Ст162 гк рф судебная практика

Статья 162 ГК РФ. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки

Новая редакция Ст. 162 ГК РФ

1. Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

2. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

3. Утратил силу с 1 сентября 2013 г.

Комментарий к Ст. 162 ГК РФ

Лаконичное и ясное основное правило о последствиях несоблюдения письменной формы сделки, установленное в комментируемой статье, нуждается лишь в одном пояснении: свидетельские показания не допускаются в подтверждение только факта заключения сделки и ее условий. Исполнение же (полное или частичное) порочной по форме сделки может доказываться свидетелями.

Сделка купли-продажи (уступки в иной форме) доли в уставном капитале общества (общества с ограниченной ответственностью) совершается в простой письменной форме, если уставом общества не предусмотрено требование о совершении ее в нотариальной форме. Несоблюдение формы сделки по уступке доли, установленной законом или уставом общества, влечет ее недействительность (Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 09.12.1999 N 90/14).

Другой комментарий к Ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Российский законодатель традиционно снисходительно относится к несоблюдению требуемой законом формы волеизъявления при совершении сделки (в отличие от содержания волеизъявления, противоречие которого закону и иным правовым актам всегда влечет недействительность сделки). Поэтому по общему правилу несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет никаких отрицательных материально-правовых последствий, а лишь частично умаляет объем процессуальных прав сторон в случае возникновения спора между ними (запрет на использование в суде свидетельских показаний). Лишаясь права использовать в гражданском процессе показания свидетелей, стороны вправе доказывать основания своих требований и возражений другими средствами: объяснениями сторон и третьих лиц; письменными и вещественными доказательствами; аудио- и видеозаписями; заключениями экспертов (ст. 55 ГПК).

2. Несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность лишь в случаях, когда об этом прямо указано в законе или соглашении в качестве последствия несоблюдения простой письменной формы. В таких случаях сделка оказывается ничтожной. Примерами установления такого последствия в законе являются п. 3 комментируемой статьи, ст. 331 ГК (форма соглашения о неустойке), ст. 339 ГК (договор о залоге), ст. 362 ГК (поручительство), ст. 820 ГК (кредитный договор) и др.

3. Под внешнеэкономической понимается сделка с участием иностранного элемента, предусматривающая международный обмен товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них. Несоблюдение простой письменной формы такой сделки влечет ничтожность.

Статья 162 ГК РФ. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки

1. Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

2. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

3. Утратил силу с 1 сентября 2013 года. — Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ.

Комментарии к статье 162 ГК РФ

1. Российский законодатель традиционно снисходительно относится к несоблюдению требуемой законом формы волеизъявления при совершении сделки (в отличие от содержания волеизъявления, противоречие которого закону и иным правовым актам всегда влечет недействительность сделки). Поэтому по общему правилу несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет никаких отрицательных материально-правовых последствий, а лишь частично умаляет объем процессуальных прав сторон в случае возникновения спора между ними (запрет на использование в суде свидетельских показаний). Лишаясь права использовать в гражданском процессе показания свидетелей, стороны вправе доказывать основания своих требований и возражений другими средствами: объяснениями сторон и третьих лиц; письменными и вещественными доказательствами; аудио- и видеозаписями; заключениями экспертов (ст. 55 ГПК).

2. Несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность лишь в случаях, когда об этом прямо указано в законе или соглашении в качестве последствия несоблюдения простой письменной формы. В таких случаях сделка оказывается ничтожной. Примерами установления такого последствия в законе являются п. 3 комментируемой статьи, ст. 331 ГК РФ (форма соглашения о неустойке), ст. 339 ГК РФ (договор о залоге), ст. 362 ГК РФ (поручительство), ст. 820 ГК РФ (кредитный договор) и др.

3. Под внешнеэкономической понимается сделка с участием иностранного элемента, предусматривающая международный обмен товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них. Несоблюдение простой письменной формы такой сделки влечет ничтожность.

Энциклопедия судебной практики. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (Ст. 162 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки
(Ст. 162 ГК)

1. Несоблюдение простой письменной формы сделки не означает незаключенность и недействительность этой сделки

Если иное прямо не предусмотрено законом, несоблюдение простой письменной формы не влечёт недействительности договора хранения, а лишь ограничивает стороны в средствах доказывания.

2. Отсутствие письменных доказательств может свидетельствовать о незаключенности сделки, но не о ее недействительности

В силу ст. 161 Гражданского кодекса Российской Федерации сделки юридических лиц между собой и гражданами должны совершаться в простой письменной форме, однако правила п. 1 ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации гласят, что несоблюдение простой письменной формы сделки не лишает стороны в случае спора права приводить письменные и другие доказательства.

Отсутствие вышеуказанных письменных доказательств может свидетельствовать о незаключенности сделки, но не может являться основанием для признания сделки недействительной.

3. Отсутствие договора не лишает истца права ссылаться в подтверждение совершения сделки и ее условий на письменные и другие доказательства

С учетом подпункта 1 пункта 1 статьи 161 и пункта 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие подлинника договора не лишало истца права ссылаться в подтверждение совершения сделки и ее условий на письменные и другие доказательства.

4. Факт совершения определенных действий по сделке, для которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу приведенных выше норм права в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу приведенных выше норм права в их нормативно-правовом единстве, факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу приведенных выше норм права в их нормативно-правовом единстве, факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд ссылался на положения ст.ст. 160, 162 ГК РФ, ст. 60 ГПК РФ, исходил из того, что факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу приведенных выше норм права в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1 статьи 162 Гражданского кодекса РФ).

По смыслу приведенных выше норм права факт совершения определенных действий по сделке, для заключения (исполнения) которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии (отсутствии) письменных доказательств, опровергающих (подтверждающих) данный факт.

Исходя из положений п. 1 ст. 160, п. 1 ст. 162 ГК РФ в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу приведенных выше норм права в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

Факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу приведенных выше норм права в их нормативно-правовом единстве факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой законом предусмотрена необходимость соблюдения письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний и (или) объяснений сторон при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт.

5. Протоколы объяснений могут являться надлежащими доказательствами подтверждения сделки и ее условий

Суд первой инстанции надлежащую оценку данному объяснению не дал и не применили положения ч. 1 ст. 162 ГК РФ, в соответствии с которыми данное объяснение о признании долга по договору займа является письменным подтверждением договора займа, поскольку из него возможно достоверно установить заимодавца, заемщика и остаток долга по договору займа и условия самого договора займа.

Суд первой инстанции необоснованно пришел к выводу о том, что объяснения не могут служить в качестве письменного доказательства возникших между сторонами правоотношений по договору займа, поскольку указанные протоколы объяснений являются надлежащими доказательствами подтверждения сделки в смысле положений ч. 1 ст. 162 ГК РФ, согласно которой несоблюдение простой письменной формы сделки не лишает стороны права в случае спора приводить письменные и другие доказательства в подтверждение сделки и ее условий.

6. В случае соблюдения письменной формы, предусмотренной законом, свидетельские показания не могут опровергать факт совершения сделки

Кроме того, согласно ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания.

Исходя из смысла данной и ранее приведенных норм при наличии спора в случае соблюдения письменной формы, предусмотренной законом, свидетельские показания также не могут опровергать факт совершения сделки.

7. Подтверждением факта заключения договора займа может быть любой документ, удостоверяющий факт передачи заемщику заимодавцем определенной суммы денежных средств

В силу статьи 162 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Из содержания указанных выше правовых норм в их взаимосвязи следует, что в подтверждение факта заключения договора займа, считающегося заключенным в момент передачи денег, может быть представлен любой документ, удостоверяющий факт передачи заемщику заимодавцем определенной суммы денежных средств.

В соответствии с ч. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Из содержания указанных выше правовых норм в их взаимосвязи следует, что в подтверждение факта заключения договора займа, считающегося состоявшимся в момент передачи денег, может быть представлен любой документ, удостоверяющий факт передачи заемщику заимодавцем определенной суммы денежных средств.

Согласно п. 1 ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Проанализировав указанную норму и нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре займа, суд первой инстанции пришел к выводу, что в подтверждение факта заключения договора займа, считающегося заключенным в момент передачи денег, может быть представлен любой документ, удостоверяющий факт передачи заемщику заимодавцем определенной суммы денежных средств. Свидетельские показания, связанные со сделкой, не облеченной в надлежащую (простую письменную) форму, при рассмотрении судом соответствующего спора недопустимы.

8. Факт передачи денежных средств по договору купли-продажи недвижимого имущества должен подтверждаться только прямыми письменными доказательствами

В силу требований статьи 162 Кодекса при отсутствии договора, заключенного в письменной форме, стороны вправе представлять в подтверждение сделки и ее условий письменные и другие доказательства, за исключением свидетельских показаний.

С учетом изложенных требований закона доказательствами совершения сделок купли-продажи без оформления письменного договора могут быть признаны документы, с достоверностью подтверждающие факт передачи товара истцом ответчику, наименование и количество товара.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Статья 162 ГК РФ. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (действующая редакция)

1. Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

2. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

3. Утратил силу с 1 сентября 2013 года. — Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 162 ГК РФ

1. В комментируемой статье закреплены два последствия несоблюдения простой письменной формы сделки:

1) лишение права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Однако это не лишает стороны права приводить письменные и другие доказательства в подтверждение сделки и ее условий.

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (см. ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ).

То есть факт совершения определенных действий по сделке, для заключения которой предусмотрена необходимость соблюдения простой письменной формы, не может быть установлен судом только на основании свидетельских показаний при наличии письменных доказательств, опровергающих данный факт (см. Определение СК по гражданским делам ВС РФ от 24.12.2013 N 32-КГ13-8). Например, расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей, как раз и служат такими письменными доказательствами, подтверждающими заключение договора займа и его условий (см. Определение Московского городского суда от 18.04.2014 N 33-12882/14);

2) признание сделки недействительной. Данное основание применимо только в том случае, когда это прямо указано в законе или определено соглашением сторон сделки, например:

а) ГК РФ (см. ст. ст. 331, 339, 362, 550, 560, 651, 820, 836, 940, 1017, 1028);

б) договор передачи личных сбережений независимо от его суммы заключается в письменной форме. Несоблюдение письменной формы договора влечет его недействительность. Такой договор является ничтожным (ст. 31 ФЗ от 18.07.2009 N 190-ФЗ «О кредитной кооперации»);

в) договор о присоединении сетей электросвязи заключается в письменной форме путем составления в соответствии с гражданским законодательством одного документа, подписанного сторонами, в срок, не превышающий девяноста дней со дня получения обращения. Несоблюдение формы такого договора влечет за собой его недействительность (ст. 19 ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи»).

Нормы ст. 166 ГК РФ предусматривают деление всех недействительных сделок на:

— ничтожные — сделки, признаваемые недействительными без решения суда (т.е. не нужно обращаться в суд для того, чтобы признать сделку ничтожной. В судебном порядке решается лишь вопрос о применении последствий недействительности ничтожной сделки);

— оспоримые — сделки, признаваемые недействительными по решению суда (в данном случае как само признание недействительности сделки, так и последствий ее недействительности осуществляются в судебном порядке).

Любая сделка, признанная недействительной (неважно, ничтожная она или оспоримая) (см. п. 1 ст. 167 ГК РФ):

— не влечет юридических последствий (т.е. тех последствий, достижения которых добивались совершившие ее стороны) (за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью);

— недействительна с момента ее совершения (например, основания, влекущие за собой недействительность договора купли-продажи квартиры, заключенного в 2012 г., были установлены в 2014 г. Данная сделка считается недействительной с 2012 г., т.е. момента ее совершения).

Однако согласно п. 3 ст. 167 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана судом недействительной и на будущее время с момента вынесения решения о ее недействительности.

Отдельно следует отметить, что недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК РФ). Так, судом установлено, что признание недействительными части оспоренного пункта договора энергоснабжения (об установлении частичного ограничения режима потребления при возникновении внерегламентных ситуаций) не повлияет на исполнение сторонами обязательств по договору, а признание его недействительным не влечет ничтожности прочих условий договора энергоснабжения (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 27.10.2011 N Ф06-9135/11 по делу N А12-3253/2011).

Нормы п. 2 ст. 167 ГК РФ предусматривают основное юридическое последствие недействительности сделок: каждая из сторон сделки, признанной недействительной, обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке. То есть стороны возвращаются в то имущественное положение, которое имело место до исполнения этой сделки. Такой возврат возможен в следующих формах:

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

1) в натуре. Для возврата полученного по недействительной сделке не подлежат исследованию основания возникновения прав сторон на переданное по сделке имущество. Стороны должны доказать только факт передачи имущества во исполнение недействительной сделки, см. п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126;

2) в денежной форме (в случае невозможности возвратить полученное в натуре, в том числе когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге). Отсутствие в данной норме правила о возмещении одной стороне рыночной стоимости имущества на момент его возвращения при двусторонней реституции другой стороне не может рассматриваться как нарушающее равенство участников данных гражданско-правовых отношений и не обеспечивающее гарантии права частной собственности. Вместе с тем названное законоположение не препятствует индексации подлежащих возврату денежных сумм с учетом инфляции, при этом как сам факт инфляции, так и размер возможной индексации могут быть установлены судом, рассматривающим соответствующий гражданско-правовой спор, см. Определение КС РФ от 18.01.2005 N 23-О.

Специальные последствия недействительности сделок устанавливаются в зависимости от оснований, по которым та или иная сделка признается недействительной.

2. Применимое законодательство:

— ФЗ от 18.07.2009 N 190-ФЗ «О кредитной кооперации»;

— ФЗ от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи»;

— ФЗ от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»;

— Закон РФ от 15.04.1993 N 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей».

3. Судебная практика:

— Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2014 N 15АП-12300/2013 по делу N А32-21823/2011;

— Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2014 N 11АП-5587/14;

— Определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 07.04.2014 по делу N 33-841/2014;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 09.06.2012 по делу N А57-15169/2011;

— Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.08.2011 по делу N А43-26132/2010;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 17.06.2011 по делу N А65-23069/2010;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 21.02.2011 по делу N А57-22454/2008;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 31.01.2011 по делу N А57-2528/2010;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 21.01.2011 по делу N А57-5406/2010;

— Постановление ФАС Поволжского округа от 29.11.2010 по делу N А06-8527/2009;

— Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.09.2008 по делу N А11-9785/2007-К1-1/472.

ВС разъяснил, на что может рассчитывать кредитор при утере договора займа

Верховный суд РФ разобрал, какими платежными документами может быть заменен оригинал договора займа, например, в случае его утери. Разъяснения приводятся в 144-страничном, третьем за этот год обзоре судебной практики.

ВС анализирует в обзоре практику всех судебных коллегий (о материалах, представленных коллегиями по экономическим спорам, по гражданским и уголовным делам, читайте на «Право.ru» соответственно здесь, здесь и здесь), а также разбираются постановления надзора суда по различным категориям дел (см. здесь) и даются разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике.

Всего представлены толкования по 22 проблемным аспектам практики разрешения споров (см. также здесь). В частности, ВС отвечает на вопрос, может ли факт заключения договора займа при отсутствии оригинала такого договора либо исключении его судом из числа доказательств по делу подтверждаться иными доказательствами, в частности платежными документами, подтверждающими факт перечисления денежных средств.

Согласно п. 1 ст. 158 ГК РФ сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной). Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (п. 1 ст. 160 ГК РФ).

Указанные правила применяются к двусторонним (многосторонним) сделкам (договорам), если иное не установлено ГК РФ (п. 2 ст. 420 ГК РФ). Так, договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (пп. 2 и 3 ст. 434 ГК РФ).

Статьей 808 ГК РФ установлены требования к форме договора займа: договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Согласно ст. 162 ГК РФ несоблюдение требований о совершении сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

При этом договор займа является реальным и в соответствии с п. 1 ст. 807 ГК РФ считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Статьей 812 ГК РФ предусмотрено, что заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. Если договор займа должен быть совершен в письменной форме (ст. 808 ГК РФ), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ и ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждая сторона, лицо, участвующие в деле, должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Поскольку для возникновения обязательства по договору займа требуется фактическая передача кредитором должнику денежных средств (или других вещей, определенных родовыми признаками) именно на условиях договора займа, то в случае спора на кредиторе лежит обязанность доказать факт передачи должнику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения, регулируемые гл. 42 ГК РФ, а на заемщике – факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа либо безденежность займа.

При наличии возражений со стороны ответчика относительно природы возникшего обязательства следует исходить из того, что займодавец заинтересован в обеспечении надлежащих доказательств, подтверждающих заключение договора займа, и в случае возникновения спора на нем лежит риск недоказанности соответствующего факта.

В соответствии с ч. 2 ст. 71 ГПК РФ, ч. 8 ст. 75 АПК РФ при непредставлении истцом письменного договора займа или его надлежащим образом заверенной копии вне зависимости от причин этого (в случаях утраты, признания судом недопустимым доказательством, исключения из числа доказательств и т. д.) истец лишается возможности ссылаться в подтверждение договора займа и его условий на свидетельские показания, однако вправе приводить письменные и другие доказательства, в частности расписку заемщика или иные документы.

К таким доказательствам может относиться, в частности, платежное поручение, подтверждающее факт передачи одной стороной определенной денежной суммы другой стороне.

Такое платежное поручение подлежит оценке судом, арбитражным судом исходя из объяснений сторон об обстоятельствах дела, по правилам, предусмотренным ст. 67 ГПК РФ или ст. 71 АПК РФ, – по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, с учетом того, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

При этом указание в одностороннем порядке плательщиком в платежном поручении договора займа в качестве основания платежа само по себе не является безусловным и исключительным доказательством факта заключения сторонами соглашения о займе и подлежит оценке в совокупности с иными обстоятельствами дела, к которым могут быть отнесены предшествующие и последующие взаимоотношения сторон, в частности их взаимная переписка, переговоры, товарный и денежный оборот, наличие или отсутствие иных договорных либо внедоговорных обязательств, совершение ответчиком действий, подтверждающих наличие именно заемных обязательств, и т. п.

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ № 3 (2015) можно ознакомиться здесь.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).