Судебная практика ст1415 коап

Судебная практика ст1415 коап

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 14.15 КоАП РФ. Нарушение правил продажи отдельных видов товаров

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 14.15 КоАП РФ. Нарушение правил продажи отдельных видов товаров

Нарушение установленных правил продажи отдельных видов товаров —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от одной тысячи до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей.

Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Подробнее о применении положений главы 14 Особенной части КоАП РФ см. п.п. 13-22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31 января 2011 г. N 09АП-32055/2010 (ключевые темы: роспотребнадзор — информация о товарах — состав административного правонарушения — печать организации — материально-ответственные лица)

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31 января 2011 г. N 09АП-32055/2010

Дело N А40-174730/09-106-1107

31 января 2011 г.

Резолютивная часть постановления объявлена 24 января 2011 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 31 января 2011 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Бекетовой И.В.

Судей: Лепихина Д.Е, Попова В.И.

при ведении протокола помощником судьи Дутовой О.А.

Рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ЗАО «ТД «ЦентрОбувь»

на решение Арбитражного суда города Москвы от 22.10.2010

по делу N А40-174730/09-106-1107,принятое судьей Кузнецовой С.А.

по заявлению ЗАО «ТД «ЦентрОбувь»

к Управлению Роспотребнадзора по Ростовской области

о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности от 25.11.2009 N 5084

при участии в судебном заседании:

от заявителя: Алексеев М.В. дов. от 16.01.2011, N 1406/Ю, паспорт 45 05 177638;

от ответчика: не явился, извещен;

ЗАО «ТД «ЦентрОбувь» ( далее — общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным постановления Управления Роспотребнадзора по Ростовской области (далее — административный орган) от 25.11.2009 N 5084 по делу N4689 о привлечении к административной ответственности по ст 1415 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 10 000 руб.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 22.11.2010 в удовлетворении заявленных требований было отказано. Суд первой инстанции обосновал свое решение наличием в действиях Общества состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.15 КоАП РФ, соблюдением порядка привлечения к административной ответственности.

Не согласившись с принятым по делу решением заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, в связи с отсутствием в действиях Общества состава административного правонарушения. Указал на несогласие об обязательном указании на ценнике валюты платежа до заключения с покупателем договора розничной купли-продажи.

В судебном заседании Девятого арбитражного апелляционного суда представитель заявителя доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, изложил свою позицию, указанную в апелляционной жалобе, просил изменить поскольку считает, что не указание на ценнике наименование валюты «рубли» не образует состав административного правонарушения. Полагает, что состав вмененного заявителю административного правонарушения образует только одно бездействие Общества, а именно, недостаточный контроль руководителя обособленного подразделения над проставлением подписи материально-ответственного лица или печати организации на ценнике.

В представленном Отзыве Управление Роспотребнадзора по Ростовской области просит решение Арбитражного суда г.Москвы от 22.10.2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения, поскольку доводы изложенные в апелляционной жалобе ЗАО «Торговый Дом «ЦентрОбувь» не основаны на нормах права, направлены на искусственное затягивание судебного разбирательства, с целью избежания ответственности за совершенное административное правонарушение. В действиях Общества содержится состав административного правонарушения предусмотренного ст. 14.15 КОАП РФ. Отмечает, что сам заявитель исполнил выданное ему предписание о прекращении нарушений прав потребителей, выразившееся, в том числе в отсутствие на ценнике на вышеназванный товар информации о подписи материально-ответственного лица или печати организации, равно как и отсутствие валюты платежа, о чем Управление представило ранее информацию вместе с кассационной жалобой в Федеральный Арбитражный суд Московского округа.

Представитель заинтересованного лица, извещенный о дате и времени рассмотрения дела в суд не явился, ходатайств об отложении его рассмотрения не представил, в связи с чем, суд рассмотрел дело по имеющимся в материалах дела доказательствам, в порядке ст.ст. 123 , 156 АПК РФ.

Законность и обоснованность решения проверены в соответствии со ст.ст. 266 , 268 АПК РФ. Суд апелляционной инстанции, выслушав объяснения представителя заявителя, изучив доводы апелляционной жалобы, и отзыва на нее, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, считает, что решение подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п.6 ст.210 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

Согласно ч. 7 ст. 210 АПК РФ арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое постановление в полном объеме.

Как следует из материалов дела, на основании заявления гр. Воробьевой О.И. от 10.09.2009 и распоряжения Управления Роспотребнадзора по Ростовской области от 21.09.2009 N 101465 — 25.09.2009 последними была проведена внеплановая выездная проверка в отношении ЗАО «ТД «ЦентрОбувь» по месту осуществления деятельности г.Ростов-на Дону, Базарная пл. д.11 на предмет соответствия деятельности требованиям законодательства в сфере защиты прав потребителей, по результатам которой составлен акт от 25.09.2009.

В ходе проведения внеплановый, выездных мероприятий выявлено, что на ценнике на пару обуви женской п/ботинок, торговая марка «CENTRO», артикул S09037-100, код 0137095, отсутствует информация о валюте платежа (рубли), подпись материально ответственного лица, печать организации, что не соответствует ст. 10 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» п.19 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19. 01.1998 N 55.

По данному факту 12.10.2009 сотрудниками Управления Роспотребнадзора по Ростовской области составлен акт.

С учетом наличия имеющихся обстоятельств 14.10.2009 административным органом в отношении ЗАО «Торговый Дом «ЦентрОбувь» , при наличии доказательств о надлежащем извещении законного представителя Общества о составлении протокола об административном правонарушении , о чем свидетельствует телеграмма с извещением ( т. 1 л.д.92), составлен протокол об административном правонарушении N 4689, за совершение Обществом административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.15 КоАП РФ.

25.11.2010 заместителем руководителя Управления Роспотребнадзора по Ростовской области Ковалевым Е.В. при наличии доказательств о надлежащем извещении законного представителя Общества о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении в отношении Общества, о чем свидетельствует телеграмма полученная Обществом (т.1 л.д.102) вынесено постановление о привлечении Общества к административной ответственности, предусмотренной ст. 14.15 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 10 000 руб.

В соответствии со ст. 14.15 КоАП РФ нарушение установленных правил продажи отдельных видов товаров — влечет предупреждение или наложение административного штрафа на юридических лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей.

В соответствии с пунктами 1-3 статьи 10 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 » О защите прав потребителей» изготовитель( исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать сведения об основных потребительских свойствах товаров( работ, услуг). Информация доводится до сведения потребителей в технической документации, прилагаемой к товарам( работам. Услугам), на этикетках, маркировкой или иным способом. Принятым для отдельных видов товаров( работ, услуг).

Согласно п.11. Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 N 55 , продавец обязан своевременно в наглядной и доступной форме довести до сведения покупателя необходимую и достоверную информацию о товарах и их изготовителях, обеспечивающую возможность правильного выбора товаров.

Пунктом 19 Правил установлено, что продавец обязан обеспечить наличие единообразных и четко оформленных ценников на реализуемые товары с указанием наименования товара. его сорта, цены за вес или единицу товара, подписи материально ответственного лица или печати организации, даты оформления ценника.

В силу ст. 140 ГК РФ рубль является законным платежным средством. Обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории Российской Федерации. Платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов.

В соответствии со ст. 317 ГК РФ денежные обязательства должны быть выражены в рублях(статья 140).

В соответствие со ст. 426 ГК РФ публичным договором признается договор. Заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское , гостиничное обслуживание и т.п. )

В силу ст. 495 ГК РФ продавец обязан предоставить покупателю необходимую и достоверную информацию о товаре. Предлагаемом к продаже, соответствующую установленным законом, иными правовыми актами и обычно предъявляемым в розничной торговле требованиям к содержанию и способам предоставления такой информации.

В соответствии со ст. 10 Закона РФ » О защите прав потребителей» продавец обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах. Обеспечивающую возможность их правильного выбора. По отдельным видам товаров перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации. Информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать, в том числе цену в рублях.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правомерно указал на то, продавец товара до заключения договора должен довести до потребителей в наглядной и доступной форме информацию о том, какие условные денежные единицы или иностранная валюта принимаются в расчет при определении цены товара. а также их курс или дату его определения, по требованию потребителя продавец должен произвести предварительный расчет цены товара в российских рублях.

Из материалов дела усматривается, что заявителем не отрицался факт того. что на ценнике на пару обуви женской п/ботинок, торговая марка «CENTRO», артикул S09037-100, код 0137095, отсутствовали информация о валюте платежа(рубли) и подпись материально ответственного лица, печать организации.

С учетом изложенного судебная коллегия считает правильным вывод суда первой инстанции о наличии в действиях ЗАО «Торговый Дом «ЦентрОбувь» состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.15 КоАП РФ, включая наличия доказательств вины Общества во вменяемом ему административном правонарушении.

Данный вывод суда основан на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Процедура и срок привлечения ЗАО «Торговый Дом «ЦентрОбувь» к административной ответственности по ст. 14.15 КоАП РФ административным органом соблюден.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно отказал ЗАО «Торговый Дом «ЦентрОбувь» в удовлетворении заявленных требований.

Доводы апелляционной жалобы не содержат обстоятельств, влекущих отмену решения, а дают иную оценку собранным по делу доказательствам, которым была дана надлежащая оценка судом первой инстанции.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции полагает, что суд первой инстанции вынес законное и обоснованное решение, полно и правильно установил обстоятельства дела, правильно применил нормы материального и процессуального закона, в связи, с чем оснований для отмены или изменения судебного акта не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 266 , 268 , 269 , 271 АПК РФ,

Решение Арбитражного суда города Москвы от 22.10.2010 по делу N А40-174730/09-106-1107 — оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Статья 12.24 КоАП РФ. Нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (действующая редакция)

1. Нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого вреда здоровью потерпевшего, —

влечет наложение административного штрафа в размере от двух тысяч пятисот до пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет.

2. Нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, —

влечет наложение административного штрафа в размере от десяти тысяч до двадцати пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

1. Под причинением легкого вреда здоровью следует понимать кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

2. Под причинением средней тяжести вреда здоровью следует понимать неопасное для жизни длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 12.24 КоАП РФ

1. Правилами дорожного движения и Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения определены эксплуатационные требования, предъявляемые к механическим транспортным средствам и объектам гужевого транспорта. Применительно к данной статье под транспортным средством понимается только механическое, автомототранспортное средство (см. примечание к ст. 12.1 КоАП).

2. Меры административной ответственности за нарушение водителями правил эксплуатации транспортных средств и правил дорожного движения (см. соответственно ст. 12.5, 12.9 — 12.20 КоАП) налагаются по факту неисполнения водителями данных правил независимо от общественно опасных последствий проступка. Если следствием административного правонарушения явилось причинение легкого вреда здоровью потерпевшего, деяние содержит признаки проступка, предусмотренного комментируемой статьей. См. также п. 11 комментария к ст. 12.21, п. 4 комментария к ст. 12.23.

3. В соответствии с Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью человека, утвержденными Приказом Минздрава России от 10 декабря 1996 г., квалифицирующими признаками тяжести вреда здоровью являются:

— опасность вреда здоровью для жизни человека;

— длительность расстройства здоровья;

— стойкая утрата общей трудоспособности;

— утрата какого-либо органа или утрата органом его функций;

— утрата зрения, речи, слуха;

— полная утрата профессиональной трудоспособности;

— неизгладимое обезображение лица;

— психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией.

Для установления тяжести вреда здоровью достаточно наличия одного из квалифицирующих признаков; при наличии нескольких указанных признаков тяжесть вреда здоровью устанавливается по тому из них, которое соответствует большей тяжести вреда здоровью.

Признаками легкого вреда здоровью являются: кратковременное расстройство здоровья, под которым подразумевается временная утрата трудоспособности продолжительностью не свыше трех недель (21 день), а также незначительная стойкая утрата трудоспособности — стойкая утрата общей трудоспособности, равная 5%.

4. Причинение легкого вреда здоровью потерпевшего является следствием дорожно-транспортного происшествия (см. п. 1 комментария к ст. 12.27).

Причинение по неосторожности участником дорожного движения (за исключением водителя транспортного средства) легкого вреда здоровью потерпевшего квалифицируется в соответствии с ч. 2 ст. 12.30 КоАП.

5. Для рассматриваемого правонарушения характерно причинение водителем легкого вреда здоровью по неосторожности. Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, квалифицируется в качестве преступления (ст. 115 УК).

6. Потерпевший вправе требовать возмещения имущественного ущерба и морального вреда, причиненных данным административным правонарушением (см. комментарий к ст. 4.7).

7. О лицензируемых видах деятельности по перевозкам пассажиров и грузов автомобильным транспортом и о правовых последствиях совершения лицензиатом — индивидуальным предпринимателем административных правонарушений, предусмотренных комментируемой статьей, см. п. 11 комментария к ст. 12.21, п. 4 комментария к ст. 12.23.

8. См. примечание к п. 5 комментария к ст. 5.1.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, рассматриваются начальником Госавтоинспекции, его заместителем, командиром полка (батальона, роты) дорожно-патрульной службы, его заместителем.

В соответствии с ч. 2 ст. 23.2 КоАП указанные должностные лица вправе передавать дела о правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, совершенных несовершеннолетними, на рассмотрение комиссиям по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Согласно ч. 2 ст. 23.1 КоАП указанные должностные лица вправе передавать дела о правонарушениях, предусмотренных комментируемой статьей, на рассмотрение судьям (см. абз. 2 п. 9 комментария к ст. 12.8).

Апелляция просит судей не накладывать лишние штрафы на водителей

Пензенский областной суд представил на своем сайте обзор судебной практики по отмененным и изменённым судебным актам по делам об административных правонарушениях за 2014 год.

Как отмечается в обзоре, судебные постановления в минувшем году отменялись или изменялись вышестоящим судом по основаниям, предусмотренным статьей 30.7 КоАП РФ в связи с отсутствием события административного правонарушения, состава административного правонарушения, истечение сроков давности привлечения к административной ответственности, существенным нарушением процессуальных требований (назначением наказания, подачи жалобы не уполномоченным лицом, рассмотрение жалобы в нарушение правил подсудности, нарушение право на защиту).

Пензенский областной суд, в частности, анализирует дело, когда при назначении наказания за совершение административного правонарушения по части 1 и части 2 статьи 12.24 КоАП судья не учел положения части 2 статьи 4.4 кодекса.

Постановлением судьи Кондольского районного суда от 23 октября 2014 года М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частями 1 и 2 статьи 12.24 КоАП РФ (Нарушение ПДД, повлекшее причинение соответственно легкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего), и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 3000 руб. и лишения права управления транспортными средствами на срок 1 год 7 месяцев.

По делу установлено, что 13 декабря 2013 года в 13 часов 05 минут на «…..» автодороге «…..», водитель М., управляя автомобилем «…», регистрационный знак «…..», двигался со стороны г. «….» в направлении г. «…», нарушив требований пунктов 1.5, 10.1 Правил дорожного движения РФ не справился с рулевым управлением, выехал на полосу встречного движения, где совершил столкновение с автомобилем «…» регистрационный знак «…» под управлением водителя К., двигавшемся во встречном направлении. В результате столкновения автомобиль «…» под управлением К. выехал на левую обочину и совершил наезд на экскаватор «….» регистрационный знак «…» с полуприцепом «….» регистрационный «….». От удара экскаватор сместился и повредил стоявший на обочине автомобиль «….» регистрационный знак «….». В результате дорожно-транспортного происшествия водителю К. причинен легкий вред здоровью, а стоявшему на обочине дороге Ю. причинен вред здоровью средней тяжести.

Назначая наказания М. за совершение административного правонарушения по части 1 и части 2 статьи 12.24 КоАП, судья не учел положения части 2 статьи 4.4 кодекса, что при совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания.

В соответствии с данным положением постановление судьи изменено, с исключением назначенного М. административного штрафа в размере 3000 руб.

С полным текстом обзора судебной практики Пензенского областного суда по отмененным и изменённым судебным актам по делам об административных правонарушениях за 2014 год можно ознакомиться здесь.

«Право.ru» предлагает вам посмотреть отрывки из известных произведений и квалифицировать преступления героев. Если там, конечно, есть, что квалифицировать: может быть, волк просто играл с козлятами, а госпожа Беладонна помогала Фунтику найти путь в жизни.

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

О перспективах применения уголовно-правовых запретов, сформулированных с использованием конструкции административной преюдиции (Маркунцов С.А., Одоев О.С.)

Дата размещения статьи: 22.02.2017

Маркунцов Сергей Александрович, доцент кафедры уголовного права и криминалистики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), доктор юридических наук.

Одоев Олег Сергеевич, аспирант кафедры уголовного права и криминалистики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ).

Административная преюдиция, являющаяся по существу средством «трансформации» неоднократно совершенных административных проступков в правонарушение качественно иного типа — преступление, в настоящее время активно внедряется в российский уголовный закон. Если в 2009 и 2011 годах Уголовный кодекс Российской Федерации (далее — УК РФ) был дополнен только двумя уголовно-правовыми запретами, содержащими названную конструкцию, — в рамках его ст. 178 («Недопущение, ограничение или устранение конкуренции») и ст. 151.1 («Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции») , то за период с июля 2014 года по декабрь 2015 года включительно административная преюдиция появилась уже в пяти статьях данного законодательного акта. В частности, за указанный промежуток времени в УК РФ инкорпорированы запреты, которые были установлены в его ст. 212.1 («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования») , ст. 215.4 («Незаконное проникновение на охраняемый объект») , части второй ст. 314.1 («Уклонение от административного надзора или неоднократное несоблюдение установленных судом в соответствии с федеральным законом ограничения или ограничений») , ст. 264.1 («Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию») и ст. 284.1 («Осуществление деятельности на территории Российской Федерации иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации ее деятельности») .
———————————
Федеральный закон от 29 июля 2009 г. N 216-ФЗ «О внесении изменения в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. N 31. Ст. 3922.
Федеральный закон от 21 июля 2011 г. N 253-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления мер по предотвращению продажи несовершеннолетним алкогольной продукции» // СЗ РФ. 2011. N 30 (ч. 1). Ст. 4601.
Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 258-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях» // СЗ РФ. 2014. N 30 (ч. 1). Ст. 4259.
Федеральный закон от 30 декабря 2015 г. N 441-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2016. N 1 (ч. 1). Ст. 61.
Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. N 514-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. N 1 (ч. 1). Ст. 67.
Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. N 528-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения» // СЗ РФ. 2015. N 1 (ч. 1). Ст. 81.
Федеральный закон от 23 мая 2015 г. N 129-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. N 21. Ст. 2981.

В соответствии с Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 45-ФЗ из ст. 178 УК РФ конструкция административной преюдиции была исключена .
———————————
Федеральный закон от 8 марта 2015 г. N 45-ФЗ «О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. N 10. Ст. 1415.
Использование конструкции административной преюдиции при конструировании одного из альтернативных действий объективной стороны состава преступления, предусмотренного частью первой ст. 178 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июля 2009 г. N 216-ФЗ), вряд ли являлось научно обоснованным. Конструкция данной нормы неоднократно подвергалась критике в доктрине уголовного права (см., например: Чураев Т.Ф. Криминализация общественно опасных деяний, связанных с установлением монопольно высокой цены // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». 2014. N 3. С. 50 — 55). Косвенным подтверждением слабой научной обоснованности использования конструкции административной преюдиции в рассматриваемой редакции ст. 178 УК РФ являются следующие статистические данные: в 2010 г. по части третьей ст. 178 УК РФ (как по основной статье) был осужден один человек, в 2011 и 2014 годах по части второй ст. 178 УК РФ (по дополнительной квалификации) было осуждено по два человека, в 2012 и 2013 годах по ст. 178 УК РФ не было осуждено ни одного человека.

Таким образом, сам факт наличия административной преюдиции в УК РФ и постепенного расширения числа уголовно-правовых запретов с конструкцией административной преюдиции — это существующая реальность.
Необходимо отметить, что, предусматривая различные виды административной преюдиции, все указанные выше запреты обращены к лицам, находящимся в неодинаковом правовом положении. Так, круг адресатов, которым направлены уголовно-правовые запреты, установленные в ст. 151.1, 215.4 и 264.1 УК РФ, образуют лица, единожды подвергнутые административному наказанию, соответственно, эти запреты содержат однократную административную преюдицию. Уголовно-правовые запреты, закрепленные в ст. 212.1, 284.1, 314.1 УК РФ, напротив, сконструированы с использованием двукратной административной преюдиции и адресованы лицам, к которым административное взыскание применялось дважды.
Различия между запретами с административной преюдицией можно провести и по их «сроку годности», то есть тому промежутку времени, в течение которого лицо, подвергнутое административному наказанию и совершившее повторно (либо в третий раз) противоправное деяние, может быть привлечено к уголовной ответственности. В большинстве случаев такой срок установлен в один год. Он сопоставим со сроком, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию, предусмотренным ст. 4.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).
Несколько иными временными пределами очерчивается уголовно-правовой запрет, содержащийся в ст. 212.1 УК РФ. Согласно данному запрету лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за неоднократное нарушение установленного порядка организации или проведения соответствующих публичных мероприятий, если оно ранее дважды в течение 180 дней подверглось наказанию в административном порядке по ст. 20.2 КоАП РФ и вновь совершило тождественный административный проступок. Очевидно, что запрет, содержащийся в ст. 212.1 УК РФ, определяет срок, существенно отличающийся от срока, установленного КоАП РФ.
Правительство Российской Федерации обратило внимание на это обстоятельство еще на стадии подготовки законопроекта, которым предлагалось дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации новой статьей 212.1.
В официальном отзыве на законопроект N 485729-6 Правительство Российской Федерации, отмечая определенную произвольность рекомендуемого срока, указало следующее: «Учитывая, что лицо, которому назначено административное наказание, считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления, неясно, чем обусловлен срок наступления уголовной ответственности» .
———————————
См.: Официальный отзыв Правительства Российской Федерации на проект Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства о публичных мероприятиях» // http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=485729-6&02.

С уважением относясь к мнению высшего органа исполнительной власти, мы все же не можем согласиться с тем, что срок в 180 дней, установленный в запрете, предусмотренном в ст. 212.1 УК РФ, вовсе не обусловлен, хотя бы на том основании, что на момент включения положения о данном запрете в Уголовный кодекс аналогичный срок предусматривался в запрете, закрепленном в первоначальной редакции его ст. 151.1. В последующем, в соответствии с Федеральным законом от 28 ноября 2015 г. N 346-ФЗ , этот срок был увеличен до года.
———————————
Федеральный закон от 28 ноября 2015 г. N 346-ФЗ «О внесении изменения в статью 151.1 Уголовного кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2015. N 48 (ч. 1). Ст. 6712.

Таким образом, уголовно-правовые запреты, сконструированные с использованием административной преюдиции, различны с точки зрения субъектной направленности, временных сроков реализации и по своей структуре.
В настоящее время очевидны перспективы дальнейшего расширения присутствия уголовно-правовых запретов с административной преюдицией в УК РФ. В частности, в середине декабря 2015 года Верховный Суд Российской Федерации, воспользовавшись конституционным правом законодательной инициативы, внес в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроект N 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» . В случае его принятия (26 февраля 2016 г. законопроект N 953369-6 принят Государственной Думой в первом чтении) в Уголовном кодексе Российской Федерации появятся еще три запрета, которые сконструированы с использованием административной преюдиции: в рамках ст. 116.1 УК РФ («Побои, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию»), ст. 119.1 УК РФ («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, совершенная лицом, подвергнутым административному наказанию») и ст. 158.1 УК РФ («Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию»).
———————————
См.: пункты 4, 6 и 9 данного проекта Федерального закона (http://asozd.duma.gov.ru). См. также: приложение к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 июля 2015 г. N 37 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проектов Федеральных законов «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» // Документ опубликован не был. Источник — СПС «КонсультантПлюс».
См.: Официальный сайт Государственной Думы Федерального Собрании Российской Федерации (http://asozd2.duma.gov.ru).

В пояснительной записке к данному законопроекту Верховный Суд Российской Федерации приводит развернутые доводы о необходимости установления административной преюдиции. Если коротко, то Верховный Суд предлагает декриминализовать несколько наиболее «популярных» составов преступлений, за совершение которых ежегодно осуждается около 130 тыс. человек, причем в 95% случаев суды, как правило, назначают наказания условно либо наказания, не связанные с изоляцией от общества. Вместе с тем, как отмечает Верховный Суд Российской Федерации, «в целях обеспечения должного уровня защиты личности от таких правонарушений, как побои и угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, законопроектом предлагается установить в ст. 116.1 и 119.1 УК РФ уголовную ответственность за совершение указанных действий лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичные действия». По мнению Верховного Суда, это будет способствовать противодействию семейно-бытовому насилию, а также позволит вывести из-под действия уголовного закона около 200 тыс. человек.
Отмечая необходимость более детальной научной обоснованности введения соответствующих запретов, мы полагаем, что дискуссии о допустимости использования самой конструкции административной преюдиции в Уголовном кодексе Российской Федерации в настоящее время уже неуместны; кроме того, конструкция уголовно-правовых норм с признаком административной преюдиции, как и установленный ею уголовно-правовой запрет, социально обусловлена .
———————————
См.: Мустафаев Ч.Ф. Административная преюдиция в советском уголовном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1986. С. 8.

В настоящее время достаточно сложно оценить эффективность применения уголовно-правовых запретов с административной преюдицией, которые были введены в УК РФ в период с июля 2014 по декабрь 2015 года. Это связано как со сравнительно небольшим сроком их действия, так и со спецификой содержания некоторых из них.
Нам представляется, что отдельные запреты изначально не рассчитаны на массовое применение (например, запрет, закрепленный в ст. 212.1 УК РФ), но введены в Кодекс в качестве запретов с широким предупредительным воздействием. Некоторые из введенных в указанный период запретов уже начали применяться.
По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, за первое полугодие 2015 года по части второй ст. 314.1 УК РФ было осуждено 37 человек. Вместе с тем следует отметить, что имеются стабильные показатели применения ст. 151.1 УК РФ: в 2012 году по ст. 151.1 был осужден 281 человек, в 2013 году — 363 человека, в 2014 году — 299 человек, а за первое полугодие 2015 года — 136 человек .
———————————
См.: Отчеты о числе осужденных по всем составам преступлений, предусмотренным Уголовным кодексом Российской Федерации, и иных лиц, в отношении которых вынесены судебные акты по уголовным делам за соответствующие годы // http://www.cdep.ru/index.php?id=79.

По нашему мнению, тенденция к расширению присутствия запретов, сконструированных с использованием административной преюдиции, и их применение в дальнейшем продолжатся. В частности, перспективы введения административной преюдиции, с нашей точки зрения, имеются в рамках ряда уголовно-правовых запретов в сфере экономической деятельности. Следовательно, как мы полагаем, необходима выработка единых правил «работы» с конструкцией административной преюдиции. Прежде всего хотя бы минимальные общие правила использования конструкции административной преюдиции должны быть включены в содержание Общей части УК РФ. В связи с этим, в частности, мы усматриваем необходимость в дополнении ст. 46 УК РФ частью шестой следующего содержания: «6. При назначении штрафа за совершение преступлений, предусмотренных статьями 151.1, 212.1, 215.4, 264.1, 284.1, 314.1 настоящего Кодекса, его размер не может быть ниже размера штрафа, назначенного лицу за административное правонарушение, ответственность за которое выступает необходимым условием привлечения лица к уголовной ответственности по указанным статьям».
На наш взгляд, отдельные спорные вопросы квалификации преступлений, запреты которых сконструированы с использованием административной преюдиции, требуют разъяснений на уровне Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
Подобная практика дачи разъяснений по таким спорным вопросам достаточно активно реализуется, например, в Республике Беларусь.
Так, в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 1 октября 2008 г. N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств (ст. ст. 317 — 318, 321 УК)» отмечается, что «. преступные деяния, ответственность за которые установлена ч. 1 ст. 317.1 УК (управление транспортным средством в состоянии опьянения или передача транспортного средства такому лицу либо отказ от прохождения освидетельствования. — Примеч. авторов), характеризуются умышленной формой вины и могут выражаться в совершении любого из предусмотренных ею альтернативных действий повторно в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения, независимо от того, вступило постановление о наложении административного взыскания в законную силу или нет. Вместе с тем судам надлежит проверять законность привлечения обвиняемого к административной ответственности за предыдущее нарушение» .
———————————
Официальный сайт Верховного Суда Республики Беларусь (http://court.by).

Правовая позиция, согласно которой преступление с административной преюдицией может быть совершено только с умышленной формой вины, содержится также в Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 18 декабря 2003 г. N 13 «О применении судами законодательства об ответственности за правонарушения против экологической безопасности и природной среды». В пункте 6 данного Постановления установлено, что «судам надлежит иметь в виду, что основанием уголовной ответственности за преступления с признаками административной преюдиции является умышленное совершение виновным запрещенного уголовным законом деяния. Совершение в таких случаях деяния по неосторожности в течение года после наложения административного взыскания за такое же нарушение, при отсутствии последствий в виде заболевания людей, смерти или причинения ущерба в крупном размере, влечет административную ответственность» .
———————————
Официальный сайт Верховного Суда Республики Беларусь (http://court.by).

Итак, очевидно, что использование конструкции административной преюдиции должно быть научно обоснованным. Следует согласиться с А.В. Козловым, по мнению которого в условиях, когда административно-правовая преюдиция активно проникает в Уголовный кодекс Российской Федерации, следует разработать (и желательно в небольшие сроки) научные основы (уголовную политику и юридическую технику) ее использования в уголовном законодательстве России, чтобы предотвратить ошибки законодателя .
———————————
См.: Козлов А.В. О допустимости административно-правовой преюдиции в уголовном законодательстве России // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. 2012. N 1(22). С. 42 — 50.

Таким образом, необходимо констатировать, что в последнее время в Уголовном кодексе Российской Федерации наблюдается значительное увеличение числа уголовно-правовых запретов, сконструированных с использованием административной преюдиции, или запретов с широким предупредительным воздействием. И сейчас есть все основания полагать, что такое расширение продолжится. А значит, как справедливо заметил С.В. Бородин, пришло время заново изучить проблему о значении административной преюдиции для наступления уголовной ответственности .
———————————
См.: Бородин С.В. О теоретической модели Уголовного кодекса Российской Федерации и новых условиях (на базе действующего УК) // Уголовное право в XXI веке: Материалы Международной научной конференции, состоявшейся на юридическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова 31 мая — 1 июня 2001 г. М., 2002. С. 27.