Система права частное публичное право

3. ЧАСТНОЕ И ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО

Характеристика системы права была бы неполной без рассмотрения вопроса о делении права на частное и публичное.

Это деление, имеющее принципиальное значение, сложилось в юридической науке и практике давно – его проводили еще римские юристы. Сейчас оно в той или иной форме существует во всех развитых правовых системах. Правда, в некоторых странах деление словесно выражается иначе. Например, в английском праве различаются общее право и право справедливости. Не столь четко оно выражено в юриспруденции США. Однако сама идея двух срезов права сохраняется везде.

Суть указанного разделения состоит в том, что в любом праве есть нормы, призванные обеспечивать прежде всего общезначимые (публичные) интересы, т.е. интересы общества, государства в целом (конституционное право, уголовное, процессуальное, административное, финансовое, военное), и нормы, защищающие интересы частных лиц (гражданское право, трудовое, семейное, торговое, предпринимательское, кооперативное и т.д.).

Публичное право связано с публичной властью, носителем которой является государство. Частное право «обслуживает» в основном потребности частных лиц (физических и юридических), не обладающих властными полномочиями и выступающих в качестве свободных и равноправных собственников.

В основе этой градации лежат две в известной мере самостоятельные сферы социальных отношений, иными словами, – предмета правового регулирования. Широко известно высказывание древнеримско-го юриста Ульпиана (170–228) о том, что публичное право есть то, которое относится к положению Римского государства, тогда как частное относится к пользе отдельных лиц. Публичное право – это область государственных дел, а частное право – область частных дел.

Частное право связано в первую очередь с возникновением и развитием института частной собственности и теми отношениями, которые зарождаются на его основе. Исторически «частное право развивается одновременно с частной собственностью». Частная собственность, экономическая свобода, предпринимательство, равноправие и юридическая защищенность субъектов рыночной системы – неотъемлемые атрибуты гражданского общества, признанные всем цивилизованным

Частное право – это совокупность правовых норм, охраняющих и

регулирующих отношения частных собственников в процессе производ-

Маркс К„ Энгельс Ф. Соч. Т.З. С. 63.

ства и обмена, их интересы как свободных субъектов рынка. Публичное же право составляют нормы, закрепляющие и регулирующие порядок деятельности органов государственной власти и управления, формирования и работы парламентов, других представительных и правительственных учреждений, осуществления правосудия, борьбу с посягательствами на существующий строй.

Разумеется, указанные функции в конечном счете тоже отвечают интересам всех. Поэтому частное право не может уушествовать без публичного, ибо последнее призвано охранять и защищать первое. Частное право опирается на публичное, без которого оно могло бы быть обесценено. В общей правовой системе они тесно взаимосвязаны и их разграничение до некоторой степени условно.

Различные аспекты соотношения частного и публичного права были обстоятельно рассмотрены еще М.М. Агарковым в обширной статье, опубликованной в 1920 г . и перепечатанной в двух первых номерах журнала «Правоведение» за 1992 г . В ней, в частности, отмечается, что публичное право есть область власти и подчинения, гражданское – область свободы и частной инициативы, Исходя из этого, во всех правоотношениях, где одной из сторон, выступает государство, мы имеем дело с публичным правом.

Частное право есть право лично-свободное. В этих границах субъект может осуществлять его в любом направлении. Частно-правовая мотивация ставит только известный предел действию других мотивов (эгоистических, альтруистических и др.). Наоборот, публично-правовая мотивация сама указывает направление, в котором право должно осуществляться и исключать действие других мотивов.

Основная функция частного права заключается в распределении идеальных и материальных благ, в прикреплении их за определенными субъектами. Руководящую нить надо искать в содержании права и связывать ее с противоположностью частного, индивидуального публичному, общественному. Публичное право регулирует отношения между людьми исключительно велениями, исходящими от одного-единствен-ного центра, каковым выступает государственная власть. Частное же право с его индивидуализмом представляет собой систему юридической децентрализации*.

В то же время М.М. Агарков подчеркивал тесную взаимосвязь двух рассматриваемых пластов права. Он писал, что история права даст нам различные примеры комбинаций публично-правового и частноправового элементов; соотношение того и другого зависит от хозяйственных

/ * См.: Агарков М.М. Ценность частного права//Правоведение. 1992.№ 1. С. 31–41;

условий и психологии данной эпохи. В современной литературе также отмечается, что в ходе исторического развития грани между публичным и частным правом в ряде областей стираются, возникают смешанные публично-правовые и частноправовые отношения и институты.

М.М. Агарков пытался ставить вопрос об использовании частного права в новых послереволюционных условиях, указывая, что оно могло бы проявить себя в сфере реализации гражданами своих субъективных прав. Однако это оказалось невозможным. Советская правовая доктрина не только не признавала концепцию частного права, но и всячески критиковала и отвергала ее как несовместимую с природой «социалистического строя», где безраздельно господствует общественная, и прежде всего государственная, собственность, функционирует плановая экономика.

Известна жесткая позиция В.И. Ленина, выраженная им в 1922 г . в письме к Д.И. Курскому в связи с подготовкой первого советского Гражданского кодекса: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное. Отсюда – расширить применение государственного вмешательства и «частноправовые» отношения; расширить право государства отменять «частные» договоры; применять к «гражданским правоотношениям» наше революционное правосознание, показывать систематически, упорно, настойчиво на ряде показательных процессов, как это надо делать. Через партию шельмовать и выгонять тех членов ревтрибуналов и нарсудей, кои не учатся этому и по хотят понять этого» 2 .

В настоящее время, когда признана и законодательно закреплена частная собственность, когда Россия взяла курс на рыночные отношения, легализация частного права стала естественной и неизбежной. Без этого условия невозможно формирование гражданского общества, правового государства, стимулирование частнопредпринимательской деятельности.

Анализ мирового опыта показывает, что рассматриваемый институт играл и играет позитивную роль в налаживании и поддержании разумного баланса социальных интересов, более гибком опосредовании динамично развивающихся общественных отношений, защите и реализации прав и свобод человека. Было бы неправильно отказываться от этого опыта. Частное право – основа предпринимательства, рыночной экономики. При этом современное частное право подразделяется на два вида – договорное и корпоративное 3 .

* См.: Алексеев С.С. Теория Ирана. М., 1994. С. 109.

2 Ленин Н.И. 11олн. собр. соч. Т. 4/1. С. 398.

3 Подробнее см. Кулагин М.И. Прс/шриниматсльствои право: опыт Запада. М., 1992;

Кашатна Т.Н. Предпринимательство. Правовые вопросы. М., 1994.

По мнению С.С. Алексеева, именно частное право стало главным носителем правового прогресса, на много опередив в этом отношении развитие публично-правовых институтов. Он подчеркивает, что частное право – это в основном «рыночное право» и в данном качестве оно может сыграть важную роль в создании единого правового пространства в рамках СНГ, так как рынок в принципе не знает межгосударственных границ.

В России принят новый Гражданский кодекс, который является «второй конституцией» – экономической. Кодекс сориентирован на рыночные отношения, равенство всех форм собственности, отражает идеи гражданского общества. Государство сознательно ограничивает свое «присутствие» в сфере хозяйственных отношений, оно устанавливает лишь общие основы свободной конкурентной экономики.

В Кодексе получает окончательное признание и законодательное закрепление частное право, без которого невозможны ни стабильный развитый рынок, ни подлинный институт собственности, ни реализация естественных прав и свобод человека.

Система права частное публичное право

51. Частное и публичное право

Деление на частное и публичное право в разных формах имеется во всех развитых правовых системах.

Деление на частное и публичное право – это разделение на группы, которые систематизируют правовые нормы, служащие для обеспечения общезначимых (публичных) интересов, т. е. интересов государства и общества в целом (конституционное, административное, уголовное, процессуальное, финансовое, военное право), и правовые нормы, которые защищают интересы частных лиц (гражданское, семейное, трудовое право и т. д.).

Публичное право непосредственно связано с публичной властью, которой обладает государство.

Частное право призвано обслуживать прежде всего потребности частных лиц (физических или юридических), которые имеют властные полномочия и выступают как свободные и равноправные собственники. Частное право связывают главным образом с появлением и развитием института частной собственности и отношениями, которые возникают на его основе. Частное право развивалось исторически одновременно с частной собственностью.

Систематизация частноправовых норм реализуется при использовании следующих способов:

1) институционального (наставнического);

2) пандектного (свободного, совокупного).

Соотношение частного и публичного права:

1) частное право – это совокупность правовых норм, которые регулируют и охраняют интересы частных собственников свободных субъектов рынка, а также их отношения в процессе производства и обмена. В то же время публичное право составляют нормы, закрепляющие и регулирующие порядок работы органов государственной власти и управления, формирования и работы парламентов, иных государственных учреждений, осуществления правосудия, борьбу с посягательствами на действующий порядок;

2) частное право не может осуществляться без публичного, так как последнее служит для охраны и защиты первого;

3) частное право в своей реализации опирается на публичное. В общей правовой системе публичное и частное право тесно взаимосвязаны, и их разграничение до какой-то степени является условным.

Частное право является правом лично-свободным. В своих границах субъект может реализовывать его в произвольном направлении. Частноправовая мотивация имеет только известный предел действию иных мотивов (альтруистических, эгоистических и пр.). Иначе публично-правовая мотивация самостоятельно указывает на направление, в котором право осуществляется и исключает действие иных мотивов.

Основная функция частного права состоит в распределении материальных и иных благ, в фиксировании их за конкретными субъектами.

Основная функция публичного права состоит в регуляции отношений между людьми велениями, которые исходят от единственного центра, каким является государственная власть.

Мировая юридическая практика показывает, что частное и публичное право как правовые институты играют позитивную роль в поддержании рационального баланса социальных интересов, более гибком взаимодействии динамично развивающихся общественных отношений, защите и осуществлении прав и свобод человека и гражданина.

Частное право является основой предпринимательства, рыночной экономики. При этом современное частное право подразделяется на два вида: договорное и корпоративное.

Частное право – это главным образом «рыночное право», играет важную роль в создании единого правового пространства, а публичное право реализует воздействие на интересы государственные и межгосударственные.

Частное и публичное право

Публичное и частное римское право

Кроме отраслей в структуре права юридические нормы можно подразделить на две большие группы: на частное и публичное право. Деление системы права на публичное и частное является наиболее устоявшимся и широко признанным в юриспруденции. Такое деление получило признание еще в Древнем Риме.

Частное право — это упорядоченная совокупность юридических норм, охраняющих и регулирующих отношения частных лиц. Публичное же право образуют нормы, закрепляющие порядок деятельности органов государственной власти и управления.

Критериями классификации правовых норм на нормы публичного и частного права являются выполняемая ими в обществе роль и характер интересов, защищаемых теми или иными нормами.

Нормы, обеспечивающие общезначимые (публичные) интересы — интересы общества и государства, относятся к отраслям публичного права.

Все остальные, т. е. те, которые имеют своим непосредственным назначением защиту частных интересов граждан, образуют отрасли частного права.

Публичное право, писал в связи с этим известный римский юрист Ульпиан, «есть то, которое относится к положению государства, частное — которое относится к пользе отдельных лиц».

Критерии деления права на частное и публичное

Деление права на частное и публичное предпринималось еще древнеримскими юристами. В той или иной форме оно существует и в настоящее время. Суть указанного деления состоит в том, что в праве есть комплексы норм, призванные преимущественно обеспечить либо общественный, публичный интерес (конституционное, уголовное, административное, финансовое и другие отрасли права), либо интересы частных лиц (гражданское, семейное, торговое и иные отрасли права).

Публичное право образуют нормы, регламентирующие порядок организующей деятельности органов государственной власти и управления по обеспечению общественного интереса. Одной из сторон возникающих отношений является государство, которое с помощью властных велений обеспечивает подчинение других субъектов. Поэтому предписания публичного права не могут быть изменены соглашением частных лиц.

Однако это не означает, что государство или органы, его представляющие, не могут быть участниками частноправовых отношений.

Советская юридическая наука неплохо изучила сферу публичного права (централизованное управление и императивные методы, его сопровождающие), чего нельзя сказать о частном праве.

Частное право связано, прежде всего, с возникновением и развитием частной собственности. Его образуют нормы, охраняющие и регулирующие отношения частных собственников в процессе производства и обмена. Это область децентрализованного регулирования общественных отношений. Государственная власть «изгоняется» из сферы частных интересов, выполняя лишь обеспечивающие функции. Недаром формирование капиталистических отношений вызвало рецепцию римского права.

Если частное право — область свободы и частной инициативы, то публичное — сфера власти и подчинения. Частное право состоит из отраслей гражданского, предпринимательского, семей но-брачного, трудового права, а публичное — из отраслей конституционного, административного, финансового, уголовного и иных.

Таким образом, основной смысл деления права на частное и публичное состоит в установлении пределов вмешательства государства в сферу интересов граждан и их объединений.

Для публичного права характерны:

  • одностороннее волеизъявление;
  • субординация субъектов и правовых актов;
  • преобладание императивных норм;
  • ориентация на удовлетворение общественного интереса.

Для частного права характерны:

  • свободное двустороннее волеизъявление, использование договорной формы регулирования;
  • равенство сторон;
  • преобладание диспозитивных норм;
  • ориентация на удовлетворение частных интересов.

Гражданское и административное право (аккумулируя дозволительный и обязывающий режимы регулирования) являются олицетворением частных и публичных начал, а уголовное (выражая запрещающий режим воздействия на адресата) выполняет публичные задачи по защите социально значимых отношений.

Деление права на частное и публичное несколько условно. В правовой системе они тесно переплетены. Ведь частное право не может существовать без публичного, которое защищает и обеспечивает нормальное функционирование первого. Поэтому на практике довольно часто возникают комбинации публичного и частного институтов. Наглядными примером этому является развивающееся информационное право. По поводу его дальнейшего развития в Окинавской хартии глобального информационного общества 2000 г. специально подчеркивается жизненная важность не только частных, но и публичных властных начал формирования и передачи информации, которые в конечном счете защищают и обеспечивают частный интерес.

Между публичным и частным правом, а также входящими в них отраслями складываются не субординационные (отдающие приоритет какой-то одной отрасли), а координационные связи, обеспечивающие системное воздействие на общественные отношения. В связи с этим нормы ГК РФ не должны подменять нормы земельного или природоохранного законодательства, отдающих предпочтение общественным интересам. Публичное право активно используется для защиты общественных интересов при использовании природных ресурсов и для выравнивания положения экономически неравных субъектов в частноправовых отношениях, когда экономически сильная сторона распределяет права в свою пользу, нарушая необходимый баланс интересов. Тем самым публичное право обеспечивает равные возможности разных субъектов в их свободной конкуренции.

В литературе выделяют следующие критерии, в зависимости от которых те или иные нормы права относят к частному либо публичному праву:

  • интерес (если частное право призвано регулировать частные интересы, то публичное — общественные, государственные);
  • предмет правового регулирования (если частному праву свойственны нормы, регулирующие имущественные отношения, то публичному — неимущественные);
  • метод правового регулирования (если в частном праве господствует метод координации, то в публичном — субординации);
  • субъектный состав (если частное право регулирует отношения частных лиц между собой, то публичное право — частных лиц с государством, либо между государственными органами).

В настоящее время в правовой системе России все больше утверждаются такие институты частного права, как право наследуемого пожизненного владения, интеллектуальной собственности, возмещения морального ущерба и другие.

Сферы публичного и частного права

В сфере публичного права всегда доминирует государство, так как его нормы выражают прежде всего интересы государства и общества. Что же касается граждан или создаваемых ими организаций, то они, будучи участниками публично-правовых отношений, обязаны следовать устанавливаемым им в законах и подзаконных актах предписаниям. Говоря о соотношении публичного и частного права, древнеримские юристы отмечали: «Jus publicum privatorum pactis mutari поп potest» («Публичное право не может быть изменено соглашением частных лиц»). Поэтому публичное право, как правило, имеет императивный характер, жестко предписывает физическим и юридическим лицам варианты обязательного (иногда и дозволенного) поведения.

В частноправовых отношениях в отличие от публично-правовых вмешательство государства является ограниченным. Это сфера господства доброй воли и частной инициативы лиц — участников правоотношений. Частное право направлено прежде всего на защиту интересов граждан, частных лиц в их взаимоотношениях с государством, выступающим в качестве юридического лица и с другими частными лицами. Оно зиждется на юридически значимом соглашении отдельных лиц.

Сфера частноправовых отношений опосредуется нормами таких отраслей права, как гражданское, семейное, трудовое, земельное, коммерческое право и др. Публично-правовые отношения возникают в результате реализации норм конституционною, административного, уголовного, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права и некоторых других отраслей.

Однако в реальной жизни абсолютной грани между публично-правовой и частноправовой сферами не может быть. Частноправовые элементы нередко имеются в публично-правовых отношениях, и наоборот. Например, в частноправовых отношениях, возникающих в результате реализации норм семейного права, появляются элементы публичного права во всех тех случаях, когда речь идет о расторжении брака, взыскании алиментов и т. п., осуществляемых в строго определенном, предусмотренном нормами публичного права судебном порядке. В предпринимательском праве, например, есть нормы, призванные регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами, имеющие субординационный характер (регистрация, лицензирование и проч.). В государственном (конституционном) праве, наоборот, существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.). Это предопределило различие взглядов на проблему деления права на частное и публичное.

В российской правовой мысли, как и в юридической науке других стран, отношение к делению права на частное и публичное было неоднозначным. До XIX в. этого деления вообще не наблюдалось, что во многом связано с высокой значимостью роли общинного права (а отчасти и обычая). В XIX в. в России ситуация изменилась и деление системы права на публичное и частное признавалось вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Оно поддерживалось и развивалось такими государствоведами и правоведами, как П. И. Новгородцев, Н. М. Коркунов, Л. И. Петражицкий, Г. Ф. Шершеневич и др.

С проведением национализации в стране, приведшей к ликвидации института частной собственности и исчезновению основанных на нем общественных отношений, деление системы права на публичное и частное утратило значение. Позиция официальных и с другими частными лицами. Оно зиждется на юридически значимом соглашении отдельных лиц.

Сфера частноправовых отношений опосредуется нормами таких отраслей права, как гражданское, семейное, трудовое, земельное, коммерческое право и др. Публично-правовые отношения возникают в результате реализации норм конституционного, административного, уголовного, финансового, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права и некоторых других отраслей.

Однако в реальной жизни абсолютной грани между публично-правовой и частноправовой сферами не может быть. Частноправовые элементы нередко имеются в публично-правовых отношениях, и наоборот. Например, в частноправовых отношениях, возникающих в результате реализации норм семейного права, появляются элементы публичного права во всех тех случаях, когда речь идет о расторжении брака, взыскании алиментов и т. п., осуществляемых в строго определенном, предусмотренном нормами публичного права судебном порядке. В предпринимательском праве, например, есть нормы, призванные регулировать отношения между предпринимателем и государственными органами, имеющие субординационный характер (регистрация, лицензирование и проч.). В государственном (конституционном) праве, наоборот, существуют нормы, регулирующие отношения по горизонтали между равноправными, автономными субъектами (местное самоуправление, проведение собраний граждан и др.). Это предопределило различие взглядов на проблему деления права на частное и публичное.

В российской правовой мысли, как и в юридической науке других стран, отношение к делению права на частное и публичное было неоднозначным. До XIX в. этого деления вообще не наблюдалось, что во многом связано с высокой значимостью роли общинного права (а отчасти и обычая). В XIX в. в России ситуация изменилась и деление системы права на публичное и частное признавалось вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Оно поддерживалось и развивалось такими государствоведами и правоведами, как П. И. Новгородцев, Н. М. Коркунов, Л. И. Петражицкий, Г. Ф. Шершеневич и др.

С проведением национализации в стране, приведшей к ликвидации института частной собственности и исчезновению основанных на нем общественных отношений, деление системы права на публичное и частное утратило значение. Позиция официальных властей по этому поводу была четко сформулирована В. И. Лениным в 1922 г. в письме к Народному комиссару юстиции РСФСР Д. И. Курскому в связи с подготовкой первого советского Гражданского кодекса. Глава Советского правительства писал, что «мы ничего частного не признаем», для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное. Не случайно большинство авторов советского периода к делению права на публичное и частное относились отрицательно.

В конце 80-х — начале 90-х гг. XX в. отношение к этой проблематике изменилось, частное право стало рассматриваться как фактор общественного прогресса. В 1991 г. был создан Исследовательский институт частного права при Президенте РФ — государственное учреждение, осуществляющее научно-профессиональную разработку и экспертизу проектов правовых актов, направленных на установление общих правовых начат гражданского общества и развитие рыночных отношений.

В настоящее время в системе права России при сохранении её деления на отрасли и институты используется классификация права на публичное и частное, как и во многих других странах мира. Тем не менее нашей стране еще предстоит найти оптимальное соотношение между публично-правовыми (т. с. общественно-государственными) и частноправовыми интересами и соответствующим правовым регулированием . С одной стороны, традиционный приоритет публичного начала исторически пронизывает правовую и политическую идеологию (и даже психологию). С другой стороны, в ходе исторического развития грани между публичным и частным правом в ряде областей жизни общества стираются, возникают смешанные публично-правовые и частноправовые отношения (по трудовым вопросам, социальному обеспечению и др.).

§ 8.2. Публичное и частное право

Широко известно деление права на две отрасли — публичное и частное.

Публичное право (jus publicum — лат.) — та часть системы действующего права, нормы которого направлены на защиту общего блага, государственного интереса, связаны с полномочиями и организационно-властной деятельностью государства, с выполнением общественных целей и задач.

Публичное право регламентирует отношения государства, его органов с гражданами, общественными объединениями, хозяйствующими структурами, отношения между государственными органами. При этом орган государства выступает носителем государственно-властных (публичных) полномочий, обеспечивающих интересы всего общества, отдельных его социальных слоев, групп. В сфере публичного права властный орган может императивно предписывать определенные варианты поведения граждан и других субъектов права, требовать от них точного соблюдения предписаний законодательства, применять к нарушителям меры юридической ответственности. Обязанное лицо призвано подчиняться и выполнять правовые предписания.

Для публичного права характерны регулирование с помощью императивных (категорических) норм, которые не могут быть изменены участниками правоотношений, отношения власти и подчинения, исключающие автономность воли и частную инициативу подчиненного субъекта, неравноправие сторон. Одной из таких сторон обычно выступает государство либо его орган (должностное лицо), обладающие функцией веления.

В частном праве индивид, коллектив людей выступают как независимые, самостоятельные субъекты, вступающие в равноправные договорные отношения с другими субъектами права, в то время как в публичном праве они подчинены государственной воле, зависят от нее. В сфере действия частного права субъект имеет право самостоятельно решать, использовать свои права или воздерживаться от дозволенных действий, заключать договор или нет, может проявлять автономность своей воли и частную инициативу.

Существование частного права означает юридическое признание того, что в определенных сферах общественной жизни (личная свобода, культурно-бытовая сфера, право собственности, частная инициатива) прямое вмешательство государства и его органов запрещено или ограничено. Здесь государство не определяет содержание принимаемых правовых решений, а лишь охраняет и обеспечивает то, что решили субъекты права по взаимной договоренности.

Государство, его подразделения могут быть субъектами правоотношений в сфере частного права, однако они выступают там не как носители государственно-властных полномочий, а как равноправные контрагенты, заключающие на основе свободного волеизъявления договоры и сделки. Любые формы государственно-властного воздействия на вступление в частно-правовые отношения, ограничение гражданской правоспособности и дееспособности запрещаются законом и влекут уголовную, административную и иную юридическую ответственность.

Существование публичного и частного права, как элемент гражданского общества, — необходимая предпосылка для ограничения и установления пределов вторжения государства в сферу личных имущественных и иных интересов, установления надежных способов защиты прав и законных интересов граждан, их объединений, частных хозяйственных структур, для предотвращения подмены гражданско-правовых способов защиты субъективных прав личности административно-правовыми.

Деление права на публичное и частное впервые было признано в Древнем Риме. Известна формула римского юриста Ульпиана, что публичное право относится к пользе римского государства, а частное — к пользе отдельных лиц.

Публичное право включает в себя такие отрасли права, как конституционное (государственное), административное, финансовое, уголовное, международное публичное, процессуальные отрасли, уголовно-исполнительное.

Не все ныне существующие системы права строятся на разделении публичного и частного права. Так, англо-саксонская правовая система в отличие от континентальной не знает такого разграничения. Отсутствует оно и в традиционном мусульманском праве.

Советская официальная юридическая доктрина отвергала идею деления права на публичное и частное как не соответствующую природе нового строя, провозгласившего отмену частной собственности и приоритет общественной (прежде всего, государственной) собственности, ибо эта идея считалась искусственной и призванной замаскировать эксплуататорскую сущность буржуазного строя. Игнорирование частного интереса в экономике и широкое вмешательство государства в хозяйственную жизнь сопровождалось ограничением прав личности в имущественных отношениях, запрещением проявления частной инициативы, и способствовало застою и неэффективному развитию экономики.

Высказанное в начале 20-х годов XIX века при разработке Гражданского кодекса РСФСР положение В.И. Ленина о том, что «мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное»387, длительное время служило методологической основой для юридической теории и практики и отрицательно влияло на развитие экономики в нашей стране.

Ныне внедрение институтов рыночной экономики, признание права частной собственности и частного предпринимательства возродило идею о разделении права на публичное и частное.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что четкого и абсолютного разделения права на публичное и частное в принципе нельзя достигнуть. В отраслях публичного права часто присутствуют элементы частного права и наоборот. Так, в семейном праве, традиционно считающемся отраслью частного права, имеются такие публично-правовые институты как порядок расторжения брака, лишение родительских прав и др. Но все же разделять эти отрасли необходимо и практически полезно, учитывая тот факт, что в юридической деятельности используются два основных метода правового регулирования — отношения власти и подчинения, с одной стороны (публичное право) и равенство, автономное положение субъектов по отношению друг к другу — с другой (частное право).

Рост влияния современного государства на экономические отношения, а также его социальная активность, направленная на обеспечение материальных и духовных потребностей людей, их прав и законных интересов обусловливают тенденцию к более тесной связи и взаимопроникновению норм публичного и частного права. Например, расширяется сфера административного регулирования предпринимательской деятельности.

Гармоничное сочетание норм публичного и частного права, их взаимное проникновение повышают творческие возможности права современных цивилизованных стран, его эффективное воздействие на экономические преобразования, способствуют процессу формирования гражданского общества и правового государства.

За последние годы в юридической науке наметилась тенденция выделить наряду с публичным и частным правом также и третью его отрасль — социальное право, которое регулирует отношения в сфере социальной жизни современного общества. Существование такой отрасли обусловливается, в первую очередь, усилением заботы государства об удовлетворении материальных и духовных потребностей людей, охраны и обеспечения их прав и законных интересов. В социальное право включаются нормы и принципы юридической регламентации социального обеспечения и других сфер социальной защиты населения, а также законодательство в области образования, здравоохранения, жилищной политики, бытового обслуживания. Такая отрасль ныне активно развивается в таких странах как Франция, Германия, Швеция и других государствах.

Частное и публичное право

Частное право — собирательное понятие, означающее отрасли права, регулирующие частные интересы, независимость и инициативу индивидуальных собственников и объединений (корпораций) в их имущественной деятельности и в личных отношениях, в отличие от публичного права, которое регулирует и охраняет общие интересы. Ядро частного права составляет гражданское право, регулирующее имущественные, связанные с ними личные неимущественные отношения, а также торговое право (в тех странах, где действует торговое право). Частное право — это совокупность отраслей — часть системы действующего права. Частное право регулирует имущественные и личные неимущественные отношения между гражданами, коллективами людей(предприятиями, фирмами и пр.) Частноправовые отношения имеют набор определенных признаков. Во-первых, они складываются по воле самих участников, совершаемые ими двухсторонние действия (например договоры купли-продажи) приобретают юридическую силу, если осуществляются добровольно. Во-вторых, частноправовые отношения основаны на юридическом равенстве участников — равноправии сторон. В-третьих, частноправовые отношения имеют горизонтальный характер, то есть непосредственно не связаны с органами государственной власти и подчинением им.

Публичное право — совокупность отраслей права, регулирующих отношения, связанные с обеспечением общего (публичного) или общегосударственного интереса. В публично-правовых отношениях стороны выступают как юридически неравноправные. Одной из таких сторон всегда выступает государство либо его орган (должностное лицо), наделенное властными полномочиями; в сфере публичного права отношения регулируются исключительно из единого центра, каковым является государственная власть. Характер поведения сторон в частноправовых отношениях определяется самими же сторонами.

Содержание

[править] История развития

Вне зависимости от того, какие признаки кладутся авторами в содержание понятия частного права, его объём рассматривается большинством из них как практически неизменный или, по крайней мере, неизменно включающий отдельные постоянные элементы, с той или иной степенью дискуссионности отнесения к объёму данного понятия других элементов.

Так, с древнейших времен и, что совершенно определенно, с эпохи Древнего Рима (см. также Частное право в эпоху античности), объём понятия «частного права» включал в себя такие элементы, как нормы, регулирующие статус лиц и семейные отношения, вещные и наследственные отношения, обязательственные отношения [1] .

С выделением в Средние века (см. также Частное право в Средние века и эпоху Возрождения) купечества в отдельное сословие и расширением международной торговли сформировалась особая подсистема частного права — торговые обычаи, которые «были искусственно привязаны к римскому праву в результате творчества постглоссаторов» [2] и впоследствии преобразованы в нормы, регламентирующие торговые отношения.

С изобретением к исходу Средних веков книгопечатания и развитием в указанный период и позднее машинного производства возникли условия для широкого тиражирования произведений литературы и некоторых видов искусства, а также изобретений и товарных обозначений [3] ; данные обстоятельства обусловили возникновение совокупности норм, регулирующих основания возникновения и порядок осуществления относящихся к сфере частного права исключительных прав на результаты творческой деятельности, получившей наименование «права интеллектуальной собственности».

С разрушением цеховой организации производства и формированием в Новое время свободного рынка труда, функционирующего на основе взаимодействия спроса и предложения, отношения работника и работодателя превращаются в обыкновенную сделку (договор найма) [4] , частноправовую природу которой не изменило даже активное вмешательство государства в регулирование условий труда. На рубеже XIX—XX вв. (см. также ст. Частное право в эпоху Нового времени) доктриной и законодательством к сфере частного права были отнесены личные неимущественные права и нематериальные блага, принадлежащие человеку от рождения или в силу закона, неотчуждаемые и не передаваемые иным способом [в том числе провозглашаемые и охраняемые таким важнейшим документом публичного права, как конституция, что объясняется необходимостью оградить данные абсолютные по своей природе права не столько «от всякого и каждого» (хотя именно таким образом они и подлежат защите), сколько именно от государства, которое чаще каких-либо иных субъектов стремится к их нарушению [5] .

К частному праву относятся, наконец, сложившиеся за столетия развития разнообразных международных контактов нормы, регулирующие все выше перечисленные отношения, осложненные иностранным элементом.

[править] Содержание понятия

Объём всякого понятия, представляющего собой какой-либо элемент системы позитивного права (подсистема, отрасль, подотрасль, институт, субинститут и т. д. ), в конечном счете в качестве «элементарных частиц» должен содержать единичные правовые нормы в том или ином наборе. Между тем построение на основе определенной совокупности норм какого-либо понятия предполагает выделение некоторого общего для всех рассматриваемых норм признака, который составит содержание конструируемого понятия. Поиск такого признака и составляет существо задачи выявления критерия разграничения частного и публичного права.

Использование ни одного из известных общей теории права критериев классификации правовых норм, относящихся к собственным характеристикам норм как регулятивных средств (включая характер обязательности для субъектов права, на основе которого разграничиваются императивные и диспозитивные нормы), не позволяет выявить достоверный критерий разграничения частного и публичного права. Поэтому необходимо обратиться к признакам норм, внешним по отношению к их регулятивной функции. В качестве такого признака можно предложить отношения, регулируемые рассматриваемыми нормами.

Таким образом, вместо формирования содержания понятия «ч. п.» необходимо сформировать содержание понятия «частные правоотношения»; тогда содержание понятия «ч. п.» будет определяться совокупностью норм, регулирующих частные правоотношения. Данный тезис предполагает первичность общественных отношений, подлежащих правовому регулированию, по сравнению с правовыми нормами: последние возникают именно как средство регулирования известных отношений; данный тезис в большей степени верен применительно именно к частным отношениям, которые «существуют в обществе вне прямой зависимости от их регулирования нормами права», и в меньшей степени — применительно к публичным, ибо на заре государства последние действительно возникали спонтанно и лишь по мере развития общества подвергались все более скрупулезному правовому регулированию, тогда как в условиях современного правового государства публичные отношения «могут выступать только как правоотношения» [Теория государства и права: Основы марксистско-ленинского учения о государстве и праве / Под ред. П. С. Ромашкина, М. С. Строговича, В. А. Туманова. М., 1962. С. 508—509].

Выявление критерия отграничения частных правоотношений от всех иных правоотношений требует анализа различных элементов и характеристик правоотношений. С учетом такого анализа единственным общим свойством всех частных отношений, которое и оправдывает применение к ним характеристики «частные», являются общественной практикой человеческой цивилизации обусловленные допустимость, возможность, желательность, а подчас — необходимость их возникновения, изменения и прекращения, а также определения юридического содержания (прав и обязанностей сторон) преимущественно по воле их участников, то есть с исключением произвольного вмешательства каких-либо иных лиц, в том числе и в первую очередь — публичной власти. Действительно, гражданам (а где позволяет существо отношения — также их объединениям) может и должно быть «доверено» приобретать и использовать имущество, торговать, выполнять работы и оказывать услуги, создавать и использовать произведения литературы и искусства и изобретения, завещать и наследовать имущество, вступать в брак и воспитывать детей, наниматься на работу и предоставлять таковую своей волей и в своем интересе, всякий раз самостоятельно определяя условия осуществления таких действий. Попытки организации регулирования такого рода отношений на иных началах, допускающих или предполагающих возможность или обязательность подчинения поведения участников таких отношений воле не участвующего в них лица, как показывает история, или оказывались бесплодными, или становились причиной наступления столь плачевных последствий в регулируемой сфере, что их социальный вред многократно «перекрывал» те преимущества, на достижение которых было направлено такого рода вмешательство. Указанное свойство частных отношений обусловливается тем, что в них — и эту характеристику следует рассматривать в качестве важнейшего критерия разграничения частных и публичных отношений, положив её в основу определений соответствующих понятий, — преимущественно реализуются индивидуальные интересы их участников.

Отношения же в области государственного управления, охраны общественного порядка, властного разрешения споров, обороны и обеспечения общественной безопасности, обеспечения имущественной основы указанных сфер строить на основе свободного усмотрения сторон недопустимо. Данная область исключает как добровольность (по меньшей мере для одной из сторон правоотношения) вступления в отношение, так и возможность свободного определения его содержания; такие правоотношения предполагают одностороннее властное воздействие одного из участников отношения на другого, что обусловливает возможность злоупотребления со стороны управомоченного лица и, как следствие, необходимость скрупулезной законодательной регламентации всех мыслимых нюансов развития отношений с исчерпывающим определением прав и обязанностей обеих сторон, ибо в публичных отношениях реализуется (в отдельных случаях — наряду с индивидуальными интересами одного или нескольких его участников) публичный интерес, определенный Ю. А. Тихомировым как «признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит гарантией её существования и развития» [Тихомиров Ю. А. Публичное право. М., 1995. С. 55]. К. Ю. Тотьев счел необходимым в дефиниции публичного интереса раскрыть обе составляющие рассматриваемого понятия, определяя последнее как «жизненно необходимое состояние больших социальных групп (включая общество в целом), обязанность по реализации (достижению, сохранению и развитию) которого лежит на государстве» [Тотьев К. Ю. Публичный интерес в правовой доктрине и законодательстве // Государство и право. 2002. № 9. С. 25], и не связывая при этом публичный интерес с правом.

Критерий интереса (как исторически первый, выработанный юридической наукой) в принципе был объектом критики, в том числе обоснованной. Однако критика критерия интереса относилась, как правило, к такой его трактовке, согласно которой «публичное право служит общему благу, гражданское — частным интересам» [Муромцев С. А. Определение и основное разделение права // Избранные труды по римскому и гражданскому праву. М., 2004. С. 685]. При такой трактовке критерий интереса действительно уязвим, ибо право в целом и все его элементы призваны служить достижению баланса частных и публичных интересов, что отмечается и теоретиками права [см., напр.: Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М., 2000. С. 66-77], и правоприменительными органами [см.: Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие: Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1999 г. № С1-7/СМП-1341 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. № 2. С. 94-95], включая Европейский суд по правам человека. Между тем отмеченная уязвимость критерия интереса исчезает, если интерес рассматривать в качестве критерия разграничения не подсистем права, а регулируемых им областей общественных отношений. Положению о том, что ч. п. следует называть систему правовых норм, регулирующих отношения, в которых преимущественно реализуются индивидуальные интересы их участников, тогда как публичным правом следует называть систему правовых норм, регулирующих отношения, в которых (в том числе наряду с индивидуальными интересами одного или нескольких его участников) реализуется интерес общества в целом, нельзя противопоставить ни тезис о балансе интересов, ибо реализация в частном отношении частного интереса не противоречит требованию соблюдения баланса интересов ч. п., которое при регулировании частных отношений может, а зачастую — даже должно отступить от защиты частного интереса в пользу публичного, ни часто используемый пример о казенных поставках и подрядах, ибо публичный интерес в данном случае реализуется (или не реализуется) до возникновения подрядного отношения (на стадии принятия публичным субъектом решения о вступлении в такое отношение) и после его реализации (на стадии использования публичным субъектом результата реализации частного отношения), при этом отношения, возникающие на обеих стадиях регулируются именно публичным правом.

Важнейшим формальным признаком публичного правоотношения, не образующим вместе с тем существа феномена, является участие в нём хотя бы на одной из сторон такого субъекта, который действует в данном отношении в качестве агента публичной власти — носителя публичной функции. [Субъект, который действует в данном отношении в качестве агента публичной власти — носителя публичной функции, будет для краткости именоваться «публичным субъектом», а субъект, не обладающий указанными признаками, — «частным субъектом». Данная терминология позаимствована в монографии Д. В. Винницкого «Субъекты налогового права» (М., 2001. С. 67-72)]. Такими субъектами могут быть государство или муниципальное образование как целое, государственный или муниципальный орган, должностное лицо, а также специфический субъект, наделенный в силу закона в установленных обстоятельствах особыми публичными функциями. Так, поскольку «уплата налогов налогоплательщиками — юридическими лицами, по действующему налоговому законодательству, осуществляется преимущественно путем сдачи соответствующим банкам платежных поручений на перечисление налогов в бюджет», Конституционный Суд Российской Федерации указал, что «налоговое законодательство устанавливает публично-правовые обязанности банков в их отношениях с налогоплательщиками — юридическими лицами», а «государство … осуществляет контроль за порядком исполнения банками указанных публично-правовых функций» (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 г. № 24-П по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 11 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 42. Ст. 5211). В публичном же качестве «контрольно-ревизионной (надзорной) организации по уполномочию государства», как установил Конституционный Суд Российской Федерации, действует и аудиторская организация при осуществлении обязательной аудиторской проверки, ибо «хотя выбор аудиторской организации и оплата оказываемых ею услуг … опосредуются частно-правовой формой, по своим целям, предназначению и функциям обязательный аудит проводится … в общественном интересе» (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 апреля 2003 г. № 4-П по делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 7 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. № 15. Ст. 1416). В качестве агента публичной власти действует и нотариус, занимающийся частной практикой, ибо, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, «осуществление нотариальных функций от имени государства предопределяет публично-правовой статус нотариусов», включая «нотариусов, занимающихся частной практикой и в качестве таковых принадлежащих к лицам свободной профессии» (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 1998 г. № 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 2, 12, 17, 24 и 34 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате: // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 22. Ст. 2491). Отсутствие указанного формального признака (участие субъекта, действующего в данном отношении в качестве носителя публичной функции) в общественном отношении свидетельствует о его принадлежности к частным отношениям.

Использование предложенного критерия определения содержания понятия «частные правоотношения» — допустимость/желательность возникновения, определения юридического содержания, изменения и прекращения правоотношений по воле их участников, обусловленная реализацией в отношении частных интересов его участников, — является известной идеализацией рассматриваемых явлений. Однако в сфере общественных наук любые классификации неизбежно предполагают абстрагирование от некоторых особенностей изучаемых феноменов, а формулируемые закономерности отличаются вероятностным характером.

Так, и среди частноправовых отношений существуют такие, которые допустимо оставлять на усмотрение или взаимное согласие их участников лишь с оговорками или в известных, подчас весьма узких, пределах (например, деликтные, в принципе составляющие, впрочем, скорее патологию нежели норму общественных отношений), — именно такие отношения требуют сочетания диспозитивного и императивного регулирования. При этом, если в рамках подхода к определению рассматриваемых явлений непосредственно через ч. п. императивное регулирование рассматривается как внедрение публично-правовых начал в частноправовую сферу, что и дает повод некоторым авторам отстаивать тезис о бессмысленности разделения права на частное и публичное [см., напр.: Дедов Д. И. Соразмерность ограничения свободы предпринимательства. М., 2002. С. 122—147; Мальцев Г. В. Частные и публичные начала в общественной и правовой жизни: научная доктрина и практика // Гражданское и торговое право зарубежных стран. М., 2004. С. 718—759], то в рамках подхода к выявлению специфики ч. п. через регулируемые им отношения использование императивного метода регулирования частноправовых отношений нисколько не умаляет их частноправовой природы; так, императивное требование гражданского закона к форме сделок, с одной стороны, не порождает никакого особого правоотношения между участниками сделки и государством, и с другой стороны, не сообщает — само по себе — сделке (оплоту ч. п.!) никаких публично-правовых свойств. В связи с изложенным представляется некорректным именовать явление регулирования частных отношений с применением императивного метода «публицизацией» ч. п., что часто имеет место в литературе [см., напр.: Черданцев А. Ф. Теория государства и права. М., 2003. С. 219—220]; равным образом, представляется некорректным именовать «приватизацией» публичного права использование диспозитивного метода для регулирования публичных отношений [см., напр.: Бойцова В. В. Правовые средства защиты в публичном праве Великобритании // Правоведение. 1994. № 3. С. 64-65].

Критерий разграничения частного и публичного права следует искать в плоскости предмета правового регулирования, то есть общественных отношений, подвергающихся регулирующему воздействию со стороны права; таким критерием является характер интереса, преимущественно реализуемого участниками в соответствующем правоотношении (изложенный подход следует отличать от попытки разграничить частное и публичное право по линии интереса, защищаемого той или иной подсистемой права, ибо право как социальный институт призвано выражать коренные интересы всего общества в целом). При любом характере правового регулирования в обществе можно выявить частные отношения, с одной стороны, и публичные — с другой, объективно требующие воздействия соответствующими им правовыми методами, однако далеко не в любом обществе этому разграничению в теории и (или) на практике придается должное значение. Степень соответствия методов, используемых для правового регулирования тех или иных отношений, их существу, позволяет оценивать рассматриваемый правопорядок в целом с точки зрения адекватности воздействия на общественные отношения.

Вместе с тем отсутствуют «частноправовой» и «публично-правовой» методы правового регулирования. Корректно говорить лишь о преимущественном использовании диспозитивного регулирования частных отношений и императивного воздействия на отношения публичные, что не исключает в отдельных случаях вполне оправданного применения императивных норм для регулирования частных отношений (ибо в силу ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы могут быть ограничены законом в той мере, в какой это необходимо в конституционно значимых целях) и диспозитивных — для публичных; однако в таком случае не имеет место «публицизация» ч. п. или «приватизация» публичного, что часто можно встретить в научной и учебной литературе. «Публицизация» или «приватизация» могут иметь место лишь в рамках системы права в целом, выражаясь не в переводе тех или иных отношений из частных в публичные (что вряд ли возможно) или наоборот, а в создании дополнительных императивных норм и — в целях контроля за их реализацией — дополнительных публичных институтов и процедур («публицизация»), либо их упразднении («приватизация»).

Важным аспектом дифференциации частного и публичного права является институционализация их основных идей, начал и принципов в нормах, содержащихся в весьма существенной части в отраслевых кодифицированных законодательных актах, имеющих приоритет перед нормами соответствующих отраслей, включенными в акты текущего законодательства.

Институционализация обеих подсистем права заключается также в дифференциации процессуальных форм разрешения споров, возникающих в рамках отношений, регулируемых различными подсистемами права.

Развитие государственного управления в XX в. показало, что процессы усиления и расширения непосредственного государственного воздействия на частные отношения, несмотря на периодические колебания, имеют стойкую тенденцию ко все большему усложнению, что и является причиной развития и усложнения публичного права, ибо постоянно усложняется сама жизнь.