Вступление в брак в 19 веке

Вступление в брак в 19 веке

Англия в XIX веке. Брак.

Le Dieu: Брак в Англии XVIII-XIX веков I. Кто с кем не мог вступить в брак: В Англии существовали (да и сейчас существуют) списки степеней родства, при которых родственники не могут вступать в брак. В основе этих списков лежат запреты из Библии (Левит, гл.18). Список был значительно расширен и выглядел примерно так: Мужчина не может жениться на: — своей бабке, жене деда, бабке жены — сестре отца, сестре матери, жене брата отца, жене брата матери, сестре отца жены, сестре матери жены, матери, мачехе, матери жены — дочери, дочери жены, жене сына, — сестре, сестре жены, жене брата, — дочери сына, дочери дочери, жене сына сына, жене сына дочери, дочери сына жены, дочери дочери жены, — дочери брата, дочери сестры, жене сына брата, жене сына сестры, дочери брата жены, дочери сестры жены. Женщина не может выйти замуж за: — деда, мужа бабки, деда своего мужа, — брата отца, брата матери, мужа сестры отца, мужа сестры матери, брата отца мужа, брата матери мужа, своего отца, отчима, отца мужа, — своего сына, сына мужа, мужа дочери, — своего брата, брата мужа, мужа сестры, — сына своего сына, сына своей дочери, мужа дочери сына, мужа дочери дочери, сына сына своего мужа, сына дочери своего мужа, сына своего — брата, сына сестры, мужа дочери брата, мужа дочери сестры, сына брата своего мужа, сына сестры своего мужа. Интересный нюанс: Запрет на вступление в брак с родственниками по мужу/жене (см. предыдущее сообщение) вступал в силу сразу после того, как мужчина и женщина вступали в половые отношения (не обязательно освященные браком). Главное, чтобы эти отношения были доказаны. Таким образом, если мужчина переспал с женщиной, а потом женился на ее сестре, брак этот впоследствии мог быть признан недействительным. II. Брак с сестрой покойной жены / вдовой брата: Из списка запрещенных степеней родства следует что мужчина не мог вступить в брак с вдовой своего брата и с сестрой своей покойной жены. Однако, если вы встретите в романе ситуацию, когда герой женится на сестре своей покойной жены, не спешите обвинять автора в некомпетентности. Дело в том, что до 1835 г. в Англии в гражданском праве не существовало явного запрета на подобные браки. Таким образом, брак считался законным, НО. он в любой момент мог быть объявлен недействительным по требованию любого из супругов, одного из их родственников, и даже совершенно чужого человека. Брак с сестрой покойной жены был явлением не столь уж редким. Например, такое случалось, когда от предыдущего брака оставались дети, и тетушка переезжала в дом, чтобы ухаживать за ними. Спустя какое-то время мужчина решал, что «от добра добра не ищут» и решал узаконить сложившиеся отношения. Угроза аннулирования подобного брака (и, следовательно, объявления незаконнорожденными всех детей, родившихся в этом браке) Дамокловым мечом висела над этими семьями. А поскольку среди этих семей было достаточно людей знатных и состоятельных, они пытались как-то изменить ситуацию. В результате в 1835 году был принят закон, согласно которому ВСЕ браки между родственниками со степенью родства, указанной в таблице, в дальнейшем будут считаться незаконными. В то же время браки, заключенные до 31 августа 1835 года считаются абсолютно законными и не могут быть аннулированы. Начиная с 1860 года в Парламент практически ежегодно поступал на рассмотрение законопроект о разрешении брака с сестрой покойной жены. В конце концов в 1907 г. закон был принят. И только в 1921 г. был принят закон, разрешающий брак с вдовой брата. «Примеры из жизни» на эту тему: Браки, о которых идет речь, не всегда было просто заключить. Так, отец Мэри Эджворт, решив жениться на сестре своей покойной жены (Ирландия, конец XVIII века), был вынужден ждать некоторое время, пока не нашелся священник, согласившийся провести церемонию. Чарльз Остен (брат Джейн Остен). В 1814 г. его жена умерла родами. Будучи морским офицером, он оставил троих своих детей заботам старшей сестры своей покойной жены, Харриет. В 1817 г. Чарльз на несколько лет сошел на берег (свой следующий корабль он получил только в 1826 г.). В 1829 г. Чарльз и Харриет поженились. Они прожили в браке 32 года до смерти Чарльза в 1852 г. Харриет умерла в 1869 г. У них родилось четверо детей. Чарльз регулярно получал повышения по службе, что показывает отсутствие каких бы то ни было предубеждений в связи с его браком. Он был капитаном нескольких кораблей, в 1846 г. стал контр-адмиралом. Хотя и отец Чарльза, и отец Харриет не возражали против их брака, полагают, что они были вынуждены уехать во Францию чтобы обвенчаться. Маркиз Ворчестер (Marquis of Worcester) женился на сводной сестре своей покойной жены. Они были вынуждены пожениться в Европе, однако это не давало гарантий, что впоследствии брак не будет признан недействительным. По свидетельству Леди Холланд, «Герцогиня Бофор, мать Лорда Ворчестера, провела с ним весьма любезную беседу, и пригласила Леди Ворчестер в Англию. И все же это не дает гарантий, что брак не будет разорван любым недоброжелателем.» Брак аннулированный. В 1810 г. в журнале La Belle Assemblee появилась заметка о признании недействительным брака некоей Шарлоттой Огти, ранее вдовой Габриэля Огти и Вильямом Огти, т.к. были представлены доказательства того, что Габриэль Огти и Вильям Огти были братьями. Также в суд были представлены доказательства того, что в предыдущем браке родилось 10 детей, пятеро из которых на данный момент живы. Во втором браке родился один ребенок. Рассмотрев представленные доказательства, суд без колебаний признал второй брак недействительным. III. Брак — специальное разрешение, Гретна Грин. Стандартная процедура заключения брака в Англии XVIII-XIX веках требовала выполнения следующих условий: 1. Вступающие в брак должны были быть совершеннолетними. В противном случае требовалось разрешение родителей или опекуна. 2. Брак мог быть заключен только в церкви того прихода, в котором постоянно проживал один из вступающих в брак. 3. Оглашения. Перед свадьбой три воскресенья подряд в церкви во время богослужения сообщалось о предстоящей свадьбе и задавался вопрос «Если кто знает о причине, по которой эти двое не могут вступить в брак — пусть сообщит об этом». Если жених и невеста принадлежали разным приходам — оглашения зачитывались в церквях обоих приходов и брак не мог быть заключен без свидетельства из церкви другого прихода, подписанного куратором этой церкви. Оглашение было действительно в течение трех месяцев. Венчание могло проходить только от 8 утра до полудня. Брак по специальному разрешению: «Обычное» специальное разрешение можно было получить у любого епископа или архиепископа. В этом случае можно было заключить брак, не зачитывая оглашения, т.е. не надо было ждать две недели. Все остальные правила должны были быть соблюдены: разрешение родителей на брак несовершеннолетних, клятвенное заверение, что вступающие в брак не являются близкими родственниками. В случае, если был предыдущий брак — доказательство кончины супруга/супруги. Так же венчание могло состояться только до полудня. Венчаться можно было только в церкви того прихода, в котором один из вступающих в брак прожил 4 недели. Такое разрешение было действительно в течение 3-х месяцев с момента выдачи и стоило 10 шиллингов. Специальное разрешение второго рода можно было получить в коллегии юристов гражданского права в Лондоне (Doctors Commons) или у Архиепископа Кентерберийского (или у его представителей). В отличие от обычного специального разрешения оно давало право заключать брак в любое удобное время и в любом месте. Все остальные правила должны были быть выполнены. Имена вступающих в брак сообщались пи обращении за разрешением. За такое разрешение в 1808 году надо было заплатить 4 фунта. В 1815 г. — 5 фунтов. Гретна Грин и другие прелести Шотландии: Авторы любовных романов очень любят побег в Гретна Грин. В чем дело? Дело в том, что на территории Шотландии действовали свои законы и там для заключения брака не требовалось разрешения родителей, если один из вступающих в брак был несовершеннолетним. Такой брак считался совершенно законным. На самом деле, любой населенный пункт на территории Шотландии мог бы послужить тем же целям. Просто Гретна Грин был первым после пересечения границы. Совершеннолетие: До принятия в Англии и Уэльсе в 1754 году нового закона о браке (Marriage Act) совершеннолетними считались лица, достигшие возраста 16 лет. По новому закону этот возраст заменили на 21 год. В Шотландии с этим не согласились и оставили прежние 16 лет. Даже сейчас в Англии без согласия родителей можно вступать в брак с 18 лет, а в Шотландии — с 16. Handfasting — брак, заключенный между совершеннолетними людьми посредством устного или письменного соглашения, в присутствии двух свидетелей и представителя власти. Такой брак был законным в Шотландии до 1940 г. Примеры: Известны примеры того, как английские солдаты, к своему величайшему разочарованию, узнавали о законности «шотландского брака». Пример 1. Один такой англичанин вступил в отношения с шотландской девушкой. Он всем говорил, что она его жена; и даже в письмах обращался к ней как к жене. Потом он ушел из армии, вернулся в Англию и женился на сестре герцогини (надо понимать, что это был на самом деле не солдат, а офицер?). Когда его шотландская жена узнала об этом, у него уже было двое детей. Она отправилась в Англию и доказала, что они состоят в браке. В результате его второй брак был признан недействительным (соответственно, дети стали считаться незаконнорожденными; как всегда, страдают невиновные). Пример 2. Другой человек, наследник титула, сумел избежать подобной участи, т.к. он никому не представлял девицу как свою жену, и, самое главное, ни разу не назвал ее женой письменно. Хотя позже они ездили в Ирландию, где обвенчались по католическому обряду. Но этот брак был признан недействительным, поскольку существовал закон, запрещавший католическим священникам венчать католиков с протестантами. IV. Fleet Marriages Fleet Marriages — еще один способ заключить брак. Этот способ существовал до 1753 года и основывался на том, что согласно Общему Праву можно было пожениться, просто обменявшись клятвами. Такой брак считался законным как по гражданским, так и по церковным законам. Одним из популярных мест заключеня таких браков была тюрьма Fleet, откуда и название. В некоторых случаях такой способ заключения брака мог оказаться весьма привлекательным. т.к. позволял избежать привлечения внимания. Кроме того, это было дешевле, чем свадьба в церкви.

Вступление в брак в 19 веке

Введение.
Актуальность постановки проблемы.

Вопросы семьи и брака волновали людей на протяжении всей истории человечества. «Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться» (Мф. 19:10), говорили Христу его ученики. Тем не менее, супружество никогда не переставало существовать, хоть и проблемы остаются вместе с ним. Видя упадок супружеских отношений в современности, напрашивается вопрос о причинах этого упадка. Изучение брака в разные периоды истории поможет воссоздать формирование современного положения дел. Мнения общественности, менявшиеся на протяжении истории, могут указать на назревающие в обществе конфликты. И, наконец, отдельные психологические, философские и социокультурные исследования могут сохранить свою актуальность до настоящего времени.
Временные рамки.

Нами выделен период кон. XIX – нач. XX веков по многим причинам. Во-первых, в это время в России появляется целый пласт общественности, интересующийся вопросами истории, философии, науки и искусства, появляется ряд периодических изданий, посвященных этим вопросам, формируется научная мысль и складывается российская интеллигенция. Последующая нами выделенному периоду пролетарская революция внесла свои коррективы в вопросы семьи и брака, что свидетельствует об актуальности этого вопроса для России нач. XX века. И, наконец, к кон. XIX века крестьянство, составлявшее основную массу населения России, освобожденное от крепостного права и влияния общины, нуждалось в новых ориентирах по многим вопросам, в том числе и в вопросе брака. Ответом на эти запросы в конечном счете явилась пролетарская революция. Но в рассматриваемый нами период существовали и иные альтернативы.

Христианское учение о браке.

Вопрос, относящейся к области нравственного богословия, не может быть полностью игнорирован в данной работе, поскольку Россия в рассматриваемый нами период являлась православной державой, ориентированной так или иначе на христианские идеалы. «Брак не есть договор, он есть таинство, дар любви, неразрушимый, Божественный. Этот дар нужно хранить и возгревать. Но он может быть утерян. Это не юридическая категория и не юридический акт. Это есть категория духовная, событие духовной жизни. Поэтому древним христианам совершенно было чуждо понимание таинства брака как некоего момента заключения договора. Они воспринимали таинство именно как принятие благодати Божией. Учение о браке в Новом Завете отличается от ветхозаветного именно тем, что основной смысл брака видится в любви и вечном единстве супругов» . Именно принцип любви считается основным критерием для заключения брака, в чем апостол Павел усматривает метафизический смысл, уподобление Христу (Еф. 5:25). Митр. Антоний Сурожский называет брак чудом на земле: «в этом самое большое чудо человеческих отношений: двое вдруг делаются одной личностью, два лица вдруг, потому что они полюбили и приняли друг друга до конца, совершенно, оказываются чем-то большим, чем двоица, чем просто два человека,— оказываются единством» . Дьякон А. Кураев считает всю жизнь – таинством брака, «не случайно в Церкви очень долгое время не было никаких специальных обрядов, связанных с браком» . Понятие о нерушимости брака прямо вытекало из вышеназванного принципа – любви супругов. «Если бывшие муж и жена почему-либо разошлись, потому что разлюбили друг друга или изменили друг другу, одним словом, они разошлись, брака больше нет» , считает прот. В. Воробьев. Однако, это мнение современного богословия, нынешней церковной практики. В рассматриваемый нами период существовали иные общественные нормы, сложившиеся в России не без Западного католического представления о браке.
Источники и литература.

Основными источниками по правовой составляющей брака явились пособие о. М. Задорина «О союзе брачном» , сборники церковных и гражданских законов С. П. Григоровского С. В. Калашникова . Источником по внутренней составляющей брака для нас явились дневники святой императрицы Александры Федоровны, посвященные ее осмыслению супружеской жизни . Плодотворным источником для понимания проблем церковной жизни в России явились художественные произведения этого периода: романы Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, рассказы Чехова и Шмелева и т. д.
Исследований как таковых по нашей теме не проводилось. Мы использовали монументальный труд В. В. Розанова «Семейный вопрос в России» , отличающийся некоторой публицистичностью, но при этом являющийся незаменимым источником по изучению общественного мнения о вопросах семьи и брака в дореволюционной России. Мы также прибегли к некоторому числу богословских статей и исследований брака, которые помогли составить представления о христианских идеалах супружеских отношений. Следует отметить недавно вышедший труд прот. Максима Козлова «Последняя крепость» , являющийся попыткой современного осмысления нравственных предписаний и церковных традиций.
Супружество через призму истории.

Ветхий Завет не знал в полноте таинства брака, поэтому в норме было и многоженство и развод. Античная древность имела довольно смутные представления о супружестве: во главу угла ставилось достижение благополучия полиса через благополучие семьи. Поэтому уже в диалогах Платона прослеживается разграничение человеческих отношений между полами и отношений сакральных, достижимых только философами. Ко времени Римской империи относится окончательное закрепление за институтом супружества правовых отношений. Одновременно с этим возникает христианство. Через Господа Иисуса Христа впервые было проповедано миру новое осмысление брака как таинства любви, как союза двух сердец на земле и на небесах, впервые появилось понимание брака как «мастерской святости» . Однако, нельзя сказать, что становление христианской мысли происходило без влияния предшествующих традиций. В монашеской среде как на Востоке, так и на Западе христианского мира прослеживается тенденция отрицательного отношения к браку, которая в своих вопиющих мнениях была осуждена на церковных соборах, а на бытовом уровне продолжала существовать. Примером этого является закрепившаяся на Западе практика целибата духовенства. Большинство из святых отцов, оставивших творения, были из числа монашествующих, и они, верные своим обетам, создали литературу об аскезе, личном подвиге, почти не затрагивая вопроса о подвиге семейном, о браке и супружеских отношениях.
Осмысление понятия личности в богословской литературе появилось в связи с христологическими спорами IV века. К сожалению, в тот период понятие личностных отношений не было доведено до уровня супружеских отношений, однако осознание человека как личности, любовь к личности стали возможны благодаря богословию великих каппадокийцев. В период раннего средневековья расцветает жанр житийной литературы. Но и здесь за редким исключением ориентиром становятся монашеские идеалы (вспомним жития мучениц Феклы, Параскевы, Екатерины). Русь приняла христианство с большими литературными аскетическими традициями, но с небогатыми семейными устоями. Древнерусские жития переняли византийские стандарты, а ведь на этом чтении воспитывались поколения. Яркий тому пример – семья преп. Сергия Радонежского: родители на старости уходят в монастырь, сам Сергий и его братья становятся монахами. Даже самый женолюбивый из русских царей, Иван Грозный, заканчивает свою жизнь в монастыре… О единстве христианского идеала замечательно пишет священномученик Иларион Троицкий , но идеал этот состоит в уподоблении и мирян и монахов Господу в любви, а отнюдь не в несении мирянами монашеских подвигов. Подтверждают эту мысль слова патриарха Игнатия IV: «По существу монашеская жизнь, когда она является браком Христа и души, есть исполнение и завершение эроса. Я – старый монах, каждый раз, когда я беру на руки младенца, я испытываю радость старца Симеона, взявшего на руки младенца Иисуса. И я утверждаю: то, что символизирует супружеская чета, свершается в монашестве» .
Русский народ воспитывался также на народных сказках, былинах и песнях, где супружеская жизнь представлена богаче, чем в агиографии, но фольклор не мог обеспечить прояснение всех составляющих семейного счастья.
С Петром Великим пришло в высшие круги Российского общества западное влияние. Распущенность нравов при дворе уже через поколение царей не уступала французским и австрийским порядкам. Это не могло не поколебать в светских кругах связи с Церковью, не могло возбудить в головах думающих людей желания обрести истину. XIX век был свидетелем тайных браков в царском роду. В привилегированном обществе брачные узы зачастую рассматривались как обязанность для наследования титулов и имений, а любовные отношения искались на стороне.
В Крестьянских кругах, задавленных работой, очень часто брачный союз заключался между неподготовленными к любви людьми. Параметрами хорошей семьи считались трудовые навыки и здоровье. Из беседы Татьяны Лариной с няней узнаем, что последняя была выдана замуж за десятилетнего отрока. В большинстве случаев сватья заключали брачные договоры по принципу «Стерпится – слюбится». Счастливы ли были браки в крестьянстве, об этом можно заключить по статистике пьянства на Руси. В 1861 году народ получил свободу, помещики более не могли вмешиваться в процесс заключения браков.
Как видим, во всем российском обществе назрело стремление к усовершенствованию понимания брака, желание избежать несчастливых уз и поиск новых путей.

Проблема брака в художественной литературе конца XIX — начала XX веков.

Тот факт, что в художественной литературе, поэзии и городском романсе XIX века основной темой является поиск любви, грусть о не сложившихся любовных отношениях, свидетельствует, что тема любви и счастья с любимым человеком была актуальна для большинства российского общества. Вся эта литература является незаменимым источником для изучения нравов и общественных норм прошлого, и могла бы стать темой отдельного исследования. Мы ограничимся лишь немногими наблюдениями существовавших в России XIX века норм. Прежде всего, в произведениях Толстого, Чехова и Шмелева бросается в глаза проблема получения развода в царской России, вопрос о неудачных браках, держащихся исключительно на авторитете Церкви. Проблема супружеской верности, внебрачных и добрачных связях ярче всего представлена в «Крейцеровой сонате» Л. Н. Толстого, в его романе «Воскресение», «Анна Каренина»: автор иной раз превращается из повествователя в полемиста, критикует существующие в свете порядки «безобидного» флирта, безответственного кутежа молодых людей. В романах Ф. М. Достоевского, самых психологичных в литературе XIX века по мнению критиков, разобрана важная тема «созревания для любви», создания подлинных супружеских отношений в результате духовного роста и самоотдачи. Примером этого могут служить образы Мити Карамазова и Грушеньки, Раскольникова и Сонечки Мармеладовой.
Можно заключить, что российское общество на рубеже веков истосковалось по подлинной любви, по верности и порядочности в супружеских отношениях, и искало пути к достижению поставленных целей.

Полемика вокруг супружеских отношений в работах В. В. Розанова.

В.В. Розанов, плодовитый публицист и мыслитель, посвятил вопросам семьи и брака множество статей, выходивших в периодических изданиях «Гражданин», «Новое время», «Вера и разум». Статьи Розанова вызывали дискуссии как в названных изданиях, так и в частной переписке. Основные темы его размышлений – это «незаконнорожденные» дети, бракоразводные процессы, проституция и холостой быт. Темы, затронутые Розановым, перекликаются с тематикой художественной литературы, подтверждая их актуальность. Особенно ярко представлен у Розанова вопрос о разводах, вызвавший большую критику в его адрес: «речь идет о семьях, фактически разлучившихся, где отец и мать фактически не живут друг с другом… и это есть тот случай, когда просто одинокому человеку семья запрещена, не запрещена только проституция» . Вопрос был спровоцирован семейной ситуацией автора (он долгое время не мог получить развод, и дети, рожденные от другой жены, считались незаконнорожденными), но нашел сильный резонанс в обществе: эту же ситуацию описывает И. С. Шмелев в романе «Пути небесные» с явной симпатией к несчастному мужу и «тайной» жене. В то время широко дискутировался вопрос о необходимости отделения бракоразводного процесса от церковных инстанций, о волоките бракоразводного процесса, подкупах и лжесвидетельствах . На страницах книги В. Розанова находим плачевную статистику современного ему положения дел: «одна треть зарегистрированных рождений всего петербургского народонаселения есть рождения незаконорожденные» .
Актуальность некоторых наблюдений В. Розанова остается до сих пор. Не имея возможности подробно останавливаться на его размышлениях, заключим характерной фразой: «Мне кажется, дать земле непорочную семью – это значит сделать ее раем» .
Идеал супружества по дневникам святой императрицы Александры.

Мы сочли нужным привести здесь выдержки из дневника последней императрицы Александры Федоровны, которая создала крепкую семью и личным примером, своими дневниками и общественной деятельностью пыталась привести свое окружение и весь народ русский к правильному пониманию супружества. Дневник императрицы – это возможная альтернатива оздоровления семейных отношений в дореволюционной России, призыв, который, к сожалению, так и не был услышан.
«Смысл брака в том, чтобы приносить радость. Подразумевается, что супружеская жизнь – жизнь самая счастливая, полная, чистая, богатая. Это установление Господа о совершенстве. Если все же брак не становится счастьем и не делает жизнь богаче и полнее, то вина не в самих брачных узах; вина в людях, которые ими соединены.
Брак – это Божественный обряд. Он был частью замысла Божия, когда Тот создавал человека. Это самая тесная и самая святая связь на земле.
После заключения брака первые и главнейшие обязанности мужа по отношению к его жене, а у жены – по отношению к мужу. Они двое должны жить друг для друга, отдать друг за друга жизнь. Прежде каждый был несовершенен. Брак – это соединение двух половинок в единое целое. Две жизни связаны вместе в такой тесный союз, что это больше уже не две жизни, а одна. Каждый до конца своей жизни несет священную ответственность за счастье и высшее благо другого.
Первый урок, который нужно выучить и исполнить, это терпение. В начале семейной жизни обнаруживаются как достоинства характера и нрава, так и недостатки и особенности привычек, вкуса, темперамента, о которых вторая половина и не подозревала. Иногда кажется, что невозможно притереться друг к другу, что будут вечные и безнадежные конфликты, но терпение и любовь преодолевают все, и две жизни сливаются в одну, более благородную, сильную, полную, богатую, и эта жизнь будет продолжаться в мире и покое.
Бойтесь малейшего начала непонимания или отчуждения. Вместо того, чтобы сдержаться, произносится неумное, неосторожное слово – и вот между двумя сердцами, которые до этого были одним целым, появилась маленькая трещинка, она ширится и ширится до тех пор, пока они не оказываются навеки оторванными друг от друга. Вы сказали что-то в спешке? Немедленно попросите прощения. У вас возникло какое-то непонимание? Неважно, чья это вина, не позволяйте ему ни на час оставаться между вами ».
К сожалению, эти призывы так и не дошли до народа русского. Вся царская семья, построенная на этих жизненных принципах, была расстреляна, а в России на многие десятилетия воцарились безбожие, бескультурье и грубость, разрушающие основы семьи.
Юридические нормы оформления брака к началу XX века.

Общие правила и постановления.

«По законам Российской Империи лица православного исповедания всех без различия состояний могут вступать в брак как между собою, так и с иностранцами православного и всех других вообще христианских исповеданий, не испрашивая на сие ни особого от правительства дозволения, ни увольнения от сословий и обществ, к коим они принадлежат, но с соблюдением всех установленных с законом о союзе брачном правил… Брак почитается законным и действительным в том лишь случае, если при заключении оного с одной стороны будут выполнены все условия его законности и действительности и с другой – не будут допущены предусмотренные законом препятствия ко вступлению в брак»
Церковь, согласно своему призванию руководит своих членов на пути их нравственного совершенства, подчинила своему наблюдению и руководству семейную жизнь и в частности вступление в брак.
С. Булгаков упоминает в своей книге о предварительном «просватании» (иначе «сговор» или «благословение») перед браком. Сговор совершался дома и заключался в благословении родителями жениха и невесты иконой и хлебом с солью. Священник совершал небольшой молебен (состав молитв которого и порядок действий священника в разных местах отличались друг от друга).После этого краткого молебствия молодым вручались кольца.
По 25 ст. 1 ч. Х т. Свода Законов желающий вступить в брак должен был уведомить священника своего прихода, письменно или словесно, об имени своем, прозвании и чине или состоянии, равно как и об имени, прозвании и состоянии невесты. Уведомление священника должно было быть сделано за такой срок, чтобы было время для троекратного оглашения.
Совершителем браковенчания должен был быть священник того прихода, членами которого были жених и невеста. Причем иеромонаху запрещалось венчать брак, исключение делалось лишь для флотских иеромонахов. Если молодые принадлежат к разным приходам, то брак совершался в приходской церкви жениха, или в приходской церкви невесты. Желавшие повенчаться не в своей приходской церкви должны были заручиться письменным согласием на это со стороны своих местных причтов и получить от них надлежащие сведения об оглашениях и вообще, о беспрепятственности к браку.
Предбрачные сведения о женихах и невестах могли быть изложены или в виде свидетельств, выдаваемых по просьбе женихов или невест, или же в виде отношения, пересылаемого в ответ не запрос того причта, который собирался венчать брак. Соответственно тому, по чьей просьбе, в какой форме и какие сведения в данном случае сообщались они или подлежали, или не подлежали гербовому сбору.
«Бракосочетание же лиц проезжающих, временно проживающих в приходе или недавно перешедших на жительство, равно как и перешедших из других приходов, без получения надлежащего сведения от их причтов, в приходах которых они числятся и состояли, строго воспрещалось даже и в таком случае, если бы одно лицо принадлежало и к тому приходу, в котором желающий брачиться временно проживает, или в которых на жительство недавно перешел… Согласно указу Святейшего синода от 20 апреля 1890 г. принадлежность какого-либо лица к приходу определялась фактом постоянного места жительства в этом приходе, а не чем-нибудь другим». Временное жительство в приходе тоже считалось основанием принадлежности к приходу, но общего правила относительно того, какой именно период пребывания в приходе дает право считаться прихожанином этого прихода, — не было. Тех лиц, которые по роду своей деятельности не имели постоянной оседлости, обычно венчали те священники, в приходах которых эти лица временно проживали.
Ранее лицо священника, собиравшегося венчать предполагаемый брак, определялось особой архиерейской грамотой, которая называлась «вечная память» и в которой предписывалось известному священнику обвенчать жениха и невесту «обыскав» предварительно, нет ли каких законных препятствий к браку. В 1765 г. вечные памяти были отменены и Св. Синод постановил, чтобы, во избежание беззаконных браков, все желающие вступить в брак, должны заранее объявить об этом своему приходскому священнику, который чинит о них обыск на прежнем основании.

Условия законности и действительности брака.

«Прямую обязанность относительно каждого брака священно-церковно-служителей, имеющих право совершать венчание, составляло строгое выполнение всех условий и правил, определенных законами о браке и делающих его законным. Для законности и действительности брака, кроме законной формы, требовалось ещё, чтобы он удовлетворял различным условиям, вытекающим из отношений естественных, общежительных и религиозных. К числу условий вытекающих из естественных отношений относятся: а)законный возраст, б)физиологическая и психическая способность к супружеству, в)отсутствие близких родственных отношений. Условия вытекающие из правил общежития: г) свободное согласие на брак жениха и невесты, родителей, опекунов и начальства, д) отсутствие противных брачному союзу отношений к другим лицам, е) государственная и общественная правоспособность к заключению законного брака. Из религиозных отношений препятствуют заключению брака: ж) священнический сан, з) монашеский обет, е) различие вероисповедания и религии».

Подведомственность брачных дел.

Человеку мало знакомому с правом было довольно сложно разобраться во всех тонкостях судебных разбирательств по делам брачным, особенно когда шла речь о вопросах подсудности. Разрозненные сведения по данной теме содержались в различных законодательных актах и постановлениях, понять которые было довольно сложно. Для более полного представления той ситуации, которая сложилась в брачном законодательстве на рубеже XIX — XX вв. необходимо затронуть вопрос, касающийся правильного распределения брачных дел и проблем, связанных с ними, по духовным ведомствам различных вероисповеданий (как христианских, так и не христианских).
Ведомству духовных судов принадлежали все дела, касающиеся брачного процесса: 1) о признании браков законными или не законными; 2) о расторжении браков и 3) об удостоверении в действительности события браков.
Из дел брачных лиц православного исповедания светским уголовным судам подлежали: 1) о насильственном «обвенчании и восхищении к браку», а также о «обвенчании» в сумасшествии одного или обоих брачующихся; 2) дела о посягании к женитьбе детей без воли родителей или опекунов; 3) дела о кровосмешении; 4) дела о многобрачии 5) все вообще дела о подлогах и обманах, учинённых при совершении брачного союза; 6) дела по жалобам на жестокое обращение одного из супругов с другим.
Дела о браках лиц христианских, не православных вероисповеданий, ведались в соответствующих правительствах этих вероисповеданий.
Когда в числе брачных лиц одно из них принадлежит к православному вероисповеданию, то рассмотрение любых вопросов этого брака подлежало решению духовного суда православной Церкви, при чём это решение имело обязательный характер для обоих лиц.
Если браки лиц христианских исповеданий будут совершены православными священниками, то расторжение этих браков производилось по правилам православной Церкви.
В том случае, когда в браке состояли лица различных христианских иностранных вероисповеданий, и венчались в церквях обоих исповеданий, то решение о действительности и законности этого брака подлежало суду того вероисповедания, священник которого первым венчал брачующихся. Решение о разводе и сам развод подлежали суду того вероисповедания, к которому принадлежал ответчик.
Производство и окончательное решение бракоразводных дел, когда один из супругов исповедует протестантскую веру, а другой принадлежит к не христианскому вероисповеданию, предоставлялось ведомству протестантского духовного начальства.
«Брачные дела Магометан, в отношении к вере, подлежат суду духовной их власти, но в отношении гражданских претензий, возникающих при расторжении браков, Магометанскому духовенству предоставляется разбирательство сих претензий, сообразно с постановлением ст.1338 Законов гражданских (о рассмотрении и решении дел по завещаниям и разделам имений между наследниками), только в случае, когда обе стороны будут просить духовенство о разборе означенных претензий и потом на приговор его изъявит беспрекословное согласие. Если же хотя одна сторона останется сим приговором недовольна, то действие духовной власти прекращается и дело получает ход гражданский.» .

Заключение
Решение вопросов брака в истории России XX века.

Как показывает наше исследование, Россия на рубеже XIX-XX веков оказалась перед выбором пути к изменению существовавших норм брачных отношений. Был путь духовного оздоровления брака, представленный в дневниках св. царицы Александры. Была альтернатива юридического реформирования брако-разводных процессов, обсуждавшаяся в статьях В. Розанова. Но события стали развиваться по иному, революционному пути. Пролетарская революция упразднила легитимность церковного оформления браков. Вместо таинства венчания была установлена примитивная регистрация гражданского состояния, упрощенная до такой степени, что не вызывало никаких сложностей в один день пройти регистрацию и расторжение брака. Историки называют Октябрьский переворот применительно к вопросам семьи и брака сексуальной революцией. В годы лихолетья, гражданской войны, голода и интервенции говорить о какой-то упорядоченности в регистрации браков не приходилось: зачастую действовал закон победителя. Но как только жизнь стала возвращаться в мирное русло, обнаружилось, что большинство населения «по старинке» предпочитает или совмещает венчание и государственную регистрацию. Стал вопрос о реформировании обряда гос. регистрации, о строительстве дворцов бракосочетания, о создании целого ритуала торжественной регистрации, повторяющего во многом церковный обряд (!) Именно такое положение дел порождало в советской России обрядоверие: к таинству венчания стали подходить в большинстве своем мирные обыватели как к сакральному действу, не вдаваясь в подробности его содержания и смысла.
Следующей проблемой, появившейся в советском обществе, стала подмена подлинной семьи постоянным поиском «новых впечатлений», всякий раз регистрируемых в надлежащих инстанциях. Свершилось то, от чего предостерегали В. Розанова его оппоненты. Упрощение бракоразводных процессов не оздоровило общество, а развязало руки шарлатанам. К браку стали относиться намного проще, чем в дореволюционной России: всегда оставалась возможность развода. К чему пришла Россия в результате проведенных реформ, видно каждому. Можно было бы рассказать здесь о политике государства по эмансипации женщин, по разрушению здоровой семьи, созданию государственных яслей, садов… но все это может стать темой целого исследования.

Перспективы брака в современном обществе.

В постсоветский период, на наших глазах происходят многие процессы, изменяющие существовавшие до сих пор устои брака. С Запада идет в Россию «культура» нетрадиционных семей: «шведских», гомосексуальных и т.д. Средствами массовой дезинформации насаживается «культура» гедонизма. Даже здоровые вроде семьи предпочитают не заводить детей или максимум одного ребенка. Процветает добрачное сожительство, часто остающееся пожизненным: люди не считают нужным регистрировать свои отношения.
Одновременно с этим идет процесс возрождения церковных традиций: многие начинают осознанно подходить к таинству венчания, ищут пастырского руководства в создании прочных семей, в частности прибегают к дневникам св. Александры (через 100 лет после их написания).
По какому из этих путей пойдет Россия? Оздоровит ли массовое посещение храмов российские семьи? Или «западные» нормы победят и среди воцерковленных людей? Может излишне навязчивыми выглядят попытки некоторых православных исследователей вернуться к дореволюционным семейным нормам, урегулировать до мельчайших подробностей все стороны семейной жизни (как это сделано в книге прот. Макима Козлова ), но сама попытка осмыслить, оздоровить и укрепить семейные узы заслуживает поощрения. На наш взгляд более перспективным методом в создании прочных семей может стать проповедь подлинной любви , как она изложена в Евангелиях, в посланиях апостола Павла, в творениях святых отцов. Научить подрастающие поколения, да и выросшие уже отличать любовь от страсти, от влюбленности и привязанности, научить людей любить и уметь ценить чужую любовь – это значит создать счастливые семьи и укрепить все наше общество, всю Церковь, в которой каждая семья является «малой церковью».

Источники:
1. Библия.
2. Св. Александра Федоровна. О браке и семейной жизни. Электронная библиотека «Благовещение».
3. Булгаков, С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. Ч. II, М., 1993 г. (Репринт 1913 г.).
4. Григоровский, С. П. Сборник церковных и гражданских законов о браке и разводе и судопроизводство по делам брачным. С дополнениями и разъяснениями по циркулярным и сепаратным указам Святейшего синода и с приложением таблицы графического изображения степеней родства и свойства. Спб., 1896 г.
5. Задорин, о. Михаил. О союзе брачном. Практическое пособие к изучению правил о родстве: о его разных видах и степенях, о порядке счисления их и о наблюдении случаев запрещения и разрешения браков в родстве однородном, двухродном, трехродном и от святаго крещения. Пермь, 1866 г.
6. Калашников, С. В. Сборник духовных и гражданских законов по делам брачным и о законности рождения. Харьков, 1899 г.
7. Полный православный богословский энциклопедический словарь. Т. 1. М., 1992 г. С. 395 – 406.
8. Шмелев И. Пути небесные. М., 1991.

Исследования:
9. Митр. Антоний Сурожский. Таинство любви. Беседа о христианском браке. Электронная библиотека «Благовещение».
10. Воробьев о. В. «Православное учение о браке», электронная библиотека «Благовещение».
11. Патр. Игнатий. Православие и современность.\ Московский Психотерапевтический Журнал, №2, 1997.
12. Священномуч. Иларион Троицкий. Христианства нет без Церкви. М., 1992.
13. Кинтас А. Человеческая любовь. М., 1993.
14. Козлов о. Максим. Последняя крепость. Беседы о семейной жизни. М., 2005.
15. Кураев о. А. Тайна пола в православной традиции. Электронная библиотека «Благовещение».
16. Розанов В. В. Семейный вопрос в России. М. 2004.

Вступление в брак в 19 веке

Над темой номера работал Сергей ЗАХАРОВ

В каком возрасте сочетались браком в старину

Что происходит с моделью брака и семьи в России? Откладывается ли брак на более поздний возраст, оставаясь при этом всеобщей социальной нормой, или сам социальный институт зарегистрированного брака как формы совместной жизни утрачивает свои позиции? Можно ли полностью согласиться с распространенным убеждением, что вступлению в брак препятствуют экономические трудности и социальная напряженность, характерные для сегодняшней России? Или действуют какие-то другие, более глубокие причины?

Попробуем хотя бы частично разобраться в этих вопросах, опираясь на имеющиеся у нас данные государственной статистики, переписей населения и некоторых выборочных обследований населения. Но прежде имеет смысл дать краткий очерк истории брачности в России, чтобы читатель в полной мере смог почувствовать эпохальный характер, истинную революционность тех сдвигов в формировании брачно-семейных отношений, которые произошли в последние полтора десятилетия, но все еще остаются не замеченными большинством россиян.

В России, как и везде, издавна существовала традиция ранних браков. Но в Западной Европе она была изжита не менее четырех веков назад. С середины второго тысячелетия здесь стал распространяться новый, отличный от традиционного тип брачности, названный Дж. Хаджналом «европейским» 1 . Одной из его главных отличительных черт было позднее вступление в брак и высокая доля лиц, никогда не женившихся и не выходивших замуж. К началу ХХ века во многих странах Западной Европы 70-80 процентов женщин в возрасте 20-24 года не были замужем, и даже к 30 годам доля незамужних достигала 40, а иногда и 50 процентов. Неженатых мужчин в этих возрастах было еще больше 2 .

В России же, в ее нынешних границах, к началу ХХ столетия почти безраздельно господствовала традиционная ранняя и почти всеобщая брачность.

Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года показала, что к возрасту 50 лет почти все мужчины и женщины состояли в браке: доля никогда не состоявших в браке к этому возрасту составляла 4% для женщин и 5% для мужчин (табл. 1). Вероятно, среди европейских стран лишь в Сербии и Болгарии распространенность брака была еще выше — на два-три процентных пункта.

Таблица 1. Никогда не состоявшие в браке в возрасте 45-49 лет в некоторых странах мира, рубеж XIX и XX веков, %

Англия и Уэльс, 1901

Европейская Россия, 1897

* Страны ранжированы в порядке убывания доли никогда не состоявших в браке женщин.
Источник: Patterns of First Marriage: Timing and Prevalence. N.Y.: United Nations, 1990. P.7-18.

Более половины всех невест и около трети женихов в Европейской России были не старше 20 лет. Но европейская часть Российской империи включала в себя прибалтийские губернии и некоторые другие районы со значительным протестантским и католическим населением, у которого тип брачности был близок к европейскому 3 . Если же говорить о собственно России в границах близких к современным, то доля ранних браков была еще большей — в брак вступали сразу по наступлении социально признаваемого возраста совершеннолетия, который во второй половине XIX в. находился для девушки в интервале 13-16 лет, для юноши — 17-18 лет. Верхняя возрастная граница совершеннолетия совпадала с бракоспособным возрастом (табл. 2). В южнорусских областях девушка, не вышедшая замуж к 19 годам, считалась «застаревшей» и 20-летних невест начинали браковать: «есть, стало быть, недостаток, коль целых четыре года сидит в девках». В центральных и верхневолжских губерниях с 23-25 лет девушка — «перестарок», и женихи ее «обегают», а девица 25 лет — «засиделка», «вековуша», «старая». На российском Севере и в Сибири норма для брачного возраста устанавливалась в более широких пределах и в среднем на более высоком уровне, однако и там браки после 25 лет и для юношей, и тем более для девушек были редкостью (в этих областях не менее 80% девушек вступали в брак к указанному возрасту) 4 .

Таблица 2. Возраст социально признаваемого совершеннолетия и вступления в брак для девушки в России во второй половине XIX в.

Начало признаваемого совершеннолетия

Возрастной пик признания девушки совершеннолетней

Социальная норма для возраста вступления в брак

Центральные и верхневолжские области

Источник: Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX — начала XX в. Л.: Наука, 1988. С. 47.

К этому времени Россия в основном отошла уже от сверхранней брачности прошлых веков, когда нормой были браки между 13-14-летней невестой и 15-16-летним женихом. Еще в 1774 году церковь устанавливала бракоспособный возраст в 13 лет для женщин и в 15 лет для мужчин. В соответствии с императорским указом 1830 года, минимальный возраст для вступления в брак был повышен до 16 лет для невесты и 18 лет для жениха. Однако крестьяне и нижние слои городского населения нередко обращались к духовным властям за разрешением выдать замуж дочь в более раннем возрасте. В качестве главного мотива выдвигалась необходимость иметь в доме работницу или хозяйку. Для получения разрешения на брак девушка проходила медицинское освидетельствование на физическую зрелость и очень часто не выдерживала испытания, когда экспертами были врачи, и, наоборот, получали свидетельство на зрелость, когда решение принимали сами священники 5 .

Традиции ранних браков были еще очень сильны, а перемены хотя и происходили, были не очень ярко выражены и затронули только те губернии, где после аграрной реформы быстро развивалась промышленность, усиливались отходничество и миграционная подвижность крестьянства. Так, в неземледельческо-промышленной полосе, где на рубеже веков было сосредоточено примерно 18% населения Европейской России, между концом 1860-х и первым десятилетием ХХ века доля браков в возрасте 20 лет и моложе сократилась у женщин с 55,9 до 48,5%, у мужчин — с 39,5 до 29,9%. А в центрально-земледельческих губерниях (30% населения) за то же время не произошло почти никаких изменений, доля браков в возрасте 20 лет и моложе осталась на прежнем уровне: у женщин — более 65%, у мужчин — более 43% 6 .

Согласно Э. Коулу, построившему карты доли состоящих в браке женщин по провинциям Европы, в том числе и по губерниям Европейской части России, сходный с европейским тип брачности можно было обнаружить только в Санкт-Петербургской губернии. По мере же удаления от Прибалтики в глубь России брачность приобретала все более традиционный характер, и в центральных, в юго-восточных губерниях средний возраст вступления в брак составлял не более 20 лет 7 .

В целом на рубеже XIX и XX веков по показателю среднего возраста вступления в первый брак Европейская Россия, даже с учетом западных и северных губерний с их более поздней брачностью, была гораздо ближе к самым отсталым аграрным восточноевропейским странам, таким, как Болгария, Румыния, Сербия, или к Японии и другим странам Азии, нежели к странам Западной Европы и Северной Америки (табл. 3). Если в Западной Европе и Северной Америке средний возраст вступления в брак для женщин колебался в пределах 24-27 лет и для мужчин — в пределах 27-29 лет, то в России и для тех, и для других он был как минимум на 4 года ниже для обоих полов.

Таблица 3. Расчетный средний возраст вступления в первый брак* в некоторых странах мира, рубеж XIX и XX веков