Жалоба на постановление о возбуждении уголовного дела по ст 158 ук рф

Содержание:

Отказ в возбуждении уголовного дела по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ в связи с наличием признаков административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ, является правомерным, поскольку при существовании между заявителем и нарушителем гражданско-правовых отношений, связанных с поставкой газа, самовольное подключение к газопроводу и использование газа не могут быть признаны уголовно наказуемыми деяниями.

Кассационное определение Калужского областного суда от 02.09.2011 по делу N УК 22-1553/2011

Судебная коллегия по уголовным делам Калужского областного суда в составе:

председательствующего Гусева А.А.,

судей Поспелова А.С. и Кулакова И.А.

при секретаре С.

рассмотрела в судебном заседании материал по кассационной жалобе генерального директора ООО Т. на постановление Сухиничского районного суда Калужской области от 28 июня 2011 года, которым оставлена без удовлетворения жалоба генерального директора ООО на постановление начальника ОУУМ ОВД по району области от 11 мая 2011 года об отказе в возбуждении уголовного дела.

Заслушав доклад судьи Кулакова И.А., мнение прокурора Пучковой Л.Н., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы и полагавшей необходимым оставить постановление суда без изменения, судебная коллегия

установила:

29 апреля 2011 года генеральный директор ООО обратился в ОВД района области с заявлением о возбуждении уголовного дела по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ в отношении А.

Постановлением следователя СО при ОВД по району области от 09 мая 2011 года в отношении А. возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Постановлением заместителя прокурора Бабынинского района Калужской области от 11 мая 2011 года постановление о возбуждении уголовного дела в отношении А. по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ отменено в связи с наличием в его действиях признаков административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.19 КоАП РФ.

Постановлением начальника ОУУМ ОВД по району области от 11 мая 2011 года в возбуждении уголовного дела в отношении А. по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ отказано по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, — за отсутствием состава преступления.

Генеральный директор ООО обратился в Сухиничский районный суд Калужской области с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просил признать постановление начальника ОУУМ ОВД по району области от 11 мая 2011 года незаконным и необоснованным, обязать указанное должностное лицо устранить допущенные нарушения.

Обжалуемым постановлением Сухиничского районного суда Калужской области от 28 июня 2011 года указанная жалоба заявителя оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе генеральный директор ООО Т. просит данное постановление суда отменить, признать постановление начальника ОУУМ ОВД по району области от 11 мая 2011 года незаконным и необоснованным, обязать указанное должностное лицо устранить допущенные нарушения. По мнению заявителя, обжалуемое постановление суда является незаконным и необоснованным, принятым с нарушением норм материального и процессуального права, поскольку вывод должностного лица об отсутствии состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ, не соответствует обстоятельствам дела. Как указано в жалобе, ООО причинен имущественный ущерб в сумме рубль копейки путем совершения кражи газа из газопровода, следовательно, содеянное подлежит квалификации по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит их не подлежащими удовлетворению, а постановление суда законным и обоснованным.

В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

В силу ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи, вынесенное по результатам рассмотрения жалобы, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, содержащим оценку доводов, приведенных заявителем.

Как следует из представленных материалов, жалоба генерального директора ООО рассмотрена судом первой инстанции в полном соответствии с указанными требованиями закона.

Выводы суда о необходимости отказа в удовлетворении жалобы основаны на исследованных в судебном заседании материалах и надлежащим образом мотивированы.

Доводы заявителя о незаконности и необоснованности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении А., аналогичные приводимым им в кассационной жалобе, тщательно проверены судом и обоснованно отвергнуты как несостоятельные по мотивам, указанным в обжалуемом постановлении.

Как обоснованно было указано судом первой инстанции, при принятии решения по делу верно учтено, что между А. и ООО существовали гражданско-правовые отношения, связанные с поставкой газа А., и последующее его самовольное подключение к газопроводу и использование газа не может быть признано уголовно наказуемым деянием, предусмотренным п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Вопреки утверждению, содержащемуся в кассационной жалобе, в данном случае установленная сумма причиненного ущерба для правовой оценки действий А. значения не имеет.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену судебного решения, допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Постановление Сухиничского районного суда Калужской области от 28 июня 2011 года по жалобе генерального директора ООО Т. оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 августа 2013 г. N Ф05-9286/13 по делу N А40-120731/2012 (ключевые темы: страховая сумма — ювелирные изделия — кража — правила страхования — замки)

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 августа 2013 г. N Ф05-9286/13 по делу N А40-120731/2012

14 августа 2013 г.

Дело N А40-120731/12-67-407

Резолютивная часть объявлена 08 августа 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 14 августа 2013 года.

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе председательствующего-судьи Волкова С.В.,

судей Тихоновой В.К., Чучуновой Н.С.

при участии в заседании:

от истца — ООО «Золотая симфония» — не явился, извещен,

от ответчика — ООО Страховая компания «Белокаменная» — Полетаева О.К., доверенность N 009 от 19.01.11 г. на 3 года,

рассмотрев 08 августа 2013 года в судебном заседании кассационную жалобу ООО Страховая компания «Белокаменная» (ответчик)

на решение от 18 марта 2013 года

Арбитражного суда г. Москвы

принятое судьей Назаренковым Д.Е.

на постановление от 06 июня 2013 года

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Бекетовой И.В., Каменецким Д.В., Якутовым Э.В.

по иску ООО «Золотая симфония» (ИНН 7714633192, ОГРН 1067746098045, 107076, г. Москва, ул. Краснобогатырская, д.90, стр.3, ком.307)

к ООО Страховая компания «Белокаменная» (ИНН 7713313489, ОГРН 1027700307360, 107031, г. Москва, пер.Дмитровский, д.4, стр.2)

о взыскании страхового возмещения

Общество с ограниченной ответственностью «Золотая симфония» (далее — ООО «Золотая симфония») обратилось в Арбитражный суд города Москвы к обществу с ограниченной ответственностью Страховая компания «Белокаменная» (далее — ООО СК «Белокаменная») с иском о взыскании страхового возмещения в сумме 3 393 915 руб. 97 коп.

Требование, предъявленное со ссылкой на нормы статей 929 , 937 , 964 Гражданского кодекса Российской Федерации, мотивировано тем, что по наступившему страховому случаю ответчик отказывается выплачивать страховое возмещение.

Решением от 18 марта 2013 года Арбитражный суд города Москвы иск полностью удовлетворил.

Суд первой инстанции счел требования истца законными и подтвержденными представленными доказательствами, и сделал вывод о том, что ответчик необоснованно отказался выплачивать страховое возмещение по наступившему страховому случаю — кража со взломом замка витрины, где находились ювелирные изделия.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06 июня 2013 года решение оставлено без изменения, с поддержанием выводов суда первой инстанции.

Законность вынесенных решения и постановления проверяется в порядке статей 274 , 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по кассационной жалобе ООО СК «Белокаменная», которое полагает, что суды обеих инстанций неправильно применили нормы материального права, выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, просит судебные акты отменить, принять новый судебный акт об отказе в иске.

Заявитель кассационной жалобы указывает на то, что суды обеих инстанций неправильно применили к отношениям сторон норму статьи 937 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующую отношения при обязательном виде страхования, тогда как истец и ответчик заключили договор имущественного страхования в соответствии со статьей 930 Гражданского кодекса Российской Федерации, который относится к добровольному виду страхования.

Заявитель также ссылается на условия пункта 10.1 договора страхования, предусматривающие иные, чем статья 964 Гражданского кодекса Российской Федерации, случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, одним из которых является хищение имущества в результате проникновения в помещение или хранилище без взлома. Таким образом, страховая компания несет ответственность в случае незаконного проникновения в помещение или хранилище (сейфовая комната) в результате грабежа, разбойного нападения или хищения со взломом дверей помещения или хранилища, в связи с чем страхового случая не наступило.

При этом, как полагает заявитель, постановления из уголовного дела, на которые сослались суды обеих инстанций как на доказательство хищения, являются лишь процессуальными документами и сами по себе факт взлома не доказывают, а вступившего в законную силу приговора суда не имеется.

Помимо этого, как полагает заявитель, истец не представил доказательств надлежащего изъятия замка, а акт экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела, не является доказательством взлома, поскольку из него не видно какой именно замок был отправлен на экспертизу, время образования следов воздействия экспертиза не определила.

Заявитель также считает необоснованной взысканную судами сумму страхового возмещения, так как она не подтверждена надлежащими доказательствами, а именно сличительной ведомостью.

Представитель заявителя кассационной жалобы в судебном заседании суда кассационной инстанции поддержал доводы, изложенные в жалобе, просил судебные акты отменить, в иске отказать.

Кассационным судом направлена в адрес ООО «Золотая симфония» копия определения о назначении судебного заседания по рассмотрению кассационной жалобы, однако его представители в суд не явились.

В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации информация о принятии кассационной жалобы к производству, о времени и месте судебного заседания была опубликована на официальном интернет-сайте суда. В деле имеется информация с сайта Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о публикации судебного акта.

С учетом принятых судом мер по надлежащему извещению истца, суд кассационной инстанции, совещаясь на месте, вынес определение о рассмотрении кассационной жалобы в его отсутствие.

Выслушав явившегося представителя заявителя кассационной жалобы, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения норм процессуального и материального права при вынесении решения и постановления, Федеральный арбитражный суд Московского округа не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены обжалуемых судебных актов, в связи со следующим.

Как установили суды обеих инстанций исходя из представленных в материалы дела доказательств, 02 марта 2011 года между ООО СК «Белокаменная» (страховщик) и ООО «Золотая симфония» (страхователь) был заключен договор страхования имущества юридического лица (полис серии ИЮ N 07067/11), сроком действия с 00 часов 00 минут 03 марта 2011 года до 24 часов 00 минут 02 марта 2012 года.

Выгодоприобретателем по данному договору является истец — ООО «Золотая симфония».

В соответствии с пунктом 4 указанного договора территорией страхования является «ювелирный салон Джунаид», находящийся на 1-м этаже ЮЦ «Голден Гросс» по адресу: г. Москва, ул. Верхняя Сыромятническая, дом 2. В рабочее время — торговый зал, сейф (для изделий из серебра), сейфовая комната ООО «Джунаид-Ювелирная компания».

Согласно пунктам 6, 6.1 договора, застрахованными по данному договору являлись ювелирные изделия страховой стоимостью 70 000 000 рублей.

Пунктом 10.2 договора предусмотрено, что при утрате имущества страховое возмещение выплачивается в размере действительной стоимости поврежденного имущества, но не более страховой суммы. Под действительной стоимостью застрахованного имущества в договоре понимается: для товаров изготовляемых страхователем — стоимость затрат на повторное изготовление, включая расходы на покупку сырья и полуфабрикатов и транспортные расходы; для товаров, приобретенных страхователем (Выгодоприобретателем) для последующей продажи — стоимость повторного изготовления или цена приобретения имущества, по типу, качеству и количеству соответствующего застрахованному имуществу в зависимости от того какая из сумм меньше.

Вместе с тем, 19 ноября 2011 года в помещении ООО «Джунаид-Ювелирная компания» произошла кража ювелирных изделий с витрины магазина на общую сумму 3 393 915 руб. 97 копеек.

Стоимость похищенного имущества определена по товарным накладным, то есть исходя из цены приобретения имущества (ювелирных изделий).

23 ноября 2011 года в адрес ответчика было направлено письменное заявление о наступлении страхового случая, а также все необходимые документы, подтверждающие сумму ущерба, и документы, подтверждающие утерю ювелирных изделий.

20 марта 2012 года в адрес ответчика было направлено письмо о выплате страхового возмещения.

Однако, 20 апреля 2012 года, истцу по факсу от ООО Страховая компания «Белокаменная» поступило письмо от 28 марта 2012 года об отказе в страховой выплате со ссылкой на то, что событие не обладает признаками страхового случая, предусмотренного пунктом 10.1 Договора страхования ИЮ N 07067/11 от 02 марта 2011 года.

Указанные обстоятельства явились основанием для обращения истца в суд

Суды обеих инстанций, рассмотрев заявленное требование, на основании полного и всестороннего исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств и имеющих значение обстоятельств, правильного применения норм материального и процессуального права, сделали законные и обоснованные выводы о правомерности предъявленного требования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 927 Гражданского кодекса Российской Федерации, страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином, юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

В силу пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В соответствии с пунктами 1 , 2 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

Вместе с тем, статьи 961 , 963 , 964 Гражданского кодекса Российской Федерации называют обстоятельства, которые при наступившем страховом случае позволяют страховщику отказать в страховой выплате либо освобождают его от страховой выплаты. По общему правилу эти обстоятельства носят чрезвычайный характер или зависят от действий страхователя, способствовавших наступлению страхового случая.

Диспозитивность формулировки статьи 964 Кодекса, непосредственно посвященной основаниям освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, позволяет сделать вывод, что такие основания сторонами в договоре могут быть предусмотрены. Исходя из принципа свободы волеизъявления при заключении договора это означает право сторон на установление в договоре иных, кроме предусмотренных законом, оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

Аналогичное толкование норм права содержится в постановлении Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 4561/08.

Между тем, согласно статье 9 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 г. N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления.

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Экономической целью выплаты страховщиком страхового возмещения собственнику застрахованного имущества является возмещение убытков, возникших в результате гибели или повреждения данного имущества.

Согласно статье 942 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страховой случай).

В договоре страхования стороны обязаны определить, что является страховым случаем и какие события не относятся к страховому случаю.

Вместе с тем, под событием, на случай наступления которого осуществляется страхование, следует понимать причинение вреда в результате воздействия опасности, от которой производится страхование. Таким образом, следует учитывать, что юридически значимым для страхования является сложный состав: 1) опасность, от которой производится страхование; 2) факт причинения вреда (убытков); 3) причинная связь между ними, и только при наличии всего этого состава возникает обязанность страховщика платить.

Обязанность произвести выплату страхового возмещения возникает у страховщика при наступлении события, предусмотренного договором.

При этом, участники договора страхования могут любое возможное событие (обладающее признаками вероятности и случайности) определить в качестве страхового случая.

В том случае, если страхователь и страховщик договорились, что страховым случаем является не просто тайное хищение имущества, а кража, совершенная путем взлома, это обязывает истца представить определенные доказательства кражи со взломом, подтвержденные органами внутренних дел.

В тоже время, возможность взыскания со страховой компании страхового возмещения обусловлена наличием квалифицирующего признака при совершении кражи — взлома.

Отказав в выплате страхового возмещения, ответчик ссылался на пункт 10.1 договора страхования, в котором согласованы виды убытков, которые страхование не покрывает, а именно убытки, возникшие в результате хищения с проникновением в помещение или хранилище без взлома или хищения без угрозы применения силы против лиц и имущества.

Однако, как установили суды обеих инстанций, в соответствии с письменным заявлением представителя истца от 20 ноября 2011 года, зарегистрированного в ОВД по Таганскому району за N 27108 по факту хищения ювелирных изделий 19 ноября 2011 года из помещения магазина, 23 ноября 2011 года следователем СО при ОВД по Таганскому району г.Москвы старшим лейтенантом юстиции Медведевым В.И. было рассмотрено указанное сообщение о преступлении, зарегистрированного в КУС за N 27108 от 20.11.2011, и на основании ст. ст.140, 146(147) и ч.1 ст. 156 УПК РФ по факту тайного хищения ювелирных изделий 19.11.2011 неустановленным лицом в помещении ювелирного магазина компании ООО «Золотая Симфония», расположенного по адресу: г.Москва. ул. Верхняя Сыромятническая. д.2, возбуждено постановлением от 23 ноября 2011 года уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (л.д.44-45 т.1).

Установив по уголовному делу факт хищения ювелирных изделий с причинением ООО «Золотая Симфония» вреда имуществу на общую сумму 3 394 915 руб. в особо крупном размере, постановлением от 01 декабря 2011 года следователем СО при ОВД по Таганскому району г.Москвы Поповым А.А. ООО «Золотая Симфония» в лице Жаворонковой И.С. признано потерпевшим по уголовному делу N 369418 (л.д.46 т.1).

Более того, как установили суды обеих инстанций, в рамках расследования по уголовному делу N 369418 проведена трассологическая экспертиза, в соответствии с выводами которой «замок, поступивший на экспертизу, не исправен — нарушена целостность цилиндрового механизма замка, в результате чего возможно перемещения ригеля посторонним предметом. На поверхности замка имеются следы воздействия постороннего предмета. Определить, орудием какого вида (типа) оставлены следы на замке не предоставляется возможным» (л.д. 53 т.1).

Постановлением следственного органа от 23 февраля 2012 года приостановлено предварительное следствие.

Доводы кассационной жалобы о недоказанности наступления страхового случая, а именно кражи со взломом и отсутствии информации о наличии следов взлома не могут быть приняты, поскольку обстоятельство проникновения неустановленного лица в помещение ювелирного магазина и тайное похищение ювелирных изделий зафиксировано правоохранительными органами.

В данном случае суды обеих инстанций сделали обоснованный вывод о том, что произошедшее событие обладает определенными договором страхования признаками страхового случая, факт тайного хищения имущества подтвержден правоохранительными органам, возбудившими уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная в особо крупном размере).

При этом, проникновение является незаконным, если осуществлено виновным лицом, не имеющим на это никакого права и вопреки установленному запрету.

Проникновением в помещение или иное хранилище должно признаваться не только физическое вторжение виновного, но и извлечение из них имущества с помощью различных приспособлений и орудий. Следы взлома могут быть образованы специально изготовленными или приспособленными для взлома орудиями. Следы, образованные орудиями взлома и инструментами, отображают признаки их контактных поверхностей.

Таким образом, суды обеих инстанций сделали правильные выводы о наступлении страхового случая, поскольку хищение произошло именно со взломом замка витрины, где находились ювелирные изделия, и у суда не имелось оснований не доверять представленным в материалах дела доказательствам уголовного дела, в том числе результатам экспертизы.

Довод кассационной жалобы о том, что документы уголовного дела сами по себе не доказывают факт взлома, являясь только процессуальными документами, несостоятелен.

В соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в данном случае, определяя обстоятельства совершения кражи, являющейся согласно действующему законодательству преступлением, суды правильно приняли в качестве средств доказывания в первую очередь материалы возбужденного в установленном порядке следственными органами уголовного дела.

Актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием ( ст. 146 УПК РФ). Постановление о возбуждении уголовного дела выносится, когда следователь (дознаватель и др.) располагает одним из предусмотренных статьей 140 УПК РФ поводом и фактическим основанием для возбуждения уголовного дела.

При этом, в силу пунктов 10.4.4 (подпункт и), 11.1 Правил страхования имущества юридических лиц, являющихся приложением к договору страхования, при требовании выплаты страхового возмещения страхователь (выгодоприобретатель) должен представить страховщику документы от компетентных органов, подтверждающих факт наступления страхового случая и размер причиненного убытка, сообщения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела органами МВД.

Между тем, условия договора страхования не предусматривают, что факт кражи со взломом должен быть подтвержден только приговором суда.

Доводы кассационной жалобы о недоказанности размера убытков также подлежат отклонению как несостоятельные.

В силу части 1 статьи 64 и статей 71 , 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств, при оценке которых он руководствуется правилами статей 67 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об относимости и допустимости доказательств.

Размер убытков устанавливается судом на основании исследования и оценки представленных истцом (страхователем) относимых и допустимых доказательств, так как в силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на истце в данном случае лежит бремя доказывания размера убытков в результате наступления страхового случая.

Суды обеих инстанций установили размер убытков на основании представленных в материалы дела доказательств, в том числе сличительной ведомости результатов инвентаризации товарно-материальных ценностей, товарных накладных.

При этом, 01 декабря 2011 года постановлением следователя СО ОМВД России по Таганскому району г.Москвы Медведевым В.И. было вынесено постановление об уточнении суммы причиненного имущественного вреда ООО «Золотая симфония» на основании проведенной инвентаризации в сумме 3 394 915 руб. (л.д. 50 т.1).

Доводы кассационной жалобы внимательно и подробно изучены судом кассационной инстанции, однако не могут быть приняты, поскольку не опровергают выводов судов и подлежат отклонению как несостоятельные, направленные на переоценку имеющихся в деле доказательств и установленных судами обеих инстанций обстоятельств, что недопустимо в суде кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Иная оценка заявителем жалобы установленных судами фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной судом при рассмотрении дела судебной ошибки.

Учитывая изложенное, поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного и всестороннего исследования доказательств, нарушений норм процессуального и материального права судами обеих инстанций не допущено, у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные ст.288 АПК РФ основания для их отмены.

Руководствуясь ст. ст. 274 , 284 , 286 , п. 1 ч.1 ст.287 , ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

Решение Арбитражного суда города Москвы от 18 марта 2013 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06 июня 2013 года по делу N А40-120731/12-67-407 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

«TRUNOV, AYVAR & PARTNERS»

International Law Firm

Est. in 2001

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

Обжалование постановления о возбуждении уголовного дела

В Басманный районный суд г. Москвы

г. Москва, ул. Каланчевская, д. 11

от адвоката коллегии

Трунова Игоря Леонидовича,

(действующего в интересах подозреваемого – Криваша Николая Андроновича)

Должностное лицо, чьи действия обжалуются: старший следователь по особо важным делам при Председателе Следственного комитета России

полковник юстиции Степанов С.С.

ЖАЛОБА

(в порядке ст. 125 УПК РФ)

12.04.2017 старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Российской Федерации полковником юстиции Степановым С.С. возбуждено уголовное дело № 11702007706000061 в отношении Маркелова Л.И. по ч. 6 ст. 290 УК РФ, в отношении депутата Государственного Собрания Республики Марий Эл Криваша Н.А. по ч. 5 ст. 291 УК РФ, в отношении Кожановой Н.И. и неустановленных лиц по ч. 4 ст. 291.1УК РФ.

С принятым следователем решением о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 не согласен, считаю данное решение незаконным (необоснованным) и подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Часть 2 данной статьи УПК РФ устанавливает, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

По настоящему уголовному делу достаточных оснований для его возбуждения у следователя не имелось.

Согласно ч. 1 ст. 7 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 этой же статьи УПК РФ, суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта УПК РФ, принимает решение в соответствии с УПК РФ.

Часть 3 ст. 7 УПК РФ, предусматривает, что нарушение норм настоящего УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваша Н.А. не усматривается признаков преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ.

Так, денежные средства, Кривашом Н.А. лично или через посредников Маркелову Л.И. никогда не передавались. Участие в программе по получению ООО «Птицефабрика «Акашевская» средств государственной поддержки по линии Министерств сельского хозяйства РФ и РМЭ, осуществлялось на общих основаниях, в строгом соответствии со всеми требованиями и в строгом соответствии всем критериям, предъявляемым к субъектам – получателям целевых средств государственной поддержки для сельскохозяйственных предприятий.Данные субсидии предназначались на погашение процентов по договорам займа между ОАО «Россельхозбанк» и ООО «Птицефабрика «Акашевская».

Кроме того, считаю, что в действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская», моего подзащитного – Криваша Н.А., отсутствуют необходимые признаки состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ, а имеют место обычные хозяйственные гражданско-правовые отношения, между субъектами хозяйственной деятельности – ООО «Птицефабрика «Акашевская» и ООО «Тепличное» и по факту выявленных в ходе доследственной проверки фактических обстоятельств произошедшего, следователю, по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ следовало принять по материалу проверки решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Более того, из пояснений сотрудников следственных органов неоднократно звучало, что основной целью обыска является поиск денежных средств и иных материальных ценностей, вне зависимости от их принадлежности Кривашу Н.А. Обыск, который должен производиться с целью отыскания предметов и ценностей, которые могут иметь значение для дела, превратился в незаконное отобрание материальных средств у лиц, которые ни к Кривашу Н.А., ни к возбужденному в отношении Маркелова Л.И. уголовного дела, никакого отношения не имеют.

Также необходимо отметить, что согласно фабуле обвинения, по версии следствия Криваш Н.А., якобы, передал Маркелову Л.И. денежные средства за общее покровительство путем приобретения бездокументарных акций ОАО «Тепличное». Денежные средства в размере 235 275 000 руб. были зачислены на расчетный счет данного общества. Передача наличных денежных средств или иных материальных ценностей между фигурантами не предполагалась (об этом утверждает обвинение в постановлении о возбуждении уголовного дела и в постановлении о предъявлении Маркелову Л.И. обвинения).

Данные обстоятельства свидетельствуют об очевидности незаконности и отсутствия каких-либо законных оснований для возбуждения уголовного дела.

Таким образом, защита считает, что у следователя Степанова С.С. отсутствовали какие-либо правовые основания и достаточные данные для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела в отношении Криваша Н.А., следовательно, обжалуемое защитой Постановление незаконно.

Защита полагает, что возбуждение уголовного дела в отношении Криваша Н.А. и желание отыскать денежные средства, полученные Кривашем Н.А. от гражданско-правовой сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская», чему свидетельствуют обыски, проведенные следственным органом в жилище лиц (бывшей жены и дочери, проживающей самостоятельной семьей с мужем и ребенком), является ничем иным, как рейдерским захватом со стороны правоохранительных органов с целью изъятия законно полученных от гражданско-правовой следки, заключенной с ООО «Агроактив».

При этом следует обратить внимание, что деньги, полученные от сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская» к сделке по приобретению акций ОАО «Тепличное», никакого отношения не имеют. Согласно предъявленному Маркелову Л.И. обвинению и постановлению о возбуждении уголовного дела, Криваш Н.А. произвел расчет по договору о приобретении бездокументарных акций ОАО «Тепличное» до 25.02.2015 года. Гражданско-правовая сделка никем не оспорена, не признана ничтожной, мнимой или недействительной.

Деньги, же вырученные Кривашем Н.А. от продажи долей в уставном капитале общества ООО «Птицефабрика Акашевская», получены не ранее октября 2016 года, никакого отношения с договору по проибретению акций ОАО «Тепличное» не имеют, не могли быть предметом отыскания при производстве обысков в рамках уголовного дела №11702007706000061, что лишний раз подтверждает незаконность возбуждения уголовного дела.

Даже если бы в жилых помещениях, где производился обыск и были бы обнаружены деньги или иные материальные ценности, они не подлежали изъятию, поскольку они не имели никакого отношения к уголовному делу в рамках расследования которого проводились обыски.

Кроме того, мой подзащитный – подозреваемый по уголовному делу генеральный директор ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваш Николай Андронович, с 2014 года и вплоть до 2019 года является депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – Государственного Собрания Республики Марий Эл, и в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 447 УПК РФ, относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовному делу, то есть в уголовно-правовом смысле, мой подзащитный – Криваш Н.А., является специальным субъектом.

Согласно п. 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела, либо о привлечении в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается: в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ.

Таким образом, лицом, в соответствии со ст. 448 УПК РФ наделенным по закону правом возбуждения уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., является руководитель Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Марий Эл.

Данные обстоятельства не были приняты во внимание следователем Степановым С.С. при принятии решения по материалу проверки и, в нарушении положений ст.ст. 144-145 УПК РФ, им незаконно (необоснованно) принято решение о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Признать постановление о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017, вынесенное старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета РФ полковник юстиции Степанова С.С., незаконным (необоснованным).

2. Обязать руководителя следственного органа – Председателя Следственного комитета Российской Федерации генерала юстиции Бастрыкина А.И., отменить незаконное (необоснованное) постановление от 12.04.2017 о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 в отношении Криваша Николая Андроновича.

В ходе подготовки к рассмотрению настоящей жалобы, прошу суд истребовать из следственного органа – Следственного комитета РФ копию постановления о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017 (которой сторона защиты Криваша Н.А. до настоящего времени не обладает), а также документы из материалов уголовного дела № 11702007706000061, обосновывающие как возбуждение уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., так и обосновывающие возбуждение уголовного дела № 11702007706000061 должностным лицом из центрального аппарата Следственного комитета РФ.

Жалоба на постановление о возбуждении уголовного дела по ст 158 ук рф

Случай имел место в январе 2015 в п. Красной Поляне (г. Сочи).

Мой подзащитный нашел возле своего автомобиля, расположенного на платной парковке, две пары лыж. Не найдя собственника лыж, решил взять их и доставить позже в отдел полиции.

Однако две пары лыж в багажник не помещались, поэтому он взял одну пару и положил в багажник своего автомобиля. Через 4 дня направился в ОП (пгт. Красная Поляна) УВД по г. Сочи, чтобы сдать лыжи.

Однако по дороге он был задержан сотрудниками ДПС и был доставлен в ОП (пгт. Красная Поляна) УВД по г. Сочи. Умысла на хищение указанных лыж у него не было, а он всего лишь хотел сдать их в отдел полиции, для дальнейшего возвращения их собственнику. Такое же пояснение имеется в материалах проверки.

Возбуждено уголовное дело по п. в части 2 ч.1 ст. 158 УК РФ, правда в отношении неустановленного лица. Позже в отношении моего клиента избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении (заочно), и в тот же день объявлен в розыск. Так он приобрел статус подозреваемого.

Исходя из выбранной тактики защиты, я обжаловал постановление об избрании меры пресечения и о розыске в порядке ч.1 ст. 125 УПК РФ. Заочно данная мера пресечения избрана быть не может, а поскольку нет статуса «подозреваемый» — в розыск объявлен быть не может. В первой инстанции отказали, а вот апелляция удовлетворила мою жалобу и оба постановления отменила.

Статус моего доверителя стал неопределенным.

Однако это не помешало сотрудникам полиции осуществить задержание и доставление конвоем моего подзащитного из Ростова-на-Дону в Сочи как подозреваемого. Правда пока они ехали, мне удалось «достучаться» до некоторых руководителей следственного отдела и уголовного розыска о персональной ответственности за данные действия, в результате клиента допросили ночью в мое отсутствие в качестве свидетеля и отпустили.

Осознавая, что этим не закончится, я обратился с жалобой в суд на само постановление о возбуждении уголовного дела, как вынесенное в отсутствие достаточных на то оснований и затрагивающее права моего подзащитного. Позиция защиты была в следующем:

Согласно диспозиции ч.1 ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества (кражу) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц, либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. При этом совершение кражи характеризуется умыслом, направленным на завладение имуществом, которым лицо владеет как собственник.

Согласно толковому словарю Ожегова: «владеть — держать в своей власти, подчинять себе». Потерпевший, оставив лыжи возле автомобиля и уехав кататься, не мог ими владеть, они выбыли из его обладания.

По смыслу закона при совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении или под охраной которого оно находится. Если имущество путем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение такой вещью не образует хищения, а неправомерное присвоение найденной или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет гражданскую ответственность, предусмотренную ч.1 ст. 227 ГК РФ.

Согласно ч.1 ст. 227 ГК РФ находка — это обнаружение чужой вещи, которая выбыла из владения собственника помимо его воли.

Закон обязывает нашедшего вещь уведомить об этом собственника либо лицо, потерявшее ее, если они ему известны, либо сообщить о находке в органы полиции или местного самоуправления.

По действующему законодательству лицо, утаившее находку либо не заявившее о ней, не несет никакой юридической ответственности. В таком случае лицо только утрачивает право на вознаграждение в случае, когда владелец вещи обнаружится и потребует ее возвращения.

Опять первая инстанции — отказ, апелляция — обязала отменить незаконное постановление о возбуждении уголовного дела.

Все бы хорошо, но через 9 месяцев — кассационное представление прокурора края. Дело истребовано, передано на рассмотрение президиума. как результат — удовлетворено кассационное представление прокурора края. Ну как не уважить просьбу такого уважаемого человека!

Автор: Адвокат Абдуразаков Геннадий Абдуразакович

Мое мнение: Мягко хочу сказать, что я не совсем согласен с автором публикации, особое удивление вызвали те фразы, которые я выделил жирным шрифтом. Но это мое личное мнение и оно ни на что не претендует.