Военная служба легион

Военная служба легион

Как поступить во Французский иностранный легион

Халява, силь ву пле

Французский иностранный легион умно создан для загребания жара чужими руками. Туда нанимают, как ясно из названия, иностранцев, которые несут боевую службу в интересах, как тоже ясно, Франции. Это не обязательно война — Франция, в общем-то, ни с кем не воюет. И не обязательно боевые действия — легион, например, охраняет французский космодром в Гвиане, участвует в миротворческих операциях ООН. Не всегда даже это служба за пределами Франции. Но есть и места, где надо стрелять — Джибути, скажем.

В обмен на это легионерам платят бабки — рядовой первого года службы сразу же получает более тысячи евро в месяц, — а также дают возможность заработать гражданство Франции через четыре года и пожизненную пенсию через пятнадцать лет. Короче, это такая же служба по контракту, но на порядочное государство, без кидалова.

Попробовать записаться в легион может любой. Отбирают по физической подготовке и вообще годности к службе. Французский знать не надо — научат.

Поступление

Первое, что нужно сделать, это любым макаром добраться до Франции — в турпоездке, например. Потом приходишь на призывной пункт легиона, которых много по всей стране, но вот адрес парижского:

Fort De Nogent
94120 Fontenay-Sous-Bois

Садишься на метро в Париже, едешь до станции Chateau de Vincennes, оттуда на такси по данному адресу.

Требования к кандидатам такие:

  • — возраст от 17 до 40 лет;
  • — мужской пол;
  • — паспорт;
  • — хорошее зрение и физическая форма.

Проходишь первичный медосмотр от одного до четырех дней, и если ничего не найдут, то перевозят тебя в штаб-квартиру легиона под Марселем, где в течение четырех–восьми дней проводят полный медосмотр, тест на умственное развитие, проверку физподготовки. Все это время обеспечивают всем бесплатно и дают карманные деньги.

Примерные требования на физическую подготовку:

  • — 30 отжиманий;
  • — 50 приседаний;
  • — влезть по шестиметровому канату без использования ног;
  • — пробежать 2800 метров за 12 минут.

Если успешно проходишь все тесты и по конкурсу, тебе предлагают подписать контракт на пять лет. Если не взяли, то провожают до КПП, и свободен.

Первые четыре месяца проходишь курс молодого бойца, после чего тебя распределяют в войска в соответствии с твоими способностями и нуждами легиона. Начинаешь рядовым, в звании повышают по мере проявления себя и освобождения должностей, как и везде. На прапорщика можно начинать учиться к концу срока первого контракта.

По окончании первого пятилетнего контракта можешь уволиться или продлить его на полгода, три или пять, потом еще, и так пока не достигнешь общего срока службы в пятнадцать лет. Как и в советской армии, где некоторые тянут больше двадцати пяти, в легионе можно служить и дальше, если тебя хотят оставить, и если звание уже имеешь повыше.

После четырех лет службы предоставляется возможность подавать на французское гражданство. Если хочешь сохранить родной паспорт, то после увольнения можно получить ПМЖ во Франции, оно обычно дается на десять лет с последующим продлением. После пятнадцати лет службы получаешь пенсию, которую выплачивают в любой стране до конца твоей жизни.

В первый год службы полагается двадцать суток отпуска, во второй — тридцать пять, потом по сорок пять.

Типичный распорядок дня Второго Парашютного полка легиона:

  • 05:00 — подъем
  • 05:30 — перекличка, завтрак, уборка казармы
  • 07:00 — уборка территории
  • 07:30 — общее построение, развод на занятия и работы
  • 09:00 — душ, второй завтрак
  • 09:30 — тренировки, наряды
  • 12:00 — обед, уборка казармы
  • 13:30 — уборка территории
  • 14:00 — общее построение, развод на занятия и работы
  • 17:30 — ужин, личное время
  • 21:30 — уборка казармы
  • 22:00 — перекличка
  • 22:30 — отбой

Также можно в увал с 17:30 до 05:30.

Бесплатно обеспечивают одеждой, едой, местом для проживания и медицинским обслуживанием.

Зарплата зависит от звания, квалификации, срока службы. В дополнение к зарплате выплачиваются премии в зависимости от выполняемого задания.

Примеры месячной зарплаты в евро:

  • рядовой — 1006;
  • ефрейтор — 1219;
  • младший сержант — 1372;
  • сержант — 1524;
  • сержант, с прыжковыми — 1800;
  • прапорщик, с боевыми и заграничными — 4345.

Зарплата выдается наличностью ежемесячно. Ее можно положить на свой счет в легионе или переправить домой. Налоги не взимаются бухгалтерией, но их надо самому заплатить при увольнении со службы.

Все — в легион

Короче, в натуре, это сказочная перспектива, что для молодых, что для старых. И зачем я, дурак, столько учился — всего можно было достичь гораздо легче.

Скажем, пацану семнадцать лет. Его ждет армия, или, что неимоверно хуже, его не ждет армия, он в вуз поступил. Жизнь — дерьмо, президент — фуфло, подруга врет, что забеременела. Но вместо всего этого он покупает автобусный тур из Ленинграда в Париж, и там соскакивает. В двадцать два года пацан выходит на гражданку, с французским паспортом, шестьдесят кусков евро в кармане, замочил кучу негров, шпрехает без акцента, селится в Париже, покупает “Пежо” последней модели без пробега по СНГ, левый руль, встречается с французской чувихой, как Высоцкий, но не алкаш и не наркоман. Короче, такой молодой, а уже рядовой.

Или чуваку тридцать семь. Говорил же ему прапор, уволишься, выпьешь ящик водки, трахнешь десяток баб, потом задумаешься, почему не остался в армии. И вот он уже семнадцать лет задумывается, и каждое второе августа лезет в фонтан и мужественно грабит грузинов, предусмотрительно в этот день выложивших всякую гниль на прилавки. И уже дочка поступает в вуз через год, можно теперь с этой сукой разойтись, да и что я здесь видел. Он покупает автобусный тур из Ленинграда в Париж, и там соскакивает. В сорок два года увольняется, весь такой из себя Бельмондо, немного седины, не возраст, но прошлое, из принципа курит “Житан”, в глазах мудрость вааще. Покупает ферму на юге Франции, но все механизировано, иногда ездит на выходные в Ниццу, просто гуляет там по морскому берегу, и встречные женщины подсознательно чувствуют в нем силу и глубину.

авторские права: © Сергей Жаров, текст, фотографии, оформление, кодирование, 2004–2018

Украинские легионеры под французским флагом

Иностранный легион: живут под чужим именем, боятся Интерпола и в мирное время получают от 1500 евро

Экономические, политические и прочие неурядицы в нашей стране приводят, как известно, к тому, что множество земляков ищут счастья на чужбине в качестве «заробитчан». Причем порой заработки эти носят весьма экзотический характер. Например, несколько сотен (как минимум, точную цифру никто не знает) граждан Украины решили поставить на карту жизнь и здоровье ради приличного дохода (возрастающего со временем) и ощутимых льгот вплоть до смены гражданства в будущем. Речь идет о службе во Французском иностранном легионе, где до трети личного состава — выходцы из стран СНГ (в основном россияне, украинцы и белорусы). Много там и бывших югославов, а ныне граждан Сербии, Хорватии и т.д. А вообще в Легионе служат представители более чем 100 стран. «Сегодня» удалось пообщаться с одним из «наших» легионеров, приезжавшим в Украину в короткий отпуск. По ряду причин он пожелал остаться анонимным, потому для удобства будем называть его Игорем.

По словам нашего собеседника, путь будущего легионера начинается там, где есть вербовочные пункты Легиона. Говорят, одно время был нелегально такой и у нас, но сейчас нет. Потому большинство сограждан, желающих попасть в Легион, начинают в основном со Страсбурга, куда едут как обычные туристы (вообще во Франции 18 вербовочных пунктов). Там, у вербовочного пункта, можно просто показать на себя и на пункт (если не знаешь иностранных языков), и вас туда пустят. Затем — собеседование, разные тесты, две медкомиссии. При этом у претендента изымают документы (например, паспорт гражданина Украины) и ему придумывают новую биографию и имя-фамилию. Она, как правило, более-менее созвучна с прежней (например, был Пупкин, стал Пуговкин и т.д.). И сослуживцы, если парень таки станет легионером, знают его именно под новым именем-легендой. Криминальное прошлое, если оно касается только родины будущего легионера, — не препятствие. Главное, чтобы человек не был в розыске Интерпола. Не обязательна и служба в армии, однако наши соотечественники все же чаще приходят на вербовку, отслужив в войсках, нередко в каком-либо спецназе. У новобранцев отбирают личные вещи, кроме самых необходимых, и выдают спортивный костюм.

Затем претендентов отправляют в отборочный лагерь для новобранцев на территории Франции (в Обани, нечто вроде нашей учебки). Там они проводят три месяца, гоняют очень серьезно, например, надо бегать марш-броски по 30, 60 и даже 90 километров с полной выкладкой. Оттуда — приличный отсев, не все выдерживают. Зато те, кто остался и прошел «курс молодого бойца», в подтверждение тому получают белое кепи («Kepi blanc») легионера, как полноправные его бойцы. И подписывают первый, пятилетний контракт с Легионом. Но и после этого молодежь в бой не бросают. Впереди — годичная стажировка на базе легиона (4-й полк) на острове Корсика.

ЛЕГИОНЕР МОЖЕТ КУПИТЬ СЕБЕ ОРУЖИЕ ПО ДУШЕ

Французский автомат FAMAS. Фото: Архив легионера

После годичной стажировки на Корсике наступает время настоящей боевой работы. Это может быть любая «горячая точка», если Франция видит там свои интересы, либо миротворческая деятельность. Например, во время резни в Уганде, когда два племени уничтожали друг друга, именно Легион навел порядок и прекратил бойню. Сейчас Легион сотрудничает с НАТО, например, в Ираке и Афганистане.

В Афганистане на самом деле наемники воюют против наемников. Среди убитых талибов, например, как-то обнаружили несколько трупов мусульман с паспортами граждан Великобритании.

Рядовой солдат боевого подразделения в начале службы получает от 1500 до 1800 евро. Но когда идут боевые действия, оплата возрастает вдвое. Офицеры (как правило, французы) получают значительно больше, примерно в пять раз. Теоретически можно стать офицером любому легионеру, но тогда надо очень рано начинать службу, в 18—19 лет, чтобы успеть зарекомендовать себя, получить гражданство Франции (обязательно) и еще — закончить учебное заведение. Такими молодыми нередко поступают в Легион англичане и американцы, наши — обычно старше.

Оружие штатное выдают, обычно это автоматы FAMAS разных модификаций. Если хочет легионер, может купить себе другое, удобное для него (как и оборудование, например, оптику нестандартную). Автомат очень точный, но с небольшой пробивной силой, сравнительно с АКМ. Бывают и случаи дезертирства. Вот недавно из REP-2 (2-й парашютно-десантный полк) ушел прибалт по кличке Питбуль. Причем ушел после миссии, то бишь Афгана. Увидел, что можно и с жизнью расстаться, вот и ушел. Поселился в Ирландии. Легионеры в боях, и правда, гибнут, но не сотнями, а единицами. За полгода из подразделения Игоря погибли трое, одного снял в ходе боя снайпер (тот высунулся на открытое пространство), двое погибли под артобстрелом.

После 6 месяцев на войне — неделя реабилитации на курортах Кипра. Легион оплачивает для бойцов пятизвездочную гостиницу, питание, экскурсии, разные массажи, психотерапевтов… Правда, пользуются услугами последних в основном западные легионеры, наши братья-славяне предпочитают просто расслабляться со спиртным. Иногда «под этим делом» рискованно шутят, пользуясь, например, тем, что являются боевыми пловцами. Был случай: рядом с отдыхающими легионерами-славянами занималась дайвингом группа простых отдыхающих. В гидрокостюмах, аквалангах, как положено. Так легионеры нырнули на 10-метровую глубину в одних плавках и посрывали на спор с дайверов маски…

ИСТОРИЯ ЛЕГИОНА

Французский иностранный легион был создан 9 марта 1831 года королем Луи-Филиппом. Использовать его можно (по сей день) только за пределами континентальной Франции. Офицеров в Легион набрали в основном из армии Наполеона, а солдат — из жителей европейских стран, а также из числа французов, имевших нелады с законом. Тогда же зародилась традиция не спрашивать у новобранца его настоящего имени.

Сегодня Легион, как и во времена своего создания, подчиняется лишь одному человеку — президенту Франции. Когда-то насчитывал более 30 000 человек, ныне — 7700. Используется за ее пределами, но во имя французских интересов, как самостоятельно, так и в совместных операциях с силами НАТО и ООН. Цвета Легиона — зеленый (символизирует Францию) и красный (кровь). Состоит из семи полков, куда входит и легендарный парашютно-десантный 2-й REP, в составе которого — спецназ Легиона GCP, комплектуемый только из добровольцев-офицеров и капралов, одной полубригады и одного специального отряда. Командование Легиона расположено в Обани (Франция). На службу принимаются только мужчины в возрасте от 17 до 40 лет. Первый контракт — пять лет, можно дослужиться до сержанта. Чтобы стать офицером, надо иметь французское гражданство (формально можно получить после 3 лет службы, но это сложно).

БЕЗ ЛЕГАЛИЗАЦИИ КРЕДИТ НЕ ПОЛУЧИШЬ

Парад. Легион готовится пройти маршем по улицам Парижа. Фото: Архив легионера

Есть еще одна процедура, которую называют «ратификацией». Это момент, когда легионеру возвращают его подлинное имя и документы, под которыми он служит дальше. Этот момент наступает для каждого по-разному, но в пределах пятилетнего контракта. Если в этих пределах ратификации не произойдет, значит, тебе не доверяют и нового контракта уже не подпишешь.

Момент ратификации крайне важен для легионера. После его наступления он может жениться, может брать кредиты, открывать свой счет в банке, покупать машины и недвижимость. Причем легионерам банки в кредитах практически никогда не отказывают. Парни с ходу покупают по две-три квартиры во Франции, тут же их сдают и служат дальше (при том, что жилье во Франции очень дорогое, например, однокомнатная квартира площадью 49 «квадратов» в более-менее приличном районе Парижа стоит порядка 250 тысяч евро). А квартиры «работают», покрывая долги по кредиту и принося прибыль.

С момента ратификации (ее еще называют легализацией) легионер начинает готовить документы для получения французского гражданства (если хочет, конечно). Для его получения надо прослужить не менее 3 лет. Если говорить честно, это и есть очень часто конечной целью служения в Легионе. Получил французский паспорт, закончился срок контракта — и можешь отправляться на местную «гражданку», если есть чем заняться. Если нет — можешь служить дальше.

НА ПЕНСИЮ МОЖНО УЙТИ ЧЕРЕЗ 15 ЛЕТ

Корсика. Легионер в дозоре встречает красивейший рассвет. Фото: Архив легионера

Чтобы получить пенсию от Легиона, надо прослужить там как минимум 15 лет. Зато, получив эту пенсию, можешь жить в любой стране мира, можешь вернуться на родину или выбрать другое государство. Чаще всего выбирают франкоговорящие страны (ибо все легионеры, прослужившие хотя бы год, прилично владеют французским языком). Это сама Франция, Канада (Квебек), Сейшельские острова. Четких размеров пенсии для всех нет, зависит от многих факторов, вплоть до наличия медалей, но в любом случае — не менее 1000 евро (часто больше). В Украине спокойно можно жить…

Ветеранов в Легионе очень ценят и уважают. В каждом подразделении есть свой день (вроде нашего праздника ВДВ), когда приходят ветераны, вплоть до 90-летних, накрывают столы с крутой выпивкой, устраивают прыжки с парашютом (причем прыгают и ветераны). Есть одинокие ветераны, инвалиды боевых действий, в том числе и наши бывшие земляки, которые просто селятся на Корсике неподалеку от основной базы REP-2. Легион о них заботится, помогает, а старики, чтобы не чувствовать себя ущербными, делают брелоки, вино «Легионерское», которые потом продают легионерам. Хорошее, кстати, говорят, вино…

ГЛАВА КОМИТЕТА ВР АНАТОЛИЙ ГРИЦЕНКО:

— Я с такими людьми не знаком, но предполагаю, что могут быть две мотивации. Первая — экономическая, просто идут за деньгами. Вторая — тяга к военной профессии, людям нужен боевой драйв. У нас, к сожалению, этого нет. Если бы была налажена интенсивная боевая подготовка, как это было во времена СССР, возможно, ребята нашли бы применение таким своим качествам в наших войсках. А зарплата рядового контрактника у нас — примерно 800 гривен…

ДОМОЙ МОЖНО СЪЕЗДИТЬ И «КОНТРАБАСОМ»

С оружием на службе не расстаются. Фото: архив легионера

На Корсике, где легионеры (в частности, из парашютно-десантного полка) отдыхают и тренируются между боевыми действиями, их ждут комнаты на 2—3 человека, гостиничного типа, с плазменным телевизором и прочими удобствами. Живут по армейскому распорядку, но разумно: встают потихоньку, дают организму проснуться. Потом пробежка. Затем — завтрак (много рыбы, колбасы, сыра, овощей, фруктов), после — боевая подготовка. И так из дня в день. Пока не придет время снова в бой или в отпуск.

Есть понятие «отпуск за границей». Но он возможен для иностранного легионера только с момента легализации, когда ему возвращают родные документы. До той поры, впрочем, тоже ездят, но контрабандным путем. У каждого легионера есть идентификатор, специальная карточка, удостоверяющая его личность (легендированную) и принадлежность к Легиону. И у большинства наших ребят есть настоящие украинские загранпаспорта, не сданные в свое время в Легион. Они предъявляют их на границе плюс показывают идентификатор, заявляя, мол, я работаю по контракту. Как правило, лишних вопросов не возникает…

Есть у легионеров и праздники. Например, День взятия Бастилии во всей Франции — государственный праздник с масштабным и очень красочным парадом, в котором обязательно участвует Легион. Как-то прибыли в Париж для этих целей и легионеры-славяне. Естественно, в честь праздника «приняли на грудь» и учинили прямо возле Эйфелевой башни драку между собой. Летят кровавые брызги, собралась толпа. Но никто не удивился. Один француз так и объяснил маленькой дочке, мол, что поделаешь, это же парашютисты, у них так принято… А вообще легионеров во Франции очень уважают, так как людям привита мысль, что эти парни реально воюют за интересы Франции во всем мире (хотя и сотрудничают с НАТО и даже носят натовские нашивки).

КОМБАТАНТ – НЕ НАЕМНИК

В СБУ нашей газете рассказали, что в украинском законодательстве есть понятие «наемник». Это лицо, специально завербованное для участия в боевых действиях за пределами нашей страны с целью получения материального вознаграждения. И, очень важно, не входит в состав регулярных вооруженных сил той страны, которая пребывает в конфликте. То есть речь идет только о незаконных вооруженных формированиях. За наемничество в нашем законодательстве предусмотрено уголовное преследование (ст. 447 УК Украины, подследственность СБУ). Но, в соответствии с международным законодательством, которого придерживается и наша страна, существует еще понятие «комбатант». Это человек, который проходит воинскую службу в составе регулярной армии той или иной страны. В остальном он похож на наемника: тоже завербован, служит за деньги и участвует в боевых действиях. Вот бойцы Французского иностранного легиона как раз комбатанты, ибо Легион — часть Вооруженных сил Франции. Комбатанты нашим законом не преследуются, потому, например, солдат Легиона может спокойно приехать в Украину в отпуск (конечно, при наличии настоящих, легальных документов, будь то его украинский заграничный паспорт или полученный со временем французский). Кроме Французского иностранного легиона, комбатанты совершенно легально служат сегодня в подобных формированиях в Бельгии, Израиле и России. Как и в Легион, туда вербуют как граждан этих стран, так и иностранцев. Могут завербоваться и украинцы. Но спецслужба не отслеживает количество комбатантов родом из Украины, ибо они ничего противозаконного не совершают. А вообще за наемничество в Украине за все годы было возбуждено 4 уголовных дела, в 1993—95 гг. Это было связано с конфликтом в Нагорном Карабахе, причем дела возбуждались по части 1 ст. 447, то есть относительно тех, кто вербовал, а не касательно завербованных (позже выяснилось, что их завлекли обманным путем, а потом заставили воевать под угрозой смерти). Относительно участников боевых действий (вне зависимости от того, где и кем завербованы) вообще никогда уголовных дел в Украине не было. И тем более не было относительно комбатантов, в том числе из Легиона.

Украинские наемники во Франции: верность за 1000 евро в месяц

После подписания контракта мужчины обязаны сдать паспорта и получить воинское удостоверение… А вот вернуть себе паспорт в случае нежелания продолжать службу – непросто.

На официальном сайте французского иностранного легиона о его национальном составе говорится, что подавляющее большинство легионеров — это славяне, хотя в ряды принимаются мужчины со всего мира. Почти 15% личного состава – украинцы.

Легионеры – это профессиональные военные, нанятые на службу по контракту. В ряды принимают мужчин от 17 до 35 лет, с хорошей физической подготовкой. Центры набора добровольцев есть по всей Франции, но, обычно, большинство новоприбывших направляются в Марсель.

Зарплата у легионеров по французским меркам средняя — 1000 евро в месяц для новичков и 1200-1300 — для тех, кто служит несколько лет. За пределами Франции, в зонах боевых действий, легионеры получают втрое больше.

После 15 лет службы в легионе мужчины имеют право уйти на пенсию.

Старшее поколение легионеров-украинцев — это поколение, юность которых пришлась на годы распада СССР. Крах идеологической системы, крушения идеалов в сочетании с безработицей и галопирующей инфляцией заставили многих искать лучшей доли за пределами Украины.

Василий Д. из Днепропетровска в легионе уже 14 лет. Приехал во Францию еще совсем молодым. “О существовании легиона услышал от знакомого, — рассказывает он. — В Днепропетровске половина моих одногодков пошли в бандиты, вторая половина — в милицию. Меня не устраивал ни первый, ни второй вариант. Я решил уехать с Украины. Границу перешел нелегально. Несколько недель бродил по Франции в поисках вербовочного центра. Спал под открытым небом в парке, передвигался автостопом.

За 14 лет я много где побывал, многое видел. ”

На войне в Югославии, в Косово, Василий был тяжело ранен. “Думал, что и не выживу, но случай помог мне, и я остался жив. Война – не игрушка, мне приходилось часто заглядывать смерти в глаза”. На войне Василию хорошо платили – около 3000 евро в месяц. На заработанные деньги он купил себе квартиру. Скоро пойдет на пенсию и покинет службу.

“На службе в легионе я получил специальность автомеханика, так что проблем с трудоустройством не будет. В Украину возвращаться не собираюсь – у меня есть здесь квартира да и зарабатывать я смогу неплохо”. Семейная жизнь у Василия не сложилась (жена не выдержала и вернулась вместе с сыном в Днепропетровск) — он мечтает жениться второй раз. “Скоро у меня отпуск – поеду искать невесту в Украине. Француженки не в моем вкусе – некрасивые, небрежно одеваются, вызывающе-самонадеянные – одним словом не то, что мне нужно”.

Доволен своим легионерским житьем-бытьем и львовянин Игорь К. В легионе он уже 10 лет. В Украине был кадровым военным в званим лейтенанта. Но службу был вынужден оставить – платили мизер. Да и условия жизни были просто нестерпимы. “До сих пор помню маленькую комнату в офицерском общежитии, длинный холодный коридор, где никогда не было света, а в углах возились крысы”, — рассказывает Игорь. После увольнения из армии работал на рынке во Львове, а затем отправился в Польшу. Собирал клубнику, работал грузчиком, водителем – многое пришлось попробовать. Как-то познакомился с молодыми поляками, которые собирались ехать во Францию, в легион.

“Ребята сказали, что там хорошо платят. Недолго думая, поехал с ними. В Марселе, в вербовочном пункте, я прошел несколько психологических тестов, сдал экзамены по физической подготовке, а также прошел медкомиссию. По результатам тестирования меня зачислили в легион – я подписал контракт. Солдатская жизнь не показалась мне трудной — я привык к трудностям. Вступая в легион, я решил стать офицером – и я стал им”, — с гордостью говорит бывший украинский офицер. Теперь он — старший сержант, получает 1700 евро на месяц. Жена — домохозяйка, дети учатся в частной школе. Игорь доволен своей нынешней жизнью. Его мечта – небольшой домик на Львовщине. Потому что при любых обстоятельствах, лет так через 5, планирует вернуться в Украину.

Служба в легионе – не мед. Там царит суровая дисциплина в сочетании с тяжелыми физическими нагрузками. После подписания контракта человек обязан сдать паспорт, вместо него получает воинское удостоверение. Вернуть себе паспорт в случае нежелания продолжать службу – дело сложное. Жизнь молодых людей подчинена военным законам.

Что касается личной жизни, то здесь есть определенные ограничения. В легион принимают только неженатых. Только после двух лет лет можно жениться, но надо получить разрешение руководства. Если легион отправляется в страны, где ведутся боевые действия – семьи легионеров остаются во Франции.

У жен украинских наемников, как правило, нелегальный статус. И далеко не всем заморская жизнь кажется сладкой. Черновчанка Светлана Р. — бывшая жена легионера. Во Франции она уже 5 лет. И считает их худшими в своей жизни. “Мы жили на юге, в маленьком городке, близ гарнизона, — рассказывает женщина. — Мне сразу здесь все не понравилось – город, квартира, друзья моего мужа и их жены. Я себя чувствовала белой вороной, чужой в этом мире”. Жила Светлана нелегально – не было вида на жительство. Однако гарнизонное начальство закрывало на это глаза – почти все жены легионеров на нелегальном положении. Женщина целыми днями сидела дома. Языка не знала, поэтому даже с продавцом в магазине не могла поладить. “Но настоящие трудности начались, когда я родила двух детей. Муж внезапно бросил легион, ему, видите ли, надоела жизнь по команде. Мы остались без денег и без документов. Начались ссоры, в конце концов муж бросил меня саму с двумя детьми на руках. Не представляете, насколько тяжело остаться в чужой стране одной, с двумя маленькими детьми, без родных, без денег, без документов”, — со слезами на глазах говорит Светлана. Теперь ей помогают Красный Крест и католическая церковь. Мать-одиночка из Украины просила помощи у нашего посольства, но ответа ждет до сих пор.

Оксана Ц. из Херсонской области была вынуждена фиктивно развестись с мужем, чтобы его приняли в легион. Через два года службы Оксана приехала к любимому. И уже через месяц уговаривала мужа купить билет обратно в Украину. Она целыми днями плакала и не соглашалась на уговоры типа “скоро привыкнешь.” “Сперва как приехала во Францию, мне все было интересно, — вспоминает Оксана, — я долго бродила по узким улочкам города, все разглядывала и фотографировала. Где-то через месяц мне все надоело, и я захотела вернуться домой. Я и сейчас очень тоскую по родительскому дому, по маме”. Сейчас Оксана учится в университете в Авиньоне, учит французский. Учиться ей нравится, но для семьи это дорогое удовольствие. В следующем году будет активно искать себе работу.

Свой первый год во французском легионе служит киевлянин Дмитрий.

В Украине он учился в университете, на романо-германском факультете. “Учиться мне был неинтересно — я не мог долго усидеть на нудных до умопомрачения лекциях. Хотелось яркой, насыщенной жизни. Однажды, прогуливая пары в Интернет-кафе, натолкнулся на сайт французского иностранного легиона. Я сразу понял, что это то, что мне нужно”, — говорит парень. Для того, чтобы заработать деньги на билет во Францию, он все лето проработал рабочим на строительстве. “Конечно, таскать целыми днями кирпич и цемент – занятие не романтичное, но я уже видел себя бравыми коммандос, гордо шагающим с автоматом в руках”, — рассказывает Дмитрий. Осенью, вместо того чтобы идти на занятия, он направился в Марсель. Родителям сказал, что едет к другу в село. “В вербовочном центре в Марселе были полно новоприбывших, похоже, со всех концов света. Встретил я также нескольких украинцев. Поговорили, покурили да и разошлись. Я сдал психологические тесты, типа, найдите 10 отличий в 100 почти одинаковых рисунках, хорошо, а результаты медкомиссии и физических экзаменов были удовлетворительны.

Первые недели моей службы показались мне ужасными – подъем в 6 часов, построение, ежедневный бег на 15 км, жизнь по команде. Много раз я думал бросить все это и вернуться домой, но я не хотел выглядеть слабаком и неудачником, да и, как оказалось, вернуть себе паспорт, который я сдал в легион, дело не легкое. Так что приходилось сжимать зубы и привыкать к военной жизни”. На зарплату Дмитрий не жалуется — получает 1200 евро в месяц, питание и жилье бесплатное. Говорит, что грустит по дому, по друзьям, и планирует уже скоро поехать в отпуск в Украину.

В легионе действует кодекс чести и первый его пункт говорит:

“Ты — легионер, ты — доброволец, который служит Франции с честью и верностью.” И сотни юных украинцев, прибывая каждый год в Марсель, повторяют: ” Я – легионер…”

Историческая справка. Французский иностранный легион основан в 1891 году. Сначала в нем служили лица, имевшие проблемы с законом, иначе говоря – преступники. Легион был плохо укомплектован, продовольственное снабжение — плохое, легионеры получали мизерную зарплату или же вообще ничего не получали. Полуголодные, плохо одетые воины начали дезертировать — легион разваливался. В результате французское правительство срочно издало указ, включивший легион в состав регулярной армии.

Сейчас легион – это элитные части французской армии, выполняющие миротворческие функции в Косово, Чаде, Афганистане, участвующие во внешних операциях в разных частях мира.

Власть и право

«Полезу выручать москаля, даже если ненавижу его»

Французский легион: как русские и украинцы вместе служат после событий в Донбассе

Около 35% служащих во французском Иностранном легионе — это русскоязычные из Восточной Европы. Согласно данным последних лет, значительную часть из них составляют выходцы из России и Украины. В интервью «Газете.Ru» двое легионеров — русский и украинец — рассказали о том, как политические противоречия и война в Донбассе повлияли на их отношения друг с другом.

Французский Иностранный легион (Legion etrangere) — одно из самых боеспособных соединений современной армии Франции. В его состав входит в том числе элитное подразделений французской армии — 2-й парашютно-десантный полк, который выполняет задачи, аналогичные тем, что ставят перед российским спецназом ВДВ. Подчиняется легион напрямую президенту Франции, бойцы соединения участвовали во всех военных операциях, которые проводило французское государство в последнее время: в Косово, Мали и Ираке. В настоящее время, согласно открытым данным,

около трети всех легионеров составляют выходцы из Восточной Европы.

Как сообщил «Газете.Ru» источник, знакомый с ситуацией, большая часть из них — это уроженцы России, Украины, Белоруссии и Молдавии.

В «кодексе легионера» прописано, что в этом соединении «нет цветов кожи, национальностей, вероисповедания», там все равны. Из этого вытекает, что все противоречия по национальному признаку будущие бойцы должны оставлять за дверью вербовочного пункта.

Однако из любого правила бывают исключения, что и показала гражданская война в Югославии 1991–1995 годов. Тогда в составе легиона служило немало сербов и хорватов, которые с началом боевых действий на Балканах отправились воевать каждый за свою сторону. Некоторые из них даже достигли серьезных успехов: например, Анте Готовина, уволившийся из легиона в звании старшего капрала (аналог старшего сержанта в ВС РФ), дослужился до генерал-лейтенанта армии Хорватии и в ходе войны командовал отдельными корпусами хорватских вооруженных сил. Серб Милорад Улемек после прибытия на родину из легиона командовал спецподразделениями «Супертигры» и «Красные береты».

«Газета.Ru» побеседовала с русским и украинским бойцами Иностранного легиона, чтобы выяснить, насколько сильно конфликт на юго-востоке Украины сказался на их взаимоотношениях. По просьбе военных их имена, фамилии и некоторые личные данные изменены.

— Как давно вы служите в Иностранном легионе?

Никита Зверобоев, 21 год, родился и вырос в подмосковной Балашихе: Год и восемь месяцев.

Сергей Шпачик, 33 года, родился и вырос в Бердянске Запорожской области: Служу два года.

Французский националист рассказал, почему воюет в Донбассе против украинской армии

— Были ли у вас проблемы в изучении французского языка?

Зверобоев: Поначалу да, но благодаря знаниям английского мне было учить его чуть легче, чем остальным. Сейчас я знаю все термины, необходимые мне для службы, хотя все равно хотел бы знать французский лучше.

Шпачик: Французский язык — это самая главная проблема для меня здесь. Начал изучать его с нуля, знал только счет до трех и интернациональное «бонжур». Сейчас более или менее объясняюсь, для службы хватает.

— Какова ваша воинская специальность?

Шпачик: Пулеметчик одного из пехотных полков. Хотя это несколько условно: навыками обращения с огнестрельным оружием должны, по инструкции, владеть все легионеры, все должны уметь управлять машиной и некоторыми видами бронетехники. Отдельно обучают связистов, саперов, военных санитаров, а также военных механиков.

— Есть ли в вашем подразделении люди с Украины / из России?

Зверобоев: Да, трое украинцев.

Шпачик: Русские есть. Хотя для

французов и представителей иных национальностей все мы — белорусы, украинцы, русские и даже молдаване — русские.

По-русски говоришь, родился в бывшем СССР, значит, русский. Подробнее никто не вникает.

— Изменились ли как-то ваши отношения с украинскими или русскими сослуживцами после начала боевых действий в Донбассе?

Зверобоев: Никак не изменились. Общаемся очень дружно как на территории части, так и за ее пределами.

Шпачик: Нет, не особо изменились, тем более русские из моего подразделения здесь оказались уже после начала этого бардака. Про политику никто не говорит, да и особо не интересуется, если честно. Я даже больше скажу: во Франции в принципе эта тема неинтересна.

Для тех, кто живет здесь, происходящее на Украине — это какие-то мелкие разборки банановых республик.

Вот, например, у нас есть два парня с Украины. Оба были на «майдане». Только один — в «Беркуте», а второй — так называемый активист «майдана». То есть воевали, по сути, один против другого. Да, вначале, когда они попали в учебку, у бойцов были разногласия по этому поводу, потому что каждый оставался при своем мнении. Но потом, как я уже говорил ранее про последний кусок хлеба, они стали чуть ли не лучшими друзьями.

— Обсуждали ли вы в принципе этот конфликт?

Зверобоев: Да, конечно. Общее мнение тех украинцев, которых я знаю, в двух словах такое: «Зря наши правители все это затеяли, простые люди по обе стороны конфликта ничего от этого не выигрывают».

Шпачик: Как я уже сказал, почти нет.

— Подшучиваете ли вы по-доброму друг над другом из-за вашего происхождения?

Зверобоев: Конечно, и никто на это не обижается. У меня есть дежурная шутка про то, что они себе еду наверняка готовят на костре, так как привыкли без газа жить (улыбается). Это помогает отвлечься от тягот службы, в армии без юмора никак.

Шпачик: Поржать над национальными особенностями — это дело святое. Всякие там «москали» и «бандеровцы» в шутках фигурируют постоянно.

— Участвовали ли вы в боевых операциях?

Зверобоев: Я был не на боевой, но в миссии за пределами Франции, шесть месяцев там провел, только вернулся.

Российские националисты воюют по разные стороны от линии огня в Донбассе

Шпачик: Боевых действий Франция сейчас не ведет. И не скоро будет, так как хватает и внутренних проблем. Но в форме нас держат и постоянно готовят к боевым действиям. Что вполне логично.

— Если возникнет ситуация, в ходе которой появится угроза жизни вашему сослуживцу с Украины / из России, а единственным, кто мог бы ему помочь, окажетесь вы, вы поможете?

Зверобоев: Конечно, здесь совершенно не важна национальность.

Шпачик: Даже если я его терпеть не могу, все равно полезу выручать, и не только в боевых условиях. Это базовый принцип легиона, на этом все держится.

— Допускаете ли, что встретитесь когда-нибудь уже вне легиона с вашими сослуживцами с Украины / из России как друзья?

Зверобоев: Не то что допускаю, а даже надеюсь на это. Мы успели стать хорошими приятелями за недолгое время совместной службы.

Шпачик: Допускать-то допускаю, но это маловероятно, потому что жизнь в легионе от гражданской жизни сильно отличается, и нам, скорее всего, просто не о чем будет разговаривать. Те, кто уходит со службы, обычно уходят и из твоей жизни.

«Легион» МЧС ДНР приглашает мужчин на военную службу по контракту

Отряд по проведению специальных спасательных работ особого риска «Легион» МЧС ДНР приглашает мужчин возрастом от 18 лет до 55 лет на военную службу по контракту.

  1. Получает стабильное денежное довольствие от 15 тыс. росс. рублей и выше (с учётом выслуги лет);
  2. Имеет статус военнослужащего;
  3. Имеет социальные гарантии;
  4. Право на льготное медицинское обеспечение;
  5. Обеспечивается вещевым довольствием;
  6. Имеет право на санитарно-курортное лечение (база отдыха);
  7. Ежегодный основной отпуск не менее 30 суток;
  8. Пенсионное обеспечение.

По вопросам поступления на военную службу обращаться по адресу: г. Донецк, ул. 8 марта, 36, каб. №216.

Контактный номер телефона: 071-306-15-89; 071-328-01-64; 071-330-54-86.