Высшие органы исполнительной и судебной власти

Статья 10 Конституции РФ

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Комментарий к Статье 10 Конституции РФ

1. Принцип разделения властей был воспринят конституционным правом России в 1992 г. в связи с внесением изменений и дополнений в Конституцию 1978 г. С учетом практики жесткого противостояния законодательной и исполнительной власти, приведшего к событиям 3-4 октября 1993 г. и роспуску Съезда народных депутатов и Верховного Совета, Конституционное совещание иначе, чем это традиционно истолковывалось конституционно-правовой доктриной или закреплялось в ранее действовавшей Конституции, сформулировало содержание этого принципа. В частности, речь идет теперь не о параллельно существующих и абсолютно независимо друг от друга развивающихся властях, а об их взаимодействии и сотрудничестве и даже единстве, в рамках которого сохраняются и конституционно обеспечиваются различие и самостоятельность органов, осуществляющих законодательную деятельность, управление и правосудие. Такое видение разделения властей согласуется с тем, что единственным источником, из которого проистекают все власти, и носителем воплощаемого ими суверенитета является многонациональный народ России, как это провозглашено в преамбуле и структурировано статьей 3 Конституции Российской Федерации (Постановление КС РФ от 11.12.1998 N 28-П «По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции»*(44)).

Иными словами, в отечественной конституционной практике понятие разделения властей равнозначно понятию организационного обособления властей. Законодательную власть в России осуществляет Федеральное Собрание — парламент, исполнительную — Правительство, судебную — суды РФ. При этом согласно комментируемой статье государственная власть едина, но функции ее — законодательство, управление и правосудие — осуществляются различными органами, каждый из которых может выполнять, и в практике российского конституционализма и конституционной практике иных государств действительно выполняет, отдельные полномочия, с точки зрения классических представлений о разделении властей входящие в компетенцию других органов.

В связи с этим следует учитывать трансформацию содержания разделения властей в процессе исторического развития этой доктрины и практики ее конституционного воплощения, а также особенности ее отражения в конституционном законодательстве различных государств. В частности, Президент РФ, являясь главой государства, не входит непосредственно ни в одну из ветвей власти. Напротив, именно он согласно Конституции (см. комментарий к ст. 80) олицетворяет единство государственной власти и выполняет в силу занимаемого им в иерархии государственной власти места координационную и интеграционную функции, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

Одновременно, и в этом диалектика конституционно-правового статуса Президента, он фактически и юридически «присутствует» во всех властях. Глава государства издает нормативные указы (см. комментарий к ст. 90), которые в отдельных случаях выполняют роль первичных правовых регуляторов, контролирует Правительство (см. комментарии к ст. 83, 111, 113, 115-117), выполняет отдельные квазисудебные функции (см. комментарий к ст. 85). Принцип разделения властей, как он закреплен в Конституции, не препятствует существованию так называемой «избирательной власти», осуществляемой Центральной избирательной комиссией РФ и иными избирательными комиссиями, а также Прокуратурой (см. комментарий к ст. 129), наделенной достаточно широкими полномочиями.

Таким образом, принцип разделения властей нельзя абсолютизировать. Нигде в мире эта теория в том виде, в каком она была сформулирована Монтескье, не нашла абсолютно последовательного закрепления в действовавших в прошлом или действующих в настоящее время конституциях Абстрактная формула разделения властей немедленно подвергалась ревизии всякий раз, как только она соприкасалась со стратегическими интересами различных социальных и политических сил, уровнем правовой культуры народа и его политическим менталитетом, традициями общества и его готовностью противостоять авторитаризму, мерой демократизма политиков и другими обстоятельствами, т.е. с реальной действительностью, далеко не всегда укладывающейся в теоретические построения, даже если они соответствуют самой строгой логике.

При этом следует учитывать, что разделение властей относится к числу общих принципов демократического правового федеративного государства; закрепленное в Конституции в качестве одной из основ конституционного строя для Российской Федерации в целом, оно обязательно не только для федерального уровня, но и для организации государственной власти в субъектах РФ (см. Постановление КС РФ от 18.01.1996 N 2-П).

2. Ведущее место в системе разделения властей принадлежит народному представительству. Статусы исполнительной и судебной властей отличаются тем, что они юридически устанавливаются властью законодательной. Доминирующее положение законодательной власти обусловливается тем, что органы исполнительной и судебной власти, будучи самостоятельными в осуществлении своей компетенции, могут функционировать лишь в пределах Конституции и действующего права, их деятельность является подзаконной; при этом, однако, сам закон, поскольку он адекватен требованиям принципа разделения властей, должен установить такое распределение властных полномочий между органами различных ветвей государственной власти, которое взаимно уравновешивало бы их и обеспечивало самостоятельность в осуществлении возложенных на них функций. Данный принцип не допускает сосредоточение функций различных ветвей власти в одном органе.

Сказанное означает, что законодатель сам не свободен от соблюдения собственных законов. Его деятельность также подчинена Конституции и законам, однако он вправе с соблюдением установленных в Конституции правил и процедур и в пределах предусмотренной ею дискреции вносить в них изменения, по-новому урегулировать те или иные общественные отношения, расширить или, напротив, сузить сферу правового регулирования, направив тем самым деятельность исполнительной и судебной власти в новое русло.

Таким образом, закон обязателен не только для подвластных, но и для самого государства в лице его органов законодательной, исполнительной и судебной власти и их должностных лиц. Односторонние обязательства абсолютного государства, возлагаемые на подвластных, в условиях конституционного государства и разделения властей трансформируются в нормы, содержащие не только взаимные обязательства, но и права. Индивид является не только обязанной стороной, но и обладает правами, которым соответствуют обязанности государства в лице его органов и должностных лиц.

Иными словами, разделение властей означает в политических и правовых условиях РФ разграничение государственных функций, реализация которых не сливается в одном лице или органе; напротив, эти функции осуществляются вполне самостоятельными органами, действующими в соответствии с предписаниями закона, а не по личному усмотрению или произволу, и связанными юридическими обязательствами по отношению к индивидам в виде неотъемлемых прав человека и гражданина.

В различных государствах конституционное регулирование принципа разделения властей отличается существенным своеобразием. Например, законодательные органы РФ осуществляют не только функцию законодательства, но и в соответствии с Конституцией выполняют некоторые задачи управления и даже правосудия. В частности, речь идет о ратификации и денонсации международных договоров, принятии решений по вопросам национально-государственного устройства, об отрешении от должности Президента. Располагая некоторыми полномочиями по проверке результатов выборов, законодательная власть и в целом вся представительная система затрагивает сферу правосудия.

Исполнительная власть, в свою очередь, осуществляет некоторые функции законодательства в виде полномочий по изданию актов, имеющих нормативное значение, а также по заключению международных договоров, вступающих, однако, в силу после их ратификации парламентом, поскольку это установлено Конституцией и развивающим ее положения в данной части Законом о международных договорах РФ. Охрана и защита прав граждан, осуществляемая исполнительными органами при разрешении поступающих в эти органы жалоб на нарушение конституционных и иных прав граждан, близка к правосудию.

Наконец, судебная власть также в состоянии оказывать влияние на законодательство, в частности, в процессе осуществления Конституционным Судом, Верховным Судом и Высшим Арбитражным Судом принадлежащей им в пределах их ведения законодательной инициативы. Конституционный Суд, признавая законодательные акты или их отдельные положения неконституционными, что влечет утрату ими юридической силы (см. комментарий к ст. 125), тем самым выступает в качестве «негативного законодателя». Судебные органы (суды) осуществляют также некоторые исполнительные функции, в частности при осуществлении надзора за деятельностью нижестоящих судов, в организации учета и пр.

Иными словами, конституционный принцип разделения властей в том виде, в каком он закреплен в Конституции, не препятствует распределению некоторых прав, в силу их юридической природы присущих одной из властей, между органами другой власти. Подобное распределение служит гарантией от разрыва между властями, способствует формированию действительного равновесия, баланса властей, является частью механизма их взаимодействия.

3. Данный принцип имеет определяющее значение при установлении компетенции органов законодательной, исполнительной и судебной власти РФ. Он препятствует такому истолкованию полномочий того или иного органа государственной власти, которое может привести к утверждению самодовлеющего характера одной из частей единой государственной власти.

Нормативное содержание закрепленного в комментируемой статье положения многозначно: по внутреннему смыслу Конституция исходит из единства государственной власти в Российской Федерации (см. комментарий к ст. 3); рассматриваемая норма фиксирует разграничение властных полномочий между различными органами власти, устанавливает самостоятельность этих органов в осуществлении возложенных на них полномочий и недопустимость их вторжения в сферу ведения и компетенцию друг друга.

Таким образом, ст. 10 Конституции закрепляет функциональный («государственная власть осуществляется. «) и организационный («государственная власть осуществляется на основе. «, «органы законодательной исполнительной и судебной власти самостоятельны») аспекты разделения государственной власти. Кроме того, в комментируемой статье установлено, что данный принцип распространяется на всю систему государственной власти в Российской Федерации как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов РФ, которые нередко модифицируют его с учетом исторических, национальных и иных особенностей. Однако такая модификация никогда не может простираться за пределы основ конституционного строя РФ и общих принципов организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленных Законом об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ.

В частности, в своем Постановлении от 18.01.1996 N 2-П Конституционный Суд РФ, подчеркнув значение принципа разделения властей для организации государственной власти в субъектах РФ, отметил, что разделение единой государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную предполагает установление такой системы правовых гарантий сдержек и противовесов, которая исключает возможность концентрации власти у одной из них, обеспечивает самостоятельное функционирование всех ветвей власти и одновременно их взаимодействие.

Органы законодательной и исполнительной власти в пределах своей компетенции действуют независимо друг от друга, каждая власть формируется как самостоятельная, а полномочия одной власти по прекращению деятельности другой допустимы только при условии сбалансированности таких полномочий, обеспечиваемой на основе законодательных решений.

Недопустимо также устанавливать нормы, ставящие исполнительную власть в подчиненное по отношению к представительному органу положение. К нарушению баланса властей в сфере законотворчества приводят принятие и промульгация (подписание и обнародование) законов одним и тем же органом. Право главы администрации подписать и обнародовать закон, а также его право вето в отношении принятого закона может уравновесить закрепление порядка преодоления вето главы администрации законодательным органом.

В силу этого положения учредительного акта субъекта РФ, согласно которым законы, принятые законодательным органом, подписываются его председателем, обнародуются законодательным органом, если глава администрации в установленный срок не обнародует и не отклонит закон, что исключает необходимость подписания законов главой администрации, не соответствуют Конституции, содержащимся в ней принципам единства государственной власти (ч. 3 ст. 5) и разделения властей (ст. 10).

Само по себе право законодателя на участие в формировании исполнительного органа власти как один из элементов системы сдержек и противовесов, дающий законодателю возможность влиять на исполнительную власть, не противоречит основам конституционного строя. В то же время положение устава об освобождении от должности заместителей главы и руководителей органов администрации лишает ее возможности действовать в качестве самостоятельного исполнительного органа государственной власти в условиях разделения властей.

Вместе с тем сопряжение закрепленного в комментируемой статье принципа конституционного строя РФ с организацией и функционированием именно государственной власти, рассматриваемое сквозь призму ст. 12 Конституции (см. комментарий к ст. 72), означает, что он не распространяется на местное самоуправление, органы которого не входят в систему органов государственной власти.

4. Принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную конкретизируется в последующих главах и статьях Конституции, определяющих полномочия и характер взаимодействия Президента, Федерального Собрания и его палат, Правительства и судов РФ, а также разграничение предметов ведения и полномочий РФ и ее субъектов, в федеральных конституционных и федеральных законах, законах субъектов РФ.

В связи с этим правоприменители должны исходить не из абстрактной формулы разделения властей, выработанной конституционно-правовой доктриной, а основывать свои решения на том видении этого принципа, которое выражено в действующей Конституции, как это установлено в более чем 200 решениях Конституционного Суда РФ, в которых он опирался на комментируемую статью Основного Закона. Иными словами, закрепленный в ст. 10 Конституции принцип не может быть истолкован в отрыве от положений, содержащихся в последующих главах и статьях Конституции; в свою очередь последующие положения Конституции не могут быть истолкованы и применены в отрыве от принципа разделения государственной власти и иных принципов конституционного строя, закрепленных в гл. 1 Конституции.

Нарушение принципа разделения государственной власти, вторжение органов государственной власти в компетенцию друг друга — основа конституционных споров, разрешаемых Конституционным Судом. Закон о Конституционном Суде РФ обязывает этот орган рассматривать споры между органами государственной власти (см. комментарии к ст. 125 и 85) о компетенции исключительно с точки зрения установленного Конституцией разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную и разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти, а также с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, между высшими государственными органами субъектов РФ.

Кроме того, Конституционный Суд, рассматривая дела о соответствии Конституции нормативных актов органов государственной власти и договоров между ними, не вступивших в силу международных договоров, всегда устанавливает соответствие этих актов Конституции с точки зрения установленного Конституцией разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, а также разграничения компетенции между органами государственной власти.

5. Федеративное устройство России предопределяет еще один аспект принципа разделения властей, выводимый из его взаимосвязи с принципом федерализма: раздельное осуществление функций государственной власти на двух уровнях отечественной федеративной системы. Иными словами, принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную предопределяет в этом смысле не только организацию государственной власти в субъектах РФ, но и взаимодействие двух уровней единой федеративной системы — Федерации и ее субъектов в лице соответствующих органов. Речь при этом идет не только о разграничении предметов ведения и полномочий Федерации и ее субъектов (см. комментарии к ст. 71-73) и обязанности субъектов РФ при определении организации государственной власти и ее функционирования исходить из указанного принципа, но и о системном единстве государственной власти в Российской Федерации, из которого, если такое единство не сводить к соподчинению образующих указанную систему органов, вытекает признание единства системы народного представительства, единства исполнительной власти и единой судебной системы.

Однако такое единство в силу принципа федерализма никогда не может (не должно) простираться до тождества. Разделение властей по вертикали, поскольку оно предполагает наличие наряду с властью Федерации власти субъектов Федерации, действующих в отнесенных к их ведению сферах независимо и самостоятельно, является немаловажной гарантией принципа демократического правового федеративного государства с республиканской формой правления, которым связаны все ветви власти.

СООТНОШЕНИЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ И СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

Секция: 10. Юриспруденция

XXXII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

СООТНОШЕНИЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ И СУДЕБНОЙ ВЛАСТИ

“Checks and balanсes” – выражение, пришедшее в нашу речь из английского языка. Оно означает «система сдержек и противовесов», то есть разделение компетенции между органами государственной власти, которое обеспечивает их взаимный контроль.

В соответствии с Конституцией РФ государственная власть в Российской Федерации разделена на законодательную, исполнительную и судебную (ст.10) [1, с. 7].

Органы законодательной власти (в России это Федеральное Собрание) – представительные и законодательные органы, образуемые путем выборов, основной их задачей является правотворчество. Второй ветвью власти являются исполнительные органы. На Федеральном уровне они представлены Правительством РФ, в задачи которого входит организация исполнения положений Конституции, федеральных законов, иных нормативных актов. Органы же судебной власти осуществляют правосудие, разрешение возникших в обществе споров и принимают решения о наказании лиц, совершивших противоправные поступки. Перечень судебных органов представлен в ФКЗ «О судебной системе РФ» [2, с. 4].

Президент Российской Федерации не относится ни к одной из трех ветвей государственной власти. Выполняя задачи, возложенные на него Конституцией, он обеспечивает необходимое согласование различных ветвей власти, позволяющее координировать действия всего механизма государства.

Система разделения властей сложилась вследствие того, что основу деятельности государства составляют следующие функции: принятие законов, их исполнение, осуществление правосудия. Для организации деятельности демократического государства необходимо распределить указанные направления деятельности между различными органами. В противном случае, власть может быть монополизирована одним человеком (или органом), что может привести к установлению тоталитарного режима, преобладанию частных интересов над общегосударственными. Именно поэтому возникла необходимость не только разделить полномочия между различными органами, но и обеспечить их взаимный контроль, дать возможность сдерживать и уравновешивать друг друга. Таким образом, все три ветви власти тесно соприкасаются между собой, и только точное определение полномочий каждого органа способно организовать четкое и слаженное управление демократическим государством.

В статье 2 Конституции закреплено, что задачи, стоящие перед государством в целом, являются общими и для всех ветвей власти («Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» [3, с. 6]). Однако в рамках реализации стоящих перед государственными органами задач важно наметить и определить их специфические функции и полномочия, исследовать их связи, формы взаимного влияния, пути разрешения противоречий.

Определенный интерес представляет вопрос о соотношении исполнительной и судебной ветвей власти в современном демократическом российском обществе.

Одна из основных функций судов – отправление правосудия, которая заключается в защите как интересов граждан, так и интересов государства. Суды осуществляют контроль в том числе и за деятельностью органов исполнительной власти, которые возникают в сфере исполнительной и распорядительной деятельности указанных органов. Судебные органы защищают права и законные интересы органов исполнительной власти, от нарушений со стороны граждан и негосударственных организаций в сфере охраны общественного порядка, экономики, обеспечения общественной безопасности и в иных сферах.

Особый интерес представляют вопросы судебного контроля за деятельностью органов исполнительной власти по отношению к гражданам и иным субъектам правовых отношений, возникающих в сфере исполнительной и распорядительной деятельности указанных органов. Этот аспект отношений двух ветвей власти имеет важное значение для укрепления законности и государственного порядка, охраны прав и свобод человека и гражданина.

Судебный контроль в России осуществляется по следующим основным направлениям:

1. Конституционный контроль за соответствием Конституции РФ, нормативных правовых актов Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ (ст.125). Если судебный орган признал акт или положение не соответствующим положениям Конституции, то в силу ст. 125 (п.6) они утрачивают силу. Законом о Конституционном Суде закреплены определенные пределы, вмешательства Конституционного Суда в сферу деятельности органов исполнительной власти, когда речь идет о проверке конституционности соответствующих нормативных актов управления [4].

2. Контроль судов общей юрисдикции за правомерностью и законностью решений и действий органов исполнительной власти, их должностных лиц. В ст. 46 Конституции РФ закрепляется, что решения и действия (бездействия) органов государственной власти могут быть обжалованы гражданином Российской Федерации в суд [5, с. 12].

3. Контроль за законностью ненормативных актов органов исполнительной власти, затрагивающих законные интересы и права граждан и организаций в сфере предпринимательства. Данная деятельность относится к компетенции арбитражных судов.

Конституционный суд Российской Федерации правомочен не только контролировать конституционность нормативно правовых актов, но и призван разрешать споры о компетенции между федеральными органами государственной власти; между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ; между высшими государственными органами субъектов РФ (ст.125 Конституции РФ).

Взаимодействие исполнительной и судебной власти можно проследить и в ходе формирования органов правосудия, обеспечения их кадрами, финансовыми, материальными ресурсами. В полномочия Правительства РФ входит обязанность обеспечить финансирование всех судов из бюджета Российской Федерации (ст.124 Конституции).

Деятельность исполнительной власти по обеспечению кадрами судебных органов выражается в том, что исполнительные органы подготавливают кадры не только в государственных вузах, но и в общеобразовательных школах, на курсах послевузовской подготовки. Для этих целей выделяется финансирование, предоставляются служебные помещения и иные ресурсы.

После принятия федеральных законов «О судебных приставах» [6] и «Об исполнительном производстве» [7] функция судов по контролю и руководству работой судебных приставов была передана Минюсту России. А по ФЗ «О судебном департаменте при Верховном Суде РФ» [8] функции материально-технического и организационного обеспечения судов была изъята из юрисдикции Министерства юстиции Российской Федерации и передана Судебному департаменту. Эти изменения еще раз подчеркивает необходимость определения четких границ полномочий между государственными органами.

Важным моментом в системе сдержек и противовесов является то, что судебное решение носит обязательный характер, то есть оно обязательно для исполнения всеми гражданами, государственными и иными органами.

Не следует забывать и о главной особенности судебной власти – независимость при осуществлении правосудия и конституционного контроля. Принятие решений по конкретным делам ограждается от какого-либо влияния, как внешнего, так и внутреннего, для обеспечения справедливого и взвешенного решения по конкретному делу.

Таким образом, теория разделения властей содержит два взаимосвязанных компонента, существующих в неразрывном единстве. По-прежнему она нацелена на то, чтобы предотвратить абсолютизацию одной из властей, узурпацию власти, утверждение авторитарного или даже тоталитарного режима в обществе. Одновременно с первой задачей, речь идет о рационализации и оптимизации государственной организации, повышении коэффициента полезной деятельности его разнообразных структур, эффективности системы управления государственными делами.

В заключение хотелось бы обратить внимание на некоторые положения, содержащиеся в выступлении Владимира Владимировича Путина на семинаре-совещании судей в 2016 году. Президент отметил, что в ходе реформы судоустройства удалось вывести судебную ветвь власти на новый уровень развития. В. В. Путин подчеркнул, что многое зависит от профессионализма и открытости судей, стремления детально разобраться в деле и вынести справедливое решение [9].

Эффективность судебной системы усиливает другие ветви государственной власти, способствует гражданскому миру и общественному благополучию, делает организованной и сильной экономику.

Разделение властей. Законодательная власть и исполнительная власть

На уроке мы познакомимся с одним из основных принципов правового государства, на котором строится власть в любом демократическом обществе, – принципом разделения властей. Вы узнаете, какие ветви власти функционируют в демократическом государстве, каковы полномочия каждой из них и как они взаимодействуют между собой. Сегодня мы остановимся на двух ветвях власти – законодательной и исполнительной, а также рассмотрим, что такое система «сдержек и противовесов».

Тема: Человек. Государство. Право

Урок: Разделение властей (законодательная и исполнительная)

1. Введение

Разделение властей – это одновременно политико-правовая доктрина и конституционный принцип, лежащий в основе организации власти любого демократического государства. Окончательно данная концепция была сформулирована философами-просветителями Дж. Локком и Ш. Монтескье. Данная доктрина исходит из положения, что власть в государстве делится на три независимые и самостоятельные ветви – законодательную, исполнительную и судебную. В соответствии с таким разделением создаются высшие органы государства – парламент, правительство, глава государства. При этом конституция государства закрепляет юридическое равенство всех трех ветвей власти.

Рис. 1. Заседание Правительства РФ

В демократическом государстве складывается особый механизм взаимодействия ветвей власти между собой, основанный на постоянном взаимоконтроле ветвей власти, не позволяющий какой-либо одной ветви узурпировать власть, превысив свои конституционные полномочия. Данный механизм получил название системы «сдержек и противовесов», которая заключается в том, что каждая ветвь власти имеет в своем арсенале рычаги воздействия на другие ветви власти в рамках закона, что создает условия для взаимного контроля и взаимодействия всех ветвей власти. В конечном счете данная система направлена на соблюдение интересов государства, общества и личности.
Законодательная (представительная) власть формируется на основе выборов, когда народ делегирует своим представителям властные полномочия и таким образом управомочивает представительные органы осуществлять государственную власть. Следовательно, представительные органы обладают верховенством государственной власти в стране, так как их власть является производной от народа. Кроме того, только парламент может принимать решения, облекаемые в форму закона и обязательные для исполнения всеми государственными органами, организациями и гражданами.

Рис. 2. Депутаты ГД

Таким образом, законодательная власть – это делегированная народом своим представителям государственная власть, реализуемая коллегиально путем издания законодательных актов, а также путем наблюдения и контроля за деятельностью аппарата исполнительной власти, главным образом в финансовой сфере.
Законодательная власть реализуется избираемым парламентом – высшим представительным (законодательным) органом государства. Парламент может иметь как двухпалатную, так и однопалатную структуру. Двухпалатный парламент обычно состоит из верхней и нижней палаты, как, например, в РФ (Государственная Дума и Совет Федерации). Верхняя палата является противовесом нижней палате и предохраняет парламент от поспешных решений нижней палаты. Руководство палатами парламента осуществляют председатели палат, которые ведают внутренним распорядком палаты и председательствуют на заседаниях. Председатель палаты представляет палату во взаимоотношениях с другими государственными органами, а также руководит прениями, голосованием в палате, координирует работу внутрипарламентских органов и т.д.
Каждая из палат на весь срок своих полномочий образует комитеты и комиссии, как постоянные, так и временные. Они являются рабочими подготовительными органами палат по различным направлениям их деятельности. Их задача главным образом состоит в предварительном рассмотрении законопроектов.
Парламент обладает большими полномочиями в сфере законотворчества, так как он наделен правом издавать законы. Однако название данной ветви власти вовсе не означает, что кроме законодательной деятельности парламент не выполняет никакой другой роли. Важной функцией законодательной власти также являются финансовые полномочия. Практически это означает, что парламент ежегодно утверждает государственный бюджет, устанавливает налоги. Парламент наделен правом участия в формировании высших и центральных государственных органов исполнительной власти и высших судебных органов. Он осуществляет контроль за работой правительства и других органов исполнительной власти, принимает решения об отречении от власти президента и других высших должностных лиц, а также осуществляет ратификацию (одобрение) международных договоров, решает вопросы войны и мира и т.д. Свои полномочия парламент осуществляет на сессиях.
Исполнительная власть, в отличие от законодательной власти, носит производный характер, то есть производна от парламента или главы государства, поскольку формируется этими государственными органами. Задачи органов исполнительной власти состоят главным образом в исполнении решений, принятых парламентом и президентом. Исполнительная власть носит подзаконный характер, и все действия и акты органов исполнительной власти основываются на законе, не должны ему противоречить и направлены во исполнение закона. Отсюда их название – исполнительные органы.
Однако в настоящее время роль правительства в осуществлении государственной власти постепенно повышается во многих странах мира. Правительство не только исполняет решения, принятые парламентом, но порой и само направляет деятельность парламента. Исполнительная ветвь власти отличается следующими признаками:
1. исполнительная власть и ее органы действуют непрерывно и везде на всей территории государства;
2. исполнительная власть, в отличие от законодательной и судебной, имеет другое содержание, поскольку опирается на людские, материальные, финансовые и иные ресурсы и имеет в своем распоряжении вооруженные формирования: армию, органы безопасности, полицию.

Следовательно, исполнительная власть – это вторичная подзаконная ветвь государственной власти, которая имеет универсальный и организующий характер и направлена на обеспечение исполнения законов и других актов законодательной власти.
Исполнительная власть реализуется государством через правительство – высший орган исполнительной власти и его органы на местах. Правительство осуществляет верховное политическое руководство и общее управление делами общества. Оно призвано обеспечивать охрану существующего конституционного строя, защиту внешних интересов государства, осуществление экономической, социальной и иных функций в сфере государственного управления. Правительство осуществляет назначения на высшие военные и гражданские должности, а также в его ведении находится административный аппарат. Во многих странах правительство обладает правом законодательной инициативы и может оказывать решающее воздействие на законодательный процесс.

Рис. 3. Дом Правительства РФ

За проводимый курс правительство, как правило, несет солидарную политическую ответственность перед парламентом. Это выражается в том, что парламент может отказать правительству в доверии. Вотум недоверия правительству, вынесенный парламентом, приводит к отставке правительства и замене его новым правительством или к роспуску парламента главой государства (в парламентских и смешанных республиках).
В президентских республиках исполнительная власть принадлежит единолично президенту, который самостоятельно формирует правительство. В таких государствах правительство ответственно только перед президентом, который может самостоятельно отправить его в отставку (например, в США). Парламент не имеет рычагов влияния на правительство, не может выразить ему вотум недоверия, но и президент в таких республиках не может досрочно распустить парламент.
Исполнительная власть на местах осуществляется посредством либо назначаемых из центра местных органов исполнительной власти (местной администрацией), либо выборными органами местного самоуправления. Обычно руководство местными делами поручается назначаемому или избираемому представителю центральной власти (губернатору, префекту), который осуществляет управление данной территорией.
Разделение властей как конституционный принцип может иметь место как при монархической, так и при республиканской формах правления. Наиболее последовательное и жесткое разделение властей характерно для президентской республики.

Список литературы

1. Кишенкова О.В. Обществознание / учебник для 9 класса. – М.: Академкнига, 2010.

2. Никитин А.Ф. Обществознание. 9 класс. – М.: Дрофа, 2011.

3. Кравченко А.И., Певцова Е.А. Обществознание / учебник для 9 класса общеобразовательных учреждений. – М.: Русское слово, 2012.

4. Обществознание / под ред. М.Н. Марченко. – М.: Проспект, 2012.

Домашнее задание

1. Расскажите, какие государственные органы входят в законодательную и исполнительную ветви власти в нашей стране?

2. Как называются высшие органы законодательной и исполнительной власти в России?

Высшие органы исполнительной и судебной власти

Основные проблемы взаимодействия судебной власти с законода­тельной и исполнительной.

Рашидов Тимур Абдулманапович,

аспирант Орловской Региональной Академии Государственной Службы,

помощник судьи Новодеревеньковского районного суда Орловской области.

Одной из актуальных проблем государственного строительства в усло­виях конституционного становления России является проблема взаимоотношений всех ветвей власти. В практике построения новой российской государ­ственности она оценивается как основополагающая. Реформы политической и правовой системы в России заставляют по-новому определить и теоретически осмыслить место судебной власти в системе разделения властей, отграничить ее от иных ветвей власти и предложить свое видение проблем по совершенст­вованию законодательства в обеспечении баланса всех ветвей власти.

Взаимодействие трех властей — процесс сложный и ответственный. Он выражается как в согласовании различных вопросов, так и в определенном влиянии ветвей власти друг на друга. Объективная действительность такова, что все ветви власти нуждаются друг в друге, и лишь в своей совокуп­ности, выступая как элементы единой системы, они образуют единство, именуемое государственной властью. Даже простое ослабление хотя бы од­ного такого элемента способно привести к разрушению системы, параличу власти в целом, в лучшем же случае — к существенному снижению ее дее­способности [1] .

Анализ норм Конституции РФ и действующего законодательства свидетельствует, что судебная власть активно взаимодействует с другими ветвями власти. Существующий механизм взаимодействия состоит в следующем.

1. Законодательная власть на основе Конституции определяет судеб­ную систему страны, правовой статус судей, процессуальный порядок рассмотрения дел, осуществляет бюджетный контроль. Судьи высших судов на­значаются законодательной властью (Советом Федерации).

2. Исполнительная власть осуществляет подготовку судебных кадров, обеспечивает материальную базу судов, финансирует суды.

3. Президент РФ представляет к назначению судей высших судебных органов и сам назначает всех федеральных судей нижестоящих судов, осу­ществляет право помилования, участвует в осуществлении деятельности су­дебной власти.

4. Законодательная и исполнительная власти не вправе вмешиваться в деятельность судебной власти.

5. Судебная власть наделена правом в установленном законом порядке проверять нормативные и иные акты, издаваемые органами исполнительной власти разрешать конфликты между государственными органами, субъекта­ми Федерации, рассматривать жалобы граждан.

Рассмотрим основные проблемы взаимодействия судебной и законодательной властей.

Органы законодательной власти влияют на суды, создавая для них нормативно-правовую базу, которая охватывает организацию судебной сис­темы и определяет порядок деятельности судьи (процессуальное право). Причем законы принимаются не в отрыве, а в тесной взаимосвязи с проекта­ми и предложениями, исходящими от органов исполнительной, а иногда и судебной власти. Судебная власть не только представляет двум другим ветвям материалы правоприменительной практики, но и «облагораживает» за­конодательную и исполнительную деятельность, постоянно обращая внима­ние на правовые и моральные нормы и конституционные принципы, подле­жащие неуклонному соблюдению [2] . Действующее законодательство носит непоследовательный и противоречивый характер и полно коллизий. Также «моральная» подкладка есть не у каждого закона, и, следовательно, осущест­вление правосудия осложняется в тех случаях, когда закон утрачивает нрав­ственные ориентиры» [3] . Имеются в виду законы, принятые в интересах узких корпоративных кругов.

О некоторой конфронтации законодательной и судебной властей сви­детельствуют попытки вмешательства законодательной власти по изменению статуса, компетенции, отдельных полномочий конституционных и уставных судов в сторону их ослабления. Так, за период деятельности Конституцион­ного Суда РФ в Государственную Думу было внесено около 50 предложений по изменению его компетенции [4] .

Иными словами, авторитет судебной власти в значительной мере зави­сит от того, какие по содержанию законы принимаются законодательной (представительной) властью. Слабый и недостаточный контроль за приняти­ем законов можно было устранить, наделив Конституционный Суд РФ пра­вом проведения предварительной экспертизы законов [5] . Отсутствие подобной экспертизы приводит к различного рода судебным разбирательством на уровне Конституционного Суда, пересмотром по вновь открывшимся обстоя­тельствам решений, принятых на основании неконституционных норматив­ных актов. Всего этого можно было бы избежать.

В повседневной деятельности органов государственной власти важное ме­сто занимает проблема взаимоотношений исполнительной и судебной властей.

Органы исполнительной власти участвуют в формировании судейского корпуса и создают надлежащие условия для деятельности судов и исполне­ния принимаемых ими решений. Наиболее тесно судебные органы взаимо­действуют с исполнительной властью в лице Министерства юстиции РФ. Судебные приставы, входящие в систему Минюста РФ, обеспечивают поря­док в судах и являются судебными исполнителями решений судов; охрану, этапирование и конвоирование в суды лиц, содержащихся под стражей; представление материалов и заключе­ний в связи с жалобами российских граждан в Европейский Суд. Пенитенци­арная система также находится в ведении Минюста РФ [6] .

В заключении отметим следующее. Взаимодействие судебной власти с законодательной и исполнитель­ной властями является несбалансированным.

Учитывая общее кризисное положение российского общества, следует считать естественной ситуацию, когда значительный объем властных полно­мочий концентрируется в руках исполнительной или президентской власти. В ближайшее время, по нашему мнению, пока продолжается социально-экономический кризис, будет продолжаться и концентрация власти в руках Президента РФ. Только по мере улучшения экономического и политического положения о стране возможно более сбалансированное разделение властей, повышение роли парламента, что в итоге должно привести к усилению демо­кратии и соблюдению прав человека.

Для реализации в полном объеме принципа разделения властей необ­ходимо законодательно четко определить место Президента в системе разде­ления властей и наделить законодательные органы полномочиями по контро­лю за исполнением законов.

На наш взгляд, положение ветви судебной власти противоречиво. С одной стороны, это очень сильная власть, так как только она может осуществлять такие ме­ры, которые не вправе предпринимать ни законодательная, ни исполнитель­ная власть. С другой стороны, это сравнительно слабая власть, потому что она не опирается на непосредственную поддержку избирателей, как власть законодательная, хотя в некоторых странах судьи низших судов, народные заседатели могут избираться гражданами.

Только равноправное взаимодействие судебной власти с исполнитель­ной и законодательной гарантирует стабильное развитие России в XXI в.

1. Положение о Министерстве юстиции РФ. Утверждено Указом президента РФ от 2 августа 1999г. //СЗ РФ.2001. №51 Ст.4872.

2. Бородин С.В., Кудрявцев В.Н. О разделении и взаимодействии властей в России // Государство и право. 2002. №5.

3. Гаджиев Г.А. Конституционный принцип самостоятельности судебной власти в РФ // Правосудие. 2003. №1.

4. Карапетян Л.М. Гарантии независимости органа конституционного контроля // Вестник конституционного суда РФ. 1997. №2.

5. Умнова Н.А. Конституционные основы современного российского федерализма. Автореф. дис…доктора юрид.наук. М., 1997.

6. Фоков А.В. Судебная власть в системе разделения властей // Государство и право. 2000. №10.

Поступила в редакцию 10 октября 2007 г.

[1] Фоков А.В. Судебная власть в системе разделения властей // Государство и право.2000. №10. С.53.

[2] Бородин С.В., Кудрявцев В.Н. О разделении и взаимодействии властей в России // Государство и право.2002. №5. С.14.

[3] Гаджиев Г.А. Конституционный принцип самостоятельности судебной власти в РФ// Правосудие. 2003. №1. С.9.

[4] Карапетян Л.М. Гарантии независимости органа конституционного контроля // Вестник конституционного суда РФ.1997. №2. С.65

[5] См.: Умнова Н.А. Конституционные основы современного российского федерализма. Автореф.дис…доктора юрид.наук. М.,1997. С.26.

[6] См.: Положение о Министерстве юстиции РФ. Утв. Указом президента РФ от 2 августа 1999г. //СЗ РФ.2001. №51 Ст.4872.