Ст 107 113 ук рф

Статья 113 УК РФ. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Новая редакция Ст. 113 УК РФ

Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Статье 113 УК РФ

1. По основным объективным и субъективным признакам состав данного преступления аналогичен посягательству, описанному в ст. 107. Различие имеется, во-первых, в объекте, которым является не жизнь, а здоровье человека, во-вторых, в объективной стороне — последствиями выступает тяжкий или средней тяжести вред здоровью. Санкция одинакова в случае причинения и того и другого вида вреда, что вряд ли оправданно.

2. Субъективная сторона причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта может выражаться только в умысле, что зафиксировано в тексте статьи. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Неосторожное причинение тяжкого или средней тяжести вреда в состоянии аффекта влечет УО по ст. 118. Умышленное причинение легкого вреда здоровью в состоянии аффекта влечет квалификацию по ст. 115. При назначении наказания учитывается обстоятельство, указанное в п. «з» ч. 1 ст. 61, — «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления», поскольку состояние аффекта в качестве общего смягчающего обстоятельства в ст. 61 не фигурирует.

3. Если от причиненного умышленно в состоянии аффекта тяжкого вреда наступила по неосторожности смерть, содеянное должно квалифицироваться по ст. 113 и 109. При этом, назначая наказание за неосторожное лишение жизни, суд должен сослаться на п. «з» ч. 1 ст. 61.

4. Преступление относится к категории небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 113 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. По основным объективным и субъективным признакам анализируемое преступление совпадает с деянием, предусмотренным ст. 107 УК РФ. Различия состоят в объекте преступления (им признается здоровье человека) и в общественно опасных последствиях (ими выступают тяжкий вред здоровью и средней тяжести).

2. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью двум или более потерпевшим в состоянии аффекта квалифицируется по ст. 113 УК, причем такое состояние виновного должно быть вызвано неправомерным или аморальным поведением обоих потерпевших.

3. В квалификации причинения в состоянии аффекта тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, возможны как минимум четыре варианта. Представляется, что правильным будет в этом случае привлекать виновного только за причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК РФ), поскольку вряд ли в таком состоянии лицо могло предвидеть, что его действия приведут к смерти потерпевшего. В состоянии сильного душевного волнения «поле» сознания виновного сужается, и, как правило, он предвидит только ближайшие последствия своих действий. Кроме того, при квалификации деяния по совокупности ст. ст. 113 и 109 УК РФ лицо будет наказываться строже, чем, например, в случае убийства в состоянии аффекта. Судебная практика также квалифицирует содеянное в рассматриваемой ситуации только по ст. 113 УК РФ.

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 107

Как и в предыдущем случае, объект и объективная сторона состава преступления совпадают с данными признаками, рассмотренными применительно к ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Убийство в состоянии аффекта традиционно относится к числу привилегированных. Основанием смягчения ответственности в данном случае выступает особое психоэмоциональное состояние виновного — сильное душевное волнение (аффект), вызванное виктимным поведением потерпевшего от преступления.

Законодатель использует понятия «сильное душевное волнение» и «аффект» в качестве равнозначных. Вместе с тем судебная практика придает им различный смысл. Аффект рассматривается лишь в качестве психолого-психиатрической характеристики состояния виновного во время убийства, служащей одним из доказательств наличия у него сильного душевного волнения. Вместе с тем само это сильное душевное волнение может и не сопровождаться аффектом.

Для определения психологического и психического состояния виновного в момент совершения преступления следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Однако указание экспертов на то, что состояние виновного в момент преступления не носило характера физиологического аффекта, не может в конкретном случае повлиять на объективную правовую оценку этого состояния, так как ее дает сам правоприменитель, учитывая при этом характер поведения потерпевшего, внезапность реализации умысла на убийство, иные обстоятельства дела.

Сильное душевное волнение представляет собой исключительно сильное, быстро возникающее и бурно протекающее кратковременное эмоциональное состояние, которое может быть охарактеризовано как «взрыв» эмоций в ответ на противоправное поведение потерпевшего, затрудняющее адекватное восприятие действительности и выбор лучшего варианта поведения в сложившейся ситуации.

Аффект является высшим проявлением сильного душевного волнения. В судебной психиатрии аффект классифицируется на патологический, который исключает вменяемость (см. комментарий к ст. 21 УК РФ), и физиологический, о котором речь идет в ст. ст. 107, 113 УК РФ. Эта градация основана на характере и степени влияния психического состояния на сознание и волю субъекта.

Физиологический аффект характеризуется торможением функций коры головного мозга и раскрепощением подкорковых центров, что приводит к нарушению сознательно-волевых процессов. Предвидение последствий своих деяний становится смутным; контроль за поведением — импульсивным, хаотичным, нецеленаправленным; нарушается внимание (оно становится прикованным к источнику аффекта); происходит мобилизация всех сил организма для эмоциональной разрядки, сопровождаемая мощным выбросом адреналина в кровь, повышенной двигательной активностью и прибавкой физической силы. Об аффекте свидетельствуют резкое снижение сознания с экспрессивным переживанием обиды, гнева, ярости, двигательный автоматизм, отрывочность восприятия с запамятованием многих деталей содеянного; выход из состояния аффективного возбуждения характеризуется типичной постаффективной астенией и эмоциональной реактивностью.

Обязательным признаком аффективного состояния является внезапность его возникновения. При решении вопроса, являлось ли сильное душевное волнение внезапно возникшим, следует исходить из совокупности конкретных обстоятельств дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в суде.

Согласно закону для возникновения сильного душевного волнения требуются специальные основания — противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Их отсутствие исключает возможность квалификации убийства по ст. 107 УК РФ, даже если виновный в момент совершения убийства находился в состоянии сильного душевного волнения. Основаниями сильного душевного волнения закон признает:

а) насилие, т.е. физическое или психическое воздействие на субъект преступления. Физическое насилие — это побои или умышленное неправомерное причинение физического вреда здоровью человека против или помимо его воли. Психическое насилие — это реальная, действительная угроза со стороны потерпевшего причинить вред правоохраняемым интересам субъекта преступления. Важно, что это насилие носит неправомерный характер; законные действия потерпевшего, даже связанные с причинением вреда физическому или психическому здоровью субъекта преступления, не являются основанием сильного душевного волнения в смысле ст. 107 УК РФ. Если насилие со стороны потерпевшего создавало право на необходимую оборону, то лишение жизни посягающего может образовывать состав преступления только при наличии признаков, предусмотренных в ст. 108 УК РФ; ст. 107 УК РФ в данном случае не применяется;

б) издевательство — это сознательное причинение нравственных страданий путем физического или психического (информационного) воздействия на человека; оно может носить разовый (например, злая насмешка) или длящийся (например, систематическое порицание, травля) характер;

в) тяжкое оскорбление — это грубое унижение чести, достоинства человека, которое можно считать достаточной причиной для возникновения аффекта. Тяжкое оскорбление может обладать всеми признаками состава преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ, в том числе и неприличной формой. Однако этого недостаточно для характеристики оскорбления как тяжкого. Необходимо, чтобы унижение чести и достоинства носило глубокий, циничный, исключительный характер, который оценивается в каждом конкретном случае с учетом всех иных обстоятельств дела. Более того, в силу сложившейся практики тяжким оскорблением могут быть признаны и действия, формально не содержащие признаков состава преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ (например, поведение потерпевшего, наблюдавшего процесс изнасилования и не препятствовавшего ему, не может быть оценено в отрыве от действий насильника, а потому признается унижающим честь и достоинство женщины и расценивается как тяжкое оскорбление);

г) иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего — это такое поведение, которое нарушает нравственные или правовые нормы. Это могут быть не связанные с применением насилия преступления (например, самоуправство, уничтожение или повреждение имущества и др.), иные правонарушения, а также безнравственные поступки (например, супружеская измена или систематическое пьянство). Важно, что убийство должно быть квалифицировано как совершенное в состоянии аффекта независимо от того, повлекли или могли повлечь эти действия тяжкие последствия для виновного или его близких;

д) длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, — это определенная совокупность негативных жизненных обстоятельств, связанных с поведением потерпевшего, которые осознаются виновным как нежелательные, психотравмирующие. Эта ситуация характеризуется длительным накоплением отрицательных эмоций и завершается психоэмоциональным взрывом, когда очередной эпизод поведения потерпевшего или иные действия (например, сообщение третьим лицом виновному о неизвестных ему фактах противоправного или аморального поведения потерпевшего) переполняют «чашу терпения».

Указанные в законе основания (насилие, издевательство, тяжкое оскорбление, противоправное или аморальное поведение, психотравмирующая ситуация) могут послужить причиной возникновения сильного душевного волнения лишь в сочетании с психологическими особенностями личности человека (активной позицией, ранимостью, ориентацией на принятые нормы поведения, потребностью защищать и т.д.). При этом виктимные действия потерпевшего могут быть направлены как непосредственно против виновного лица, так и против иных лиц.

При квалификации убийства в состоянии аффекта большое значение имеет время как признак объективной стороны преступления. Следует различать время возникновения основания сильного душевного волнения, время возникновения самого сильного душевного волнения, время возникновения и реализации умысла на убийство. Как правило, при классическом аффекте между отмеченными временными точками нет или существует крайне незначительный разрыв. Практика последовательно придерживается этого мнения: убийство в состоянии сильного душевного волнения предполагает отсутствие разрыва во времени между обстоятельствами, возбудившими душевное волнение, и последовавшим убийством, а в случае наличия такового его продолжительность должна устанавливаться с учетом конкретных обстоятельств дела. Вместе с тем включение в число оснований сильного душевного волнения психотравмирующей ситуации позволяет установить, что поведение, служащее основанием возникновения душевного волнения, может отстоять во времени от самого аффекта (в данном случае — кумулятивного). Главное, чтобы умысел на убийство возник и его реализация состоялась во время нахождения виновного в состоянии сильного душевного волнения.

Субъективная сторона убийства в состоянии аффекта характеризуется виной в форме внезапно возникшего прямого или косвенного умысла. Умысел может быть конкретизированным или неконкретизированным, в последнем случае квалификация содеянного осуществляется в соответствии с фактически наступившими последствиями. Неосторожное причинение смерти в состоянии аффекта влечет ответственность по ст. 109 УК РФ; состояние сильного душевного волнения в данном случае признается смягчающим наказание обстоятельством.

Мотивы убийства могут быть различными, они связаны с противоправным или аморальным поведением потерпевшего (месть, ревность и т.д.). Не влияя на квалификацию, они имеют важное доказательственное значение для установления сильного душевного волнения и могут быть учтены при назначении наказания.

Ошибка в личности потерпевшего не исключает ответственности по ст. 107 УК РФ.

Субъектом убийства в состоянии аффекта является физическое, вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста (субъект общий). Лица в возрасте от четырнадцати до пятнадцати лет за умышленное причинение смерти в состоянии сильного душевного волнения ответственности не несут.

Квалифицирующим признаком преступления является убийство в состоянии аффекта двух или более лиц (ч. 2 ст. 107 УК РФ). По ч. 2 ст. 107 УК РФ квалифицируется причинение смерти двум или более потерпевшим, если противоправные или аморальные действия, послужившие поводом к аффекту, совершены каждым из них. При этом в силу сложившейся практики не имеет значения, совершается ли одновременное лишение жизни двух или более лиц либо виновный совершает два или более аффектированных убийства с разрывом во времени. Если в ситуации убийства двух лиц в состоянии аффекта действия виновного не приводят к смерти одного из потерпевших, содеянное (по аналогии с рекомендациями Пленума Верховного Суда в части квалификации убийства по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ) следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 107, ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 107 УК РФ. В ситуации убийства двух или более лиц, когда состояние сильного душевного волнения было вызвано поведением лишь некоторых из них, ответственность наступает по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 107 и ст. 105 УК РФ. Умышленное причинение смерти в состоянии сильного душевного волнения одному потерпевшему и неосторожное причинение смерти другому лицу, чье поведение не связано с возникновением аффекта, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 107 и 109 УК РФ.

Совершение в состоянии сильного душевного волнения убийства при наличии признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, не меняет квалификации содеянного по ст. 107 УК РФ. По смыслу закона убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных пп. «а», «г», «е», «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Проблемы отграничения убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ), от смежных составов преступлений

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 03.06.2018 2018-06-03

Статья просмотрена: 285 раз

Библиографическое описание:

Кашпык-оол Д. Б. Проблемы отграничения убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ), от смежных составов преступлений // Молодой ученый. — 2018. — №22. — С. 229-232. — URL https://moluch.ru/archive/208/51098/ (дата обращения: 10.11.2018).

В данной статье рассмотрены проблемы отграничения убийства, совершенного в состоянии аффекта, от смежных составов. На основе проведенного исследования автором проведен анализ основных критериев отграничения ст. 107 УК РФ от смежных составов.

Ключевые слова: отграничение, убийство, аффект, насилие, издевательство, тяжкое оскорбление, превышение пределов необходимой обороны

В теории российского уголовного права и на практике следственных органов остро стоит вопрос об отграничении убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ) от смежных составов. Данное обстоятельство обусловлено рядом причин, однако необходимость обеспечения правильной квалификации преступлений, предусмотренных ст. 107 УК РФ, все же остается проблемным звеном для правоохранительных органов. Поэтому теоретическое исследование и обоснование основных проблем отграничения убийства, совершенного в состоянии аффекта от иных сходных составов может в дальнейшем послужить для работников правоохранительных органов отличным руководством для их службы.

Во-первых, важно рассмотреть проблемы разграничения убийства (ст. 105 УК РФ) и убийства, совершенного в состоянии аффекта. Мотивы совершения данных преступлений очень схожи. Согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» убийство не должно расцениваться как совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных п. п. «а», «г», «е» ч.2 ст.105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (в частности, множественность ранений, убийство в присутствии близких потерпевшему лиц), если оно совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения либо при превышении пределов необходимой обороны. Данное разъяснение Пленума ВС РФ позволяет сделать вывод о том, что ст. 107 УК РФ не применяется, если содержатся иные отягчающие обстоятельства, указанные в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Так, убийство одновременно не может быть совершено в состоянии аффекта и из корыстных или хулиганских побуждений. В таких аналогичных случаях данные деяния нельзя квалифицировать как убийство, совершенное в состоянии аффекта, поскольку для применения данной нормы Уголовного кодекса РФ нужно, чтобы преступление было совершенно именно в ответ на насилие, на издевательство, на тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего либо на иное противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Рассмотрим пример из судебной практики.

Так, в апреле 2016 года 40-летний, ранее судимый С., будучи в нетрезвом состоянии, стал высказывать претензии своему родному брату А. по поводу того, что тот злоупотребляет спиртными напитками. На этой почве между братьями произошла драка, во время которой С. нанес А. множественные удары по голове и телу строительным гвоздодером. От полученных ран А. скончался на месте.

В судебном заседании С. вину в совершенном преступлении признал частично и показал, что он причинил смерть брату в состоянии сильного душевного волнения и обороняясь от его действий, так как тот оскорблял его, выгонял из дома, нападал на него. Однако заключением судебной психолого-психиатрической экспертизы было установлено, что в момент совершения преступления С. не находился в состоянии аффекта, а был в состоянии простого алкогольного опьянения.

Приговором суда С. осужден к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменений [1].

Определенные сложности возникают при квалификации преступлений, предусмотренных ст.ст. 107, 108 УК РФ. Как замечают многие авторы, в данных составах причиной возникновения как аффекта, так и необходимой обороны выступает поведение потерпевшего [2]. Поэтому некоторые авторы считают, что критерием разграничения данных составов выступает характер насилия, который был применен к потерпевшему [3, с. 58], другие же предполагают, что таковым выступает цель преступления [4, с. 12], а третьи — по факту оконченности посягательства со стороны потерпевшего [5, с. 18].

Представляется, что при разграничении данных составов проблем не должно быть, нужно лишь, в первую очередь, уметь правильно определять смысл понятий «аффект» и «необходимая оборона». Во-вторых, как следует из Постановления Пленума ВС РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» обязательным признаком преступлений, совершаемых в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного действиями потерпевшего, является причинение вреда под влиянием именно указанного волнения, тогда как для преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны, этот признак (наличие аффекта) не обязателен. Наконец, в-третьих, при необходимой обороне, в отличие от состояния аффекта, у обороняющегося должны иметься основания для вывода о том, что имеет место реальная угроза посягательства.

Кроме указанных составов убийство, совершенное в состоянии аффекта важно разграничивать от причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК РФ). По замечанию А. Н. Попова: «Специфика преступлений, предусмотренных ст.ст. 107, 113 УК РФ, заключается прежде всего в том, что они всегда следуют как ответная реакция на соответствующее поведение потерпевшего. Это дало повод для вывода о том, что данные преступления могут быть совершены только путем активных действий» [6, с. 11–12].

Думается, что убийство, совершенное в состоянии аффекта, может быть совершено путем не только действия, но и бездействия. Возникает вопрос: «каким образом может быть совершено убийство в состоянии аффекта путем бездействия?». Представляется, что у виновного лица возникает состояние аффекта в ответ на противоправное и аморальное поведение потерпевшего, и он не выполняет то действие, которое обязан был выполнить. Рассмотрим следующий пример. Между бригадиром, работающим на линии, и электромонтером были неприязненные отношения. Бригадир каждый раз, приходя на работу, высказывал в адрес электромонтера оскорбительные высказывания, называл его «неудачником» и «нишей собакой». И как-то бригадир, высказав в оскорбительной форме, приказал отключить сети от питания электромонтера, который находился возле пульта управления питания электросети. Вместо того, чтобы отключить сети от питания, электромонтер, не выдержав очередного оскорбления со стороны бригадира, находясь в состоянии аффекта, убегает в подсобное помещение, не обесточив сеть, и в этот момент бригадир задевает контактную линию и погибает. Как мы видим, электромонтер обязан был отключить сети от питания, однако в тот момент, убегая с рабочего места, не выдержав очередных оскорблений бригадира, не понимал последствий своих действий, что и привело к смерти бригадира. Представляется, что при разграничении преступлений, предусмотренных ст.ст. 107,113 УК РФ проблем фактически не возникает. Здесь важно установить, что смерть потерпевшему была причинена в результате умышленных действий виновного лица.

Кроме этого, для отграничения причинения тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, от убийства в состоянии аффекта следует понимать, что разграничить рассматриваемые составы преступлений по объекту, объективной стороне или субъекту невозможно в связи с их схожестью. Убийство отграничивают от причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, по субъективной стороне составов преступлений. При совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к смерти потерпевшего выражается в форме неосторожности, нежели чем при убийстве в состоянии аффекта, которое совершается только умышленно. Рассмотрим проблему из следующей ситуации. Так, Ей двадцать семь лет. Десять из них Сайзана прожила со своим мужем, родила четырех сыновей: старшему 6 лет, младшему всего 7 месяцев. Жили, как она считала, дружно, если бы не склонность мужа к алкоголю. Однако, как показали в суде свидетели по делу, она и сама любила выпить рюмку, другую. А пьяную Сайзану муж опасался: она начинала буянить, бросалась драться. Ему часто доставалось от скандальной супруги. Так они и жили, дети подрастали в нездоровой обстановке, среди ругани и разборок матери по отношению к отцу. В один из таких вечеров, Сайзана, находясь в нетрезвом состоянии, увидела мужа в очередной раз пьяным, рассердилась, стала наносить ему удары кулаками по телу и лицу. Затем несколько раз ударила его по голове дужкой от кровати. В тот же вечер ее муж скончался от полученной травмы головы. В судебном заседании Сайзана не признала свою вину, указывая, что она совершила преступление в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта). Суд, изучив все собранные по делу доказательства, и дав им оценку, пришел к выводу о доказанности вины подсудимой в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью мужа, опасного для его жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего [7].

Подводя итог вышесказанному, отметим, что согласно уголовному закону России существует шесть оснований, вызывающих у виновного лица состояние сильного душевного волнения (аффекта), а насилие; издевательство; тяжкое оскорбление; противоправные действия; аморальные действия; длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. При этом, потерпевший отличается от других категорий потерпевших тем, что он своим противоправным или аморальным поведением сам провоцирует преступное посягательство. Кроме этого, убийство, совершенное в состоянии аффекта — это всегда умышленное преступление.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ, СОВЕРШЕННОЕ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА (ст.ст.107, 113 УК РФ)

Транскрипт

1 САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А. Н. ПОПОВ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, СОВЕРШЕННОЕ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА (ст.ст.107, 113 УК РФ) 2-е издание, исправленное и дополненное Санкт-Петербург

2 САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А. Н. ПОПОВ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, СОВЕРШЕННОЕ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА (ст.ст.107, 113 УК РФ) 2-е издание, исправленное и дополненное Санкт-Петербург

3 ББК Попов А. Н. Преступление, совершенное в состоянии аффекта (ст.ст. 107, 113 УК РФ). 2-е изд., испр. и доп. СПб., с. Р е ц е н з е н т ы Начальник УСО Ленинградской областной прокуратуры ст. советник юстиции И. Н. БОРИСОВА Доцент кафедры уголовного права юридического факультета СПбГУ канд. юрид. наук Н. И. МАЦНЕВ Работа посвящена исследованию проблем квалификации преступлений, совершенных в состоянии аффекта. Рассмотрены объективные признаки аффектированных преступлений. Уделено внимание отграничению преступлений, совершенных в состоянии аффекта, от некоторых смежных составов. Во втором издании учтены изменения, внесенные в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. 162-ФЗ. Рекомендуется специалистам в области уголовного права, преподавателям, аспирантам, студентам юридических вузов, практическим работникам правоохранительных органов. Санкт- Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2001 Санкт- Петербургский юридический институт Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2004 с изм. 5

4 Вместо введения В уголовном законодательстве России только за три преступления, совершенные в состоянии аффекта, установлена пониженная ответственность: это умышленное убийство (ст. 107 УК РФ), причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью (ст. 113 УК РФ). Состояние аффекта при совершении иных преступлений не признается смягчающим ответственность обстоятельством, хотя может быть расценено как обстоятельство, смягчающее наказание. Разница между обстоятельством, смягчающим ответственность, и обстоятельством, смягчающим наказание, заключается в следующем. Первое учитывается при конструировании состава преступления, и его наличие находит отражение в санкции статьи. Второе учитывается лишь при назначении наказания и не влияет на квалификацию содеянного. Например, п. з ч. 1 ст. 61 УК РФ предусматривает такое обстоятельство, смягчающее наказание, как противоправность или аморальность поведения потерпевшего. Следовательно, состояние аффекта, если оно вызвано противоправным или аморальным поведением потерпевшего, при совершении любого преступления признается обстоятельством, смягчающим наказание. И только при совершении убийства, причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью такое состояние признается обстоятельством, влияющим на квалификацию. Выделение этих преступлений в качестве самостоятельных составов объясняется, видимо, тем, что в состоянии аффекта чаще всего совершаются преступления именно против личности. Эмоциональный взрыв виновного, находящегося в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправильным поведением потерпевшего, направлен, как правило, на личность потерпевшего, на творца тех или иных действий, а не на его имущество или какие-либо иные блага. Преступления, совершенные в состоянии аффекта, относятся к умышленным. Основаниями для отнесения их к преступлениям со смягчающими обстоятельствами выступают два момента. Во-первых, противоправное или аморальное поведение потерпевшего, т. е. вина жертвы. Во-вторых, нахождение виновного лица в момент их совершения в состоянии аффекта. При отсутствии одного из данных обстоятельств нельзя квалифицировать содеянное, например, по ст. 107 УК РФ, т. е. как убийство, совершенное в состоянии аффекта. Иначе говоря, оба обстоятель- 6

5 ства должны быть установлены и доказаны в совокупности. Более того, необходимо, чтобы именно противоправное или аморальное поведение потерпевшего вызвало состояние аффекта виновного и непосредственно предшествовало ему. Таким образом, для квалификации содеянного по ст.ст. 107 и 113 УК РФ следует устанавливать: объективные обстоятельства, предшествовавшие преступлению, такие как неправомерное или аморальное поведение потерпевшего; помимо иных признаков состава преступления, наличие состояния аффекта виновного лица в момент совершения преступления; взаимосвязь преступления и поведения потерпевшего. Необходимо доказать тот факт, что именно поведение потерпевшего послужило поводом для ответных действий в отношении его. Потерпевший в аффектированных преступлениях, в отличие от многих иных преступлений, играет особую роль. Именно противоправное или аморальное поведение потерпевшего вызывает состояние аффекта у виновного, при котором у него возникает и реализуется умысел на убийство или причинение вреда здоровью потерпевшего. Поэтому большое значение приобретает выяснение нравственно-психологического облика потерпевшего, особенностей его поведения в быту, на работе, во взаимоотношениях с окружающими, семьей. Требуется специальное исследование личности потерпевшего от преступления в состоянии аффекта. По данным Б. В. Сидорова, 58,3% потерпевших характеризовались в целом отрицательно, 86,4% в период неправомерных действий находились в состоянии алкогольного опьянения. Мужчины составляли 88,4% от общего числа потерпевших. Наибольший процент потерпевших лица в возрасте до 30 лет, примерно 48%, затем, значительная часть, от 41 до 50 лет 21,4% 1. Статистические данные за гг. о преступлениях, совершенных в состоянии аффекта, по сведениям Российской криминологической ассоциации 2, представлены в табл. 1. Зарегистрировано Т а б л и ц а 1 Выявлено лиц, совершивших 1 Сидоров Б. В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение. Казань, С См.: Власть: криминологические и правовые проблемы. М., С

6 Статья УК преступлений преступление в состоянии аффекта Всего Краткий экскурс в историю развития уголовного законодательства России об ответственности за убийство в состоянии аффекта В Уложении 1845 г. имелась статья, на основании которой совершивший убийство в запальчивости или раздражении, но не случайно, а зная, что посягает на жизнь другого, подвергался каторге на срок от десяти до двенадцати лет. По закону 1871 г. это положение вошло в ч. 2 ст Статья текстуально была несколько изменена. К прежней редакции было добавлено указание еще на одно обстоятельство, уменьшающее виновность. Учитывалось, что раздражение вызывается или насильственными действиями, или тяжким оскорблением со стороны убитого. Наказание было смягчено. За данное деяние предусматривалась каторга на срок от четырех до двенадцати лет, вместо ранее бывшего срока от десяти до двенадцати лет 1. Н. С. Таганцев специально подчеркивал, что наказание за убийство не должно смягчаться, если умысел возник в состоянии аффекта, но само убийство было выполнено вполне хладнокровно и обдуманно, а также в тех случаях, когда обдуманное намерение было осуществлено в запальчивости и раздражении 2. В Проекте Уголовного Уложения аффектированные убийства выделены в особую группу, но этот вид убийства ограничен только теми случаями, когда преступное намерение возникло и было осуществлено в непрерывно продолжающемся возбужденном состоянии. Статья 387 Проекта Уголовного Уложения имела следующую редакцию: 8 1 См.: Таганцев Н. С. Лекции по русскому уголовному праву: Часть особенная. Спб., С Там же.

7 Виновный в убийстве, задуманном и выполненном в порыве сильного душевного волнения, наказывается: каторгою на срок не свыше восьми лет. Если такое состояние вызвано противозаконным насилием над личностью со стороны потерпевшего, то виновный наказывается: исправительным домом. Покушение наказуемо 1. Основание для снижения ответственности за убийство заключается, по мнению Редакционной Комиссии, в силе страсти, потемняющей умственные способности действующего и толкающей на преступление; действующий виновен в том, что уступил гневу или страху, которые мог бы преодолеть, но он заслуживает некоторого извинения, потому что действовал под влиянием всесильного порыва, его охватившего 2. Обращает на себя внимание тот факт, что Редакционная Комиссия в ч. 1 ст. 387 Проекта Уложения не увязывает состояние сильного душевного волнения с причинами, его вызвавшими. Из этого можно сделать вывод, что безусловное смягчение ответственности за убийство в состоянии аффекта предлагалось за само состояние виновного в момент совершения преступления, независимо от породивших его причин. Если же состояние аффекта было вызвано потерпевшим, то это еще больше, по мнению Комиссии, должно смягчать ответственность виновного. Интересно, что по первоначальному замыслу Комиссии поступками, которые юридически признаются основанием возникновения аффектированного состояния у виновного, могли быть насилие и оскорбление. Однако окончательно, ввиду значительного смягчения наказания, Комиссия решила ограничиться только одним понятием насилием 3. УК РСФСР 1926 г. предусматривал ответственность за убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжелым оскорблением со стороны потерпевшего. Санкция за данное деяние была в виде лишения свободы на срок до пяти лет или принудительных работ на срок до одного года. В УК РСФСР 1960 г. также имелись статьи, предусматри- 1 Уголовное Уложение. Проект Редакционной Комиссии и объяснения к нему. Спб., Т. 6. Гл Там же. 3 Там же. 9

8 вавшие ответственность за преступления, совершенные в состоянии сильного душевного волнения (ст.ст. 104 и 110 УК РСФСР). Статья 104 УК РСФСР Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения имела следующее содержание: Умышленное убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего, а равно вызванного иными противозаконными действиями потерпевшего, если эти действия повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких. Статья 110 УК РСФСР устанавливала ответственность за причинение умышленного тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения, в остальном повторяла ст. 104 УК РСФСР. Обращает на себя внимание тот факт, что содержательно статьи УК РСФСР, предусматривавшие ответственность за преступления, совершенные в состоянии аффекта, несколько отличаются от аналогичных статей УК РФ. Во-первых, перечень оснований, вызывающих состояние аффекта у виновного, был значительно уже. Так, в ст. 104 УК РСФСР названы три основания: насилие; тяжкое оскорбление; иные противозаконные действия. В то время как в ст. 107 УК РФ их шесть: насилие; издевательство; тяжкое оскорбление; противоправные действия; аморальные действия; длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Во-вторых, в УК РСФСР в диспозиции статьи предусматривались тяжкие последствия для виновного или его близких, которые явились или могли явиться следствием поведения потерпевшего. В УК РФ ничего не сказано о наступивших или возможных последствиях для виновного или его близких. В-третьих, согласно УК РСФСР противоправное или аморальное поведение потерпевшего должно быть направлено на 10

9 виновного или его близких; УК РФ о данном обстоятельстве вообще умалчивает. Это, естественно, ставит вопрос относительно направленности действий потерпевшего. В-четвертых, ст. 104 УК РСФСР содержала только одну часть, в то время как в ст. 107 УК РФ имеются две части. В новом законе убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, предусмотрено в отдельной части и наказывается лишением свободы на срок до пяти лет. Применение этого квалифицирующего признака может вызвать проблемы, требующие разрешения. В-пятых, убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, по УК РСФСР наказывалось лишением свободы на срок до пяти лет или исправительными работами на срок до двух лет. По УК РФ аналогичное преступление наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок. Тем самым была изменена оценка общественной опасности данного преступления. 2. Объективные признаки преступлений, совершенных в состоянии аффекта Преступления, совершенные в состоянии аффекта, являются преступлениями с так называемым материальным составом. Иначе говоря, конструкция составов убийства и причинения вреда здоровью в состоянии аффекта содержит три обязательных признака: 1) совершение деяния; 2) наступление последствий в виде смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью; 3) наличие причинно-следственной связи между деянием и наступившими последствиями. В данной работе представляется необходимым остановиться только на деянии и последствиях аффектированных преступлений. Причинная связь в преступлениях против жизни и здоровья требует специально исследования Деяние и последствия преступлений, совершенных в состоянии аффекта Деяние Специфика преступлений, предусмотренных ст.ст. 107, 113 УК РФ, заключается прежде всего в том, что они всегда сле- 11

10 дуют как ответная реакция на соответствующее поведение потерпевшего. Это дало повод для вывода о том, что данные преступления могут быть совершены только путем активных действий. Так, В. И. Ткаченко пишет: Преступления против жизни и здоровья, предусмотренные ст.ст. 104, 110 УК РСФСР, совершаются только путем активных действий. Поскольку для аффекта характерна импульсивность действий, последние обычно состоят из множества физических актов, выражающихся в стереотипном нанесении ударов, как правило, руками и ногами в различные части тела потерпевшего, в отдельных случаях в его удушении 1. По нашему мнению, иногда преступления в состоянии аффекта могут быть совершены и путем бездействия. Не очень трудно представить себе ситуацию, когда в ответ на неправомерное поведение потерпевшего у виновного возникает состояние аффекта и он не выполняет то действие, которое обязан был выполнить. Например, электромонтер, находящийся возле пульта управления питания электросети, получает от бригадира, работающего на линии, указание о скорейшем отключении сети от питания, высказанное в оскорбительной форме. Вместо выполнения указания он, находясь в состоянии сильного душевного волнения, убегает с рабочего места в подсобное помещение, не обесточив сеть, безразлично относясь к возможным последствиям своих действий. В этот момент бригадир задевает контактную линию и погибает. Что исключает применение в данном случае ст. 107 УК РФ? Все необходимые условия для этого имеются, несмотря на то, что смерть потерпевшему была причинена в форме бездействия. Последствия В результате совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения могут наступить самые разнообразные последствия от побоев до смерти потерпевшего. За умышленное причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта установлена по- 1 Ткаченко В. И. Ответственность за умышленные преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта. М., С

11 ниженная ответственность. Какая должна быть ответственность за преступление, совершенное в состоянии аффекта, в случае наступления других последствий закон умалчивает. Например, в законе ничего не говорится об ответственности за причинение в состоянии аффекта тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, за нанесение легкого вреда здоровью или побоев. Отсюда на практике могут возникать квалификационные проблемы. Прежде чем мы перейдем к их рассмотрению, сравним санкции некоторых статей (табл. 2). Это поможет нам при анализе квалификационных проблем, связанных с последствиями преступлений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения. Т а б л и ц а 2 Сравнительная степень Статья УК РФ суровости 1 Ч. 1 ст. 105 умышленное причинение смерти Предусмотренная санкция Лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет 2 Ч. 4 ст. 111 умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего 3 Ч. 1 ст. 111 умышленное причинение тяжкого вреда здоровью 4 Ч. 1 ст. 112 умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести 5 Ч. 1 ст. 107 убийство, совершенное в состоянии аффекта 6 Ч. 1 ст. 109 причинение смерти по неосторожности 7 Ст. 113 причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта 8 Ч. 1 ст. 118 причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности Лишение свободы на срок от пяти до пятнадцати лет Лишение свободы на срок от двух до восьми лет Арест на срок от трех до шести месяцев или лишение свободы на срок до трех лет Ограничение свободы на срок до трех лет или лишение свободы на тот же срок Ограничение свободы на срок до трех лет или лишение свободы на тот же срок Ограничение свободы на срок до двух лет или лишение свободы на тот же срок Минимум штраф в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда. Максимум арест на срок от трех до 13

12 9 Ст. 115 умышленное причинение легкого вреда здоровью 10 Ч. 3 ст. 118 причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности шести месяцев Минимум штраф в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда. Максимум арест на срок от двух до четырех месяцев Минимум штраф в размере от пятидесяти минимальных размеров оплаты труда. Максимум арест на срок до трех месяцев 11 Ст. 116 побои Минимум штраф в размере от двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда. Максимум арест на срок до трех месяцев Как мы видим, наиболее сурово из всех рассматриваемых преступлений наказывается умышленное причинение смерти, а наименее сурово причинение побоев. Санкции же за преступления, совершенные в состоянии аффекта, находятся посередине таблицы, занимая по степени суровости 5-е и 7-е место. В настоящее время законом предусмотрены в качестве последствий преступлений, совершенных в состоянии аффекта, в ч. 1 ст. 107 УК РФ убийство потерпевшего, а в части второй этой статьи убийство двух или более лиц. В ст. 113 УК РФ также предусматриваются два последствия, но в одной части статьи это причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего. Представляется, что необходимо дифференцировать ответственность за причинение вреда здоровью в зависимости от его тяжести (тяжкий или средний), предусмотрев ее в различных частях ст. 113 УК РФ. Не исключены ситуации, когда виновные в причинении вреда здоровью средней тяжести будут наказываться значительно строже, чем виновные в причинении тяжкого вреда. Говорить в этом случае о соблюдении принципа справедливости, индивидуализации ответственности просто не приходится. Современная законодательная практика некоторых стран СНГ идет по пути дифференциации ответственности. Так, действующий Уголовный кодекс Республики Казахстан в ст. 108 предусматривает две части. Причинение вреда здоровью средней тяжести в состоянии аффекта наказывается арестом до трех месяцев, а причинение тяжкого вреда при аналогичных обстоятельствах до двух лет лишения свободы. В то время как по 14

13 УК РФ максимальное наказание за причинение в состоянии аффекта и вреда средней тяжести, и тяжкого одно до двух лет лишения свободы. Иногда в судебной практике возникает вопрос о квалификации деяния, совершенного в состоянии аффекта, когда виновный в аффектированном преступлении причиняет тяжкий вред здоровью потерпевшего, но в результате дальнейшего развития причинно-следственной связи наступает смерть потерпевшего. Например, виновный в ответ на противоправное насилие со стороны потерпевшего бьет последнего ножом в бедро. Нож попадает в бедренную артерию, и потерпевший погибает от кровопотери. При обычных обстоятельствах содеянное было бы квалифицировано по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Однако для преступления в состоянии аффекта аналогичного состава законом не предусматривается. Спрашивается, как поступать в подобных случаях? Можно предположить как минимум четыре варианта решения проблемы. Первый квалификация по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Второй квалификация по ст. 113 УК РФ и дополнительно по ст. 109 УК РФ. Третий квалификация по ст. 107 УК РФ. Четвертый квалификация по ст. 113 УК РФ. Квалификацию по ч. 4 ст. 111 УК РФ нельзя признать правильной потому, что для причинения тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта имеется в законе привилегированный состав, который и подлежит применению в необходимых случаях. Игнорирование его должно признаваться грубейшим нарушением норм материального права. Неверно квалифицировать по совокупности составов, по ст.ст. 113 и 109 УК РФ, поскольку вряд ли виновный в состоянии аффекта мог предвидеть, что его действия приведут к смерти потерпевшего. В состоянии сильного душевного волнения поле сознания виновного сужается и, как правило, он предвидит только ближайшие последствия своих действий. Кроме того, при такой квалификации виновный будет наказываться строже, чем, например, в случае причинения умышленного убийства в состоянии аффекта. В самом деле, санкция за умышленное убийство в состоянии сильного душевного волнения до трех лет лишения свободы, а санкция за причинение тяжкого вреда здоровью до двух лет лишения свободы и за неосторожное причинение смерти до трех лет лишения свободы, что в совокупности дает пять лет лишения свободы. Квалификация по ст. 107 УК РФ неприменима потому, что у 15

14 виновного не было умысла по отношению к смерти потерпевшего. Представляется, что в этом случае виновный должен отвечать только за причинение вреда здоровью в состоянии аффекта, несмотря на то, что в результате его действий наступила смерть потерпевшего, поскольку все иные варианты оказываются заведомо неправильными. Судебная практика идет именно по данному пути квалификации содеянного в случае совершения преступления в состоянии аффекта. Так, президиум одного городского суда по протесту заместителя Председателя Верховного суда РСФСР приговор и кассационное определение изменил, переквалифицировав действия Ермакова с ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (ч. 4 ст. 111 УК РФ) на ст. 110 УК РСФСР (ст. 113 УК РФ). Материалами дела установлено, что Ермаков избил Алексеева, когда застал его в постели со своей женой. Избиение было прекращено вмешательством соседки. Смерть потерпевшего наступила на следующий день от тяжких телесных повреждений, полученных в результате избиения. Как пояснил Ермаков, факт нахождения жены в постели вместе с Алексеевым был для него неожиданным, их поведение вызвало у него сильное возмущение, он потерял контроль над собой и нанес им побои. Извлечение из уголовного дела было опубликовано под заголовком Если тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, причинены в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, то действия виновного подлежат квалификации по ст. 110 УК РСФСР 1. Аналогичные решения принимают суды других стран. Например, Верховный суд Украины по делу Ш. отметил, что умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, но совершенное в состоянии сильного душевного волнения, влечет ответственность по ст. 103 УК Украины (ст. 113 УК РФ), а не по ч. 3 ст. 101 УК Украины (ч. 4 ст. 111 УК РФ) 2. Может возникнуть вопрос о квалификации содеянного при обстоятельствах, когда виновный в аффектированном преступлении причиняет вред здоровью средней тяжести, однако в ходе дальнейшего развития причинно-следственной связи наступает смерть потерпевшего. Например, в ответ на противоправное насилие со стороны потерпевшего виновный наносит ему удары и причиняет средней тяжести вред здоровью, в результате чего 1 Постановления и определения по уголовным делам Верховного суда РСФСР гг. М., С См.: Сташис В. В., Бажанов М. И. Личность под охраной уголовного закона. Симферополь, С

15 потерпевший теряет сознание. Смерть потерпевшего наступает от асфиксии от полученных повреждений пошла горлом кровь и он захлебнулся. Как в подобных случаях квалифицировать содеянное: по ст. 113 и ст. 109 УК РФ, поскольку неосторожное причинение смерти не охватывается признаками состава преступления, предусмотренного ст. 113 УК РФ; по ст. 109 УК РФ, поскольку в этом случае наступают более тяжкие последствия, чем причинение вреда здоровью в состоянии аффекта, которые и подлежат вменению виновному лицу; или по ст. 113 УК РФ? Представляется, что первый и второй варианты квалификации неприемлемы. Совокупности преступлений здесь не может быть, так как она фактически исключается и в случае наступления более тяжких последствий при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. Невозможна квалификация содеянного и по ст. 109 УК РФ, поскольку наказание будет более суровым, чем при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. Остается только квалификация по ст. 113 УК РФ. Таким образом, можно сделать следующий вывод. Если потерпевшему был причинен вред здоровью (средний или тяжкий) и в результате дальнейшего развития причинно-следственной связи наступила его смерть (при неосторожной форме вины субъекта преступления к смерти потерпевшего), то деяние виновного квалифицируется только по ст. 113 УК РФ. Закон не предусматривает ответственность за причинение в состоянии аффекта легкого вреда здоровью, а также за нанесение побоев. Возникает вопрос, а как квалифицировать подобные деяния? Теоретически возможны два пути решения проблемы. Первый. Виновного необходимо привлекать к ответственности соответственно по ст.ст. 115 или 116 УК РФ. Второй. Причинивший легкий вред здоровью потерпевшего в состоянии аффекта или нанесший ему побои в состоянии аффекта не подлежит уголовной ответственности. М. Д. Шаргородский предложил в таких случаях квалифицировать содеянное по ст. 112 УК РСФСР (ст. 115 УК РФ) с учетом положений Общей части на том основании, что УК особо не предусматривает нанесение легкого телесного повреждения в 17

16 состоянии сильного душевного волнения 1. На наш взгляд, этот аргумент более подходит для противоположного вывода. Раз не предусмотрена ответственность значит и привлекать к уголовной ответственности нельзя. К сожалению, других аргументов М. Д. Шаргородским высказано не было. В. И. Ткаченко, анализируя судебную практику, приходит к выводу, что данный вопрос решается неоднозначно. В некоторых случаях суды принимают решение об отсутствии уголовной ответственности за причинение легкого вреда здоровью в состоянии аффекта. В других привлекают к уголовной ответственности, но учитывают состояние аффекта только как обстоятельство, смягчающее наказание. Сам он полагает, что поскольку в статье о причинении легкого вреда здоровью не назван мотив, то любое умышленное причинение подобного вреда здоровью охватывается ст. 112 УК РСФСР (ст. 115 УК РФ), и предлагает состояние аффекта рассматривать как обстоятельство, смягчающее наказание 2. Представляется, что это неправильное решение вопроса. На наш взгляд, мотив преступления в данном случае абсолютно ни при чем. Мы должны принимать во внимание наличие (отсутствие) в УК преступления с привилегированным составом. По логике вещей, если аффект имеет значение для квалификации таких преступлений, как причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, то тем более он должен учитываться, если причинен легкий вред или побои. Он и учитывается в том смысле, что совершение данных преступлений в состоянии аффекта не влечет за собой уголовной ответственности. Практика квалификации легкого вреда здоровью и побоев, причиненных в состоянии аффекта, достаточно противоречива. Так, по делу Верещака было установлено, что он в состоянии сильного душевного волнения несколько раз ударил потерпевшего палкой. Народный суд привлек его к ответственности за умышленное нанесение побоев. Судебная коллегия и президиум областного суда оставили приговор без изменения. Заместитель прокурора республики принес протест по тому основанию, что закон не предусматривает уголовной ответственности за нанесение побоев в состоянии сильного душевного волнения, внезапно возникшего вследствие противозаконных действий потерпевшего. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда 1 Курс советского уголовного права: В 5 т. Т. 3: Часть Особенная / Отв. ред. Н. А. Белеев, М. Д. Шаргородский. Л., С Ткаченко В. И. Указ. соч. С

17 протест был удовлетворен и дело в отношении Верещака прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления 1. В другом случае, по делу Ч., в Постановлении Президиума Верховного суда РСФСР было сказано, что причинение умышленного легкого телесного повреждения под влиянием внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего, не освобождает виновного от уголовной ответственности, а является лишь обстоятельством, смягчающим ответственность 2. На наш взгляд, решение данной проблемы должно быть следующим. Преступление против жизни и здоровья считается совершенным при обстоятельствах, смягчающих ответственность, если оно совершено в состоянии аффекта, вызванного противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Если закон не предусматривает ответственность за причинение легкого вреда здоровью потерпевшего в состоянии аффекта или нанесение ему побоев, то это означает, что ответственность за подобные деяния не должна наступать. Исходя из санкций статей, предусматривающих ответственность за преступления против жизни и здоровья, следует сделать вывод, что общественная опасность преступлений в состоянии аффекта, в отличие от обычных преступлений, значительно ниже. Например, если мы сравним верхний предел санкции за простое умышленное убийство и за убийство в состоянии аффекта, то окажется, что с точки зрения законодателя общественная опасность убийства, предусмотренного ст. 107 УК РФ, ниже общественной опасности преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, в пять раз (!). Ведь как общеизвестно, санкция, по мысли законодателя, отражает уровень общественной опасности преступления. Если следовать этой логике, то мы вынуждены будем признать, что и общественная опасность причинения легкого вреда здоровью и нанесения побоев в состоянии аффекта в пять раз ниже общественной опасности соответствующих преступлений с простым составом. Это означает, что хотя формально в деянии виновного и будут признаки состава преступления, предусмотренного ст.ст. 115 или 116 УК РФ, однако на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ и в соответствии с п. 2 ст. 5 УПК РСФСР совершивший данное деяние уголовной ответственности подлежать не должен. 1 Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел. М., С Бюллетень Верховного суда РСФСР С

18 В состоянии аффекта могут быть причинены по н е о ст о- р о ж н о с т и смерть, тяжкий или средней тяжести вред здоровью потерпевшего. Необходимо ли квалифицировать содеянное по статьям УК, предусматривающим ответственность за неосторожное причинение последствий, или к уголовной ответственности в этом случае привлекать не следует, учитывая особое эмоциональное состояние виновного, вызванное неправильным поведением потерпевшего? По нашему мнению, состояние сильного душевного волнения должно учитываться как обстоятельство, смягчающее наказание, при квалификации по ст. 109 и ч. 1 ст. 118 УК РФ. При этом необходимо иметь в виду следующее. Исключать в подобных случаях уголовную ответственность полностью нельзя, как при причинении легкого вреда здоровью или побоев в состоянии аффекта, так как даже неосторожное причинение тяжкого вреда признается законом более общественно опасным деянием, чем умышленное причинение легкого вреда здоровью. Однако поскольку санкция за неосторожное причинение вреда здоровью средней тяжести ниже, чем за умышленное причинение легкого вреда, то тем самым закон признает, что данное преступление менее общественно опасно, чем преступление, предусмотренное ст. 115 УК РФ. А так как мы пришли к выводу, что причинение легкого вреда здоровью в состоянии аффекта не влечет за собой уголовной ответственности, то мы должны согласиться с тем, что и причинение по неосторожности в состоянии аффекта вреда средней тяжести также не должно влечь за собой уголовную ответственность. Вышесказанное можно представить в виде таблицы (табл. 3). В состоянии аффекта виновный причинил Умышленный легкий вред здоровью Побои Умышленный тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего Умышленный вред здоровью 20 Квалификация Т а б л и ц а 3 Не подлежит ответственности в силу малозначительности деяния Не подлежит ответственности в силу малозначительности деяния По ст. 113 УК РФ, состояние аффекта находит отражение при квалификации содеянного По ст. 113 УК РФ, состояние аффекта

19 средней тяжести, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего Смерть по неосторожности Тяжкий вред здоровью по неосторожности Средней тяжести вред здоровью по неосторожности находит отражение при квалификации содеянного По ст. 109 УК РФ, состояние аффекта учитывается при назначении наказания По ч. 1 ст. 118 УК РФ, состояние аффекта учитывается при назначении наказания Не подлежит ответственности в силу малозначительности деяния 2.2. Основания возникновения аффекта у обвиняемого Особенностью составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 107 и 113 УК РФ, является то, что помимо вышерассмотренных признаков в наличии должны быть дополнительные критерии, характеризующие поведение потерпевшего как виктимное. По мнению большинства исследователей, основаниями выделения привилегированного состава убийства в состоянии аффекта служит неправомерное поведение потерпевшего, вызвавшее у виновного состояние аффекта. История развития законодательства об ответственности за преступления против жизни свидетельствует о том, что российский законодатель всегда выделял убийство в состоянии сильного душевного волнения в качестве привилегированного состава. Отличия были только в перечне оснований для подобного выделения. И если первоначально законодатель не называл такие основания, считая достаточным сам факт совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения, то постепенно наметились обстоятельства, которые были обязательными для привилегированного состава. Со временем бесспорным основанием для выделения привилегированного состава стало насилие со стороны потерпевшего, вызвавшее состояние сильного душевного волнения. В советский период развития уголовного права основаниями для выделения привилегированного состава стали уже признавать как насилие, так и оскорбление со стороны потерпевшего, вызвавшие состояние аффекта. Так было до принятия УК РСФСР 1960 г. В Уголовном кодексе 1960 г., в статьях, предусматривавших ответственность за преступления, совершенные в состоянии сильного душевного волнения, помимо насилия и тяжкого оскорбления со стороны потерпевшего было названо 21

20 еще одно обстоятельство иные противозаконные действия потерпевшего, если эти действия повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких. В УК РФ 1996 г. таких оснований, как мы отмечали, стало уже шесть. Вроде бы положительная тенденция развития законодательства об ответственности за преступления, совершенные в состоянии аффекта, не вызвала особого энтузиазма у некоторых исследователей. Так, А. Н. Красиков отмечает, что увеличение в диспозиции ст. 107 УК РФ 1996 г. перечня оснований, провоцирующих аффект, каждое из которых является самостоятельным, вызывает, на наш взгляд, трудную их различаемость. как нам представляется, законодателю целесообразно четче определить обстоятельства, способные вызвать у человека состояние аффекта 1. Полагаем, данное замечание небеспочвенно. Поэтому будет правильным рассмотреть каждое основание независимо от того, имелось ли оно в законе ранее или вновь принято, чтобы попытаться определиться с содержанием и особенностями всех оснований, а также с их соотношением. Насилие Что понимается под насилием применительно к ст.ст. 107, 113 УК РФ? Только физическое насилие или также и психическое? Если под понятие насилия подпадает и психическое насилие, то каково его содержание? Иначе говоря, чем должен угрожать потерпевший, чтобы данное психическое насилие могло быть принято в качестве основания для возникновения сильного душевного волнения в смысле ст.ст. 107, 113 УК РФ? Кому и чем должен угрожать потерпевший? Только виновному или и другим лицам? Если другим, то ограничен ли каким-либо критерием круг данных лиц? Насилие может быть любым или обязательно требуется, чтобы оно было преступным, а может быть, достаточно его противоправности? Вот далеко не полный перечень вопросов, возникающих применительно к понятию насилие в диспозиции статей, предусматривающих ответственность за преступления, совершенные в состоянии аффекта. В социологии насилие это применение индивидом или со- 1 Красиков А. Н. Ответственность за убийство по российскому уголовному праву. Саратов, С

21 циальной группой различных форм принуждения в отношении других индивидов, социальных групп с целью приобретения или сохранения экономического или политического господства, завоевания тех или иных прав или привилегий 1. В настоящее время под насилием в уголовном праве обычно понимается беззаконное применение силы, принудительное, т. е. против воли другого лица, воздействие на него 2. Доктрина уголовного права разделяет насилие на две категории: 1) насилие физическое и 2) насилие психическое. Ф и з и ч е с к о е насилие это любое общественно опасное и противоправное непосредственное воздействие на жизнь и здоровье человека, его права и свободы 3. П с и х и ч е с к о е насилие это, как правило, угроза применения физического насилия. Иногда психическое насилие толкуют несколько шире. Например, под психическим насилием понимают также и угрозу уничтожения или повреждения имущества, распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких 4. На наш взгляд, психическое насилие можно определить как совершенное в любой форме помимо или против воли или сознания потерпевшего противоправное психическое на него воздействие. Эквивалент насилия воздействие. Может быть или физическое, или психическое воздействие. Физическое воздействие это воздействие путем применения физической силы. Психическое воздействие это воздействие сознанием и волей, т. е. путем применения психических сил человека. Следует отметить, что в уголовном праве необходимо различать также такие понятия, как насилие и нападение. Нападение это открытое или скрытое неспровоцированное агрессивно-насильственное воздействие на указанные в законе объекты или лица 5. В судебной практике под нападением понимаются действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной 1 Российская социологическая энциклопедия. М., С Словарь по уголовному праву. М., С Там же. С Там же. 5 Там же. С

22 угрозы его немедленного применения 1. Иначе говоря, Пленум Верховного суда РФ в данном случае ограничивает понятие нападения только физическим насилием и угрозой применения физического насилия. Следовательно, можно сделать вывод о том, что угроза иными формами воздействия на потерпевшего, по мнению Пленума Верховного суда РФ, не охватывается понятием нападение. В настоящее время подавляющее большинство авторов исходит из того, что под насилием применительно к ст.ст. 107, 113 УК РФ должно пониматься как физическое, так и психическое воздействие на человека. В то же время имеется и противоположная позиция. Например, Н. И. Загородников ограничивает понятие насилие только физическим воздействием 2. Аналогичный вывод делает В. И. Ткаченко. Он указывает, что если аффект возник в результате угрозы насилием, которая сама по себе не является противозаконным действием, например, угрозы причинить менее тяжкое или легкое телесное повреждение, либо в результате угрозы совершить изнасилование, кражу, уничтожение или повреждение имущества не путем поджога, то совершенное под его влиянием преступление нельзя квалифицировать по названным нормам 3. В литературе высказывается и такое суждение: Угроза, как и насилие, является самостоятельным признаком составов преступлений. Они не объединяются в одно понятие. Стало быть, психическое насилие научная категория и как таковая не имеет юридического значения. Исходя из сказанного и применяя буквальное толкование нормы, следует сделать вывод, что насилие как признак названных выше составов предполагает только физическое воздействие на человека 4. Вряд ли можно согласиться с тем, что психическое насилие это только научная абстракция, не имеющая юридическо- 1 О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм. Постановление Пленума Верховного суда РФ от г. 1 // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Россиийской Федерации) по уголовным делам. М., С Загородников Н. И. Преступления против здоровья. М., С Ткаченко В. И. Указ. соч. С Ткаченко Т. Уголовно-правовое значение аффекта // Законность

23 го значения, в то время как во многих составах преступлений в качестве конструктивного признака названа угроза, например в ст. 119 УК РФ. По нашему мнению, поскольку закон специально не оговаривает, что насилие должно быть только физическим, есть все основания понимать под насилием как физическое, так и психическое противоправное воздействие. Данный вывод следует из анализа понятия насилие, сделанного выше. Кроме того, в литературе насилие также имеет двойной смысл. Под ним понимается как физическое насилие, так и психическое. Например, в Словаре русского языка С. И. Ожегова сказано, что насилие это: 1. Применение физической силы к кому-нибудь. 2. Принудительное воздействие на кого-нибудь. 3. Притеснение, беззаконие 1. Поэтому более правильно при толковании понятия насилие исходить из того, что это родовое понятие для обоих видов насилия: физического и психического. Каково содержание психического насилия, или чем должен угрожать потерпевший, чтобы содеянное было признано основанием аффекта в смысле ст.ст. 107, 113 УК РФ? Исследователи данной проблемы разделились на два лагеря: узкого и широкого понимания психического насилия в преступлениях, совершенных в состоянии аффекта. Сторонники первого подхода относят к психическому насилию только угрозу применения физического насилия. Другие считают, что содержание психического насилия в данном случае не ограничивается угрозой применения физического насилия, а включает в себя и иные действия. Например, С. В. Бородин делает вывод, что психическое насилие может выражаться в угрозе причинить физическое насилие, огласить заведомо клеветнические позорящие сведения и других аналогичных действиях 2. Этой же позиции придерживается И. Я. Козаченко. Психическое насилие, как он полагает, выражается в угрозе применить физическое насилие, распространить клеветнические измышления и т. п. 3 Некоторые авторы раскрывают содержание психического 1 Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., С Бородин С. В. Преступления против жизни. М., С Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А. И. Бойко. Ростов н/д, С

24 насилия иначе. Например, О. Ф. Шишов отмечает, что под насилием, о котором в данном случае идет речь, следует понимать как физическое насилие, так и угрозу его применения 1. Аналогичную позицию занимает В. В. Ераксин. Он пишет: Под насилием в данном случае следует понимать как физическое насилие (побои, телесные повреждения, лишение свободы и т. п.), так и психическое насилие (угроза применения любого физического насилия) 2. Представляется, что применительно к преступлениям, совершаемым в состоянии аффекта, более обоснованной является позиция сторонников узкого подхода. Как мы отмечали выше, понятие психическое насилие включает в себя любые виды противоправного психического воздействия на потерпевшего. В том числе и угрозу распространения позорящих сведений, и угрозу повредить или уничтожить имущество. Однако дело в том, что в ст.ст. 107, 113 УК РФ наряду с понятием насилие употреблены другие понятия, которые характеризуют основания, могущие вызвать состояние аффекта, в частности, иные противоправные действия. Поэтому будет более правильным относить угрозу применения физического насилия к понятию насилие, а другие виды угроз к понятию иные противоправные действия. Мы в данном вопросе солидарны с Л. А. Андреевой, которая считает, что встречающееся в юридической литературе утверждение, что под понятие психического насилия подпадает и угроза распространения позорящих сведений, представляется неверным. По ее мнению, угроза распространения позорящих сведений, как и угроза уничтожения имущества, может рассматриваться как иные противоправные действия 3. Полагаем, что по своему характеру насилие в составах преступлений, совершаемых в состоянии аффекта, ближе всего к понятию нападение, под которым, как отмечалось выше, понимается как физическое насилие, так и угроза применения физического насилия. 1 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / А. В. Арендаренко, Н. Н. Афанасьев, В. Е. Батюкова и др. М., С Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. И. Радченко, А. С. Михлина. М., С Андреева Л. А., Рогачевский Л. А. Расследование убийств и тяжких телесных повреждений, совершенных в состоянии сильного душевного волнения (вопросы квалификации и доказывания). Л., С

25 Каким должно быть насилие: противоправным или преступным? В диспозиции ст. 104 УК РСФСР в качестве оснований, могущих вызвать у виновного состояние сильного душевного волнения, назывались насилие, тяжкое оскорбление, а равно иные противозаконные действия. В действующей редакции статьи последнее из перечисленных оснований заменено на противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего. Как свидетельствует анализ уголовно-правовой литературы, понятие насилие авторы толковали неоднозначно, исходя из понятия противозаконность действий потерпевшего. Одни рассматривали понятие противозаконность как противоположность законности. Например, С. В. Бородин отмечал, что характерная черта насилия противозаконность действий потерпевшего. В связи с этим не может быть квалифицировано по ст. 104 УК РСФСР (ст. 107 УК РФ. А. П.) убийство, совершенное в таком состоянии лицом, которое подвергалось насилию на законном основании 1. Некоторые исследователи, комментировавшие ст. 104 УК РСФСР, отталкиваясь от редакции статьи, утверждали, что насилие, а равно тяжкое оскорбление, вызывающее состояние сильного душевного волнения, должны быть по своему характеру противозаконными 2. Можно сделать вывод, что понятие противозаконные ими толковалось как уголовно-противозаконные. Например, В. И. Ткаченко считал, что насилие по своему характеру должно быть не просто противоправным, а уголовнопротивоправным. Он пишет: Вывод о том, что поведение потерпевшего должно носить противозаконный характер, вытекает прежде всего из того, что в Уголовном кодексе оскорбление и насилие, за исключением случаев насилия, указанных в ст.ст. 13 и 14, не могут объективно пониматься иначе как преступления 3. (Ст. 13 УК РСФСР Необходимая оборона ; ст. 14 УК РСФСР Крайняя необходимость.) Другие авторы исходили из того, что понятие противозакон- 1 Бородин С. В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. М., С См.: Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Под ред. Ю. Д. Северина. М., С Ткаченко В. И. Указ. соч. М., С

26 ный не должно толковаться как уголовно-противоправный. Так, по мнению Ю. А. Красикова, состояние сильного душевного волнения должно быть вызвано неправомерными действиями потерпевшего. К неправомерным относятся действиям, которые признаны противоправными любой отраслью права (гражданским правом, трудовым правом, административным и т. д.). Нельзя признать поводом для сильного душевного волнения аморальное поведение потерпевшего 1. Третьи высказывали суждение, что только насилие должно быть уголовно-противоправным, а тяжкое оскорбление и иные противозаконные действия таковыми могут и не быть 2. В настоящее время большинство авторов при комментировании рассматриваемых нами статей акцент делают на том, что при насилии совершаются уголовно-противоправные деяния, такие как нанесение ударов, побоев, истязания, причинение вреда здоровью, насильственное ограничение свободы, изнасилование и т. д. 3 Из сравнительного анализа статей УК РСФСР и УК РФ следует, что понятие насилие претерпело значительные изменения. Если ранее речь шла только о противозаконных действиях, то в настоящее время и об аморальных. Это позволяет признавать юридическим основанием аффекта не только уголовнопротивоправные действия, но и уголовно ненаказуемые. Например, потерпевший несильно ударил виновного, развернулся и пошел. Одиночный несильный удар не может квалифицироваться как преступление, если он был совершен исходя из личных неприязненных отношений. Для квалификации по ст. 213 УК РФ, т. е. как хулиганство, не хватает хулиганского мотива. Квалификация по ст. 115 УК РФ, т. е. как причинение легкого вреда здоровью, невозможна, поскольку нет последствий в виде легкого вреда здоровью. Для квалификации по ст. 116 УК РФ, т. е. как побоев, отсутствует неоднократность ударов. Следовательно, данное деяние уголовно ненаказуемо. Однако если подобные действия вызвали у виновного состояние аффекта, то причине- 1 Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Б. В. Здравомыслова. М., С См.: Андреева Л. А., Рогачевский Л. А. Указ. соч. С См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. М., 1999; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. И. Радченко, А. С. Михлина. 28

27 ние смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью следует квалифицировать как преступление, совершенное в состоянии аффекта. Отсюда вывод. Насилие не обязательно должно быть уголовно наказуемым. Как квалифицировать содеянное, если виновный заблуждался относительно противоправности действий потерпевшего? В некоторых случаях происходит ошибка лица, совершившего деяние в состоянии аффекта, относительно противоправности действий потерпевшего. В литературе имеется несколько подходов при решении данной проблемы. А. Н. Красиков приводит следующий пример. Гражданин поскользнулся на льду и, падая, задел ногой детскую коляску, в результате полугодовалый ребенок выпал на обледеневший асфальт и разбил до крови лицо. В ответ на это отец ребенка нанес смертельный удар по голове виновного в происшедшем. По мнению А. Н. Красикова, действия отца в таком случае совершены в состоянии аффекта, но содеянное им нельзя квалифицировать по ст. 107 УК РФ 1. В. И. Ткаченко считает иначе. Он утверждает, что для квалификации преступлений по ст.ст. 104, 110 УК РСФСР (ст.ст. 107, 113 УК РФ) требуется, чтобы поведение потерпевшего было только объективно противоправным, независимо от того, являлось ли оно виновным или нет 2. По мнению Л. А. Андреевой, ошибка виновного должна разрешаться в зависимости от обстоятельств дела. Если виновный не мог убедиться в своем заблуждении, то должна применяться статья, предусматривающая ответственность за преступление, совершенное в состоянии аффекта. Если мог убедиться в своем заблуждении, то тогда виновный подлежит ответственности на общих основаниях 3. Как нам представляется, и в случае, приведенном А. Н. Красиковым, могут быть основания для квалификации содеянного по ст. 107 УК РФ. Мы согласны с автором в том, что деяние потерпевшего должно быть противоправным или аморальным, как того требует закон. Но не учитывать восприятие происшед- 1 Красиков А. Н. Указ. соч. С Ткаченко В. И. Указ. соч. С Андреева Л. А., Рогачевский Л. А. Указ. соч. С