления (завладение имуществом).

Убийство по найму представляет собой лишение жизни, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Содержание материального вознаграждения аналогично пониманию корысти. Вопрос о содержании «иного вознаграждения» однозначно не решен. Представляется все же более убедительной позиция специалистов, не допускающих возможности квалификации убийства как совершенного по найму, если вознаграждение не носило материального характера. Мотив, который движет исполнителем убийства по найму, — корыстный; поэтому если при совершении убийства по найму в действиях виновного имелись корыстные побуждения, то дополнительной квалификации по данному признаку не требуется.

Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. При этом мотивы действий данных лиц могут быть любыми (корысть, месть, ревность и др.). Если организатор убийства по найму действовал по мотивам или с целями, с которыми закон (ч. 2 ст. 105 УК РФ) связывает усиление ответственности, то они подлежат обязательному вменению; исполнителю убийства эти мотивы и цели могут быть вменены лишь при условии, что они охватывались его сознанием. За эксцесс исполнителя организатор убийства по найму ответственности не несет. Добровольный отказ исполнителя от совершения убийства, равно как недостижение договоренности между организатором и исполнителем, не исключают ответственности организатора за приготовление к убийству.

Убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, — весьма сложный для квалификации состав; это ситуация, когда убийство сопровождает указанные преступления, взаимно связано с ними.

Как сопряженное с бандитизмом следует понимать убийство, совершенное участниками банды, поскольку оно не может выступать составляющим элементом объективной стороны организации или участия в банде. Так как банда есть разновидность организованной группы, то исходя из правил разрешения конкуренции общей и специальной нормы убийство в составе банды должно квалифицироваться только как сопряженное с бандитизмом, без дополнительного вменения признака совершения убийства организованной группой. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1999 г. N 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» указывает (п. 13): следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ . Таким образом, убийство, сопряженное с бандитизмом, всегда образует совокупность с преступлением, предусмотренным ст. 209 УК РФ.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3.

Как сопряженное с разбоем или вымогательством следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). При совершении разбоя или вымогательства насилие является элементом объективной стороны составов преступлений и причинение смерти является результатом применяемого насилия. Важно, чтобы умысел виновных на завладение имуществом возник до причинения смерти потерпевшему. Если же убийство было продиктовано иными мотивами и после его окончания виновный совершает хищение находившихся при потерпевшем предметов, содеянное не может рассматриваться как убийство, сопряженное с разбоем или вымогательством, но может быть квалифицировано, при наличии к тому оснований, по совокупности преступлений как убийство и кража . При этом совершение убийства, сопряженного с разбоем, само по себе предполагает корыстный мотив преступления и потому дополнительной квалификации по указанному признаку не требуется. Это правило справедливо и для квалификации вымогательства. Условием правильной квалификации сопряженного с иным преступлением убийства является понимание того, что потерпевший от убийства и потерпевший от разбоя или вымогательства не всегда является одним и тем же лицом.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ N 13-098-14 по делу Субботина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 3.

Убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, квалифицируется по совокупности преступлений (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Это правило сформулировано также в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», а также в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве». Позиция Верховного Суда РФ в части квалификации убийства, сопряженного с разбоем (как и с другими преступлениями), не поменялась после изменения в 2004 г. редакции ст. 17 УК РФ. Если убийство совершено при разбойном нападении, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений, поскольку разбой не охватывается диспозицией п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Убийство, совершенное после окончания разбоя или вымогательства, совершенное с целью скрыть эти преступления, квалифицируется по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и не требует квалификации по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве»).

Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Эта же мысль развита в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», в соответствии с которым под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода . При этом отсутствие или незначительность повода не означает безмотивность убийства; неустановление мотивов убийства не является основанием для квалификации преступления как совершенного из хулиганских побуждений. Представляется, что квалификация убийства как совершенного из хулиганских побуждений исключает возможность вменения иных квалифицирующих признаков, характеризующих мотивы и цели действий субъекта преступления.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 1.

Как правило, убийство из хулиганских побуждений совершается виновным в состоянии алкогольного опьянения. Однако сам по себе факт нахождения виновного в состоянии опьянения не дает оснований для квалификации убийства по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Достаточно сложной является квалификация убийства в драке. Для правильного установления хулиганских побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений. Не может вменяться п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ и в том случае, если драка, ссора носила обоюдный характер, когда в ней виновны обе стороны конфликта.

Убийство из хулиганских побуждений может образовывать совокупность с хулиганством. Если виновный, помимо убийства из хулиганских побуждений, совершил иные умышленные действия, грубо нарушавшие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу по экстремистским мотивам, или совершил те же действия, сопровождавшиеся применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 и соответствующей части ст. 213 УК РФ. Однако хулиганские действия, продолжением которых явилось убийство потерпевшего, как образующие идеальную совокупность с преступлением, предусмотренным п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ, дополнительной квалификации по ст. 213 УК РФ не требуют.

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой две разновидности убийства.

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение предполагает, что, лишая потерпевшего жизни, виновный скрывает следы ранее совершенного или создает условия для совершения в будущем какого-либо преступления. При этом субъект убийства и субъект скрываемого (облегчаемого) преступления не обязательно должны совпадать.

Когда виновный, совершая убийство, осознает, что своими действиями скрывает иное преступление, совершенное другим лицом, или облегчает его совершение, квалификация его действий зависит от того, был ли между ними сговор на совершение убийства, и от момента, когда было дано согласие на совершение убийства. Если договоренность о совершении убийства состоялась до момента совершения иного преступления, виновный при наличии к тому оснований должен нести ответственность за совокупность преступлений: убийство по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соучастие (например, в форме пособничества) в ином преступлении. Если такой договоренности не было и убийство являет собой форму укрывательства иного преступления, дополнительная квалификация действий виновного по ст. 316 УК РФ не требуется.

Не может рассматриваться как убийство, совершенное с целью скрыть другое преступление, лишение потерпевшего жизни после его избиения и причинения вреда здоровью, если обстоятельства дела указывают на то, что умысел виновного изначально был направлен на причинение смерти потерпевшему.

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение следует отличать от убийства, предусматривающего иную цель или мотив. По смыслу закона квалификация по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив убийства. Поэтому если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Для квалификации убийства по рассматриваемому признаку важно установить, что цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение является основным мотивом преступления.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Потерпевшим от данного вида убийства может быть как лицо, в отношении которого были совершены изнасилование или насильственные действия сексуального характера, так и иные лица, применяя насилие в отношении которых виновный стремился сломить сопротивление и волю потерпевшего.

Для квалификации преступления необходимо установить связь совершаемого убийства и насильственного полового преступления. Лишение жизни может быть результатом применяемого субъектом полового преступления насилия, в этом случае оно совершается в процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера. Важно при этом установить, что, применяя насилие, субъект предвидел возможность наступления смерти потерпевшего, желал, допускал или безразлично относился к ее наступлению. При установлении неосторожности в отношении смерти квалификация по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ исключается. Убийство может быть совершено и после окончания полового преступления. Однако, если после совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера виновный лишает потерпевшую жизни по мотивам, не связанным с совершенным половым преступлением (не с целью скрыть его и не по мотиву мести за оказанное сопротивление), а, например, по мотиву мести за ранее совершенные потерпевшей или ее близкими действия, содеянное не может быть квалифицировано по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Лишение человека жизни в целях последующего совершения сексуальных действий с трупом также не может быть квалифицировано по рассматриваемому признаку, но при наличии к тому оснований может получить уголовно-правовую оценку как совокупность преступлений: убийство с целью облегчить совершение иного преступления и надругательство над телами умерших (ст. 244 УК РФ).

Учитывая, что при убийстве, сопряженном с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, совершаются два самостоятельных преступления, содеянное следует квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и в зависимости от конкретных обстоятельств дела — по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ.

Убийство по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой лишение жизни, обусловленное внутренними побуждениями, выражающими стремление виновного показать свое превосходство и неполноценность потерпевшего по причине его принадлежности к конкретной (иной) нации, по причине его расовой принадлежности, исповедования им определенной религии (неисповедования религии вообще) либо по причине его политических взглядов или социального происхождения и положения и вследствие этого выразить свое ненавистное к нему отношение, спровоцировать вражду или рознь либо отомстить за вероотступничество или нежелание примкнуть к какой-либо конфессии, политической или социальной группе. Если такое убийство совершается в процессе осуществления лицом экстремистской деятельности, содеянное при наличии к тому оснований может дополнительно квалифицироваться по ст. ст. 280, 282, 282.1 УК РФ.

Представляется, что убийство данного вида может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. О содержании умысла и мотивах убийства можно судить исходя из всех конкретных обстоятельств дела. Так, признавая правильным осуждение по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ, Верховный Суд РФ указал, что «убеждения и мотивация действий подсудимых, выбор ими людей с нерусской внешностью в качестве объекта для нападения, их одежда во время совершения преступлений и внешний вид были характерны и полностью соответствовали атрибутам экстремистского националистического движения «бритоголовых» .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу А. и И. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 5.

Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой лишение потерпевшего жизни, обусловленное стремлением изъять у него те или иные органы или ткани. Это преступление совершается только с прямым умыслом.

Факт изъятия органов или тканей не изменяет уголовно-правовой оценки убийства; оно квалифицируется по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ даже в том случае, если фактически они не были изъяты. Однако, если изъятие органов или тканей осуществляется в процессе лишения человека жизни, содеянное следует при наличии к тому оснований квалифицировать дополнительно по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ; если же изъятие органов или тканей происходит после лишения потерпевшего жизни, то по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 244 УК РФ.

Цель использования изымаемых органов или тканей законом не определена. Как правило, это трансплантация, но возможны также каннибализм, ритуальные цели, коллекционирование и т.д.

При назначении наказания за убийство необходимо учитывать все обстоятельства, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, а также личность виновного, его отношение к содеянному, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Равным образом должны быть исследованы данные, относящиеся к личности потерпевшего, его взаимоотношения с подсудимым, а также поведение, предшествовавшее убийству.

По каждому делу об умышленном причинении смерти другому человеку надлежит устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и при наличии к тому оснований реагировать на них в предусмотренном процессуальным законом порядке.