Присвоение и растрата приговоры суда

Присвоение и растрата приговоры суда

Именем Российской Федерации

07 октября 2009 года г. Михайловск

Судья Шпаковского районного суда Ставропольского края Криулин В.Ф.

с участием государственного обвинителя заместителя прокурора Шпаковского района Ставропольского края О.И.,

защитника в лице адвоката адвокатской конторы № 8 Д.Н. представившего удостоверение № 1983 и ордер № 035491 от 21 сентября 2009 года,

при секретаре Н.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда уголовное дело в отношении: Е. И.

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ,

Е.И. состоя в должности продавца у индивидуального предпринимателя « И.Н.» в магазине, являясь материально-ответственным лицом согласно заключенного договора о полной индивидуальной материальной ответственности, выполняя организационно-распорядительные функции по получению и реализации товара, наличных расчетов с поставщиком и покупателями, по ведению учета, составлению и предоставлению товарно-денежных и других отчетов о движении и остатках вверенного ему имущества, совершил хищение вверенного ему имущества при следующих обстоятельствах.

Являясь продавцом магазина и имея доступ к кассе указанного магазина, Е.И. действуя умышленно, из корыстных побуждений, осознавая незаконность своих действий и желая наступления преступных последствий, 02.08.2009 года, около 22.00 часов, присвоил вверенное ему имущество и обратил его в свою пользу, а именно присвоил из кассы магазина денежные средства в сумме 81416,44 рубля, образовавшиеся в кассе от реализации торговой продукции за период времени с 20.07.2009 года по 02.08.2009 года. Указанную сумму истратил по собственному усмотрению, чем причинил И.Н. значительный материальный ущерб на общую сумму 81416,44 рубля.

Таким образом, Е.И. совершил присвоение, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

Допрошенный в судебном заседании с его согласия подсудимый Е.И. виновным себя признал частично при этом показал, что с 28.12.2008 года и по 02.08.09 года он являлся продавцом в магазине И.Н. был составлен договор о полной индивидуальной материальной ответственности от 28.12.2008 года, а также по истечению испытательного срока был составлен трудовой договор от 01.07.2008 года.

В его служебные обязанности входило получение и реализация товара, а также ведение учета, составление, предоставление товарно-денежных и других отчетов о движении и остатках вверенного имущества. Рабочий день начинался с 08.30 часов. В это время он открывал помещение магазина, включал компьютер, запускал программу «1С бухгалтерия» для ведения учета реализации товара, после чего продавал товар, внося сведения о каждом проданном товаре в компьютерную систему. Его рабочий день оканчивался в 19.00 часов. В конце каждого рабочего дня им составлялся отчет в электронном виде с помощью программы «1С бухгалтерия», в котором отражалась реализация товаров за пройденный рабочий день.

Денежные средства, полученные за рабочий день от реализации товара, он складывал в картонную коробку, которая хранилась под прилавком в помещении указанного магазина, совмещенного с кассой. Выручку от проданных за рабочий день товаров он также вел в рабочей тетради в письменной форме, после чего закрывал помещение магазина и уходил. Работал 6 раз в неделю. Определенного выходного дня у него не было. Каждый понедельник около 09.00 часов он передавал водителю М полученные от реализации товаров за неделю денежные средства и одновременно в тот же день и в то же время осуществлял прием товара в магазин. Данную передачу денежных средств, полученных от реализации товаров за неделею, он фиксировал в письменной форме в тетради, в которой также фиксировал денежные суммы по реализации товара. О приеме товара он распивался в накладных и счет-фактурах.

02.08.2009 года около 08.30 часов он пришел на работу и приступил к выполнению своих служебных обязанностей. Закончив работу, он закрыл магазин в 19.30 часов, занес сведения о полученной выручке в тетрадь и компьютерную программу «1С бухгалтерия». Общая сумма денежных средств, полученных от реализации товара указанного магазина, составляла в тот вечер примерно 80 000 рублей. Перед уходом с работы, он убирал свое рабочее место, а именно вытирал пыль с компьютера и отсоединил все провода компьютера, а также достал из системного блока компьютера чип — ключ с защитой программы «1С бухгалтерия». Данный ключ положил автоматически вместе с ключами от магазина к себе в карман. Выйдя с работы 02.08.2009 года около 20.00 часов, он пошел в интерактивный клуб, названия которого не знает, расположенный на ул. Ленина г. Михайловска между кафе «О» и магазином «Т». У него с собой находились принадлежащие ему денежные средства в сумме 3 000 рублей. Ранее, а именно около 1 года назад, он играл в азартные игры, а именно в игровые автоматы до того момента, пока это не стало, запрещено законом. В указанном интерактивном клубе не было знакомых ему людей. Играя в автомат-рулетку, он проиграл принадлежащие ему 3000 рублей, после чего он вышел из клуба и пошел в магазин «Т» г. Михайловска, для того чтобы купить себе пива. Спустя некоторое время он захотел отыграться. Так как у него не было денежных средств, он решил воспользоваться денежными средствами, принадлежащими И.Н.. которые он должен был передать 03.08.2009 года водителю М. Для чего он пошел к магазину «К», где взял деньги в сумме около 80 000 рублей, точную цифру он не знает, так как не пересчитывал указанную сумму. Денежные средства он положил в карман своей одежды. После чего вышел из магазина и снова пошел в интерактивный клуб. В клубе он проиграл в рулетку-автомат все денежные средства, которые взял в магазине. В содеянном раскаивается, впредь обязуется подобного не совершать. Весь причиненный его действиями ущерб возмещен. Вину признает частично, поскольку не согласен с квалификацией его действий, данной органами предварительного следствия.

Допрошенная в ходе судебного заседания потерпевшая И.Н. суду показала, что она является индивидуальным предпринимателем и осуществляет розничную торговлю детским питанием и детскими товарами. По договору франчайзинга в принадлежащем ей магазине «К» она осуществляет свою коммерческую деятельность. В указанном магазине продавцом консультантом с 18.12.2008 года, по трудовому договору № 4 от 01.07.2009 года, после прохождения испытательного срока, работал Е. И., в служебные обязанности которого входило ведение наличных расчетов с покупателями, оказание консультаций покупателям. Каждый понедельник поставщик товара забирал денежные средства от реализации проданного товара за неделю по товарному отчету. Наличные деньги магазина все это время (т.е. рабочую неделю) находились в ящике в магазине, ключи от которого находились только у продавца Е.И.

Работал Е.И. в магазине один, с ним был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, и при поступлении на работу, ему были переданы ключи от магазина, дубликат которых имелся только у нее. Работал Е.И. в магазине с 08.30 часов до 19.00 часов, без выходных и перерывов. Средняя выручка денежных средств в неделю составляла от 30 до 70 тысяч рублей. В магазине она бывает по своему желанию, т.е. в любое время. 1-2 августа она на работе не была. 03.08.2009 года, приехав на работу в 09.25 часов, обнаружила, что магазин закрыт, продавца Е.И. на работе нет. Через некоторое время она позвонила на сотовый номер Е.И., но он был выключен. После этого ей позвонил руководитель центрального офиса «К» и сообщил, что от них в электронном виде не поступил отчет о продажах за 01-02 августа 2009 года. Обязанность отправлять отчет каждый день лежала на Е.И. Она зашла в магазин и попыталась включить компьютер, однако на мониторе высветилась надпись, что без защитного ключа он работать не будет. Она позвонила программисту и сообщила ему об этом. Тот сказал, что скорее всего «чип» установочной программы 1С не работает. Она проверила заднюю стенку системного блока, где находился «чип» и увидела, что его нет. Также при осмотре магазина, в том числе кассового ящика, она обнаружила пропажу денежных средств в сумме примерно 80 000 рублей. Она стала подозревать, что деньги из кассы магазина похитил Е.И., а так как она не смогла до него дозвониться, то позвонила в милицию и сообщила о случившемся. В ходе дальнейшего разбирательства она в составе комиссии с сотрудниками торговой сети «К», организации поставщика, провели инвентаризацию товароматериальных ценностей в магазине и установили, что на 03.08.2009 года в кассе магазина за период с 20.07.2009 года по 02.08.2009 года образовалась недостача денежных средств в сумме 81416, 44 рублей. По факту проведенной инвентаризации был составлен акт от 04.08.2009 года, подписанный всеми членами комиссии.

Совершенным хищением ей был причинен значительный материальный ущерб на вышеуказанную сумму. Других доходов ее семья не имеет. По прошествии нескольких дней после возбуждения уголовного дела и допроса Е.И. в качестве подозреваемого, мать Е.И. встретилась с ней и вернула ей всю сумму похищенных у нее из магазина денежных средств. В настоящее время она не имеет к Е И никаких материальных претензий. Просит суд строго его не наказывать.

В судебном заседании, по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в соответствии с положениями ст. 281 УПК РФ, были оглашены показания свидетеля А.О данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что она работает в магазине «Конфетки-Бараночки» расположенном в г. Михайловске по графику два дня через два с 08.00 часов до 20.00 часов. Напротив магазина, в котором она работает, расположен магазин «К», в котором торговали детскими товарами. В указанном магазине работал молодой малознакомый ей парень по имени — Е.

02.08.2009 года, около 18.00 часов, она увидела, что продавец магазина «К» Е сидит возле магазина. В этот же день, около 23.00 часов, она видела как Е выходил из магазина «К», при этом она его спросила: «Что он так поздно делает на работе», он ответил ей, что забыл на работе электронный ключ от «1С бухгалтерии», после чего ушел в сторону магазина «Т», а она села на такси и уехала домой. За период их знакомства, Е. зарекомендовал себя с положительной стороны, ничего отрицательного она за ним не замечала.

В судебном заседании, по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в соответствии с положениями ст. 281 УПК РФ, были оглашены показания свидетеля Е.В., данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что она является руководителем сети магазинов «К», занимающихся розничной торговлей детскими товарами. Центральный офис их организации расположен в г.Ставрополе. Одной из ее обязанностей входит проведение выездных проверок и участия в инвентаризациях в магазинах. Один из магазинов «К», который принадлежит индивидуальному предпринимателю «И.Н.» и по договору франчайзинга И.Н. занимается реализацией их продукции, используя в том числе торговую марку. Согласно заключенных договоров, оплата поставленной продукции производилась каждую неделю по понедельникам продавцом магазина Е.И. представителю поставщика продукции. Каждый день продавцом отправлялись на офис нашего предприятия электронные отчеты о реализованной продукции за день по электронной почте, и при получении денежных средств от продавца, производилась сверка по указанным отчетам. С 20.07.2009 года получение денежных средств от продавца магазина Е.И. не производилось по техническим причинам, так как невозможно было определить точную сумму выручки за неделю и поэтому оплата за неделю была перенесена на следующую неделю, как исправят все технические недостатки системы. 03.08.2009 года ИП «И.Н.» сообщила ей о происшествии с ее продавцом Е.И., а именно, что им совершено присвоение денежных средств из кассы магазина и попросила провести инвентаризацию в магазине и 04.08.2009 года, совместно с И.Н., они провели инвентаризацию товароматериальных ценностей в магазине «К» ИП «И.Н». и установили, что на 03.08.2009 года в кассе магазина за период с 20.07.2009 года по 02.08.2009 года образовалась недостача наличных денежных средств в сумме 81416, 44 рубля. По факту проведенной инвентаризации был составлен акт от 04.08.2009 года, подписанный всеми членами комиссии.

В судебном заседании, по ходатайству государственного обвинителя, с согласия сторон, в соответствии с положениями ст. 281 УПК РФ, были оглашены показания свидетеля Е.И., данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что в настоящее время она работает у индивидуального предпринимателя К по договору в качестве оператора в интерактивном клубе. В ее обязанности как оператора входит присмотр за интер-киосками, за чистотой и порядком в помещении клуба и своевременном вызове технической помощи. Клуб работает с 01.07.2009 года с 12.00 часов до 00.00. часов. В клубе расположено пять интернет-киосков и один денежный терминал, через который на счет ложатся денежные средства и клиенту клуба выдается бумажный чек с индивидуальным кодом, который вводится на дисплее в интер-киоске и получаешь доступ к счету. В интернете можно пользоваться различными услугами, в том числе и играть в азартные игры и при выигрыше, денежные средства кладутся на счет, с которого в любой момент через терминал можно их забрать. Она работает в указанном клубе день через день посменно со своею дочерью Н.Г. 02.08.2009 года была ее рабочая смена. В тот день в клубе были несколько клиентов за день. Около 22.00-23.00 часов в клуб пришел молодой парень, насколько она помнит, его звали Е. Е попросил ее показать, как положить и снять денежные средства с денежного терминала и играть в интернете, что она и сделала. Вместе с данным парнем пришел еще один парень, которого возможно зовут М., но точно она утверждать этого не может. Е. играл в аппараты около одного или полутора часов, точно она сказать не может. Находясь в клубе, она слышала, как парень по имени М. отговаривал Е. играть и просил его уйти, настаивая и говоря, что он уже достаточно много проиграл, но Е. настаивал на своем и ушли они только примерно за 20-25 минут до закрытия клуба. Сколько точно выиграл или проиграл денежных средств Е., она сказать не может, но играл он на разных интернет-киосках. П.В. появлялся в клубе и сам лично снимал и клал денежные средства в ячейки денежного терминала, так как только у него имеется от него ключ. П.В. приезжал в клуб в основном только в случае, если в терминале оканчивались денежные средства, если закончилась чековая лента, произошла техническая поломка, примерно в среднем он приезжал 3-4 раза в неделю. Когда в очередной раз П.В. приезжал в клуб после 02.08.2009 года, она точно не знает, но приезжает он в основном в присутствии операторов.

В судебном заседании по постановлению суда, по ходатайству государственного обвинителя в порядке ст. 285 УПК РФ, были оглашены следующие материалы дела:

— протокол осмотра места происшествия от 03.08.2009 года, согласно которого было осмотрено помещение павильона магазина «К», где из кассы магазина было совершено хищение денежных средств в ходе осмотра были изъяты документы трудовой договор и договор о полной индивидуальной материальной ответственности (том 1 л .д.4-7)

— протокол осмотра предметов и документов от 11.04.2009 года, согласно которого были осмотрены трудовой договор и договор о полной индивидуальной материальной ответственности, заключенные с Е.И.; свидетельство о постановке Е.И. на налоговый учет; журнал кассира-операциониста на 37 листах; документы о перемещении ТМЦ на 7 листах; остатки ТМЦ на складах на 34 листах; акт о результатах инвентаризации; флэш-карта; денежный терминал и интер-киоски в количестве 5 штук; которые были приобщены в качестве вещественных доказательств (том 1 л .д. 160-161)

— заявление И.Н. от 03.08.2009 года, согласно которого она просит привлечь к уголовной ответственности Е И, ее работника, который в период времени с 02.08.2009 года по 03.08.2009 года присвоил денежную сумму в размере около 81000 рублей и скрылся, чем причинил ей значительный материальный ущерб.

— объяснение И.Н. от 06.08.2009 года, в котором она сообщает, что после проведения инвентаризации, было установлено, что из кассы магазина пропали денежные средства в сумме 81416,44 рублей и приложила к своему объяснению копии документов: свидетельство о постановке Е.И. на налоговый учет; журнал кассира-операциониста на 37 листах; документы о перемещении ТМЦ на 1 листе; остатки ТМЦ на складах на 34 листах; акт о результатах инвентаризации (том 1 л .д.22).

— протокол изъятия предметов от 30.07.2009 года, согласно которого у Е.И. была изъята флэш-карта, принадлежащая И.Н. с бухгалтерской программой «1С» (том 1 л .д. 17-20)

Государственный обвинитель по делу О. И просил суд о переквалификации действий подсудимого с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ, по тем основаниям, что по делу не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак — « совершение преступления с использованием своего служебного положения» .

Подсудимый Е. И и его защитник Д. Н. также просили суд о переквалификации действий с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ по тем же основаниям.

Суд, обсудив квалификацию действий Е И, данную органами предварительного следствия, учитывая вышеуказанное, считает необходимым переквалифицировать действия Е И с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ и квалифицировать их как присвоение, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенном с причинением значительного ущерба гражданину.

При этом суд учитывает, что под лицами, использующими свое служебное положение, при совершении мошенничества, присвоения или растраты (часть 3 статьи 159, часть 3 статьи 160 УК РФ), следует понимать должность лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ. Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора.

В ходе судебного заседания судом было установлено, что И.Н. является индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица. Заключенный между И.Н. и Е.И. договор о материальной ответственности не является основанием для признания хищения совершенным лицом с использованием служебного положения, так как Е.И. не является должностным лицом, государственным или муниципальным служащим.

Таким образом, оценивая в совокупности все представленные в судебное заседание доказательства, как со стороны государственного обвинения, так и со стороны защиты, суд приходит к выводу о доказанности вины Е.И. в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 160 УК РФ.

При назначении вида и меры наказания суд исходит из общественной опасности содеянного, обстоятельств дела, личности подсудимого, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

Подсудимый Е.И. положительно характеризуется по месту быта и прежней работы, раскаялся в содеянном, ущерб по делу возмещен, ранее он не судим, принес свои извинения потерпевшей.

Вышеуказанное суд признает обстоятельствами смягчающими его наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого Е.И. судом не установлено.

С учетом вышеуказанных обстоятельств дела, данных о личности подсудимого Е.И., тяжести совершенного им преступления, суд приходит к выводу о том, что исправление и перевоспитание подсудимого возможно без изоляции от общества и назначает ему наказание в соответствии с положениями ст. 73 УК РФ с возложением определенных обязанностей, что по мнению суда, будет отвечать требованиям социальной справедливости. Гражданский иск по делу не заявлен.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.303, 304 и 307 — 310 УПК РФ, суд,

Е. И признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч . 2 ст. 160 УК РФ и назначить ему наказание в виде одного года шести месяцев лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Е.И. наказание считать условным, установив ему испытательный срок один год шесть месяцев.

Обязать осужденного Е.И. не менять фактического места жительства без уведомления специализированного государственного органа по Шпаковскому району, осуществляющего контроль за исправлением осужденных, являться в этот орган для регистрации 1 раз в месяц.

Меру пресечения Е.И. до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю – подписка о невыезде и надлежащем поведении.

Вещественные доказательства по делу:

— флэш-карту находящуюся на хранении у потерпевшей И.Н, по вступлению приговора в законную силу, оставить у собственника ;

— трудовой договор и договор о полной индивидуальной материальной ответственности, заключенные с Е.И., свидетельство о постановке Е.И. на налоговый учет, журнал кассира-операциониста на 37 листах, документы о перемещении ТМЦ на 7 листах, остатки ТМЦ на складах на 34 листах, акт о результатах инвентаризации – хранить при деле;

— денежный терминал и интер-киоски в количестве 5 штук — находящиеся в камере хранения вещественных доказательств ОВД по Шпаковскому району, по вступлению приговора в законную силу возвратить по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Ставропольский краевой суд в течение 10 суток со дня провозглашения.

Председательствующий В.Ф. Криулин

Приговор вступил в законную силу 20.10.2009 года.

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда от 29 апреля 2010 г. N 22-1490 Судебные решения, которыми лицо признано виновным в присвоении и растрате вверенного имущества, отменены за отсутствием состава преступления (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Омского областного суда
от 29 апреля 2010 г. N 22-1490
(извлечение)

Приговором мирового судьи судебного участка г. Омска от 18.02.2010 года А. осуждена по ч. 1 ст. 160 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Постановлено взыскать с осужденной в пользу ООО «Ф» в счет возмещения материального ущерба 15 097 рублей.

Согласно приговору А., работая в должности шеф-повара буфета ООО «Ф», расположенного в цехе ПО «Полет», являясь материально ответственным лицом, в период времени с 11.02.2009 по 03.07.2009 года, привлекая для уборки помещения буфета, мытья посуды и чистки овощей работников предприятия ПО «Полет» Г., Н., С. М., рассчитывалась с ними продуктами питания и денежными средствами, принадлежащими ООО «Ф»; бесплатно питалась за счет ООО «Ф» на общую сумму 4 650 рублей, а также присвоила неучтенные денежные средства после реализации блюд, приготовленных ею из продуктов питания, принадлежащих ООО «Ф», путем не проведения части вырученных от реализации денежных средств через контрольно-кассовый аппарат, которые израсходовала в личных целях.

Таким образом, А. допустила недостачу подотчетных товарно-материальных ценностей ООО «Ф» на общую сумму 16 237 рублей, причинив материальный ущерб.

В судебном заседании А. вину не признала.

Постановлением районного суда г. Омска приговор мирового судьи оставлен без изменения, апелляционная жалоба осужденной А. и апелляционное представление прокурора г. Омска — без удовлетворения.

В кассационном представлении прокурор просит об отмене постановления и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение.

Ставит под сомнение справедливость приговора вследствие его чрезмерной суровости, ссылаясь на отсутствие в приговоре мотивировки избрания наказания в виде лишения свободы.

В кассационной жалобе осужденная А. выражает несогласие с судебными решениями. Указывает, что хищения не совершала. Ссылается на то, что денежные средства тратила на оплату работ по уборке и благоустройству буфета, так как не могла одновременно исполнять обязанности повара, посудомойки и уборщицы, бесплатным питанием пользовалась по устной договоренности с руководством предприятия.

Указывает, что не были приняты во внимание и не исследовались ее доводы о списании овощей.

Оспаривает заключение судебно-бухгалтерской экспертизы, ссылаясь на то, что представленные на исследование бухгалтерские документы содержат неоговоренные исправления.

Обращает внимание, что положенное в основу приговора экспертное заключение охватывает период образования недостачи с 11.02.2009 по 27.07.2009 года. В то же время, как на доказательства вины, суд ссылается на показания свидетелей Г. и К., пояснивших, что 16.04.2009 и 29.05.2009 года в буфете проводились ревизии и инвентаризации, по результатам которых выявлены незначительные недостачи, которые были погашены. В этой связи полагает, что приговор суда основан на противоречивых доказательствах.

Обращает внимание, что в приговоре суд указал на соглашение о полной материальной ответственности от 10.02.2009 года, между тем на работу она принята приказом от 11.02.2009 года.

Просит судебные решения отменить и уголовное дело прекратить.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда отменила приговор и постановление апелляционной инстанции по следующим основаниям.

Согласно положениям ч. 4 ст. 7 и ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Согласно ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию не только событие преступления, но и виновность лица в его совершении, форма вины и мотивы. Эти же обстоятельства суд, согласно ст. 299 УПК РФ, должен разрешить при постановлении приговора.

Однако судом данные требования закона не выполнены.

Статья 160 УК РФ, по которой осуждена А., предусматривает ответственность за присвоение и растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному.

С субъективной стороны присвоение и растрата совершаются с прямым умыслом и корыстной целью.

Вместе с тем, в приговоре отсутствуют выводы суда, подкрепленные доказательствами о том, что А. действовала с прямым умыслом и корыстной целью.

На предварительном следствии и в судебном заседании А. вину не признала, последовательно отрицала наличие у нее корысти и умысла на хищение.

Объясняя причины образования недостачи, А. показала, что она действительно расходовала денежные средства и продукты питания на оплату работ по уборке и благоустройству буфета, бесплатное питание, при этом вела внутренний учет.

Эти объяснения А. нашли свое полное подтверждение в показаниях свидетелей Г., М., Ч., Н., С., данными протокола об изъятии у нее черновых записей о расходовании денежных средств на указанные цели.

При изложенных обстоятельствах показания представителя потерпевшей Г. и директора ООО «Ф» П. об отсутствии соглашения на бесплатное питание и оплату работ по уборке, при отсутствии технического персонала, не могут служить достаточным основанием для вывода о наличии в действиях А. умысла на хищение и корыстной цели.

Доводы А. о возможности образования недостачи в связи с отказом в списании испорченных овощей, а также за счет арифметических ошибок и перерасхода продуктов при приготовлении блюд, материалами дела не опровергнуты.

Выводы о совершении хищения путем непроведения части вырученных от реализации денежных средств через контрольно-кассовый аппарат какими-либо доказательствами не подтверждены и основаны на предположениях.

Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре и постановлении суда апелляционной инстанции о виновности А. не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 379 , п. 1 ст. 380 УПК РФ является основанием к отмене состоявшихся судебных решений с прекращением производства по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — за отсутствием в деянии состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда постановление районного суда г. Омска от 15.03.2010 года и приговор мирового судьи судебного участка г. Омска от 18.02.2010 г. в отношении А. отменила.

Уголовное дело в отношении А. прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления.

На основании статьи 134 УПК РФ за А. признано право на реабилитацию.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Присвоение и растрата: адвокаты обжалуют приговор осуждённым по делу о хищениях при строительстве космодрома Восточный

Дальневосточный окружной военный суд признал экс-главу компании «Дальспецстрой» Юрия Хризмана виновным в злоупотреблениях при строительстве космодрома Восточный с ущербом на сумму более 5 млрд рублей и приговорил его к 12 годам лишения свободы.

На скамье подсудимых также находились сын главного фигуранта дела Михаил Хризман, главный бухгалтер предприятия Владимир Ашихмин и бывший председатель Законодательной думы Хабаровского края Виктор Чудов. Все они признаны виновными и получили реальные сроки заключения.

Бывшего руководителя «Дальспецстроя» обвинили в двух преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата, совершённые организованной группой либо в особо крупном размере) и ч. 3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, повлёкшее тяжкие последствия).

Помимо 12-летнего тюремного заключения с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, суд обязал Юрия Хризмана выплатить штраф в размере 1,5 млн рублей.

Другие фигуранты получили меньшие сроки. Владимир Ашихмин приговорён к 7 годам заключения (ч. 3 ст. 285 УК РФ), Виктор Чудов — к 6 годам колонии и штрафу в размере 900 тыс. рублей (ч. 4 ст. 160 УК РФ), а Михаил Хризман — к 5,5 года лишения свободы и штрафу в 800 тыс. рублей (ч. 4 ст. 160 УК РФ).

Судебный процесс продолжался почти два года (первое заседание состоялось 5 мая 2016 года) из-за большого объёма исследуемых доказательств. Суд проходил в закрытом режиме: в деле содержались сведения, составляющие государственную тайну, поэтому в ходе итогового заседания были оглашены только вводная и резолютивная часть приговора.

Гражданские иски

Помимо уголовных дел, Дальневосточный окружной военный суд также частично удовлетворил гражданские иски против Юрия Хризмана и его подельников. В пользу государственной корпорации «Роскосмос» с бывшего главы «Дальспецстроя» и главбуха компании Владимира Ашихмина взыскано 5 162 970 000 рублей.

В пользу ФГУП «Главное военное управление №6» (так после переименования называется «Дальспецстрой») с Юрия и Михаила Хризманов в солидарном порядке взыскано 26 349 868 рублей 9 копеек, а с Юрия Хризмана и Виктора Чудова — 60 276 148 рублей 68 копеек.

Суд также сохранил наложенный в ходе предварительного расследования арест на имущество осуждённых в качестве обеспечивающей меры исполнения приговора.

«Убеждён в невиновности своего подзащитного»

Во время выступления с последним словом обвиняемые просили суд оправдать их, передаёт ТАСС. Адвокаты осуждённых уже заявили, что приговор будет обжалован.

«Я сам удивлён приговором. Все доводы защиты были подтверждены документами. Будем обжаловать», — сказал адвокат экс-главы «Дальспецстроя» Игорь Анисимов.

«По-прежнему убеждён в невиновности своего подзащитного в том преступлении (в единственном эпизоде), которое ему вменяют — это злоупотребления при строительстве космодрома Восточный. Мы этим приговором недовольны. Будем отстаивать дальше свою линию защиты путём подачи апелляционной жалобы в Верховный суд РФ. Надеемся если не на оправдание, то хотя бы на смягчение приговора», — отметил, в свою очередь, адвокат Ашихмина Алексей Слепцов.

Он подчеркнул, что у осуждённых нет таких средств, чтобы в полном объёме выплатить назначенные судом штрафы. По словам Слепцова, даже если продать всё их имущество, необходимая сумма не наберётся, передаёт РИА Новости.

Перед оглашением приговора бывший председатель Законодательной думы Хабаровского края Виктор Чудов заявил, что он лишь занимался предпринимательской деятельностью, а его дело и процесс «Дальспецстроя» объединили для создания общественного резонанса.

При этом представители Следственного комитета России выразили удовлетворение вынесенным приговором, назвав его справедливым.

«СК России считает справедливым приговор Дальневосточного окружного военного суда, который посчитал объективными и достаточными доказательства следствия по делу о хищениях свыше 5 млрд рублей при строительстве космодрома Восточный», — сообщается в Telegram-канале ведомства.

Уголовные дела в отношении четырёх человек были возбуждены в 2014 и 2015 годах. По версии следствия, экс-глава «Дальспецстроя» и главбух предприятия, выступавшего генеральным подрядчиком строительства космодрома в Амурской области, решили направить часть авансов по 11 государственным контрактам не на строительство Восточного, а на погашение кредитов предприятия. Кроме того, обоих Хризманов и Чудова обвинили в хищении около 106 млн рублей, принадлежавших «Дальспецстрою».

Суд практически полностью удовлетворил позицию гособвинения, которое требовало для Хризмана-старшего 14 лет лишения свободы, для Ашихмина — семь лет, а для Чудова и Хризмана-младшего — по шесть лет заключения. В ходе судебного процесса все фигуранты дела находились под арестом.

Приговор по статье 160 УК РФ (Присвоение или растрата)

Приговор Замоскворецкого районного суда г. Москвы по части 4 статьи 160 УК РФ «присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

город Москва 28 ноября 2016 года

Замоскворецкий районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи С.Л.В.,

с участием государственного обвинителя помощника прокурора Замоскворецкой межрайонной прокуратуры А.Е.О.

защитника – адвоката С.А.И., представившего удостоверение адвоката №****ордер №****года,

при секретаре М.Э.Я.

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

К.О.В., **** года рождения, ****, гражданка****, ****, зарегистрированной по адресу: ****

обвиняемой в совершения преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ

К.О.В. виновна в том, что совершила растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере.

Преступление ей совершено при следующих обстоятельствах:

В период до**** года, точные даты, время и место следствием не установлены, ****., являясь****, в связи с****, практически не имея возможности самостоятельно осуществлять за собой уход, с целью облегчения осуществления такого ухода её племянницей – К.О.В., которая на тот момент проживала в квартире, расположенной на территории****, попросила её – К.О.В., продать принадлежащую****. квартиру, по адресу: ****; а на вырученные от продажи денежные средства, приобрести новую квартиру большей площади в г. Королеве Московской области, оформив ее на имя ****.

Действуя с указанной целью, **** года, в период времени с 09 часов до 18 часов, ****., находясь в нотариальной конторе нотариуса нотариального округа г. Королёва Московской области****., по адресу: ****; оформила на её, ****, имя доверенность №**** от ****года, выданную исполняющей обязанности нотариуса****., согласно которой ****доверяла ей (К.О.В.) продать за цену и по своему условию квартиру по адресу: **** , а также доверенность № ****года, выданную исполняющей обязанности нотариуса. ****, согласно которой. **** доверяла ей (К.О.В.) управлять и распоряжаться всем имуществом, принадлежащим ****в интересах последней.

****года, точное время следствием не установлено, она – К.О.В., находясь в дополнительном офисе «Доброслободское» ОАО «БАНК УРАЛСИБ», по адресу: ****; действуя в интересах****., на основании вышеуказанных доверенностей от имени последней и по ее поручению, продала принадлежащую ****квартиру, расположенную по адресу: ****; оформив с**** договор купли-продажи квартиры с использованием кредитных средств от ****года, а также договор № ****аренды индивидуального банковского сейфа в указанном отделении банка с целью проведения расчетов по вышеуказанному договору купли-продажи. После этого, в период с**** года, точные дата и время следствием не установлены, она – К.О.В., обратилась в дополнительный офис «Доброслободское» ОАО «БАНК УРАЛСИБ», расположенный по вышеуказанному адресу, где, предъявив сотрудникам банка предусмотренные договором № ****аренды индивидуального банковского сейфа документы, получила денежные средства в сумме**** рублей, в счет оплаты ****приобретения принадлежащей**** квартиры****, и хранила их в целости в неустановленном следствием месте, тем самым продолжая действовать в интересах ****и по поручению последней.

После этого, в период времени с**** года, точные дата и время следствием неустановленные, она – К. О.В., находясь в неустановленном следствием месте, решила совершить хищение вверенных ей ****денежных средств, полученных от продажи вышеуказанной квартиры, путем растраты в особо крупном размере. Осуществляя свои преступные намерения, она – К.О.В., заведомо зная, что при оформлении покупки квартиры в г. Королеве Московской области, данная квартира по поручению**** должна быть оформлена на имя последней, игнорируя данное поручение, в нарушении требований, предусмотренных:

– ч.3 ст.182 ГК РФ, согласно которой, представитель не может совершать сделки от имени, представляемого в отношении себя лично;

– ч.1 ст.973 ГК РФ, согласно которой, поверенный обязан исполнять данное ему поручение в соответствии с указаниями доверителя;

– ст.974 ГК РФ, согласно которой, поверенный обязан сообщать доверителю по его требованию все сведения о ходе исполнения поручения, передавать доверителю без промедления все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения;

15 октября 2007 года, точное время следствием неустановленное, находясь на территории г. Королёва Московской области, действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью личного обогащения и улучшения своих жилищных условий, путем незаконного приобретения права собственности на жилое помещение, приобрела квартиру, расположенную по адресу: ****; оформив договор купли-продажи квартиры от 15 октября 2007 года с****., согласно которому она, К.О.В., приобрела у данных граждан вышеуказанную квартиру, а не****., при этом обсудив условие передачи им через своего мужа –****., неосведомленного о её, К.О.В., преступных действиях, в Коммерческом банке «Метрополь» (ООО), расположенном по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7, стр. 3, после предоставления в указанный выше банк оригинала зарегистрированного в Управлении Росреестра по Московской области на К.О.В. права собственности на вышеуказанную квартиру, в качестве оплаты вверенные ****ей, К. О.В., денежные средства в**** рублей, тем самым незаконно обратив в свою собственность вырученные от продажи квартиры по адресу: ****; денежные средства, принадлежащие ****После этого, она (К. О.В.), с целью придания законного вида имеющихся у неё в наличии вверенных ей — ****денежных средств, совместно с ****и её, К.О.В., мужем -****., не осведомленном о её преступном умысле и будучи введенным в заблуждение относительно ее противоправных действий, прибыли в Коммерческий банк «Метрополь» (ООО), расположенный по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7, стр. 3. Вслед за этим, ****, в тот же день ****года, находясь в Коммерческом банке «Метрополь» (ООО), расположенном по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7, стр. 3, будучи уверенным в законных действиях К.О.В., а также не осознавая факт того, что она, К.О.В., ввела его в заблуждение относительно своих противоправных действий, и по её просьбе, заключил с Коммерческим банком «Метрополь» (ООО), в лице заведующей хранилищем индивидуальных банковских сейфов управления кассового обслуживания. ****, действующей на основании доверенности от****, которая в свою очередь, также не была осведомлена о противоправных действия К.О.В., Договор аренды индивидуального банковского сейфа № ****от****года (номер сейфа ****), положив в указанный сейф переданные ему К.О.В. денежные средства в размере ****рублей, а также совместно с ****с одной стороны и Коммерческим банком «Метрополь» (ООО), в лице ****с другой стороны, заключили Дополнительное соглашение об отслеживании условий допуска к сейфу к вышеуказанному Договору, согласно которого, они — ****., получат право доступа к указанному выше сейфу, при обязательном одновременном предъявлении ключа; документа удостоверяющего личность и оригинала зарегистрированного в Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Московской области Договора купли-продажи квартиры **** д. ****по проспекту****, на её, К.О.В., имя; в котором на сохранении находятся, принадлежащие ****денежные средства в размере**** рублей, полученные за реализацию её квартиры находившейся в г. Москве, тем самым, она – К.О.В. незаконно растратила вверенные ей ****и вырученные от продажи данной квартиры, денежные средства.

Впоследствии, она (К. О.В.) в продолжение своего преступного замысла, через доверенное лицо –****., неосведомленную о преступном характере действий К.О.В., ****года, обратилась в Королевский отдел Управления Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Московской области, по адресу: Московская область, г. Королёв, ул. Богомолова, дом №4; для государственной регистрации договора купли-продажи квартиры по адресу: ****; от ****года и оформления перехода права собственности на вышеуказанную квартиру, предоставив необходимые для этого документы.

****года, после окончания государственной регистрации вышеуказанного Договора купли-продажи квартиры и перехода права собственности, она (К.О.В.), вступила в право собственности на квартиру №**** Московской области.

В дальнейшем, 29 октября 2007 года, точное время следствием не установлено, они -**** находясь в Коммерческом банке «Метрополь» (ООО), расположенном по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7, стр. 3, исполнив п.1.1 Дополнительного соглашения об отслеживании условий допуска к сейфу от ****года к Договору аренды индивидуального банковского сейфа № ****от 15 октября 2007 года (номер сейфа**** ), получили доступ к сейфу № **** и находящимся в нем денежным средствам в размере**** рублей, принадлежащим****., и обратили их в свою собственность.

Впоследствии, она, К.О.В., оставшимися денежными средствами в размере**** рублей, вверенными ей, ****., распорядилась по своему усмотрению, израсходовав на собственные нужды, тем самым, причинив****., являющемуся родным братом умершей****., и наследником первой очереди, в связи с его вступлением в право наследования имущества****., имущественный ущерб в особо крупном размере на общую сумму 3 904 680 рублей.

В судебном заседании К.О.В. вину в совершении инкриминируемого ей преступления не признала, и показала, что **** ее тетя, которая позвонив ей, попросила за ней ухаживать, в связи с****, пообещав за это отдать свою квартиру в ее собственность. Муж согласился на данных условиях, и они взяли к себе в однокомнатную квартиру ****в 2007 году. Летом 2007 года по просьбе и с согласия ****она продала её квартиру за цену и на условиях по своему усмотрению с помощью агентства недвижимости, сотрудникам которым она полностью доверилась. Для продажи квартиры и покупки квартир она возила**** к нотариусу для оформления доверенностей. Были оформлены две доверенности. Продали квартиру ****по адресу: г. Москва, ****на основании нотариальной доверенности от 10 августа 2007 г. за ****руб., и на вырученные деньги от продажи приобрели новую трехкомнатную квартиру по адресу: Московская область, ****, оформив данную квартиру на себя в связи с согласием****. В договоре купли-продажи стоимость квартиры была указана**** рублей, однако фактически квартира продана была за ****руб. Оплату за трехкомнатную квартиру, в размере ****рублей, К. О.В. проводила 29 октября 2007 года в г. Москве покупателям квартиры****., в помещении банка КБ «Метрополь», расположенного по адресу: г. Москва, ул. Донская, д. 7 стр.3. В указанной квартире ****была зарегистрировала.

В период с 2007 года по 2010 год ****проживала совместно с ней, ее супругом ****и их несовершеннолетней дочерью. **** фактически являлась членом их семьи, вела с ними совместное хозяйство, за ней осуществлялся полный уход.

За ****ухаживали три года, потом у мужа заболела спина, и он временно оформил ее в дом престарелых с согласия ****Она с мужем ее хотели забрать через определенное время, но приехал**** и вмешался, и ****передумала переезжать к ним. **** стал им звонить, угрожать, присылал людей и поэтому муж пришел к выводу о продажи трехкомнатной квартиры. Продав квартиру через агентство, отдали долги, образовавшиеся из-за ухода за ****Денежные средства ****не отдавала.

****находилась в доме престарелых с 2010 года по 2015 год, до самой смерти. После смерти *** она несла расходы с погребением. Денежные средства в размере*** рублей потратила на уход***., также некоторые денежные средства, примерно ***тысяч рублей были выплачены риелторам в счет оплаты их услуг по сделкам по продажи и приобретению квартиры в г. Москве и г. Королеве. Решение Королевского городского суда Московской области, которое она предоставила в паспортный стол она получила от риелтора.

Оценивая изложенную в судебном заседании версию подсудимой, отрицающую свою причастность к растрате, хищению чужого имущества, вверенного ей, в особо крупном размере, суд находит данную версию надуманной с целью избежать уголовную ответственность за содеянное и расценивает, как избранный виновной способ защиты. Версия подсудимой о том, что она не растратила денежные средства, вверенные ей ***., а действовала только в интересах*** и с ее согласия, тщательно проверялась судом, и не нашла своего подтверждения, опровергается показаниями потерпевшей***., ***и свидетелей, письменными материалами дела, не доверять которым у суда оснований не имеется.

Суд, допросив подсудимую, потерпевшего***., свидетелей, исследовав протоколы следственных действий и иные письменные документы, считает вину К.О.В. установленной и доказанной, что подтверждается следующими доказательствами:

— показаниями потерпевшей *** оглашенными в судебном заседании в порядке п.1 ч.2 ст.281 УПК РФ, в связи со смертью потерпевшей, свидетельствующие, что на момент допроса она проживала в ГБСУСОМО «Королёвский дом интернат» по адресу: Московская область, г. Королев, мкр. Первомайский, ул. Кирова д. 91, ранее была зарегистрирована по адресу: ***. Данная квартира принадлежала ей на праве собственности. В 2007 году в связи с***, она попросила племянницу К. О.В. оказать помощь в уходе за ней. К.О.В. ответила, что готова ухаживать, однако ей не позволяют это делать жилищные условия, из -за проживания в однокомнатной квартире. Она попросила К.О.В. продать ее квартиру и на вырученные денежные средства приобрести ей квартиру на территории г. Королева Московской области. К.О.В. согласилась, пояснив, что для этого необходимо на ее имя выписать нотариальную доверенность на продажу квартиры и на право распоряжения имуществом. Она согласилась с этим. После этого они приехали в квартиру К.О.В. в г. Королеве. В последствии К. О.В. отвезла её к нотариусу, где она выдала на имя К.О.В. две доверенности на право продажи квартиры в г. Москве и на право распоряжения её имуществом. После этого, К.О.В. продала квартиру ***по вышеуказанному адресу за ***рублей. В последствии на эти деньги К.О.В. приобрела квартиру по адресу: Московская область, ***. О том, что К.О.В. продала её квартиру и купила новую в г. Королеве она знала, однако считала, что К.О.В. оформила новую квартиру на её имя, о чем говорила К.О.В. Впоследствии они проживали в новой квартире по вышеуказанному адресу. Несколько лет спустя К.О. В. ее поселила дом-интернат для престарелых, где она уже узнала, что новая квартира в Московской области, в г. Королеве К.О.В. оформила не на её имя, а на свое. К.О.В. присвоила себе деньги, которые она получила от продажи её квартиры в г. Москве и уверена в том, что квартиру в г. Королеве К.О.В. приобрела исключительно на деньги от продажи её квартиры в г. Москве, поскольку на тот момент К.О.В. испытывала финансовые трудности, у К. не было большого количества денег. Своей внучатой племяннице она не дарила данные деньги, и разрешения такого не давала, К.О.В. врет относительно данного факта. После описанных выше событий, никаких денежных средств К.О.В. ей не возвращала. К.О.В. обманула её и присвоила денежные средства, поэтому она вынуждена проживать в Королевском доме ветеранов, так как не имеет собственного жилья и средств на приобретение другого жилья. Она требует привлечь к ответственности К.О.В., в соответствии с законодательством Российской Федерации. Причиненный ей ущерб составил ***рублей. Во время её нахождения в доме ветеранов, К. иногда её навещали, примерно 1-2 раза в месяц, и каждый раз обещали ее забрать к себе. Так во время одного из посещений К. в ЦГБ № 1 г. Королев последние попросили её подписать какой-то документ, что было написано в документе-заявлении она не знает. Она точно помнит, как К. дали ей данный документ и попросили подписать и поставить дату того дня. Это было 04.09.2014 г. – четверг. На что она согласилась и поставила собственную подпись под документом-заявлением. Она требует, чтобы предварительное расследование по уголовному делу № 23643 продолжилось и суд решил виновность К.О.В. Она считает, что К.О.В. обманула и присвоила её имущество, в связи с чем требует для неё наказания. (т. 3 л.д.215-218; 221-223; 249-251; 255-258)

Потерпевшая подтвердила свои показания и в ходе очной ставки с К.О.В. (т. № 4 л.д.36-38).

— показаниями потерпевшего *** в судебном заседании о том, что ***родная сестра, которая 21 февраля 2015 года скончалась. Единственным наследником всего наследства является он. К.О В. его дочь, с ней он не проживал и не воспитывал, выплачивал алименты матери К.О.В. До октября 2007 года ***проживала по адресу: г. Москва, ***. В начале сентября 2007 года он узнал, что*** и за ней будет ухаживать К.О.В. и ***. В ноябре 2007 года он по адресу: ***посетил семью К. Со слов ***ему стало известно об оформлении генеральной доверенности по всему своему имуществу на К.О.В. и о продажи квартиры, принадлежащей на праве собственности. ***, расположенной по адресу: *** за ***рублей. На денежные средства от продажи квартиры, К.О.В. должна была купить квартиру большей площадью в г. Королеве Московской области, и пожизненно ухаживать за***. ***ни на что не жаловалась. После этого, он неоднократно приезжал и созванивался по телефону с А.Е.С. В октябре 2010 года от ***он узнал, что ***находится в ГБСУ СО МО «Королевский дом-интернат для престарелых и инвалидов «Для ветеранов», в связи с проведением ремонтных работ по месту жительства К. и ***В конце ноября 2010 года, ***сообщил, что*** останется в ГБСУ СО МО «Королевский дом-интернат для престарелых и инвалидов «Для ветеранов» навсегда. Он потребовал от семьи К. об освобождении квартиры***. В мае 2011 года он узнал, что вышеуказанная квартира оформлена на К. О.В., поэтому он стал собирать документы, чтобы вернуть квартиру сестре. В январе-феврале 2012 году квартира*** была продана К.О.В. покупателю***., а ***снята с регистрационного учета по вышеуказанному адресу, на основании заочного решения Королевского городского суда Московской области от 17 ноября 2011 года по гражданскому делу №***, которое не выносилось судом.

Гражданский иск поддерживает в полном объеме, однако, пояснил, что ранее судом выносились решения.

— показаниями свидетеля ***о том, что она ранее работала помощником нотариуса. *** по адресу: Московская область, г. Королев, ул. Фрунзе д. 21. В отсутствии нотариуса, она временно исполняла его обязанности, в том числе и в августе 2007 года. *** подтвердила, что на доверенности зарегистрированной в реестре для регистрации нотариальных действий за № ***на продажу квартиры, по адресу: ***, сроком на три года, с правом передоверия, и на доверенности, зарегистрированной в реестре для регистрации нотариальных действий за № ***на управление, распоряжение всем имуществом (генеральная), получение пенсии, снятие с регистрационного учета по месту жительства и регистрации по новому адресу, получение имущества, денег, ценных бумаг, ведение дел в органах и судах, сроком на три года, с правом передоверия, подписи ее. При каких обстоятельствах были удостоверены данные доверенности, она не помнит.****., К.О.В., она не помнит, но показала суду, что в случаях, когда доверитель не может явиться в нотариальную контору для оформления каких-либо нотариальных действий, то нотариус выезжает к нему на дом и в случае, когда доверителя привозят к зданию нотариальной конторы его родственники на автомобиле, однако он не может зайти внутрь офиса нотариальной конторы по своему****, то она подходит к автомобилю для разъяснения доверителю его прав и обязанностей, и выяснения его волеизъявления. Она допускает, что в случае с****. было именно так, что она выходила к**** на улицу к автомобилю, где она с ней и общалась. При этом, точно уверена в том, что если бы**** каким-либо образом сомневалась бы в своем желании, то она бы не стала оформлять вышеуказанные доверенности и она разъяснила ей содержание обеих доверенностей, на, что ****дала свое согласие на оформление данных доверенностей. В случае с****., она показала, что если К.О.В. присутствовала при оформлении доверенности, то ей разъяснены были все права и обязанности, которые ей- К.О.В. поручает. ****, а именно, К.О.В. имеет право распоряжаться имуществом****., только в интересах последней, и не может распоряжаться в своих интересах. Данная доверенность не предусматривала полномочия К.О.В. о дарении имущества, принадлежащего****., передавать в дар третьим лицам, так как К.О.В. должна была действовать исключительно в интересах****., а также покупать и оформлять на свое имя какое-либо имущество на денежные средства ***.

-показаниями свидетеля ****данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ с согласия сторон (т.3 л.д.271-273) из которых следует, что он работает нотариусом г. ****Московской области по адресу: Московская область, ****. Ранее в его нотариальной конторе работала ****в должности помощника нотариуса, которая в отсутствии нотариуса, временно исполняла обязанности нотариуса. В ****года ****исполняла обязанности нотариуса. ****года согласно имеющимся записям, в реестре ****удостоверила две доверенности от имени. ****, ****года рождения на имя К.О.В., а именно: доверенность зарегистрированная в реестре для регистрации нотариальных действий за № ****на продажу квартиры, по адресу: ****, сроком на три года, с правом передоверия, а также доверенность, зарегистрированная в реестре для регистрации нотариальных действий за №**** на управление, распоряжение всем имуществом (генеральная), получение пенсии, снятие с регистрационного учета по месту жительства и регистрации по новому адресу, получение имущества, денег, ценных бумаг, ведение дел в органах и судах, сроком на три года, с правом передоверия. При каких обстоятельствах были удостоверены данные доверенности ему неизвестно. В случае с ****удостоверение вышеуказанных доверенностей было выполнено в соответствии с требованиями ст.ст.185-189 ГК РФ. Во всем реестровым книгах и втором экземпляре доверенности**** ставила свою подпись, подтверждая тот факт, что все права согласно данной доверенности и возможные последствия ей понятны. Вышеуказанная генеральная доверенность не предусматривала полномочия К.О.В. о дарении имущества, принадлежащего****., передавать в дар третьим лицам, так как К.О.В. должна была действовать исключительно в интересах****. Для передачи в дар требуется специальная доверенность, в которой должно быть указано лицо, которому необходимо подарить имущество, и на каких условиях. В вышеуказанных доверенностях это отражено не было (т. 3 л.д.271-273)

-показаниями свидетеля ****данных на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ с согласия сторон (т.3 л.д.271-273) из которых следует, что она является индивидуальным предпринимателем. Её офис «Агентство недвижимости «Космоград» находится по адресу: Московская область, г. Королев, ул. Исаева, д.7. Она занимается сопровождением сделок с недвижимостью. У неё работает 4 сотрудника: ****. В октябре или ноябре 2011 года к ней обратился****., который сообщил о своем желании срочно продать квартиру, расположенную по адресу: Московская область, ****. Из правоустанавливающих документов она узнала, что собственником вышеуказанной квартиры является**** К.О. В. и в квартире зарегистрирована****, которую с его слов он снимет с регистрационного учета, и зарегистрирует по другому адресу. ****проживала в****, расположенном по адресу: Московская область, ****. Узнав об этом, она поехала с ****в****, которая о намерениях ****не знала, но была не против данной сделки. Затем с К.О.В. был заключен договор поручение от ****года, согласно которому она должна была исполнять риэлтерские услуги. В итоге ей был найден покупатель на данную квартиру, а именно****. В последующем был заключен договор купли-продажи от ****года, согласно которому К.О.В. продала квартиру ****за ****рублей. При продаже были составлены все необходимые документы, наличными денежные средства**** не передавала К., а внесла в банковскую ячейку банка «Мособлбанк», расположенный по адресу: Московская область, ****. После этого данная сделка была зарегистрирована в Регистрационной палате г. Королева Московской области. ****отметила, что одним из условий договора с банком об аренде ячейки, было следующее, что К.О.В. сможет получить денежные средства из ячейки, только после того, как из проданной квартиры будет выписана ****. ****отметила, что каким образом**** была снята с регистрационного учета, ей неизвестно. К. О.В. получила из ячейки денежные средства за проданную квартиру. ****отметила, что К.О.В. не обращалась к ней с просьбой помочь ей снять с регистрационного учета ****. Каким образом это было сделано ****не знает. ****не изготавливала заочное решение Королевского городского суда о снятии А. с регистрационного учета по адресу: Московская область, ****. Какое-либо отношение к этому ****не имеет. Каких-либо противоправных действий ****не совершала. (т. 3 л.д.281-283). Свидетель**** в ходе очной ставки показала, что К.О.В. предоставила поддельную копии заочного решения Королевского городского суда Московской области от****. по делу №****, подтвердив свои показания, данные в ходе предварительного следствия (т. 4 л.д.39-44).

-показаниями свидетеля ****на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ с согласия сторон (т.3 л.д.271-273) следует, что она с 2010 года работает менеджером у ИП ****в агентстве недвижимости «Космоград». В конце октября начало ноября 2011 года, в агентство недвижимости «Космоград», обратилась**** пара**** и К. Они сообщили, что им срочно необходимо продать 3-х комнатную квартиру, расположенную на****. Она стала заниматься данным вопросом. В связи с этим **** разместила рекламу по продаже данной квартиры. ****также пояснила, что К. сразу сообщила, что в квартире прописана ее****., которая на тот момент находилась****. К. пояснила, что выпишет ****из квартиры. она об ****этом не просила. ****и ****заинтересовала личность****, в связи с чем навестили последнюю в****. ****сообщила им, что со своей ****К.О.В. она жить не хочет, так как она ненадлежащим образом за ней не ухаживает. Примерно в начале ноября 2011 года**** нашла покупателя для квартиры К. — ****. В связи с этим ****предоставила К.О.В. копию своего паспорта и попросила К.О.В. оформить на имя ****доверенность у нотариуса. Из ЖЭКа по данной доверенности ****взяла выписку из домовой книги по адресу: Московская область, ****. В данной выписке было указано, что ****зарегистрирована по вышеуказанному адресу. 17 ноября 2011 года в помещении Мособлбанка банка был заключен договор купли — продажи. Данный договор подписывается в момент закладки денежных средств в ячейку. Из данного договора следовало, что К.О.В. до 20.12.2011 года обязуется освободить квартиру юридически, а именно обеспечить юридическое отсутствие в квартире себя и регистрированных в ней третьих/прочих лиц. Заочное решение о снятии**** с регистрационного учета ****никогда не видела. Кто предоставил данный документ К.О.В. ей неизвестно. На момент заключения данной сделки ****в банке не было, передавала ли ****или К.О.В. денежные средства за оказанные услуги **** неизвестно. Лично**** К. О.В. никаких денежных средств не передавала.

— показаниями свидетеля ****допрошенной в судебном заседании о том, что он она ранее работала в АНО КРКЦ г. Королева МО РЦ №10 в должности ведущего специалиста с 13.12.2010 года по 10.04.2012 года. В её должностные обязанности входило осуществление делопроизводства, связанного с регистрацией и снятием с регистрационного учета граждан по месту пребывания, месту жительства, ведение картотеки лиц, зарегистрированных на участке, выдача справок, выписок из домой книги. Гражданка**** была зарегистрирована по адресу: **** с 01.02.2008 года, и была снята с регистрационного учета с данного адреса 22.12.2011 года. 19 декабря 2011 года к ****обратилась К. О.В., которая собственноручно написала заявление о снятии с регистрационного учета гражданки ****по вышеуказанному адресу, при этом предоставила заочное решение Королевского городского суда от**** года. Она приняла данное заявление и решение суда у К.О.В. Приняв вышеуказанные документы, ****передала их начальнику. ****, для принятия решения о снятии с учета ****После того, как**** изучила все документы, она сообщила ей, что разрешает снятие с учета ****с вышеуказанного адреса, после чего она это сделала. ****отметила, что не знала о том, что данное решение является подложным. В его подлинности она не сомневалась, в тот момент, когда ****ей предоставила его.

— показаниями свидетеля ****в судебном заседании, что она работает в АНО КРКЦ г. Королева в должности заместителя начальника расчетного центра. Согласно документам по сведениям паспортного стола**** была выписана, на основании заочного решения Королевского городского суда из квартиры****. Кто именно принял вышеуказанное решение Королевского городского суда ****не знает. Инициатором снятия с регистрационного учета ****с вышеуказанного адреса, являлась К.О.В., которая написала заявление о снятии с учета.

-показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля о том, ****что ранее**** по праву собственности принадлежала квартира****. Кроме этого, ей по праву собственности принадлежал земельный участок с домом, расположенный по адресу: ****. ****примерно с **** года страдала. ****. В результате данного заболевания в **** году она была госпитализирована в больницу и****. Об этом она сообщила своему брату. ****. Узнав об этом, они (****и К. О.В.) созвонились и стали вместе решать, что делать с****., поскольку последней необходим был уход. Изначально планировалось, что он — **** заберет ****к себе и будет ухаживать за ней. Однако он –****не мог ухаживать за ****, поскольку сам болен. Тогда ****договорилась с ****и К.О.В. о том, что они заберут ее –****к себе и будут за ней ухаживать. В дальнейшем ****забрали из больницы ****и продали принадлежащую ей –****квартиру по вышеуказанному адресу, купили новую, которая расположена в г. Королев М.О., и стали в ней проживать, при этом ухаживать за****. В последующем, через несколько лет, **** поместили ****в****. После этого, по подложному заочному решению Королевского городского суда, выписали ****из квартиры в г. Королеве, после чего данную квартиру продали и приобрели на эти деньги другую квартиру в г. Москве.

-показаниями свидетеля ****данными ей в ходе судебного заседания о том, что она работает в Государственном бюджетном стационарном учреждении социального обслуживания Московской области «Королевский дом интернат для престарелых и инвалидов «Дом ветеранов» в должности директора с 19.04.2012 года. До этого с 2003 года работала в должности заместителя директора. В августе 2010 года в управление соцзащиты обратился представитель****. Собрав все необходимые документы, была создана комиссия, в состав которой входила ****была зарегистрирована по адресу: ****. Данная квартира по предоставленным документам принадлежала племяннице****– К.О. В. При этом ****было подано заявление, согласно которому К.О.В. с разрешения продала, ****принадлежащую последней квартиру, расположенную по адресу: ****, после чего на деньги от продажи К.О.В. приобрела другую квартиру по адресу: ****, где зарегистрировала ****. Это ****стало известно только после того, как**** стала проживать в учреждении, а на момент обследования ****не знала об этом. Когда была создана комиссия, ****остальные члены комиссии приезжали по адресу регистрации****. В квартире находилась. ****, а также К.О.В., и****. ****и члены комиссии пообщались с****., которая подтвердила свое желание проживать в их учреждении. После этого был составлен акт, и передан в соцзащиту г. Королева. В дальнейшем ****была выдана путевка от**** года на принятие на временное проживание в нашем учреждении. ****года К.О.В. вместе со своим супругом привезли**** в учреждение, и предоставили путевку №****. В учреждение приняли**** и разместили ее в одной из комнат, после чего последняя стала проживать в интернате. С момента принятия на проживание ****и по день смерти К.О. В. и ****очень редко посещали ****.

Примерно в августе 2012 года к ****обратилась****., и сообщила, что к ней приходила ранее неизвестная ей женщина, которая попросила вывести вещи**** из квартиры по вышеуказанному адресу в г. Королев, где ****зарегистрирована, поскольку она приобрела данную квартиру. ****, не понимала каким образом, и кто мог продать квартиру, в которой она зарегистрирована. При этом ****пояснила, что данная квартира должна принадлежать ей, и только она может продать квартиру, однако этого она делала. Тогда она просмотрела личное дело****., в котором находилась копия свидетельства о праве собственности на квартиру по вышеуказанному адресу, согласно которому собственником квартиры являлась****., о чем сообщила об этом ****., которая сильно удивилась этому. После этого она узнала, что**** была снята с регистрационного учета по вышеуказанному адресу на основании заочного решения Королевского суда, которое являлось подложным. Почему после продажи квартиры в г. Москве К.О.В. приобрела другую квартиру в г. Королеве и не оформила ее на. ****, ****не знает, ****не знала об этом, и**** была уверена, что квартира в г. Королеве принадлежала именно ей, а не К.О.В. **** сообщила, что она дала разрешение ****на продажу принадлежащего ей земельного участка, адрес которого ****не знает. При этом**** пояснила, что денежные средства от продажи участка от****. она так и не получила. К. и ****очень редко посещали ****. В 2014 году ****посещали ****всего 3 раза: 08.03.2014г.; 15.03.2014г.; 21.04.2014г. Материальную помощь ****, К. не оказывали, уход и помощь также не осуществляли и не интересовались состоянием здоровья ****. 21.04.2014г. ****обратились к ней с просьбой забрать**** к себе в семью и осуществлять за ней уход. **** отказалась поехать с ними, пояснив, что они ее обманули и похитили денежные средства, поэтому им не верит и не желает переезжать к ним, в связи с чем останется в доме интернате. После чего ****уехали и больше не появлялись.

-показаниями свидетеля *** в судебном заседании о том, что ей после смерти матери *** и её брату по наследству в собственность перешла трехкомнатная квартира, расположенная по адресу: ***. У ***в собственности находилось 1/3 данной квартиры, а в собственности у её брата 2/3 квартиры. В 2007 году и её брат решили продать данную квартиру. Впоследствии к ним обратилась К.О.В., которая желала приобрести себе данную квартиру. Все обстоятельства сделки в настоящий момент точно не помнит, однако смогла сообщить, что все переговоры и процедура оформления договора купли-продажи, а также передача денежных средств, могла происходить на территории г. Королева М.О., а именно в продаваемой квартире, расположенной по адресу: ***. Две расписки о получении ей (***.) и братом денежных средств на сумму*** рублей от ***года и на*** рублей от ***года, в которых г. Москва значится как место составления расписок, были составлены ей лично, так как она узнает свой почерк подпись. Однако почему она (***.) указала г. Москва, как место составление указанных выше расписок, она в данный момент не помнит. Также в данный момент не помнит точно, где происходила передача денежных средств, так как с того момента прошло много времени.

Виновность подсудимой подтверждается также следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании:

— договором купли-продажи квартиры от***, согласно которому К***купила квартиру, расположенную по адресу: М.О. ***у*** и ***, оформив её на свое имя (т.4 л.д.183);

— протоколом осмотра места происшествия от 09.01.2013, в кабинете №1 ТП №1 МРОУФМС России по Московской области в ходе которого были изъяты: заявление К.О.В. от 19.12.2011г.; копия заочного решения Королевского городского суда Московской области от***. по делу № *** (т.3 л.д.55-56);

— протоколом выемки от*** в Королевском отделе Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по М.О. дела правоустанавливающих документов №***, на квартиру по адресу: Московская область, *** (т.2 л.д.4-5);

— протоколом выемки от 03.12.2013 в Королевском отделе Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по М.О. дела правоустанавливающих документов № ***на квартиру по адресу: Московская область, *** (т.2 л.д.54-55);

— протоколом выемки от 03.12.2013 в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии г. Москвы дела правоустанавливающих документов № 2-3068481 на квартиру, расположенную по адресу: ***; дела правоустанавливающих документов № ***на квартиру, расположенную по адресу: *** (т.2 л.д.132-134);

— протоколом выемки от 21.11.2013 в кабинете № 33 СУ МУ МВД России «Королевское» в ходе которого были изъяты: договор купли-продажи квартиры от***; договор купли-продажи квартиры с использованием кредитных средств от***; доверенность от ***зарегистрированная в реестре за №***; доверенность от ***зарегистрированная в реестре за №***; доверенность от*** зарегистрированная в реестре за №*** ; доверенность от*** зарегистрированная в реестре за №***; решение Нагатинского районного суда г. Москвы от *** ( т.4 л.д.179-180);

— протоколом выемки от*** в кабинете № 31 СУ МУ МВД России «Королевское» в ходе которого были изъяты: оригинал дополнительного соглашения об отслеживании условий допуска к сейфу к договору аренды индивидуального банковского сейфа от***. №*** на 2 листах; копия договора купли-продажи квартиры от. ***на 1 листе; оригинал договора на предоставление услуг между ЗАО «Агентство Миэль» и. *** №*** от ***. на 2 листах; копия доверенности от ***на ***от***. на 1 листе (т.4 л.д.45-56);

— протоколом выемки от 23.11.2015 в служебном кабинете № 606 д. 23/2, Саввиской набережной, г. Москвы в ходе которого были изъяты оригиналы документов: расписка Кургузовой О.В. о получении её денежных средств в размере ***рублей от*** на 1 листе формата А4; акт сдачи-приемки квартиры №***, г. Москвы от***. на 1 листе формата А4; квитанции и чеки об оплате за ИБС в ОАО «УРАЛСИБ» от ***г. К.О.В. на 4-х листах; договор аренды индивидуального банковского сейфа №***от*** г. на 3-х листах формата А4 ( т.6 л.д.34-36);

— протоколом осмотра документов: дело правоустанавливающих документов № **** на квартиру, расположенную по адресу: **** (т.2 л.д.6-7);

— протоколом осмотра документов: дело правоустанавливающих документов № **** на квартиру, расположенную по адресу: **** (т.2 л.д.56-58);

— протоколом осмотра документов: дело правоустанавливающих документов № **** на квартиру, расположенную по адресу: ****; дела правоустанавливающих документов №**** на квартиру, расположенную по адресу: **** (т.2 л.д.135-137);

— вещественными доказательствами – дело правоустанавливающих документов №**** на квартиру, расположенную по адресу: ****; согласно которому, **** К.О.В. продала принадлежащую ей на праве собственности вышеуказанную однокомнатную квартиру за **** рублей ( т.2 л.д.48-50);

— вещественными доказательствами – дело правоустанавливающих документов № **** на квартиру, расположенную по адресу: ****; согласно которому, **** К.О.В. приобрела вышеуказанную квартиру в свою собственность за**** рублей, оформив на свое, а не****., имя. Впоследствии, **** К.О.В. продала принадлежащую ей на праве собственности данную квартиру за **** рублей (т.2 л.д.123-125);

— вещественными доказательствами – дело правоустанавливающих документов №**** на квартиру, расположенную по адресу: ****; согласно которому, по договору передачи № **** от****, данная квартира перешла в общую долевую собственность К. О.В. и. ****, в размере ½ доли каждому. Ранее данная квартира находилась в безвозмездном пользовании и владении****., по договору социального найма жилого помещения №**** (т.2 л.д.267-269);

— вещественными доказательствами – дело правоустанавливающих документов №**** на квартиру, расположенную по адресу: ****; согласно которому, по договору передачи №**** от****, данная квартира принадлежала по праву собственности ****. **** К.О.В., действуя от имени **** по выданной последней доверенности от**** по реестру за №****, продала вышеуказанную квартиру **** рублей (т.2 л.д.267-269);

— вещественными доказательствами – договор купли-продажи квартиры от****; договор купли-продажи квартиры с использованием кредитных средств от****; доверенность от **** зарегистрированная в реестре за №****; доверенность от**** зарегистрированная в реестре за №****; доверенность от**** зарегистрированная в реестре за №****; доверенность от **** зарегистрированная в реестре за №****; согласно которым, ****. на имя К.О.В. были выписаны четыре доверенности с правом распоряжения имуществом. ****, в том числе, с правом продать принадлежащую последней квартиру, расположенную по адресу: ****. **** К.О.В., действуя от имени **** по выданной последней доверенности от **** по реестру за №****, продала вышеуказанную квартиру **** рублей (т.4 л.д.183-189,192);

— вещественными доказательствами – решением Нагатинского районного суда г. Москвы от. ****; согласно которому, исковые требования**** к К.О.В. о взыскании с нее, полученных от продажи квартиры, по адресу: ****; денежных средств, а также к **** о взыскании с него, полученных от продажи земельного участка, по адресу: ****; денежных средств, были удовлетворены. Кроме того, согласно данному решению, в **** обосновании распоряжения полученными денежными средствами привел: от продажи квартиры денежные средства в полном объеме были переданы****., после чего, последняя им их выделяла в порядке необходимости; от продажи земельного участка он, ****., передал супруге К.О.В., чтобы последняя передала****. Однако документов, подтверждающих данные передачи, **** суду не было предоставлено (т.4 л.д.190-192);

— заключение эксперта №**** от **** года, согласно которому, исследуемые оттиски прямоугольных штампов «КОПИЯ», «ПОДПИСЬ», «06 дек 2011», расположенные в заочном решении Королевского городского суда от****, нанесены клише штампов, изготовленных фотополимерным способом, применяемым при изготовлении удостоверительных печатных форм (печатей и штампов). Исследуемые оттиски прямоугольных штампов «КОРОЛЕВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД», «Копия верна», оттиск круглой гербовой печати «КОРОЛЕВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД», подписи, расположенные в оттиске прямоугольного штампа «Копия верна», расположенные в представленном на экспертизу заочном решении Королевского городского суда от****, нанесены при помощи цветной копировально-множительной техники, капельно-струйным способом (т.4 л.д.88-91);

Заключение эксперта в полном объеме соответствуют требованиям ст.204 УПК РФ, судебная экспертиза проводилась на основании постановления следователя надлежащим лицом – экспертом, имеющим соответствующее образование и стаж работы, располагавшим необходимым оборудованием. Эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В заключении эксперта отражены в полном объеме использованные методики, выводы эксперта обоснованы, логичны и понятны.

— выписка из домовой книги, согласно которой **** была поставлена на регистрационный учет по адресу: ****; после чего, **** была снята с регистрационного учета по решению суда. (т. 1 л.д.109-111);

— копиями заключения служебной проверки Королевского городского суда Московской области от **** года, согласно которому, в период с 2010 года по 2012 год Королевским городским судом Московской области гражданское дело по иску К.О.В. к **** о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета не рассматривалось, **** заочное решение судом не выносилось (т. 1 л.д.76-86);

Иные доказательства, исследованные в ходе судебного разбирательства, не опровергают и не подтверждают обвинение подсудимой.

Анализируя показания потерпевших **** свидетелей **** суд учитывает, что они, будучи предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, дали подробные и последовательные показания, относительно известных им обстоятельств. Суд отмечает, что показания потерпевших и свидетелей не содержат противоречий, могущих повлиять на доказанность вины К.О.В. в совершении инкриминируемого ей преступления, и подтверждаются совокупностью иных доказательств, исследованных судом, поэтому суд признает их достоверными и кладет в основу приговора, поскольку названные свидетели, будучи предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, подробно сообщили об известных им обстоятельствах. Каких-либо данных, указывающих на наличие у потерпевших и свидетелей оснований для оговора подсудимой, судом не выявлено.

Довод подсудимой о том, что она действовала с согласия****, получила денежные средства от продажи квартиры , принадлежащей**** и купила квартиру на свое имя большей площадью с согласия последней опровергаются письменными материалами дела, а именно показаниями****., отрицающих факт предоставления последними К.О.В. подложного заочного решения Королевского городского суда Московской области от****, на основании которого****. была принудительно снята с регистрационного учета по адресу: ****; показаниями****., указывающих, что К.О.В. лично обратилась в АНО КРКЦ г. Королева МО РЦ №10 о снятии **** с регистрационного учета, при этом предоставив вышеуказанное подложное заочное решение Королевского городского суда Московской области; показаниями. ****, согласно которым **** была уверена, что квартира в г. Королеве принадлежит ей, а не К.О.В. Кроме того, по показаниям**** она разрешение и согласие на покупку квартиры на имя **** не давала, а также заключениями экспертиз и иными материалами уголовного дела.

Свидетель защиты **** показал, что К.О.В. его супруга, потерпевший **** его тесть, с которым стали общаться в 2007 году. Летом 2007 года со слов К.О.В. ему стало известно об****., которой****. В больнице **** попросила ее забрать к себе. После чего, они позвонили****, который отказался от ухода за****. Во второй раз при встрече **** сказала, что за свой уход отдаст квартиру в Москве. Он взвесил свои силы, поскольку**** является инвалидом, то согласился, и договорились, что **** перепишет свое имущество на К.О.В. Он попросил****., свою двоюродную сестру и ее мужа **** перевезти**** из больницы г. Москвы в их квартиру. После этого, решили продать квартиру **** в г. Москве и купить в г. Королеве большой площадью, в связи с чем обратились в агентство по недвижимости. **** возили к нотариусу, где было оформлено две доверенности на К.О.В., одна на продажу квартиры, вторая генеральная доверенность. После чего был составлен договор купли- продажи квартиры **** в октябре **** года, а потом подыскали трехкомнатную квартиру в г. Королеве. В агентстве сказали привезти****, но так как она ехать не хотела, то она сказала, чтобы делали все на К.О.В., поэтому квартира трехкомнатная в г. Королеве Московской области была куплена и оформлена на имя К.О.В. В 2010 году **** поместили временно в дом интернат, так как он сорвал спину и не мог за ней ухаживать. Через год возвращаться **** отказалась к ним. Решение суда получили в риэлтерском агентстве.

Свидетель защиты **** допрошенная в судебном заседании показала, что е**** е двоюродный брат. С К.О. В. теплые дружеские отношения. Семья ****, по просьбе****., забрали **** к себе домой, когда жили в однокомнатной квартире в г. Королев Московской области и стали за ней ухаживать. Она с супругом**** перевозили **** из больницы г. Москвы в г. Королев М.О. к К. домой. Тогда**** и познакомилась с****., с которой периодически общалась, когда приезжала в гости к К. ****., когда её забрали из больницы, была тяжело больна, плохо себя чувствовала и постоянно лежала — не вставала. Свидетель подтвердила, что осенью 2007 года ее супруг — **** на своем автомобиле ВАЗ – 2108, красного цвета, приезжал в г. Королев М.О. к К., откуда отвозил**** к нотариусу в г. Королев М.О. Нотариус, подходила к их автомобилю, и лично общалась с **** Больше ей ничего не известно. **** находясь в автомобиле, по дороге к нотариусу говорила, чтобы К. оформляли все на себя, поэтому со слов К. ей стало известно, что трехкомнатную квартира и была оформлена на последнюю. **** понимала, что приобретенная квартира оформлена на имя К.О.В., а не на ****.

Свидетель защиты **** показал в судебном заседании, что трижды видел. ****, когда на своей автомашине перевозил из больницы в г. Королев в квартиру к семье К., второй раз, когда возил к нотариусу, и в третий раз, когда помещали **** в престарелый дом.

Суд к показаниям данных свидетелей со стороны защиты**** относится критически, поскольку данные свидетели являются родственниками К.О.В. Показания данных свидетелей являются выборочными, неконкретными, что безусловно свидетельствует о недостоверности показаний. Показания **** суд оценивает критически, поскольку он является супругом обвиняемой К.О.В., то есть заинтересованным лицом в исходе дела. Кроме того, на протяжении предварительного следствия показания **** непоследовательны, противоречат друг другу, в них выдвигались различные версии распоряжения полученными от продажи квартиры **** денежными средствами, а также данные показания опровергаются собранными по делу доказательствами. Так, на начальном этапе расследования**** указывал, что после продажи принадлежащей. **** квартиры в г. Москве, на вырученные от продажи денежные средства была приобретена квартира большей площади в г. Королеве МО, при этом договоренности, на чье имя она будет приобретена, не было. Впоследствии, **** изменил свои показания, указав, что после продажи квартиры в г. Москве, все полученные от продажи денежные средства были переданы****., которая их хранила якобы в диване, который позже был выкинут, в связи с переездом в г. Королев МО, а квартира в г. Королев МО была приобретена **** рублей на имеющиеся личные средства в размере**** рублей, заемные в размере **** рублей и частично****., которая передала недостающую часть, и оформлена на имя К.О.В. по общей договоренности, в том числе и с**** . Также указав, что денежные средства, полученные от продажи квартиры в г. Москве, **** подарила его дочери. Данные показания опровергаются показаниями****., отрицающей факт получения от К. денежных средств, вырученных от продажи, принадлежащей ей квартиры в г. Москве, и факт дарения дочери К. данных денежных средств, а также указывающей, что квартира большей площади в г. Королеве МО должна была быть приобретена на ее, ****., имя. Оснований не доверять показаниям**** у суда не имеется, так как последняя предупреждалась об уголовной ответственности по ст.ст.307 и 308 УК РФ, а также ее показания в ходе расследования были последовательны и подтверждались собранными по делу доказательствами. В том числе, в договоре дарения денежных средств и акте приема-передачи, отсутствует подпись****., подтверждающей факт того, что последняя действительно подарила указанные денежные средства, а сами документы составлены между К.; решением Нагатинского районного суда г. Москвы от****, в ходе судебного разбирательства которого, **** указал, что полученные от продажи квартиры в г. Москве денежные средства были переданы **** в полном объеме, после чего последняя выделяла необходимые денежные средства на ее содержание; а также иными собранными по делу доказательствами. Кроме того, показания **** в части того, что квартира большей площади в г. Королеве МО, была приобретена на личные денежные средства, заемные и лишь частично на деньги****., полученные от продажи квартиры в г. Москве, противоречат показаниям К.О.В., которая указывает, что квартира в г. Королеве МО была приобретена на вырученные от продажи квартиры **** в г. Москве денежные средства. В связи с изложенным, суд считает показания**** и являются способом помочь обвиняемой К.О.В., являющейся его супругой избежать уголовной ответственности за содеянное. К показаниям К.О.В. суд также относится критически и расценивает их как способ защиты и её желанием избежать уголовной ответственности за содеянное, поскольку данные показания противоречат собранным по делу доказательствам, а также носят противоречивый и непоследовательный характер, то К.О.В. пояснила, что денежные средства от продажи, принадлежащей **** квартиры в г. Москве передала последней, то К.О.В. утверждала, что не получала от**** данных денежных средств. После проведения очной ставки с****., К.О.В. уже получала от нее денежные средства от продажи квартиры. Показания подсудимой К.О.В. опровергаются: показаниями****., отрицающей факт получения от К. денежных средств, вырученных от продажи, принадлежащей ей квартиры в г. Москве, и факт дарения дочери К. данных денежных средств, а также указывающей, что квартира большей площади в г. Королеве МО должна была быть приобретена на ее, ****.

Показания **** суд оценивает критически, поскольку они является родственниками**** супруга К.О.В., с которой у них сложились дружественные семейные отношения, в своих показаниях указывает, что неоднократно друг друга выручали, поэтому **** является заинтересованным лицом в исходе дела.

Кроме того, о наличии преступного умысла у К.О.В. косвенно свидетельствуют полученные из ГБСУ СО МО «Королевский дом интернат» сведения, согласно которым, К.О.В. с **** года практически не навещала**** в дом-интернате для престарелых, не интересовалась её судьбой и здоровьем; с целью продажи квартиры по адресу: ****, и получения материальной выгоды, сняла**** без ведома последней, с регистрационного учета по подложному решению Королевского городского суда Московской области, после чего продала данную квартиру; с целью избежания уголовной ответственности и введения следствия в заблуждение, предоставила документы, якобы подтверждающие факт дарения **** дочери К. денежных средств, полученных от продажи квартиры в г. Москве. При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что вина К.О.В. в инкриминируемом ей преступлении, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ, полностью доказана и подтверждается собранными по уголовному делу вышеперечисленными доказательствами.

Довод адвоката по уголовным делам о том, что К.О.В., выполняя поручение****., действовала с ее ведома, одобрения и в ее интересах, так как согласно имеющейся между ними договоренности, **** длительное время проживала в семье К., получала надлежащий уход, а К.О.В., за счет вырученных от продажи квартиры**** денежных средств, улучшила свои жилищные условия, купила квартиру на свое имя, опровергаются показаниями, как потерпевшей **** так и показаниями свидетелей обвинения, и приобщенными и исследованными в судебном заседании документами.

Утверждение стороны защиты, о том, что последующий в **** вынужденный отказ К.О.В., **** по состоянию здоровья, от исполнения взятых на себя обязательств перед **** по уходу, ее добровольный переезд на временной проживание в Королёвский дом ветеранов, не образует состав преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ, является необоснованным.

Факт обращения **** в правоохранительные органы спустя определенное время после события преступления, не является поводом к отказу в возбуждении уголовного дела, уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и не содержит определенных сроков обращения заявителей в правоохранительные органы с заявлениями.

Кроме того, следователем соблюдены требования уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при возбуждении уголовного дела.

Оценивая в совокупности собранные по делу доказательства с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, суд считает, что вина К.О.В. нашла свое полное подтверждение в ходе судебного разбирательства, установлена и доказана. Нарушений уголовно-процессуального закона при собирании доказательств судом не выявлено, поэтому оснований для признания каких-либо доказательств недопустимыми не имеется. Данных, указывающих на наличие у потерпевших и свидетелей оснований для оговора подсудимой либо на их заинтересованность в неблагоприятном для подсудимой исходе дела, судом не выявлено. Поэтому совокупность приведенных доказательств является, по мнению суда, достаточной для вывода о виновности подсудимой К.О.В. в совершении преступления, в связи с чем утверждения стороны защиты об обратном являются несостоятельными, а показания подсудимой, данные им в суде, — надуманными.

На основании вышеизложенного, суд приходит к выводу, что вина К.О.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.1160 УК РФ доказана, К.О.В. совершила растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, в особо крупном размере.

Также в действиях К.О.В. имеет квалифицирующих признак совершения растраты, в особо крупном размере, поскольку сумма ущерба превышает один миллион рублей.

При назначении подсудимой К.О.В. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, отнесенного к категории тяжкого, данные о личности подсудимой, которая ранее не судима, в НД и ПНД не состоит, исключительно положительно характеризуется по месту жительства; обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; а также влияние назначенного наказания на исправление и на условия жизни его семьи.

Судом также учитывается при назначении наказание заключение судебной психиатрической экспертизы от****. № **** -стационарная, о том, что К.О.В. признаков хронического психического расстройства не обнаруживает, у неё отмечаются характерологические особенности (****) и преходящие****, которые носят характер реакции на ситуацию и не нарушают её особенности отдавать отчет своим действиям и руководить ими. На момент времени, относящийся к инкриминируемому ей деянию у К.О.В. так же не обнаружилось какого-либо болезненного расстройства психики (т.4 л.д.147-149).

Согласно заключению амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от****. №****, К.О.В. по своему психическому состоянию может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания, а также может участвовать в следственных действиях и судебных заседаниях. В применении мер медицинского характера К.О.В. не нуждается. Клинических признаков алкоголизма, наркомании и токсикомании у К. О.В. не выявлено. (т.5 л.д.250- 255).

Кроме того, в судебном заседании допрошен эксперт****, которая показала в судебном заседании, что медицинские документы, представленные ей на обозрение в судебном заседании запрошенные по ходатайству уголовного адвоката, были предметом исследования при проведении амбулаторной комплексной судебной психолого–психиатрической экспертизы, им дана надлежащая оценка и поэтому оснований для проведения повторной или дополнительной экспертизы не требуется. Выводы экспертизы поддерживает.

Суд доверяет данным заключениям экспертов, которые были полно и всесторонне исследованы в судебном заседании, поскольку они мотивированы и обоснованы, составлено без нарушений норм УПК РФ, ответы на поставленные вопросы были даны в полном объеме с учетом полномочий и компетенции экспертов, оснований для того, чтобы подвергнуть сомнению выводы проведенных экспертиз в суд представлено не было. Основания и мотивы, по которым были сделаны соответствующие выводы, изложены в исследовательской и заключительной частях экспертиз. Экспертизы проведена экспертами, имеющими надлежащий опыт, стаж работы и соответствующие допуски.

К.О.В. является****, положительно характеризуется по месту работы, имеет ряд хронических заболеваний, в том числе и****, имеет на иждивении **** года рождения, ****, ****, замужем, что суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимой К.О.В. предусмотренных в ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

Вместе с тем, учитывая фактические обстоятельства, тяжесть совершенного преступления и степень общественной опасности содеянного, личность подсудимой, суд не находит оснований для применения ст. ст. 64, 73 УК РФ, а также для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Назначение дополнительных наказаний в виде штрафа и ограничения свободы суд считает нецелесообразным с учетом данных о личности виновной, и смягчающих вину обстоятельств.

Оценив конкретные обстоятельства преступления, принимая во внимание вышеуказанные данные о личности подсудимой, семейное и имущественное положение, состояние её здоровья, суд считает, что цели восстановления справедливости, исправления подсудимой, а также цели предупреждения совершения новых преступлений могут быть достигнуты с назначением К.О.В. наказания в виде лишения свободы. При таких обстоятельствах суд считает, что такое наказание будет соответствовать целям восстановления социальной справедливости, исправлению осужденной и предупреждению совершения ей новых преступлений.

В соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы К.О.В. назначается в исправительной колонии общего режима.

В обеспечение исполнения приговора мера пресечения подсудимой в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу подлежит изменению на заключение под стражу.

Вопрос о судьбе вещественных доказательств по уголовному делу суд разрешает в соответствии со ст. 81 УПК РФ.

Потерпевшим **** заявлены исковые требования о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением в размере **** руб. **** коп., морального вреда в размере **** руб.

Рассматривая гражданский иск Акимова В.С. в части материального ущерба и, учитывая, что в судебном заседании установлено, что часть денежных средств взыскана по решению Нагатинского районного суда г. Москвы от **** года суда, поэтому суд приходит к выводу о признании за потерпевшим права на его удовлетворения в порядке гражданского судопроизводства, поскольку для разрешения по существу требуется дополнительные расчеты.

В удовлетворении исковых требований потерпевшего**** в части морального вреда суд отказывает на основании ст.151 ГК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать К.О. В. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ и назначить ей наказание в виде лишения свободы сроком 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения — подписку о невыезде и надлежащем поведении осужденной К.О.В. изменить на заключение под стражу, взять её под стражу в зале суда.

Срок наказания К.О. В. исчислять с 28 ноября 2016 г.

Признать за потерпевший **** право на удовлетворении гражданского иска о взыскании материального ущерба порядке гражданского судопроизводства, в части гражданского иска о возмещении морального вреда отказать.

Приговор по статье 160 УК РФ (Присвоение или растрата) может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным в тот же срок со дня вручения копии приговора.