Причина развода потаниных

Наталия Потанина: «Предложение о разводе стало шоком»

Владимир Потанин развелся с женой Наталией в конце 2013 года. Разбирательства по разделу имущества в российском суде продолжаются, параллельно бывшая супруга добивается в американском суде раскрытия информации о ряде активов владельца холдинга «Интеррос».

Forbes Woman: Наталия, как долго длился ваш брак?

Наталия Потанина: Больше тридцати лет. Мы учились в одном классе, обратили друг на друга внимание, когда нам было по шестнадцать. Он поступил в МГИМО, я — в МИИТ на экономику строительства. На последнем курсе мы поженились. Жили с моими родителями в трехкомнатной квартире в Давыдково, там же родились наши старшие дети, Анастасия и Иван. Жизнь была обычной — оба работали, получали одинаковые зарплаты. Я трудилась в Министерстве строительства СССР, потом в компании мужа «Интеррос Эстейт», работала с архитекторами, курировала строительство и другие вопросы. Когда Владимир начал зарабатывать достаточно, мы договорились, что основное внимание я буду уделять семье. С тех пор главный вектор моей жизни — семья и дети. Все их увлечения стали моими — аквабайк, конный спорт, квадроциклы. Мир семьи крутился вокруг мужа, все отпуска и мероприятия мы подстраивали под его график.

Для мужа семья всегда была крепким тылом, местом, где рождались идеи, где он отдыхал, набирался сил для борьбы, а боролся он почти всегда.

Как вы воспитывали детей?

Н. П. Я сама росла в любви и знаю, что это дает взрослому человеку чувство уверенности, защищенности, ощущение собственной силы. Мы всегда умели вдохновлять — детям говорили, что если они чего-то захотят и будут трудиться, то обязательно добьются цели. У них много достижений, которыми я очень горжусь. Старшие увлеклись аквабайком настолько серьезно, что смогли составить конкуренцию ведущим мировым спортсменам: дочка стала чемпионкой мира трижды, сын — многократный чемпион России и чемпион мира.

У Потанина импульсивный характер?

Н. П. За тридцать лет семейных бурь почти не было. Да, у него сложный характер, но мне это нравилось. Владимир — конструктивный человек и всегда таким был. Он способен к диалогу, и в детях мы воспитывали это качество. Ссоры случаются в любой семье, кто не бил посуду? Поссорились — помирились. Год назад он бросил «давай разведемся», но было понятно, что это эмоции. А все произошедшее в ноябре уже было подготовленной, хорошо продуманной акцией.

Как была организована финансовая сторона вашей жизни?

Н. П. Оплата всех основных расходов происходила с офшорных счетов, деньги с личных счетов практически не тратились. Мне объясняли, что это делается в интересах семьи. Когда я работала, официальная зарплата была символическая. Владимир Олегович тоже не получал высоких зарплат до назначения генеральным директором «Норильского никеля».

Что все-таки привело к разводу?

Н. П. На этот вопрос я не знаю ответа. Предложение о разводе стало шоком. В воскресенье, 17 ноября 2013 года, мы ужинали в Лужках вместе с дочкой Настей и сыном Василием. Это наша семейная традиция. После ужина дети уехали в Москву, а мне Владимир Олегович в достаточно агрессивной и жесткой манере предложил развестись. Сказал, я должна подписать бумаги об отказе от своих прав на имущество и не возражать против передачи денег на благотворительность. Мне было сказано, что, если я решу защищать свои интересы в суде, меня никто никогда не услышит.

По словам Наталии, ни тогда, ни позже Потанин не предлагал ей материальной компенсации. Но если бы она подписала бумаги, то «имела бы право жить спокойной жизнью и, наверное, обращаться с просьбами». Устно бывший супруг пообещал передать ей в собственность дом, оплатить расходы на медицинскую помощь и охрану для нее и Василия, а также на его образование. Но оформить обещания в письменном виде отказался.

Н. П. Я не согласилась с его условиями. Через пять дней мы с Василием собирались улетать в Америку: у меня была запланирована операция, а сын должен был с учителями готовиться к поступлению в американскую школу. План этот был давний, решение принимали совместно и втроем летали в Нью-Йорк для выбора школы и дома. Мы планировали жить там с сыном, а Владимир должен был приезжать, когда будет позволять бизнес. Я пыталась упросить его не решать ничего сгоряча и подождать, пока мы с сыном не вернемся, к тому же сообщать ребенку перед экзаменами о намерении развестись не очень-то правильно. Владимир сначала согласился, но потом резко отказал. Уже 22 ноября, вечером перед нашим вылетом, начальник его охраны принес мне повестку в суд. С ребенком отец так и не поговорил.

Я надеялась, что он одумается или мы договоримся. Этого не случилось.

Вы когда-нибудь заговаривали о брачном контракте?

Н. П. Нет, эта мысль мне в голову не приходила, я все-таки человек другого воспитания. Я считала, в нашей семье отношения основаны на уважении, честности, порядочности. Я никогда не встречала человека, которому бы доверяла больше, чем ему.

У вас трое детей. Что они думают о разводе?

Н. П. Для младшего сына это стало трагедией. Ему пятнадцать, сложный подростковый возраст. К тому же Василий — любимый ребенок, он родился в семье уже олигарха и вдруг в один момент оказался не нужен отцу. В декабре он позвонил отцу из Америки, хотел поговорить, но тот попросил больше ему не звонить. С тех пор они не общались. Настя держит нейтралитет. У них с отцом хорошие отношения, она работает у него, занимается Лужками. С Иваном более сложная ситуация. Он работал в инвестиционной компании Altpoint (по словам Наталии, принадлежит Потанину. — ForbesWoman) и был уволен, когда попытался разобраться в сложившейся в семье ситуации. При увольнении Ивана во все инстанции были разосланы письма с просьбой о лишении его рабочей визы. Сейчас Иван все-таки устроился в очень хорошую инвестиционную компанию.

А вы принимали участие в бизнесе мужа?

Н. П. Нельзя сказать, что я была вовлечена в ежедневные проблемы мужа, но я имела представление о его делах. Бизнес сродни творчеству — порой важно просто проговорить идею вслух с человеком, который тебя понимает. Детали и нюансы бизнеса Владимира я не знала, да, наверное, и не должна была их знать.

Вы говорили, что с 2007 года Потанин стал скрывать от вас информацию о своем бизнесе.

Н. П. Он действительно стал меньше делиться информацией после раздела бизнеса с Михаилом Прохоровым.

В своем исковом заявлении он утверждает, что с этого года вы не живете вместе.

Н. П. Думаю, что это была спланированная юридическая акция, которая должна была лишить меня права защищать свои интересы в суде. В иске о расторжении брака говорится: «Совместная жизнь не сложилась. Брачные отношения между нами прекращены с января 2007 года. С этого времени мы не ведем общего хозяйства, проживаем по разным адресам, семья фактически распалась». Как это семья распалась, если решение о разводе он озвучил за семейным ужином?

Наталия вспоминает, как все эти годы они совместно с мужем отдыхали. В 2008 году большой компанией отмечали его 47-летие — «вместе с детьми, друзьями и коллегами бывшего мужа сделали для него семейный журнал «Капитанъ». В том же году всей семьей участвовали в большом празднике в Монако, где спускали на воду яхту Anastasia, названную в честь дочери. Июнь и август прошлого года провели на той же яхте вместе с друзьями семьи, а в октябре планировали провести осенние каникулы Василия на яхте и на Мальдивах. «Но Владимир не прилетел», — констатирует Наталия. По ее словам, фотографии и видеозаписи о семейном отдыхе суд не принял к сведению, равно как и свидетельские показания. Сама Наталия датой распада семьи считает день обращения Потанина в суд. При разделе совместно нажитого имущества дата фактического прекращения семейных отношений может иметь принципиальное значение — согласно разъяснениям Верховного суда, имущество, самостоятельно нажитое одним из супругов после этой даты, считается его личной собственностью.

Что подлежит разделу на данный момент?

Н. П. Квартира, в которой мы прописаны, дом в Уборах, где живет моя мама, и домик в Одинцово на шести сотках с проломленной крышей и печкой-буржуйкой, на которой мы грели ведра с водой, когда родилась Настя. Этот дом своими руками построили мои родители. Делим деньги и акции, правда, те, что были на счетах в 2007 году. Понятно, что их нет, поскольку нет уже даже компаний по управлению этими активами. Все это воздух. И это намерен делить олигарх с состоянием $12,6 млрд! Владение большей частью активов мужа оформлено через трасты, так что найти конечных бенефициаров — очень сложная задача.

В январе 2007 года Владимир Потанин и его партнер Михаил Прохоров начали раздел общего бизнеса, после чего Прохоров вышел из состава акционеров «Интерроса», а структура принадлежащих обоим активов существенно изменилась. Подконтрольному Потанину «Интерросу» принадлежит 30,27% горно-металлургической компании «Норильский никель», девелоперская компания «ПрофЭстейт», сеть кинотеатров «Синема Парк», транспортно-логистическая компания «Интерпорт», производитель вакцин «Петровакс фарм» и др. Оценочная стоимость активов, которые Потанин признает своими в иске о разделе имущества, составляет всего $140 млн.

В феврале 2013 года миллиардер присоединился к Giving Pledge — инициативе, предполагающей пожертвование не менее половины своего состояния на благотворительность. По словам Наталии, с ней перед принятием клятвы муж не советовался.

Вы инициировали процедуру discovery (раскрытия доказательств) в Америке, чего хотите добиться и почему она проходит в американском суде?

Н. П. Я хотела бы найти принадлежащие семье активы и понять, как они были оформлены. Знать, что оно есть, — одно, а доказать — другое. В Америке у него есть инвестиционная компания Altpoint. Ее глава (Герман Алиев. — ForbesWoman) является вице-президентом «Интерроса», он вхож в круг Владимира, и я думаю, что он в интересах Потанина владеет или управляет компанией. Второй момент для раскрытия — «Норникель», это публичная компания (процедура проводится в отношении ее дочерней компании Norilsk Nickel USA.— ForbesWoman).

Надеетесь ли вы решить дело вне суда?

Н. П. Да. Я с самого начала этой истории хотела одного — договориться. Людям дан дар общения, им надо пользоваться. Но пока все наши попытки остались без ответа.

При отсутствии брачного контракта по закону вам полагается 50% имущества. Вы можете стать одной из самых богатых женщин мира — думаете об этом?

Н. П. Пока все идет очень тяжело: как и напророчил мой бывший муж, суд меня не слышит, и получается, прав у меня немного. Хотя действительно есть в нашей стране закон, который четко говорит, что имущество следует поделить 50/50 между бывшими супругами.

Но я бы приняла любое достойное и уважительное предложение, которое не оскорбляло бы меня и наших детей.

Как вы видите свое будущее?

Н. П. Пока мое время отнимают бесконечные судебные разборки. Мне хотелось бы поскорее это завершить и договориться с Владимиром. Как сказал Марк Туллий Цицерон, худой мир лучше доброй ссоры.

Экс-супруга Потанина подала иск к миллиардеру еще на 850 млрд рублей

Наталия Потанина, экс-супруга Владимира Потанина, подала иск к миллиардеру еще на 849,2 млрд рублей. Копия заявления имеется в распоряжении Forbes.

В документе говорится, что Потанина требует признать общим имуществом супругов и разделить акции иностранных компаний Pharanco, Bektanco, Decoso и Lovenco, права к трастовым управляющим/доверительным собственникам акций эти компаний, права к трастовым управляющим/доверительным собственникам акций ОАО «ГМК «Норильский никель» и ОАО «Полюс Золото», а также взыскать с миллиардера денежную компенсацию за причитающуюся ей долю.

Как рассказал Forbes представитель истицы, причиной для подачи иска стало то, что суд так и не разделил акции «Норникеля», которыми владеет Владимир Потанин. При этом суд указывал, что акции напрямую не принадлежат Потанину, но всеми признается, что он является бенефициарным собственником этих акций.

Бенефициарная собственность определяется кипрским правом, однако российские суды также в состоянии разделить такое имущество, пояснил собеседник Forbes. Он добавил, что это касается и дивидендов с «Норникеля» и «Полюс Золота», полученных Потаниным, пока они состояли в браке. «Коль скоро права бенефициарной собственности являлись совместной собственностью супругов, все дивиденды также должны по российскому закону делиться между супругами в равных долях», — заключил представитель Потаниной.

Комментарий представителя миллиардера на момент публикации получить не удалось.

Наталия и Владимир Потанины поженились в 1983 году, а в 2013 году бизнесмен подал на развод. Суд установил, что брак фактически распался еще в 2007 году, и в феврале 2014 года развод был официально оформлен.

После развода Наталия получила 380 млн рублей и три земельных участка с хозяйственными постройками в Подмосковье. Однако она неоднократно подавала иски в России и за рубежом, пытаясь добиться раздела акций «Норильского никеля» и «Интеррос Интернешнл». В марте 2017 года она подала иск о взыскании с миллиардера более 215 млрд рублей компенсации за акции «КМ Инвест».

Женская месть. Могут ли адвокаты тормозить процесс развода?

Тяжелый бракоразводный процесс в семье Потаниных никак не может закончиться. Что тому причиной — невозможность договориться или вмешательство извне?

Суть вопроса

Эта история началась в феврале 2014 года, когда мировой суд Пресненского района удовлетворил иск Владимира Потанина о расторжении брака. В июне в этом же судебном участке было принято решение об изменении порядка взыскания алиментов в пользу общих детей четы Потаниных. Согласно такому решению, бизнесмен должен был перечислять 50% алиментов на счет своего несовершеннолетнего сына. Однако с такими решениями его супруга была категорически не согласна и опротестовала их.

Также бывшие супруги рассматривали вопрос о разделе совместно нажитого имущества. И тут, как говорят многие эксперты, возникло больше всего споров. В результате долгих судебных заседаний было решено, что Владимиру Потанину отходят элитная квартира в центре Москвы и Часовня Благоверной Тамары, расположенная в подмосковной деревне Аносино. Наталья Потанина же в качестве компенсации за свою долю в квартире на Скатертном переулке получила 375 млн рублей, а также 3 земельных участка с хозпостройками в Подмосковье.

«Наталия Потанина в результате расторжения брака получила от моего доверителя имущество и денежные средства на сумму около 5 млрд рублей. Кроме того, каждый месяц Потанина получает от моего доверителя около 15 млн рублей в качестве алиментов на содержание несовершеннолетнего сына» — сообщила прессе после очередного судебного заседания по данному вопросу адвокат бизнесмена Татьяна Старикова.

Кроме того, у Потаниной есть в собственности особняк свыше 1000 кв.м. площадью с участком в 1,5 га в пригороде Нью-Йорка. Такая недвижимость оценивается специалистами в $6 млн. Также бывшая жена бизнесмена владеет квартирой в Лондоне, которая, по оценкам риелторов, стоит 2,5 млн британских фунтов. Лондонскую квартиру экс-супруга купила в мае, как считают, для того, чтобы начать процессы против бывшего мужа в Великобритании — для этого надо прожить в стране два года.

Однако этого Наталье Потаниной показалось недостаточно, и она подала очередную апелляционную жалобу на решение Пресненского суда в Московский городской суд. Но и здесь в удовлетворении ей было отказано. Мосгорсуд оставил все решения без изменений.

А, может, это адвокаты?

Основной вопрос, который задает экспертный мир, почему адвокаты Наталии Потаниной с таким упорством стараются отсудить как можно больше. Ведь, как говорят некоторые аналитики, складывается ощущение, будто адвокаты женщины намерены идти и дальше и обратиться в Президиум Мосгорсуда, Верховный орган судебной власти, а может, даже и в Страсбург.

Но, несмотря на столь внушительный список, все дела Наталии Потаниной, по сообщениям в прессе, пока проиграны. Однако состоятельную клиентку, как отмечают специалисты по бракоразводным делам, такие «мелочи» не сильно расстраивают. Средств ей вполне хватит на то, чтобы идти еще дальше.

Но тут есть один нюанс, который беспокоит многих сторонников правопорядка. Развод — это большой стресс для женщины. Причем совсем не важно — готова дама к нему или нет. В любом случае она сильно переживает. И таким состоянием, по мнению многих аналитиков, вполне могут пользоваться профессиональные юристы, цель которых хорошо заработать. Ведь чем больше они смогут получить с бывшего супруга, тем выше их гонорары. Есть и нюанс. Все те, кто внимательно следит за этим непростым процессом, утверждают, что адвокаты в любом случае внакладе не останутся — они все равно получат свои гонорары даже при отрицательном решении вопроса.

Сколько еще сил и средств может потратить Наталия Потанина на это мероприятие, неизвестно. Однако у многих экспертов складывается ощущение, что этот изматывающий и не совсем обычный бракоразводный процесс может затянуться еще надолго.

Бывшая жена Потанина прокомментировала его новую любовь

Экс-супруга олигарха Владмира Потанина Наталья расстроена тем фактом, что о возлюбленной отца их дети узнали из прессы.

Экс-супруга олигарха Владимира Потанина впервые прокомментировала его новые отношения, возникшие после развода. Женщина, которая уже год судится с бывшим мужем по вопросу раздела имущества, дала интервью изданию «Собеседник» , в рамках которого коснулась щекотливого вопроса.

«Личная жизнь Владимира Потанина — это его дело, — сказала Наталья. — Неприятно, что дети узнают из СМИ и о новой семье, и о том, что их отец обзавелся новыми детьми еще в период нашего с ним брака. Ведь Владимир был для сыновей примером во всем. Они не ждали от него предательства. Когда начался этот кошмарный процесс, нашему сыну было 15 лет. Ему было очень тяжело, для него действительно обрушился мир. Но Василий пережил это страшное разочарование, он справился с этим ударом, он сильный».

Напомним, что о свадьбе Потанина с новой избранницей, его 39-летней подчиненной по имени Екатерина, стало известно в октябре. Тогда же выяснилось, что во вновь образовавшейся семье растет трехлетняя дочь Варвара. Сам Потанин настаивает, что брачные отношения с Натальей прекратились еще в 2007 году, но супруга придерживается иной версии. Она говорит, что о предстоящем разводе узнала в 2013 году во время семейного ужина, и была шокирована, когда поняла, что за дела все это время творились у нее за спиной.

Наталия Потанина: «Мой Владимир Потанин уже умер»

Когда супруг, будучи одним из самых богатых и влиятельных людей в мире, внезапно заявляет, что хочет с тобой развестись, причем в довольно жесткой форме, у женщины есть три пути — принять все условия, какими бы унизительными они не были, торговаться или бороться. Причем третий — самый во всех смыслах опасный и дорогой, потому что зачастую методы решения вопросов у людей, привыкших всегда добиваться своих целей, деликатностью не отличаются.
Когда Наталия Потанина решила придать огласке развод с мужем-миллиардером, она понимала, что ступает на тропу войны.

Как известно, решение мужа стало для Потаниной ударом в спину — долгие годы она считала его своей главной опорой, самым близким и надежным человеком. В интервью журналу GQ бывшая жена бизнесмена рассказала, что он предложил поделить на двоих при разводе — это построенный ее родителями много лет назад дом на 6-ти сотках земли и пустые официальные счета, которыми никто не пользовался с 2007 года (именно тогда произошел бизнес-«развод» Владимира Потанина и Михаила Прохорова):

Жесткость некогда любимого мужчины удивила Наталию — в их семье всегда был патриархальный уклад и серьезная дисциплина, которая не позволила детям олигарха в результате пополнить ряды избалованной «золотой молодежи». «Я считаю, что и дети у нас благодаря строгому воспитанию выросли очень хорошими и достойными гражданами. Они состоявшиеся и интересные личности, которые найдут свое место в этой жизни», — отметила женщина в интервью GQ.