Статья 105 убийство пример

Статья 105 убийство пример

В соответствии с п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ» под общеопасным способом убийства (п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ) следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди).

Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ, по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью — по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

В тех случаях, когда убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное, наряду с п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ, следует квалифицировать также по ч.2 ст.167 или ч.2 ст.261 УК РФ [1] .

Суть общеопасного способа убийства заключается в том, что поведение виновного опасны как для потерпевшего, так и для хотя бы ещё одного лица. Убийство общеопасным способом означает, что в результате деяния виновного возникла общая опасность для жизни двух или более человек, приведшая к смерти одного из них.

Если при убийстве такой опасности нет, то не будет общеопасного способа, даже при наличии материального вреда [2] .

Основными признаками, характеризующими общеопасный способ убийства, являются средства и обстановка убийства.

Средства – это объекты материального мира, с помощью которых виновный причиняет смерть потерпевшему и создает опасность для жизни других лиц.

В юридической литературе все средства убийства в зависимости от их поражающих свойств подразделяют на три вида:

1) ограниченно опасные – средства, применение которых создает опасность для жизни только одного из нескольких лиц в момент посягательства (бросок ножа в толпу, использование самострела, выстрел из арбалета и т.п.) – использование таких средств не создает опасности нескольким лицам, и такой способ убийства не следует признавать общеопасным;

2) ситуативно-опасные – средства, применение которых опасно как для жизни потерпевшего, так и для других лиц в момент посягательства (стрельба из автоматического оружия, дробью из ружья, использование взрывного устройства и т.п.);

3) долговременно-опасные – средства, применение которых опасно для жизни неопределенного круга лиц длительное время с момента их использования (использование ядовитых, сильнодействующих, радиоактивных и т.п. смертельных веществ) [3] .

Однако само по себе применение указанных средств, объективно опасных для жизни многих людей, без учета обстановки совершения убийства, не может расцениваться как квалифицирующий признак убийства (например, убийство путем взрыва или поджога в пустыне, тайге).

Обстановка убийства – это совокупность закономерных (необходимых) и случайных (косвенных) взаимообусловленных, взаимосвязанных и взаимодействующих субъектов социальных отношений и объектов материального мира, их (рас)положение, обстоятельства и условия существования [4] , в которых совершается посягательство на жизнь потерпевшего.

Обстановка должна свидетельствовать, что применяемые виновным средства реально опасны для жизни нескольких лиц. Опасность определяется:

а) поражающими свойствами орудия (автомат, ружье, заряженное дробью и т.п.);

б) расстоянием от виновного до потерпевшего;

в) наличием других лиц и их местонахождением по отношению к потерпевшему;

г) особенностями производства выстрела или совершения иных действий (бездействия), направленных на убийство;

д) величиной зоны поражения и другими обстоятельствами, характеризующими обстановку совершения преступления [5] .

Субъективная сторона убийства общеопасным способом характеризуется прямым или косвенным умыслом. Виновный осознает общеопасный способ убийства, что его поведение опасно не только потерпевшему лицу, но хотя бы ещё одному человеку [6] , предвидит неизбежность или реальную возможность причинения смерти потерпевшему, а также опасность для жизни других лиц, желает этого или сознательно допускает таких последствий, либо относится к ним безразлично.

[1] См.: Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Сост. С.В.Бородин, А.И.Трусова; Под общ. ред. В.М.Лебедева. – М.: Спарк, 2001. – С.392.

[2] См.: Попов А.Н. Указ. раб. – С.493.

[3] См.: Попов А.Н. Указ. раб. – С.496.

[4] См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. раб. – С.449.

[5] См.: Беляев В.Г., Свидлов Н.М. Указ. раб. – С.29.

[6] Подробнее о субъективной стороне убийства общеопасным способом см.: Попов А.Н. Указ. раб. – С.510-545.

Статья 105 убийство пример

Простым принято называть убийство, совершенное без смягчающих и отягчающих обстоятельств (ч.1 ст.105 УК).

Квалификация убийства по ч.1 ст.105 УК осуществляется по так называемому «остаточному» принципу. Это означает, что при конкуренции привилегированного, квалифицированного и простого убийства, приоритет (предпочтение) отдается привилегированному виду убийства (ст.106-108 УК), даже если в таком деянии объективно наличествуют квалифицирующие признаки (общеопасный способ, причинение смерти двум или более лицам, группа лиц, особая жестокость, беспомощное состояние потерпевшего и т.п.).

При отсутствии смягчающих обстоятельств квалификация при конкуренции простого и квалифицированного убийства осуществляется по ч.2 ст.105 УК. И только при отсутствии смягчающих и отягчающих признаков применяется ч.1 ст.105 УК РФ.

Следовательно, простое убийство определяется методом исключения: сначала смягчающих, а затем отягчающих обстоятельств.

Наука уголовного права и судебная практика выделяет несколько наиболее типичных видов простого убийства:

в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений,

по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений, и др.

Статья 105 УК РФ (убийство) — комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Убийство. Понятие.

К примеру, причинение смерти по неосторожности, доведение до самоубийства, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего и тп. Субъектом преступления по ст.105 УК РФ является лицо, достигшее возраста 14 лет. Состав преступления – материальный. То есть обязательно наступление общественно – опасных последствий – смерти потерпевшего. Объект убийства – жизнь человека. Преступление законодателем отнесено к категории особо тяжких. Наказание – только в виде лишения свободы.

Виды убийства

Простое убийство

Простое убийство – не закрепленное законодателем понятие убийства без каких-либо отягчающих наказание обстоятельств. К простому убийству относится причинение смерти потерпевшему в ходе ссоры, драки, на почве личных неприязненных отношений и тп. Отличительная особенность такого рода убийств – квалификация деяния виновного лица по ч.1 ст.105 УК РФ. Санкция части первой предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 6 до 15 лет.

Так, Р. в ходе распития спиртного со своим знакомым А., на почве личных неприязненных отношений учинил ссору с последним, в ходе которой взял со стола нож и умышленно нанес им несколько ударов в область живота, причинив проникающие ранения жизненно-важных органов, повлекшие смерть потерпевшего А. на месте. Действия Р. верно были квалифицированы по ч.1 ст.105 УК РФ как убийство, без отягчающих обстоятельств.

В следственной практике нередки случаи, когда уголовное дело возбуждается по ч.1 ст.105 УК РФ как простое убийство; но в последующем предъявляется более тяжкое обвинение уже по соответствующему пункту ч.2 ст.105 УК РФ.

К примеру, Л. было предъявлено обвинение по ч.1 ст.105 УК РФ за убийство ранее незнакомого Д. выстрелом из пистолета. Как пояснил сам Л., он убил потерпевшего случайно, так как в состоянии опьянения «играл» со своим оружием, на которого имелась лицензия, и случайно выстрелил в потерпевшего Д. Как в последующем было установлено органами следствия, Л. за совершение данного преступления получил денежное вознаграждение от Н., у которого были неприязненные отношения с потерпевшим, и с которым Л. заранее договорился о совершении убийства Д. Налицо совершение убийства из корыстных побуждений. В последующем Л. был осужден по п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ к 16 годам лишения свободы.

Убийство в состоянии аффекта

Убийство в состоянии аффекта – причинение смерти потерпевшему в состоянии сильного душевного волнения. Законодателем ответственность за данное преступление предусмотрена ст.107 УК РФ. Обязательный признак, при котором возможна квалификация деяния по данной статье УК РФ – аморальное и (или) противоправное поведение потерпевшего. Оно может выражаться в тяжких оскорблениях, нанесении телесных повреждений, издевательствах, иными противоправными действиями.

В судебной практике квалификация деяний виновного как совершенные в состоянии аффекта достаточно редки. Общая доля таких преступлений за период 2010-2016 гг. – не более 13% от всех совершаемых убийств. Как правило, виновному предъявляется обвинение по ч.1 ст.105 УК РФ. В последующем, при рассмотрении дела по существу судом, при наличии достаточных доказательств неправомерности поведения потерпевшего, суд может переквалифицировать действия подсудимого со ст.105 УК РФ на ст.107 УК РФ, которая предусматривает гораздо менее строгое наказания, нежели за умышленное убийство.

Обратимся к примеру. Супруги П. и А. состояли в браке. Однажды А. сказала П., что живет с другим мужчиной, и настоятельно потребовала, чтобы муж собрал все свои вещи и уходил.

Вернувшись поздно вечером домой, через окно П. увидел, что в постели с его женой находится

Н. Быстро проник в квартиру, схватил заряженное ружье и выстрелил в Н., который от ранения в шею скончался на месте.

По показаниям потерпевшей А., которые подтверждались другими исследованными доказательствами, действовал П. «как в тумане», «был бледен, весь трясся», плохо помнит события. Застав жену с Н. при указанных выше обстоятельствах, П., как установил суд, действовал в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного аморальным поведением потерпевшего. Таким образом, действия П., квалифицированные органами следствия как умышленное убийство, суд переквалифицировал на ч.1 ст.107 УК РФ.

Потерпевшая сторона, не согласившись с приговором, обжаловала его. Апелляционная инстанция оставила приговор без изменений.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны

Согласно ч.1 ст.37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

В ч.2.1 указанной статьи отмечается, что не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Законодателем указанный вид убийства не случайно относится к так называемым «привилегированным» составам убийства. Причинение смерти нападавшему лицу несет меньшую общественную опасность, нежели совершение умышленного убийства.

Однако, для квалификации деяния по ч.1 ст.108 УК РФ, необходимо установить, что виновное лицо, при защите себя либо других лиц, явно превысило пределы необходимой обороны. Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства. Квалифицировать действия виновного по ч.1 ст.108 УК РФ в следственной и судебной практике крайне сложно. С одной стороны, необходимо установить, что лицо действовало в состоянии необходимой обороны, а не совершило умышленное убийство, которое похоже на совершенное в состоянии необходимой обороны. С другой – установить, где именно произошло то «несоответствие характеру и опасности посягательства», после которого потерпевший лишился жизни.

Доля таких преступлений от общего числа убийств – около 10 %. Субъект – лицо, достигшее возраста 16 лет.

Органами следствия Ж. обвинялся в совершении умышленного убийства своего отца Г. при следующих обстоятельствах.

Поздно ночью отец пришел домой в состоянии сильного алкогольного опьянения, стал вести себя неадекватно, оскорбляя Ж. и его мать Р. После этого пошел на кухню и взял со стола кухонный нож, и, подойдя к сыну и супруге, стал их оскорблять, при этом размахивая ножом в разные стороны. Ж. смог отвлечь внимание отца, выхватил нож и ударил им последнего в область живота. От полученных травм Г. скончался. Органами следствия действия Ж. квалифицированы как умышленное убийство по ч.1 ст.105 УК РФ.

При рассмотрении дела по существу, суд пришел к выводу о виновности Ж. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст.108 УК РФ. При этом защита настаивала на невиновности Ж., ссылаясь на ст.37 УК РФ. Как указано в приговоре суда, Ж. явно превысил пределы необходимой обороны, так как выхватив у отца нож, последний уже не представлял никакой опасности для него и для его матери. Более того, потерпевший находился в состоянии сильного алкогольного опьянения и еле стоял на ногах. При таких обстоятельствах он не смог бы причинить вреда Ж. и Р. Апелляционная инстанция оставила приговор без изменений.

Квалифицированные составы убийства

Убийство двух и более лиц

Согласно комментариям к УК РФ, убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК) представляет собой совокупность нескольких убийств, совершенных одновременно или на протяжении короткого промежутка времени и охватывающихся единым преступным намерением виновного.

Данный состав преступления представляет наибольшую общественную опасность, поскольку наступают последствия в виде смерти двух, а в некоторых случаях и более лиц.

Как уже отмечалось выше, умысел виновного лица должен быть направлен именно на причинение смерти нескольким потерпевшим. Обязательным признаком совершения данного преступления является единый умысел, совершается оно, как правило, одновременно или через небольшой промежуток по времени.

Пример из практики одного из районных судов Москвы. Р. и Т. отдыхали с компанией в кафе, когда при уходе из него обнаружили пропажу мобильных телефоном и денежных средств, которые находились в куртках. Выйдя на улицу, они увидели двух цыган, которые пересчитывали деньги. Предположив, что именно они и совершили кражу, Р. и Т. набросились на них, стали наносить многочисленные удары по голове и телу, после чего забрали деньги и уехали. Зверски избитые потерпевшие скончались на месте. Суд правильно квалифицировал действия Р. и Т. по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, поскольку умысел последних был направлен именно на лишение жизни двух лиц. При этом Р. и Т. осознавали общественную опасность своих действий и желали наступления последствий – смерти потерпевших.

Другой пример показывает, что большой разрыв во времени между убийствами влечет квалификацию, при отсутствии других отягчающих обстоятельств, по ч.1 ст.105 УК РФ за каждое совершенное преступление.

Так, П. с целью лишения жизни Р. на почве личных неприязненных отношений, пришел к последнему домой, учинил ссору, в ходе которой ножом нанес один удал в область шеи. Р. скончался на месте. Спустя некоторое время, к П. пришел его знакомый Т., которому последний рассказал о совершенном преступлении в отношении Р. Т. сказал, что сообщит о произошедшем в полицию, и призвал Р. сделать это самому. В результате возникшей ссоры Р. снова схватил нож и ударил в живот Т. От острой кровопотери последний скончался в машине скорой помощи. Действия Р. были верно квалифицированы по двум эпизодам ч.1 ст.105 УК РФ, так как у последнего умысел на убийство каждый раз возникал заново. Кроме того, временной промежуток между совершением преступлений был достаточно большим. По совокупности преступлений Р. приговорен к 20 годам лишения свободы.

Убийство группой лиц

Убийство группой лиц – это причинение смерти потерпевшему, которое совершено несколькими лицами. Указанный вид убийства является разновидностью соучастия. В УК РФ соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

При этом необязательно, было ли совершено убийство группой лиц по предварительному сговору, то есть преступники заранее договорились о совершении преступления и распределили между собой роли, либо без такового.

Распределение ролей подразумевает исполнителя, подстрекателя, пособника. Данное распределение имеет место при совершении убийства группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой.

В некоторых случаях совершение убийства группой лиц происходит путем нанесения смертельных ранений всеми участниками. В данном случае имеет место соисполнительство. Такая ситуация возможна при совершении убийства как простой группой лиц, так и по предварительному сговору.

Приведем примеры. Ю., на почве неприязненных отношений к К., пришел к подъезду последнего и стал ждать его выхода. Его знакомый Н. находился рядом и следил на обстановкой, чтобы в случае появления кого-либо из посторонних лиц предупредить Ю. При этом Ю. сказал Н., что хочет просто поговорить с К. и немного его припугнуть. О совершении убийства речь не шла.

Когда К. вышел, Ю. набросился на него с молотком, и попытался нанести удар по голове. Столкнувшись с неожиданным сопротивлением К., Ю. крикнул своему знакомому немедленно ему помочь. Н. подбежал к К. и стал наносить ему беспорядочные удары руками и ногами. Когда последний потерял сознание, Ю. подошел к нему, и нанес несколько ударов молотком по голове. Действия Ю. и Н. были квалифицированы по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц.

Приговором Московского городского суда Б. и И. осуждены по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ за совершение убийства группой лиц по предварительному сговору при следующих обстоятельствах. Б. предложил своему знакомому И. совершить убийство Р. за денежное вознаграждение. И. согласился. Преступники распределили между собой роли. Учитывая, что у Р. и И. сложились дружеские отношения, последний должен был пригласить потерпевшего к себе в гараж, чтобы помочь отремонтировать автомобиль. Когда Р. пришел в указанный гараж, Б. набросился на него, избил, и столкнул в погреб, который закрыл тяжелым предметом. После чего Б. и И. покинули гараж. Спустя некоторое время потерпевший скончался от переохлаждения.

Из указанного примера видно, что преступники заранее обговорили будущее преступление, распределили роли, действовали во время его совершения согласованно.

Убийство из корыстных побуждений

В соответствии с п.11 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.)

Для квалификации содеянного как убийство, совершенное из корыстных побуждений необходимо установить корыстный мотив у виновного, причем он должен возникнуть до совершения преступления.

Изучение следственной и судебной практики показывает, что при квалификации убийств как корыстных нередко допускаются ошибки. Иногда убийство квалифицируется как совершенное из корыстных побуждений, в то время как в действительности имеют место иные мотивы (месть, ревность, семейные неурядицы и пр.). Как правило, это делается в тех случаях, когда совершению убийства предшествуют какие-либо споры имущественного характера (например, потерпевший не платит обусловленную сумму денег, не отдает долг). При этом забывается, что лишь стремление получить благодаря лишению жизни потерпевшего какие-либо выгоды материального характера либо намерение избавиться от материальных затрат дают основание квалифицировать убийство как совершенное из корыстных побуждений. В силу этого не расцениваются как корыстные убийства, совершаемые с целью удержания или сохранения имущества, уже принадлежащего виновному (например, убийство мелкого воришки при отсутствии состояния необходимой обороны). Судебная практика не относит такие убийства к корыстным.

Пример корыстного убийства из практики Московского городского суда.

В. предложил своему знакомому Л. совершить убийство Д., поскольку последний требовал у В. возврата долга в крупной денежной сумме. При этом пообещал за его совершение 1 миллион рублей. Л. согласился. Вечером того же дня он отправился в квартиру к потерпевшему, постучал в дверь и представился представителем управляющей компании. Когда Д. впустил его к себе в квартиру, Л. достал спрятанный в рукаве куртки заранее приготовленный обрез ружья и произвел выстрел в голову потерпевшего. После чего покинул квартиру. В последующем, встретившись с В., он получил обещанное денежное вознаграждение. Приговором суда Л. был осужден по п. «з» ч.2 ст.105 УК РФ к наказанию в виде 14 лет лишения свободы.

Убийство с особой жестокостью

Данное преступление предусмотрено п. «д» ч.2 ст.105 УК РФ.

Само понятие «особая жестокость» является оценочным и всегда вызывало много споров среди судей и работников следственных органов. Обратимся к рекомендациям, данным Верховным судом РФ при рассмотрении подобных уголовных дел.

Так, в соответствии с п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» «при квалификации убийства по п. «д» ч.2 ст.105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью».

Приведем пример. И., испытывая личную неприязнь к своей знакомой Р., предложила последней прогуляться, и завела в безлюдное место. Высказывая слова недовольства поведением Р. во время проведения ее дня рождения, которое выразилось в заигрывании с парнем И., последняя достала из кармана ножницы и ударила ими Р. в живот. Когда потерпевшая упала на землю, И. подошла к ней и стала наносить удары ножницами по животу и ногам. После чего отрезала уши и язык потерпевшей. Спустя непродолжительное время Р. скончалась. Судом действия И. верно квалифицированы как совершение убийства с особой жестокостью, поскольку потерпевшая, еще находясь в сознании, испытывала сильные мучения перед смертью. И. приговорена к 16 годам лишения свободы.

Покушение на убийство

Как известно из норм УК РФ, покушением признается совершение виновным всех действий, составляющих объективную сторону состава преступления, если при этом они не были доведены до конца по независящим от его воли обстоятельства. Покушение на убийство не является исключением. Виновное лицо совершает действия, направленные на причинение смерти потерпевшему, и осознает общественную опасность своих деяний, но при этом смерть потерпевшего не наступает из-за своевременно оказанной медицинской помощью, пресечением совершения преступления иными лицами, сотрудниками полиции, и тп. То есть умысле виновного всегда направлен именно на лишение жизни. Если усматривается умысел на причинение потерпевшему вреда здоровью, в том числе тяжкого, подобные действия не могут квалифицироваться как покушение на убийство. Такие действия, в зависимости от тяжести вреда, подлежат квалификации по соответствующей статье УК РФ за причинением вреда здоровью. Покушение на убийство квалифицируется по ст.105 УК РФ (ч.1 или ч.2), со ссылкой на соответствующую часть ст.30 УК РФ.

Пример. Л., с целью лишения жизни П., незаконно проник в дом последнего. Убедившись, что П. спит, подошел к нему, взял в руки заранее приготовленную веревку, и накинул на шею потерпевшего, стал душить. Спустя непродолжительное время П. перестал подавать признаки жизни. Л., посчитав, что потерпевший скончался, покинул дом. Через десять минут после произошедшего в дом к П. пришел его сын. Увидев отца с веревкой на шее, он немедленно вызвал сотрудников полиции и врачей скорой помощи, которые отвезли П. в больницу, тем самым спасли его жизнь. Действия виновного правильно квалифицированы по ст.ст.30 ч.3, 105 ч.1 УК РФ как покушение на убийство. Как мы видим, Л. совершил все действия, направленные на причинение смерти П., однако ввиду своевременно оказанной помощи врачей П. сумел выжить.

Причинение смерти по неосторожности

Понятие и ответственность

Причинение смерти по неосторожности – состав преступления, предусмотренный ст.109 УК РФ.

Причинением смерти по неосторожности в Уголовном кодексе РФ признаётся действие или бездействие, объективно повлёкшее за собой смерть другого человека, но совершённое не умышленно, а в результате неосторожности, то есть когда виновный не предвидел, хотя мог и должен был предвидеть, что его деяние приведёт или может привести к смерти другого человека (преступная небрежность); либо же предвидел, но безосновательно предполагал, что этого не произойдёт, либо рассчитывал этого избежать (преступное легкомыслие).

Ответственность за данный вид преступления значительно менее строгая, чем за умышленное убийство. По ч.1 ст.109 УК РФ максимальное наказание – 2 года лишения свободы, по ч.2 ст.109 УК РФ – 5 лет лишения свободы.

Пример правильной квалификации по ч.1 ст.109 УК РФ.

П. вместе со своей знакомой Т. отмечали день рождения последней. П. купил несколько фейерверков, и стал их запускать на улице. В какой то момент Т. приблизилась к П. в тот момент, когда у него в руках был один из фейерверков. П. резко повернулся в ее сторону, и один из зарядов попал в глаз Т. с очень близкого расстояния. Несмотря на своевременную медицинскую помощь, Т. скончалась от острой потери крови. П. был осужден по ч.1 ст.109 УК РФ к 1 году лишения свободы.

Из этого примера видно, что П. не желал смерти Т. Однако при должном внимании и осмотрительности обязан был предвидеть, что снаряд фейерверка может попасть в Т. и тем самым причинить ей телесные повреждения. Но П. отнесся к этому безразлично.

Отличие от умышленного убийства

Что же отличает данный состав от умышленного убийства? В первую очередь, отличие заключается в направленности умысла виновного. По ст.109 УК РФ умысел на причинение смерти отсутствует. Как правило, причинение смерти по неосторожности допускается при нарушении правил предосторожности на производстве, в быту, при обращении с источником повышенной опасности и тд.

В судебной и следственной практике нередки случаи, когда виновное лицо пытается скрыть совершение умышленного убийства под причинение смерти по неосторожности и получить минимальное наказание.

Так, Б., работая трактористом на заводе, испытывал личную неприязнь к К., который периодически высказывал свое недовольство в работе Б., поскольку последний часто приходил на работу пьяный. При этом К. стал требовать у Б. деньги, чтобы не сообщать руководству о данных фактах, которые были известны только ему. Подождав удобный момент, когда К. вышел из одного из цехов завода, Б. подъехал к нему на тракторе и резко надавил на педаль акселератора, и переехал его. Он полученных травм К. скончался. В ходе следствия Б. утверждал, что перепутал педали акселератора и педаль тормоза, и такое у него уже бывало неоднократно. То есть никакого умысла на причинение смерти у него не было. Следствием было собрано достаточно доказательств виновности Б. в совершении именно умышленного убийства, и последний был осужден на 9 лет лишения свободы.

Исходя из вышеизложенного, следователям и судьям необходимо как можно тщательней подходит к расследованию и рассмотрению подобных дел. Только тогда виновное лицо получит заслуженное наказание.

Угроза убийством

Понятие и ответственность

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью – состав преступления, предусмотренный ст.119 УК РФ. Данный вид преступления носит меньшую общественную опасность, нежели покушение на убийство, поэтому и отнесен законодателем к преступлениям небольшой тяжести. Максимальное наказание – до 2 лет лишения свободы.

Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью нельзя рассматривать как установление ответственности за преступления против жизни и здоровья со стадии обнаружения умысла. Речь идет о самостоятельном составе преступления, со своими объективными и субъективными признаками.

Угроза может быть выражена в любой форме: устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Важно, чтобы угроза была воспринята потерпевшим. Именно с этого момента преступление следует считать оконченным, если имелся разрыв во времени между высказыванием угрозы и ее восприятием. Угроза не всегда может быть воспринята потерпевшим лицом реально. При оценке реальности осуществления угрозы необходимо учитывать все обстоятельства конкретного дела: обстановку преступления, взаимоотношения виновного и потерпевшего и др.
Так, Л. во время распития спиртного со своей супругой Д. учинил ссору с последней, в ходе которой схватил со стола кухонный нож, подошел к Д., и размахивая ножом перед лицом, высказывал слова угрозы убийством «я тебя сейчас прирежу». После чего прекратил свои преступные действия. В сложившейся обстановке потерпевшая воспринимала высказанную угрозу реально, опасаясь за свою жизнь и здоровье. Л. был осужден по ч.1 ст.119 УК РФ к наказанию в виде 360 часов обязательных работ.

Как показывает практика, в основном суды стараются назначать наказание, не связанное с лишением свободы. В 70% случаях назначаются обязательные либо исправительные работы. При рецидиве преступлений виновному назначается лишение свободы – условное либо реальное.

Отличие от покушения на убийство

Отличие данного состава преступления от покушения на убийство заключается в направленности умысла виновного. Так, для квалификации действий по статье 119 УК РФ необходимо, чтобы виновный высказал угрозу убийством в адрес потерпевшего, но при этом не намеревался исполнить ее. То есть умысел на причинение смерти отсутствует.

Если же по обстоятельствам дела видно, что умысел виновного был именно на убийство потерпевшего, но его действия были вовремя пресечены, данное деяние нельзя расценивать как угрозу убийством.

Пример из практики. Р. пришел в гости к своему знакомому К., где стали распивать спиртное. Спустя некоторое время между ними произошла ссора, Р. подошел к К., схватил двумя руками за шею и стал душить. В это время из комнаты прибежал сын потерпевшего и оттащил Р. от своего отца. В данном случае суд посчитал, что умысел Р. был направлен на причинение смерти К., однако умысел не был доведен до конца по независящим от его воли обстоятельствам. Р. был осужден по ст.ст.30 ч.3, 105 ч.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

Лекция 2.1 Преступления против жизни и здоровья

3 Убийство и его виды

В соответствии с ч. 1 ст. 105 УК РФ убийство – это умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105 УК России). Таким образом, причинение смерти по неосторожности УК России в отличие от советского уголовного законодательства не относит к убийству.

С объективной стороны все виды убийства выражаются в лишении потерпевшего жизни (материальный состав). Без наступления смерти человека это преступление не может признаваться оконченным. Между деянием и смертью потерпевшего должна быть установлена причинная связь. Это означает, что смерть в внутренней закономерностью должна вытекать из действий (бездействия) виновного, то есть быть необходимым, а не случайным их последствием[1].

Так, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации признала необоснованным осуждение военнослужащих А. и В. за причинение смерти З., который скончался от острого малокровия, вызванного длительным и значительным кровотечением. Последнее возникло в результате избиения потерпевшего военнослужащими А. и И. и причиненного ими З. перелома костей носа с разрывом хряща. Однако смерть З. в конечном счете обусловлена не тяжестью травмы, а тяжким заболеванием крови (гемофилией), которым страдал потерпевший[2].

Субъективная сторона убийства характеризуется умышленной виной (прямой либо косвенный умысел). Мотивы и цели действий виновного могут быть самыми разнообразными – от стремления пресечь посягательство в ситуации необходимой обороны до расправы с потерпевшим из-за ревности или при корыстных побуждениях. Конкретные мотивы, цели и эмоциональное состояние виновного учитываются при квалификации либо как обстоятельства смягчающие (ст. ст. 107, 108 УК России) или отягчающие (ч. 2 ст. 105 УК России) ответственность, либо не признаются ни теми, ни другими (ч. 1 ст. 105 УК России).

Все убийства подразделяются на три группы:

1) убийство без отягчающих обстоятельств (простое убийство) (ч. 1 ст. 105 УК России);

2) убийство при отягчающих обстоятельства (квалифицированное убийство) (ч. 2 ст. 105 УК России);

3) убийство при смягчающих обстоятельствах (привилегированное убийство) (ст.ст. 106, 107, 108 УК России).

Субъектом убийства без смягчающих обстоятельств (ст. 105 УК России) может быть лицо, достигшее 14-летнего возраста, за убийство при смягчающих обстоятельствах ответственность наступает с 16 лет.

По ч. 1 ст.105 УК России квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК России, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст.ст. 106, 107 и 108 УК России (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений)[3].

К убийству при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК России) закон относит умышленное причинение смерти другому человеку при наличии целого ряда обстоятельств, относящихся к объективным либо субъективным признакам убийства.

В законе указано тринадцать пунктов («а»-«м») ч. 2 ст. 105 УК России, определяющих виды квалифицированного убийства. Этот перечень исчерпывающий, поэтому органы предварительного следствия и суд не вправе дополнять его какими-либо иными обстоятельствами, относящимися к разряду отягчающих наказание.

Сотрудникам органов безопасности необходимо уделить особое внимание уяснению признаков составов убийств, предусмотренных пунктами «б», «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК, которые наиболее сходны с преступлениями, борьба с которыми отнесена к ведению органов федеральной службы безопасности. Кроме того, для практики органов безопасности имеют значение и уголовно-правовые положения, регламентирующие ответственность за причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны и при задержании лица, совершившего преступление (ч. 1-2 ст. 108 УК России).

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК России) представляет повышенную общественную опасность. Это деяние совершается с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению служебной деятельности либо выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность.

В соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» под осуществлением служебной деятельности следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от форм собственности, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Оценка характера выполняемой служебной деятельности позволяет отграничить убийство, предусмотренное анализируемым пунктом ст. 105 УК России, от смежных составов, предусмотренных ст. 295, 277, 317 УК России. Отграничение следует проводить по объекту посягательства, который определяется в зависимости от характеристики личности потерпевшего. Потерпевшими по названным статьям являются не частные лица, а определенные представители государственной власти: по ст. 295 УК России – лица, осуществляющие правосудие или предварительное расследование, по ст. 277 УК России – государственный или общественный деятель, а по ст. 317 УК России – сотрудник правоохранительного органа[4].

Выполнение общественного долга означает осуществление гражданином специально возложенных на него обязанностей либо совершение им добровольных действий в интересах общества (участие в борьбе с разведывательной деятельностью иностранных спецслужб, пресечение правонарушений, сообщение органам безопасности о готовящемся преступлении, выступление в качестве свидетеля).

Квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК России возможна при убийстве за общественно полезную деятельность как в течение определенного времени, так и при разовом выполнении гражданином служебных обязанностей или общественного долга.

Если поводом для убийства послужили незаконные действия потерпевшего (связанные, например, с превышением служебных полномочий), содеянное не может быть квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК России.

Потерпевшими по данному виду убийства являются две категории граждан:

а) лица, осуществляющие служебную деятельность или выполняющие общественный долг;

б) их близкие, к которым относятся близкие родственники (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка, внуки), супруг, а также иные лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (например, жених, невеста, друзья и т.д.).

Кроме прямого или косвенного умысла субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется целью – воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего либо выполнению общественного долга, либо мотивом мести за такую деятельность.

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК России). В судебной практике понятие особой жестокости для целей применения п. «д» ч. 2 ст. 105 УК России связывается, во-первых, со способом убийства, во-вторых, с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости[5]. В качестве таких примеров лишения жизни потерпевших в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» названы: пытки, истязание, глумление над жертвой, нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д., а также совершение убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Таким образом, признаки особой жестокости делят на объективные и субъективные. К первым относятся : 1) множественность нанесения побоев и ранений потерпевшему; 2) длительный характер их нанесения; 3) последовательность причинения телесных повреждений. Субъективным признаком особой жестокости является умысел виновного лица (прямой или косвенный) на причинение мучений и страданий потерпевшему в процессе лишения его жизни. Однако установить такой умысел, как правило, возможно, только доказав вышеперечисленные объективные признаки.

Так, после ссоры с потерпевшим сержантом Л. рядовой И., проходящий военную службу по контракту, взял бутылку, зная, что в ней содержится легковоспламеняющаяся жидкость (не менее 400 мл), и полил различные участки тела Л., а также одеяло, которым он был укрыт. После этого рядовой И. поджег потерпевшего Л., вследствие чего он получил несовместимые с жизнью телесные повреждения, повлекшие его смерть. Действия рядового И. были квалифицированы гарнизонным военным судом по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК России как убийство, совершенное с особой жестокостью. В кассационной жалобе осужденный И. просил об изменении приговора. По мнению осужденного, в деле не содержится достаточных доказательств, подтверждающих наличие у него умысла именно на убийство потерпевшего Л. с особой жестокостью. Он не желал смерти потерпевшего и поэтому принял все необходимые меры к его спасению. Однако Военная коллегия Верховного Суда РФ оставила приговор гарнизонного военного суда без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, мотивируя свое решение следующим. Используя зажигалку в качестве источника открытого огня, рядовой И. действовал умышленно, с особой жестокостью, выразившейся в сожжении потерпевшего Л. заживо, причинении ему особых мучений и страданий. Данное обстоятельство рядовой И., безусловно, сознавал. В результате действий осужденного потерпевший, согласно выводам судебно-медицинского эксперта, получил термические ожоги кожи головы, шеи, туловища, верхних и нижних конечностей 3 — 4 степени площадью, составляющей 50% поверхности тела, образовавшиеся от воздействия высоких температур, пламени, сопровождавшиеся ожоговой болезнью. Зафиксированные на теле потерпевшего телесные повреждения отнесены к категории опасных для жизни и расценены как телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью и смерть Л. Таким образом, характер действий осужденного, способ убийства Л., характер локализации телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, свидетельствуют о наличии у рядового И. умысла на убийство с особой жестокостью[6].

Убийство с особой жестокостью может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Поэтому не требуется, чтобы субъект желал именно такого способа убийства, хотя и это может иметь место, необходимо понимание виновным, что он лишает жизни человека с особой жестокостью. Для лица очевидно, что он при убийстве причиняет особые мучения, особые страдания потерпевшему.

Так, военнослужащий по призыву Х. в ходе возникшей ссоры ударил Н. в грудь, отчего тот упал. Затем Х. стал избивать его ногами, обутыми в зимние сапоги, нанося удары по различным частям тела: голове, шее, грудной клетке, животу. Он не прекращал свои действия и после вмешательства подошедшего старшего сержанта Г., пытавшегося его успокоить. Напротив, Х. обеими ногами прыгнул на грудь лежащему потерпевшему. От полученных телесных повреждений Н. скончался на месте происшествия. Из заключения эксперта усматривается, что на трупе было обнаружено не менее 16 тяжких телесных повреждений. Исходя из характера действий Х., причинившего Н. указанные телесные повреждения, суд признал его виновным в убийстве с особой жестокостью[7].

Уничтожение трупа или его расчленение с целью сокрытия преступления само по себе не может быть основанием для квалификации убийства, как совершенное с особой жестокостью.

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК России). Под общеопасным способом понимается такое умышленное лишение жизни одного человека, которое заведомо для виновного представляет опасность не только для потерпевшего, но еще хотя бы для одного лица. Наиболее распространенными общеопасными способами убийства являются обвал, взрыв, поджог помещения, дома, в котором находятся кроме намеченной преступником жертвы другие лица, выстрелы в местах скопления людей, отравление воды и пищи в источниках, которыми пользуются как минимум двое людей[8].

Для квалификации убийства по этому признаку необходимо, чтобы, реализуя умысел на убийство определенного лица, виновный осознавал, что он применяет такой способ причинения смерти, который опасен для жизни нескольких посторонних людей. Прежде всего, это означает, что в процессе преступного посягательства используются специфические орудия и средства, создающие угрозу не только одному человеку, но другим людям, а также чреваты наступлением иных вредных последствий (использование взрывчатых, ядовитых, радиоактивных веществ, огнестрельного оружия, поджог). При этом умыслом виновного должно охватываться, что он посягает на жизнь потерпевшего именно общеопасным способом.

Следует отметить, что использование в процессе убийства источников повышенной опасности само по себе не может означать наличие рассматриваемого признака (например, использование взрывного устройства в безлюдном месте, выстрел из снайперской винтовки профессионально подготовленным лицом). Однако, беспорядочная стрельба в многолюдном месте с целью убийства конкретного человека безусловно свидетельствует об общеопасном способе.

Если при этом посторонним лицам умышленно причинены телесные повреждения различной тяжести, действия виновного надлежит дополнительно квалифицировать по ст. ст. 111 и 112 УК России, предусматривающим ответственность за умышленное причинение соответствующего вреда здоровью. Точно также по совокупности преступлений должна происходить квалификация при неосторожном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью другим лицам (дополнительно по ст. 118 УК России).

Если при совершении убийства общеопасным способом кроме смерти намеченной жертвы наступает смерть других лиц, причем отношение к их смерти имеет форму неосторожной вины, то деяние следует квалифицировать помимо п. «е» ч. 2 ст. 105 УК России и по ст. 109 УК России (причинение смерти по неосторожности).

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК России). По ч. 1 ст. 108 УК России квалифицируется лишь такое убийство, которое совершено при превышении пределов необходимой обороны. При нарушении иных условий правомерности акта необходимой обороны (например, своевременности, наличности, действительности посягательства и т.д.) действия лица, квалифицируются по ст. 105 УК России со ссылкой на п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК России.

Поэтому для определения признаков состава данного преступления следует обращаться к ст. 37 УК России о необходимой обороне как обстоятельстве, исключающем преступность деяния.

Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства.

Существует три основных разновидности явного (чрезмерного) несоответствия действий, совершенных в состоянии необходимой обороны, характеру и степени общественной опасности посягательства:

а) явное несоответствие важности защищаемого интереса (объекта) и того, чему причиняется вред. В первом случае для признания наличия превышения необходимой обороны требуется установление не просто неравноценности защищаемого объекта (интереса) и объекта (интереса), которому причиняется вред при необходимой обороне, а опять-таки неравноценности явной, т.е. чрезмерной;

б) явное несоответствие характеру и степени общественной опасности посягательства избранных лицом средств защиты. При установлении второй разновидности, следует учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (число посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.);

в) явное несоответствие, выражающееся в несвоевременной необходимой обороне[9]. Вопрос о третьем варианте превышения пределов необходимой обороны (несвоевременная оборона) в теории уголовного права является дискуссионным. Спор возникает по поводу того, возможно ли превышение при любой несвоевременной обороне, т.е. как преждевременной, так и запоздалой, или только при последней. Судебная практика в настоящее время признает лишь второй вариант превышения при несвоевременной обороне.

Так, военнослужащий Г. был признан виновным и осужден за убийство при превышении пределов необходимой обороны Т. и убийство без отягчающих обстоятельств Ч. Военная коллегия Верховного Суда РФ квалифицировала оба убийства как совершенные при превышении пределов необходимой обороны, указав следующее. Как установлено по делу, после произведенного выстрела в нападавшего Т. второй выстрел в Ч., действовавшего совместно с Т., Г. произвел спустя всего несколько секунд после первого, и такой временной период препятствовал ему правильно определить момент прекращения нападения со стороны потерпевших. При этом суд не принял во внимание, что инициатором конфликта явился Ч., который позвал с собой Т., и они вдвоем преследовали Г. После произведенного выстрела в Т. в руках находившегося здесь же Ч. обороняющийся Г. увидел предмет и воспринял его как средство нападения. Поэтому Г. не смог дать оценку сложившейся ситуации и понять, прекратил Ч. свои действия или нет[10].

Кроме рассматриваемых трех вариантов превышения пределов необходимой обороны возможна еще одна ситуация, при которой действия лица, совершившего убийство, могут квалифицироваться по ч. 1 ст. 108 УК России, хотя в реальной действительности будет отсутствовать как само состояние необходимой обороны, так и ее превышение. Это касается квалификации причинения вреда в случаях так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства. «В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допускаемой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны». Если в последнем случае мнимо обороняющийся причинит смерть другому лицу, содеянное и следует квалифицировать по ч. 1 ст. 108 УК России.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, следует отграничивать от убийства в состоянии аффекта по следующим основаниям:

а) для убийства, совершенного в состоянии аффекта, характерно причинение смерти потерпевшему не с целью зашиты и, следовательно, не в состоянии необходимой обороны;

б) обязательным признаком убийства в состоянии аффекта является причинение смерти под влиянием внезапно возникшего сильного душевного волнения, тогда как для убийства при превышении пределов необходимой обороны данный признак необязателен.

Таким образом, если обороняющийся превысил пределы необходимой обороны в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, действия виновного следует квалифицировать по ч. 1 ст. 108 УК России.

С субъективной стороны убийство при превышении пределов необходимой обороны предполагает вину только в форме умысла (прямого или косвенного), что вытекает из сопоставления ч. 2 ст. 37 УК России и ч. 2 ст. 24 УК России. В качестве мотива такого преступления выступают побуждения защитить подвергаемые общественно опасному посягательству правоохраняемые интересы (личность, общество и государство).

Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК России). В соответствии с ч. 1 ст. 38 УК России не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представляется возможным и при этом не было допущено превышение необходимых для этого мер.

Согласно же ч. 2 той же статьи УК России превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Можно выделить три условия, при которых правомерное причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, совпадает с уголовно наказуемым превышением мер задержания:

а) вред может причиняться только лицу, совершившему преступление;

б) вред может причиняться только для доставления лица органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений;

в) причинение вреда должно быть вынужденной мерой, когда иными средствами задержать его не представляется возможным. Только при наличии этих условий можно считать причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обстоятельством, исключающим преступность деяния.

В отличие от правомерного задержания вред, причиняемый лицу, явно не соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым преступления и обстоятельствам задержания, и лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Указанное соответствие или явное несоответствие определяется:

— путем сопоставления опасности преступления, совершенного преступником, и размера вреда, причиняемого задерживаемому;

— путем сопоставления избранных мер задержания обстоятельствам задержания (его обстановкой).

Субъектом данного преступления являются не только лица, которые по своей профессиональной деятельности осуществляют задержание преступников (например, сотрудники органов безопасности), но и любые другие лица, задерживающие лицо, совершившее преступление.

Субъективная сторона характеризуется только умышленной виной (в виде как прямого, так и косвенного умысла).

[1] См.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 47.

[2] См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2007 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008 г. № 5.

[3] См.: О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. № 1 // Российской газете. 1999, 09 фев. № 8.

[4] См.: Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): Научно-практическое пособие. Екатеринбург, 2008. С. 203-204.

[5] См.: О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. № 1 // Российской газете. 1999, 09 фев. № 8.

[6] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 9. С. 13.

[7] Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 1. С. 10 — 11.

[8] См.: Семернёва Н.К. Указ. соч. С. 222-223.

[9] См.: Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под ред. Г.М. Резника. М., 2005. С. 280.

[10] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1. С. 23.