Православная семья развод

Развод по-христиански?

Общественный деятель из Воронежа Евгений Мазепин предложил Госдуме принять закон, запрещающий жениться больше трех раз. Эта новость вызвала большой резонанс в конце прошлой недели. Думский комитет по делам семьи от нее отмежевался. Выясняем, как Церковь относится к разводу и повторному браку у священника Димитрия ПАШКОВА, который читает Московской духовной академии курс лекций «Источники церковного права».

В конце прошлой недели Рунет взбудоражила новость о том, что депутаты будут рассматривать проект закона, который запретит россиянам вступать в брак более трех раз. По сообщению «Газеты.ру» проект якобы разработал общественный деятель из Воронежа Евгений Мазепин. «Проект изменений в Кодекс написан в целях формирования в обществе более серьезного отношения к семье и браку и сокращения разводов», — заявил Мазепин.

Внести законопроект на рассмотрение в Думу деятель предполагает через комитет ГД по делам семьи, женщин, и детей, возглавляемый Еленой Мизулиной. Пресс-секретарь Елены Мизулиной опроверг сообщение о том, что Комитет будет вносить проект закона, разработанный господином Мазепиным.

«СМИ переживают по поводу инициативы какого-то общественного деятеля из Воронежа, который решил запретить 4-е браки. Бесперспективно и странно», — отметила в связи с этим в своем «твиттере» зампредседателя Комитета Ольга Баталина.

«А еще этот воронежский деятель почему-то решил сослаться на наш комитет. Не знаю, кто из депутатов решится внести такую сомнительную инициативу», — добавила депутат.

Почему господин Мазепин предложил ограничить граждан именно тремя браками «Газета.ру» не уточнила. Вероятно, это связано с тем, что Православная Церковь разрешает своей пастве вступать в брак не более трех раз. При этом идеалом считает только первый брак, потому что только он несет на себе печать Таинства, по образу уникального союза Христа и Церкви (см. Еф. 5: 23-33). Второй брак, строго говоря, не является уже Таинством, сам чин второго брака не радостный, а покаянный.

Подробнее рассказывает специалист по каноническому праву священник Димитрий ПАШКОВ:

Согласно определению Поместного собора 1917-1918 годов, поводами к расторжению брака в Русской Православной Церкви могут быть:

1. Отпадение от Православия (право просить суд о разводе принадлежит супругу, остающемуся в Православии).

2. Прелюбодеяние и противоестественные пороки.

3. Неспособность к брачному сожитию (если она началась до брака и не обусловлена преклонным возрастом; дело возбуждается не ранее чем через два года со времени совершения брака; если неспособность явилась следствием намеренного телесного повреждения после совершения брака, развод дозволяется).

4. Заболевание проказой или сифилисом.

5. Безвестное отсутствие (не менее трех лет; два года — если пропавший супруг находился на войне или плавал на судне).

6. Присуждение одного из супругов к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния.

7. Посягательство на жизнь и здоровье супруга или детей (нанесение тяжких увечий… или тяжких угрожающих жизни побоев… или важного для здоровья вреда).

8. Снохачество, сводничество и извлечение выгод из непотребств супруга.

9. Вступление одного из супругов в новый брак.

10. Неизлечимая тяжкая душевная болезнь, устраняющая возможность продолжения брачной жизни.

11. Злонамеренное оставление супруга другим супругом, если оно делает невозможным продолжение брачной жизни.

Согласно Основам социальной концепции РПЦ «в настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа» (ст. 10.3).

Причина номер один: смерть

В Православной Церкви брак может быть прекращен по двум основным причинам. Первая — смерть одного из супругов. В этом случае брак прекращается физически и овдовевший супруг может вступить в новый брак по изволению, данному апостолом Павлом (см. 1 Кор. 7: 8-9). Вторая причина — это измена святым клятвам брака, прелюбодеяние. В этом случае брак прекращается юридически. Разводом в строгом смысле слова можно называть все то, что следует из второй причины. То, что проистекает из первой причины — смерти одного из супругов или пропажи без вести, — правильнее называть прекращением брака.

В результате накопления исторического опыта Церковь сформулировала на основании двух первоначальных причин ряд других, исходя в своем отношении из принципа икономии — снисхождения и милости к людям. К смерти супруга приравнивается его безвестное отсутствие в течение долгого времени: в таком случае оставшийся супруг признается вдовцом и не обязан томиться дальше в безнадежном ожидании. Точно так же смотрели на невиновного супруга в случае осуждения другого супруга на каторжные (пожизненные, как правило) работы.

Однако, определяя причины для разводов, Церковь исходит из того, что все вышеперечисленные поводы являются для одного из супругов только возможностью, а не требованием. В Российской империи при осуждении к ссылке в Сибирь невиновному супругу обязательно ставился вопрос, не желает ли он последовать в ссылку за осужденным. Сам отказ уже расторгал брак, после чего для этого супруга мог наступить новый . Жены декабристов, например, могли воспользоваться своим правом и потребовать расторжения брака, однако, как мы знаем, некоторые этого не сделали. И сейчас, если муж прощает измену жены или жена готова жить с супругом, больным СПИДом, то ни о каком разводе речи быть не может.

Конечно, идеалом является только первый брак, который несет на себе печать Таинства, во образ уникального союза Христа и Церкви (см. Еф. 5: 23-33). Второй брак, строго говоря, не является уже Таинством — сам чин второго брака не радостный, а покаянный, — но не исключает супругов из церковной общины. Мы знаем, что апостол Павел даже на брак вдовиц смотрел не очень благосклонно. Но к ак апостол позволяет в виде снисхождения к немощи второй брак вдовцу, так же дозволяется новый брак и этим, условно говоря, вдовцам, потерявшим навсегда своих супругов.

Расширительное толкование измены

В своем определении причин для развода Церковь всегда исходила из слов Христа о том, что единственная причина для развода — прелюбодеяние (см. Мф. 19: 9) . Однако в истории Церкви понятие измены имело разные степени. Так, в VI веке в Византии прелюбодеянием считалось, например, если жена провела ночь вне дома своего мужа или родителей. И такая историческая условность была принята всем церковно-гражданским обществом того времени: «Так поступать не стоит, ибо квалифицируется как прелюбодеяние».

Из расширительного толкование измены выводится ряд других причин для развода. К измене приравнивается, например, если муж понуждает свою жену к прелюбодеянию. Еще одна причина для развода, которая выводится из нарушения самих клятв при вступлении в брак — о взаимной любви и верности, — если один супруг покушается на жизнь другого. Сюда же можно отнести тяжкие побои и издевательства. Кроме того, муж имеет право подать на церковный развод, если жена сделала аборт или имеет непреклонную волю этот аборт сделать. Симметрически можно сказать, что и жена имеет право просить развода, если муж принуждает ее к аборту.

Заболевание сифилисом, проказой, СПИДом указываются как возможные причины для развода потому, что их наличие делает супружескую близость между супругами невозможной. Конечно, брак возможен и без близости, но в таком случае он будет опираться на согласие здорового супруга. Если согласия нет, то Церковь, снисходя к его слабости, не имеет морального права его заставлять, потому что физическая близость является одной из важнейших составных частей брака. При этом не нужно путать неспособность к физической близости и неспособность к деторождению. Бесплодие не является уважительной причиной для расторжения брака.

Развод по взаимному согласию?

Однако сегодня самая распространенная формулировка причины развода — развод по взаимному согласию. В императорскую эпоху истории Церкви, которая длилась от Константина Великого до 1917 года, такой развод был возможен, только если он совершался ради более высокого нравственного идеала. То есть если муж и жена после развода вступали в монастырь и если они при этом они обеспечивали своих детей наследством. Правда, и в поздней Византии были прецеденты, когда разводили и по непреодолимой взаимной ненависти, то есть когда супруги заявляли о том, что они не могут больше терпеть немощи друг друга. Такие разводы известны из практики известнейшего церковного канониста XIII века архиепископа Димитрия Болгарского.

Конечно, такая причина для развода свидетельствует о глубокой христианской незрелости или о полном расцерковлении.

Что делать Церкви с теми, кто пришел за разводом? Нужно понимать, что мы переживаем эпоху второго крещения Руси. Есть люди, искренне пришедшие в Церковь, есть те, для которых это осталось формальностью. Они приняли Таинство Крещения, однако, что такое церковная жизнь, ее таинства, им непонятно и они не стремятся это узнать, не исповедуются и не причащаются. Поэтому нужно разделять приходящих за разводом людей на две категории: воцерковленных, которых можно судить по церковному законодательству и для которых это будет что-то значить, и на тех людей, которые только считают себя православными (потому что крещены). В императорскую эпоху, например, до 1904 года, в Российской империи прелюбодей навсегда терял право вступить в следующий брак, и такое наказание для людей тогда еще что-то значило. Сегодня церковные наказания смягчены, оставляют за собой только духовную природу (отлучение от Причастия), и это мало трогает тех, кто не прибегает к таинствам и не понимает их смысла. В случае с прелюбодеянием мы должны были бы действовать по последнему постановлению Церкви на этот счет (от 1904 года), согласно которому прелюбодею после исполнения наложенной на него епитимьи разрешается вступить в брак еще один раз. Если же он и после этого прелюбодействует, то навсегда теряет возможность жениться. Однако это имело бы смысл только для человека воцерковленного. Сегодня мы не можем найти оснований для удовлетворения исков о разводе людей, которые только называют себя православными. Эта огромная часть абсолютно нецерковных людей нуждается в особом подходе, который Церкви еще только предстоит выработать.

Православная семья перед соблазном развода

Редко случается, чтобы человек принимал решения один раз, на всю жизнь. Жизнь не стоит на месте, меняется, из-за чего ситуативная тактика выглядит предпочтительной. Сейчас уже кажется странным, чтобы человек, например, мог отработать на одном месте тридцать-сорок лет подряд. Обычная строка в биографии людей старшего поколения. И уж совсем фантастично смотрятся примеры эмигрантов первой волны, которые за десятилетия жизни за границей не сменили российского паспорта. Даже если Родина отреклась от них, они не желали совершать акта символического отречения от Родины и просить о чужом гражданстве. Цена такой верности была велика, статус перемещённых лиц ограничивал возможности. Зато это помогало им внутренне, ограждая от окружающего меркантильного настроения и укрепляя в годины испытаний. Даже в преклонные годы эти наши соотечественники сохранили благородство лиц и строгую выправку.

В обществе личных возможностей верность и долг не входят в число ключевых качеств. Всякая клятва – профессиональная, цеховая, такая как воинская присяга или клятва Гиппократа, – произносится и звучит уж не так торжественно. Брачные клятвы также перестают играть заметную роль во взаимоотношениях супругов. Это часть свадебного ритуала, в котором всё, не как в жизни, – театрально и сказочно. Когда сотрудница отдела ЗАГС задаст молодожёнам дежурный вопрос: «Является ли ваше желание заключить брак обдуманным и добровольным?», и перечислит права и обязанности мужа и жены, едва ли кто уделит этому внимание и станет считать отправной точкой на всю жизнь. Поиск лучших возможностей для себя составляет неписаный устав совместного брачного предприятия. Развод в таком случае является постоянной фоновой мыслью. Это не катастрофа, не крайний выход, но обыкновенная составляющая расчёта, часть культуры современной семьи. Брачное поведение циклично: обрушение супружеского союза просматривается уже в начале; пролог, завязка, кульминация и развязка укладываются в период 3-7 лет, после чего должен открыться очередной цикл, с созданием новой постоянной пары либо сожительством. Чувства выручают супругов первоначально, но по мере того, как жить вместе становится привычным, брак, не скреплённый мотивами верности и долга, обнаруживает пустоту в себе. Что делают с предприятием, которое вместо прибыли приносит убытки? Его объявляют банкротом и закрывают. Также и брак, который приносит издержки, перекрывающие удобства, обречён на расторжение. Почти всё равно, происходит ли это с конфликтом, на обострённом эмоциональном фоне или же является результатом прагматичного договора двоих: «Давай разойдёмся и останемся друзьями». Современному человеку не к чему пристать мыслью, кроме как к ситуативным удобствам, убеждению, что «так спокойней и проще».

Нечего говорить, что разводный сценарий, легальный и витающий в воздухе чуть ли не с первых месяцев, сам выступает как фактор, направляющий развитие семейных отношений к разводу. Идеи материализуются, ссоры и неприятности вкладываются в копилку разводного менталитета. Остаётся дождаться времени, когда сумма на условном счету «против» превысит депоненты на счету «за», означающем, как правило, разного рода неприятности от раздела имущества, объяснений с детьми, извещения родных и знакомых о нежелании проживать вместе. После этого существование семьи обессмысливается.

В таком состоянии общественные брачные традиции и институты достаются Церкви, где действует правило о невозможности развода. Что происходит в этом случае? Цена развода оказывается выше, сумма на депоненте «за» возрастает. Верующему трудней переступить через правила, многодетность свойственна многим церковным семьям, в кругу же церковных знакомых развод не считается приемлемым выходом из положения. В то же время, повседневная практика и менталитет церковных семей не слишком различаются с окружающими. Инерция общественных представлений и психология личных возможностей работают на развод. В результате, вопреки христианскому взгляду, всё больше православных семей распадаются. Мы не говорим о крайних примерах, которые признаются за канонические поводы к расторжению брака – психическое нездоровье одного из супругов, алкоголизм, наркомания, сифилис, безвестное отсутствие на протяжении длительного времени и пр. Не обсуждается нами также ситуация супружеской измены и смешанных союзов с неверующими, где одна из сторон не разделяет религиозного взгляда на брак и развод. В парах воцерковлённых супругов, где муж и жена положительны, и имеют прилежание к дому и детям, развод встаёт призраком, тенью неотвратимого, к смущению обеих сторон. Будучи произнесено однажды, слово «развод» фокусирует на себе помыслы. Расторжение церковного брака, как уже говорилось, имеет субъективно высокую цену, поэтому разводы в православных семьях сопряжены с наиболее острыми драмами и происходят на психологически изнуряющем фоне. К моменту крушения семьи муж и жена приходят опустошёнными, с перелицованными представлениями и ориентирами. Они не способны реализовывать иного сценария, кроме скорейшего сброса напряжения и избавления от навязчивых состояний, вызванных повышенной чувствительностью к присутствию и действиям другой стороны. Развод, таким образом, оправдывается задним числом требованиями сохранения душевного здоровья и устранения опасности наиболее крайних эксцессов в виде насилия, суицидов и пр

Самыми частыми причинами разводов считаются несовместимость супругов и слабая подготовленность к семейной жизни. Но в прошлом даже более проблематичным парам удавалось ужиться. Поэтому более точным объяснением будет зависимость от разводного стереотипа. Верность, долг, исполнение заповедей присутствуют на периферии, но не оказывают решающего действия на поведение и эмоции. Узнавая недостатки в своей половине, человек против смысла устремляется к развенчанию представления о святости и ценности брака, к освобождению от условностей, нивелировке понятий о должном, запретах, правилах, самодисциплине…

Семьям, заражённым вирусом разделения, нужны специальные поддержка и терапия против развода. В первую очередь, муж и жена должны перестать собирать негативные впечатления и досье друг на друга. Критическое мышление имеет большое распространение, поэтому современному человеку сложней стало поддерживать уважение, доверие, товарищеские и родственные чувства в долговременных отношениях. При желании, любого из ближних нетрудно «разобрать по кирпичикам». Первые шаги к разводу делаются обычно в состоянии, когда каждый борется за свою «правду». Акцентирование ошибок другого становится самым простым способом доказать свою правоту. Поступающий так даёт повод к сомнениям в ценности содержания своей семейной жизни. Положительный образ супруга – того, который идёт в одной упряжи, буквально, – играет психологически важную стабилизирующую роль. Критика же обессиливает и ставит душу перед перспективой одиночества. Нет никакого выигрыша в дотошном выведении негативных сторон своего брака. Подобная тактика вынуждает симулировать жертву, питаться сочувствием со стороны, не способным по-настоящему успокоить душу. Все мы являемся грешными людьми и готовы обнаруживать положительные или отрицательные качества, в зависимости от обстоятельств. Достоинство, с которым один из супругов несёт ношу семейственности, составляет основу достоинства всего семейного целого. Сосредоточившись на негативных сторонах, человек, напротив, утверждается в образе несчастливого брака. Но что тогда послужит объяснению важности дел, которым отдана наша повседневность? Скука и отсутствие сил – частые спутники тех, кто культивирует образ несчастливого брака. Возможно, дав волю разочарованию, неприязни, мы в следующее мгновение утратим контроль и не сумеем уже вернуть джина в бутылку.

Муж и жена, которые вовлечены в длительное противостояние, должны осознать хрупкость брака в современных условиях. Бывает, что конфликт в православных семьях поощряется тем, что обе стороны или одна из сторон до последнего не верят в перспективу развода. Они не отдают отчёта в том, каким образом будут вести себя в ситуации стресса и что станет с ними при дальнейшем движении по спирали неприязни. Разводная психология формирует зависимость. В большой степени это напоминает другие зависимости – от алкоголя, наркотиков, суицидальный синдром. «Разводный синдром» ожидает более подробного изучения. Возможно, терапия его должна строиться по аналогии с приёмами, известными из терапии навязчивых состояний и химических зависимостей. Также как освобождение от пагубного пристрастия к спиртному начинается с признания человеком своей болезни: «Я – алкоголик», – стратегия противодействия разводу должна начаться с констатации семейной парой своего угрожаемого статуса. Различив очертания опасности, такая пара при помощи духовника вырабатывает стратегию действий против развода. Эта стратегия исходит из признания двух фундаментальных фактов: безусловной необходимости сохранить семью и бедственности развода. Супруги должны выучиться «демаркировать границы». Поскольку единых решений в семье не получается, необходимо сделать так, чтобы временно сократить поводы к спорам. Часть семейных вопросов, например, уход за младшими детьми, стол и продовольственные закупки, домашнее детское творчество берёт на себя жена, тогда как к ведению мужа отходят, к примеру: ответственность за общий бюджет, проверка школьных домашних заданий, уборка в квартире со старшими детьми и организация досуга. На определённое время «антикризисное управление» исключает возможность навязывать решения и выражать недовольство вопросами, относящимися к чужой компетенции. Мир в семье, затронутой действием разводной психологии, является правилом №1. Лишь снизив радикально уровень требований к другому, муж и жена получают возможность с течением времени перейти к более эмоционально свободным и тёплым отношениям. До этого, в острой фазе конфликта, во взаимоотношениях благую роль играют разумные формальности и этикет. Всему своё время! Плодотворными можно считать психологические практикумы, в ходе которых члены семьи учатся реализовывать положительные установки – благодарить, выражать одобрение решениям другого. Многие сложные организационные и творческие задачи решаются профессиональными экспертами в ходе специальных оргдеятельностных тренингов. В психотерапевтической практике также эффективно используются групповые ролевые игры. Не беда, если поведение участников выглядит немного неуверенным. Благое действие оказывает сам факт перемены тенденций с упадочных на восстановительные и готовность трудиться.

На весь период семейной реабилитации муж и жена должны исключить споры по поводу семейной иерархии. Иногда кризис пытаются выправить, подчеркивая главенствующую роль мужа. Это ошибочный подход. В прошлом жизнь общества поддерживала тезис о приоритете мужского начала, и отношения иерархии воспитывались естественным образом. Сегодня восстановление семейной иерархии требует чётко осознаваемых усилий с обеих сторон. Мужчине необходимо на практике подтвердить свою способность выполнять главенствующую роль, в то время как женщина-христианка должна научиться противостоять идеологии эмансипации. Семейная иерархия складывается лишь при благоприятном развитии отношений и это необходимо помнить. При недостатке доверия и уважения проблематично настаивать на послушании одного из супругов другому.

Существуют два распространенных стереотипа, которые могут сорвать процесс нормализации семейной ситуации. Согласно одному из них, отношения в браке оправдываются любовью, и брак без любви утрачивает ценность. При этом любовь разные люди определяют по-разному и в соответствии с собственными представлениями. Парадокс, но иногда человек инициативный, взявший на себя основную заботу о семье, вызывает раздражение и обвинения в отсутствии любви со стороны более инертного и эгоцентричного супруга. В контексте эгоцентризма любовь представляется, в основном, как соответствие личным желаниям. Любовь обязательно должна присутствовать во взаимоотношениях супругов. Но выдвигать любовь как условие существования брака безрассудно, пока понимание любви не очищено.

Вторая ложная установка гласит, что при определённых условиях «брак фактически уже мёртв и развестись лучше, чем вместе мучиться». Несмотря на прагматизм современности, отношения мужчины и женщины составляют тайну. «Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице» (Прем. 30, 18-19). Никто не может сказать, когда брак кончается. Случается, что супруги обнаруживают взаимное притяжение через многие годы, после повторных попыток создать новые семьи. Безусловно, в иные моменты отторжение и обиды затмевают разум, желание освобождения отягощает отношения. Но такой острый кризис развился не вдруг. Он мог быть предотвращён, не имей один или оба супруга намерения следовать дальше за своим раздражением и, напротив, преследуй они с самого начала твёрдую цель сохранения брака.

Развод, что бы о том ни говорили, являет пример абсолютной бедственности. Если на пике эмоций человек, оставшись один, может испытывать облегчение, коллизии пред-разводного, разводного и после-разводного периодов в сумме образуют клубок тяжелейших впечатлений и негативного опыта. Для православного сознания развод означает обрыв представлений о смысле и цели христианской жизни, роли Церкви, Божием Промысле, духовном руководстве и т. д. Это не конец, но начало нового смутного периода, в который открытыми остаются множество вопросов. На первых порах разведённые супруги склонны подчёркивать своё благополучие, поддерживать церковный образ, соревноваться друг с другом, за внимание детей, в частности. Но поскольку положение одиноких мужчины и женщины неустойчиво, в перспективе 3-5 лет очерчивается новый кризис, неудовлетворение на сей раз своим автономным положением, со стремлением к более ярким впечатлением, новой встрече, близости, что происходит уже, преимущественно, во внецерковном поле. Вероятность вступления во второй церковный брак невысока, особенно для женщины с детьми. Силы, душевные и физические, в значительной степени подорваны. Даже относительно молодые люди, пережившие развод до 30 лет, не всегда находят резервы для создания новой полноценной семьи. Следствием этого чаще всего становятся гражданские сожительства с отходом от веры и Церкви – печальный итог, в очередной раз подтверждающий пагубность развода. Расторжение брака больно бьёт по детям, которые лишаются примера положительных отношений и в своей взрослой жизни будут вынуждены идти по пути ошибочного родительского опыта. Между подрастающими детьми и матерью разгораются конфликты. В других случаях, напротив, мать неумеренно опекает их и делает заложниками своих неразделённых чувств. Многообразны последствия расторжения брака, которые необходимо отчётливо представлять ещё в самом начале, когда отношения коренным образом не испорчены и в слове «развод» слышатся нотки игры и кокетства. Если бы несчастные жертвы разводов знали заранее бедствия, с которыми им доведётся столкнуться впоследствии, их взгляды на брак наверняка стали бы менее ригористическими.

Наглядным примером разводной психологии служит публикация на портале «Православие и мир» статьи А. Гальпериной, которая с первых строк шокирует читателя смелостью и диковинным богословием: «Я развелась с мужем. И благодарю Бога за это». Автор намеревалась сказать: «счастлива и довольна», но паче чаяния использовала церковный эвфемизм. «Благодарю Бога». Разводы – это, вообще-то, не совсем по Божественному ведомству.

Ни редакция портала, ни автор не дают объяснений, комментариев от лица священника либо психолога. Ощущение от написанного – вполне героическое. Человеку, который только что привел свой брак к обрушению и ещё не остыл от борьбы, дан карт-бланш обобщать, обличать, причём не отдельных лиц, но всю Церковь. Симптомы «разводного синдрома»: байронизм, декадентские скепсис и эстетизм, агрессивная самозащита. Несложно понять, для чего Анна обращается к теме обесценивания, девальвации евангельских принципов. Необходимо каким-то образом оттенить собственные поступки – пренебрежение евангельским: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф, 19, 6). Но как тогда автор представляет жизнь, в которой позволяется игнорировать Слово Божие, прямые Христовы заповеди? Этого нельзя уяснить из статьи. Крик души остаётся криком, означающим потерю ориентиров. Высокая плата за личную независимость. Согласись мы идти по указанному пути, в скором времени христиане без стеснения будут говорить окружающим: «Я решила сделалать аборт», «Я отказалась от ребёнка-инвалида», «Я эвтаназировала бабушку», «Я намерен свести счёты с жизнью», «Я полюбил мужчину и благодарю Бога за это».

Конфликт личных интересов не исключителен. «Мешать жить» могут не одни только постылые муж и жена. Есть много других жизненных драм и сложных ситуаций, способных поставить в тупик эгоцентричную душу, — раздражать, производить отчаяние, заставлять оправдываться, чтобы в конечном итоге, не мытьём, так катаньем выторговать для себя освобождение, ценой даже нравственного преступления. В эпоху всеобщей девальвации не остаётся иного, как всеми силами противостоять девальвации в себе самом. Насколько бы избитыми, старыми ни казались аксиомы терпения и жертвенности, именно ими держится наша жизнь.

Брак — не повод для развода

Рецепты сохранения семьи от священника и психолога

Развод — настоящее стихийное бедствие нашего времени. По статистике распадается каждый второй брак, при том что ещё 10 лет назад распадался каждый третий. Участились разводы людей, состоящих в венчанном браке. Поломанная жизнь, утраченная для многих надежда на построение личного счастья, несчастные дети, которые с большой долей вероятности усвоят подобную модель поведения взрослых, неизбежное умаление роли семьи и семейных ценностей в обществе — вот лишь самые очевидные последствия разводов.

Выяснить основные причины разрушения семьи, а главное – посоветовать, как ее сохранить, собрались священник Павел Гумеров, настоятель московского храма в честь святых благоверных Петра и Февронии Муромских, Надежда Григорьевна Храмова, кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной антропологии и психологии Уральского государственного технического университета, и Фарида Нутфулловна Савельева, кандидат технических наук, учитель школы и президент общественной организации «Родители, педагоги и учёные за нравственную традиционную российскую школу». В сокращенном виде данная беседа вошла в свежий номер журнала для родителей «Виноград» [1] , и полностью — на сайт Православие.Ru, с любезного разрешения редакции журнала.

Фарида Савельева: Сегодня можно говорить о разводах как об эпидемии, которая бушует не только у нас в стране, но и во всем мире. Разговор хотелось начать с рассмотрения причин этого явления, оставив львиную долю времени на обсуждение вопросов профилактики разводов.

В современной России самая высокая рождаемость в кавказских регионах и… в Ханты-Мансийском автономном округе. Ну, с Кавказом всё понятно, там крепки семейные традиции, а в северных пределах, где мне приходилось бывать, это в основном заслуга местных властей. Там внимательно следят за тем, что показывается по телевизору. Немало просемейной социальной рекламы, передач и роликов о семье, браке и многодетности. Во многих школах есть специальные программы, рассказывающие о семейной жизни. Одну из таких школ я посещал, когда выступал с лекциями в городе Нягань.

Семьям оказывается и другая помощь. Конечно, и уровень жизни, и процент молодых людей в общем населении этого автономного округа более высокий, чем в других регионах. Но не это самое главное.

Спрашивается: что же нам мешает и в других областях России вести такую же проповедь семейных ценностей и проводить просемейную политику? Мы никак не можем сформулировать нашу национальную идею. Так вот же она: возрождение веры, нравственности и семьи. Только это может спасти страну.

Надежда Храмова: В нашей сегодняшней Конституции прописано, что Российская Федерация – деидеологизированное государство, но, к сожалению, по факту оно допускает определенным группам продвигать программы, наращивающие порок и разгул страстей в обществе. В результате статус семьи и брака в сознании людей постепенно понижается: если человек настроен получать от брака удовольствие – смена партнеров неизбежна. Сегодня мы имеем дело с целым поколением молодых людей, воспитанных так, что они воспринимают брак и семейную жизнь как узаконенное владение друг другом, что рождает у супругов много взаимных претензий.

Произошла переоценка ценностей, подмена их суррогатами, люди перестают видеть ценность в том, что раньше, еще в недавнем прошлом, для человека составляло смысл жизни и счастья: крепкая семья, дети, верность, любовь, дружба, интересная работа, которая не просто кормит тебя, а нужна еще и людям, которая нравится тебе. В нашем обществе большой дефицит любви – мы эгоистичны, разрозненны и в семье такие же: далеки от терпения, смирения, сострадания, не способны «носить тяготы друг друга».

Когда же говорят, что люди разводятся из-за измен, пьянства, несовместимости характеров и прочего, на самом деле называют как раз следствия из названных причин, а не сами причины. Сегодня люди, создавая брак, не знают, для чего они это делают; они очень плохо себе представляют, что такое семья, как нужно строить отношения, воспитывать детей и т.д.

Надежда Храмова: Однако, батюшка, очень часто разводы происходят как раз по пустяковым мотивам: взаимные обиды, недоговоренности, грубость, колкости, отсутствие внимания. Разрушительны для брака небрежность, неделикатность, неуважительность в отношениях, когда супруги не умеют видеть ценности друг в друге и друг для друга. Очень оскорбительным бывает обесценивание трудов супруга или супруги; насмешка и панибратство в отношениях рано или поздно могут привести сначала к холодности и закрытости в отношениях, а потом и к их окончательному разрыву. Мы почему-то склонны уважительно вести себя только с другими, особенно с начальниками.

Молодые люди часто не понимают, что конфликты и трудности в семье неизбежны – они возникают априори из-за несовершенства каждого из супругов. Кроме того, молодые супруги часто не готовы к родительству; становится всё больше семей, в которых женщины не хотят иметь детей. Бесплодие и рождение больных детей тоже оказываются испытаниями, которые не каждая семья выдерживает.

Несмотря на кажущуюся субъективность и даже надуманность мотивов развода, частенько они бывают небезосновательными: к сожалению, всё чаще встречаются семьи, в которых такой порок, как наркомания или беспробудное пьянство, нравится одному из супругов, и он не хочет меняться. Другой, а порой и вся семья, погружается в обслуживание этого порока. Тогда, как мне кажется, брак становится не спасительным для другого супруга и детей. Боль, переживание обид, оскорблений и побоев может привести к тупику – и расторжение брака или как минимум разъезд могут помочь отрезвлению брака!

Священник Павел Гумеров: В том случае, когда пьяный муж замахивается на жену и детей топором, развод, видимо, неизбежен: тут есть угроза жизни. Но если «пожелать» найти повод для развода, то можно в каждом втором мужчине увидеть алкоголика! Надо молиться о своих мужьях, помогать им справиться со страстями, разобраться в причинах пьянства.

Надежда Храмова: Для любого человека развод – это всегда трагедия во всех смыслах. Если он случается в молодом возрасте, трагедия заключается, прежде всего, в принципиальной потере веры в другого человека, в саму возможность присутствия любви между людьми, доверия к ним – на всю оставшуюся жизнь в душе остается рубец тревожности, недоверчивости, иногда даже озлобленности. Второй брак, как правило, бывает с подозрением, претензиями, упреками, потому что он несет в себе в значительной мере элемент страха перед браком и недоверия к следующему супругу или супруге.

Если развод случается в среднем и зрелом возрасте, это еще большая трагедия, особенно для женщины, хотя и мужчина, несмотря на его менее реагирующую психофизику, часто теряет творческую силу, его жизнь схематизируется.

Священник Павел Гумеров: Один психотерапевт, работавший в кризисном центре в Петербурге, куда попадают люди после очень тяжелых событий: аварий, катастроф и т. п., рассказывал, что большую часть пациентов там составляют женщины, пережившие развод, – бесследно это не проходит. Развод – большое потрясение, трагедия.

Развод – ситуация очень индивидуальная, здесь нужно много думать, обязательно советоваться со священником и специалистами. Нельзя принимать поспешных решений. Сам Господь говорит нам: «Кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать» (Мф. 5: 32). Ужасно, когда происходит измена и предательство, но, как правило, люди, сами того не сознавая, создают условия, сопутствующие ей. Я убедился в этом на практике: когда начинаешь вместе с человеком, пришедшим с этой бедой, раскручивать назад цепочку событий и взаимоотношений, оказывается, что было сделано много ошибок и тем, кого оставляют. Кстати сказать, невозможно вернуть мужа или жену в семью, если не увидеть и не осознать собственных ошибок и промахов в супружеских отношениях! Даже развод – это не всегда смерть брака. Бывало, что люди, заново переоценив друг друга, поняв, простив и приняв другого, буквально заново полюбив, после развода примиряются и живут даже лучше, чем до развода.

Надежда Храмова: Разучилась современная женщина утешать своего мужа, а мужчина – поддерживать жену. Всё это не дает отношениям вырасти в единую семейную конструкцию! Надо всегда помнить об уважительном отношении друг к другу: нет ничего дороже мужа – жене, а жены – мужу, это самые близкие люди, которые могут и поддержать как никто другой, но и поранить с такой же силой! И здесь нет большей задачи, чем научить людей жить вместе!

Фарида Савельева: Существуют ли правила отношения супругов между собой, обеспечивающие стабильный счастливый брак?

Священник Павел Гумеров: Было бы хорошо, если супруги введут в свои отношения это правило, – это очень сплачивает семью. Например, когда я выхожу из дома по делам, жена собирает детей и говорит: «Прощаемся с папой, берем благословение!» Прихожу – тоже все меня встречают и здороваются. Это заслуга моей супруги.

Надежда Храмова: Еще одна замечательная традиция, которую следовало бы возрождать в семьях, – совместная трапеза, хотя бы вечером! Это тоже работает на единство супругов и семьи.

Священник Павел Гумеров: Кстати сказать, писатель XVI века протопоп Сильвестр, человек яркий и образованный, в знаменитом «Домострое» пишет: «А завтракать мужу и жене не годится врозь, разве уж если кто болен; есть же и пить всегда в положенное время». Трапеза – это время, когда семья собиралась вместе, можно было пообщаться, обсудить текущие дела. В другом месте этой книги также сказано: «Господину о всяких делах домашних советоваться с женой».

Надежда Храмова: Еще одна важная вещь – совместное обсуждение родительских проблем. Правда, тут особенно важно найти правильное для этого время, не с порога выливать проблемы дня на вернувшегося с работы усталого мужа!

Священник Павел Гумеров: Очень важно помнить, что обсуждать семейные проблемы надо с супругом тогда, когда у вас очень хорошие, дружеские отношения, когда к тебе расположены, – иначе слова будут восприняты неправильно. А как у нас бывает обычно? Супруги молчат и терпят до последнего, а говорить о серьезных вопросах начинают тогда, когда уже совсем «припекло». И, конечно, ничего хорошего не получается. Всё происходит на повышенных тонах, воспринимается как личное оскорбление и кончается ссорой.

Чтобы наши слова лучше восприняли и не обиделись, надо помнить, что существует еще такое понятие, как «я-сообщение», то есть говорить другому не «Ты должен сделать уроки с ребенком, потому что я разрываюсь с тремя детьми» или «У тебя должно быть чисто, всё приготовлено» и т.п., а «Мне было бы приятно, если…», «Я попрошу тебя…», «Мне хотелось бы…», «Меня беспокоит то-то и то-то…» Озвучивать свои собственные пожелания без претензий, без категоричности, тем самым никого не оскорбляя и не задевая. Поверьте, это действует гораздо эффективнее, чем десять раз сделать требовательное замечание с упреком и раздражением. Нужно, чтобы другой чувствовал твое расположение к нему, – нельзя с упреком нахлобучивать на другого супруга хотя бы и его прямые семейные обязанности! И, конечно, не забывать благодарить за сделанное, пусть даже очень простое и обычное дело, ведь семейное счастье, радость как раз и состоит из хороших, приятных моментов и слов.

Надежда Храмова: Надо во время снимать мелкие разногласия, обсуждать их, не копить, не оставлять на потом. Важно понимать и то, что мужское и женское восприятие проблем совершенно разные. Конечно, мастерство приходит с годами, но само собой, без усилий ничего не дается – надо потрудиться над всем этим!

Священник Павел Гумеров: Когда мы были влюблены, ради любимых могли пойти на всё, говорили друг другу приятные слова, дарили подарки, уделяли друг другу много внимания и времени, – кто мешает делать это теперь, в семейной жизни?! Разве перед супружеством мы ожидали от другого колкостей, язвительности, упреков? – Нет, ждали радости, которую чувствовали в период влюбленности, только в превосходной степени. Так «давайте говорить друг другу комплименты, ведь это всё любви счастливые моменты», – помните песню Окуджавы?

Важно не забывать, что мы вступили в брак, чтобы служить друг другу, радовать другого человека и самим получать радость от семейной жизни. И глобальная задача состоит в том, чтобы научиться получать радость не от того, что тебе кто-то что-то сделал, а от того, что ты сделал ради другого человека! Когда ты этому научишься, у тебя появится такая радость, с которой ничто не сравнится, и ничего другого не надо будет: ни подарков, ни похвал! А на самом деле – это исполнение заповеди Божией о том, что служишь Богу, служа ближнему. Почему Господь для Адама создал Еву? Ведь он был в раю, Господь о нем заботился, кормил его, напрямую общался с ним, почему же нехорошо быть человеку одному? Зачем ему еще какая-то жена? – Жил бы себе, с Господом общался, чего же еще выше?! Нет, Господь дает Адаму жену потому, что человек один превращается в эгоиста, начинает жить только для себя – то есть превращается в потребителя. Когда рядом другой, служа ему, мы служим Богу, Которому от нас, кроме сердца нашего, смиренного и сокрушенного, ничего не нужно! Богу нужно выражение этой любви к Нему через любовь к ближнему – а это наши супруг или супруга, дети, мать, отец… И главное – сохранить это умение дарить радость среди трудностей при строительстве семейного очага, начинающихся после конфетно-букетного периода. Очень хорошо каждое утро начать с молитвы: «Господи, помоги мне побольше давать этому человеку радости и поменьше его огорчать». Это наполняет смыслом и счастьем твою жизнь и жизнь твоих близких!

Очень многие супруги не живут в семье полной, радостной жизнью, а как-то вяло существуют, плывут по течению или всё время чего-то ждут. Помню, в одном современном фильме главный герой, милиционер, с горечью говорит: «Мы с женой не жили, а все время чего-то ждали. Сперва ждали, когда заработаем на квартиру, потом на машину, постом ждали, когда родится ребенок: у нас пять лет не было детей; после ждали, когда дочь вырастет. А может, надо было не ждать, а жить?» То есть получать радость от каждого дня семейной жизни.

Надежда Храмова: Именно это и есть главное условие соединения мужа и жены «в плоть едину, в едину душу»! Известны же случаи, когда с приобретенным достатком и роскошью появляются искажения в семейной жизни, а пока вместе преодолевали трудности, у супругов были здоровые отношения.

Священник Павел Гумеров: Если человек не имеет бескорыстной радости от того, что дает другому, он рано или поздно начнет считаться: ты мне, я – тебе. А потом неизбежны обиды и неудовлетворенность своей семейной жизнью и своей половинкой.

Фарида Савельева: Что можно посоветовать тем, кто уже думает о разводе?

Священник Павел Гумеров: Тем, кто стоит на пороге развода, я посоветовал бы искать понимания того, как они дошли до этой кризисной точки, осмыслить ошибки, и в частности свои, тогда можно будет выйти из точки непонимания и неприязни друг к другу. В жизни семейной, как и в духовной, не бывает всё гладко. Мы порой идем то в гору, то под горку. Самое главное – не довести ситуацию в нижней точке до предела, не сделать в это время необдуманных, скороспелых решений, не думать, что это уже всё – конец жизни. А такие мысли рано или поздно посещают почти всех супругов. И нужно знать, что это дьявольское искушение. Разведешься – будешь горько об этом жалеть, потом поймешь, что не было веских причин для развода. В браке почти неизбежны споры, недопонимания, но надо помнить, что гнев можно победить, начав с раздражения, – такие необдуманные решения, как правило, приходят в раздражении и гневе. Необходимо отрешиться от эмоций, от гнева, ревности – это очень плохие советчики. Надо успокоиться. Нужно обратиться к специалистам, потому что предразводное состояние – это уже болезнь, которую необходимо лечить! Само собой ничего не пройдет. Очень помогают воспоминания, а как было в начале брака. Что, 15 лет прожили, и всё это время так ужасно и плохо было?! У Александра Проханова есть рассказ «Разноцветное платье». От человека уходит жена. Этот мужчина постоянно менял места работы: то бурил скважины, то строил нефтепровод, то работал на грузовике, то промышлял рыбу. Они постоянно мотались с супругой по всей стране, переезжали, не имея своего жилья, домашнего уюта, не родив детей. Наконец жена уходит, ей хочется простого счастья, своего дома, настоящей семьи. Вначале оставленный муж не очень переживает, дескать: «Ну и пусть катится! И других баб много…» Но через некоторое время он начинает вспоминать то время, когда они были молоды, красивы и счастливы, любили друг друга и радовались жизни. Он вспоминает те горести и радости, которые они пережили вместе. Вспоминает, как однажды подарил супруге разноцветное платье и какая она была в нем красивая. Он находит это уже старое и изорванное платье и очень остро и ясно осознает: всё, что он делал все эти годы: его работа, поиски и стремления, – всё это было во имя жены и вместе с ней – без нее всё бессмысленно. И он решает во чтобы то ни стало разыскать ее, потому что без нее у него нет жизни.

Если ты не можешь изменить ситуацию, сейчас найти решение, не спеши делать резких, необдуманных действий – дай место Богу и времени, и Господь поставит тебя в новые условия, которые укажут пути.

Но в любом случае старайтесь оттянуть развод: это трагедия для тебя, для твоего супруга, для твоих детей – абсолютно для всех! Жизнь детей станет абсолютно другой, и свою собственную семью они построят обязательно с учетом пережитой трагедии.

Супруги ссорятся – мирятся, но почему не думают о детях, они-то в чем виноваты?! Получается, что они делают заложниками совершенно невинное, незащищенное существо – ребенка.

В заключение хочу поделиться еще несколькими правилами, которые я применяю в том числе и в своей семейной жизни.

Блаженный Августин говорил: «Семья – это остаток рая на земле». Человек создает семью для счастья и рай в своей семье строит своими руками. Каждый день нужно дарить радость своим близким людям: говорить хорошие слова, хвалить, благодарить, помогать друг другу, прощать. Напротив, в течение дня нужно всячески избегать плохих, недобрых слов, холодности, невнимания, обид, пустых замечаний, раздражения и гнева. Третье немаловажное правило – это умение видеть в своих близких и своей семейной жизни как можно больше хороших сторон, ценить их и не пытаться переделать всех по своему разумению и хотению. Также уметь прощать недостатки ближних, не делать из них трагедию. И последнее. Делать общее семейное дело. Семья – это единый организм, живущий единой жизнью, где все члены помогают друг другу.

И еще одно напутствие тем, кто собирается пожениться: в брак нужно вступать с чувством, что это навсегда, а избранника принять как от Бога данного нам человека, в том числе и для исправления твоих собственных недостатков.