Ст 213 ч 1 п а ук рф

Статья 213. Хулиганство

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, — наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, — наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Комментарий к статье 213 Уголовного Кодекса РФ

1. Объективная сторона хулиганства заключается в действиях, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, которые совершены: а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

2. Под грубым нарушением общественного порядка следует понимать такие действия лица, которые причиняют существенный вред такому порядку (срыв массовых мероприятий, нарушение работы транспорта, применение насилия к гражданам и т.д.). Этот признак является оценочным, при решении вопроса о наличии в действиях лица грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»).

3. Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

4. Необходимым признаком уголовно наказуемого хулиганства (при отсутствии экстремистских мотивов, указанных в п. «б» ч. 1 ст. 213 УК) является применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

5. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки также квалифицируется по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г.).

6. Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми исходя из их свойств можно причинить вред здоровью человека (кухонные ножи, топоры, палка, камень и т.д.).

В случаях когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК.

7. Второй самостоятельный состав хулиганства содержится в п. «б» ч. 1 ст. 213 УК и характеризуется специальным мотивом — политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

8. Преступление является оконченным с момента совершения хулиганских действий.

9. Субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком преступления (за исключением хулиганства, совершаемого по экстремистским мотивам) является хулиганский мотив. Такой мотив предполагает умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода.

Оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК, должны квалифицироваться по статьям Особенной части УК, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

10. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет (ч. 1 ст. 213 УК); лицо, достигшее возраста 14 лет (ч. 2 ст. 213 УК).

11. К квалифицирующим признакам хулиганства (ч. 2 ст. 213 УК) относятся те же действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. комментарий к ст. 35 УК) либо связанные с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

12. Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий.

Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213 УК и соответствующей частью ст. 318 УК.

Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских действий, например в связи с последующим задержанием виновного, не должно рассматриваться как квалифицирующее обстоятельство хулиганства.

13. В случаях когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, а также лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью ст. 213 УК и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части УК, предусматривающей ответственность за преступление против личности.

14. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений и повлекшие причинение значительного ущерба, следует квалифицировать по ч. 2 ст. 167 УК. В тех случаях, когда лицо, помимо умышленного уничтожения или повреждения имущества из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия в отношении физического лица), содеянное им надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 167 УК и соответствующей части ст. 213 УК.

Как быть, если меня обвиняют по ч 1 ст 213 УК РФ?

Ситуация такая. Недавно я услышал крики под окном, кричала девушка, я находился дома, выпивал, параллельно готовил, я выбежал на улицу с кухонным ножом, чтобы понять, кто кричал, разогнал молодежь, которая впоследствии написала на меня заявление в ОМВД, сейчас мне инкриминируют п. а ч. 1 ст. 213 УК РФ. Нож я добровольно выдал сотрудникам полиции (участковому). Ранее я судим по ч. 1 ст. 105 УК РФ, кроме того в отношении меня установлен административный надзор. Допрошен пока не был, было взято объяснение. Как избежать ответственности и, вообще, как быть? Спасибо.

Ответы юристов (2)

Ситуация очень интересная, но мало информации. Вообще по данному составу преступления должны доказать ваш умысел, направленный на нарушение общественного порядка. ​

Доброй ночи, Роман.​ Преступление, предусмотренное п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ — хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Так как у Вас есть непогашенная судимость, в случае возбуждения уголовного дела прекратить его на в соответствии со ст. 25 УПК РФ на основании ст. 76 УК РФ, то есть за примирением с потерпевшими нельзя.

По поданному заявлению будет проведена доследственная проверка в соответствии со ст.ст. 144-145 УПК РФ. По результатам проведения проверки будет принято одно из решений, предусмотренных ст. 145 УПК РФ: 1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 УПК РФ; 2) об отказе в возбуждении уголовного дела; 3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 УПК РФ.
О принятом решении будет сообщено Вам и иным заинтересованным лицам. Решение, принятое по результатам проверки, Вы можете обжаловать в порядке ст.ст. 124, 125 УПК РФ прокурору, руководителю подразделения или в суд. Если есть возможность, тор заключите соглашение с адвокатом, специализирующимся по уголовным делам.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

2. Квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 2 ст. 213 УК РФ

В УК РФ законодатель не включил такой квалифицирующий признак

хулиганства, как “исключительный цинизм”, декриминализировав деяние.

Иначе решен вопрос относительно “особой дерзости”. Если особая

дерзость выражалась в длительном нарушении общественного порядка, в

срыве массовых мероприятий, то деяние декриминализировано и перешло

в разряд мелкого хулиганства; если же особая дерзость проявилась в

уничтожении или повреждении чужого имущества, в насилии, в угрозе

применения насилия, то такое деяние предусмотрено ч. 1 ст. 213 УК

В ч. 2 ст. 213 УК РФ предусмотрены следующие квалифицирующие

п. “а” — хулиганство, совершенное группой лиц, группой лиц по

предварительному сговору, организованной группой.

Типичным является совершение хулиганства группой лиц без

предварительного сговора, когда все участники выступают как

соисполнители хулиганских действий. Однако необходимо уточнить,

какие действия следует вменять соисполнителям. Если по ст. 206 УК

РСФСР хулиганскими признавались только действия, грубо нарушающие

общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, то

для признания лиц соисполнителями достаточно было того, что все они

совершали указанные действия. В соответствии со ст. 213 УК РФ

обязательным признаком хулиганства является применение насилия,

угроза применения насилия либо уничтожение или повреждение чужого

имущества, и поэтому необходимо четко определять, какие именно

действия выполняли лица при совершении группового хулиганства.

Если хулиганство совершено группой лиц без предварительного

сговора, а согласно ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным

группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или

более исполнителя без предварительного сговора, то соисполнителями

могут быть признаны только те лица, в действиях которых содержатся

полностью или частично признаки объективной стороны, предусмотренные

ч. 1 ст. 213 УК РФ, при условии согласованности таких действий. Если

же остальные только грубо нарушали общественный порядок и при этом

проявляли явное неуважение к обществу, то они могут подлежать

ответственности за мелкое хулиганство, если не содействовали

совершению хулиганства. Например, если двое из хулиганских

побуждений, грубо нарушая общественный порядок, действуя ногами и

руками, разбивают телефонную будку, не имея при этом

предварительного сговора, а третий, прохожий, грубой нецензурной

бранью одобряет их действия и их подбадривает, то действия двоих

будут рассматриваться как соисполнительство, а в действиях третьего

можно усмотреть состав административно наказуемого мелкого

При применении насилия к гражданам в процессе совершения

хулиганских действий действия каждого участника группы должны

квалифицироваться по п. “а” ч. 2 ст. 213 УК РФ, а в случае эксцесса

исполнителя дополнительной квалификации подлежат действия только

того лица, которое причинило средней тяжести вред здоровью (п. “д”

ч. 2 ст. 112), тяжкий (п. “д” ч. 2 ст. 111), смерть потерпевшего (п.

“и” ч. 2 ст. 105 УК РФ) (табл. 1).

Т а б л и ц а 1

| Легкий вред здоровью | п. “а” ч. 2 ст. 213 |

| Средней тяжести вред| п. “а” ч. 2 ст. 213 и п.|

| здоровью | “д” ч. 2 ст. 212 |

| Тяжкий вред здоровью | п. “а” ч. 2 ст. 213 и п.|

| Смерть потерпевшего | п. “а” ч. 2 ст. 213 и п.|

Если совершено хулиганство по предварительному сговору группой

лиц, то есть в преступлении участвовали лица, заранее договорившиеся

о совместном совершении преступления, то соисполнителями являются

лица, которые своими действиями выполнили объективную сторону

состава преступления, в том числе и те, которые не подпускали других

граждан к месту происшествия, применяя насилие.

В случае причинения здоровью потерпевшего вреда, более тяжкого,

чем легкий, действия соисполнителей следует квалифицировать: при

причинении средней тяжести вреда здоровью — по пп. “г” и “д” ч. 2

ст. 112, тяжкого — по п. “д” ч. 2 и п. “а” ч. 3 ст. 111, смерти

потерпевшего — по пп. “ж” и “и” ч. 2 ст. 105 УК РФ (табл. 2).

Т а б л и ц а 2

| Легкий вред здоровью | п. “а” ч. 2 ст. 213 |

| Средней тяжести вред| пп. “г” и “д” ч. 2 ст.|

| Тяжкий вред здоровью | п. “д” ч. 2 и п. “а” ч. 3|

| Смерть потерпевшего | пп. “ж” и “и” ч. 2 ст.|

Если же имеет место организованная группа, то организатор

группы будет нести ответственность за все преступления, совершенные

группой, даже если он и не принимал в них участия, но их совершение

охватывалось его умыслом;

п. “б” — хулиганство, связанное с сопротивлением представителю

власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране

общественного порядка или пресекающему нарушение общественного

По сути, данный квалифицирующий признак охватывает следующие

сопротивление представителю власти;

сопротивление иному лицу, исполняющему обязанности по охране

сопротивление лицу, пресекающему нарушение общественного

В примечании к ст. 318 УК РФ дается следующее определение

представителя власти: “Представителем власти в настоящей статье

и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо

правоохранительного или контролирующего органа, а также иное

должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке

распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от

него в служебной зависимости”. Под иными лицами, выполняющими

обязанности по охране общественного порядка, следует понимать

военнослужащих внутренних войск, дружинников, членов казачьих

Сопротивление представителю власти и лицу, выполняющему функции

по охране общественного порядка, должно проявляться в совершении

активных действий: в нанесении ударов, побоев, в причинении

физической боли, вреда здоровью, а равно в угрозе совершить такие

Сопротивление следует отличать от злостного неповиновения, под

которым понимается пассивное поведение лица, отказывающегося от

исполнения настойчивых неоднократных требований представителя власти

прекратить нарушение общественного порядка и пройти, например, в

пикет милиции. Здесь речь может идти, исходя из материалов дела,

либо о самостоятельном составе административного правонарушения,

предусмотренного ст. 165 КоАП РСФСР, либо о мелком хулиганстве, либо

о хулиганстве, предусмотренном ч. 1 ст. 213 УК РФ.

Сопротивление должно оказываться в связи с совершением или в

процессе совершения уголовно наказуемого хулиганства. Если

сопротивление оказывается представителю власти в связи с совершением

мелкого хулиганства, то деяние должно квалифицироваться по ст.ст.

318, 319 УК РФ, на что указывается в п. 9 постановления Пленума

Верховного суда РСФСР от 24 декабря 1991 г. “О судебной практике по

делам о хулиганстве”: “Мелкое хулиганство, влекущее административную

ответственность, связанное с сопротивлением работнику милиции,

народному дружиннику, военнослужащему при исполнении ими обязанности

по охране общественного порядка, а равно гражданину в связи с

участием в пресечении мелкого хулиганства, не должно

квалифицироваться по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР (ч. 2 ст. 213 УК РФ).

Такие действия в зависимости от характера оказанного сопротивления

надлежит квалифицировать по соответствующей статье”.

Сопротивление, оказанное после прекращения хулиганских

действий, в частности в связи с последующим задержанием лица, должно

квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст.

213 в любой ее части, но без рассматриваемого квалифицирующего

признака, и ст.ст. 318, 319 УК РФ (п. 9 абз. 3 постановления Пленума

Верховного суда РСФСР от 24 декабря 1991 г.).

Сопротивление должно выражаться в применении насилия, не

опасного для жизни и здоровья, либо в угрозе применения такого

насилия, и оно полностью охватывается диспозицией п. “б” ч. 2 ст.

213 УК РФ. Дополнительной квалификации по соответствующим статьям,

предусматривающим ответственность за преступления против порядка

управления, не требуется. Если же было применено насилие, опасное

для жизни и здоровья, то в случае реальной совокупности

преступлений, т. е. когда собственно хулиганские действия можно

выделить в самостоятельный состав преступления, деяние должно

квалифицироваться по п. “б” ч. 2 ст. 213 и соответственно по ст.ст.

317 и 318 УК РФ. Если реальной совокупности нет, то убийство или

причинение тяжкого вреда здоровью должны квалифицироваться по ст.ст.

317 и 318 УК РФ как самостоятельные составы преступления.

Сопротивление, оказанное представителю власти либо лицу,

выполняющему функции по охране общественного порядка, предполагает

вину в форме прямого умысла, т. е. лицо осознает, что оно оказывает

сопротивление указанным лицам в связи с совершением хулиганских

действий, и желает оказать такое сопротивление.

Если в процессе оказания сопротивления причинен по

неосторожности вред здоровью указанных лиц, то в случае причинения

легкого, средней тяжести и тяжкого вреда деяние должно

квалифицироваться по п. “б” ч. 2 ст. 213 УК РФ. Если же потерпевшему

была причинена смерть по неосторожности, то имеет место совокупность

преступлений: п. “б” ч. 2 ст. 213 и ст. 109 УК РФ.

При доказанности умысла на причинение вреда здоровью

представителя власти или иного лица, выполняющего функции по охране

общественного порядка, ответственность наступает: в случае

причинения легкого вреда здоровью — по п. “б” ч. 2 ст. 213, средней

тяжести и тяжкого — по ч. 2 ст. 318, смерти — ст. 317 УК РФ (табл.

Т а б л и ц а 3

| Форма вины | Последствия | Квалификация |

| | Легкий вред | п. “б” ч. 2 ст.|

| УМЫСЕЛ | Средней тяжести | ч. 2 ст. 318 |

| | Тяжкий вред | ч. 2 ст. 318 |

| | Легкий вред | п. “б” ч. 2 ст.|

| НЕОСТОРОЖНОСТЬ | Средней тяжести | п. “б” ч. 2 ст.|

| | вред здоровью | 213 |

| | Тяжкий вред | п. “б” ч. 2 ст.|

| | Смерть | п. “б” ч. 2 ст.|

| | потерпевшего | 213 и ст. 109 |

Судебно-следственная практика испытывает затруднения при

отграничении хулиганства от преступления против порядка управления,

когда потерпевшими выступают должностные лица.

Так, Круглов, ранее дважды судимый за хулиганство, был

обнаружен в туалетной комнате школы с двумя учениками, которым

объяснял, как с помощью принесенного им пластилина делать слепки с

ключей от квартир одноклассников с целью совершения квартирных краж.

На предложение пройти к директору школы для выяснения причин

появления его в школе Круглов ответил отказом и попытался скрыться.

В коридоре он был остановлен директором школы Белоусовым, который

задержал его за рукав куртки и потребовал остановиться и пройти к

Тогда Круглов в присутствии учеников выхватил имеющийся у него

газовый пистолет и произвел два прицельных выстрела в лицо гр.

Белоусову, вызвав у последнего слезотечение, а также покраснение в

области подбородка, после чего с места происшествия скрылся.

Органами предварительного расследования действия Круглова были

необоснованно квалифицированы как хулиганство. Федеральным судом его

действия были переквалифицированы, и он был осужден по ст. 193 УК

РСФСР (угроза или насилие в отношении должностного лица или

гражданина, выполняющего общественный долг), что следует признать

правильным. Хотя в действиях Круглова и усматривается грубое

нарушение общественного порядка, однако целью преступления была не

демонстрация явного неуважения к обществу, а стремление избежать

Насильственные действия в отношении представителя власти

следует квалифицировать как хулиганство, если они совершены из

хулиганских побуждений, а не вызваны конфликтом в связи со служебной

деятельностью должностного лица.

Сопротивление гражданину в связи с пресечением нарушения

общественного порядка предполагает активное противодействие

виновному лицу, в том числе и с применением силы с целью прекращения

их либо задержания хулигана. При этом лицо, пресекающее нарушения

общественного порядка, может причинить вред здоровью данного лица, и

последствия причинения такого вреда должны рассматриваться по

правилам ст. 38 УК РФ как обстоятельство, исключающее наказуемость

деяния, при котором лицо либо вообще не несет ответственности за

причинение вреда, либо, если было допущено превышение мер,

необходимых для задержания лица, ответственность может наступить по

ст.ст. 108 или 114 УК РФ в зависимости от наступивших последствий.

Сопротивление в связи с пресечением хулиганских действий может

оказываться любому лицу, добровольно взявшему на себя общественный

долг по противодействию хулигану. Если при этом был причинен легкий

вред его здоровью, то деяние в целом охватывается диспозицией п. “б”

ч. 2 ст. 213 УК РФ. Сопротивление, оказанное лицу, пресекающему

ствия, не охватывается составом хулиганства лишь в тех случаях,

когда виновным совершается и другое, более тяжкое преступление (п. 9

постановления Пленума Верховного суда РСФСР “О судебной практике по

делам о хулиганстве”).

В случае причинения тяжкого, средней тяжести вреда здоровью или

смерти потерпевшего деяние должно квалифицирова- ться по п. “а” ч. 2

ст. 111, п. “б” ч. 2 ст. 112 либо п. “б” ч. 2 ст. 105 УК РФ в

зависимости от тяжести причиненного вреда (табл. 4).

Т а б л и ц а 4

| Легкий вред здоровью | п. “б” ч. 2 ст. 213 |

| Средней тяжести вред| п. “б” ч. 2 ст. 112 |

| Тяжкий вред здоровью | п. “а” ч. 2 ст. 111 |

| Смерть потерпевшего | п. “б” ч. 2 ст. 105 |

Оказание сопротивления гражданину, пресекающему хулиганские

действия, предполагает вину в форме прямого умысла, когда виновный

осознает, что оказывает сопротивление гражданину, пресекающему его

хулиганские действия, и желает оказать такое сопротивление;

п. “в” — совершено лицом, ранее судимым за хулиганство. Для

квалификации деяния по данному признаку необходимо, чтобы лицо,

совершившее хулиганство, было ранее судимо по какой-либо части ст.

213 УК РФ или ст. 206 УК РСФСР, и эта судимость не снята и не

погашена в установленном законом порядке. При этом следует иметь в

виду, что в связи с новой редакцией ст. 213 УК РФ судимости по ч. 1

и ч. 2 ст. 206 УК РСФСР относительно “исключительного цинизма” не

должны учитываться в связи с декриминализацией данных деяний. Что же

касается “особой дерзости” как квалифицирующего признака ч. 2 ст.

206 УК РСФСР, то судимость здесь должна учитываться только

относительно применения насилия, угрозы применения насилия либо

уничтожения или повреждения чужого имущества.

Переквалификация ч. 1 ст. 213 УК РФ 1996 в действующем УК

Здравствуйте Уважаемые юоисты!

В 1998 году я был осужден по ч.1 статья 213 ук рф хулиганство.

Деяния рассматриваемые в статье ч.1 ст. 213 в 1998 году (в ред. Федеральных законов от 27.05.1998 N 77-ФЗ) как преступные, в действующем УК не отражены.

ст. 213 Хулиганство (в ред. Федеральных законов от 27.05.1998 N 77-ФЗ)

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, —

наказывается обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, если оно:

а) совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка;

в) совершено лицом, ранее судимым за хулиганство, —

наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —

наказывается лишением свободы на срок от четырех до семи лет.

Вот как выглядит статья 213. в действующем УК

«Статья 213. Хулиганство

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет».

Обязательным признаком, превращающим хулиганство в уголовное преступление, в сегодняшнем УК является применение оружия а также мотивы ненависти или вражды, но ни того ни другого предусмотренного действующем УК ч.1 ст.213. у меня не было.

В связи с этим прошу разъяснить мне куда мне обратиться за разъяеснением этой ситуации, и имею ли я право заниматься педагогической деятельностью в связи с решением Конституционного суда от 18.07.2013г.

Определение об исключении обвинения по ст.213 УК РФ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего Буяновой Н.А., судей Дубровиной О.В., Вырышевой И.В. рассмотрела в судебном заседании от 5 августа 2010 года кассационное представление заместителя прокурора Красногорского административного округа города Москвы, кассационные жалобы осужденных Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В., адвоката Жуковой О.С. на приговор Красногорского районного суда города Москвы от 20 апреля 2011 года, которым

Курчатов Алексей Юрьевич, не судимый, осужден:
по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы;
по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Курчатову А.Ю. назначено наказание в виде 2 (двух) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Срок отбывания наказания исчислен с 20 октября 2010 года.

Войков Дмитрий Вячеславович, не судимый, осужден:
по ч. 2 ст. 213 УК РФ – к 2 (двум) годам лишения свободы;
по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Войкову Д.В. назначено наказание в виде 2 (двух) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Срок отбывания наказания исчислен с 21 января 2011 года.

В приговоре также содержатся решения по гражданским искам, по вопросу о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Буяновой Н.А., пояснения осужденных Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В., адвоката Жуковой О.С., поддержавшей доводы кассационных жалоб и возражавших против доводов кассационного представления, мнение прокурора Анстах М.Б., поддержавшей доводы кассационного представления частично и просившей исключить указание на применение ч. 2 ст. 69 УК РФ, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Курчатов и Войков признаны виновными в хулиганстве, с применением предметов, используемых в качестве оружия, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Они же признаны виновными в умышленном причинении легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений.
Судом установлено, что преступления совершены в городе Москве 20 октября 2011 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Курчатов и Войков виновными себя не признали.

В кассационном представлении заместитель прокурора округа, не оспаривая выводов суда о доказанности вины осужденных, указывает, что приговор суда подлежит отмене ввиду неправильного применения уголовного закона.
При этом отмечает, что при сложении наказаний по совокупности преступлений надлежало руководствоваться ч. 3 ст. 69 УК РФ, а не ч. 2 ст. 69 УК РФ, как это указано в приговоре. Считает, что при назначении осужденным наказания по ч. 2 ст. 115 УК РФ в качестве отягчающего наказание обстоятельства необходимо было признать «совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору», предусмотренное п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление осужденный Курчатов указывает, что преступления, за которые он осужден, не совершал; доказательств причастности его к данным преступлениям не имеется, просит кассационное представление оставить без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный Курчатов указывает, что приговор является незаконным и необоснованным ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела. Считает, что объективных доказательств его виновности не имеется, все обвинение построено на противоречивых показаниях потерпевшего, свидетелей обвинения, большинство из которых являются действующими сотрудниками милиции, а опознание произведено с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона. Приводя анализ доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, считает, что они являются недопустимыми. Указывает, что суд принял сторону обвинения, оставив без внимания доводы защиты. Просит отменить приговор и прекратить уголовное преследование, а также отказать в удовлетворении исковых требований потерпевшего.

В кассационной жалобе в защиту Курчатова, анализируя доказательства, приведенные в приговоре в обоснование виновности осужденных, адвокат обращает внимание на то, что не отрабатывалась версия о том, что лица, напавшие на потерпевшего очевидно уехали на автомашине, о которой говорит в своих показаниях свидетель Исакина. Считает, что показания потерпевшего на предварительном следствии, в которых он дает описание одного из нападавших, должны быть поставлены под сомнение, поскольку он не мог запомнить столько примет. Обращает внимание на то, что в дальнейшем потерпевший расширял свои показания. По мнению адвоката, причастность Курчатова к совершению указанных судом преступлений, не доказана. Полагает, что приговор подлежит отмене ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права. Просит уголовное дело в отношении Курчатова прекратить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Войков указывает, что приговор суда является незаконным и необоснованным. Утверждает, что уголовное дело сфальсифицировано органами следствия, обвинения и судом. Считает, что предварительное и судебное следствие осуществлено с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона. Указывает, что возбуждением против него уголовного дела нарушены п. 2 ч. 2 ст. 46 и п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ. Отмечает, что нарушено его право на защиту, выразившееся в том, что с момента его задержания ему не предоставлена возможность воспользоваться услугами защитника. Находит опознание его потерпевшим и свидетелем М произведенным с нарушением ст. 193 УПК РФ, поскольку статисты явно отличались от него и являлись сотрудниками милиции. Указывает, что протокол опознания потерпевшим его (Войкова) по фотографии был сфальсифицирован. Выражает несогласие с выводом суда о том, что свидетели М и Б опознали его, поскольку в судебном заседании М не смог описать его приметы, а Б опознавал его лишь на несколько процентов. Считает, что вещественные доказательства являются недопустимым доказательством. Указывает, что предмет, используемый в ходе совершения преступления в отношении потерпевшего, не был обнаружен и приговор основан лишь на показаниях потер-певшего, которые объективно ничем не подтверждены. Отмечает, что ни один из свидетелей, допрошенных в суде, не давал показаний о его причастности к данному преступлению, его алиби о нахождении на рабочем месте в городе Щелково не проверено, показания потерпевшего в судебном заседании противоречат его объяснениям и показаниям на предварительном следствии. Находит необоснованной квалификацию действий в отношении потерпевшего как хулиганства и с квалифицирующим признаком из хулиганских побуждений, а также в части квалифицирующего при-знака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении него прекратить.

В кассационной жалобе в защиту Войкова адвокат указывает, что приговор является несправедливым, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Отмечает, что суд не принял во внимание то, что по-терпевший неоднократно изменял показания касательно примет нападавших, а в судебном заседании и относительно высказанных в его адрес угроз. Находит необоснованной позицию суда первой инстанции об опознании Войкова свидетелями М, который не смог в судебном заседании описать приметы Войкова, и Б, который пояснил, что опознает Войкова на 90%. Считает, что при таких обстоятельствах суд обязан был вынести оправдательный приговор. Обращает внимание на то, что опознание потерпевшим Войкова производилось сначала по фотографии, а потому при выполнении процессуальных действий знал, на кого необходимо было указывать. Однако суд не отразил указанную позицию защиты в приговоре. Отмечает, что в материалах дела имеется рапорт, указывающий на причастность Войкова задолго до процессуального оформления данного факта. Полагает, что суд оставил без внимания доводы защиты и необоснованно осудил Войкова. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Войкова прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Жукова О.С. указывает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, в том числе на обстоятельства, указывающие на непричастность Войкова к совершению преступления. Отмечает, что приметы Войкова никто из свидетелей не называл, описание давалось лишь по одежде и телосложению. Обращает внимание на то, что изъятая в ходе предварительного следствия толстовка судом не исследовалась. Указывает на противоречия в показаниях свидетелей относительно одежды пробегавшего мимо них лица, и никто из них не давал описания найденной толстовки, экспертизой не установлено, что кровь на толстовке принадлежит потерпевшему. Считает, что при таких обстоятельствах вывод суда о принадлежности толстовки второму нападавшему, а тем более Войкову ничем не подтвержден. Не соглашается с выводом суда о допустимости протоколов опознания, поскольку в ходе допроса потерпевшего и свидетеля М никаких примет Войкова не называлось, потерпевший и свидетель ранее участвовали в опознании Войкова по фотографии. Отмечает на противоречивость примет Войкова, данных свидетелями М относительно цвета волос и свидетелем Х относительно национальной принадлежности. Указывает, что опознание Войкова в судебном заседании свидетелем Б произведено с нарушением требований ст. 193 УПК РФ. Считает, что Б уклонился от дачи показаний, так как отказался сообщить, какие именно приметы подозрительных людей назывались М, когда он звонил в милицию. Считает, что М и Б заинтересованы в обвинительном исходе по делу и дали показания с целью формирования доказательств обвинения своим товарищам по службе. Выражает сомнение в достоверности показаний свидетелей и несогласие с решением суда, отклонившим ходатайство об истребовании детализации звонков свидетеля М. Указывает, что судом не проверены обстоятельства, исключающие участие Войкова в совершении преступления, а именно, нахождение его в другом месте. Считает, что из обстоятельств дела не усматривается, в чем выразилось нарушение нападающими общественного порядка, а отсутствие доказательств, указывающих на мотив преступления, не является основанием для квалификации действий как хулиганских, и указывает на отсутствие составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 115 и ч. 2 ст. 213 УК РФ, и на непричастность Войкова к преступлению, совершенному в отношении потерпевшего. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Войкова прекратить за отсутствием состава преступления.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления и возражений на него, находит приговор суда в части осуждения Курчатова и Войкова по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ законными и обоснованными, а в части осуждения по ч. 2 ст. 213 УК РФ подлежащим пересмотру по следующим основаниям.

Вывод суда о доказанности вины осужденных в умышленном причинении потерпевшему К. легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений, вопреки доводам кассационных жалоб, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств: показаниями потерпевшего, подтверждавших факт причинения потерпевшему телесных повреждений Курчатовым и Войковым с применением бейсбольной биты при отсутствии каких-либо к тому причин; показаниями свидетеля К о том, что потерпевший, у которого на лице была кровь, сообщил о причинении ему телесных повреждений двумя ранее неизвестными ему молодыми людьми, использовавшими бейсбольные биты; показаниями свидетеля М о том, что, следуя на машине, увидел перебегавших дорогу двоих молодых людей, в руках у которых находились бейсбольные биты, о чем он сообщил в дежурную часть ОБ ППСМ; показаниями свидетеля Б, следовавшего в автомобиле с М, о том, что у одного из перебегавших через дорогу молодых людей он увидел бейсбольную биту, а второй что-то держал за пазухой; показаниями свидетеля Х о том, что он убирал прилегающую к корпусу 921 территорию и обратил внимание на двоих молодых людей, выбегавших из лесного массива. Один из них подошел к нему и просил позвонить, а второй стоял ближе к лесу. В ходе телефонного разговора молодой человек объяснял собеседнику свое местонахождение.
В это время к ним подошли сотрудники милиции и задержали указанного молодого человека, а второй молодой человек успел скрыться в лесном массиве; показаниями свидетеля М о том, что к нему подошел командир батальона и сообщил о звонке М, который дал приметы двух подозрительных молодых людей, перебегавших дорогу, и у которых в руках были бейсбольные биты. Проследовав с двумя стажерами в указанном направлении, он увидел молодого человека, разговаривавшего с дворником и второго, находившегося неподалеку в кустах и снимавшего с себя куртку. Молодой человек, увидев, что он приближается, бросил куртку и скрылся в лесном массиве. Затем он проследовал к Курчатову, чтобы выяснить, что он делает в данном месте, но внятного ответа не получил. Получив сообщение об избиении мужчины двумя неизвестными бейсбольными битами, он задержал Курчатова по подозрению в совершении указанного преступления. Показания потерпевшего и свидетелей исследованы, проанализированы и оценены в приговоре в совокупности с другими доказательствами по делу, не вызывающими сомнений в своей достоверности: протоколом опознания потерпевшим Курчатова; протоколами опознания потерпевшим Войкова по фотографии и лично; протоколами опознания свидетелем М по фотографии и лично Войкова; заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, локализации, механизме образования и давности повреждений, обнаруженных у потерпевшего; другими доказательствами, содержание которых в необходимом объеме приведено в приговоре суда.

Судебная коллегия, вопреки доводам кассационных жалоб, не усматривает нарушений норм уголовно-процессуального закона при сборе доказательств. В обоснование вины осужденных в приговоре суд сослался только на допустимые доказательства. Существо показаний потерпевшего и свидетелей, на основании которых установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию, изложено в приговоре в соответствии с их существом, отраженным в про-токоле судебного заседания. Все собранные по делу доказательства нашли свое отражение в приговоре. При этом суд оценил их в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ. Выводы суда, по каким основаниям он принимает одни доказательства, а другие отвергает, в приговоре изложены в соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ и не вызывает сомнений в своей обоснованности. Каких-либо данных о фальсификации доказательств по делу, заинтересованности в исходе дела сотрудников милиции, допрошенных в качестве свидетелей по делу, оснований оговора ими Курчатова и Войкова, равно как и существенных противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, которые бы повлияли или могли повлиять на решение суда о виновности или невиновности осужденных, судебной коллегией не установлено.

Версии осужденных о непричастности к совершению преступления в отношении потерпевшего К, а также Войкова о том, что 20 октября 2010г. он находился на работе в городе Щелково, были проверены судом и получили надлежащую оценку в приговоре. Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, вопреки утверждениям кассационных жалоб, допущено не было. Дело расследовано и рассмотрено объективно и в соответствии с законом. Все доводы кассационных жалоб о нарушениях уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре, как с точки зрения их законности, так и обоснованности.
Выводы суда, изложенные в приговоре по указанным доводам защиты убедительны, основаны на оценке совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и являются обоснованными. Не нашли своего подтверждения и доводы защиты об обвинительном уклоне суда в ходе судебного разбирательства. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления представленных им прав. Заявленные сторонами ходатайства, в том числе о признании недопустимыми доказательствами протоколов опознания Войкова и Курчатова потерпевшим и свидетелем, были рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и отклонены мотивированными постановлениями. Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденных и правильно отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о достаточности доказательств для признания Курчатова и Войкова виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ. При этом судом дана надлежащая оценка характеру действий осужденных, направленности их умысла, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.

Вместе с тем, заслуживают внимания доводы жалобы адвоката Жуковой О.С. об отсутствии доказательств, указывающих на нарушение нападающими лицами общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу. Обстоятельства дела, как они установлены судом, свидетельствуют о том, что Курчатов и Войков беспричинно подвергли избиению потерпевшего с целью причинения вреда его здоровью, что свидетельствует о наличии в их действиях хулиганских побуждений.
Суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства, связанные с умышленным причинением потерпевшему легкого вреда здоровью, совершенном из хулиганских побуждений, в то же время без достаточных на то оснований дополнительно квалифицировал те же действия осужденных по ч. 2 ст. 213 УК РФ. Сам по себе факт умышленного причинения легкого вреда здоровью их хулиганских побуждений потерпевшему в общественном месте – неохраняемой неорганизованной автостоянке, расположенной между жилыми корпусами, учитывая время совершения преступления (8 часов 30 минут), при отсутствии очевидцев преступления, не может являться достаточным основанием для дополнительной квалификации содеянного как хулиганство.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что осуждение Курчатова и Войкова по ч. 2 ст. 213 УК РФ подлежит исключению, в связи с чем приговор подлежит изменению. Наказание, назначенное осужденным по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, соответствует требованиям ст. 6, 7, 43, 60 УК РФ и является справедливым.
Вывод суда о невозможности применения ст. 73 УК РФ является обоснованным.
Что касается вида исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание Курчатову и Войкову, осужденным за совершение преступления небольшой тяжести, то в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ он подлежит изменению на колонию-поселение.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления об отмене приговора ввиду того, что суд не признал отягчающим наказание обстоятельством совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, поскольку из приговора усматривается, что суд учитывал при назначении наказания обстоятельства совершения преступления.
Кроме того, в кассационном представлении заместителя прокурора не указывается на мягкость назначенного судом наказания.
При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационного представления не имеется.
Гражданский иск о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда потерпевшему, судом разрешен правильно.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Красногорского районного суда города Москвы от 20 апреля 2011 г. в отношении Курчатова Алек-сея Юрьевича и Войкова Дмитрия Вячеславовича изменить.
Исключить из приговора указание на осуждение Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В. по ч. 2 ст. 213 УК РФ, и о назначении им наказания по правилам, предусмотренным ч. 2 ст. 69 УК РФ.
Считать Курчатова Алексея Юрьевича и Войкова Дмитрия Вячеславовича каждого осужденным по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении.
В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление без удовлетворения.