Воровство в сетевых магазинах

Как воруют в магазинах Москвы

Товароведы советских магазинов, пожалуй, чаще всего оказывались жертвами работников ОБХСС. А вот чтобы в универмагах процветало массовое воровство со стороны покупателей — это нонсенс (может, потому, что все стоящее до прилавка не доходило и пропадало сразу из подсобки). Теперь у нас все «как у людей» — в крупных магазинах Москвы за попытку украсть товар задерживают в среднем по 3 человека в день.

И покупателей, и персонал магазинов можно разделить на три категории: 10% из них готовы воровать в любой момент, 10% не пойдут на это ни при каких условиях, а 80% — колеблющиеся. Такова оценка экспертов компании «Центр безопасности торговли», основанная на исследованиях западных специалистов в области безопасности. Получается, что ждать неприятностей приходится едва ли не от каждого.

Чаще всего воруют алкоголь, предметы гигиены, косметику, икру, кофе-чай.

В магазинах крадут и воры-профессионалы, и покупатели, и персонал. У каждой категории — свои пристрастия и методы «работы». Воры-профессионалы выбирают небольшие и по возможности наиболее дорогие товары, которые несложно потом сбыть (парфюмерию и косметику, дорогие электролампы, марочное спиртное). Существует отдельная категория магазинных воров, работающих по несколько человек. Таких специалисты по безопасности называют «группировками» или «туристами» (если группа кочует из одного магазина в другой). Обычно члены шайки разбредаются по торговому залу, затем одни устраивают какой-нибудь беспорядок, чтобы отвлечь внимание, а остальные пытаются украсть либо товары, либо деньги из кассы.

Работник службы безопасности одной из московских розничных сетей рассказал, как наблюдал в соседнем с магазином сквере группу алкашей, каждое утро решающих, кто сегодня попытается украсть выпивку, а кто — закуску. Нечасто, но попадаются куда более серьезные группировки налетчиков, устраивающих драки и действующих профессионально, со знанием систем безопасности.

Воры-любители из числа посетителей крадут в основном мелочь, оставленную без присмотра. По отношению к этим людям действует ключевой принцип: если человек видит возможность для кражи, а риск оказаться замеченным оценивает как небольшой — попытка последует наверняка.

Особая категория воров — дети. Их часто принуждают воровать родители. Менеджер службы безопасности «IKEA-Россия» Тамаш Ян успел заметить, как детское воровство возрастает, например, в периоды школьных каникул.

От воров-любителей в Москве чаще страдают крупные торговые центры и магазины-дискаунтеры, торгующие продуктами с невысокой наценкой. Так, в сети магазинов «Копейка» количество задержаний в год доходит до тысячи, но в основном это воровство мелочей на очень небольшие суммы. Примерно столько же задержаний зафиксировано в 2002 г. в магазине IKEA в Химках. С этой цифрой согласились службы безопасности других крупных московских магазинов. Получается, что в среднем в день в таких московских магазинах на воровстве попадаются 3 человека.

Сотрудники службы безопасности IKEA утверждают, что в холодное время года — с середины осени до начала весны — покупатели воруют на 30-40% больше, чем летом. Все просто: вор в плаще или куртке чувствует себя увереннее вора в футболке и шортах. Что же касается пика краж в течение суток, то самое горячее время — с 17 до 20 часов в будни, когда в магазине больше всего покупателей, и практически с утра до вечера в выходные и предпраздничные дни. А вот нечистоплотный персонал активизируется, естественно, в ночную смену.

Отдельный случай — карманники, которых магазин интересует не как место продажи товаров, а как место большого скопления людей (с кошельками и мобильными телефонами). Карманники наносят ущерб репутации магазина: едва ли однажды обворованного покупателя вновь потянет в магазин, где такое случилось.

«И все же независимо от того, является посетитель магазина вором-любителем или профессионалом, — ущерб от него несопоставим с ущербом от хищений, совершаемых самим персоналом», — говорит Максим Упренко из Центра безопасности торговли.

Несуны XXI века

«Если у работников магазина есть шанс украсть товар или деньги, они их украдут».

Майкл ЛЕВИ, Бартон А. ВЕЙТЦ «Основы розничной торговли»

Если взглянуть на крупный магазин как на хранилище интересных для воров ценностей, то откроется немало слабых мест. К зонам риска, откуда товар и деньги чаще всего исчезают, относятся. служебный выход, место приемки товара (или, как его называют ритейлеры, дебаркадер) и сами кассы.

Большинство московских торговцев признаются, что именно воровство персонала обеспечивает им от 50 до 70% нормативных потерь. Дыр масса — они открыты, когда товар меняет свой статус или перемещается. Вот самый простой пример: выпуск полуфабрикатов, например фарша или салатов, внутри магазина. Очень непросто проконтролировать, сколько использовано сырья и сколько оказалось продукции на выходе, по каким технологическим картам ее производят; сколько и как списывается отходов — это с советских времен знают работники столовых, мясники и продавцы.

Самые доходные точки для нечистоплотного персонала — на входе товара (приемка), на служебном выходе и при непосредственной продаже товара (кассы). Например, в универсам «Патэрсон» ежедневно приходит до 150 машин с товаром, одна машина идет еще в 2-3 магазина сети — «излишек» товара легко перебрасывается в другой магазин, и проверить, где какая часть партии была отгружена, сложно. Далее — приемка. Здесь возможны варианты, от сговора с водителем и фальсификации накладных до списания товара и возврата его поставщику. Например, при сговоре приемщика с поставщиком можно переместить в магазин меньшее количество товара, чем указано в накладной, или принять вместо указанного в накладной товара более дешевый, но внешне очень похожий (скажем, торты одной марки, но разного веса). Вариантов немало. Знакомые нашего корреспондента, которым довелось поработать в «Седьмом континенте», рассказывали о часто бьющихся при приемке ящиках с пивом.

Украденное тем или иным способом нужно как-то вынести.

Исполнительный директор фирмы «Форпост» Михаил Назаров (ранее он возглавлял департамент безопасности сети универсамов «Патэрсон», а также был директором ООО ЧОП «Гудвил-Гарант», которое охраняло магазины сети «Копейка») рассказал, как в «Копейке» устраивали специальные засады и наблюдали: вот работник магазина, уходя домой, вытаскивает из мусорного бака у служебного выхода ящик спиртного или коробку продуктов (зачастую такой товар сбывается в соседних с магазином ларьках).

Охранники проверяют уходящий персонал выборочно, а иногда и вовсе только в дни ревизий. К тому же мужчина-охранник не имеет права обыскивать женщину, а большинство работников торговли, как известно, — представительницы слабого пола. Сотрудник частного охранного предприятия, которое обслуживает торговую сеть в Москве, рассказал такую историю. Если на служебном выходе вдруг появляется женщина-охранник, можно быть уверенным: в технических помещениях, подсобках, пожарных щитах, прочих уголках и щелях магазина появятся десятки кило товаров, которые «скинули» испугавшиеся обыска работники. Но все эти подвиги несунов для владельцев магазинов — не самая большая проблема. Действительно крупные хищения могут происходить там, где персонал соприкасается с деньгами. Касса — настоящий Клондайк для жуликов.

По мнению Михаила Назарова, именно на кассиров приходится больше половины (а то и две трети) хищений в магазине. Возможностей воспользоваться служебным положением открывается множество. Кассир не пробивает товар в сговоре с покупателем, фальсифицирует код (например, вместо штрих-кода с бутылки коньяка считывает штрих-код с бутылки воды). Мама-кассир, к которой заглянула дочка, пробьет ей один батон колбасы вместо десяти, лежащих в корзинке. Кассирша симпатичная, охранник — молоденький, и недалеко до сговора, когда он ненадолго перестанет ее контролировать (это вообще самый распространенный вид сговора, приводящий к наибольшим потерям).

А вот изобретение для стран с быстро инфлирующей валютой: к чеку покупателя добивается немного «сверху», два-три рубля. Немного, но часто. А в конце дня кассир накопившуюся сумму «оприходует», как бы покупая товар для себя.

Почти во всех крупных московских сетях, например в «Патэрсоне» или «Копейке», если кассир попался на воровстве, сразу его не уволят, а предпочтут сначала вычесть сумму украденного из зарплаты. Увольняют уже рецидивистов. Напротив, иностранные торговцы (IKEA, Auchan) гонят воришек сразу. Откуда разница в подходах? Дело в том, что нехватка персонала — реальная проблема для быстрорастущих торговых сетей в сегодняшней Москве. Зачастую у кадровиков может просто не оказаться запасных работников на места проворовавшихся, ведь через месяц им уже надо нанимать людей для очередного магазина. Хотя иностранные сети тоже растут быстро — но от принципов чистоты рядов не отступают.

Люди против машин

В России под безопасностью торговли традиционно понимают защиту товара и выручки от прямого воровства. В то время как иностранные ритейлеры уже давно акцент делают на противопожарной безопасности и безопасности покупателей в зале. Понятие «система безопасности торговли» подразумевает, разумеется, вовсе не наличие на каждом углу магазина людей с зорким глазом, готовых схватить воришку за руку. Речь идет о комплексе мер: оборудовании для предотвращения краж, видеонаблюдении, контроле доступа персонала и покупателей к помещениям и к информации, службе безопасности (охранники и контролеры в торговом зале), системах оповещения, сигнализации и пожаротушения.

По оценке Михаила Назарова, в России практикуется в первую очередь физическая охрана товара — силами охранных служб и контролеров. На Западе же большее внимание уделяется технике, нежели физическому контролю. «Иностранные сети тратят на обеспечение безопасности до 10% прибыли, а наши — от силы 1-2%, включая оплату услуг службы безопасности», — говорит Назаров. Менеджер по безопасности «IKEA-Россия» Тамаш Ян признался «Русскому Фокусу», что система безопасности в московских магазинах IKEA обошлась несколько дороже, чем в других странах, хотя базируется она именно на охранниках и контролерах.

Ни одна торговая сеть не решилась озвучить цифру своих реальных потерь. Иногда торговцы называют некую среднюю цифру в 2% от физического оборота одного магазина сети. Однако специалисты по безопасности считают такую оценку заниженной — если учесть потери со складов и при транспортировке от поставщика, то вполне могут получиться и все 7%, говорит ведущий специалист Центра безопасности торговли (ЦБТ) Максим Упренко.

Размер потерь связан еще и с такой штукой, как розничная наценка того или иного магазина. В сетевых магазинах воруют примерно одно и то же (и в сопоставимых количествах), но так как цены на один и тот же товар в разных сетях различные, то и суммы украденного могут быть несопоставимы. Да и цифра эта считается от оборота, который тоже везде разный. Так, в сети «Патэрсон», ориентированной на покупателей со средним доходом, хищения доходили до 2,5-2,7%, а сеть дискаунтеров «Пятерочка» смело заявила цифру потерь 0,1%.

Все собеседники «Русского Фокуса» согласились, что свести к нулю убытки от краж невозможно при любых затратах на охрану. Потери от воровства можно лишь минимизировать. Идеальным результатом минимизации считаются 0,1-1% от оборота.

Системы предотвращения краж в том или ином виде есть во всех московских супермаркетах. В принципе, такие системы предназначены для защиты товаров и денег не только от воров-покупателей, но и от воров среди персонала. Несмотря на множество торговых марок оборудования (Checkpoint-Meto, Nedap, Cross-point, Sensormatic, Shopguard, Sider и т. д.), по принципу действия все системы подразделяются на три типа: электромагнитные, радиочастотные и магнитно-акустические. Любая система защиты от краж состоит из датчика, детектора и деактиватора. Товар маркируется датчиками (одноразовыми — этикетки, чаще для продуктов, — или многоразовыми — бирки, чаще для одежды). На выходе из торгового зала устанавливаются детекторы (две антенны, или ворота). Они подадут сигнал, если кто-то попытается вынести неоплаченный товар. Когда покупатель оплачивает товар, кассир деактивирует датчик специальным устройством (деактиватором) или снимает бирку.

Техника, естественно, не идеальна. В электромагнитных системах (они появились в начале 80-х, в Москве, например, такую систему использует сеть «Рамстор») защитные этикетки и бирки не будут работать, если их установить на металлические предметы. Поэтому с их помощью пивные банки или консервы защитить не удается. И вообще — ворота не зазвенят, если завернуть любой товар в обычную фольгу. Максим Упренко из ЦБТ считает, что эффективность электромагнитных систем составляет около 65%.

Радиочастотные системы эффекту экранирования уже не подвержены. Однако создают сильное электромагнитное излучение и имеют слабую помехоустойчивость. Если такие ворота будут стоять рядом друг напротив друга, как это часто бывает в торговых центрах, сбои в работе обеспечены. И радиочастотные, и электромагнитные ворота имеют «мертвые зоны» и могут не среагировать на датчик, если он попадет в такую зону. Магнитно-акустические производятся только американской фирмой Sensormatic (фирма — владелец патента), и в России таких систем практически нет. Видимо, по причине дороговизны: цена антенн — от $2600, деактиватора — от $800.

Совсем недавно была разработана технология радиочастотной идентификации (Radio Frequency Identification, RFID), когда на товар в виде этикетки помещается супертонкий микрочип, вмещающий множество информации. Компании Gillette и Procter and Gamble, теряющие ежегодно из-за воровства в магазинах десятки миллионов долларов, очень серьезно рассматривают возможность защиты своей продукции ярлыками RFID, которые позволят идентифицировать любой объект в любом месте. Нью-йоркский бутик Prada уже маркирует все свои товары RFID-чипами. А вот итальянская компания Benetton заявила, что не планирует внедрять RFID: это привело бы к гораздо большим убыткам, чем сегодняшние ее потери от воровства.

Улыбнитесь, вас снимают скрытой камерой

Видеокамеры тоже стоят практически во всех крупных магазинах. Их количество зависит от площади магазина, планировки отделов, желания и кошелька владельца. Как правило, в супермаркете площадью до 500 кв. м устанавливают 2-6 камер, площадью 1500- 2000 кв. м — 7-10 камер. Одна камера стоит $40-500 в зависимости от набора функций.

Система видеонаблюдения для магазина площадью 500-600 кв. м с шестью кассами может стоит порядка $10 000-15 000. Эта сумма учитывает установку сложных систем видеонаблюдения за кассами: видеокамера включается при выполнении кассиром определенных действий (например, отмены чека), поэтому нечистоплотного работника легче поймать на фиктивной операции. Такие системы используются, например, в магазинах IKEA. Камера на кассе фиксирует все пробиваемые чеки и ведет видеосъемку. Таким образом, в любой момент можно сверить тревогу системы с видеокартинкой произошедшего, например, при операциях «возврат» или «отмена». Правда, такие системы недешевы ($1500-2000 за одно кассовое место).

Допрос с пристрастием

Создавать в каждом магазине собственную службу безопасности смысла мало. Свои охранники, как правило, задерживают лишь воров-покупателей, но не персонал. Обычно для этого нанимают ЧОПы — частные охранные предприятия. Магазин или сеть, как правило, заключает с ЧОПом договор, в котором должна быть прописана материальная ответственность (хотя далеко не все ЧОПы согласны ее нести). Охранников в магазине должно быть как минимум 3 (в прикассовой зоне и на дебаркадере), в зале обычно работают 1-3 агента в штатском. В магазинах IKEA охранники имеют право патрулировать торговые залы.

Большинство крупных торговых сетей постоянно работают на договорной основе с одним или двумя ЧОПами. Отечественные ритейлеры, в отличие от западных, как правило, не обучают охранников ЧОПов особенностям работы именно в их сети. Зато шведская IKEA и в России организовала свою школу для охранников (Security University). А в каждом магазине питерской «Пятерочки» работает только один охранник, но весь персонал торгового зала, и контролеры в том числе, проходит в собственном учебном центре специальные тренинги по борьбе с воровством.

Среди ЧОПов существует своя конкуренция. Случается, что один ЧОП пытается вытеснить конкурента, чтобы занять место под солнцем. Бывает, что за конкурирующими ЧОПами стоит кто-то из руководства магазина или сети. На волнующий всех вопрос о кодексе поведения охранников в ЦБТ ответили, что многое зависит от внутренних правил сети. Например, охранник прикассовой зоны должен следить за кассиром, но не имеет права с ним общаться, как это зачастую происходит.

А бич московских супермаркетов, когда покупателя при малейшем подозрении просят показать сумку и начинают обыскивать при всем честном народе, — полная самодеятельность.

Охранник не имеет никакого права обыскивать посетителя. Он должен извиниться и еще раз проверить, что звенит (если на выходе есть ворота). Если ясности нет, тогда уж, извинившись, — проводить покупателя в специальную комнату, предложить оплатить товар, предположительно находящейся в сумке или спрятанный в одежде, и уже после окончательного отказа что-либо демонстрировать и платить — вызвать милицию.

Ловкость рук и все виды мошенничества. Воровство в магазинах бьет и по собственникам, и по покупателям

Когда нас, простых граждан, обвешивают и обсчитывают в магазинах (а уж на рынках-то!), нам неприятно, а если обкрадывают владельцев торгового бизнеса – это трогает меньше. А зря. Хотя бы потому, что никто не отменял закон, по которому обиженному «надо на ком-то отыграться». «Отыгрываются» торгующие, понятное дело, на покупателях. Отсюда простой вывод: хотим мы того или нет, но все мы «за» собственников торгового бизнеса и «против» воровства и краж в магазинах. Какими же они бывают и как против них бороться?

Хитрости кассира: от простого – к сложному

По мировой статистике, на воровство со стороны сотрудников магазина приходится 48% от общего числа краж. Так что если защищать бизнес, начинать нужно со своих сотрудников.

К тому же отечественная статистика утверждает, что до 70% торгового персонала в нашей стране замешано в так называемом «компенсационном» воровстве. Зачастую проблема такого воровства заключается в самом собственнике-руководителе.

Стремление сэкономить на зарплате у иных настолько сильно, что подчиненные просто не мыслят получать «просто» зарплату без какого-либо «довеска».

У работников магазинов множество возможностей остаться незамеченными и свалить все содеянное на недобросовестных покупателей. Больше всего соблазна и возможностей украсть – у кассиров. Вот некоторые отработанные схемы хищений.

Из разряда «проще простого»: возврат товара. Покупатель не всегда берет чек после оплаты товара. Кассир производит отмену чека и забирает пробитую сумму себе.

Чуть хитрее, но применяется очень часто и безо всякого стеснения: подмена штрих-кода. Кассир несколько раз «промахивается» мимо штрих-кода, досадливо морщится и, наконец, набирает штрих-код вручную. При этом он «ошибается» – вводит код более дорогого изделия. Далеко не всякий покупатель тщательно изучает ленту чеков, особенно если она достаточно длинна.

Упражнение на внимательность: два товара вместо одного. Погруженный в свои мысли покупатель не слышит двойного пиканья. Кассир дважды пробивает один и тот же товар, а после ухода покупателя отменяет чек и забирает деньги себе.

А вот более сложные варианты мошенничества. В сетевых розничных магазинах существует система «привязывания» клиента к торговой точке. Это система скидок и поощрений постоянным клиентам, которая реализуется с помощью карточек постоянного покупателя. Покупателю с данной картой обычно дают скидку от 3 до 5% на весь товар или на определенную группу товаров (например, помеченных желтыми ценниками). Пробивая товар покупателю, кассир может воспользоваться своей собственной картой и нанести ущерб… предприятию. Нет, на первый взгляд, он обманывает покупателя, однако, не чувствуя «толка» от магазина, покупатель все реже посещает его, что в конечном итоге сказывается на доходах предприятия.

Многие кассиры стараются обжулить покупателя, но иные работают и в сговоре с ним. Например, кассир не пробивает часть товара, обычно самого дорогого, но при этом делает вид, что сканирует штрих-код на покупках, или, если опасается бдительного охранника, заблаговременно прикрепляет штрих-код дешевого товара на кассовый бокс или ремешок наручных часов и считывает его вместо дорогого. Самый простой способ – это, конечно, выдать «лишние» деньги из кассы под видом сдачи, но тут элементарная проверка может все раскрыть.

А вот сговор кассира с персоналом – штука куда более сложная, бороться с такими комбинациями непросто.

Допустим, кассир вступил в сговор со старшим кассиром (менеджером). Чтобы предотвратить воровство на кассе, в подавляющем большинстве магазинов введено правило: операцию возврата товара может выполнить только старший кассир или менеджер. А это неплохой повод для их «сотрудничества» с работником кассы.

Или же кассир в сговоре с охраной. Эта схема одна из самых убыточных для владельца магазина. Служба безопасности намеренно закрывает глаза на все неувязки в кассовых операциях, не замечает возврата товара, выноса продуктов мимо кассы и т.п. Как со всем этим бороться?

Понятно, что следует установить современную систему контроля кассовых операций. Интегрированная система видеонаблюдения, использующая технологию наложения текстовой информации кассового чека на видеоизображение, обеспечивает лучшее восприятие ситуации. Система поможет дистанционно контролировать рабочее место кассира, совмещать данные о кассовых операциях кассового терминала с видео, записывать видео для дальнейшего анализа и даже выдавать (и получать) сигнал тревоги при возникновении несанкционированной операции. Данные системы поддерживают запись не только видео и текста, но и звука, что в дальнейшем помогает более детально анализировать спорные ситуации.

Отличники много «списывать» не позволяют

На складах продуктовых магазинов также распространена кража товара и затем списание его на естественную порчу продуктов. Если это склад непродовольственного магазина, то товар может списываться как получивший повреждение при транспортировке.

Чтобы уменьшить вероятность воровства со стороны складского персонала, прежде всего необходимо ограничить доступ посторонних сотрудников на территорию склада. Для этой цели можно использовать систему контроля и управления доступом (СКУД) с помощью именных карт или биометрических параметров (например, отпечатка пальца). Все данные о перемещениях сотрудников склада будут фиксироваться, что позволит в дальнейшем проводить их анализ. В дополнение к СКУД необходимо установить систему видео- и аудиоконтроля складских помещений, рабочих мест и зон погрузки/выгрузки товара. Кроме того, организация электронного учета товарно-материальных ценностей (ТМЦ) на всех этапах перемещения товара поможет избежать путаницы и уменьшить его необоснованное «списание».

«Профи» – он и стащить профи

Воровство со стороны покупателей – также ощутимый удар по «закромам» торговых фирм. Исследования выделяют несколько типов магазинных воров.

«Профи» – люди, которые занимаются воровством в магазинах на профессиональной основе, – являются самыми злостными мошенниками. Представители этого типа доставляют больше всего неприятностей предприятиям розничной торговли. Статистика утверждает, что среди всех магазинных воров их количество невелико – всего 3%. Однако на эту небольшую группу приходится 15% хищений, совершаемых покупателями. Обычно воры этого типа крадут товары для перепродажи. «Профи» могут действовать самостоятельно или с подельниками. В качестве прикрытия они обычно используют имидж постоянного клиента. При этом одиночки заводят дружеские отношения с продавцами. При групповой работе задачей подельников является отвлечение внимания продавцов или охраны.

Профессиональные воры не стесняются задействовать в «операциях» детей: похищенные товары укладываются в детский рюкзачок или в карманы одежды ребенка. Редкий охранник подвергнет маленького ребенка на выходе процедуре проверки. Но даже если и будет проведен досмотр и выявлен факт кражи, ничего, кроме выговора, ребенку не грозит. Богат и арсенал воровских приспособлений для выноса вещей из магазина: сумки, дипломаты с потайными отсеками или двойным дном, одежда с дополнительными карманами и крючками.

Нередко «профи» прибегают к приему подмены этикеток или ценников. Этот фокус проходит, если этикетку со штрих-кодом можно легко отделить от одной вещи и прикрепить к другой.

Особенно часто этот прием проделывают в магазинах одежды: этикетки дорогой одежды заменяют этикетками с дешевой. Применяются и более изощренные методы кражи. Например, преступник регулярно обходит магазины схожего профиля, скажем, строительные, выдумывая легенду, в соответствии с которой он является представителем строительной фирмы. Таким образом он втирается в доверие директора и обслуживающего персонала, что позволяет ему воровать товар, а в дальнейшем еще и сбывать его в других магазинах.

«Залетные» воришки обычно действуют группами, перемещаясь от одного магазина к другому, не задерживаясь надолго в одном городе. При этом воруют они не только товары, но и, по возможности, деньги из кассы. Разумеется, речь здесь идет не о вооруженном ограблении. Никаких черных масок, никаких стволов. Главное оружие – неразбериха.

«Залетные» обычно разбредаются по торговому залу. Затем несколько человек из группы устраивают беспорядок, затевают скандал. В это время остальные крадут товары и деньги, пользуясь тем, что внимание сотрудников магазина отвлечено. В случае разоблачения воришки стараются устроить даже некоторое подобие драки, втягивая в нее случайных покупателей. В суматохе они скрываются с места происшествия. Профессиональные «залетные» действуют так, что поймать их очень непросто. К тому же представители частных охранных предприятий, несущие дежурство в магазинах, обычно не обладают какой-то специальной подготовкой, теряются в ситуации так же, как и все прочие сотрудники магазина.

Есть еще одна группа магазинных воров, которых можно было бы назвать «любители». Для них воровство не является способом жизнеобеспечения. Любительское воровство – это не средство обогащения, а скорее способ времяпрепровождения, поиск острых ощущений и жажда повысить уровень адреналина. «Любителями» могут быть представители самых разных социальных слоев. Удивительно, но встречаются среди них и довольно состоятельные люди, для которых воровство – своеобразное развлечение. Кто-то назовет это клептоманией, но давайте признаем, что область эта – малоизученная: далеко не ясно, где кончается каприз и где начинается болезнь.

«Любители» руководствуются правилом: если есть шанс украсть вещь с малым риском разоблачения, его надо обязательно использовать. Они не зарятся на дорогостоящие товары, а довольствуются недорогими и небольшими по размеру, которые без труда можно спрятать в карман или небольшую сумочку.

Что предотвращает кражи?

Установка обзорного видеонаблюдения в торговом зале, дополненного поворотными камерами с трансфокаторами и скрытым видеонаблюдением, при грамотной инсталляции видеосистем позволяет контролировать ситуацию в торговом зале, а в случае возникновения неприятного события – детально его изучить. Разумеется, нельзя игнорировать установку так называемых противокражных систем. Электромагнитные рамки на выходе из магазина подают звуковую сигнализацию при попытке проноса неоплаченного товара, к тому же некоторые системы мгновенно запирают выходные двери магазина.

При помощи зеркал безопасности возможно расширить углы обзора для службы безопасности магазина. Установка металлодетекторов позволяет бороться с профессиональными ворами, обнаруживая сумки и одежду с фольгированными подкладками.

С недобросовестными кассирами борются с помощью систем контроля кассовых операций. Установка системы контроля доступа, видео- и аудиоконтроля и системы электронного учета движения товарно-материальных ценностей в складских помещениях предотвращает мошенничество кладовщиков.

Вообще, в торговом предприятии должно быть видно все и везде (примерочные не в счет). Ибо те же электромагнитные рамки по-своему уязвимы – против них продвинутые воришки придумали свои методы борьбы. К примеру, «медный палец» против RFID-метки. Это ситуация, когда злоумышленник обматывает кусочек медной фольги вокруг одного из пальцев. Если он будет прижимать этот палец к RFID-метке при проходе через контролирующее устройство, ее сигнал исказится, и тревога не будет инициирована.

В США, кстати, наличие фольги на пальце служит основанием для обвинения человека в том, что он был «экипирован для кражи». Возможно и размагничивание метки в магазине. Товар с акустомагнитной меткой (обычно это CD или DVD) может быть размагничен в магазине злоумышленником, и метка не зазвенит при проходе через акустомагнитные ворота. Чтобы размагнитить метку, вор прикладывает к ней очень маленький, но мощный постоянный неодимовый магнит. Этот способ работает с дешевыми CD- и DVD-дисками (дорогие диски формата Blu ray часто имеют скрытые охранные метки).

Стоит помнить и о том, что скупой платит дважды. Для увеличения рентабельности розничных магазинов и уменьшения издержек, связанных с потерями из-за различного вида воровства, владельцам торговых предприятий необходимо понимать, что интеграция бизнес-процессов с современными технологиями контроля и учета пусть и ведет на начальном этапе к вложениям определенных средств, однако в дальнейшем многократно окупается. А вот попытки сэкономить в будущем выливаются в куда более серьезные убытки.

Также необходимо понимать, что к установке каждой системы необходим профессиональный подход, и не надеяться на силы собственных «электриков-универсалов» или установщиков, готовых вписаться в любой бюджет, что, как правило, говорит о недостаточной квалификации инженера-проектировщика. Очень часто заказчики отказываются от оформления проектной документации на устанавливаемые системы. Таким образом, владельцы торговых предприятий загоняют себя в угол, так как при смене обслуживающего персонала (или обслуживающей организации) разобраться в установленных системах и тем более квалифицированно обслуживать их будет весьма непросто.

Если вор пойман…

Что делают в фирмах с пойманным вором? Тут есть варианты. Вора увольняют сразу после обнаружения факта кражи, как это делают в большинстве западных компаний в отношении персонала любого уровня. При этом чаще всего используется формулировка «Увольнение по соглашению сторон» (в соответствии со ст. 78 Трудового кодекса РФ), позволяющая расстаться немедленно, без отработки двухнедельного срока.

Вора оставляют «под присмотром» на рабочем месте и постоянно высчитывают из его зарплаты определенный процент «за принесенные убытки» – так это делается во многих российских компаниях, особенно малоизвестных и с небольшим фондом заработной платы (чаще всего в отношении кассиров, особо дефицитных на рынке труда).

Вора увольняют в течение двух недель «по собственному желанию», но при этом проводится инвентаризация товаров и материальных ресурсов, которые были ему доступны. Если нет возможности подсчитать ущерб, то руководитель предлагает немедленно для покрытия ущерба вернуть сумму, которую определяют условно.

Вора передают в полицию сотрудники самой фирмы или ЧОПа, курирующего работу данной компании, и сотрудники МВД возбуждают уголовное дело. Но это делается в крайних случаях, так как обычно руководители фирмы не желают подключать «органы» к внутренним делам фирмы, хотя те охотно принимают такие практически раскрытые дела. Один случай передачи уголовного дела в полицию имеет большой резонанс для остального персонала – воровать начинают меньше.

Как уволить вора «по статье»

Если вор пойман при свидетелях и с поличным, о чем был своевременно составлен соответствующий акт, и нанесенный ущерб оказался достаточно существенным, то увольнение возможно с соблюдением всех формальностей по ст. 243 и 244 Трудового кодекса РФ, в соответствии с которыми на работников может быть возложена полная материальная ответственность за ущерб, причиненный работодателю при исполнении ими трудовых обязанностей, – при условии, если с ними предварительно был заключен договор об этой ответственности. Такой договор можно подписывать со всеми, кто связан с обслуживанием материальных ценностей – хранением, обработкой, отпуском материальных ценностей на различных производственных участках, продажей товаров, сопровождением и доставкой груза, багажа и т. п.

Есть образцы типовых договоров, составленные в соответствии с постановлением Минтруда России от 31.12.2002 № 85. Уволить сотрудника можно при наличии такого договора, а также учетных записей, в которых указано, что работник такой-то товар или деньги принял (естественно, что решение принимается после выяснения причин, почему он не обеспечил сохранность данных материальных ценностей). Возможно также увольнение работника на основании «утраты доверия со стороны работодателя» (в соответствии с п. 7 ст. 81 ТК РФ).

«Воровать — дело нехитрое»

В сети набирает популярность движение шоплифтеров — тех, для кого воровство в магазинах превратилось в криминальное хобби. Они вовсе не клептоманы: как для любого вора кража для них — способ вкусно поесть и модно одеться или заработать на перепродаже краденного. Причем они ничуть не стесняются своего «ремесла» и регулярно публикуют в соцсетях отчеты о том, как, когда и что украли. «Лента.ру» разбиралась, кто такие шоплифтеры и почему воровство входит в моду.

Клуб по интересам

«Шоплифтер» (shoplifter) в переводе с английского — магазинный вор. Это понятие возникло в США в 40-х годах прошлого века, вместе с первыми магазинами самообслуживания. По сути, шоплифтер — это тот, кто без лишнего шума выносит из супермаркетов, гипермаркетов и бутиков все, что может вынести, — от шоколадки до модного гаджета.

Магазины самообслуживания в России массово стали открываться с середины 1990-х годов. Шоплифтеры не заставили себя долго ждать. В те годы они не выставляли свои дела напоказ. Однако сегодня шоплифтинг превращается в модное сетевое течение, и его адепты безо всякого стыда хвастаются в соцсетях своими трофеями.

Сегодня сообщества шоплифтеров в соцсетях исчисляется десятками. В крупнейшем из них, основанном еще в 2013 году, около семи тысяч человек со всей России — в основном это молодые люди в возрасте от 15 до 25 лет. При этом администрация сообщества все же пытается перестраховаться и хотя бы формально дистанцироваться от противоправной деятельности своих участников.

«Записи, представленные в сообществе, — вымышленные, любые совпадения с реальностью случайны. Сообщество служит исключительно для проверки и выявления уязвимостей охранных систем. Товары, продающиеся в альбомах, являются собственностью их владельцев, и только они несут ответственность за их происхождения. » — говорится на сайте.

Однако достаточно взглянуть на записи в группе, чтобы понять: это не что иное, как сетевое сообщество магазинных воришек, пытающихся перещеголять друг друга своими похождениями. Семь тысяч таких неосмотрительных преступников в одном месте впечатляет, но куда интереснее другое. В сети можно узнать, что еще несколько лет назад существовало интернет-сообщество шоплифтеров (его нецензурное название было синонимично слову «своровали» — прим. «Ленты.ру»), насчитывавшее около 100 тысяч участников. Его заблокировали, а магазинные воры «расползлись» по мелким группам.

Товар лицом

Типичный пост в любом сообществе шоплифтеров — фото украденного с указанием суммы, иногда — магазина, города и псевдонима вора. География постов широка — от Москвы и Санкт-Петербурга до Екатеринбурга и Иркутска. Чаще всего шоплифтеры наведываются в сетевые продуктовые магазины, реже — в магазины одежды. Верх мастерства — бытовая электроника: достать ее магазинным ворам, судя по всему, сложнее всего.

Средняя сумма одного «захода» шоплифтера — несколько тысяч рублей. Само собой, что магазинные воры не составляют списков покупок, а выносят что могут — но чаще всего в их «корзине» оказываются дорогие спиртные напитки, сладости и закуски вроде чипсов и сухариков. Шоплифтеры не мелочатся и могут сразу утащить упаковку из 20 шоколадок или даже ящик водки. Как? Секретами мастерства делятся далеко не все. К тому же не исключено, что ради славы и лайков некоторые готовы и приврать.

Впрочем, среди магазинных воров находятся и те, кто действительно «работает» по-крупному. Вот лишь некоторые «рекордсмены» сообщества шоплифтеров — сразу понятно, что тут действовал не один человек, а хорошо организованные группы: 15 бутылок элитного алкоголя на 55 тысяч рублей. Диски с компьютерными играми, видеокарта, усилитель, наушники и другая электроника на 60 тысяч рублей. Набор брендовой одежды, алкоголя и еды на 78 тысяч рублей.

Среди самых дорогих вещей — экшен-камера за 27 тысяч рублей и наручные часы в титановом корпусе за 28 тысяч рублей. Перечню украденного сопутствуют довольно любопытные комментарии — к примеру, «покупала с парнем», «ездили отдохнуть на дачу» или «первый раз покупала одежду» (на сленге шоплифтеров «покупать» означает воровать). Там же в сообществе ведется бойкая торговля: излишки воры предлагают желающим в своеобразном интернет-магазине.

Мастер-класс от Жирного Еврея

Иногда они «работают» в команде, когда часть злоумышленников отвлекает охрану (на сленге шоплифтеров охранник — «валет»), а другие в это время воруют. Но чаще действуют индивидуально. Чтобы вынести товары с закрепленными на них датчиками, применяются разнообразные приспособления, рассказывать о которых едва ли стоит, дабы не вводить в искушение.

Для того, кто решился на кражу, найти сообщников и «спецсредства» не составит труда. К тому же есть те, кто готов взяться за обучение начинающих воров. В закрытых группах за определенную плату доступны тематические видеокурсы и даже онлайн-консультации. Там, например, делится личным опытом пользователь под псевдонимом Жирный Еврей (по виду ему чуть больше 20 лет, и он даже не скрывает свое лицо).

«Заходишь в магазин, берешь корзину и для вида нагружаешь ее едой, которую потом купишь. То, что хочешь вынести, суешь в штаны или под рубашку (. ). Если тормозят на кассе — значит, ты где-то «накосячил». Администрация будет играть на твоем страхе и пытаться раскусить. Но помни — пока ты не на улице, а в магазине, то даже спрятав еду, ты ничего не нарушил — нет состава преступления. Либо выкладывай ее, говоря, что взял случайно, и потом оплачивай, либо иди обратно в зал и там оставляй».

«Я смогла накормить родителей»

В шоплифтеры у каждого свой путь. Кому-то не хватает острых ощущений, кому-то — внимания и уважения сверстников, а кто-то жить не может без модных штанов, на которые нет денег. Но есть и те, кто занялся преступной деятельностью не от хорошей жизни.

«К шоплифтингу я пришла случайно, — говорит 20-летняя Диана (имя изменено). — Жила в Санкт-Петербурге, уехала учиться в Москву, а когда вернулась на каникулы, зашла в гости к подруге — и обомлела. У нее было столько вещей, что они просто не помещались в шкафу, и целых пять пар туфель. Я сама из бедной семьи и о таком гардеробе могла только мечтать. Я спросила Дашу, где она берет вещи, — и та рассказала о Соне, с которой познакомилась в интернете. Соня воровала вещи из магазинов и продавала потом за полцены».

На третьем курсе у Дианы возникли проблемы с учебой, а у ее родителей — с деньгами, и девушке пришлось вернуться в Санкт-Петербург. Тогда она вспомнила про Соню, познакомилась с ней и начала учиться воровскому ремеслу. По словам Дианы, воровать из магазинов — дело нехитрое, особенно из продуктовых: порой ей удавалось выйти с полным пакетом продуктов, ничего не купив. Поначалу девушка воровала еду и вещи для себя, но вскоре вошла во вкус.

«Я обновила гардероб, смогла нормально накормить родителей — они раньше сидели на одной каше. Потом одела их и брата. Доставать одежду для папы, правда, было сложно — все-таки мужские вещи девушке непросто воровать. В какой-то момент, как Соня, начала продавать излишки. Спросом пользовалась брендовая одежда, из обуви — спортивная, известных марок. Иногда воровала электронику — весы, хорошие наушники, модемы, роутеры. Кстати, особый спрос на духи, а также конструкторы Lego — но воровать их трудно».

По словам Дианы, красть на заказ — дело невыгодное: иногда в магазине не оказывается нужной вещи, и приходится ехать в другой. Некоторые заказчики потом не берут товар или пытаются сбить цену.

Мы — команда

«Шоплифтинг — это адреналин, — говорит Диана, — ты все время рискуешь. Хорошо, если везет — скажем, я как-то пыталась вынести ботильоны из обувного магазина. Сняла радиочастотный датчик, а в них еще один уровень защиты, вшитый, и «рамки» на выходе сработали. Мне повезло — охранника не было, и я просто ушла. В другой раз Соня (мы начали работать с ней в паре, когда я постигла азы ремесла) попыталась стащить платье и положила его в сумку под кошелек. «Рамки» сработали, но «валет» этого просто не заметил».

Диану несколько раз ловили. Однажды ее остановили при попытке вынести продукты примерно на тысячу рублей. Заставили оплатить товар в пятикратном размере и ничего из продуктов не отдали.

В ее окружении мало кто знал, что она воровка. Близкие осуждали, но не отказывались от предложений что-то «достать». Кто знает, чем бы все кончилось, но судьба сложилась так, что Диане удалось вернуться в свой университет и она завязала с шоплифтингом. Потому что уголовное дело — это верный путь к отчислению.

«Знаете, если воровать — то для себя. И если я когда-нибудь вернусь к воровству, то только вместе с Соней. Мы — команда, все действия у нас отработаны, и мы понимаем друг друга с полуслова. Вы не представляете, насколько легко при должной сноровке стащить вещь. Есть магазины (особенно продуктовые), где, как мне кажется, не воруют только ленивые. »

Ход «валетом»

Что же службы безопасности? Для большинства из них шоплифтеры не самая большая проблема. Мировая практика показывает, что основной ущерб в результате хищений наносит сам персонал. Доля внутренних краж достигает 70 процентов. Однако, как рассказал «Ленте.ру» директор по безопасности компании «Эльдорадо» Андрей Скурихин, соотношение 70-30 весьма условно и сильно зависит от профессионализма службы безопасности, а главное — от удовлетворенности персонала своей работой. При сочетании обоих факторов потери от воровства не превышают 0,1 процента от оборота, а соотношение 70-30 зеркально меняется в сторону внешних воров. В «Эльдорадо» за первые шесть месяцев этого года потери не превысили 0,08 процента. В отношении злоумышленников возбуждено 125 уголовных дел.

По словам Скурихина, магазинных воров можно разделить на две основные группы — «любители», которые совершают мелкие единичные кражи для себя, «на спор» или в поисках экстрима. Они не причиняют крупного ущерба, не пользуются воровскими приспособлениями, и такие кражи легко раскрываются. Сложнее с профессионалами. Для них кражи — средство существования. Как правило, это организованные группы с персональной специализацией каждого участника, применяющие различные технические приспособления. Их действия хорошо продуманы, они прекрасно осведомлены об особенностях антикражных систем. Ведут себя очень осторожно. Никогда не совершают повторные кражи в одном и том же магазине. А гастролируя по регионам в каждом крупном городе, где несколько магазинов крупной сети, выбирают лишь по одному от каждой компании. Шоплифтеры в этой классификации занимают промежуточное положение.

Если говорить о бытовой электронике, то воров привлекают не малые габариты товара, как многие ошибочно полагают, не его высокая стоимость, а прежде всего — ликвидность. То есть возможность легко перепродать украденное. Приоритеты меняются, реагируя на спрос. Например, 7-8 лет назад топом по похищаемости были картриджи для принтеров, 5-6 лет назад — флешки, в последние годы верхние строки рейтинга занимают диски для игровых приставок. Что же касается мобильных телефонов, то они привлекали воров во все времена.

Андрей Скурихин рассказывает, что злоумышленники постоянно придумывают способы обойти системы безопасности. В последние годы большой популярностью у жуликов пользуются так называемые «экранированные сумки», блокирующие сигнал магнитной метки. Но и системы безопасности тоже развиваются, в частности уже есть новые антикражные рамки и магнитные датчики, против которых такие сумки неэффективны. К тому же службы безопасности различных компаний пополняют единую базу, обмениваясь ориентировками на воров.

«Недавний случай. Засветившись на краже в магазине другой компании, да еще и в другом городе, злоумышленники и не предполагали, что при появлении их в нашем магазине за ними сразу было установлено скрытое наблюдение. За кассами они были задержаны с поличным и впоследствии привлечены к уголовной ответственности в соответствии с законодательством».

Спасибо Путину за это

В сообществах шоплифтеров нередко можно встретить советы, что воровать лучше всего на суммы до тысячи рублей за раз. Объясняется это просто: до недавнего времени такие действия подпадали под статью 7.27 КоАП РФ «Мелкое хищение». Наказание — штраф от тысячи рублей, но не более пятикратной стоимости украденного или арест на срок до 15 суток. А с тысячи рублей действовала 158 статья УК РФ «Кража». Тут уже дело пахнет тюрьмой. Вплоть до 5 лет лишения свободы.

Однако 4 июня все изменилось. Владимир Путин подписал пакет поправок в УК и КоАП. Часть из них касается краж. Так, размер украденного, при котором действия вора подпадают под уголовную ответственность, увеличился с 1 тысячи до 2,5 тысячи рублей. При этом в УК РФ появилась новая статья — 158.1, устанавливающая уголовную ответственность даже за мелкое хищение для тех, кто уже был осужден за это по административной статье. Максимальное наказание в этом случае — один год лишения свободы.

Изменения призваны декриминализировать отечественное законодательство и дать шанс избежать тюрьмы тем, кто единожды оступился. Шоплифтеры очень внимательно следили за прохождением этих поправок и встретили их с воодушевлением. Но едва ли им стоит считать это послаблением. С одной стороны, теперь можно красть более дорогие вещи, не рискуя попасть в тюрьму. Однако повторный «залет», скорее всего, закончится уголовным делом с вытекающими отсюда последствиями. Времена, когда можно было неоднократно попадаться на мелких кражах, отделываясь штрафами, прошли.